Ольга Силаева №1

Ночной костер

Автор:
marrtin
Ночной костер
Работа №2. Тема дуэли: Дровосек

Скверный сырой факел никак не хотел разгораться. Упрямое дерево дымило, осыпаясь крошечными багровыми угольками, но не желало отдаваться благородному очищающему огню. Энрике терпеливо вздохнул.

- Тише, брат, тише, - сказал он себе. Наконец, пламя занялось, жадно добравшись до сухой сердцевины. Юноша вытащил факел из костра и пошел к подземельям. От входа несло смрадом. Местные катакомбы пользовались дурной славой. Бродяги и убийцы, нищие и воры – дикая вольница, на которую городские власти закрывали глаза. Молодой герцог слишком хорошо помнил, как мучительно расставался с жизнью его дядя, отравленный воровской гильдией. Расфранченный аристократ предпочитал охотиться на куропаток и оленей, а карманников и гулящих девок оставил в покое, вешая время от времени случайных неудачников и не тревожа осиное гнездо скверны.

Герцог был слаб, в отличие от человека, стоявшего сейчас у входа в подземелье. В неровном свете костра лицо магистра казалось вытесанным из холодного тосканского мрамора. Едва светила луна. Братья ордена скользили вокруг незаметными тенями. Молча, по двое, они выносили из адова чрева мертвецов и бросали их беспорядочной грудой. Ветер рвал пламя костра и разносил искры над каменистой пустошью, гоня алые огоньки вдаль, к темному заливу и непрестанному шуму волн.

- Ты был храбр сегодня, мой мальчик, - в суровом голосе магистра угадывались теплые нотки. – Мы сделали большое дело. Десятки грешников отправились в ад, туда им и дорога. Тысячи человек вздохнут свободно. Один бурдюк с цикутой, вылитый в источник грязным мальчишкой, избавил от скверны целый город. Хуан гордился бы тобой.

Магистр повернулся и положил тяжелую руку на плечо юноши.

- Да, учитель…

- Да… Но? – нахмурился мужчина. – Я не слышу в твоем голосе твёрдости, сынок.

Твёрдости? Да, пожалуй, её не было в душе Энрике. Опустошённость и безнадёжность переполняли его сердце с тех пор, как умерла мать. Дни до этого рубежа переливались солнечным золотом, веселым смехом и лаской любящих глаз. Краюха сухого хлеба и кувшин чистой воды служили им обедом, а клочок земли на задворках базарной площади – родным домом. И пусть горожане видят в матери лишь белобрысую уродину с кривыми ногами и родимым пятном во всю щеку, маленький Энрике знает - она прекраснейшая на всем белом свете.

Так говорил отец, а разве можно ему не верить? Разве доброе сердце и веселый нрав не ценятся больше в этом мире? Отец рисовал миниатюры для тех, кто хотел сохранить образ любимой в памятном медальоне. Крохотные портреты, неподвластные течению времени. Ласковый голос, мимолетное воспоминание, касание легкой кисточки по щеке – вот и все, что он оставил в наследство. Следы отца затерялись в тумане той, прежней жизни.

После смерти матери мальчика впитала городская клоака, уродливая и бессмысленная, жаждущая справедливости, а получающая в ответ лишь страдание. Тогда в его душе поселилась ярость, тлеющая диким огнём под серым пеплом. За куском хлеба Энрике пришел к монахам, а за смыслом жизни – к магистру, наткнувшись на него, как зеленый листок в мутном потоке налетает на камень, ломающий людские судьбы, словно сухие щепки.

Братья выносили последние тела. Магистр пошел к большому огню, медленно ступая по ночной траве. Энрике двинулся следом.

- Ты знаешь историю нашего ордена, но… никогда не лишне повторить. Много лет назад бродил по земле монах по имени Хуан Хименес. Гремел церковной кружкой, проповедовал любовь, доброту и смирение. Только в каждом городе, в каждой бедной семье видел он, как несправедливость калечит души. С болью в сердце смотрел Хуан, как человек, страдая, становится уродом и начинает распространять вокруг себя язву страдания. Как собравшись вместе, уроды становятся крепче во сто крат и страдание их становится безмерным. И тогда понял Хуан, что страдающий человек – это больное дерево в лесу. Если его не вырубить, зараза перейдет на соседние деревья, на близких людей и со временем горе погубит весь лес. Вор, укравший у бедной семьи последние деньги, разбойник, покалечивший честного купца в погоне за его кошельком, шлюха, заразившая дурными болезнями соблазнившихся блудом, пьяница, избивающий своих детей – они все не в один миг стали язвой страдания, что-то подтолкнуло и сделало их такими. И решил Хуан стать очистительным огнем, что спасет мир от скверны, стать дровосеком, что вырубит под корень больные деревья и даст возможность здоровым тянуться к свету. Ножом и ядом, топором и удавкой проповедовал он свое учение и никогда не слышал слов сожаления о мертвых. Никто не оплакивал воров и уродов. Разве это не лучшее доказательство нашей веры, Энрике? Ибо мы пастыри, что пестуют новую породу людей, чистых, свободных от бед и страданий. Мудрый правитель, честный купец, отважный воин и добрый пахарь – вот идеал общества. А всё больное, кривое, уродливое – в огонь!

Энрике смотрел на пламя костра и мучительно пытался понять – где он в этом мире? Он, сын уродливой нищенки, воровавший еду со стола честных купцов и добрых пахарей, кто он такой? Храбрец, минувшей ночью загубивший десятки душ; он вычистил заразу или только расширил круг страдания? Где начало его пути и можно ли вылечить мир жестокостью, или милосердие и сострадание есть единственный путь к всеобщему счастью? Святые отцы говорили, что…

Что-то хрустнуло под ногой. Энрике наклонился и грязными пальцами поднял с земли цепочку с треснувшим медальоном. Верно, один из мертвецов оставил этот дар ещё живым людям. Крышка распалась на части и в свете костра стал виден полустертый портрет молодой женщины. Лицо её смеялось, вполоборота глядя на юношу. Золотистые локоны, голубые глаза и родимое пятно на всю щеку… Энрике без сил упал на колени. Тело трясло от рыданий. Безмолвные мертвецы тихо, пустыми глазами смотрели на своего убийцу, на высокое небо, на далёкие, еле заметные звездочки в бездонном океане тьмы. Руки их, принесшие столько горя, уже никого не смогут обнять, глаза никогда не прольют слёз по ушедшим, по любимым, по бесконечному горю этого мира.

Через минуту юноша поднялся и прикоснулся головой к широкой груди магистра.

- Вы правы, учитель. Мир нуждается в очищении, но многие, даже лучшие из нас, жестоко заблуждаются. Я понял, даже те, кто обладает силой и твердостью, идут неверным путем и горя не становится меньше. Мир не будет лучше оттого, что некому будет страдать. Только глядя в кривое зеркало, мы можем отличить себя от дьявола. Хуан был прав – лесу нужен дровосек.

Лезвие ножа серебристой змейкой скользнуло в руку, взлетело вверх и нежно поцеловало шею магистра. Энрике бережно опустил на землю мертвое тело, на мгновение закрыл глаза и растворился в ночи.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
+4
407
07:24 (отредактировано)
+1
Стильно написано. Такой готический рассказик.
11:49 (отредактировано)
+1
Замечательная история. Импульсивно, поддавшись эмоциям, оставила ГОЛОС здесь, не дочитав остальных в дуэли. Что тут еще скажешь?
12:03
И не ошиблась… smile
11:22
И отдельное спасибо вам!
Опять про бедняШШШШку tiredШтамп на штампе и штампом погоняет. Да и тема… С холокостом как таковым не играют, вообще-то, даже в литературные игры.
12:34
Как-то в лоб морализм подан. не люблю насилия над собой.
13:02
+2
Атмосфера, конечно, создана. Но это и все.
Текст кажется очень сумбурным, понамешано: и мать, и отец, и герцог и магистр. Магистр, к слову, будто манекен, «с лицом из тосканского мрамора». Так всю сцену и видится истуканом. В чем его функция? Рассказать историю, которая герою и без того известна? Хотя бы уж тогда была неизвестной, а то вышло, что магистр это читателю рассказывает — целый кусок текста получается неестественным каким-то.

Где начало его пути и можно ли вылечить мир жестокостью, или милосердие и сострадание есть единственный путь к всеобщему счастью?

Это размышления юнца? В тот самый момент, когда вокруг таскают трупы? Не верится.

Некоторые метафоры тоже показались сумбурными, излишне усложненными.
Вот, к примеру:
наткнувшись на него, как зеленый листок в мутном потоке налетает на камень, ломающий людские судьбы, словно сухие щепки.

Только я представила зеленый листок летящий по воздуху (ну это ладно, спишем на мою бурную фантазию), как оказывается, что он упал в поток и налетел на камень. Тут бы автору и остановиться, но выясняется, что камень (лежащий в потоке!) ломает людские судьбы (каким образом?). Ломает, как сухие щепки. У меня опять возник диссонанс — ведь камень-то в воде, а щепки сухие. Возможно, это только мое занудство, но еще в паре моментов вот так спотыкалась.

Ну и последнее — дровосек-то сюда за уши притянут. Тут хоть кого подставь — хоть хирурга, хоть садовника.
11:32 (отредактировано)
+1
pitchupГодный комментарий, но за дело, да, хотя и задело. ))) Спасибо за неравнодушие!
14:47
Простите, что задело ) Я, вообще-то, добрая, но что-то пошло не так ))
В любом случае, я не критик, а мнение читателя — это же просто к сведению )
19:39 (отредактировано)
+1
Не, всё нормально. Обидно было, что столько ляпов наделал и не обратил внимания. Сам виноват. pardon
12:21
+2
Что-то я не понял. В самом начале, где появляется герцог, дядя и Энрике. Да и потом не всё. В тексте больше размышлений, чем действия. К тому же ещё и читается мораль. Пусть и кривая. В этих философстованиях я и потонул, не разобравшись до конца.

Хотя изложено красочно, со вкусом. Но куда-то в пустоту, что ли.
15:09
+2
наткнувшись на него, как зеленый листок в мутном потоке налетает на камень, ломающий людские судьбы, словно сухие щепки.

Кто там что ломает? Камень судьбы? это как?

Ты знаешь историю нашего ордена, но… никогда не лишне повторить.

ыыыыы, понятно, что автор хотел читателю рассказать историю ордена, но вот так получилось совсем неизящно, все все знают, но я все равно расскажу laugh

Хоть и с самим образом дровосека автор поступил очень оригинально, мне это понравилось, но сам рассказ — сплошной набор какого-то неправдоподобного надрыва
15:00 (отредактировано)
+1
Хорошо прописана атмосфера, в который живут… картонный герои. На мой взгляд.
— Ты знаешь историю нашего ордена, но… никогда не лишне повторить.

Я понимаю, что автору надо рассказать историю читателям, но «не лишне повторить» как рояль в кустах получилось.
10:04 (отредактировано)
+1
ГОЛОС.
Несмотря на мешанину действующих лиц и спутанность повествования, этот рассказ лучший. И по эмоциональному накалу, и по страданиям героя.
Хотя, конечно, над словом работать еще и работать. Например, «лезвие ножа нежно поцеловало шею». можно подумать что нож не вошел, а скользнул по телу, а значит герой жив. Образность идет вразрез с действием. Получается каша.
18:33
+1
Ээээ, нехило так Энрике эволюционировал. От идеи — страдающие люди несут зло и скверну, поэтому если убить всех страдающих, то будет благо, до идеи — все люди равны, и поэтому я сам буду решать кого убивать кто злой.
Видимо до идеи, что никто не давал ему права судить, кто может жить, а кто нет, и своими действиями он только увеличивает «страдания», Энрике еще не дорос. Что ж, надеюсь его найдут и изолируют от общества, а то потом швырнешь бумажку мимо урны и придет за тобой каратель дровосек. )))
А написано хорошо.

11:35
Видимо до идеи, что никто не давал ему права судить, кто может жить, а кто нет… Энрике еще не дорос.
Правильная мысль! thumbsup
20:43 (отредактировано)
+1
Очень сложный для восприятия текст, многие предложения перегружены. Для чего? Для красоты? Ну, не знаю, мне было сложно. Например: За куском хлеба Энрике пришел к монахам, а за смыслом жизни – к магистру, наткнувшись на него, как зеленый листок в мутном потоке налетает на камень, ломающий людские судьбы, словно сухие щепки. После «магистру» нужно было остановиться))) А тут где-то 2-3 предложения в одном, с деепричастным оборотом, причастным оборотом и двумя метафорами. И как-то это всё неловко собрано.
По сюжету: я не поняла. Там в начале молодой герцог фигурирует. Я думала, это Гг, но вроде как Гг оборванец. Эмм… А возраст Гг? Юноша или мальчишка всё же? Для мальчишки, да и для юноши слишком много философии на один квадратный метр. Я увязла в этой философии, и в итоге не поняла, чё ваще сказать-то хотели? Надо чистить или не надо?
И с портретом тоже неувязочка: что это, собственно, значило? Мама вроде как умерла давно. Стало быть портрет кто-то украл? Или типа намёк, что мама не умерла? Или один из этих жуликов был его отец? Ииии??? Короче, слишком много нелогичностей, нестыковок, неувязок.
11:37
Или один из этих жуликов был его отец?
Подразумевалось, что да, отец, поскольку никто другой не стал бы рисовать и хранить портрет уродливой нищенки. Наверно, «не донёс мысль».
11:20
+2
Спасибо всем, кто высказал мнение — оно важно и к месту. На работу было только 2 дня, и писалась она в небольшом стрессе — ну это такие стандартные отмазки. И да, как у Кактуса проблема «меня-не-поняли», так у меня есть случилось обострение «перемудрил». Это с сухими щепками и вообще. Бывает…
Загрузка...
Илона Левина №1