Юлия Владимировна №2

Каменный цветок Крейи

12+
Каменный цветок Крейи
Работа №4 Тема дуэли: Кремниевое вымирание
Текст:

Пробираясь по лабиринтам центральной пещеры, Пашка прокручивал в голове последние события. Началось всё с того, что он влез в разговор, который его совершенно не касался. Он вообще пришел в кают-компанию визоры отрегулировать, а тут она. Вся такая необыкновенная, грациозная, с уверенной осанкой. Сидит и внимательно слушает.

- Орбита Ксанада - невероятно длинная эллипсоида, с периодом в пятнадцать миллионов лет! Подумать страшно: пока он сделает один оборот, мы сами можем запросто пару раз развиться и вымереть! – рассуждал кто-то.

- И, несмотря на это, планета всё ещё достаточно горячая, – вставила Королёва.

Для Пашки её фраза прозвучала несколько двусмысленно, он вздохнул.

- Это всё очень интересно, - задумчиво продолжила Королёва, – каждая гипотеза Шардерака имеет обоснования. Но пока всё строится только на обнаруженной нами условной «флоре».

Вот тут Пашка и не удержался:

- Настоящие каменные цветы, да? – он пропустил мимо возмущённые взгляды, - Это как подарок от хозяйки Медной горы?

- Парнишка-то поэт! – съязвил кто-то.

- Да, - Королёва плавно повернулась в сторону Пашки, - это будто эдельвейс, который герой добывает для самой красивой девушки.

Он хотел сказать какую-то банальность, про маркизу ангелов и прочее, но сдержался и два раза стукнул себя сжатой в кулак ладонью в области сердца.

- О-о… – антрацитовые искры всколыхнулись в её глазах, - рыцарь?

Анжела Королёва - пятый уровень доступа, и Павел Елин - третий. Разницу он чувствовал хорошо. И потом ещё этот её взгляд, когда лёд неожиданно ломается, а глаза становятся тёмными, манящими озёрами. Он прыгнул бы в эти неизведанные воды без раздумий…

А Ван сразу понял, в чём дело, и стал отговаривать:

- Во-первых, это прямое нарушение, - сказал он. – В одиночку соваться в пещеры ради этой чертовки? Ты сбрендил?!

- Во-первых, сбрендил я гораздо раньше, - отрезал Пашка, - и, можно подумать, только я...

- Да, - с нажимом перебил его лучший друг, - ты вспомни, где теперь те, которых угораздило ввязаться в эту аферу до тебя.

- Я везучий! – отмахнулся Паша.

- Не уверен, - возразил Ван, - иначе получал бы королевское внимание просто так.

***

После того, как существование Ксанада было подтверждено теоретически, его появления ждали довольно долго. Дерзкая идея - высадиться на планете, с целью её изучения, сразу получила поддержку всех мировых научных сообществ. И готовиться к этому событию стали ещё до того, как небесное тело отразилось в зеркалах старины Джеймса Уэбба второго.

Пашка с детства следил за постройкой научной межпланетной станции, которая должна была в окрестностях Юпитера пересечь орбиту Ксанада и попытаться сесть на его каменную поверхность, для проведения полноценных исследований. Подготовка, расчёты и строительство станции велись на протяжении всей Пашкиной жизни. Он, как и многие из его поколения, с детства мечтал стать участником этого проекта. И стал, к радости и удивлению, но работа-мечта оказалась довольно рутинной. Поэтому его деятельная натура перенесла свой пыл в иную область – Паша влюбился. Ему и так не было особого дела до всяких астрономических тонкостей: афелии, перигелии, парсеки, параметры стыковки, время миссии и прочее.

Его делом были приборы наблюдения и контроля, в том числе и те, которые находились в исследовательской зоне. Паша получал туда доступ ограниченно, только для установки и проверки настроек аппаратуры. И вполне искренне считал, что один раз имеет право воспользоваться служебным положением.

В общем, он сделал вид, что внял предупреждениям, и как всегда, поступил по-своему. Персональный комлинк он оставил в каюте, но взял с собой маячок. В случае чего Ван поймёт, как его найти, это было их старым трюком. Если Пашка попадётся, ему не избежать выговора с занесением и прочих мрачных последствий, но на его взгляд затея того стоила.

Ходить в самоволку, само собой, запрещалось. Ядро планеты оказалось довольно активным, пещеры периодически потряхивало и случались обвалы, поэтому обычные меры безопасности следовало соблюдать, строго придерживаясь всех инструкций. Нарушителей ожидал длинный список карательных мер, включая потерю карьеры в любой отрасли космонавтики.

Сопоставив некоторые подслушанные и подмеченные факты, Пашка решил, что все беды его предшественников, а до него попались уже человек пять, заключались в том, что они шли в полной амуниции: аптечка, батареи, инструменты и тяжеленные запасные баллоны. Всё это замедляло. Сталкеров вскоре начинали искать, а находили быстро, благодаря шпиону-комлинку.

О своих выводах Пашка не распространялся. Вся экипировка - оранжевый скафандр электронщика, удобный и защищающий от высоких температур, плюс пропуск. И он хорошо запомнил маршрут, чтобы не тратить время зря. Шёл налегке и радовался, насколько так комфортнее. Да и дел всего-то: найти, сорвать и вернуться.

***

Он уже представлял себе взгляды Анжелы, зависть недоброжелателей и восхищение друзей. Была у него ещё одна мечта, но от этих мыслей он краснел даже наедине с самим собой. Пару раз в таком состоянии его заставал проницательный Ван и сразу почему-то начинал говорить о Раде.

- Ну и голова же у этой девчонки! Представляешь, она убеждена, что Ксанад уже приносил на себе кремнийорганические соединения, которые прижились на Земле ещё до нашего появления, и что работы Вощенчука в этой области могут стать доказательством их происхождения. А если создать подходящую среду, то на опытных образцах мы сможем воочию увидеть развитие отличного от нас биологического вида! Вот это амбиции! Сама тихоня, и при этом такая милая… как думаешь?

- Вот чего ты снова ко мне пристал? Нравится тебе девчонка, так пригласи её на свидание.

- Тут вопрос в том, что нравлюсь ей не я, а некий зелёный... глупый… дуб.

- Отвали!

- Эх ты, слепой король!

После этого Пашка на Раду даже не смотрел, испытывая неловкое смущение на грани неприязни, но сейчас почему-то в голове всё время звучал её голос:

- На этой планете природа выбрала в качестве основы для РНК кремний вместо углерода. Интересно, какие факторы этому способствовали? Гипотетически, там ведь могла зародиться разумная жизнь или даже цивилизация? – приставала она к своему научному руководителю, ксенобиологу Шардераку, - например, когда Ксанад находился на своей изначальной околосолнечной орбите? Там, похоже, складывались подходящие условия для появления сложных форм именно силикатной жизни.

- Полагаю, что да. Как раз сейчас, по мере приближения к Солнцу, в глубинах пещер Ксанада происходят процессы, которые мы можем условно обозначить как «пробуждение». Мы нашли достаточное количество разных остатков РНК, из которых кремниевые формы жизни могли бы вновь начать своё развитие. А когда наша научная станция покинет Ксанад из-за его приближения к фотосфере, там начнутся самые захватывающие процессы - рекомбинации молекулярных и клеточных кремниевых структур, но, к сожалению, это продлится сравнительно недолго. Когда планета пройдет перигелий и начнёт удаляться от Солнца, то на определённом этапе, из-за понижения температур внешней коры планеты, начнётся энергетическое замирание всех активных форм, которые опять перейдут в стадию «анабиоза». И так станет повторяться периодически: каждый раз, когда Ксанад будет снова и снова проходить по своей орбите.

Но нам, увы, больше не увидеть всего этого – нас разделит и пространство и время, - Шардерак вздохнул. - И всё равно нам повезло! Мы с вами видим летопись иной жизни, и если ещё одна из тайн Вселенной откроется нам, вся эта грандиозная затея случилась не зря.

- Как было бы здорово найти доказательства существования разумных видов, – всё мечтала Рада, но тогда Паша не обращал внимания на эти разговоры.

- О, это стало бы величайшим достижением нашей экспедиции, - загорался научрук. - Ведь мы уже получили доказательства возможности кремниевой эволюции как альтернативе углеродной. У нас в наличии есть образцы разных стадий её развития. Цветы – это пока вершина всех наших находок, но кто знает, кто знает…

- Представляете, - не унималась Рада, - кремниевые люди! Смогли бы мы с ними поладить?

- Если таковые и существовали, то около миллиарда лет назад. После того, как Юпитер вытолкнул Ксанад с метастабильной околосолнечной орбиты в его текущее положение, такой ход развития для планеты уже в прошлом, - во всяком случае, нам с ними точно никогда не встретиться.

- Это так печально, что на заре своего пробуждения они уже обречены… – но грустила она недолго, - хоть парадокс Ферми и убеждает нас, что мы одиноки во Вселенной, но может быть мы просто шли не туда? Как там говорят: «Хотите найти жизнь – ищите воду», но может нужно исследовать там, где пламя и щёлочь? А Вселенная огромна!

***

- Они живые, - часто бормотала Рада себе под нос, - они залог будущего, очень-очень далёкого от нас… во всех смыслах.

Всю дорогу Пашка не мог отделаться от этого назойливого шептания.

А вот, наконец-то, и они! Встречаются, конечно, не часто, но на один сильно не убудет. Паша аккуратно отломил цветок покрупнее. Присмотрелся – вроде ничего особенного, но если учесть, что в нём происходят практически все процессы, присущие обычным земным растениям, то это и правда захватывало, наводя на разные мысли: каменные деревья, трава, живые существа… люди, или как говорила Рада - крейи. Они, наверное, ужасно неповоротливые, или всё зависит от окружающей среды? Что будет дальше, там, куда отправится Ксанад, когда экспедиция покинет его? Кто-то ещё даст ему имя? Что там происходит, в этом пекле около Солнца? Что там может родиться… каким оно может быть… а потом снова миллионы лет холода. Он словно выпал из реальности в мир фантазий Рады.

***

- Паша, Паша…

Он очнулся и увидел её прямо перед собой. Вполне настоящая, в зелёном скафандре биологов, она гладила его по плечу. Стало неловко, и он рассмеялся:

- Откуда ты здесь?

Она смущенно отпрянула и спрятала руки за спину:

- А сам тут зачем? Это не твоя зона допуска. Да ещё и один… а-а, понятно, - разочарованно продолжила она, - за трофеем для королевы.

- Ты же меня не сдашь? - попробовал он отшутиться и подмигнул.

- Это бесполезно, - будто не услышав его, продолжила Рада, - он умрёт. Думаешь выносить их отсюда нельзя просто по капризу Шардерака? Здешним обитателям нужно особая сбалансированная среда. Они почти несовместимы с нами – они другие.

- Хочешь сказать, мой подарок не имеет смысла?

- Имеет, но только для тебя! - неожиданно запальчиво добавила она, - а знаешь, ты мне нравился… раньше. Но продолжай разрушать, подумаешь какая-то уникальная жизнь против твоих желаний!

Рада развернулась и торопливо засеменила обратно, какое-то время он бессмысленно смотрел вслед зелёному силуэту. Потом ещё раз глянул на свою добычу – простенький, но изящный, и вдруг Пашка понял, что лепестки нежно светятся изнутри. Опять смутился, вздохнул. Ну и как теперь вернуть его обратно? Каменный цветок посадить в камень? Он почему-то попытался и почувствовал себя совсем глупо.

А как у Рады глаза-то засветились! Вот прямо, как этот цветок! И на секунду он готов был поклясться, что лепестки слегка дрожат.

Тряхнуло. Паша отбросил наваждение, пора возвращаться, толчок был довольно сильным, и он потопал вслед за Радой. Неожиданно из-за поворота на него налетел Ван.

- Святые Симисторы! – заорал он в динамик – Пашка, дурень! – и кинулся хлопать его по спине, - думал, ты уже вляпался! Смотри-ка, добыл-таки. И на своих двоих обратно! Ну, ты даёшь!

- Слушай… - что-то неприятно кольнуло Пашу под сердце, - здесь Рада была, буквально только что. Ты её видел?

- Нет!

- Этой дорогой уходила, ты должен был её встретить…

- Может низом пошла, по алтарным камням?

- Нет, по верхней нише, сразу на выход…

- Я твой маяк нашел, - с досадой сказал Ван, - и тут она прибежала, встревоженная: видела тебя одного около вездеходов, но не успела остановить. Я же ей сказал, что знаю, где ты, и верну. Как она умудрилась оказаться здесь раньше?

Ван стал её вызывать. Рада не откликалась.

- Слушай, может она всё-таки ушла? – предположил он, - а мы тут с ума сходим. Да и кажется, нам пора убираться отсюда…

Их опять тряхнуло.

- Давай тогда ты по верху, а я по алтарям, - уже на бегу крикнул Пашка.

С каждым шагом в сторону выхода он чувствовал себя хуже и хуже. Сам-то понимал, на какой идёт риск, но это его личный выбор, а Рада – она зачем следом увязалась? Его спасать? Или спасать от него?

И вдруг увидел зелёное пятно скафандра, замершее на идеально плоском булыжнике. Он бросился к ней. Девушка лежала без сознания. И похоже, что повреждён регулятор охлаждения. Инструментов или средств помощи ни у кого из них нет, все второпях повторили Пашкин финт для ускорения передвижения. Единственное, что не рискнул оставить умный Ван, это прибор связи.

Под шлемом на щеках девушки блестели остатки влаги – испарина или слёзы? Уходя, она досадовала и может даже ревновала, расстроилась, наверное расплакалась, и не заметила, как сошла с тропинки, потом тряхнуло и она оступилась… Высота небольшая, но упала неловко, ударилась и отключилась.

Ван уже голосил в комлинк, надрывно жестикулировал, а Пашка всё тоскливо тормошил Раду, гладил, что-то ласково шептал, и очень отчётливо понимал, что время, скорее всего, упущено. Слишком поздно они её нашли, и что сейчас он бы всё отдал за то, чтобы услышать как она вдохновенно фантазирует о мощной цивилизации Крей, жившей в этом горячем аду словно на курорте.

Потом его будто обволокло туманом, он даже не заметил, как прибыли медики, плохо слышал, кто и что говорил, кто его ругал, кто утешал. Потом он оказался на станции, застрял около шлюза и не знал, что ему делать дальше.

- Вот ты где! Я его ищу, а он тут околачивается! Пойдём в лабораторию.

- Зачем? – не понял он.

- Пойдем! Я приготовила специальный бокс, ну, давай.

- Что давать? - его мозг упорно не хотел понимать, чего от него хотят.

- Цветок, дурашка.

- Так он… там остался…

- Серьёзно? - надменный голос Королёвой отрезвил Пашку быстрее, чем холодный душ, - а зря.. а мы с тобой могли бы…

Он окончательно пришел в себя:

- Мы с тобой? Эх… - замолчал и махнул рукой.

«…как те цивилизации, которым в принципе не дано пересечься. Потому, что они достигают своих вершин в разные времена и при разных условиях», - с этой мыслью, совершенно опустошенный, Пашка побрёл к отсеку командира экспедиции.

Конкурс завершен:
Да
+8
00:03
294
02:07 (отредактировано)
— Хочешь сказать, мой подарок не имеет смысла?

— Имеет, но только для тебя! — неожиданно запальчиво добавила она, — а знаешь, ты мне нравился… раньше. Но продолжай разрушать, подумаешь какая-то уникальная жизнь против твоих желаний!
Вот это было убедительно. Именно так персонаж должен переводить стрелки, если хочет обосновать личную обиду чужими якобы объективными косяками. Предельно достоверная сцена.

Увы, на этом достоинства рассказа исчерпываются. Нет, начало заводное: экзопланета с титаническим эксцентриситетом, отсылочка к «Джеймсу Уэббу», кремниевые формы жизни — пусть немного в лоб, но убедительно. А потом рассказ делает «пррр!», как спущенный воздушный шарик, и заканчивается… ничем. Герой не преодолевает себя, не спасает девушку, не совершает открытие. Он просто теряет цветок и подругу. Всё? Всё. Серьёзно?
11:32
+1
Каюсь, в середине рассказа я успешно перепутал девушек. Так сильно на меня повлиял оранжевый скафандр электрика, устойчивый к высоким температурам. При этом легкий. А можно в разрезе это чудо инженерии, да с обоснованием — нафига электронщику защита от экстремальных температур?
Отсылки отсылками, но на Земле к тому времени перевелись люди, в честь которых можно назвать телескоп? Почему-то не запустили же Хаббл-2.
Основной сюжет наивен, но главное допущение в нём слишком уж жесткое. В ответственную экспедицию понабрали целую прорву детей. А у них, как показано, ветер в голове. Какой умник взял на себя такую ответственность?
12:56
ГОЛОС сюда. Есть попытка рассказать историю, да и тему обыграть. А уйму недостатков, указанных выше, спишем на жанр юношенской фантастики. Хотя, если честно, восторгов рассказ не вызвал.
13:59
Спасибо smile
13:08
+1
К слову, тоже начал их путать в какой-то момент. А ещё решил было, что явление Рады герою на поверхности Ксанада — это и есть та самая кремниевая форма жизни. Как Хари в «Солярисе». Но нет, автор меня обманул в плохом смысле, просто убив девушку.
18:15
Не, мне кажется не убил, а как раз прокатил по «Солярису». Если бы убил, на станции был бы переполох (но автор об этом ничего не пишет). А зря.
03:20
+2
Здесь интересно!
Ладно, про кремниевую форму жизни не ново, но скрестить это с загадочной планетой получилось загадочно.
Впрочем, ожидание потрясающих открытий не очень обосновано. Если планета 15 миллионов лет скитается практически в межзвёздном пространстве, то вряд ли бы там что-то живое сохранилось, даже кремниевое. Но ладно, всё равно, кроме цветка, там ничего не нашли.
Хорошо написано, любопытная идея, неплохо показаны взаимоотношения героев, даже концовка логичная. Мне не хватило какой-то завершающей ноты. Эмоций героя. Ведь произошла трагедия. И виноват, по большому счёту, он. А он переживает, что другая оказалась не такой, как он представлял.
А вообще — годная фантастика! Будоражащая воображение по всем канонам жанра.
08:43
+1
В общем, ГОЛОС здесь.
Хотелось отдать его и за «Мягкое», я колебался, но здесь мне лично было всё же интереснее.
Оба рассказа хороши (да и остальные тоже), пусть не без недостатков, но мне лично кажется, что шутовство по своей сути более поверхностно воспринимается, смех — эмоция простоватая сама по себе, хотя юмор, конечно, может быть сколь угодно глубоким.
14:00
Спасибо большое! rose
18:21 (отредактировано)
+1
стукнул себя сжатой в кулак ладонью в области сердца

Не проще написать «кулаком»? Ведь кулак это и так сжатая ладошка.
К грамотности претензий нет. В глаза не попалось, значит, написано хорошо. Вот только с передачей смысла вышла неувязка. В конце рассказ становится рваным. Совершенно непонятно, погибла Рада на самом деле или привиделась ГГ.
Да и самовольная выходка наивна до детской крайности.
Таких не берут в космонавты. ©
Столько лет готовили экспедицию и понабирали туда недисциплинированных придурков?
А куда подевались психологи со своими тестовыми портянками?
Сейчас даже сторожем без тестов не устроишься. А в будущем?
Короче — неправдоподобно с логической точки зрения.
10:13
+1
ГОЛОС

За необычную планету и за романтичного главного героя, который слишком поздно разобрался в том, что действительно важно.
14:02
Спасибо огромное и за голос и за понимание rose
11:03
+1
Что-то многовато имён, приходилось по ходу распутывать клубок, кто королева, кто Королёва, кто Анжела. Потом ещё и Рада… ох. А эти рассуждения про кремниевого человека… Цель вроде есть у героя, но вокруг нуднота какая-то.
11:40
+1
Рассказ получился интересным, и фантастика, и человеческие отношения, наука и чувства. Пересечения. Как пересекаются пути цивилизаций. И тема грамотно раскрыта, считаю это очень важным.
14:03
+1
Большое спасибо rose
12:28
Честно говоря, сомнений у меня много. Не, к научной части претензий особо нет, а вот композиционно это вышло спорно. Присоединюсь к вышесказанному — я тоже путал девушек. Второе, что смущает — замечание по поводу уровней допуска. Эээ… и что? Кого-то это до сих пор сильно волнует? И будет волновать в будущем, когда мы достигнем уровня пилотируемой высадки на транзитную планету? Да и вообще вышел заметный перекос в сторону личностного конфликта, причем довольно ребяческого, а вся фантастика почти что побоку. Почти — потому что шёл-то ГГ именно за кремниевым цветком, но сильно ли это меняет дело в рамках конфликта? Да и если вдуматься — неужели в такого уровня экспедицию собрали такой сброд, который вместо исследований будет глупейшие шуры-муры разводить? Ну такое.
13:32
Ах, какая могла бы выйти прекрасная история, полная романтики, отваги, душевных метаний и личностного роста. Могла бы. Но не вышла.

Я помню, что следует обращаться к тексту, а не к автору, но здесь не удержусь: знайте, я сердита! Вы просто так взяли и убили важного персонажа… Для чего? Для того, чтобы главный герой пожал плечами и потерял цветок, ради которого всё затевалось? Вам не кажется это, простите, «из пушки по воробьям»? Ррр.
17:25 (отредактировано)
+1
Стоит начать с того, что наличие жизни вовсе не означает наличие разумной жизни и не обязательно ведёт к её развитию. Так что всё эти мечты о кремниевой цивилизации выглядят высосанными из пальца просто для пущей красивости и трагичности.
Продолжить можно вопросом: а чё их трясёт-то? Ядро ядром, но трясёт-то литосферные плиты, которые друг о друга трутся. И если так, то зачем надо было организовывать исследовательскую станцию на краю разлома? Они поспокойнее места не нашли?
Про инфантильность героев-мечтателей говорить не буду, они двигают пусть и не самый разумный, но сюжет. Из персонажей мне понравилась Королёва. Девушка хотела цветок и сделала всё, чтобы его достать для личного использования. На лицо хитрость, ум и амбиции, которые, конечно, никто не ценит в атмосфере раздутого романтизма.
Заключение: как-то всё слишком по-детски романтизировано.
22:15
Какой милый космический романтик!
Немного наивный и по-юношески безрассудный. Не дадим вымереть кремниевой форме жизни!
Присоединюсь к предыдущим ораторам, путаница при чтении получается с девушками.
Пашка чем-то напомнил Булычёвского Пашку Гераскина из «Алисы».
Но финал получился грустный, хотелось чего-то более яркого и жизнеутверждающего.
22:36
Не думала что таких «берут в космонавты», причём толпами, раз этот герой уже по стопам других ломанулся no. Жаль если Рада действительно погибла(
Кремний, иная форма жизни, «каменные цветы» — связно с темой вроде и интересно, но преподнесено как-то наивно что ли pardon
Загрузка...
Илона Левина