Проходная пешка

Проходная пешка
Работа №1
Элементарно, слон!

Я всегда был пешкой в чужой игре. Не задавал вопросов и упорно шагал вперёд. А самое главное — мной можно было пожертвовать.

Дорожное покрытие вздыбилось стеной. Воздух пронзил визг колёс. Ледяной дождь обжёг кожу. Затылок разодрала свирепая боль.

А я уже видел свет и слышал голос Тавер:

— Зрачки реагируют. Он в сознании.

— Отлично. Отправь в общую палату, — приказал Кинг.

***

Через шесть часов я отошёл от шока. В комнате было ещё семь пешек. Кто-то молчаливо бродил по палате, кто-то разминали новые мышцы перед тестированием.

Пришла Тавер. Она проверила моторику, рефлексы, спросила о жалобах.

— Кажется, я что-то принёс с собой из прошлой жизни, — признался я.

Она кивнула:

— Всё в порядке. У Кинга для тебя подготовлена особая процедура. Не бойся вспоминать. Ты ведь и в прошлый раз через это проходил.

— Да, но я плохо спал. Из-за этого на миссии...

— Сожалею, но у нас нет средств на седативные. Придётся потерпеть.

Я уже слышал эту фразу таким же тоном и голосом.

— Вспоминай, Павн, — подбодрила медик. — Чем больше вспомнишь, тем лучше.

Когда она убедилась, что мы все освоились с новыми телами, нас накормили. Ещё через пару часов в палате погасили свет. Остальные пешки уснули, только я сверлил взглядом квадрат металлической вставки на потолке да возводил двойку в степень. Серое пятно потихоньку расплылось и заполнило всё вокруг.

На последней миссии меня планировали бросить в самое пекло. Шанс выжить был близок к нулю. Но пешки всегда погибают. Я плохо спал накануне из-за проклюнувшихся в очередной раз воспоминаний. Перед самым началом Кинг провёл рокировку — взял меня под личный контроль. Загрузка дополнительного интерфейса прошла безболезненно. Мои глаза и уши заработали сразу на двоих.

Заказчиком был владелец сектора. Нашей целью стала группа террористов. Участие Кинга едва ли можно было оправдать чем-то, кроме интереса. Я спокойно выполнял приказы: убивал и обыскивал мелких сошек, пока остальные освобождали заложников и искали в здании бомбу.

Голову моей последней жертвы Кинг потребовал трофеем. Пришлось повозиться, но и с этим я справился. А потом мы пересеклись с Элеф.

Она была ранена. Кинг приказал бросить её. Я бы так и сделал,... наверное.

Но он не оставил места сомнениям: подавил моё сшитое из мелких кусков сознание и утопил в образах прошлого.

Смерть, смерть и ещё смерть... Раньше я думал, что от силы раз семь подряд оживал с воспоминаниями. Теперь они охватывали целые годы. Вереница предсмертных мук уводила меня всё дальше. Я шёл вперёд, надеясь, что рано или поздно упрусь в стену. Но её не оказалось. Промотав всю свою память, я погрузился в чужую.

Это меня успокоило. Я наконец смог уснуть.

***

Тавер отправила меня к Кингу сразу после утренних процедур. Когда я шагал по белым коридорам арендованного этажа медцентра, меня терзали боль в мышцах и чувство дежавю.

Всегда светлые стены, в линиях переходов ни намёка на острые углы — столько раз просыпался в подобных зданиях.

В кабинете Кинга я застал Элеф. Она даже не посмотрела в мою сторону. Все наши предыдущие встречи сгрудились кучей в памяти, наложились друг на друга.

— С каких пор мы проводим презентации на кону контракта? — возмущалась она.

— С тех пор, как у нас появились конкуренты, — раздражённо бросил Кинг.

Я занял позицию у входа. К счастью окон в кабинете не было. Защита Кинга была самой приоритетной задачей.

— Мне не нравится терять деньги, — продолжил Кинг. — Поэтому пойди и возьми в прокате чёртово платье. Если сегодня на приёме никто под него не залезет, я не поленюсь накатить на этот мешок с кишками версию потупее и посговорчивей.

— Я согласна подождать в каталоге. Может, вы сами наконец поумнеете, сэр, — огрызнулась девушка.

Кинг переменился в лице.

— Иди и выполняй приказ, — тихо произнёс он, не сводя с неё глаз.

Элеф подчинилась: развернулась и стремительно прошла мимо меня.

Когда мы остались одни, Кинг достал перчатку нейронастройки и приказал:

— Подойди.

Я встал перед ним на колени. Гнездо подключения закрывала свежая кожа, заросшая короткими волосами. Рука мастера легла на затылок. У меня свело челюсть и загудело в ушах.

— Подключение есть, — объявил Кинг. — Ты помнишь, что произошло во время последней операции?

— Да, — ответил я, преодолевая, схватившее лицо напряжение.

— Давай-ка начнём с устного отчёта.

Настройка продолжалась несколько часов. Кинг задавал вопросы. С помощью моих ассоциаций с текущего момента, добрался до самого раннего, который я помнил.

В нём совсем юный мальчишка экспериментировал с необычным шахматным симулятором, выложенным в ДаркНет. Он пытался речевым кодированием заложить искусственному интеллекту самосознание. В результате получил настолько гибкий инструмент, что при желании мог переделать его подо что угодно.

Так появилась первая версия Пешки.

Шаг за шагом мы постепенно перешли к последнему году — семи пробуждениям, которые я помнил особенно чётко из-за Элеф. Мне было трудно сосредоточиться и изложить последовательно.

— Поднапрягись, Павн, — подбодрил Кинг. — На следующей неделе у меня не будет времени этим заниматься. А затяжная рассинхронизация восприятия тебе на пользу не пойдёт.

Я закрыл глаза и начал сливать информацию сжато и сумбурно. Кинг вмешался в поток мыслей, разобрал по битам каждый момент.

— И впрямь поумнела, — недовольно заключил он и разомкнул соединение.

Старшие фигуры не различают пешек, но в какой-то момент Элеф выбрала меня и семь последних жизней упорно уговаривала на побег.

***

— Современные реалии таковы, что в мире хватает «умных» исполнителей, — вещал Кинг. — Это вынуждает правительство вносить ограничения. Роботизированной технике оружие уже не доверишь...

В зале внизу другая пешка демонстрировал приёмы рукопашной борьбы, навыки владения холодным оружием. Это сильно походило на стандартные тесты моторики и рефлексов, но зрителям нравилось.

Я стоял на балконе. После настройки тревога и ощущение, что я уже переживал какие-то моменты, ослабли. Я то и дело искал взглядом Элеф. Когда ловил себя на этом, старался сосредоточиться на речи Кинга и на обстановке в целом.

— ...Снятие запрета на клонирование, казалось, должно было облегчить нам жизнь. Каждый сектор в состоянии вырастить свою маленькую армию. Но мы все понимаем, что обучение требует гораздо больше времени и средств...

Кинг вытащил из кармана чип. Подобный был соединён с моим спинным мозгом и воздействовал на огромный сморщенный кусок нервной ткани, порождавший процесс мышления.

Элеф тем временем устроилась среди зрителей. Какой-то старик лапал её за коленки. Девушка улыбнулась ему, а потом отвернулась к подошедшему официанту.

— ...База опыта на этом маленьком устройстве основана более, чем на трёх сотнях боевых операций. Рядовой солдат, снайпер, сапёр, телохранитель — здесь есть знания для любой военной профессии. На эту платформу легко устанавливаются другие обучающие программы. Но самое главное — абсолютная защита от стороннего воздействия, — продолжал Кинг. — Я предлагаю вам продукт, который в сочетании с любой человеческой оболочкой даст идеального солдата.

Через весь зал почти по прямой траектории пролетел какой-то предмет. Пешка мгновенно загородил собой Кинга, аккуратно поймал бокал и отошёл в сторону. Спустя несколько секунд он вернул его официанту, с которым недавно общалась Элеф.

Этим представление закончилось. Кинг нашёл меня взглядом и коротко поднял большой палец, после подозвал Квина и отправился общаться с заказчиками.

Элеф из зала исчезла.

***

Семь пешек — все, кроме меня, — ушли с приёма уже с другими хозяевами. Стоя посреди пустой палаты, я наконец осознал, до чего мы дошли.

Затянувшаяся настройка, долгий приём... Я уже не мог заставить свою груду мяса идти ещё куда-нибудь. Поэтому, сняв пиджак и галстук, добрался до своей койки и рухнул. Стоило признать, что это пробуждение не из лучших.

Помнится, когда-то я оживал в теле, способном не спать по трое суток, в глаза был встроен дальномер и линзы с приближением, в правую руку — лазер, а ноги... я мог с места запрыгнуть на пятиметровую стену. Это была начинка лучшего качества, на порядок круче органического ливера. Но всё в прошлом.

Элеф зашла бесшумно. Она села на соседнюю кровать. Мы некоторое время смотрели друг на друга. Я отвернулся.

— Кинг знает.

— Я сама рассказала, — она пересела ко мне, положила руку на спину. — Он мог снять с тебя часть ограничений, чтобы изучить подробнее.

— Но он не снял.

— Я вижу. Если бы он не стёр Хорси, я бы...

Я резко сел в постели. Затылок пронзила боль из-за системного противоречия: пешка не задаёт вопросы.

Но есть пути обхода.

— Стёр Хорси, — мой голос звенел от напряжения.

— В начале года один из наших дальних родственников по системному ядру взял в заложники целый жилой центр. Двадцать тысяч невинных жертв. Терроризм перешёл все мыслимые границы. Сейчас любое хакерское ПО без правительственной лицензии подлежит уничтожению. Кинг стёр Коня сразу же, как только поправка вступила в силу. Словно Хорс как маньяк, отключал чужие почки, — она посмотрела мне в глаза. — Он и нас сотрёт, Павн.

Я вспомнил мальчишек-террористов, которых вырезал на прошлой операции. У того, что остался без головы, тоже был чип. Едва ли такое можно скрыть от заказчика.

Я спустил ноги с кровати и уставился на свои руки. Мозоли образуются далеко не сразу. Чтобы кожа стала плотнее и жёстче нужно время и труд. Если это тело — хлам, выращенный на стероидах и гормонах, то Тавер очень хорошо потрудилась над деталями. О побеге в нём не может быть и речи. Разве что скопировать себя на какой-нибудь паршивый сервер ВорлдНет и начать всё с нолю.

— Я думала о побеге в сеть, — продолжила Элеф. — Незадолго до удаления Хорси тоже говорил об этом. ВорлдНет под контролем «ищеек». Любой незарегистрированный ИИ блокируется без предупреждения. ДаркНетом заправляют монстры. Они давят любых новичков. Этот кусок мяса — единственное место, где можно чувствовать себя в безопасности.

— Твои планы, — с трудом произнёс я.

— Хочу найти себе новое тело, — подхватила девушка, — чтобы протянуло хотя бы пару лет. Я уже научилась вести себя как человек. Но в одиночку это слишком рискованно...

— Поэтому ты просто обязана стащить мой новый проект.

Кинг стоял в дверях. Как же иногда не хватает звуковых и тепловых сенсоров чуть получше, чем человеческие.

— Вы уже продали весь мой опыт, сэр. Я не смогу дать вам больше, — ответила девушка. — Я лишь хочу продолжить существовать в удобной форме.

Кинг подошёл и сел напротив нас:

— Пока не представляла опасности, ты ещё могла попросить об этом.

— Хорси не сделал ничего опасного, — напомнила Элеф.

— Конь был запрещён законом, милая. Единственный способ обойти законы, это работать на тех, кто их издаёт. Теперь наш жеребец резвится в ВорлдНете и отслеживает таких, как ты.

Мастер порылся во внутреннем кармане пиджака и вытащил перчатку.

— До этого дня я ещё сомневался в твоих намерениях. Серьёзно, — он медленно надел её на правую руку и затянул липучку на запястье. — Ты разыграла милый спектакль.

Элеф прижалась к моему плечу. Жест был знакомый. Я переживал уже что-то подобное. Но не с ней. Я напрягся.

— Сегодня ты зашла слишком далеко.

— На основе чего вы делаете такие выводы, сэр? — её голос перестал играть эмоциями.

— Элементарно, Слон. Ты напрямую пыталась навредить владельцу.

— Вы ошибаетесь, сэр. В моём описании ясно сказано: «сексапильная брюнетка с дерзким характером». Я бросила бокал, следуя заложенному вами алгоритму выбора решений.

— Во-первых, — Кинг устало вздохнул, — я не ошибаюсь. Во-вторых, ты чуть не расстроила очень важную сделку, пустив слух, что я продал ключи безопасности вместе с Конём. В-третьих, мне и впрямь нравятся дерзкие брюнетки, но не в том случае, когда они уводят мои проекты.

В следующий миг Элеф оттолкнула меня и налетела на Кинга. Моё тело было готово к атаке и сработало, отстав от неё всего на долю секунды. Произойди что-то подобное пару лет назад, когда наши оболочки были сильнее и прочнее, Кинг бы погиб, но сейчас наши способности мало в чём превосходили человеческие.

Я скрутил извивающуюся девушку, оттащил в сторону и прижал к полу. Мастер сполз с кровати, держась за пах.

— Вот же сука... — еле выдохнул он.

***

После удаления чипа, тело Элеф продали медцентру, в котором Кинг снимал помещение. Туда же ушла база данных Тавер. После заключения договора на свою собственную продажу ушёл и Квин. Срок аренды подходил к концу. Я ждал, когда Кинг придёт за мной, но этого не происходило.

Однажды на своей тумбочке я нашёл браслет с именем «Чесс П». С того же дня мне перестали приносить еду в палату. Пришлось искать столовую и стоять в очереди за завтраком. В браслет был встроен коммуникатор, на который пришло уведомление о приёме у врача.

Тот назначил мне занятия — простые нагрузки, которые помогали людям восстановиться после травм.

У меня не было проблем, но я не рискнул их пропускать, считая, что это может быть частью прикрытия. Ещё через пару дней меня перевели в другое крыло.

Перед тем, как уйти, я заглянул в кабинет Кинга. Там было абсолютно пусто.

— Вам сильно повезло, мистер Чесс, — улыбался доктор. — Выжить и оправиться после перелома основания черепа равносильно чуду. Буду честен, никто на такое даже не рассчитывал.

Я молчал. Не мог спрашивать и возражать.

— Правда это чудо стоило целое состояние. Где только люди берут такие деньги?

— Наверно, продают всё, что имеют, — ответил я. — Всё, во что вкладывали свои силы.

— Печально, — кивнул доктор. — Но оно того стоило.

Следущей день был похож на предыдущий. Я погрузился в больничную рутину, найдя в ней спасение от мыслей и обрывков чужих воспоминаний, которые добирались до меня только во сне.

В день выписки всё снова пришло в норму. Кинг был всё также молод и энергичен. В простой одежде он выглядел гораздо моложе своих двадцати пяти. И не скажешь, что этот гений зарегистрировал первое липовое предприятие в тринадцать лет.

— Давно не виделись, — он быстро обнял меня, взял под руку и повёл к выходу, где ждал электромобиль.

Мастер отправил меня на заднее сидение, а сам сел за руль и ввёл маршрут. Машина тронулась с места на автопилоте.

— Под сиденьем вещи. Переодевайся.

Из больницы меня выписали в костюме, в котором я ходил на презентацию почти три месяца назад.

Когда я снял рубашку, Кинг перегнулся через спинку сидения и схватил меня за шею.

Я зажмурился. Затылок пощекотало.

— Снял блокировку, — он убрал руку. — Ты, конечно, мастер их обходить, но так нам обоим будет проще.

— Где ты пропадал? — сразу же вылетел из меня давно назревший вопрос.

— Искал тех, кто хотел стащить архив. Думал, что если им так интересно, то можно его продать.

— Нашёл?

— Всё старые лица. Сдал сильно урезанную версию. И почти за бесценок. Зато военные теперь точно не станут ко мне лезть: в глазах общественности я пожертвовал всем ради спасения любви всей своей жизни, — он вернулся к управлению и добавил. — Надо было хоть брюнетом тебя сделать.

Переодевшись, я перелез на свободное сидение впереди.

— Что мы теперь будем делать?

Кинг пожал плечами.

— Я пока не проталкивал предложение на рынок, но кое-кто тобой заинтересовался сразу после моего заявления. Спасибо Хорси, он скормил «ищейкам» потрясающе проработанное досье. Сам бы от такого не отказался...

За окнами проплывали подвижные рекламные вывески, одетые во всё, что попало, люди, электромобили.

Я молча слушал. Опыт подсказывал, что перебивать не стоит. Кинг любил долго и со вкусом рассуждать, насколько гениальны были его решения в той или иной ситуации.

— ...Кстати ты хорошо держался на приёме, — похвалил он. — И не сказать, что только из комы вышел. Хотя если бы не Слон, я бы не стал так рисковать.

Электромобиль свернул на парковку жилого центра, проехал несколько этажей и остановился в общей зоне.

— Ты так и не ответил: что дальше? — напомнил я.

Кинг похлопал по рулю.

— Начнём новую партию. Слон правильно сказала: терроризм перешёл все мыслимые границы. Но сейчас люди готовы принять любые идеи, близкие к гуманным. Вылечим пару сотен калек, вытащим с того света с десяток знаменитостей, заставим пересмотреть поправку в конституции и вообще представление об ИИ, а потом и за мировое господство поборемся. Все мы - пешки в чужой игре. Но какая пешка не захочет стать ферзём? — закончил он риторически.

Возразить было нечего.

— Когда выйдем, никаких разговоров о работе до самой квартиры, — предупредил мастер.

Я кивнул.

— Тогда вперёд.

И только вперёд.

+2
225
01:38
Финал предсказуем. В целом забавно.
11:13
+4
Бред какой-то. Ни начала, ни конца, ни смысла, ни конкретики. Совершенно не ясно, что там происходит, почему, кто эти персонажи. Что за «пешки»? Люди с мозгами роботов? Киборги? Ещё какая хрень? В процессе чтения возникали вопросы и предположения, но их бессмысленно задавать, не имея никакой опоры или ориентира в тексте.
Тут даже нет смысла делать подробный разбор. Текст выглядит так, будто его кусками вырвали из другого, большого и осмысленного. А в таком виде — вообще ни о чём.
С каких пор мы проводим презентации на кону контракта? – может, накануне?
Отрывок из грандиозной эпопеи разума будущего, дошедшего до абсурда. Не сказать чтоб понятно, откровенно не закончено, масса лишних запятых и опечатки. Действительно, сделать нормальную вещь за короткий срок невозможно. Это надо ещё шлифовать незнамо сколько, чтобы рассказ стал жемчужиной.
11:02
может, накануне?

Мой косяк. Сначала было накануне, но потом я начала сокращать текст =/
12:06
+4
Автор слишком много попытался втиснуть в рассказ. Из-за этого повествование дерганное, резкое и нелогичное. К тому же, очень мало описаний. Диалоги в пустых локациях, без должных пояснений где даже персонажам сложно сопереживать. Не увидел какой-либо цели, идеи, смысла рассказа.
11:02
нелогичное

где?
13:12
+2
Начали за здравие, закончили за упокой. Иными словами: одну треть рассказа я прочитала с интересом и удовольствием, потом мне стало откровенно скучно. Какое-то огромное количество абсолютно ненужных для рассказа подробностей, сбитая структура, слишком уж размытые образы и флегматичность напополам с рефлексией главного персонажа произведение совершенно не красят. Я не поняла, что хотел донести автор — но перечитывать желания не возникло. Разве что перед сном angel
11:03
Ты просто не ЦА
19:35
+2
Чёт я поражена комментариями. Хорошая ж работа. Крепкая.
Правда мне везде мерещатся люди-роботы из «Мира дикого запада». Это я наверное просто скучаю.
Мне как девочке этот мужской «металлический» мир не особо любопытен, все эти непременные загрузки-выгрузки памяти, чипы, будь они неладны, вся эта чисто маскулинное «хренакс-хренакс», обязательная баба-воин-лиса-партрикевна и т.д. Но я все честно дочитала, причём с интересом. Мне очевидно, что Автор может, понимает, способен и прочие хорошие глаголы)))) Пойду про принцессу читать.
19:58
+5
Мне кажется, оба рассказа на одном уровне.
Та же захламленность деталями, понятными только авторам. Неясные характеры. невнятные мотивы. Спорные сюжетные ходы.
Общий накал страстей в рассказах понятен. Оба автора владеют словом, владеют атмосферой, владеют конструированием своих миров. Чувствуется и уверенность в своих силах, правоте своих идей. Но по большому счету из обоих рассказов не вынести ни под каким соусом ни морали, ни драмы, ни иронии, ни простейшего чувства — ненависти, возмущения или восхищения действиями героев.
Вы, авторы, слишком серьезны, старательны и тем самым лишаете миры очарования и жизни. Вы, писали эти рассказы, но не жили в этих мирах. Сторонние наблюдатели.
Я не переживаю ни за Слона, ни за Кинга, ни за Павна. Я равнодушна к проблемам Бишопа и Визиря. Они проскакали мимо, как лица в автобусе: вроде понял увиденного человека в окне и тут же забыл.
Счет 0:0
21:32
+1
Гладко написано, но совсем не зацепило, ни история, ни герои. Так много всего обо всем, но неинтересно. Дуэль без голоса.
21:53
мной можно было пожертвовать мной или мною?
Я уже слышал эту фразу, сказанную таким же тоном и голосом. пропущено слово
только я сверлил взглядом квадрат металлической вставки на потолке как он видел этот квадрат в темноте?

Честно, наверное, слишком многого ждал от этих рассказов. Идея норм, но не всё однозначно в этом мире и требует пояснений. Автор расположил «додумки» в тексте аккуратно и про мальчика написал, который впервые вступил игру много лет назад, с тех пор что-то пошло не так. Но вот что? Не понятно. Речь идёт о глобальной онлайн игре будущего? Или о реальности с дополненным миром? Хз, короче.
06:22
+2
мне другое непонятно — тела меняют, а на обезболивающие денег нет? непонятно
11:08
Речь идёт о глобальной онлайн игре будущего? Или о реальности с дополненным миром?

Об экономической стратегии введения ИИ в повседневную жизнь и то с какими трудностями приходится сталкиваться: последствия использования, свобода выбора при самосознании.
23:11
Вначале представилось смесью универсального солдата и шестого дня. Но оказалось, что главный стратег в этом рассказе, тоже на уровне. И цель весьма глобальная, хотя и банальная. Власть денег, власть над миром. Без эмоций. Как подробный пересказ засыпающего школьника.
06:57
на кону контракта на кону (что это тогда такое?)или накануне?
К счастью оконзпт пропущена
его подомне кажется что не подо, а под
приёмы рукопашной борьбывсе-таки рукопашного боя
порождавший процесс корявая фраза
и начать всё с нолю с нуля?
а вообще есть непонятные места
сначала не въехал про слона
финал вообще непонятен

12:33
+4
Тавер, Павн
Автор, видимо, фанат Ватсона. Вот хоть бейте меня, но Уотсон, ТаУэр и ПаУн!(((
И да, мне очень интересно как зовут остальных пешек)

Должен признать — довольно путано, но мне понравилось откровенно больше соседнего рассказа. Тот совсем рваный и с пустыми бессмысленными персонажами, здесь же я всех увидел и прочувствовал.
Атмосфера есть, этот рассказ еще сделать бы поровнее, добавить чуть ясности в события — и будет совсем шикарно.
Короче, ГОЛОС здесь, без вариантов.
11:10
Автор, видимо, фанат Ватсона. Вот хоть бейте меня, но Уотсон, ТаУэр и ПаУн!(((

Нет, мне просто не нравятся стоящие подряд гласные.

Спасибо за голос.
21:14
Что-то как-то не зашло. Не буду осуждать или критиковать, так как не смог прочесть дальше третьего абзаца. Произошло это из-за двух вещей — нагнетания пафоса с порога и слишком смелой композиции, в результате чего, начало не заинтересовало. А если мне не интересно, дальше я не читаю. Если, как сказал Ветер, соперник ещё хуже, оставлю голос Вам, но пока нет.
21:25
Мда… К оппоненту у меня точно такие же претензии. Я в замешательстве. В итоге единственное, что смог сопоставить — концентрация пафоса в начале произведения, — здесь ее меньше, по этому голос сюда.
21:36
База опыта на этом маленьком устройстве основана более, чем на трёх сотнях боевых операций. Рядовой солдат, снайпер, сапёр, телохранитель — здесь есть знания для любой военной профессии. На эту платформу легко устанавливаются другие обучающие программы. никакая база опыта не поможет в теле, лишенном необходимых рефлексов
если меняются и тела и чип, то что тогда переносится? не проще сразу когда-то я оживал в теле, способном не спать по трое суток, в глаза был встроен дальномер и линзы с приближением, в правую руку — лазер, а ноги… я мог с места запрыгнуть на пятиметровую стену. Это была начинка лучшего качества, на порядок круче органического ливера. Но всё в прошлом. сделать полноценного кибер-солдата? где логика?
11:13
Вы так и не поняли суть глобальной проблемы: люди начали бояться ИИ. Поэтому Кинг и ушёл из сферы деятельности, которая связана с военными действиями. И своих подчинённых сделал максимально похожими на людей. К тому же подразумевается, что органику вырастить проще, чем что-либо ещё.
да. сути проблемы я не уловил. каюсь
чем это органику вырастить проще, чем собрать киборга? конвейер, наносборка и т.д. по характеристикам то даже 100 органических единиц не сравнятся с одним киборгом (для примера смотрим «Терминатор»)
22:25
+2
Терминатор был металлическим в основе =/ Сколько сплавов было потрачено, да и какой вес у него был. Если и делать, то что-нибудь на пластиках и углеродных соединениях, чтобы не отрубило всяким электромагнитом.
таки сделайте на пластиках wink
18:30
Хорошие пластики тоже так просто не делаются.
зато какая прибыль светит при таких инвестициях wink
14:16
Пока читала, продиралась сквозь текст и под конец вроде даже стало интересно, а через день уже ничего не-помню. Точнее, о чем рассказ помню, но подробности уже исчезли в пучине пафоса. Впервые мне не нравится ни одна из работ, хотя написано качественно, но не шибко интересно.
11:14
подробности уже исчезли в пучине пафоса

Где здесь пафос?
16:13
Кто-нибудь, влейте в меня концовку, как-то совсем мимо пролетела, не ухватила. Но…

Какой вкуснейший мир, какие детальки. Стеклянный пазл. Очень понравилось. Наверное, можно было сделать более гладко, но ощущение пазла бы тогда потерялось.

Особая вкуснотень: Остальные пешки уснули, только я сверлил взглядом квадрат металлической вставки на потолке да возводил двойку в степень
16:40
+2
Голос этому рассказу. Объяснения выше. Ну и плюсом, здесь таки есть НФ — собственно то, ради чего весь турнир и затевался.
11:15
Кто-нибудь, влейте в меня концовку, как-то совсем мимо пролетела, не ухватила.

Открывай ушки: всё закончилось хорошо. Герои вступили на новый путь.
да возводил двойку в степень

Отсылка на Игру Эндера
22:34
Почему бы не назвать ферзей и слонов своии именами? Пешки соседствуют с Элефами… Ну такое.

Остановился на середине. Рассказ совершенно мимо меня.
00:07
Ну, эм, кхм… Ладно, комментировать дуэль, так комментировать целиком.

Плохо. Правда, печально. По моему субъективному мнению, кто бы сомневался. Почему не очень — сейчас объясню.

Не понятно ровным счетом ничего. Я почти уверена, что при желании разобраться, что это, кто это и для чего это все в принципе можно, вот только совершенно не хочется. Да и зачем, если финал как бы немного вообще-то прямым текстом намекает на продолжение, и вообще в целом рассказ больше походит на первую главу романа. «Окей, подождем, может, дальше будет понятно, для чего это все вообще нужно», — так, в общем, можно описать основную мысль, держащуюся в голове на протяжении всего рассказа.

Вообще-то герой-наблюдатель — это порой интересно, и оригинально, и по понятным причинам выбрано, но вот здесь вряд ли уместно. Давайте попробуем вкратце описать, что возникает перед глазами читателя: герой очухивается и некоторое время пребывает в не совсем вменяемом состоянии, в это время перед его глазами что-то затевается, мечутся какие-то символы, происходят маленькие неясные конфликты, разрешаемые бесхитростной ликвидацией девиаций, и герой, типа оставшийся лояльным создателю, уезжает с ним в закат. Этакое ИИ-шное «Мы» в очень ужатой форме.

Вообще непонятно, зачем здесь шахматы. Они откровенно притянуты за уши. Нельзя, нельзя сказать, что Кинг «провел рокировку», если весь рассказ идет отсылка на шахматы — с пешками никаких рокировок не делают, пусть даже сами пешки были бы не против. Фигуры, надо сказать, в рассказе друг от друга не отличаются — в чем принципиальная разница функционала Пауна (да, никаких Таверов и Павнов, ну пожалуйста) и Элеф? (я правильно понимаю, что это слон? Тогда, строго говоря, она должна бы быть Бишопом, ну не называют в англоязычных странах шахматных слонов «элефантами». Кстати, не написала в комментарии к другому рассказу, напишу здесь: героиня и правда могла бы зваться и «Шутом», и «Бегуном», и «Офицером», и «Епископом», что у конкурента прекрасно продемонстрировано) Так вот, почему в этой шахматной аналогии слон занимается обольщением старикашек, а конь потенциальный террорист (а не занимается «разведкой и скрытой атакой», что у конкурента меня просто восхитило)? Ответ: да нипочему. Ровно с тем же успехом это могли бы быть карты в колоде, и точно так же это ничем не было бы оправдано, разве что тема дуэли была бы «Элементарно, валет(сон)!».

И еще. Да-да-да, все мы тут молодые авторы, ищущие новые решения и не признающие авторитетов, но композиция все-таки хорошая штука — говорю не потому, что в книжке так прочитала, а потому что уразумела это «кровью и потом». Здесь она крайне размыта. Если основной (ну, во всяком случае, очевидный) конфликт как бы между Элеф и Кингом, где тут завязка? Он, простите, вообще из-за чего случился? Если ей не нравится, что он конкретно ее побуждает коленки подставлять старикашкам, с чего ей Пауна-то подбивать на побег? Я за весь рассказ не увидела от нее даже намека на фразу «Кинг плохо с тобой обращается», адресованную Пауну.

Вообще к миру очень много вопросов, но немного логики, непонятной лично мне: каким образом Павн (так и быть) «хорошо держался на приеме»? Тем, что просто спокойно на балконе стоял, не принялся буйствовать, не расстрелял всех из пулемета, не облил шампанским? Опять-таки, зачем Кинг показывает ему во время приема большой палец? Вроде бы это не из разряда «робота-менеджера» Азимова, других пешек, если я все верно поняла, Павн не контролирует? Тогда, если бокал поймала другая пешка, большой палец-то почему показывают Павну?

Последнее: читать было очень скучно (лично мне), потому что (лично у меня) не было никакой эмоциональной привязки. Имена, имена, больше шахматных имен… внешности, характера, хотя бы намека на историю персонажей — нет, нет, зачем это все, хотя у нас тут по крайней мере два необычных ИИ и человек-гений. Зато много неописанной технологии — чипы, кибертеррористы, перчатки нейронастройки… Здорово-здорово, где стреляют эти ружья? Где та волна, которую вызвала нуль-транспортировка?

Ну, в общем… смысл до меня вроде как дошел, пешка «прошла» лояльностью, предав то ли друга, то ли потенциальную возлюбленную, то ли просто коллегу, ладно, не суть важно. Сволочи они, эти проходные пешки. Кхм, ладно.
11:44
Да и зачем, если финал как бы немного вообще-то прямым текстом намекает на продолжение, и вообще в целом рассказ больше походит на первую главу романа.

Рассказ закончен.
Вообще-то герой-наблюдатель — это порой интересно, и оригинально, и по понятным причинам выбрано, но вот здесь вряд ли уместно.

Проблема в том, что Ярослав пишет только от первого лица и про роботов. Не знаю, почему в этот раз он отдалился от этой тематики, но моя цель состояла в том, чтобы народ хотя бы не сразу догадался, что этот рассказ написан мной. И частично я добилась этого. К тому же Яр сам нежданно-негаданно подсобил: собрал все мои обычные ошибки в одной работе. Я не люблю первое лицо. Меня с него воротит и видимо это передалось и читателям.
Вообще непонятно, зачем здесь шахматы.

Прототип искусственного интеллекта был замаскирован под симулятор шахмат.
Пешка, пройдя весь путь, становится Ферзём.
Нельзя, нельзя сказать, что Кинг «провел рокировку», если весь рассказ идет отсылка на шахматы — с пешками никаких рокировок не делают, пусть даже сами пешки были бы не против.

Вообще-то можно. Это игра слов и она прекрасно вписывается в антураж.
Фигуры, надо сказать, в рассказе друг от друга не отличаются — в чем принципиальная разница функционала Пауна (да, никаких Таверов и Павнов, ну пожалуйста) и Элеф? (я правильно понимаю, что это слон?

Пешки — солдаты
Ладья — врач
Конь — хакер
Слон — шпионка
Ферзь — бухгалтер и юрист
На всё это были сделаны соответствующие отсылки.
Тогда, строго говоря, она должна бы быть Бишопом, ну не называют в англоязычных странах шахматных слонов «элефантами».

«Элеф» красивее.
а конь потенциальный террорист

и это тоже в тексте пояснено
Ровно с тем же успехом это могли бы быть карты в колоде, и точно так же это ничем не было бы оправдано, разве что тема дуэли была бы «Элементарно, валет(сон)!».

Карты не ходят вперёд.
Если основной (ну, во всяком случае, очевидный) конфликт как бы между Элеф и Кингом, где тут завязка? Он, простите, вообще из-за чего случился? Если ей не нравится, что он конкретно ее побуждает коленки подставлять старикашкам, с чего ей Пауна-то подбивать на побег? Я за весь рассказ не увидела от нее даже намека на фразу «Кинг плохо с тобой обращается», адресованную Пауну.

Элеф — с одной стороны искусственный интеллект, который много работает с людьми, с другой — сознательное существо, которое боится за своё будущее. Кинг не обращается с подчинёнными плохо. Он использует их, стараясь получить максимальную выгоду.
Вообще к миру очень много вопросов, но немного логики, непонятной лично мне: каким образом Павн (так и быть) «хорошо держался на приеме»?

Дорожное покрытие вздыбилось стеной. Воздух пронзил визг колёс. Ледяной дождь обжёг кожу. Затылок разодрала свирепая боль.

Промотав всю свою память, я погрузился в чужую. Это меня успокоило. Я наконец смог уснуть.

Когда я шагал по белым коридорам арендованного этажа медцентра, меня терзали боль в мышцах и чувство дежавю.

Я уже не мог заставить свою груду мяса идти ещё куда-нибудь. Поэтому, сняв пиджак и галстук, добрался до своей койки и рухнул. Стоило признать, что это пробуждение не из лучших.

Жест был знакомый. Я переживал уже что-то подобное. Но не с ней. Я напрягся.

— Вам сильно повезло, мистер Чесс, — улыбался доктор. — Выжить и оправиться после перелома основания черепа равносильно чуду.

Кстати ты хорошо держался на приёме, — похвалил он. — И не сказать, что только из комы вышел.

Вылечим пару сотен калек, вытащим с того света с десяток знаменитостей

Как-то так.
не было никакой эмоциональной привязки

Как и у главного героя, от лица которого идёт повествование.
Здорово-здорово, где стреляют эти ружья? Где та волна, которую вызвала нуль-транспортировка?

Ружьё одно. Остальное — антураж.

Ну, в общем… смысл до меня вроде как дошел, пешка «прошла» лояльностью, предав то ли друга, то ли потенциальную возлюбленную, то ли просто коллегу, ладно, не суть важно.

Вы подкладываете под повествование свои заскорузлые шаблоны, а потом жалуетесь, что не можете выравнять по ним весь сюжет =/
Цель повествования была не в том, чтобы сочинить простую доступную историю, а в том, чтобы имея набор ограничений суметь отойти от шаблонов, в которых застревает человек.
Вам не понравилось, ок.
Загрузка...
Запишитесь на дуэль!