Тень, знай своё место

Автор:
Аня Тэ
Тень, знай своё место
Аннотация:
История происходит в рамках мира шизо-фантастики про Дэвида и Ванессу. Можно читать как самостоятельно произведение.

Так и соберу когда-нибудь, по ниточке)))
Текст:

История Дэвида

История Ванессы



Тайлера всегда отличало умение держать себя в руках. Такой уж темперамент: спокойный, рассудительный флегматик. Прибавьте к этому обучение в католической школе и занятия фехтованием. Юноша никогда не доставлял проблем: ни родителям, ни сверстникам. Вообще никому. Но даже самый стойкий человек может сломиться под грузом обстоятельств.

Летние ночи в городе были прекрасны, особенно после дождя. Белый и жёлтый свет фонарей мокрым серебром и золотом разбегался по асфальту, смывая границы темноты. Фасады старых многоквартирных домов прятали в тени свои морщинки-трещины, сонно моргали телевизионными и компьютерными экранами из открытых настежь окон. Даже машины замедляли свой бег под воздействием невесомой ночной дрёмы. В такое время приятно возвращаться домой из кинотеатра с последнего сеанса, под руку с симпатичной девушкой…

Тайлер и Лаура в кино не пошли, решили посмотреть у него дома очередную серию «Сверхъестественного», а теперь медленно направлялись уже к ней домой.

– Ну, согласись, что шикарный ход! – прижалась к плечу Тайлера девушка, осторожно перешагивая широкую, во весь тротуар, лужу.

– Конечно, демоны-тени, которые из-за сломанного алтаря вырываются из-под контроля и убивают свою хозяйку, – усмехнулся парень, приглаживая тёмные волосы, которые от влажности начали топорщиться. – По-другому бы они не вырулили.

– Да ладно тебе, там впереди куча сезонов, они были обязаны выжить.

Они обогнули небольшую лужу, почти сместившись в круг света фонаря. Тайлер краем глаза уловил движение в темноте. Быстрый взгляд в сторону. Показалось. Пространство рядом с фонарём пусто, если не считать двух голубей, выискивающих среди травы что-нибудь съедобное.

Глупости всё это, детские кошмары, только во взрослой обложке. Вместо страха темноты – вполне себе конкретный страх человека с ножом. Или с пистолетом. С обычной пьянью, у которой кулаки чешутся, Тайлер смог бы справиться, а вот с оружием… Нет, дело не в оружии. В неизвестности.

У Лауры зазвонил телефон. От неожиданности она тихо ойкнула, а потом поспешно ответила. Звонила мама, судя по голосу и вопросам. Когда придёт и почему так долго. Впрочем, ничего нового.

Лаура принялась объяснять, что они идут пешком, и тут прямо перед лицом Тайлера что-то пронеслось. Что-то тёмное и небольшое. Он резко глянул налево, а потом направо, откуда и взялось это нечто. Пустота. С обеих сторон. Только очередной серебристо-белый столб света фонаря да патрульная машина. Парень выдохнул. Патрульная машина – это хорошо, лучше и не придумаешь.

– Ой, ма, поговори с ним сама! – раздражённо бросила Лаура и протянула телефон Тайлеру.

Тот пожал плечами и с невозмутимым видом прислонил трубку к уху. Миссис Бейтс тараторила с какой-то бешенной скоростью, так что половина слов ускользала от понимания. Парень пытался отвечать адекватно – не хватало ещё, чтобы она подумала, что он под кайфом – но получалось с трудом. Тайлер внимательно вслушивался, лихорадочно восстанавливал обрывки фраз, спешно бормотал и соглашался. Максимальное сосредоточение и растерянность одновременно. И словно в другом мире, через полупрозрачную плёнку, он увидел, как патрульную машину заносит на мокром асфальте, как она боком несётся к тротуару, сбивает идущую чуть впереди Лауру и въезжает в фонарный столб. Девушку откинуло на десять футов на газон, лампочка фонаря пар раз моргнула и погасла.

Темнота стала ближе.

Долгое время перед глазами стояла мутная пелена, через которую он с трудом воспринимал происходящее. Патрульные действовали быстро. Один вызвал по рации «неотложку», другой принялся за первую помощь, а Тайлер замер с трубкой у уха, слушая неразборчивое бормотание мамы Лауры. Темнота. Тишина в трубке.

– Парень, ты как? – обратился к нему полицейский.

Тайлер, не глядя на него, машинально убрал телефон в карман.

– Не знаю. Лаура…

– Ждём медиков. Чёрт знает, как так вышло. Вроде и скорость небольшая, а ощущение, будто в гололёд миль пятьдесят в час гнали.

Тайлер кивнул, более-менее осознавая, что случилось, и шагнул в сторону Лауры и второго патрульного, но тут же был остановлен.

– Лучше не мешай, – тихо, но непреклонно предупредил полицейский. – Мой напарник знает, что делает, а ты будешь только отвлекать.

Отвлекать. Серьёзно? Чёрт. Чёрт-чёрт-чёрт! Тайлер поднял взгляд, намереваясь объяснить патрульному, что не может так просто стоять и ждать, но не произнёс ни слова.

Молодой офицер стоял совсем рядом, чуть наклонив голову. Правую половину лица вычерчивал свет фар патрульной машины, а левая тонула в темноте. И эта левая половина ухмылялась. Так, по крайней мере, показалось в первый момент. На самом деле это расшалилась светотень, вылила на лицо свежую краску, выписала новые изгибы, ямочки и складки.

Тайлер нервно выдохнул и сделал единственное, что мог в сложившихся обстоятельствах. Позвонил миссис Бейтс. Сообщил новость коротко и максимально спокойно, потом отвёл трубку подальше от уха, чтобы не оглохнуть от нахлынувшего потока неразборчивых слов. Он всё ждал удобного момента, чтобы попрощаться, но она верещала без остановки, и потому Тайлер в какой-то момент устал от её болтовни и раздражённо сбросил вызов.

Подъехала скорая. Парамедики сновали возле Лауры, о чём-то переговаривались со вторым патрульным. А потом носилки. Тайлер сжал кулаки. Он с надеждой посмотрел на офицера, который всё ещё стоял рядом, видимо, на случай повторной попытки подойти к месту трагедии. Трагедии… Тайлер тряхнул головой; во-первых, чтобы развеять мрачные мысли, а во-вторых, чтобы прогнать наваждение. Левая половина лица офицера снова скалилась из темноты.

– Я могу ехать в больницу с Лаурой?

– Пока нет, нужно составить протокол.

– Какой?.. Ах, да…

Подъехали ещё две патрульных машины со включёнными мигалками. Полицейские посовещались со своим коллегой, который всё это время был рядом с Лаурой; один из новоприбывших слегка кивнул и направился к Тайлеру.

Он был высоким, неплохо сложенным. И выглядел умиротворённо, что ли. Без фальшивого сочувствия, без теплоты и участия, но зато как-то сразу этот человек пришёлся Тайлеру по душе. Он снял форменную фуражку и, зачем-то пригладив короткий рыжий «ёжик», обратился к своему молодому коллеге:

– Стю, тебя ждут.

Тот пожал плечами и, скалясь левой половиной лица, ушёл. Тайлер тут же с облегчением выдохнул.

Полицейский с рыжими волосами назвался офицером Норрисом. С ним было спокойно. Обычно. Они относительно спокойно обсудили случившееся; офицер Норрис аккуратно записал всё в протокол, Тайлер перечитал, не нашёл никаких искажений собственных слов, подписался.

– Вот и всё, парень. Хочешь, мы с напарником подвезём тебя до больницы?

Тайлер энергично кивнул, чем вызвал у собеседника лёгкую улыбку. Парня усадили на заднее сиденье, выдали тёплый плед и кофе со сливками в бумажном стаканчике. Остывший, но и так неплохо.

Перед тем, как машина отъехала, подошёл тот офицер, с тенью на лице. Склонился над дверью Тайлера и, широко улыбнувшись, помахал рукой. Парень кивнул в ответ, отвернулся и краем глаза заметил скользнувшую в машину тень.

В салоне было душно, и Тайлер почти моментально вспотел. От света, бьющего то с одной стороны, то с другой, тени плясали по углам. Когда они скользили по рукам и лицу, парень вздрагивал и ёрзал, пытаясь укрыться. Всё казалось неправильным, диким, бредовым, смешным: это же просто тени, но Тайлер не мог, впервые за долгое время, найти точку равновесия. Мир трещал по швам. Ему бы думать о Лауре и её состоянии, но любые мысли о ней ускользали, стоило теням переместиться из одного угла в другой.

«Так ведь происходит всегда», – твердил Тайлер. – «Тени – это нормально, они рождаются из света».

В мыслях всё было понятно и просто, на деле… Тени были другими. Более глубокими, объёмными, осязаемыми. Началось с той самой, которая скользнула к полицейской машине. А что если… От догадки сердце ускорило ход. Та тень прицепилась к лицу патрульного, заставила увеличить скорость и сбить Лауру! Бред. Зачем? То есть…

Сердце ходило ходуном, кружилась голова. Тайлер попробовал дыхательную гимнастику. Какой там. Едва не задохнулся. Офицер Норрис оглянулся на него и спросил, всё ли в порядке. Парень не мог ответить, лишь кивнул.

Пот градом катился со лба, застилал глаза. За этой пеленой тени становились ближе, смелее.

Машина плавно затормозила. Норрис открыл пассажирскую дверь и заглянул в салон. Свет уличного фонаря ворвался в проём и сгрудил все тени возле ног Тайлера, тот тут же шарахнулся от них.

– Парень, пойдём-ка подышим, – настойчиво произнёс полицейский.

Тот нервно кивнул и выскочил из машины. Встал ровно в круг, расчерченный на мокром асфальте фонарём, и только тут почувствовал спокойствие. Тайлер купался в жёлтом свете, словно под душем, подставлял лицо, размазывал по щекам капельки пота, зачёсывал назад волосы, которые опять начали топорщиться. Ему было страшно. И неудобно. Боже, как он сейчас дико выглядит со стороны, но бессистемный страх перед тенями не хотел отступать. Что-то нужно делать…

– Сейчас сложно, я понимаю, – осторожно начал офицер Норрис, и с каждым словом его голос звучал всё более убедительно, – но тебя в больнице ждёт девушка. Родственникам пострадавших оказывают психологическую помощь. Я знаю, ты не родственник, но мы что-нибудь придумаем, обещаю. Скажи, как будешь готов ехать.

Да, психолог. Отличная идея. И Лаура. Тайлер с усилием потёр виски и выдохнул. Ничего эти тени ему не сделают. Глупости. Нервы. Да. Вдох, медленный и глубокий. Вот и хорошо. Выдох, продолжительный и размеренный. Просто отлично.

– Я готов, офицер.

– Вот и славно.

Они уселись в машину. Тайлер для надёжности тут же уставился в окно. Там, конечно, тоже было темно, но эта темнота ночи отличалась от той, в салоне. Знакомая, обыденная. Неживая. Сердце всё пыталось опять устроить гонку невесть с чем, но дыхательная гимнастика спасала. Или то, что Тайлер не смотрел на тени.

В больнице стало ещё легче. В плане восприятия реальности, а не эмоционально. Чувства разморозились, и Тайлер места себе не находил. К Лауре, вопреки уверениям офицера Норриса, никого не пускали. Парень провёл несколько мучительных минут в одиночестве под дверью операционной, а потом пришёл рыжеволосый полицейский с двумя бумажными стаканчиками.

– Будешь какао? – спросил офицер, приподнимая левую руку.

Тайлер покачал головой.

– Ну, тогда по стандартной схеме.

Парень принял стаканчик из правой руки полицейского. Кофе со сливками. Быстро же напиток стал стандартным.

– Я поговорил с одной своей знакомой, а она – со своим знакомым. В общем, тебя сегодня примет дежурный психотерапевт. Первая консультация – бесплатно. Если потом отправит на групповую терапию, то она тоже бесплатная, индивидуальные сеансы – по страховке, уяснил?

Тайлер кивнул.

– Вот и славно. Может, и не понадобится других сеансов. Посмотреть он готов тебя хоть сейчас. Согласен?

– Да, идём.

Кабинет дежурного психотерапевта находился на первом этаже, недалеко от отделения реанимации. Приём вёл некто Р.Д.Эдмунд, доктор медицины.

Офицер Норрис дважды постучался и вошёл, Тайлер – следом за ним. Кабинет был светлым, уютным и гостеприимным, в отличие от его хозяина. Доктор Эдмунд устало собирал портфель и, даже не взглянув на посетителей, махнул в сторону кушетки. Пришлось подчиниться. Норрис кивнул и вышел за дверь.

– Итак, молодой человек, начнём? – голос у доктора Эдмунда был таким же усталым, как и он сам. – Моя смена вот-вот закончится.

Он, не снимая лёгкого летнего плаща, уселся в кресло недалеко от Тайлера, закинул ногу на ногу и многозначительно наклонил голову. Парень неуверенно заёрзал. Совсем не такого начала он ожидал.

– Я боюсь теней.

Тайлер произнёс это и тут же ощутил, насколько это глупо.

– Любых?

Вопрос заставил ненадолго задуматься. Он поднял руку вверх к светильнику, её тут же мягко обвила слабая полутень.

– Нет, не любых. Моя тень – нормальная. Здесь… – парень внимательно оглядел пространство. – Тоже всё нормально. А там… не знаю. Другие тени.

– Там – это где?

Тайлер рассказал всё по порядку, начав с серии «Сверхъестественного» и закончив «нормальным» путём до больницы.

– Проблема ясна, будем работать. Приходите завтра в шесть, молодой человек, вот моя визитка.

Доктор Эдмунд достал из бумажника визитку и протянул Тайлеру.

– На фоне психологической травмы развилась фобия, – равнодушно вещал психотерапевт, собирая портфель и бумаги. – Будем разбираться при помощи гипноза. От одного до пятнадцати сеансов, смотря что откопаем. Увидимся, Тейлор.

– Тайлер, – с лёгким оттенком недоверия поправил тот.

– Ну да.

Доктор Эдмунд уже не глядел на собеседника, он открыл дверь и выразительно глянул на часы. Парень недовольно скривился и выскочил следом.

Тайлер поднялся на этаж выше, всё ещё сжимая визитку. Ничего. Может быть, он просто спешил домой. В конце концов, этот доктор Эдмунд согласился помочь ему в обход правил и в конце своего рабочего дня. Визитка отправлена в карман джинсов.

Перед дверями операционной уже дежурила миссис Бейтс. Едва завидев Тайлера, она повисла на его руке и сбивчиво пожаловалась на неторопливого таксиста, такой же неторопливый персонал больницы и совершенное отсутствие информации о состоянии Лауры. Парень успокоил её, как мог, усадил на диванчик. Они ожидали новостей, временами тихо переговаривались и пили принесённый Тайлером кофе. Со сливками, по стандартной схеме. Наконец, их терпение было вознаграждено: вышел врач, оперировавший Лауру и сказал, что её состояние стабильно. Правда, добавил, что в ближайшие сутки к ней никого не пустят.

Миссис Бейтс осталась, чтобы ещё немного поговорить с врачом, а Тайлер решил, что лучше придёт послезавтра, в более спокойной обстановке. Возможно, ему разрешат увидеться с Лаурой. Он коротко попрощался, миссис Бейтс нервно кивнула в ответ и продолжила беседу с доктором.

Тайлер устало поплёлся к выходу, постоял какое-то время на крыльце, глотая свежий ночной воздух. Присматривался к теням. Нормальные, обычные. Чертовщина какая-то.

Закусило затёкшую лопатку, завтра надо размяться как следует.

Тайлер поймал такси, добрался до дома, тут же разделся, бросил вещи в стиральную машину, принял душ.

Он думал, что не сможет выключить свет, отдав квартиру на растерзание теням, но уже через двадцать минут спал. Сквозь неплотно задёрнутые шторы прокрадывался грязно-жёлтый рассвет. По полу и стенам расползались ломаные причудливые тени, но ни одна из них не показалась бы Тайлеру странной, приоткрой он ненадолго веки.

На следующий день время издевалось, то проваливаясь в затяжной прыжок, то пулей устремляясь вперёд. Пробежка, школа, тренировка. Всюду туман. Туман – не тени, и то хорошо. Да.

Тайлер шёл к доктору Эдмунду и пытался избавиться от предвзятого ощущения, что психотерапевт ему ничем не поможет. А если и поможет, то когда? Сеансов через десять? Сомнения опутывали мысли, тяжёлым грузом волочились за плечами. В какой-то момент Тайлер хотел даже плюнуть и уйти, но страх перед тенями оказался сильнее недоверия.

Дом доктора Эдмунда располагался неподалёку от университета и, в целом, напоминал Тайлеру владельца. Непримечательный, холодный, слишком правильный. Только газон и идеально подстриженные кусты. Никаких цветников, дорожка заасфальтирована.

Парень поднялся по ступенькам и позвонил. Открыл сам хозяин, в удобной рубашке-поло и светлых джинсах. Он даже коротко улыбнулся, когда поздоровался с Тайлером за руку.

– Пойдёмте, молодой человек, – доктор Эдмунд указал на лестницу, ведущую на второй этаж. – Тейлор, верно?

– Тайлер, – сухо поправил его парень.

– Да-да, прошу.

На втором этаже располагалось несколько комнат, дверь в ближайшую была открыта. Тайлер остановился рядом и вопросительно кивнул в её сторону. Доктор Эдмунд коротко бросил «Проходи», и парень поспешил внутрь. Комната оказалась небольшой, но светлой и уютной. Простая мебель, обтянутая белой кожей или кожзамом – кто её знает, журнальный столик из дымчатого стекла, стеллаж из светлого дерева, на котором вразнобой стоят комнатные растения книги и зачем-то тряпичные игрушки.

– Вы и с детьми работаете? – спросил парень скорее для того, чтобы начать беседу так, как ему хотелось, а не из интереса.

– Случается иногда. Устраивайся поудобнее, Тайлер. Диван, кушетка?

По имени даже обратился. Ну ладно, может, не так плохо всё пройдёт, как он там себе вообразил. Парень расположился на кушетке и вопросительно глянул на доктора. Тот не заставил себя ждать.

– У вас, молодой человек, сциофобия, или попросту, боязнь теней, – он закинул ногу на ногу. – Обычно фобии провоцируются стрессом, особенно у людей, которые привыкли свои эмоции подавлять. Я не говорю, что это плохо, – добавил Эдмунд, слегка нахмурив брови. – Контроль над собственными переживаниями – важная часть полноценной личности, но во время потрясения выработанные механизмы самозащиты могут сбоить. Мы вытащим то, что является первопричиной страха теней и посмотрим, что можно сделать. И нужно ли.

– В смысле – нужно ли?

– Может быть, проблема вовсе и не проблема, но чтобы понять, нужно для начала вытащить её на свет.

Доктор Эдмунд впервые улыбнулся полноценно. Тайлер так и не понял, доволен ли он этим фактом или нет.

– Для начала попробуем гипнотерапию. Я погружу вас в транс, и мы вместе пройдём по ступенькам от чердака до подвала.

До подвала. Когда Тайлер был маленьким, в доме завелись мокрицы. В жилых комнатах их никто не видел, эти мелкие насекомые боятся людей и света. Мама случайно обнаружила их на чердаке, когда искала старые письма от дедушки. Она целых два часа бегала по всем уголкам с каким-то спреем, а потом пришёл с работы папа и долго смеялся. «Вся гадость лезет снизу», – так он сказал тогда. В психике получается аналогичная ситуация. Тайлер тихо хмыкнул.

Доктор Эдмунд попросил его принять удобное положение и закрыть глаза. Голос его заметно смягчился, почему-то напомнил маму, когда она рассказывала сказки на ночь. Тихо, вкрадчиво, глубоко, неторопливо.

И вот Тайлер уже шагает в тумане по незримой дорожке между сном и явью, и всё, что удерживает его в равновесии – голос доктора Эдмунда.

– Что есть тень, молодой человек?

– Тень – то, что оставляет позади себя объект, когда на него падает свет.

– Верно. Может ли тень действовать самостоятельно?

– Нет.

– Верно. Тень лишь вторит своему хозяину. Что в ней… в нём может быть страшного?

– Бездействие. Я смотрел на Лауру и ничего не мог сделать. Но!..

Слишком громко. Он оступился, но тут же вновь обрёл равновесие.

– Не всегда всё зависит только от нас. Водитель не справился с управлением, Лаура не оценила опасность. Но…

Эхо разнеслось в голове, и он ухватил не озвученную мысль.

– Но мы можем действовать сейчас. Мы – не тени.

– Не тени. Пора возвращаться, молодой человек.

Невесомые руки доктора Эдмунда помогли Тайлеру вынырнуть из тумана в реальность.

– Страх беспомощности, как я и думал, – несколько отстранённо произнёс психотерапевт, делая пометки в блокноте.

Какое-то время они потом разговаривали, как показалось Тайлеру, о всякой ерунде. О родителях, школе, фехтовании. О Лауре – ни слова, но, может, так и надо? В любом случае, выходя из кабинета, Тайлер чувствовал себя немного лучше. Понятнее, вроде бы.

– Доктор, а можно… спать со светом?

– А тебе некомфортно спать в темноте?

Тайлер пожал плечами.

– Вроде нет, но вдруг…

Доктор Эдмунд коротко рассмеялся и утвердительно кивнул. Следующий сеанс был назначен на послезавтра.

Тайлер вернулся домой, обошёл все закоулки квартиры. Теней – тех страшных теней – не было. Он кинул в стиральную машинку беговой костюм, забытый утром на кресле, решил завести стирку, но понял, что слишком устал. Завтра, всё завтра.

Тайлер улёгся спать с выключенным светом.

На следующее утро ощущения тумана и безумно пляшущего времени не было. Парень проснулся в хорошем настроении с радостным предчувствием.

Вечер. Тайлер приехал в больницу, переговорил с лечащим врачом Лауры. Он коротко и быстро высказал своё мнение. Тайлер ухватился только за одну фразу: «Восстановление возможно». Этого достаточно.

Его пустили в палату, но просили не задерживаться. Лаура равнодушно смотрела в одну точку, из ушей торчали капельки-наушники. Значит, уже приходила миссис Бейтс, принесла плеер и очередную аудиокнигу. Лаура обожала аудиокниги, в отличие от Тайлера.

– Привет, – улыбнулся он, присаживаясь рядом.

– Привет, – эхом откликнулась девушка, останавливая запись и вынимая наушники. – Говорил с врачом?

– Да. Восстановление возможно – это отличные новости.

Лаура горько улыбнулась.

– Я ног не чувствую.

– Это пока.

Тайлер никогда не умел произносить воодушевляющие речи, поэтому предпочёл перевести тему. Лаура даже пару раз улыбнулась за время разговора. Потом вошла медсестра и попросила Тайлера освободить палату.

Возвращался он домой пешком, поужинал в итальянском ресторанчике. Завтра вместо занятий по фехтованию – сеанс, главное не забыть.

Очередная ночь без света. Очередное утро со стойким ощущением, что всё будет хорошо. К чёрту страх бездействия, впереди предстоит много дел. Он не собирается стоять в стороне.

День пролетел незаметно, и вот Тайлер уже снова лежит на кушетке, балансируя между сном и реальностью. Доктор Эдмунд задаёт мало вопросов, позволяя ему говорить, а Тайлер почти физически ощущает, как его собственные слова превращаются в тугие канаты, и вот он уже держится за них, отпустив плечо психотерапевта.

– Пора возвращаться, мальчик мой, – пауза. – Я поздравляю тебя, Тайлер, проблема решена.

– Всё? – недоверчиво переспросил парень.

– Всё. Гипнотерапия весьма эффективна в борьбе с фобиями. Иногда бывает достаточно одного сеанса. В нашем случае, двух. Всё зависит от глубины изначального страха и… скажем, крепости пациента. Но, – он многозначительно приподнял указательный палец. – Сциофобия – коварная штука. Источник страха всегда остаётся при тебе, поэтому может случиться рецидив. В этом случае незамедлительно обращайся ко мне.

– Хорошо, доктор, я понял.

Он вернулся домой в отличном настроении. Теперь все вечера можно проводить с Лаурой. Тренировки какое-то время подождут, а там и до каникул недалеко, можно будет ходить на фехтование с утренней группой, а потом…

Странная, комковатая тень шмыгнула от компьютерного стола к книжному шкафу. Сердце ошалело забилось о грудную клетку и горло, Тайлера бросило в жар.

Когда чёртова тень успела пробраться в его дом?

Тайлер сгрёб все вещи к стене, накрыл сверху белыми простынями. Свет. Свет как в операционной, который уничтожит тени без шанса на выживание. Как удачно он поставил в комнате точечные лампы дневного света, они давали совсем мало теней. Ещё. Надо ещё. Больше, светлее, безопаснее. Что ещё? Ещё у него была настольная лампа. Сойдёт. Щелчок выключателя. Тени растворились.

Тайлер, дрожа, осел на пол. Пот пропитал футболку, стекал по волосам. Доктор Эдмунд говорил, что фобия может вернуться.

– Да какая это фобия! – выкрикнул Тайлер в пустоту комнаты.

Нет никакой фобии. Есть эта тень, и ей что-то нужно от него. Только почему от него? И что конкретно? Она ведь может прицепиться к любому, паразитировать, и никто не заметит. Кроме него.

В горле пересохло, да так, что Тайлер едва не задыхался. Но на кухню идти нельзя, там обычная люстра, которая даёт чёртову уйму теней. Ванная, да. Там точечный свет, да и теням браться неоткуда. Закрытая душевая кабинка, шкафчик, умывальник со встроенной тумбой и стиральная машинка. Всё отлично освещается, спрятаться негде.

Тайлер тяжело выдохнул и покинул самое безопасное место в своей квартире. Коридор. Ванная. Быстрый взгляд по сторонам. Тени как тени. Кран. Вода… Он долго пил, набирая холодную воду пригоршнями, плескал на лицо, приглаживал вспотевшие волосы.

Футболка промокла насквозь. Он снял её и потянулся к стиральной машине. И тень потянулась навстречу из тёмного круга барабана. Чёрт!

Тайлер рванул прочь, но было уже поздно. Чёрное змеиное тело обвило ноги, стянуло руки, прижало вдоль туловища. Головы тени вынырнули из барабана; их было то пять, то семь, глаза каждой горели фиолетовым, а раскрывающиеся пасти – ярко-алым. Тени имеют цвет. И ощущение. Страха, пустоты, бесконечности. Начала и конца. Головы окружили Тайлера, раззявили беззубые пасти и вонзились в тело. Тени обволакивали, убаюкивали, уносили к началу начал, за пределы всего. Забыто. Забыт. Забыты.

И только тени вокруг…

Тайлер очнулся в полутёмном помещении. Подвал, прямо над головой горела голая лампочка. Тело еле слушалось, каждый мускул, каждое сухожилие стонало тянущей болью. Кроме того, он был прикован наручниками с длинной цепью к скобе на потолке. Рядом сидела тень; она выглядела ровно как он сам. И она улыбалась.

– Привет, дружище. Чувствуй себя как дома. Я мало что знаю о гостеприимстве, но тут почти так же уютно и мило, как и у меня на родине, хотя вещей всё же побольше.

– Почему я?

Тень разочаровано склонила голову.

– Вот так? Ни привета, ни знакомства?

– Почему я?

Она наигранно развела руками, словно смирившись, что познакомиться не удастся, а затем улыбнулась его губами и подмигнула.

– Ты же очаровашка. А если серьёзно, снять полный слепок с тела и разума человека довольно сложно. Для этого нужно довести его до определённого предела. Вся сложность в том, что чуть больше сумасшествия, чуть меньше сумасшествия, и я уже ничего не смогу сделать. Нельзя взять любого психа и скопировать его. Во-первых, как мне увести его из больницы? Во-вторых, я не хочу потом спотыкаться о то, что моему прототипу негде жить, а вокруг мельтешат назойливые родственники, я хочу жить…

– Почему я?

Тень снисходительно покачала головой.

– Потому что, дурачок, только ты можешь меня видеть. Если бы это было доступно каждому, мы бы рано или поздно вымерли. Если видишь опасность, рано или поздно понимаешь, как её можно ликвидировать, – тень на короткое время приняла свой истинный облик многоголовой змеи. – Но те, кто видят, слабы и хрупки; ничего не стоит их запугать, подтолкнуть к краю. Я одним своим присутствием или отсутствием манипулировал твоим состоянием, подводил к тому пределу, что был мне нужен.

– И что теперь, убьёшь меня?

– Ну уж нет, дурачок. Мы с тобой теперь связаны навек. Ну, или пока ты не помрёшь. Ты теперь – моя тень, забавно, правда? Мне тяжело существовать в вашем мире без носителя, так что время от времени я буду тебя навещать.

Тайлер презрительно сплюнул. Тень радостно подмигнула.

– Не скучай, дружище, я буду приносить тебе аудиокниги. Ах, да, ты же не любишь аудиокниги? Придётся полюбить.

Тень криво улыбнулась, подняв левый уголок значительно выше правого, похлопала пленника по плечу и, хрипло напевая Magicmoments, вышла из подвала.

Тайлер криво улыбнулся. Пусть приходит почаще, говорит побольше. Если опасность видно, её рано или поздно можно устранить. Тень ничего не может сделать без объекта, который её породил. И без условий существования. Темнота поглощает тени, рассеянный свет из нескольких источников – уничтожает. Осталось только стать… Темнотой ли, светом? Без разницы. Он уничтожит эту тень. Рано или поздно.

+2
99
11:09
Ну критику я тебе уже писал, повторяться не буду. Но вот тот факт, что это тот же самый мир… Все становится гораздо интереснее! Проду!
11:10
бебебе
Сначала Джонни

Спасибо!
11:11
Сначала Джонни
Это да!
Загрузка...
Максим Алиев №3

Другие публикации