Нидейла Нэльте №1

Милосердие

Автор:
marrtin
Милосердие
Работа №1 Тема дуэли: Добрая душа
  • Победитель

- Донна Виола, поешьте что-нибудь… У нас есть сухари, несколько яблок, - молодой матрос виновато смотрел на неё.

- Спасибо, Рикардо, я не голодна. – Виола нашла силы улыбнуться. – Может быть, утром.

«Если оно настанет, это утро» - мрачно сказала она про себя. - «В таком плавании всего можно ожидать…»

Девушка устроилась на корме баркаса, на жестких канатах, и накрылась теплым плащом, отороченным мехом рыси. Боль утраты, голод, усталость притупились, осталось только невыносимое ощущение страха перед неизвестностью. Она уткнулась лицом в пушистый мех и закусила воротник, чтобы не расплакаться.

«Я дочь гранда, мне нечего бояться. Мы живы, есть запасы еды и воды. Опытные моряки найдут дорогу домой – рано или поздно».

Она вспомнила свою наставницу, седую, сморщенную старуху Адаки. Провожая её на пристани, Адаки говорила: «Неизвестность нужно встречать лицом к лицу, а опасность – тем более. Не трать силы на страх, они понадобятся тебе для решения задачи. Любая угроза – это лишь задача с некоторым числом неизвестных. Раскрывая их по одному, ты найдешь правильный ответ. Только и всего, моя милая, только и всего…»

Больше суток их носило по бурному морю, после того, как «Прекрасная дева Арнита» отправилась на дно, в царство русалок и морских змеев. Её спутница, донна Анна де Контильяс, вечно хмурый боцман и ещё пять человек никогда больше не вернутся домой, к зеленым холмам Заячьего острова. Сейчас матросы, вымотанные борьбой с волнами, вповалку спали на дне баркаса. Ночное море было тихим, они спустили парус и только Виола и Рикардо, сидевший у руля, видели серп молодого месяца и россыпь звезд над головой. Матрос еле слышно напевал грустную песню, девушка поплотнее закуталась в плащ и незаметно уснула.

***

Проснулась она от холода. Над морем стоял густой туман. Онемевшее тело ныло, Виола, подавив стон, пошевелилась, разминая руки и ноги. Ночь плавно перешла в серый, промозглый рассвет. Девушка огляделась. Рикардо спал, опустив голову на руки. Лодка дрейфовала сама по себе. Виола протерла лицо напитавшемся сыростью краем плаща и … замерла от страха. Низкий, гнусавый стон просочился сквозь туман и наполнил её ужасом. Казалось, баркас плывет в пасть Левиафана, отвратительного морского чудовища, собирающего кровавую жатву прошедшего шторма. Зов повторился и Виола, найдя среди лежавших капитана де Марко, на четвереньках добралась до него.

- Дон Стефано, дон Стефано!

Седой капитан потёр лицо и приподнялся на локте.

- Что такое, чика? Что случилось?

Виола вцепилась в его камзол.

- Слушайте, дон Стефано… Там… Что это?

Протяжный звук снова наполнил туман, на мгновение оживив серые тени.

- Не знаю, чика… Но, пожалуй, пора на вахту. Не волнуйся, милая, мы тебя защитим.

Де Марко погладил её по голове и встал.

- Подъем, подъем, дохлые каракатицы! Пречистая Дева уберегла ваши душонки от адской сковородки, так постарайтесь оправдать её надежды!

Матросы зашевелились.

- Рикардо, раззява ты этакая! Спишь на руле! Пните его там как следует! Живее, живее, креветки вареные!!!

Капитан удовлетворенно подправил усы, прислушался и вдруг гаркнул.

- А ну тихо все! Молчать, как рыбы!

Дождался тишины и, поставив ладони рупором, закричал в серую непроглядную пелену: «Ого-го!» На мгновение замер, кивнул и обрадованно заорал: «Все на вёсла! Гребите, черти полосатые! Рикардо, курс прямо!»

- Я услышал эхо, чика. Может быть, впереди берег, - медленно сказал дон Стефано, вглядываясь в туман.

«А может быть – чудовище» - подумала девушка, поёживаясь.

- Что бы там ни было, я предпочел бы встретиться с ним на суше, - ответил на её мысли капитан. – Впереди рифы! Право руля, Рикардо, право руля! Пречистая Дева услышала наши молитвы!

***

Через несколько минут Виола услышала шум прибоя. Матросы налегли на вёсла, баркас рванулся вперед и, подгоняемый волной, скоро зашуршал дном по гальке. Берег казался стылым и неприютным. За небольшой полосой отлива, покрытой темными водорослями, виднелся каменистый обрыв.

Виола взяла дорожную сумку и вопросительно посмотрела на капитана. Де Марко ободряюще улыбнулся.

- Не пропадём, чика.

Понемногу поднялся ветер и по берегу покатились серые клочья тумана.

- Вы двое охраняете баркас, остальные за мной!

Капитан проверил, хорошо ли выходит меч из ножен и церемонно подал девушке руку.

- Прошу, моя принцесса! Если эта земля необитаема, клянусь, я назову её вашим именем!

Виола смущенно покраснела и спрыгнула на сушу.

***

Они довольно долго шли по пустынному пляжу. Высокий обрыв по-прежнему тянулся неприступной каменной стеной, тишину нарушали лишь хруст гальки под ногами и пронзительные, тревожные крики чаек. Наконец капитан остановился и хмуро покачал головой.

- Вернемся к баркасу и пойдем в другую сторону. Должен же этот обрыв где-то закончиться?

Низкий, протяжный звук рога заполнил пространство, заметавшись между сушей и морем. Матросы, озираясь и доставая ножи, столпились в круг. Мгновение, и из тумана показались тёмные, причудливые фигуры – то ли люди, то ли чудища. Рогатые, шипастые, в страшных масках, вооруженные арбалетами и длинными рогатинами. Под оглушающий рёв рога показался предводитель, восседавший на рослом коне, покрытом броней из костяных пластин. Пару ударов сердца он молча смотрел на моряков, потом поднял руку и показал на девушку, прорычав короткую команду. Нападавшие дружно шагнули вперед. Рикардо загородил Виолу собой и, натолкнувшись на толстую арбалетную стрелу, рухнул ей под ноги. Виола всмотрелась в темные глаза всадника, блеснувшие в прорезях маски и лишилась чувств.

***

«Теперь ты». - Адаки переходит к следующему больному. – «Он безнадежен и мы можем лишь облегчить страдания».

Адаки печально кивает. Виола кладет ладони на горячие виски старика, закрывает глаза и начинает негромко, протяжно петь: «Хайо-хейя, хайю-хейя… Айю-айо, хейя-хейя…» Постепенно дыхание больного успокаивается, на губах появляется улыбка. Через полчаса, когда послушницы уходят, старик умиротворен и тих.

«Пока есть жизнь – есть надежда», - старая Адаки снова удручающе права. - «Только мертвецы не могут вести игру. Твоя партия заканчивается только смертью, всё остальное – лишь изменение условий задачи. Поражения не существует. Впрочем, и победы эфемерны… - но это мы рассмотрим на следующем уроке. А сейчас скажи мне, что такое милосердие?»

«Милосердие?» - Виола медлит. – «Милосердие это…»

«Смотри внимательно. Стежок к стежку, вот так…» - Донна Анна грозит ей пальцем. – «Виола, ты совсем не слушаешь!»

Девушка откладывает рукоделие и заглядывает подруге в глаза. «Анна, расскажи о своем возлюбленном!»

Та смеётся. «Ах, Виола, тебе ещё рано думать об этом!»

«Вон там – звезда Алголь. А вот эта, голубая, - Странник».

«Ты скучаешь по дому, Рикардо?» - спрашивает Виола, наматывая на палец выбившийся из прически локон. Матрос доверчиво улыбается.

Виола отворачивается к стене и сжимает в руке серебряный оберег. Она лежит в маленькой комнате, на простой деревянной кровати. Холодные каменные стены, охапка сена и ночная ваза в углу. Высоко под потолком отдушина, сквозь которую проникает тусклый солнечный свет.

Слышатся шаги. Дверь со скрипом отворяется, на пороге стоит верзила с неряшливой рыжей бородой. Некоторое время он молча смотрит, потом качает головой.

- Пошли.

Полутемные коридоры приводят в залу. Здесь жарко пылает очаг, на полу разбросана солома, на стенах висят копья, мечи, щиты... За грубым деревянным столом сидит крупный черноволосый мужчина в потертой кожаной одежде. Какое-то время он не замечает вошедших, делая вид, что занят исключительно трапезой. Мужчина жадно вгрызается в куски жареного мяса, запивая пивом из кувшина. Запах дразнит ноздри, рот Виолы наполняется слюной.

- А, пришли! – Хозяин вытирает рот и кидает кость под стол, откуда раздается утробное ворчание. – Присоединяйтесь, благородная донна, мы тут люди простые.

Виола насмешливо кривит губы, не двигаясь с места.

- Что, не нравится? Вилли, ей не нравится! – указывает на девушку костью. – Она брезгует! А, точно! Я ж забыл представиться!

Хозяин встаёт и шутовски кланяется.

- Я Эрик. Лорд этого замка и острова Трех Камней. Ты, детка, можешь звать меня Эрик Красивый, если захочешь.

Чернобородый облизывает губы и, похотливо оглядев Виолу, громко хохочет.

Рыжий Вилли присоединяется к веселью своего лорда.

- Ладно, - Эрик опускает тяжелую руку на стол. – Ты Виола де Бранко, единственная дочь владельца Заячьего острова. Дурацкое название! Но денежки у него водятся. И если твой папаша хочет получить дочку назад, то пусть платит. Как считаешь, Вилли – пять тысяч золотых не слишком маленькая цена за такую красавицу?

- В самый раз, - хрипит верзила.

- А ты что думаешь, молчаливая моя? – Эрик слегка подается вперед.

- Для тебя хватит одной крепкой веревки, - негромко говорит Виола.

Эрик хохочет, но глаза его наливаются злобой.

- А у нашей пташки есть коготки! Впрочем, судить о выкупе – не бабье дело. Я добрый, детка. Я не буду повышать цену. Я даже не возьму выкуп за твою команду.

Он снова прихлёбывает из кувшина и вытирает рот, глядя на Виолу бездонно черными глазами.

- Они мне и даром не нужны. Я их просто повешу. По одному человечку в день. Один день – один висельник. Поняла? Если ты не будешь со мной поласковее, крошка. Нам здесь так тяжело без женского общества…

Виола молчит.

- Так мне ждать тебя сегодня вечером? – вкрадчиво интересуется Эрик.

- Да.

- Потрясающе! У нее добрая душа, Вилли! Я сейчас заплачу…

Виола закрывает глаза.

- Человеческая жизнь бесценна. Я приду.

Эрик глубокомысленно кивает.

- Да-да. Вилли, проводи красавицу в ее… келью. И захватите жратвы, что ли. Пусть подкрепится перед бурной ночью.

***

Сегодня красивый закат. Небо чистое, только вдалеке над горизонтом плывут редкие облака. Розовые, малиновые, оранжевые. Внизу прибой с грохотом разбивается о камни. Виола стоит у открытого окна в комнате Эрика. Человеческая жизнь бесценна и тот, кто отнимает ее – преступает законы и дольнего, и горнего миров. Участь его печальна, грех его безмерен и поступку его есть лишь одно оправдание – когда человек, прерывающий жизнь, делает это для общего блага, согласно Божьему промыслу.

«Пречистая Дева дает нам большую силу, девочка», - Адаки сегодня грустна. – «Ты можешь уменьшить боль, принести человеку покой. Всегда помни, что твои руки– только инструмент и их действие – лишь маленький эпизод в вечной борьбе света и тьмы. Просто делай, что должно и не кори себя, если что-то идет не так, как ты думала».

За дверью шаги. Эрик вваливается в комнату и ухмыляется.

- Привет, красавица. Я опасался, что ты бросишься вниз. Не передумала?

- Нет. – Виола пожимает плечами. – Здесь красиво.

Эрик берет ее за подбородок и грубо и жадно целует. Виолу передергивает.

- Не торопись, - девушка гладит его по груди. – Доверься мне и эта ночь будет лучшей в твоей жизни. Сядь.

Виола усаживает его на низкий табурет, кладет ладони на виски и начинает древнюю песнь: «Хайо-хейя, хайю-хейя…»

***

Крики чаек пронзительны и резки. Солнце за окном давно встало и морская гладь видна до самого горизонта. Погода тиха и волна мягко и лениво набегает на песок. Виола, улыбаясь, потягивается. Мягкая постель – одно из самых невинных и приятных удовольствий. За дверью грохот.

- Эй, Эрик! Просыпайся, черт тебя дери! Сколько можно дрыхнуть?! Или ты так утомился, что не можешь пошевелиться?!

Рыжий Вилли со смехом вваливается в комнату и застывает на пороге. Девушка невозмутимо смотрится в маленькое серебряное зеркальце, а седой, как морская соль, Эрик, сидя в углу, брезгливо обирает с себя невидимых букашек…

***

- А ну, пошевеливайтесь, креветки вареные! Педро, что ты ходишь в обнимку с грязным тряпьем? Выброси эту дрянь за борт! – дон Стефано, бледный, с перевязанной головой, тяжело оперся о планшир. – Ей-богу, чика, надо мной смеяться будут – ушел на «Прекрасной деве Арнита», пришел на «Плешивой утопленнице». Ну надо же так корабль назвать…

- Не будут. – Виола ласково погладила старика. – А хотите, по дороге закрасим название? Заведем новый судовой журнал…

- Они не обижали тебя, чика? – капитан нахмурился. – Странные какие-то разбойники. Сначала нападают, потом корабль дарят.

- Нет, дон Стефано, - Виола вздохнула. – Благодарите Пречистую Деву. Ничего, сейчас привезут пресную воду и отчалим.

Над замком раздался пушечный выстрел. На берегу показалась подвода, груженая бочками. Через несколько минут она добралась до пристани и матросы принялись закатывать темные бочки по громыхающим сходням.

Худой человек в черном плаще поднялся на борт и с поклоном подал девушке небольшую шкатулку. Виола осторожно подняла крышку. Внутри оказался серебряный браслет в виде змейки с рубиновыми глазками и свернутое в трубочку письмо.

«Драгоценная донна Виола де Бранко! Я приношу извинения за досадное недоразумение, случившееся с вами в моих владениях. Примите на добрую память этот маленький подарок. Корабль ваш, не трудитесь возвращать. Счастливого пути.

Рыжий Вилли, Лорд Трех Камней». 

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
Другие работы:
+5
306
22:18
+2
У меня тоже добрая душа. Поэтому я промолчу.
22:27
+2
Качество текста здесь самое высокое. Только поэтому ГОЛОС
16:52
Благодарю!
23:51
-1 балл за превышение объема
06:09
+2
Хорошо написано, очень гладко, искусно. К организации сюжета у меня есть претензии, но текст держал, безусловно. Жаль, что самое интересное опять за скобками. Тайна-тайной, но читатель вполне заслуживает пригоршню чудес, на которые были намеки.
08:58
Спасибо за отзыв! Таинство такая штука, так и остается непонятным. pardon
06:46
+2
ГОЛОС. За то, что не пытались шутить, не старались философствовать на тему человечности. Поставлена задача и выполнена. Добротно так, с показом, не перегружая ни себя, ни социум))) всегда чего-то не хватает… в супе)))) Хлеба))) но это самый читабельный текст, целостный, стильный и интересный.
15:43
+2
Голос сюда. Очень понравился сюжет в целом, и подетально — герои, диалоги, описание окружающей обстановки, главная мысль итд. Всё очень вкусно! thumbsup
08:58
Благодарю!
16:11
+1
Отличный рассказ. Тема раскрыта. У ГГ не только добрая душа, но и умные руки :). ГОЛОС.
09:00
Благодарю за отзыв!
12:43
Ярко, смачно, и увлекательно! Картинки сами в голове рисуются. Идея хороша. Тема раскрыта. Герои выписаны великолепно. Автору аплодисменты!
13:27
+1
Вернулась с ГОЛОСОМ.
Сцену с рукоделием наверное можно сократить, я не поняла, в чём её смысл. Весь остальной текст настолько гармоничен, не выкинуть ни строчки, ни словечка. Думаю, что превышение объема в данном случае оправдано.
09:14
+1
Спасибо!
Сцена с рукоделием, возможно, не очень удалась. Но здесь надо было вставить какой-то переход между берегом и замком.
Виола вспоминает людей, которые повлияли на её жизнь, эмоционально с ней связаны. «Иных уж нет, а те далече.» Рикардо и Анна внезапно умерли, наставница Адаки далеко и, возможно, уже не встретится с ней. Такое прикосновение к новой, взрослой и внезапно изменившейся жизни.
21:15
+1
Бывает так, что язык автора в целом неплохой, но ряд фраз/выражений портят впечатление от рассказа. В данном случае это:
1) обращение к знатной особе «чика», да и «моя принцесса» слишком вольное для капитана. До невозможности.
2) столпиться в круг
3) натолкнуться на арбалетную стрелу -> шел, шел и наткнулся
4) поучения с «изменением условий задачи» и шитье «стежок к стежку», ну никак не сходятся
5) не замечает вошедших, делая вид, что занят исключительно трапезой --> делает вид, что не замечает вошедших и занят исключительно трапезой
09:19
+1
Спасибо! thumbsup
обращение к знатной особе «чика», да и «моя принцесса» слишком вольное для капитана. До невозможности — у меня в голове была мысль, что они хорошо знакомы, вплоть до того, что капитан мог быть дальним родственником, знать её с младенчества и т.д. Т.е. он не просто перевозчик, а хороший друг.
Но вот не отразил это в тексте, хотя можно было бы добавить, вы правы.
21:30
+1
Из всех трех рассказов этот наиболее внятно воспринимается. Тоже многое осталось за кадром, но, пусть частично, а сюжет складывается. К теме, конечно, сильно притянуто.
ГОЛОС этому рассказу. Просто за то, что качественнее написано
09:15
+1
Благодарю!
Загрузка...
Ирис Ленская №1