Валентина Савенко №2

Король Зубаток

12+
Король Зубаток
Работа №1 Тема дуэли: Белая комната
Текст:

Сонни, мой младший брат, с короткой бородой, в шапке, отворил покосившуюся дверь ржавой хижины. Ночное море мирно щекотало берег шелковистой пеной. Сонни включил налобный фонарь и зашел внутрь. Он заметил кого-то внутри. Подозвал нас. Мы с Кишей, самой младшей, подошли и тоже уставились в угол. Ежик.

- Эх, - сказал Сонни.

- Все надеешься? – спросила Киша. – Он не приплывет.

- Киша, напомни правила белой комнаты, - предложил я.

- Еда повсюду. – начала Киша.

- Свет – лучшая маскировка, - сказал Сонни.

- Дом – живой, – завершил я.

Мы затащили тяжелые рюкзаки в хижину и приготовили свежую рыбу на горелке. Ежа угостили тоже.

***

Мы сидели в холле Научного Колокола и страдали от скуки. Киша, которой было двенадцать, в VR-очках лепила белую комнату. Отец пообещал построить эту локацию в реале. Научный Колокол – центральный из двадцати одного строения подводной тюрьмы «Пента-8». И сейчас наш отец, старший врач Феликс Старицкий, вместе с начальником тюрьмы Тимином Лахвердовым, вышли к причалу. Лаборатория и жилой сектор для ученых построили на платформе, над поверхностью воды. Эффект колокола охранял нас от затопления, но любая поломка могла нарушить этот хрупкий баланс. Таблички «не допускать разгерметизации» висели повсеместно.

Вода у причала вскипела белым шаром пузырей, и показалась верхушка проверочного модуля. Ученые жались на платформе. У многих первый контракт подходил к концу, и они все еще надеялись на перевод. Проверка сегодня неурочная, их предупредили за час, и отец очень волновался. Начальник тюрьмы Лахвердов хлопнул его по плечу и сказал что-то ободряющее.

Отец кивнул и рассеянно глянул на нас, своих детей: меня, Марко, пятнадцать лет, Сонни, тринадцать, и Кишу, двенадцать лет. Мы стояли среди генетиков и биотехнологов, прервав игры.

- Им тут не место, - сказал отец вслух.

Лахвердов пожал плечами, нацепил дежурную ухмылку, пока люк проверяющего модуля с шипением отъехал в сторону. В подводной тюрьме не было своих транспортных средств: это условие, удаленность от берега и кессонная болезнь страховали от побегов лучше, чем колючая проволока. Проверяющие вышли: двое в костюмах, мужчина и женщина лет сорока пяти на вид, и семеро сотрудников безопасности. Вооружённые люди удивили отца, а Лахвердов, с той же улыбкой на лице, сказал ему:

- Кажется, мы в дерьме, Старицкий. – и поприветствовал проверяющих:

- Начальник подводной тюрьмы «Пента-8» Тимин Лахвердов… - он протянул руки к проверяющим. Те не ответили.

- Старший врач – биотехнолог Феликс Старицкий, - доложил отец, но на него даже не глянули.

- А как вас зовут? – спросил Лахвердов проверяющих, - И где Петров-Павлов, он обычно…

- Проверяет колокола с заключенными, - сказала женщина,- Рита Зелигман, -, и осмотрелась. – Где ваша лаборатория?

- Хаим, - сдержанно ответил мужчина в костюме.

- А фамилия? – спросил отец.

Лахвердов шикнул на отца и громко сказал:

- Лаборатории подлежат проверке только при красном статусе. – но его самодовольство сразу стерлось с лица, как только Рита показала на своем планшете запрос на проверку с грифом «Госбезопасность». Лахвердов поставил подпись. – Доктор Старицкий проводит вас, - прибавил он.

Рита и Хаим последовали за отцом в стеклянную лабораторию в центре платформы.

- Здравствуйте, - сказал я.

Проверяющие остановились.

- Мальчик, нам некогда, - сказала Рита, но я протянул ей руку, и она нехотя ответила на рукопожатие, - Где твоя мама?

- На дне колокола, - ответил я, и отец коснулся меня.

- Марко, не мешай…

Рита удивленно смотрела на обоих.

- Не смогла ждать, пока перестанут продлевать их с папой контракты, - пояснил я. – Она работала в лаборатории.

- Когда твоим родителям сказали, что с такой работы не уходят, - сказал Хаим, — Это была не фигура речи.

Отец улыбнулся мне и поманил проверяющих с собой.

- Феликс – наш лучший специалист. Хотите посмотреть на операции? – спросил Лахвердов.

– Мы ищем другое. – ответила Рита. – Транспорт.

Я видел, как отец как-то сразу осунулся.

- У нас ни одного побега уже двадцать лет, - сказал Лахвердов.

- У вас лучшие условия для исследований, каких нет на суше, - сказала Рита. – Однако же мы имеем три случая в течение месяца.

- Побег ученых? – спросил Лахвердов.

Я переглянулся с Сонни и Кишей. Мы никогда не были на поверхности, слово «побег» было здесь под запретом. Рита и Хаим прошли мимо, словно нас и не было, подошли к лаборатории, и отец даже не оглянулся на нас.

- Ты обещал нам белую комнату! – крикнул я, когда отец, Лахвердов и проверяющие зашли в приемный отсек лаборатории, и гермодверь за ними закрылась.

В приемном отсеке их обрабатывали излучением,и мы не видели ничего несколько минут. Лаборатория, стеклянный колокол внутри колокола, вмещала операционные, сектор испытаний и хранилище. Проверяющие, отец и начальник тюрьмы зашли в лабораторию, и мы, как и сотрудники безопасности с лазерными пистолетами и остальные ученые в холле, прилипли к стеклу. Киша шмыгнула носом.

– Волноваться нечего. – сказал я неуверенно.

Я включил в очках режим интерпретации речи, чтобы подслушать, о чем они говорят за бронированным стеклом. В стеклянных операционных хирурги пересаживали органы и ткани нескольким заключенным. Рита и Хаим вполуха слушали рассказ Старицкого о трудной работе заключенных в подводных пещерах, добыче руды, о травмах, нападениях глубоководных хищников и имплантации. Они остановились у последней операционной, где заключенному пришили клешнеподобную руку. Хаим вопросительно посмотрел на отца.

Отец что-то объяснял проверяющим. Многие заключенные предпочитали более прочные части тела более красивым. Врачи вывели пациента из наркоза, и он с ужасом глядел, что у него вместо руки – клешня.

- Приступим к хранилищам, - сказала Рита и кивнула отцу.

Отец сложил руки на груди и что-то ей возразил, я не мог видеть его рта из-за спины.

- Мы просто убедимся в этом, - ответила Рита.

Отец что-то сказал, но поймал на себе неодобрительный взгляд Лахвердова и открыл кодом первый отсек хранилища. В глаза им ударил яркий свет, и проверяющие закрыли глаза руками.

- Слишком яркие лампочки, - сказал отец. – Надо попросить поменять.

«Свет – лучшая маскировка», подумал я и посмотрел на Кишу. Она думала о том же.

В лаборатории отец уже открыл соседнюю дверь, затем остальные. Из двенадцати дверей на нас било белым. Отец стоял у двенадцатой двери и сквозь белые лучи пытался разглядеть остальных.

- Выключите свет! – крикнула Рита.

Отец отошел к панели управления хранилищем под прицелом взглядов. Здесь, за стеклянной стеной на него взирали ученые, сотрудники безопасности и мы. А в лаборатории, на него косились врачи из операционных, начальник тюрьмы Лахвердов и проверяющие. Он обратился к управляющему ИИ. Но разговор проходил мысленно, и я не знал, что отец задумал. Свет в хранилище погас.

- Он снял маскировку, - шепнула Киша.

Несколько секунд никто не мог открыть глаз. Но потом сквозь сощуренные веки я увидел Хаима, вышедшего из хранилища. Хаим вытянул руки в перчатках и щупал комбинезон: все перепачкано в голубой крови. Хаим посмотрел на отца, и тот сложил руки снова. «Что происходит?», думал я и читал то же в глазах брата и сестры.

Рита поспешно отдавала приказания. Врачи, ученые и сотрудники безопасности зашли в лабораторию и таскали тележки с найденными частями. Через несколько невыносимых минут они собрали все клонированные куски посреди лаборатории. Когда они собрали все в нужном порядке, то огромное существо с мощными челюстями стало принимать знакомые очертания.

- И что это? – спросила Рита у отца.

Отец обернулся к нам и ответил:

- Король Зубаток. Мой био-проект.

- Транспортное средство. Для побега, конечно же- сказала Рита. – Неблагодарные.

Она дала знак своим людям:

- Забирайте.

— Вы его не заберете, - ответил отец.

Хаим подошел к отцу и уставился взглядом хищника.

- Зубатки очень живучие, - сказал отец. - Кроме того, он усилен генами...

Дальше я не расслышал, что он сказал, но было очевидно, что отец тянет время.

— Вы не в той позиции, чтобы нам угрожать? – сказал Хаим.

- Приготовьте ваш клон для транспортировки, - сказала Рита и сверлила злобными глазами отца. Она не привыкла к сопротивлению.

- Делай, что говорят, - процедил Лахвердов.

Отец пожал плечами и подошел к частям клона и попросил остальных зайти за перегородку. Мы так и стояли за стеклянной стеной лаборатории. Отец послал мысленное сообщение нам: «Найдите белую комнату. Помните правила». Вслух произнес:

- Модули оживления, начать сращивание.

Рита и Хаим непонимающе смотрели на происходящее. Рита что-то спросила у Лахвердова, но тот сам не понимал. Я же переглядывался с братом и сестрой. «Это что, побег?». Отцу приказали приготовить части рыбы для транспортировки, а он их соединяет.

С потолка лаборатории устремились хирургические манипуляторы, которые обработали срезы клона био-клеем, соединили части тела рыбы меж собой и заклеили чешуйчатую кожу: все за несколько секунд. Проверяющие вылезли из-за перегородки. Рита приказала сотрудникам безопасности приготовиться. Но никто не смел подходить к огромной рыбе длиной двадцать метров и высотой не меньше двух. Отец вел реанимационный комплекс по потолочным рельсам прямо к сердцу и страшной трехметровой голове рыбины. Он приложил чипы к голове рыбы, а дефибриллятор прилепил к области сердца. Я послал ему сообщение на нейротелефон: «А как же ты, пап?». Он не ответил мне и сказал ИИ:

- Начать реанимацию.

Хаим бросился к отцу. Ток ударил по нервной системе рыбы, и в лаборатории скакнуло напряжение. Когда свет снова щелкнул и загорелся, рыба ожила. Огромная синяя зубатка, с торчащими механическими частями, вращала злыми желтыми глазами вокруг и клацала исполинской челюстью. Мощный хвост заерзал из стороны в сторону, и Хаим и отец едва успели отскочить.

Рита что-то шипела. Сотрудники безопасности жались по углам, а ученые и вовсе бросились наружу. Гермодверь медленно открывалась

- Усыпите его, - приказала Рита отцу.

Отец же пошел к выходу, чтобы поманить рыбу. Рыба почуяла близость воды и поползла вслед за отцом. Пол под нами дрожал.

- Усыпите рыбу! – крикнул Лахвердов врачам, из операционных, но те замерли как статуи.

- Если вы хоть пальцем его тронете, вам конец, - сказал им отец. Гермодверь отворилась, и началось бегство.

Лахвердов бросился в операционную и схватил за шиворот молодого лаборанта, разбив ему нос. – Усыпите рыбу!

Лаборант добежал до управляющего модуля и спешно вызвал анестезирующий модуль. Манипулятор с иглой направился к боку рыбы, та открыла огромные челюсти и схватила манипулятор, прокусив его за раз. Врачи бросились из операционных наружу.

- Всем стоять! – кричал Хаим и дал знак сотрудникам безопасности, чтобы взяли на мушку врачей и рыбу.

Рыба с трудом протиснулась в проем лаборатории, шелестя чешуей, и поползла к причалу.

- Дом живой! – крикнула Киша, и мы помчались к рыбе.

Рыба добралась до причала и вдруг легла, открыв зубастый рот. Она ждала, как хищник ждет жертву. Сотрудники безопасности медленно подходили к чудищу, держа его на прицеле, а рыба шевелила метровыми жабрами. Мы подобрались к рыбе и заглянули в ее пасть. Раздались выстрелы, мы закричали от страха, а затем Киша поманила нас в рот рыбы.

На платформе шла борьба между проверяющими, отцом и Лахвердовым. Хаим прицелился пистолетом в рыбу, и Лахвердов набросился на него. Остальные смотрели на потолок колокола, и мы вслед за ними глядели через стеклянный потолок белой комнаты, что происходит там наверху. Раздался страшный лязг и треск.

- Что это? – спросил Сонни.

- Это разгерметизация, - ответил я. – Знаешь, как она выглядит?

Сонни закрыл уши от лязга. Он бросился прочь, а я схватил его за руку и потащил в пасть. Лахвердов крикнул:

- Не стрелять! Идиоты!

Послышался отдаленный треск и лязг. Мы очутились внутри рыбы, по бокам прохода дрожали жабры. Торчали куски пластика и металла. Все обрастало мясом. По верхней стенке шли провода: биоэлектричество. Темно и липко.

- Ищем белую комнату! – крикнула Киша, и тут ее потащило что-то из жаберного отверстия. Я бил по рукам ногой, но Хаим крепко сжимал ее шею, и Киша хрипела. Рыба захлопнула рот и забилась дугой. Нас швыряло и толкало внутрь склизкой глотки чудища. Рыба придавила Хаима, и он отпустил Кишу. Мы ползли дальше. Надо найти укрытие до того, как рыба отплывет. Стенки внутреннего прохода зарастали мясом, но под мышцами прятались стены. Мы увидели несколько зарастающих дверей, отковыривали их прямо руками, но внутри находили только провода и механизмы. И последняя дверь казалась такой же. Киша, самая худая, влезла в сужающийся проход первая и крикнула:

- Белая комната!

Я пролез по плечи, но дальше не мог. Я кусал мясо рыбы, а Киша искала в комнате инструменты. Она нашла нож и прорезала проход для меня и Сонни. Мы втиснулись в белую комнату, и нас швырнуло на потолок: рыба сползла в воду. На боках рыбы были иллюминаторы, которые выглядывали прямо из ее кожи, и мы выглянули посмотреть, что там с отцом. Темнота.

Рыба нырнула вниз, под колокол, и вынырнула через понтоны в океан. Вода взметнулась огромным столбом вверх и выкинула колокол к поверхности, с семидесятиметровой глубины. Мы потеряли сознание.

***

Кессонная болезнь свалила нас на несколько дней, и мы лежали с кислородными масками. Когда мы пришли себя, то управляющий рыбой ИИ включил инструкции отца и его последнее сообщение. «Увидимся дома».

- Ничего нет лучше зубатки на обед, - сказал ИИ голосом отца.

«Еда повсюду» - второе правило белой комнаты. Мы ели куски рыбы, которые нарастали на оборудовании и жилом секторе. Обсуждали последнее сообщение отца и проводили дни за привычными занятиями: читали, упражнялись в борьбе и фехтовании. Мы смотрели в окна на потолке и иллюминаторы по бокам на морские ландшафты: айсберги и коралловые рифы, водоросли, скалы и синюю бездну.

Через два месяца Король Зубаток выбросился на песчаный пляж. Мы пробирались наружу, неловко ступая по твердой земле, спотыкаясь и падая. Поначалу мы чуть не ослепли от солнца и жались от ветра. Стало радостно и страшно.

- Ну, и где дом? – спросил Сонни.

- Кажется, здесь, - сказала Киша и указала на рыбу. – Дом – живой.

Короля Зубаток нашли местные жители, которые говорили на непривычном нам языке. Мясо рыбы съели, скелет забрали ученые. Белую комнату оставили на берегу. Когда мы выросли, то часто приезжали в этот маленький домик с иллюминаторами и стеклянным потолком. 

Другие работы:
+11
00:00
580
Комментарий удален
10:50
+1
Написано, пожалуй, на равных с остальными рассказами. Тоже хорошо и тоже не без ошибок. Где-то такой явный, бросающийся в глаза повтор. Где-то неправильно составлена фраза. Где-то невнятно из-за неправильного порядка предложений. Например, в самом начале можно понять, что Сонни был внутри. Ну и запятые, как обычно. Как у всех. Можно подумать, что грамотно писать не умеет никто.
Зато здесь отлично завёрнут сюжет. Точнее, его начало. Очень многообещающая завязка — подводная тюрьма, таинственная лаборатория. Я боялся, что концовка разочарует. И не зря. То, что произошло после, больше похоже на фантасмагорию. Не хватает чёткости и продуманности идеи, как вначале.
Плохо, когда многообещающий рассказ разочаровывает. Хотя хороший.
Рассказ не плохой, местами интересный. Но лично мне не хватило перчинки, особенно ближе к концу. Отец детей погиб? Странно, что в конце рассказа никого, в том числе и учёных, не удивила комната, находящаяся внутри рыбы. Рыбу съели, скелет забрали, а тем, что внутри не заинтересовались. В целом — здесь и научная фантастика, и белая комната есть. Тема раскрыта.
13:39
+2
мне очень понравился сеттинг, такой немного жюль-верновский, но осовремененный. хорошие сцены драк и прочего экшена. неплохо получились персонажи (не могу сказать, что прямо очень яркие, но не картон). ну и в целом нормально все, чувствуется, что автор не новичок. есть несогласования падежей и времен глаголов, есть неудачные конструкции, но автор, думаю, и сам все увидит, если перечитает свежим взглядом.
но вот с сюжетом много вопросиков. во-первых, лично я не поняла, что там с их матерью и почему детей держали в таком мрачном месте. ну и в целом не сложилась картинка: чем занимался отец, почему он не мог уехать, что не понравилось комиссии, какую роль играл лахведров. немного все намешано, а конец оборван
с комнатой такое чувство, что ее добавили уже в последний момент.

в целом ощущение, что это должен быть не рассказ, а повесть. А может и серия романов «Дети доктора Старицкого».
12:54
я подумала и вернулась с ГОЛОСОМ сюда.
14:30
+3
Мне было интересно. Постепенно выстраивался мир и да, пусть оставались вопросы, почему ученые на правах заключённых, почему детей не выпускали на свободу, эта связка «рыба-транспорт», которую еще и именуют клоном — эти непонятки у меня спокойно складывались на краю восприятия, потому что мне было очень интересно, автору плюс за то, что сумел заинтриговать))))
с момента событий в лаборатории что-то в стиле сменилось: динамика замедлилась, действия героев перестали для меня быть связанными, словно из-под общего воздушного купола персонажи попали каждый в свой «пузырёк». почему-то у меня перестали складываться действия, какой-то клей из текста пропал. Простите, не могу объяснить более внятно… ну словно начало Жюль Верн писал, а продолжил пусть и опытный, но — начпис. Это совершенно моё личное читательское ощущение.
То, как дети барахтались в рыбе-транспорте, меня прям выбило своей необычностью. Опять же, по личным ощущениям: как представлю, как детишки барахтаются среди мяса и проводов — бррррр.
Отмечу, что фантастика тут присутствует, белая комната наличествует — тут зачёт и плюс)))
Пойду дальше почитаю.
23:21 (отредактировано)
Хоспади!
Что это я прочитал?
Хотел бросить еще в середине. Зря не бросил.
Больше всего мне понравился конец, который можно обозначить совершенно нестандартным предложением: «И жили они долго и счастливо».
О чем это все? Какая-то подводная тюрьма! Зачем?
А сколько стоит ее строительство и содержание?!
Какой-то побег… Кого? Кто заключенные и за что?!
Когда мы выросли, то часто приезжали в этот маленький домик

А что, беглецов не разыскивали? Зачем тогда вообще нужна была эта тюрьма?
Господи! Да это вообще чистейший алогичный сумбурный бред!!!
Неужели авторам вообще пофиг, о чем писать?
Однозначный и жирный минус!
Привет всем надеждам на фантастику…
09:50
Я тоже пыталась понять, почему их не настигли. Но видимо, поскольку они высадились в чужой стране, побег из Северной Кореи удался.
Так они же не заключенные, а дети сотрудников тюрьмы, как я поняла. Может, поэтому и не искали)
10:24
После фразы про маму и «с такой работы не уходят» я подумала, что это ну очень тоталитарное государство.
Все возможно. Подождём, когда автор нам пояснит, о чём речь в рассказе.
05:50
+1
Это настолько своеобразно, что работает в обе стороны — и в плюс, и в минус. Если читать, как фантастическую историю, получаем картонных героев, детей доктора Моро, стрелялки и… жили они долго и счастливо. Но… здесь какая-то не та эстетика. Это ж панк. Какой-то рыбо-панк)) Есть общество, есть протест против общества, есть его защитник-охранники, есть борцы с ним, ну пусть на этапе непослушания. Это замечательный сюжет для третьего сезона Любовь. Смерть. Роботы. Там мультипликаторы дорисуют все что автор не сказал. И вот в этом плане, я могу принять данный текст.
Плюсы: хорошая композиционная идея, которая вырастает из темы. Читательское внимание держит поиск комнаты. Сам монстр оригинален до умопомрачения — зубатка))) ну да. Но и традиционен. Иона в чреве кита. Просто Библейские корни. Это прямо улыбку вызывает.
Минусы. Обилие нераскрытых персов. Три ребенка: Сонни не работает никак, да и девочка --статист. Вообще ни у одного героя нет живых черт, они лишь двигают авторскую задумку.
В рассказе не хватает мира. Пента 8. Значит, есть 1-7, а может и с 9- 100500. Что за тюрьма? Жалеть ли зеков? Или они пострадали за правое дело. Литчасть мне не нравится. Сухая, бедная. не то что я витиеватости здесь хочу, но даже ритм повествования здесь дёрганный. Текст надо пригладить.
11:14 (отредактировано)
Я сначала подумала, что ежа съедят…

Мне понравился сеттинг и тема отца, который готовит побег для своих детей. В целом интересная фабула и то, что все начинается с выросших героев, которые возвращаются к Королю Зубаток. Это все очень хорошо.

Но я согласна с оратором выше: в тексте нет «клея». Пришлось перечитать некоторые куски, чтобы понять законы этого антиутопичного мира. Кроме того, происходит куча событий, и непонятно, как они между собой согласуются.

Вот яркий пример:

" — Проверяет колокола с заключенными, — сказала женщина,- Рита Зелигман, -, и осмотрелась. – Где ваша лаборатория?

— Хаим, — сдержанно ответил мужчина в костюме."


Простите, это напомнило древний мем про женщину в кандибобере)))

Когда начинается сам побег, хирургические манипуляторы за несколько секунд сращивают разрозненные части рыбы, отец успевает запустить ей сердце и мозг. Проверяющие, уже зная, что имеют дело с саботажем и побегом, слушаются Старицкого и прячутся за перегородкой, а потом еще требуют: «Усыпите его». Ведь очевидно же, что он послушается. Сотрудники безопасности изначально кукуют за бронированным куполом и никто даже не думает выстрелить в человека, который на их глазах реанимирует огромную рыбину.

Наконец, в тексте есть просто неряшливые фразы:

«Отец сложил руки на груди и что-то ей возразил, я не мог видеть его рта из-за спины».


Все вышеперечисленное не дает наслаждаться рассказом, у которого неплохая задумка и многообещающий мир.
16:41
К тексту всего два вопроса.
Первый: а зачем в рассказе вообще тюрьма с заключенными, если всё вертится вокруг учёных, запертых на секретной лаборатории? То есть заявленное назначение станции не используется.
Но главная проблема — белая комната. Просто потому что папа такой цвет захотел. Иного обоснования нет (или я не в курсе легенд о белых комнатах с вечной едой).
Финал… смазан. Сильно. Герои, выросшие в недетской обстановке, живут долго и счастливо, а таинственная белая комната никому не нужна.
17:01
+1
История с рыбой понравилась, но мешанина, конечно, знатная. crazyЭто надо вдумчиво перебирать, очищать от шелухи, добавлять деталей и смыслов. И, конечно, всё это требует значительно бОльшего объема. Удачи вам, автор!
11:39
Для меня задумка осталась тайной за семью печатями. Биоинженерия, побег из подходной тюрьмы… Чересчур сумбурно и оборванно. Извиняюсь.
12:47
Мне понравилось. Не было ощущения вторичности, что я это уже сто раз читала. Атмосфера подводной тюрьмы и таинственной лаборатории — выигрышный сеттинг. Не было манипуляций драмой, чувствами. Белая комната есть, элементы НФ на месте. Нестандартно, ярко, смело. ГОЛОС
14:27 (отредактировано)
Здесь есть отличные декорации, не обременённый лишними деталями сюжет и наделённые полновесной мотивацией герои. Есть некоторый флёр социальной фантастики (подводная тюрьма, в которой одинаково страдают как заключённые, так и надзиратели), интересные описания механизмов. Возможно, не хватило какого-то эмоционального перепада: повествование отстранённое, потому что наблюдатель почти до самого конца ни в чём не участвует. С другой стороны, это интересная подача: всё, что мы имеем, описание картинки и обрывки фраз, по которым восстанавливаем всю ситуацию.
Заключение: необычная задумка и неплохое воплощение. Рассказ-эксперимент, ради которого подобные турниры и затеваются.
отворил покосившуюся дверь ржавой хижины.
— Вау, ржавая хижина, покосившаяся дверь хижины? Ну фантастика-чо. Наверное в будущем хижины сваривают из листовой стали.
Белую комнату оставили на берегу. Когда мы выросли, то часто приезжали в этот маленький домик с иллюминаторами и стеклянным потолком.
— в конце рассказа ржавая хижина плавно превращается в что нужно, чем и была.
Ох, сколько же здесь намешано, и подводная тюрьма, и вивисекция, и вкупе бесчеловечные опыты над людьми, и плохой/хороший доктор спасающий свою семью ценой своей жизни. Вот «Белая комната» притянута за притолоку. Белая, потому что зубатка? Их мясо исключительно белое. А если бы доктор быт фанатом сёмги? То была бы розовая комната, но по заданию — белая.
Так о чем бишь, тут говориться?
Если по крупному, то семья самое главное, береги и защищай ее любыми способами.
Конфликта, по сути нет, с кем? С проверяющими? Смешно.
Драматизма, ужаса, нагнетания — нет. Все как-то буднично, без больших эмоциональных всплесков.
В итоге братья — сестры спаслись, выжили, все норм. И что? Да ни что. Приезжают на пикник к заброшенной капсуле. А сами кто, что, где — неизвестно.
А можно было такую вкусную интерпретацию Ионы сделать. Как все уже отметили, начало румяное, серединка с сырцой, а низ не пропекся вовсе.
Плюс.
19:03
Здравствуйте, автор.

Тяжелое начало. Мне, чтобы понять происходящее, пришлось перечитывать местами. И знаете почему? Слишком много персонажей за раз. Нужны ли друзья главному герою? Не может ли он спастись один? Тогда бы ощущался трагизм ситуации, и история воспринималась бы намного легче. Если бы ГГ был один, то тогда вам было бы намного легче описать его внутренний мир, сделать рассказ эмоциональным и поймать читателя на крючок.

Безусловный плюс рассказа — это проработанность мира! Спастись, спрятавшись внутри Короля Зубаток, белая комната, опыты над заключенными, модификация их тел для работ. Свежо! Я читаю и мне хочется узнать этот мир ближе!

А еще, у вас неплохо получается прописывать динамичные сцены, потому что после оживления Короля Зубаток рассказ стал читаться много легче, динамичней и интересней.

И, повторюсь, у вас интересные миры. Полагаю и в других рассказах есть нечто необычное, странное и вместе с тем удивительное!

Желаю успехов!
22:11
Не могу сказать, что прямо всё гладко читалось, но сама идея — этот побег в рыбе, очень впечатлила. За идею плюс.
Ну, я не знаю. Сюжет интересный.
Но написано всё тяжело, не очень интригует. Да и не кажется правдоподобным. Все эти «нейроразговоры», склейка зубатки роботом да и путешествие внутри зубатки, в то время как она заростает мясом tiredне впечатлило.
Нет, размах, безусловно хорош, но что-то не так.
Спасибо
10:59
А мне понравилось. Особенно задумка. И как написано тоже.
11:00
И да — ГОЛОС
Мне рассказ понравился!.. Читал все пять на выходных, выждал время перед тем, как отдать голос, и понял, что только сюжет этого рассказа остался в голове… Неоднозначные, оригинальные идеи всегда мне нравились… Есть над чем подумать… А за нарастающее на стенах филе рыбы — отдельный респект!.. Мой ГОЛОС сюда…
ГОЛОС за фантазию с рыбой. Понравилась фабула, интересно читалось. Есть ощущение своего голоса, своей эстетики.
20:12
Я прямо чувствую, насколько тесно этому рассказу в заданных рамках. Сложно выделять отдельные примеры, но повествование пока ещё не рваное, но уже галопирующее — сюжет рисуется быстрыми мазками, которые держатся вместе только за счет мастерства автора (он умеет, да). Но этого не хватает — пояснения теряются, мир не складывается, его приходится достраивать какими-то архетипами из читательского опыта, но поскольку идея выбрана достаточно оригинальная, этого тоже не хватает. Однако, повествование всё ещё цельное и приводит таки читателя к концовке.
Теперь собственно об идее. Да, мне нравится. К сожалению, оценить созданную учёными рыбу сложно опять же в силу того, что на ее описание ушло не так много знаков, но сама по себе идея крута — использовать для побега такого вот киборга. За это плюсик.
20:44
Перемудрено полностью! Я не понимал что происходит почти до финала. А потом понял, что просто автор не справился с задумкой. Слишком усложнено всё, заверчено. Отец спасает детей с помощью рыбы-монстра с комнатой внутри… Ну ок… И он их спас. В целом, всего введения вообще было не нужно — спасение детей в рыбе уже само по себе яркое начало. А если еще они не знали, что их не скармливают мутанту…
По рассказу много вопросов…
21:47
ГОЛОС сюда. За оригинальность плюс, хоть и есть некие несостыковки, указанные другими коментаторами. Но поскольку это конкурс, а мне рассказы не зашли (возможно из-за непонятной темы), а кого-то выбирать надо, то пусть это будет автор сего рассказа.
Загрузка...
Эли Бротовски