Данила Катков №2

Подменыши. Украденные жизни

  • Кандидат в Самородки
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
Подменыши. Украденные жизни

Последнее время в сети и на полках книжных магазинов появляется много переводной и русской фэнтези о фэйри - волшебных существах североевропейской, в основном британской, мифологии. Одна из тем, наиболее привлекающая авторов, - подменыши (англ. changeling), то есть существа, которыми нечистая сила подменяла похищенных человеческих детей.

Тема весьма мрачная, поскольку народная вера в подменышей не раз приводила к трагическим последствиям не в сказках, а в реальной жизни. Сохранились документальные свидетельства о том, что на Британских островах до конца XIX в. всерьез верили в возможность подмены людей "добрыми соседями" и принимали соответствующие меры, чтобы вернуть похищенных. Судебные документы того времени могут дать гораздо более впечатляющий материал для книги, чем сказки. Надеюсь, что данная статья, в которой собран основной материал о подменышах, пригодится писателям и послужит подспорьем для их фантазии.

Сразу оговорюсь, что речь пойдет в основном о мифах и суевериях Великобритании и Ирландии, хотя мотив подмены ребёнка нечистой силой распространен по всему миру. В восточной Европе детей похищают лешие, русалки, кикиморы и черти. В западной и северо-западной - тролли, сиды, эльфы и другие фэйри (феи). Люди из африканского народа игбо верили, что если у женщины рождались мертвые дети или умирали вскоре после рождения, то это особый злой дух преследует её, вновь и вновь рождаясь в виде ребенка. Такие дети назвались «ребенок, который приходит и уходит». У филиппинцев похищения детей приписывались асвангам – местным злым духам с телом собаки. Подменыши, оставленные асвангами, много болели и быстро умирали.

Одна из самых ранних сказок о подменыше входит в знаменитый "Сатирикон" Петрония Арбитра (54-68 гг. нашей эры). Один из героев рассказывает "престрашную историю, невероятную, как осёл на крыше". В одном доме умирает мальчик - "любимчик нашего хозяина, мальчик прелестный по всем статьям... В то время, как мать-бедняжка оплакивала его, - а мы все сидели вокруг тела в глубокой печали, - вдруг закричали ведьмы, словно собаки зайца рвут. Был среди нас... силач и храбрец, который мог бы разъяренного быка поднять. Он, вынув меч и обмотав руку плащом, смело выбежал за двери и пронзил насквозь женщину... Мы слышали стоны, но - врать не хочу - её самой не видели. Наш простофиля, вернувшись, бросился на кровать, и всё тело у него было покрыто подтёками, словно его ремнями били - так отделала его нечистая сила. Мы, заперев двери, вернулись к нашей печальной обязанности, но, когда мать обняла тело сына, она нашла только соломенное чучело: ни внутренностей, ни сердца - ничего! Конечно, ведьмы утащили тело мальчика и взамен подсунули соломенного фофана».

В этой истории уже есть все основные черты более поздних сказок о подменышах. Во-первых, красота ребёнка (именно красивых детей чаще всего похищают фэйри). Во-вторых, ложная смерть (в ирландских и британских сказках прямо говорится, что фэйри могут похитить ребенка или взрослого человека, якобы умершего, а вместо него подкидывают заколдованное чучело). В третьих, мотив отвлечения людей от тела.

Вера в подменышей была настолько сильной, что истории о похищенных феями младенцах встречаются у серьезных средневековых летописцев: Ральфа Коггешелла ("Английская хроника" 1207-1218 гг.) и Гервазия Тильсберийского ("Императорские досуги" 1210-1214 гг.). Вера эта нашла отражение даже в средневековой живописи. На картине итальянского художника Мартино ди Бартоломео (1389-1434 гг.) мы видим беса, похищающего младенца из колыбели и оставляющего взамен подменыша.

В Новое время народная вера в подменышей не ослабела. Страшные свидетельства о том, какими способами "изгонялись" подменыши, можно найти в ирландских и английских судебных протоколах XIX в.

К документам мы ещё вернёмся, а пока закончим краткий экскурс в географию и историю вопроса и перейдем собственно к героям нашего исследования. Первым делом рассмотрим внешние особенности подменышей. Во всех сказках и быличках эти существа сильно отличаются от обычных человеческих детей. Подменыши непременно уродливые, с непропорционально большой головой, тонкими руками и ногами, оттопыренными ушами, вздутым животом. Эти слабые существа постоянно плачут, много едят, но при этом не растут. Издают "кошачьи" звуки, но даже в возрасте трех-пяти лет не говорят по-человечески, не встают на ноги. Иногда это хилые дети фэйри, но чаще - сморщенные старики, которых оставляют в человеческих домах, чтобы обеспечить пищей и уходом до конца жизни. Чаще всего подменыши скоро умирают, но если вырастают, то приносят много горя окружающим людям своим злобным нравом.

Иногда вместо похищенного ребенка фэйри оставляли зачарованную "куклу" из веток или колоду - вырезанное из дерева грубое подобие человеческого тела. В таких случаях "ребенок" казался умершим, и колоду хоронили вместо него.

Замена живого существа зачарованным чурбаном осуществлялась феями и при краже скота. Например, в сказке «Арендатор из Окрикана» чурбаном заменили быка. Подмененный скот еще некоторое время продолжал сохранять видимость жизни и движения, но вскоре погибал. Иногда «чурбаном» прозывали любого подкидыша фей.

Интересно, что порой родители-фэйри тоже страдали от шалостей своих сородичей. Так собирательница ирландского фольклора Франческа С. Уайльд в "Древних легендах Ирландии" рассказывает такую историю. В одном доме, где только что родился ребенок, ночью распахнулась дверь, и вошел высокий черный человек, а следом за ним старуха со сморщенным волосатым ребенком на руках. Проснувшаяся жена разбудила мужа, он попытался зажечь свечу, но дважды свеча была задута. Тогда муж схватил кочергу и выгнал непрошенных гостей из дома. Свечу снова зажгли, и родители увидели, что их ребенок исчез, а вместо него лежит волосатый подменыш. Они принялись плакать, но тут открылась дверь, и вошла девушка в красном платке. Она спросила их, о чем они плачут, а когда те показали ейподменыша, рассмеялась от радости и сказала: "Это мой ребенок, которого украли у меня, потому что мой народ решил забрать вашего красавчика; но мне-то нужен мой собственный! Если вы отдадите мне его, я научу вас, как вернуть ваше дитя". Родители с радостью отдали подменыша девушке-фэйри, и она велела им отнести на эльфийский холм три охапки сена и сжечь их одну за другой, угрожая сжечь все, что растет на холме, если эльфы не вернут им ребенка живым и невредимым. Так родители и сделали, и получили своего ребенка назад.

В каком же возрасте могла произойти подмена? Чаще всего в сказках и быличках упоминаются похищения феями младенцев - либо сразу после рождения, либо до крещения. Именно поэтому беременная женщина должна была соблюдать множество запретов, а сразу после родов её и ребёнка нельзя было оставлять в одиночестве. История Малекин из средневековой хроники Ральфа Коггешелла — ранний тому пример. Феи крадут младенца у матери, пока та работает в поле, и оставляют подкидыша. Впоследствии похищенный ребенок находит способ сообщить матери, что у него есть шанс обрести свободу - каждые семь лет, при определенных условиях.

В Ирландии и Англии верили, что во время родов в доме нужно отворить всё, что запирается. А когда ребенок родится, тут же следовало всё снова запереть, иначе фэйри могут забраться в шкафы и сундуки, а потом похитят ребенка. В Шотландии в кровать рожениц клали хлеб, Библию и железо, чтобы предотвратить похищение. Считалось, что все фэйри боятся холодного железа.

Для защиты новорожденного под колыбель клали горящий уголек, а над ней привязывали ветку рябины (если девочка) или ольхи (если мальчик). Еще более действенным оберегом считались ножницы, которые являлись фактически крестом из холодного железа. Кроме того, матери закалывали одежки на детях булавками крест-накрест. Любая форма креста давала надежную защиту от дьявола, духов и фей.

Кроме того, считалось, что от фэйри помогает мешочек с солью, серебряная брошь, косичка из материнских волос. Если матери требовалось отлучиться, а других взрослых в доме не было, жители острова Мэн оставляли под колыбелью перекрещенные щипцы для угля или кочергу. В некоторых английских графствах, а так же в России, новорожденного пеленали в старую одежду родителей - для защиты от нечисти. В славянских странах было распространено поверье, что поводом для подмены служит материнское проклятие, пусть и невольное, когда мать, устав от плача младенца, восклицает: «Чтоб тебя черти взяли!» Но главное условие предотвращения кражи у всех народов было одно - не оставлять младенца одного.

В одной сказке подробно описывается, как фэйри похищают ребенка, заменяя его ложным трупом. "Один человек утром шел работать и увидел двух женщин, которые заходили в дом, и одна из них сказала:

- В этом доме есть прекрасный мальчик, зайди и передай его мне, и мы оставим на его месте мертвого ребенка.

И другая вошла, и подошла к окну, как ей сказали, и передала из дома спящего ребенка, и взяла умершего, и положила его на кровать в доме. Человек понял, что все это дело рук фей, и он зашел, и сделал крестное знамение над спящим ребенком; тут две женщины закричали, как будто их ударили, и убежали, уронив ребенка на траву. Тогда мужчина ласково поднял его, спрятал под свой плащ и пошел к своей жене.

- Вот, – сказал он, – позаботься об этом ребенке, пока я не вернусь, и сожги торф у колыбели, чтобы отогнать фей.

Когда он снова прошел мимо дома, где видел двух женщин, он услышал громкий плач и причитания; и он вошел и спросил, что тут такое случилось.

- Смотри, – сказала мать, – мой ребенок в колыбели умер. Он умер ночью, и никого рядом не было! – И она горько заплакала.

Утешься, – сказал мужчина, – это подменыш фей, а твой ребенок в безопасности! – И он рассказал ей всю историю. – Теперь, – сказал он, – если ты мне не веришь, просто положи этого ребенка на огонь, и мы посмотрим, что будет.

Так что она разложила большой огонь, и взяла умершего ребенка в руки, и положила его на горячий торф со словами:

Гори, гори, гори – если от дьявола, то гори, но если от Бога и святых, да не коснется тебя никакое зло.

И как только ребенок почуял огонь, он выскочил в печную трубу с воплем и исчез".

Хороший пример неудачного похищения новорожденного с матерью — шетландская сказка «Помни кривой палец». Жена издольщика с Шетландских островов только что родила первенца, а ее муж, загоняя овец на ночь, услышал вдруг три громких удара, словно бы из-под земли. Он закрыл овчарню и пошел домой через ригу. Пробираясь между скирдами, он слышал какой-то голос, который твердил: «Помни кривой палец». А у жены фермера как раз и был кривой палец, так что он сразу сообразил, что это серые соседи затевают нехорошее против его жены с младенцем. Не мешкая, фермер вошел в дом, зажег свечу, взял складной нож и Библию. Только он открыл книгу, как в пристроенном к дому амбаре поднялся страшный вой и крик. Фермер взял раскрытый нож в зубы, зажженную свечу в одну руку, Библию — в другую и направился в амбар, а соседи, пришедшие навестить его жену, потянулись за ним. Он пинком распахнул амбарную дверь, швырнул внутрь Библию, вой тут же сменился истошными воплями, и феи опрометью кинулись прочь. В амбаре осталась лежать обтесанная колода, так похожая на его жену, что с двух шагов не отличить. Фермер поднял её и понес в дом. «Я эту игрушку у серых соседей отнял, — заявил он, — я и забавляться с ней буду». И много лет подряд он колол на ней дрова, а феи никогда больше его жене не досаждали.

Однако нечистая сила могла похитить не только младенцев. В "зону риска" входили красивые мальчики и девочки любого возраста. Поэтому хвалить красоту детей было не принято. В Англии и Ирландии непременно говорили «Благослови его Бог», когда видели миловидного ребенка, ибо верили, что иначе "добрые соседи" обязательно захотят украсть дитя и унести его к себе в холмы.

В Уэллсе была записана сказка о молодой вдове, у которой фэйри похитили трехлетнего прекрасного сына. Молодая мать берегла малыша пуще глаза, потому что соседи были уверены, что эльфы позарятся на него. Однажды она услышала из коровника какое-то странное мычание и побежала посмотреть, в чем дело, а когда она вернулась, колыбель была пуста. В отчаянии она бросилась искать ребёнка и нашла маленького сморщенного мальчика, который называл её мамой. Женщина решила, что это подменыш, потому что он совсем не рос. Спустя год она пошла к сведущему человеку, который посоветовал ей сперва проверить ребенка. Мать должна была срезать верхушку у сырого яйца и взбить содержимое. Когда подменыш спросил ее, что это она делает, она отвечала, что взбивает тесто для жнецов. Тот воскликнул: "Слышал я от отца – а он слышал от своего отца, а тот от своего отца – что желудь бывает прежде дуба; но ни слыхом я не слыхал, ни видом не видал, чтобы тесто для жнецов взбивали в яичной скорлупе!" Эти слова с головой выдали в нем подменыша, но матери предстояло еще узнать, где находится ее собственный сын. Для этого она отправилась в особое место на перекресток четырех дорог когда полной луне исполнилось четыре дня, и стала ждать там полуночи. В полночь мимо проследовала процессия волшебного народа. Предупрежденная, женщина знала, что должна сохранять молчание и не двигаться, а не то все пропало бы. Когда фэйри пронеслись мимо, мать увидела своего милого сыночка. Немалого труда стоило ей остаться неподвижной, а на следующий день она пошла к сведущему человеку. Тот рассказал ей, что нужно сделать, чтобы вернуть себе сына. Матьдолжна была раздобыть черную курицу без единого белого или рябого перышка, свернуть ей шею и зажарить ее, не ощипав, на дровяном огне. Когда упадет последнее перо, и никак не раньше, она может взглянуть на подменыша. С огромным трудом достав угольно-черную курицу, вдова сделала все в точности так, как сказал ей сведущий человек. Когда она повернулась к подменышу, тот исчез, а за дверью она услышала голос своего сына. Он был тощий и очень слабый, и помнил только, что слушал прекрасную музыку, а больше не помнил ничего.

Согласно другой ирландской сказке, когда фэйри похитили четырнадцатилетнего сына кузнеца, отец прибег к тому же верному способу определения подменыша — взял две дюжины яичных скорлупок, расставил у огня и притворился, будто варит в них пиво. По какой-то причине подменыши в таком случае непременно выдают себя, надтреснутым старческим голоском сообщая что-нибудь вроде: «Видывал я желуди, из которых нынешние дубы выросли, но чтобы пиво в скорлупе варили, отродясь не видал!» После этого полагалось раздуть огонь в очаге и бросить в него подкидыша. Фальшивый ребенок улетал в трубу, а настоящий должен был оказаться у порога дома. Но когда кузнец прогнал подкидыша, сын не вернулся. Тогда отец, вооружившись кинжалом, Библией и петухом, отправился к волшебному холму, вошел в него и отыскал своего сына, который вместе с другими смертными пленниками работал в кузне. Отец и сын сумели вернуться домой, и с тех пор мальчик сделался отменным кузнецом.

Фэйри могли похитить человеческих детей и в отместку за какую-нибудь обиду. Однажды они прокляли целую ирландскую семью, потому что одну из фей оскорбили, не пустив в дом. Все дети в этой семье (а их было шестеро) стали сморщенными маленькими созданиями, с иссохшими старыми лицами и скрюченными пальцами. Все люди в округе знали, что они – подменыши. Местный кузнец предлагал положить их на наковальню, а знахарки советовали провести их через огонь. Но раньше, чем родители решились на эти меры, дети умерли один за другим. Проклятие фей так и не было снято, пока вся семья не легла в могилу.

Подросших детей непременно учили, как не попасть в лапы к нечистой силе, особенно предостерегали от прогулок в местах, пользующихся дурной славой. В Британии и Ирландии такими местами считались каменные круги, холмы с остатками древних сооружений ("форты фей"), некоторые рощи, перекрестки. Для защиты от фэйри подросшим детям, кроме креста на шею, надевали летом ещё и венки из маргариток. Эти цветы считались символом солнца, которое сумеречные фэйри не любят.

Но для чего же фэйри похищали детей? Существует несколько ответов на этот вопрос.

Считается, что сиды похищали красивых человеческих детей, поскольку способны скрещиваться с людьми. Украденных детей растили в прекрасных волшебных дворцах под холмами, а когда дети вырастали, фэйли женились на них или брали в мужья. Судя по всему, рожденные от таких союзов полукровки были более жизнеспособными, чем чистокровные дети сидов. Эта теория возникла, вероятно, в тех местах, где пришлые завоеватели ещё долго встречались с остатками коренных жителей, загнанных в леса, болота, на пустоши. Естественно, что вымирающему народу требовалась "новая кровь" для улучшения генофонда, и они воровали детей у более сильных соседей.

В сказках дети, которых с малолетство кормили волшебной едой и которых растили приемные родители, сами становились настоящими фэйри. Но если случится так, что смертный ребенок вырастал уродливым, фэйри возвращали его обратно родителям.

Но существовало и более зловещее объяснение, почему феи похищают людей: в Шотландии и Ирландии говорили, что раз в семь лет феи платят дань аду и предпочитают рассчитываться с Князем Тьмы смертными, а не своими единокровными братьями и сестрами. На этой легенде построены сюжеты баллад "Томас Рифмач" и "Тэм Лин".

Таким образом, можно сделать вывод, что феи похищали человеческих детей либо чтобы уплатить ими десятину дьяволу, либо для улучшения собственной породы, либо просто ради их красоты. В таком случае дети использовались как живые игрушки или слуги.

Не реже, чем детей, фэйри похищали и взрослых. Чаще всего - рожениц, чтобы сделать из них кормилиц для новорожденных фэйри. В сказках такие похищенные женщины порой возвращались через год и один день, зачастую с богатыми подарками.

В XIX в. фольклористы в Ирландии записывали рассказы женщин, которые верили, что их похитили фэйри. Якобы во время родов их уносили из дома в волшебные холмы и заставляли нянчить детей фэйри. А в родном доме на месте рожениц оставались либо иллюзия мертвого тела, либо "кукла" или "колода" - грубое подобие женщины. Такой подменыш "умирал" в считанные дни.

Франческа Уайльд записала историю о женщине, которую во время родов похитили, оставив на её месте некое жалкое подобие, которое зачахло, умерло и было похоронено. Но похищенная через два года вернулась к своему мужу - живая и здоровая. Убедившись, что это его настоящая жена, муж принял её, и они ещё долго прожили вместе. О своей жизни среди фэйри женщина сохранила лишь смутные воспоминания.

Кроме того людей могли украсть из-за их особых достоинств (красоты, таланта) или в том случае, если человек слишком много знал о тайнах "добрых соседей". Пример тому - легенда о шотландском священнике, ученом и фольклористе семнадцатого века Роберте Кирке, авторе книги «Тайное содружество эльфов, фавнов и фей». У Кирка была привычка бродить ночами вокруг холмов фей, и вот однажды утром его без сознания подобрали у холма в Ситх-Бруах, у Аберфойля. Его перенесли в кровать, где он умер, не приходя в себя. Жена его была в ту пору беременна. За ночь до рождения ребенка пришел к ней родич, Грэхэм из Дюхрея, и рассказал, что видел во сне Кирка и тот сообщил ему, что не умер, а похищен феями и перенесен внутрь их холма. Если его ребенка крестят в Мэнсе, в доме пастора, то он, Кирк, появится перед ними - сидящим в своём любимом кресле. Тогда Грэхэм должен воткнуть кинжал в кресло и освободить таким образом Кирка. Легенда гласит, что Кирк явился, как и обещал, но Грэхэм испугался и не вытащил вовремя кинжал. Поэтому Кирк по сию пору томится в плену у фей. Легенда оказалась на удивление живучей. Во время Второй Мировой войны молодая офицерская жена проживала в Аберфойл-Мэнсе и ожидала ребенка. Ей рассказали, что если крестины будут происходить в Мэнсе, то ещё можно расколдовать Кирка. Кресло, в котором он любил сидеть, все ещё стояло в столовой, и если кто-нибудь воткнёт кинжал в сиденье, Кирк обретёт свободу. Офицерша очень надеялась, что их не откомандируют до рождения ребенка. Сам Кирк, скорее всего, вернулся бы только для того, чтобы рассыпаться в прах, но душа его обрела бы спасение.

Показательно отношение родственников к таким взрослым "подменышам". В ирландской сказке, записанной в графстве Мэйо, рассказывается о человеке, который был прикован к постели неизвестной болезнью. У него был отменный аппетит, но сильнее мужчина не становился и на ноги не вставал долгие месяцы. Вероятно, родичи заподозрили подмену и начали следить за подозрительным больным. Уходя из дома, его запирали, так что выйти он никак не мог. Но однажды в воскресенье, придя домом с мессы раньше, чем обычно, родственники увидели, как на поле рядом с домом какая-то большая компания играет в кегли, и среди них – тот самый больной. В ту же минуту он исчез, а когда семья добралась до дому, больной лежал на постели и крепко спал.

"Вставай, – сказали ему, – мы же видели, как ты играл в кегли с феями, и ты не будешь больше есть и пить за наш счет".

Однако он отказался и заявил, что слишком болен, чтобы двигаться. Тогда они сложили большой костер из торфа и сказали: "Вставай, или мы положим тебя на костер и разобьем чары фей". И люди схватили его, чтобы сжечь. Тогда он испугался и встал, и вышел в дверь, и они смотрели за ним, пока он не остановился на поле, где играли в кегли, и лег там на траву; однако, когда к нему подошли, он уже умер".

Можно сказать, что этому мужчине повезло - он умер относительно лёгкой смертью.

По каким бы причинам ни совершалась подмена, фэйри явно не слишком волновало, как люди поступают с их подменышами? Чтобы ответить на этот вопрос, нам придется изучать уже не только сказки, а исторические документы, в том числе, судебные протоколы.

Итак, что же делали несчастные родители, заподозрившие, что их милого ребенка похитили "добрые соседи", а вместо него оставили отвратительного, капризного, болезненного подменыша? Для начала практиковалась проверка. Самый безобидный вариант приводится в сказках - подменышу показывали что-то необычное, например, родители делали вид, что собираются варить пиво в скорлупке яйца. Тогда подменыш говорил: «Мне уже сто лет, а я еще ни разу не видел, чтоб в яйце пиво варили». После этого он исчезал, а на его месте появлялся настоящий ребенок. Показательно, что истории с таким сюжетом рассказывали не только в Великобритании, но и в Польше, и в Германии, и в Белоруссии.

Реальные способы разоблачения и последующего избавления от подменыша были гораздо более жестокими. В Ирландии ребенка сажали на пол посреди хижины, раскладывают вокруг него огонь и ждали, что подменыш превратится в комок торфа или "чурбан". Если ребенок переживает это испытание, то его с неохотой признавали членом семьи. Но, как правило, родители и соседи всю жизнь подозревали и ненавидели его.

Оставить подменыша на ночь в открытой могиле считалось ещё одними "верным способом" вернуть похищенного ребенка. Хотя, разумеется, наутро родители не находили ничего, кроме трупа замерзшего младенца.

Знахари и знахарки советовали родителям, заподозрившим, что у них появился подменыш, игнорировать плач младенца и не подходить к нему. Якобы, рано или поздно истинные родители подкидыша услышат и заберут его, оставив унесенного ранее ребенка. Если это не помогало, изготавливали отвар из определенных трав, в число которых входили ядовитые, и давали выпить ребенку. Еще один метод, засвидетельствованный в Ирландии, состоял в том, что ребенку вливали в уши и рот сок наперстянки. Если это подменыш, он умрет, а если нет, то вскоре поправится.

Если ребенку не становилось лучше после этого "лечения", то знахарки прибегали к ещё более страшным мерам, дабы убедиться, что на самом деле страдалец – фэйри.

В Ирландии, Шотландии и Уэльсе подменышей полагалось бить розгами, причем в особых местах: на печи, на пороге дома, на навозной куче, на перекрестке, на мосту. Или кидать через порог дома во двор с наговором "Если ты фэйри, убирайся прочь!". Кроме того подменышей поливали святой водой или бросали в омут. В других местах ребенка клали на лопату и делали вид, что хотят засунуть его в горящую печь. Был и вовсе радикальный метод: пойти в баню, взять младенца за ноги и с размаху ударить головой о дверной косяк. Тогда, согласно поверью, подменыш превратится в деревянную чурку или головешку, а на полу чудесным образом появится настоящий ребенок. Наиболее подходящим временем для "изгнания" считалось утро или полдень ("недоброе время").

Вера в то, что фэйри связаны с водой, приводила к тому, что после избиения ребенка в Шотландии и Ирландии оставляли на берегу реки или моря в зоне прилива, то есть, на границе между мирами. Когда его плач смолкал, это означало, что фэйри забрали свое отродье. Так же поступали с подменышами и в скандинавских странах.

Русские крестьяне тоже верили, что если подменыша избить, богинки или кикиморы вернутся и заберут его, а взамен оставят украденного ребенка.

Вероятно пережившие такое потрясение дети действительно какое-то время вели себя спокойно, и родители считали, что к ним вернулся настоящий ребенок. Однако, как правило, «дети, побывавшие у фэйри», потом долго не жили, что и не удивительно, учитывая методы "лечения".

До суда убийства "подменышей" начали доходить только в начале XIX в. Но чаще всего виновных оправдывали. Так, в 1826 г. на летней судебной сессии в Трали, графство Керри (Ирландия) "женщине весьма преклонных лет", известной как Энн Роух, было предъявлено обвинение в умышленном убийстве Михяла Келликера. Ребенка утопили в реке Флеск 12 июня 1826 г. В газетных репортажах отмечалось, что мальчик был не способен ни стоять, ни ходить, ни разговаривать. На суде Энн Роух уверяла, что хотела вылечить мальчика. Ребенка принесли не реку при полном согласии его бабушки, "чтобы выгнать из него фэйри". Убийцу оправдали.

В июле 1843 г. Джона Тревельяна из Пензанса (Корнуолл) обвинили в издевательствах над сыном. Пятнадцатимесячного малыша морили голодом и избивали, а в Сочельник вынесли на мороз на два с половиной часа. Как объяснили родители, ребенка считали подменышем. Дело закрыли за недостатком улик.

Двумя годами позже в глостерширской деревушке Уик маленькую девочку посадили в корзину с щепками и держали над огнем, пока щепки не вспыхнули.

В мае 1884 г. в Ирландии трехлетний Филипп Диллон, у которого были парализованы ноги, был принят за подменыша. Обнаженного малыша посадили на раскаленную лопату. В результате он получил обширные ожоги, однако на суде соседи свидетельствовали, что пытали не человека. Они все были уверены, что настоящего мальчика действительно похитили фэйри ещё в младенчестве. Местный суд оправдал мучителей ребенка.

Франческа Уайльд записала действующие во второй половине XIX века в Ирландии обычаи обращения с "подменышем". Если ребенок был чахлым, худым, беспокойным и раздражительным, то его сажали на лопату и выставляли за дверь от заката до восхода. В это время ему давали жевать наперстянку и обливали холодной водой. "Крики ребенка ночью были ужасны; он звал мать прийти и забрать его; но знахарка говорила матери, чтобы та не боялась: конечно, его мучают феи, но на третью ночь их сила прекратится и дитя полностью выздоровеет. Однако на третью ночь бедный маленький ребенок умирал".

Таким образом, общество и даже суд Ирландии в XIX в. рассматривал убийства "подменышей" не как преступления, а скорее, как заблуждения несчастных родителей. Уже в конце века было совершено убийство Джоанной Дойл своего сына-дауна Патси. Женщина задушила тринадцатилетнего мальчика в январе 1888 г. и была взята под стражу, но затем признана невменяемой. Убийство было совершено Джоанной в присутствии своего второго сына, тоже дауна, и мужа, который разделял идею жены, что их ребенок подменен сидами. На суде Джоанна продолжала повторять, что убитый был не Патси, а «мерзкий подменыш». Женщину поместили в психиатрическую клинику Дундрум в Дублине, где она и закончила свои дни. Полицейский врач, объявивший ненормальной Джоанну, уже после суда встречался с её старшей дочерью Мери. Той было восемнадцать лет, и она производила впечатление нормальной и рассудительной девушки. На вопрос, почему же её мать пошла на такое страшное преступление, Мери ответила: «Я не удивилась, когда узнала об этом. Я уже давно слышала, что люди говорили: это подменыш. И я тоже так думаю».

(Продолжение следует)

+5
19:20
68
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Анна Неделина