Ах, мой милый Августин, всё пройдёт, всё...

Автор:
Eddy Krok
Ах, мой милый Августин, всё пройдёт, всё...
Аннотация:
Продолжаю писать огранки. Это третья. В этот раз меня очаровало стихотворение Геннадия Лосина. Проза моя. Вот такая ограночка получилась. Прошу судить строго. Не стесняйтесь.
PS. Огранка - поэтико-прозаическое произведение, претендующая на особый литературный жанр.
Текст:

Вы жили в мире грез, в тени кулис,

там, в гардеробной примеряя маску,

вы улыбались, поглядывая вниз,

на стойкого солдатика из сказки…


Со школьной парты, с ранцем за спиной,

был вами… красотой вашей пленённый,

и в дождь и в снег, под черной бузиной,

стоял… под окнами своей Мадонны.


Он подарил волшебную свирель,

чтоб вы весной … на загородной даче,

услышали веселую капель,

а осенью - как дождик горько плачет…


Все было… башмачков хрустальный свет,

чарующие звуки полонеза,

и дом под Ниццей, и кабриолет…

так отчего же вы грустны, моя принцесса


Расстроились… морщинки возле рта,

настала осень, соловьи умолкли,

не надо плакать, это просто… зеркала, -

да, лунный, тусклый свет, проникший в окна…


Вы шепчите: - какой холодный пол…

- укутываясь в девичий халатик, -

ах, почему ты не поднялся, не пришел…

единственный… мой глупенький солдатик….

--------------------------------------------------------------------------------------------------

Г. Лосин. «Ах, мой милый Августин,Августин, Августин…»


Лёшка Кузнецов по драны уши влюбился в Светку Протёртые Джинсы.

Что до ушей Лёшки, то они были драные всегда, и являлись следствием его несогласного характера. А вот протёртые джинсы Светки Воронцовой были объектом тихой зависти мальчишек и девчонок шестого отряда. Другие Светкины вещи были тоже яркие и модные, но джинсы впечатляли больше всего, за что втихушку её так и прозвали. Тогда, в конце семидесятых, джинсы были дефицитом. Говорят, что на чёрном рынке они стоили 200 рублей... Да и сама Светка была очень даже... Ямочки, которые бывают у любимых мамой-папой, бабушкой-дедушкой детей, и открытая улыбка их вызывающая. Носик, как у какаду... такой интересный, маленький милый носик... Характер бойкий, но мягкий, девчоночий. На танцплощадке она была самой яркой девочкой, в которую тайно были влюблены многие мальчишки, в том числе и упомянутый Лёшка.

Светку часто приглашали потанцевать медленный танец, и она соглашалась. Конечно же, многие стеснялись, но смельчакам отказу не было. Она умела в себя влюблять. Вот и Лёшка один раз решился. Сердце внутри как будто забивало сваи, как у его папы Вани на стройке. Он весь красный и взъерошенный шёл прямиком к ожидавшей очередного кавалера Светке. Та сидела и нарочно смотрела в сторону. Лёшка остановился и не мог совладать с кашей во рту. Что-то булькнуло, гаркнуло... Протёртые Джинсы посмотрела на него внимательно и серьёзно. Рядом девчонки завистливо заглядывали и язвительно улыбались, что, мол, «вот тебе Светка дурачок - давай и с ним потанцуй». Светка чувствовала эти волны «женской солидарности». Она взяла Лёшку за руку и под смешки подруг вывела его в центр танцпола, сложила ему руки на шею и, красиво покачивая бёдрами и всем телом, глядя ему в глаза, оттанцевала с ним «Старинные часы» Пугачёвой, после чего ушла в спальный корпус. В последующие дни Лёха Кузнецов был, как мешком по голове ударенный, и от Светки прятался. Но прятался он так, чтобы, всё-таки, её видеть. А видеть он её хотел всегда.

В отряде было много детдомовских пацанов с Вада. Многие из них были жадны до недоступных им вещей: плавок, олимпиек, кроссовок, маек с трафаретами индейцев и всего такого. И конечно же, из них было много влюблённых в Светкины джинсы. Наиболее бойкие и нахальные часто приглашали Светку на танец. Ночью, после отбоя один даже хвастался, что они целовались. Но Лёха не верил. «Не могли ей нравиться такие примитивы», - думал он. А утром, не смотря на то, что «целовальник» был на голову выше, Лёшка хорошо разукрасил его физиономию, и сам словив мощный фингал, украсивший его уже до конца смены.

У Светки хорошо получалось создать у Лёшки впечатление, что он ею не замечаем. А посему, стырив со столовской клумбы розу, он пробрался в три часа ночи в девчачий отсек, нашёл спящую Светку и положил рядом с ней цветок. На следующий день был дождь, хлопоты, чемоданы, автобусы и грустное чувство прошедшей сказки. Девчонки ихнего отряда пытливыми взглядами рыскали по ребятам. Но Алексей был осторожен, и их женское любопытство так и осталось неудовлетворённым. Смена прошла, а он так ни разу и не поговорил со своей пассией. Встретятся ли они ещё?

Встретились. Первого сентября, через неделю. На торжественной линейке шестиклассник Лёша Кузнецов, с горчичного цвета пятном под глазом, к своему великому удивлению, обнаружил героиню своих мечт и иллюзий пятиклассницу Свету Воронцову. В этот момент он сам себе признался, что в первый раз в жизни влюблён.

С тех пор Алексея можно было часто видеть у Светкиного класса, чуть поодаль. Он выбирал удобный для наблюдения пост, и оттуда посматривал на предмет своего обожания. Светка с её постоянной подругой Милкой иногда на Лёшку глазками нет-нет, да и постреливали. Весёлая Милка что-то задорно говорила подруге, а та, сдерживая смех, делала жесты ей замолчать и прекратить. Потом, всё же, обе хохотали. Лёшка терпел, а потом часто пёрся за Светкой, издалека провожая её до дома.

Вы жили в мире грез, в тени кулис,
там, в гардеробной примеряя маску,
вы улыбались, поглядывая вниз,
на стойкого солдатика из сказки…

Ни разу он к ней не подошёл. Непонятно, что у него на уме. Может быть, он просто стеснялся. Оно-то, конечно, стеснялся. Как её видел — сердце выпрыгивало, мозги отшибало. И о чём он, будучи таким дурнем, сможет с ней поговорить? А может, он не считал себя, нескладного троечника, без каких-либо талантов и заслуг, достойным женихом такой голубых кровей принцессы. Точнее, не так. Свои достоинства он хорошо знал. «Богатый внутренний мир, силу своего несогласия и талант безмолвного наблюдателя, конечно, бы оценила любая умненькая девочка, - представлял наивный пацан, - но, может быть, не сейчас, а потом. Потом, когда немного повзрослеет. Или когда он, Лёшка будет с ней гулять, и у них будет много времени, чтобы он выложил ей все «товары» своей души... А сейчас не получиться. Да и не сможет он их выложить... Тем более, эта Милка всё время с ней вертится, дура...»

Светка жила на втором этаже брежневки. Напротив росли ясени. Лёха залезал на один из них, и мог вылавливать разные эпизоды Светкиной жизни через тюли и узкие прорези занавесок и штор. Светкина мама, роскошная дама, заведующая престижной комиссионки, с лёгкой улыбкой стыдила Светку: «Ну давай пригласим твоего страдальца на чай. Занавески глазами промозолил. Дыры скоро будут». Но Светка улыбалась и говорила: «Вот ещё! Он какой-то не такой как все. Странный. Наверное, скучно с ним. Да ну его». Мама неодобрительно покачивала головой и переводила разговор.

Со школьной парты, с ранцем за спиной,
был вами… красотой вашей пленённый,
и в дождь и в снег, под черной бузиной,
стоял… под окнами своей Мадонны.

А на следующее утро Лёшка снова вырастал в конце школьного коридора у последнего окошка с хорошим обзором на пятый-бэ класс.

Через год Лёшка уже бросил идею подойти к Светке. Он, хоть так дальше её и видел принцессой из своей хрустальной сказки мечты, всё же разумом понимал, что она обычная девчонка, со всеми девчачьими штучками. Его хрустальные замки быстро рухнут, не дожив до следующего дня. Но он ими дорожил. Это были его замки, его внутренний мир. И именно он был ценен и давал ему силы, мечту и смысл. Он любил и берёг это чувство.

В то же время, в его классе у девчонок с телами уже начинались интересные метаморфозы. Таньку ему хотелось погладить по попе, а у Маринки он не против бы как-нибудь подсмотреть её появившееся титечки. А вот губастая Наташка смущала не по-детски. Она из класса первая приобрела довольно соблазнительные женские формы, смущая одноклассников. Говорят, что она уже в шестом классе начала встречаться с восьмиклассником из другой школы. Лёшка не стеснялся каким-нибудь образом её задеть, обратив на себя внимание: тыкнуть пальцем в бок; подкравшись сзади, пощекотать всеми пальцами рёбра и как бы невзначай коснуться девичьих грудей. В ответ Наташка его огревала чем ни попадя, громко чуть ли не материла. Но, скорее, делала это показательно и театрально, стараясь играть роль недотроги, которой она в душе не являлась. И мужчины (подростки, но мужчины) это чувствовали. Кругом начали появляться пикантные слухи. У мальчиков — про девочек, а у девочек — и про девочек, и про мальчиков, но, в основном, из старших классов.

А уже в восьмом классе у Лёхи появилась подруга Танька, с которой они всё время целовались и щупались. Дальше этого дело не шло, поскольку Таньке досталось от родителей крепкое табу «до свадьбы ни ни». Но Лёшка был не промах. Поскольку Таньке никаких обещаний он не давал, к концу учебного года, по весне он уже охаживал Юльку. Поползли слухи, что у них всё по-взрослому. С Лёхи могло статься. Да и Юлька не была паинькой. Эффектная брюнетка, высокая, фигура восьмёркой. Дьявольский огонёк, иногда вспыхивающий у неё при общении с ребятами, придавал ей шарм соблазнительницы.

А что же Светка Протёртые Джинсы? Прошла сказка? Ничуть. Алексей никак не связывал и не сравнивал свои отношения с обычными для него девчонками с принцессой его души. Они для него существовали совсем в разных мирах. И хотя Светка к концу седьмого класса заметно округлила свои женские формы, и в свою маму пошла статной и невообразимо красивой со своими лучезарным лицом с ямочками, у Лёшки не возникало бурных желаний убедиться в материальности её тела посредством чувств зрения и осязания. Это была сказка совсем из другой оперы. Точнее, даже не оперы, а какого-то волшебного балета. Лёха нет-нет да и являлся на свой пост и вылавливал взглядом на переменах девочку своей мечты. В памяти его души Алла Пугачёва пела «Старинные часы» и напротив, очень близко Светка отчаянно и вызывающе смотрела ему в глаза и для него (для него!) выделывала всем телом изящные па в ритм музыки. Это вошло крепко. Через пару-тройку лет, он, уже будучи более опытным кавалером, вспоминал этот момент весьма ярко. Тогда Светка как-то печально и со смыслом ушла в корпус. У него был хороший шанс её проводить. Тогда, ночью. Только он и она. Она и он. Ночью. Только теперь Лёха понял, что она этого очень хотела. Он увидел её одиночество и нужду как раз в том Лёхином сундуке - его духовном мире мужчины, поэта, воина, рыцаря, психолога и всех в этом роде. И тогда у него был очень хороший шанс его открыть.

В этот день он заболел, и его открытие, озарение преследовали его в рваном сне, сопровождая бредом. С температурой сорок, ему вызвали скорую. Врач скорой вколол два укола, и страдалец вырубился для глубокого и долгого сна. Во сне он видел Светку отчётливо и правдоподобно. Видел всё, что с ней происходит. Вот он хочет к ней подойти, но не может. А она, увлекаемая какими-то воздушными волнами, смотрит на него, как тогда, во время их единственного танца. Она смотрит, и он смотрит, как будто в разных мирах. То ли он в аквариуме, то ли она, но встретится они не могут. Тем не менее, он её хорошо понимал и всё знал.

Он проснулся в четыре дня, проспав более двенадцати часов. Он чувствовал себя довольно хорошо и понял, что идёт на поправку. А ещё он понял, что знает про Светку всё, и так сильно её любит, что не может омрачить их сказку отношениями, которые в этом неидеальном мире существуют между реальными людьми. «Нет, не нужно этого», - подумал он, и уже окончательно принял решение. За эту ночь он заметно повзрослел.

* * * *

Алексей Кузнецов после восьмого класса поступил в речное командное училище, оставив Любовь всей своей жизни, Светлану Воронцову, в восьмом классе. Их дороги разошлись.

Он подарил волшебную свирель,
чтоб вы весной … на загородной даче,
услышали веселую капель,
а осенью - как дождик горько плачет…

* * * *

Прошло очень много лет... Тридцать. А может быть, и сорок...

Все было… башмачков хрустальный свет,
чарующие звуки полонеза,
и дом под Ниццей, и кабриолет…
так отчего же вы грустны, моя принцесса

* * * *

Светочка Воронцова удачно вышла замуж за богатого испанского архитектора, родила сына и за тридцать два года их совместной жизни исполнила обязанности хорошей жены с превышением. Любила ли она мужа? Конечно, любила. Встречала его поздно с работы, укладывала сынишку сорванца спать и подсаживалась за кухонный диван к супругу, положив голову на его плечо, глядя на него теми же глазами, что и … Она умела давать мужчинам заслуженное подтверждение, и они её любили. Может быть, за это. А может быть за ямочки, или ещё за что-то. Она была верной женой... А сейчас она вдова. Альфонсо Хосе Мария Франциско Каденас, инженер-архитектор Королевской службы, умер от продолжительной болезни лёгких, оставив жену и 27-ми летнего сына.

Расстроились… морщинки возле рта,
настала осень, соловьи умолкли,
не надо плакать, это просто… зеркала, -
да, лунный, тусклый свет, проникший в окна…

С тех школьных пор вряд ли Света вспоминала своего героя, стойкого оловянного солдатика Лёшку. В её правилах было принадлежать полностью мужчине, который в её жизни здесь и сейчас. Возможно, что и это также являлось её женским секретом. Но именно сейчас, после смерти мужа, она стала с неизменным и нарастающим постоянством обращать внимание именно на те детские моменты, связанные с этим смешным чудаком, над которым они с Милкой сплетничали и смеялись. Наконец-то она осознала, что тот забытый герой все эти годы был с ней, был в её душе, в её сердце. Нет, он не был для неё реальным мужчиной. У неё и мыслей никогда не было рассмотреть его даже в роли ухажёра. Просто был чудак, который для себя создал сказку. Она это поняла уже в восьмом классе, в котором ей с Милкой стало его не хватать для девичьей болтовни. Тем более, у подруги появился реальный ухажёр. Светке стало скучно. Она чаще стала вспоминать Лёшку уже с потеплевшим сердцем и разумом, и нашла, что он интересный, умный и своеобразный пацан. Жалко только, что он эту сказку присвоил себе, и не потрудился поделиться с ней.

Однако, долго мечтать не пришлось. Дефицитом мужского внимания она никогда не страдала. После восьмого класса, поступив в техникум коммерции и торговли, она уже знала, какой мужчина ей нужен в жизни. Все три последующих года выбирала и примеряла их, как платья в магазине. А на окончание техникума мама решила выпускнице сделать подарок. Они улетели в Майами на отдых, подражая героям женских американских киношек. Статная Светкина мамаша была очень даже ничего. Красивая женщина с шармом. Их парочка сразу попала в фавориты мужского внимания. Быстро и с толком взяв повода в руки, через три-четыре дня, маменьке удалось познакомить дочу с подтянутым молодым испанцем интеллигентного вида. Испанец отдыхал в соседнем отеле с двоюродным братом, который уже обзавёлся героиней своего курортного романа и попивал с ней мохито где-то рядом, в одной из многочисленных пляжных забегаловок.

Через полтора года Светлана Воронцова стала женой и перебралась к мужу в Мадрид, в его роскошный дом на берегу озера на фоне гор. Через четыре года у них родился Карлито...

* * * *

А сейчас ей было очень тяжело. Меланхолия, одиночество... Холод... Мечты, воспоминания... Прошлое, прошлое. Весь мир — прошлое.

Вы шепчите: - какой холодный пол…
- укутываясь в девичий халатик, -
… ах, почему ты не поднялся, не пришел…
единственный… мой глупенький солдатик….

* * * *

Алексей Иванович Кузнецов, капитан первого ранга, бывший боевой офицер Военно-Морского Флота Российской Федерации, оставив своё торговое судно в Бильбао, в парадной форме №1 направлялся на прокатном представительском Audi в столицу. Поздним вечером, через пять часов пути он уже подъезжал к окраине Мадрида, к стене заснеженных Пиренеев. Оставив машину, он пошёл пешком по прямому, длинному маршруту. Здесь он был впервые и пользовался навигатором. Целью его поездки был дом с определённым адресом. Он шёл не спеша, задумчиво и, в то же время, оценивая со вкусом построенные дома на своеобразном ландшафте. Сумерки склонялись к ночи и фонари уже зажглись, делая обстановку похожей на альпийский пейзажи Австрии или Швейцарии. Волевое лицо офицера было расслаблено, и блуждающая улыбка отражалась на нём всё более явно. Походка ему изменяла и приобретала неуверенность. Он снял белую фуражку. Было заметно, как испарина покрывала его лоб и залысину с редко встречающимися волосами. Создавалось впечатление, что капитан сочетает в походке несовместимые друг с другом цели: идти и, в то же время, не достичь того, куда идёт. В его голове играла какая-то глупая мелодия. Месяц назад, когда он прогуливался по вечернему Гамбургу, ему попался старый немец с собачкой, который играл на шарманке. Ничего необычного не было. Но вот эта простенькая мелодия, на несколько десятков дырочек в музыкальной перфокарте, с тех пор крутилась в голове Алексея Ивановича, напоминая ему старый советский мультфильм. Наконец он подошёл к цели своего вояжа. Перед ним стоял огромный дом с окнами до пола. На втором этаже, как и в том далёком детстве, одиноко горело окно тусклым зеленоватым светом. Но вот ясеней здесь не было...

* * * *

Глубокой ночью Алексей Иванович ехал по испанскому шоссе. Сегодня его судно возьмёт курс на Россию.

Вы шепчите: - какой холодный пол…
- укутываясь в девичий халатик, -
… ах, почему ты не поднялся, не пришел…
единственный… мой глупенький солдатик….

                                      ЭПИЛОГ

Светлана Воронцова спустя два года вышла замуж за двоюродного брата умершего мужа, того самого, который сопровождал её Альфонсо во Флориде в далёком 89-ом году. С тех пор он был тайно влюблён в русскую жену своего кузена. И даже один раз на семейном празднике позволил себе лишнего, сделав, под влиянием алкоголя, неуместное высказывание. Инцидент был искусственно не замечен участниками вечеринки, но кто-то стал догадываться, и влюблённость Педро (так его звали) стала менее тайной. Смерть брата выпустила взрывом все его чувства из плена. На следующий день после похорон он явился к Светлане и с испанским темпераментом сделал ей предложение руки и сердца. В первый раз Светлана отпустила его восвояси без какого-либо намёка. И только спустя несколько лет постоянная настойчивость дона Педро растопила русский холод. Последующие тринадцать лет, до его смерти, она будет принадлежать этому мужчине.

* * * *

Алексей Иванович Кузнецов вернулся на военную службу и дослужился до контр-адмирала. В Бильбао он больше не останавливался...

Ах, мой милый Августин, Августин, Августин,

Всё прошло, мой Августин!

Всё прошло. Всё...

Ах, мой милый Августин, Августин, Августин,

Всё прошло, мой Августин!

Всё прошло. Всё...

Ах, мой милый Августин, Августин, Августин,

Всё прошло, мой Августин!

Всё прошло. Всё...

+8
244
08:15
+3
Эх, мистер Эдди, хотите вы развивать свой особый литературный жанр — на здоровье, но, мне кажется, здорово это мешает цельности и гармоничности рассказа. Стихотворение весьма слабое, на мой взгляд, хотя и с красивостями, и вы по литературной части его переигрываете — по крайней мере в начале, в школьной жизни героев. А потом пошли обрывки сюжета и всё смешалось. Мне кажется, если бы не необходимость вставлять стихотворные куски вы бы увидели эту «рваность» и поняли, насколько она некомфортна, а так — нет, вроде всё норм.
Оставили бы стих эпиграфом и концовкой, а рассказ рассказом — было бы лучше. Но хозяин барин…
11:16
+4
Спасибо, уважаемый сэр Мартин. Ваша позиция наиболее популярна. Так же высказалась и моя жена, первый критик всех моих работ. И спасибо за доброжелательность. Хорошо, что отозвались.
09:20
+5
Соглашусь с Мартином. Стихи слабые и рвут повествование. Возможно, если бы они не стояли эпиграфом в начале, обозначая суть и идею всего рассказа, то восппинимались бы в тексте более органично — у каждой главки свой эпиграф. А так — лишние повторы уже сказанного.
По истории. Первая часть про детство мне показалась более живой, эмоциональной, продуманной. Хотя герои представляются все же несколько старше, чем заявлено. 5-6 класс — это 11-12 лет, герои же ведут себя более характерно для подростков 14-15-ти, на мой взгляд.
Вторая часть про взрослых как-то ушла в пересказ и потеряла живость.

И вот носик, как у какаду — это совсем не красит портрет принцессы. У какаду клюв, конечно небольшого размера, но, тем не менее, это мощный, крючковатый роговой вырост. Уверены, что это о вашей героине? )
И «ихний» в авторской речи сильно резануло.
10:51
+3
:)) Вся эта вот такая движуха как раз и была в 5-ом и 6-ом… У некоторых :)) началась в 3-ем, 4-ом… Такое было время :)))
11:26
+3
Точно, мистер Гросс. Было, было )) Спасибо.
09:35
+4
В начале стихи и проза были про одно, в конце это стали совершенно разные сюжеты. Рассказ для меня закончился там, где Алексей понял, что не хочет единственную любовь своей жизни переводить в реальные отношения. Может, но не хочет. А дальше все стало скучно. И я по-прежнему убеждена, что впереди не надо целиком стихи выкладывать. Для эпиграфа длинно. Однако это лучше, чем первое. Второе я не читала.
11:30
+2
Спасибо, Мария! Рассказ больше про реальную жизнь и реальные отношения (хотя не очень популярные). Конечно, начало и конец — разные и по сюжету и по эмоциональной окраске… как в жизни. Благодарен за то, что выразили Ваше мнение.
10:11 (отредактировано)
+2
Добрый день, сэр Эдди.
Вынужден согласиться с мистером Марртином. С одним уточнением — Вы переигрываете стихо по всему тексту.
И, видимо, я понял почему возникает диссонанс. Ваша проза и стихо написаны в разных эмоциональных состояниях как героев так и самих состояниях авторов. Причём в самом начале разрыв огромен, а к концу они эмоционально нивелируются. Результат истории Вашего ГГ приходит к описываемому состоянию в стихо.
Две гармонии, сочетающиеся звучанием лишь в последнем аккорде.
Так же есть ещё один момент. Вы показали вот эту жизнь и энергию молодости в начале и прагматизм, серьёзность и статичность в конце.
Так и происходит, это правда. Но мне показалось, что взрослый читатель взгруснёт по прочтении, подумав: «А ведь верно… Жизнь прошла». Я не к тому, что это плохо. Просто как-то… печально smileИ хочется вернуться и, перечитав прозу с начала, в середине остановиться и дальше не читать. :)))
Всё это ИМХО.
Всколыхнули Вы прошлое сейчас, разворошили воспоминания, что дремали под ворохом листьев опавших лет. Напомнили :))) И спасибо Вам!
11:34
+2
Доброго дня, мистер Гросс! Всё не доходят руки и не хватает времени оценить и проанализировать ваши комментарии, в т.ч. по предыдущим огранкам. Всё больше понимаю, что это надо сделать и понять ту дисгармонию, которую вы видите. Уважаю Вас, как поэта, поэтому отнесусь к вашим замечаниям очень внимательно. Спасибо за доброжелательность и подтверждение моей работе!
Геннадий Лосин
11:33
+2
Спасибо, Эдуард. Порадовали. Вы чувствующий человек, а это главное. Безусловно талантливы, но вам надо работать над текстом. Есть чувство, что вы не достигли того идеала к которому стремились когда писали огранку. Не в тексте, а в самой архитектуре, в конструкции. На недоброжелателей не обращайте внимание. Их уровень понимания говорит сам за себя. Нельзя стихи сравнивать с прозой. Мюзикл с оперой, опертой. Слабее, сильнее. Это просто глупо.
14:43
+1
Мне очень-очень понравилось! Согласна с другими в части того, что всколыхнуло прошлые (школьные) воспоминания, нежные чувства юности, тихую грусть ушедших лет… ok
14:50
+1
Спасибо, Леночка. Бальзам на душу.
15:10
19:37
+2
А классно!) Мне очень понравилось thumbsup
20:36
+1
Спасибо! От Вас особенно приятно.
Загрузка...
Михаил Кузнецов