Валентина Савенко №1

​Канун

​Канун
Работа №6

Стоял на земле город, и был он то ли маленький, то ли большой, кто ж знает. Приехал туда как-то раз парень молодой, из школяров сам, бедный, да весёлый. Звали его Падди. Любил он погулять да поглазеть на всякие разности-интересности. А в городке том их хватало. Вот бредёт Падди как-то по улице, да и видит в стене дверцу — не большую, не маленькую, с ручкой не железной, не деревянной, а какой-то очень примечательной. А над дверью вывеска непонятная, а за дверью словно бы шебуршит что-то, ни громко, ни тихо. Интересно стало школяру, и зашёл он в ту дверь. Только про себя подумал, — эх, говорила мне маменька — не лазай в незнакомые двери...

Внутри царила темнота. Наощупь добрался школяр по коридору до зальчика уютного паба. Лёгкую, пушистую темноту, словно свисавшую с высоких стен и потолка, подсвечивали лампы на столах — шары матового узорчатого стекла с мягким оранжевом светом внутри, а за столами... То ли от темноты, обнимающей всё вокруг, то ли от усталости показалось Падди, что в правом углу сидят две вовсе не девушки, а очень даже ведьмочки, а по левую руку скромная компания лепреконов вольготно расположилась. А перед стойкой под неторопливый блюз из старой радиолы и вовсе кружится дриада в объятиях эльфа, вон даже и крылышки мелькнули... Нет, не крылышки, просто серебристая рубашка. Да и ведьмочки — вполне девушки... Мотнул головой Падди — привидится же такое, — и направился к стойке.

— Чего желаете? — у хозяина были ярчайшие зелёные глаза и удивительная борода-бакенбарды, обрамляющая голову чёрным щетинистым ореолом.

— Пенного бы, — вздохнул Падди. Хозяин окинул его внимательным взглядом, и нацедил пинту светлого — недорогого, но вкусного.

— Добро пожаловать к О’Шорохам в бар «Темнота»! — улыбнулся он школяру, с солидным пристуком выставляя на стойку тяжёлую глиняную кружку с оловянной крышечкой.

— Благодарствую, — кивнул школяр. — Хорошо тут у вас.

О’Шорох улыбнулся:

— В канун Дня Святого Патрика где ж нехорошо!

Падди отсалютовал кружкой и устроился за свободным столиком. Звучала радиола, плавно, словно в воде, а не в темноте, двигались танцующие пары. И так хорошо стало Падди, что сморило его, вот уже и щекой на столешницу опустился, глаза слипаются под негромкие разговоры и тихий смех...

Разбудили его гадкие какие-то звуки — не шорох, — посвист и шипение. Тревожно замигали чудные лампы, ахнули девушки, заметался у стойки хозяин. Сотни змей, ловко скользя по гладким доскам пола, выползли изо всех углов и щелей, заполнили собой свободный пятачок в середине зала, свились в огромный клубок... Проморгался Падди и увидел высокого, худого и бледного, вроде бы человека, с глазами узкими, как щёлочки. Тот постоянно облизывал узкие губы и был на вид очень неприятен.

— Что, О’Шорохи, сспрятали кусок тьмы нашей в своей «Темноте», на свой лад переделали?! — словно бы прошипел он. Хозяин бара к месту ровно пристыл: задеревенел весь. — Всё, дошуршались! — непонятный монстр обвёл глазами-щелями зал — Тёплым сердцам тепло нужно, гретьсся-отогреватьсся, встречатьсся-влюблятьсся... Много ещё чего вы говорили, О‘Шорохи, а сделали и того больше. Ох, давно это было, долго мы с силами собирались... Я, Змеиный король, говорю — вссё! — рявкнул он. — А темнота — моя, холодная, там только змеям хорошо быть должно, насс там не видно...

— Эх, говорила мне маменька не пить в незнакомых местах, — пробормотал Падди, разглядев как следует странного гостя. Но на белочку тот похож вовсе не был, и вполне связно продолжал свою нехорошую речь:

— Жарко тут у вас, тепло, в темноте вашей этой, О’Шорохи... Отобрали во времена оны кусок сладкий у нас, обделили, себе упрятали... Для сердец влюблённых, что в темноте сильнее бьются, для тайн сокровенных, какие темнота лишь тёплая хранит, потому как не для зла они предназначены... Не темнота тайнам нужна — Тьма, они там и хранятся лучше, хххе-хххе, и светиться перестают, глазам мешать. Холод ваши силы отнимает, и людей промораживает, нам подобными делает...

И вдруг Змеиный Король замер. Он повернулся и всмотрелся в темноту, в которой разгорелся маленький уголёк — огонёк — это Падди, не зная, что делать, достал сигарету и машинально закурил.

— Ты!!! — Падди обернулся к бледной харе Змеиного короля — (ну и имечко! или это должность такая?).

— Вы что, впустили сюда человека?! — обрушился король на О’Шороха и его очаровательную жену, испуганно выглядывающую с кухни. Сквозь её кудри у висков виднелись маленькие витые рожки.

«А змеи ведь боятся огня», — мелькнуло у начитанного школяра в голове, и он вдруг понял, что лепреконы вовсе не кажутся лепреконами, а лицо хозяина опушено вовсе не бакенбардами, а самым настоящим мехом. И, значит, Змеиный король тоже вполне настоящий...

«Ну-ка, проверим!»

Школяр ткнул горящим угольком сигареты в рукав своего свитера, связанного из овечьей шерсти. Запахло палёным, и король вскинул руку, силясь закрыться от запаха, который змеи, как известно, тоже не переносят.

Мерзкое чудище задохнулось от гнева, раскинуло лапы и что-то зашипело. Темнота начала уплотняться. Тепло, уют, нежные шёпоты и ласковые шорохи будто вытекали из зала, ведьмочки скорчились под столом, опустились на пол ослабевшие лепреконы. Сам хозяин О’Шорох едва держался на ногах, оперевшись на надёжную стойку, но дело выходило худое. Противная слабость добралась и до Падди. Он качнулся и плюхнулся на кстати подвернувшийся стул. Человек лишь сильно озяб, а волшебным существам было очень туго. Смолк тихий стон дриады, перестали шевелиться ведьмочки, замерла рука лепрекона, и даже стойкий О’Шорох, которому помогала его уютная темнота, опустился на колени, охваченный смертным холодом.

Сейчас Змеиный король заберёт все эти волшебные жизни и силы, до конца высосет всю тёплую темноту — ту самую, которую так любили и люди, особенно молодые. Весенними ночами они готовились к экзаменам, летними — гуляли с друзьями, а иногда даже обнимали гибкие девичьи станы. В уютной темноте, наполненной шорохами, происходит множество важных вещей. Там не видно, как горят щёки, и можно не стыдиться говорить слова, которые не умеют жить при свете. Там рождаются шутки и мысли, там поют гитары и вистлы, там приходят тайны, сотканные из звёзд. Без кусочка этой темноты не повзрослеешь как следует, или никогда не станешь тем, кем мечталось... Не скажешь самое важное... Не вдохнёшь упоительный ночной запах свободы и красоты... И всё вот это отдать какой-то змеюке?

— Да будет Тьма! — меж тем выкрикнул Змеиный король, и на стенах проступил иней. О’Шорох склонялся всё ниже, упрямо сверкая глазами. Эльф лишь слабо вздрогнул от новой волны холода, и последний отсвет волшебных ламп искрами пробежал по его опущенным крылышкам.

— Маменька... — неверными губами прошептал Падди. Не удался нынче канун праздника... Праздник!!! Святой Патрик! — Это же фейри!

«Если выберусь отсюда — отблагодарю маменьку — правильно она мне говорила — допиши ту свою работу про зелёные холмы!»

То, чего боятся змеи, ещё не успело всплыть словом в голове, а ноги уже отбивали незамысловатый ритм. Доски пола вздрогнули, и Змеиный король дрогнул вместе с ними.

Падди поднялся и, приплясывая, направился к стойке. В баре стало чуточку теплее.

— Ссстой, человек! Ты не имеешь права! — прошипел король, а Падди уже вовсю наигрывал на своём вистле, жестяной флейте, которую так удачно прихватил с собой. Он лихо выплясывал вокруг жуткой бледной фигуры, выводя мелодию о дороге в Дублин, такой далёкий и такой родной: уак-фо-лол-ли-да! И тут уже сам О’Шорох сообразил, в чём дело, приподнял мохнатую голову, прочистил горло:

— Эй, волшебный народ, веселись! Джига!

Шатаясь, хозяин бара поднялся на ноги, и неверными ногами начал выплетать па задорного ирландского танца. Падди помог встать его жене и дочери, и ведьмочкам, и дриаде с эльфом. Лепреконы оказались на ногах уже сами. Ударили как следует в крепкие доски тяжёлые подошвы, и изящные каблучки, и босые ступни...

Змеиный король шипел и плевался ледяными дротиками яда. Танцующие фейри взяли было его в кольцо, но танец их, едва очнувшихся, не полнился привычной мощью. Холод отступил, но не ушёл, и от каждого взмаха рук Змеиного короля шла новая волна леденящей пустоты. Так мгновения танца стали мгновениями жизни, и никто не знал, сколько этих мгновений ещё осталось.

Пляши, сомкни круг, как издревле делали фейри у зелёных холмов, и отбивай ритм, который отгоняет холод от тел и душ! И, если этот раз будет для тебя последним — нет толку беречь силы, пляши, не осрамись!

Кончилась мелодия, стихла песня, но новая не успела начаться. Вместо грохота каблуков раздался громовой удар посоха об пол.

— Кажется, мне снова следует здесь прибраться, — прозвучал спокойный голос. — Опять непотребства творишь, змеюка?

Змеиный король застыл как вкопанный. Щёлочки его гляделок наполнила бессильная злость.

— А ну, кыш! — древний и могучий, волшебный посох со свистом прочертил воздух, и бледный Змей сгинул, словно его и не было. С ним ушли холод и леденящая тьма — скатертью дорога!

— Шуршишь ещё, старик? — прищурился белобородый. О’Шорох охнул и бросился к нему, как к старинному доброму знакомцу, не виденному много лет.

— Патрик! — хозяин заключил гостя в крепкие объятия, и тот ответил не слабее. — Ты... откуда? Тысячу сто лет уж как не захаживал!

— Я всего лишь святой, а не Господь наш Всемогущий. Без Его благой помощи да Провидения, по которому этот парень здесь оказался, и сегодня бы не пробился.

И тот, праздник в честь которого как раз начался с рассветом этого дня, кивнул на Падди.

В бурной радости здоровенный О’Шорох развернулся к парню, чтобы облапить его как следует, но зацепил неудачно, и школяр не удержался на всё ещё одеревенелых ногах. Упал Падди, и из кармана его выпали, раскрывшись, старинные часы-брегет — фамильная ценность. На циферблате покоился найденный вчера четырёхлистный клевер.

— Велика твоя удача, человек, — проговорил О’Шорох. — Из-за этой штуки и дверь смог ты увидеть, и мы тебя не распознали.

— Смог, — проворчал Патрик. — Сам-то хоть клевер повесь над стойкой, сын Дану. Тогда и я захаживать чаще буду... хотя бы раз в век!

Ошеломлённый, слегка уставший от всех чудес, Падди лишь едва моргнул, рассматривая белую бороду Патрика и чёрный мех О’Шороха — раз, другой, третий...

...А когда глаза его открылись как следует — вокруг не было темноты. То есть была, но не такая густая. Он словно придремал в уголке бара, где веселились самые обычные люди. Падди подхватил сумку, проверил часы и вистл во внутреннем кармане — всё было на месте, — и вышел на улицу.

Там гремел парад в честь Дня Святого Патрика. Люди, переодетые волшебными существами, плясали, пели, дули в волынки и наигрывали на скрипках. Они блистали, шумели, кричали, веселились так, как умеют только в сердце зелёного Эрина.

Дублин! Родной Дублин! От полноты чувств Падди упал на колени и поцеловал мостовую.

— Настоящий ирландец всегда поймёт другого ирландца! — прошептал он и подмигнул небу. Сзади, из уютной темноты переулка, разгоняемой старинными фонарями, раздался шорох, и Падди обернулся.

Ему улыбалась темноволосая девушка в пышных юбках — они-то и шуршали кружевом и тафтой.

— О’Шорохи, все фейри, все влюблённые и любящие благодарят тебя, человек, — произнесла она, и юбки снова зашуршали — так, словно под ними плавно повели пушистым хвостом.

Падди, разумеется, тут же узнал дочку гостеприимного хозяина бара, откуда Святой Патрик отправил молодого ирландца домой. Школяр учтиво подал руку, девушка по-старинному взяла его под локоть, и Падди шагнул было на улицу, где шумел и сиял парад...

— Нам, О’Шорохам, всё же уютнее в темноте, — шепнула грациозная фейри и в свою очередь тихонько потянула Падди в переулок. Там непривычная круглая оранжевая лампа освещала ни большую, ни маленькую дверь с не железной и не деревянной ручкой.

— Пожалуй, в «Темноте» действительно будет уютнее, — согласился Падди. — Особенно с тобой, прекрасная О’Шорох.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
+8
606
07:12
+1
Прекрасная сказка. С учетом, что я люблю много чего ирландского, так вообще…
«Волшебность» удалось прочувствовать :)
Жаль песню нельзя вставить. Для атмосферы :)
music.yandex.ru/album/712143/track/6605258
15:10
Возвращаюсь с ГОЛОСОМ

Это было лучшее погружение в волшебный мир.

08:11
+1
Я просто оставлю это здесь. Спасибо, автор.

Переодень-ка меня в ирландца — В пиджак, подтяжки, жилет, картуз,
Купи мне броги специально для танцев,
Подкрась-ка рыжим мой черный ус,
Вложи мне пиво в левую руку,
В правую — флягу с горной росой,
Копать картошку вдолби мне науку,
Укрась фингалом мое лицо.

Припев
Падди в Дублин шел
На подмогу IRA,
Ты сожги там все,
Нам оставь лишь эль.
Ты найдешь пивбар и там получишь свое.

Все проповедники и президенты
Не стоят ногтя его одного.
Те ценят славу, власть или деньги,
Он, кроме выпивки — ничего.
И Падди с Джонни договорятся,
Лишь только барную стойку найдут.
О, разрешите мне стать ирландцем
Хотя б на пару-тройку минут!

Припев
Падди в Белфаст шел
Навестить друзей.
Ты сожги там все,
Нам оставь лишь эль,
Ты найдешь пивбар и ты получишь свое.
Ты не Джонатан Свифт
И не Кеннеди,
Но сметешь ты всех
На своем пути
Ты пропьешь штаны,
Но зеленый флаг не пропьешь.

Ну а вообще-то он некурящий
И не бывает мертвецки пьян
Ведь в вытрезвитель его не тащат,
Он под конвоем идет туда сам.
Под каждой шпалой похоронен ирландец — Вперед по рельсам, помянем их всех,
И не ищи между нами разниц,
Ведь человеку брат человек

Припев
Петя в Питер шел…
Падди в Лондон шел
Навестить друзей
Шел и села жег,
Оставлял лишь эль,
Находил пивбар и получал там свое
Он не добрый Ээх,
Он не злой Палпатин,
Но сметет он всех
На своем пути,
Он пропьет штаны,
Но зеленый флаг не пропьет.
11:48
Фестиваль ирландской песни открыт! Теперь должен прозвучать гимн ИРА!
15:24
+1
Крутяк! Хотя это скорее претензия на легенду, чем сказка, но очень круто!
Эти пляски, приход Патрика, тонкая философия пабов- замечательно. А романтический финал, так это ещё одно попадание в точку.
Спасибо.
06:26
+1
Долго думала, что же мне это напоминает и поняла! Атмосферой Американских богов Геймана пахнуло.
Отдельное спасибо за пушистую тьму. Зримо)
голос сюда за смелость в написании/переложении легенды. Спасибо, автор)
Aed
10:11
+1
Вот так неожиданно к нам на огонек ворвались ирландцы. С оригинальной легендой я особо не знаком, но и без этого сказка самодостаточна, что несомненный плюс. Написано хорошо и атмосферно, и вроде как должно быть интересно, а не зацепило. Даже не знаю, что мне не понравилось. Может общая неспешность и камерность всего происходящего, а может Тим Бертон со своей Алисой убил во мне всю любовь к джиге.
В любом случае спасибо автору за его сказку.
13:04
+1
У меня «школяр» стойко ассоциируется со значением «школьник». Поэтому я слегка прифигела от пенного, сигареты и девочек crazy
«к бледной харе Змеиного короля» — это пять)))
Патрик, Дублин, клевер, фейри — ух, как колоритно! Рыжая, бесшабашная и заводная сказка с уютной магией пабов drink
И да, шорохи в темноте бывают не только страшными!)))
Мне понравилось, спасибо!
15:00
Очень понравилось, что Тьма в этой сказке выступает как положительное нечто, а то обычно в сказках наоборот, свет — хорошо, темнота — плохо. Вообще, прекрасно и оригинально получилось :)
22:28
Что за прелесть эта сказка! Да ещё про Ирландию! Как тут устоять!
Правда, когда автор от стёба к лирике вильнул, чуть пафосно получилось. Но всё равно хорошо. Концовка куцая. Но всё равно годная. И вообще, придираюсь, чтоб восторги свои умерить. Потому как сказку читала урча от удовольствия.
ГОЛОС
09:53
+1
Классная манера изложения и очень интересная идея, что темнота — вещь тоже нужная smile Заставило задуматься: и почему только с ней чаще связывают что-то негативное и злое?!
09:58
Мне больше понравилась органичность святого Патрика в повествовании. По легенде, он владел силой изгнания змей.
10:49
+1
Эту органичность смогли оценить только те, кто в теме :P а на мой вкус, даже если бы там вместо Патрика Терминатор материализовался, тоже весьма недурно бы вышло
10:55
Если бы на месте Патрика материализовался Терминеггер и потребовал у Короля Змей одежду, очки и мотоцикл, то это действительно было бы весьма недурно, но совсем в другом смысле jokingly
А так — День святого Патрика, змей нависает над любимым пабом оного Патрика, Патрик, благодаря своему символу у главгероя, является и использует свой коронный приём на змее.
(Вот кого надо было натравить на Вольдеморта. Как же никто не догадался)
12:47
+1
А он бы вписался smile потом оказалось бы, что Хогвартс на самом деле — школа для святых-(мракоборцев)-апостолов, и вообще все герои уже мёртвые angel крипота… :D
14:59
+2
Те, кто в теме, сначала подумали — " Патрик! По каким барам ты шляешься в канун собственного дня? Змеи в Ирландии!". Но потом он таки явился
Хм, очень противоречивые чувства вызвала у меня эта сказка. С одной стороны — классная интерпретация темноты. Здорово! И было очень, ну очень интересно читать, пока не появился Патрик. А дальше пошли какие-то незнакомые слова, как будто развязка написана на китайском. И всё волшебство пропало. И стало неимоверно скучно.
Про культуру ирландцев я ни сном, ни духом. Я понимаю, что Патрик, клевер, часы-брегет что-то должны значить, но что конкретно? Хз. Смазалось впечатление.
Стиль тоже неоднозначный. Первое 3-4 абзаца приходилось перечитывать предложения. Потом втянулась, даже понравилось.
20:27
Это было замечательно) Очень *внимание! противное слово* атмосферно.
Вот чего-чего, а то, что св. Патрик ходит по пабам — верю сразу))))) И вообще Шотландия/Ирландия — моя любовь волшебная) И каждое лето хожу в баню ищу пятилистный клевер и жую его на счастье)
Антураж, описалово и язык вставили больше сюжета. Может это я просто про змей не люблю? Эх.
Но это было чудесно. Прекрасно стилизуете, без перебора. Спасибо.
05:01
Местами цеплялась за лишний «мусор» типа: «как-то», «какой-то» — их слишком много в начале текста, перегружают. В остальном же не нашла к чему можно придраться) Сказка складная и интересная. Немного не мой «ирландский» профил, но тут уже сугубо личное)

Гость
10:28
В этой сказке есть всё: и окутывающий пленящий язык сказочности, впрямь соприкасающейся с легендой. Наверное, вначале была легенда, а потому такой, особенный язык, Ирландия, особенности празднования… разом сам превращаешься в школяра и… погружаешься в сказочные тайны. Что удалось — оказались таинственно переплетёными сказочность и реальность, искусно переплетёными, неразделимыми, а потому особенно правдивыми.
17:14
ГОЛОС сюда. За Тьму, ирландцев и очень классную атмосферу.
20:34
+1
Впечатление. Атмосфера. Тьма.
Голос. Если успею, сделаю алаверды.
Очень понравилось
Конечно, сказка полна роялистых роялей… но, простите, мне понравилось, как они играли
00:30
хороший этап, жирненький
как зачитыватель до дыр сборника сказок «сквозь волшебное кольцо» яро плюсую
есть недочеты, речь змея немого корявая, но каков колорит)
всё это так уютно и мило
сложновато для сказки — пабы, Дублин, радиолы, но в целом — от этой истории пахнет праздником и элем, так что… ну я не знаю… история о студенте а-ля Андерсен. почему нет?
не знаю, в какую категорию записать, но мне понравилось
добротно и весело
всё же, скорее рассказ, чем сказка, эдакий рассказ из сборника писателей-фантастов ко дню святого Патрика
начало только замороченное немного — не знаю то, не знаю сё
спасибо, автор
Загрузка...
Виктория Миш №1