Ненормальность

  • Жаренные
Автор:
Странный персонаж
Ненормальность
Текст:

Мне было всего семнадцать. По ночам я судорожно монтировал разные видяшки, которые сам же снимал, и мечтал, что когда-нибудь смогу делать это профессионально. А днем все мои мысли были забиты девушкой.
Она училась в параллельной группе. Мы часто виделись в универе. Но разговаривали редко. Помнится, это и было всего пару раз: первого сентября и потом на пьянке в честь посвящения в студенты. Она еще тогда с какой-то девчонкой за ручку ходила. А когда эта девчонка укатила с каким-то парнем, я предложил проводить ее, но она отказалась.
Я помню это все очень хорошо. Ее черные длинные волосы с рыжеватой прядью, круглые щеки, маленький носик и карие глаза с густыми ресницами. Она редко ходила в платье. Кажется, только в первый день в универе я ее в нем и видел. На ее спине неизменно был фиолетового оттенка рюкзак, который, казалось, был для нее слишком большим. Она была молчаливой и часто сидела одна. Ее немного смуглая кожа походила на загар, словно она только что вернулась с отдыха.
А я тогда любил периодически выпивать с другом. Не вспомню сейчас, как это началось, но почему-то для нас стало необходимым каждую пятницу раздавить две-три бутылки пива или, если дела шли не очень, посидеть с бутылкой водки у него дома. Диман, так звали друга, метался с одной работы на другую, постоянно переругиваясь с начальством, которое тут же его увольняло. Учиться после девятого класса он не пошел, а для армии был не годен. Поэтому и не знал, чем же ему, собственно, заниматься по жизни.
— А ведь я в твои годы жениться хотел, — сказал он мне на одной из наших традиционных тогда уже попоек. Он был старше меня на четыре года, но тогда эта разница казалась существенной. — Дураком был, а думал, что в этом счастье.
Я не нашелся, что ему ответить, поэтому предложил выпить еще. Когда бутылка стала подходить к концу, я все же спросил:
— А почему дураком? Жениться — это плохо? Или ты к тому, что нагуляться прежде стоит?
— Не нагуляться. Для себя пожить, — ответил Диман и встал из-за стола, чтобы покурить у окна.
— А в чем разница?
— А разница в том, что женщины созданы для семьи, а мужики — для войны.
Я не стал продолжать этот разговор. Диман был уже изрядно пьян, да и я был не в трезвяке. Не люблю споры на пьяную голову — в них никогда не бывает истины. Диман выбросил окурок в окно и, посмотрев на пустую бутылку, предложил разойтись: делать все равно было нечего…
На следующий день было жуткое похмелье. Но работать с видяшками это не мешало, скорее даже отвлекало и помогало переждать это состояние. В такие моменты совершенно пропадали все ощущения, даже чувство времени. Я не слышал звонков, не читал сообщений, не видел ничего, кроме видеоредактора, в котором до миллиметровых отрезков вымерял кусочки нарезанных съемок, напоминавших мозаику, собираемую в цельную картину. Я чувствовал себя художником, вычерчивающим мельчайшие штрихи и с детальной точностью прорисовывающим самые тонкие линии контура. Я знал, что если хоть одна полоса сдвинется в сторону, рухнет вся конструкция. При этом всегда представлял заранее в уме, что должно получиться. Я видел эту картинку перед собой на протяжении всего монтажа. Она стояла перед глазами, словно сито, через которое я пропускал те или иные действия в редакторе, и только по-настоящему ценное оставалось на выходе.
В следующие выходные я не собирался идти к Диману, так как планировал отмечать день рождения. А в планах у меня было пригласить на свиданку ту самую черноволосую круглощекую девушку. Это было странным решением, но тогда оно мне таким не казалось. Буквально за пару дней до торжества я узнал, где она живет, и поехал к ней: хотел поговорить лично, чтобы это не выглядело глупым. Глупым, однако, это и выглядело и даже в большей степени. Открыв дверь после моего короткого звонка, она сказала:
— Внезапно!
—Да, неожиданно, — ответил я как-то скомкано. — В воскресенье у меня будет день рождения. Я хотел предложить тебе отметить его вместе со мной, сходить в кино, кафе, пообщаться.
— Ну… хорошо… через два дня, да?
— В воскресенье. Днем или поближе к вечеру тогда. Созвонимся там…
— Да, да, хорошо.
Я был удивлен, что она так скоро согласилась. По пути к ней все думал, о чем будем разговаривать, как предложить так, чтобы сразу не отказалась, прокручивал предполагаемые диалоги в голове. А все оказалось таким простым. И как же я был удивлен, когда наутро в воскресенье увидел сообщение: «А я заболела», в котором после этих слов был неоднозначный смайлик, намекающий либо на ее состояние, либо на то, как же наивно я поверил ее быстрому согласию.
Но день рождения при этом оставался днем рождения. И отмечать его, а вернее, не омрачать еще больше, было необходимо.
Я отправился к Диману, который, как я точно знал, бухает в одиночку. Ему никогда не нужна была компания для этого. Особенно, теперь, когда алкоголь вошел в еженедельную привычку. Я рассказал ему о случившемся, надеясь на какое-то понимание, но он только посмеялся, доставая бутылку водки из холодильника. В принципе, с его стороны это и было пониманием.
Выпив немного и выкурив сигарету, я почувствовал себя лучше. Мысль о кареглазой девушке повернулась иной гранью. Я почему-то решил, что не могу позволить ей так себя обманывать. И пока Диман ходил разбираться с надоедливыми соседями, которые почти каждый день доставали его вопросами о том, когда он будет скидываться на ремонт подъезда, я набирал сообщение за сообщением и отправлял их девушке. Писал о том, что не могу оставить ее болеть в одиночестве, что срочно должен приехать, что мое предложение о совместном времяпрепровождении остается в силе, но, конечно, знал, что это просто едкий сарказм от меня, который она прекрасно распознает, даже не видя меня лично.
После того, как Диман вернулся после ругательств с соседями, я больше не притрагивался к телефону. Мне казалось, что если он узнает, что я пишу в сообщениях, будет стебать меня весь оставшийся вечер. И хотя его, вернувшегося от соседей злым, могло бы это отвлечь, я не хотел добиваться его хорошего настроения такой ценой.
Вместо этого показал ему видео, которое собирал неделею ранее. Я всегда хранил наработки монтажа на флешке, потому что работал с ними везде, где был компьютер и несколько минут свободного времени. Потому и флешка у меня всегда была при себе. В той видяшке, которую я показывал Диману, мне впервые довелось сделать тонкие и скрытые переходы: один кадр переносил события из одного места в другое, и при этом не было заметно склейки. Диман с первого просмотра даже и не понял, что он увидел, но ему так понравилось, что он после пересматривал еще раза три, пока я вместо него ругался с очередной партией надоедливых соседей.
Когда мы вернулись на кухню, Диман минут десять, если не дольше, говорил о своих впечатлениях от видео. Казалось, что эмоции от увиденного опьяняли его сверх алкоголя. Бутылка водки подходила к концу, и мы уже были наготове идти за следующей: последние пару сигарет из пачки выкуривали особенно быстро, чтобы скорей пойти в магазин.
На улице было холодно, на земле уже лежал плотный слой снега, хотя еще была осень, и нас это как-то сразу отрезвило. Идти до магазина было далеко, относительно сильного желания выпить еще, поэтому мы решили сократить дорогу, пройдя через гаражи, где обычно было безлюдно. Шли и разговаривали о том, что можно позвать на посиделки кого-нибудь из давних знакомых; заодно этот кто-то может принести еще бутылочку. Поразмыслив немного, решили, что позовем позже, когда закончится вторая, чтобы не ходить в магазин еще раз.
Навстречу нам шла компания парней. Так навскидку сказать, человек семь. Но не было слышно разговоров, да и мы с Диманом шли молча. Не успели мы поравняться, как один из этих парней, самый высокий, в серой куртке, накинулся на Димана, повалил его с ног, начал бить по лицу. Я резко перевел взгляд на того, кто находился ближе ко мне. Но не успел даже толком увидеть его, как мне прилетел жесткий удар в челюсть. Я отшатнулся, но остался на ногах. Подняв глаза, попытался что-то сказать, но получил второй, точно такой же удар. Замахнулся, ударил кого-то из них так, что по всей руке до локтя пронеслась острая боль. Словил сверху удар по голове. Очнулся через пару секунд лежащим на снегу. Быстро поднялся. Кто-то потянул меня за рукав. Я увидел только перчатку. Она принадлежала Диману. Я побежал вместе с ним подальше от этого беспредела. За нами никто не погнался.
Метров через двести мы остановились, чтобы отдышаться и понять, что произошло. У меня изо рта хлестала кровь. Диман прикладывал к своему лицу перчатку, снег на которой был уже красным. Выплюнув немного крови, я сказал:
— Ну, и чего это было?
— А я знаю? — отвечал мне Диман. — Без разговоров же, блять, напали. Вот суки!
— Я подумал, что это какие-то твои друзья тебя прикалывают.
— Ага, друзья. Повалили и давай ебашить!
— Пиздец!
Буквально за минуту снег под нами был весь в пятнах крови, будто кого-то резали прямо на этом месте. Я посмотрел в ту сторону, где нас только что избивали без повода. Возвращаться, естественно, не хотелось, хотя теперь мы и были предупреждены о недоброжелательном отношении к нам. Никто из нас не желал геройствовать, подставляясь в одиночку под несколько пар кулаков. Но вернуться все же нужно было.
— Нахера? — резонно спросил Диман.
— Я флешку там потерял.
Диман не стал спорить. Видео, которое в почти завершенном виде находилось на ней, стоило того, чтобы ради него отхватить еще раз.
Мы стали небыстро возвращаться. Следом за нами пролегала кровавая полоса, слово нить, которую Тесей получил от Ариадны. Компания, избившая нас, уже исчезла, поэтому мы могли спокойно осмотреться в поисках флешки. Недолго пришлось искать ее, так как она, разбитая, лежала прямо там, где я упал.
Через пару дней я узнал, что моя черноволосая любовь уехала с какой-то девушкой в другой город. Из фотографий в ее инстаграме понял, что они теперь по-настоящему счастливы. Но разбитая флешка была мне дороже разбитого сердца.

Другие работы автора:
+1
294
07:26
+1
Извините, но я, судя по всему, польстил себе, когда начал читать этот рассказ и думал, что вот-вот, сейчас, сейчас я пойму в чём задумка и получу удовольствие, хотя бы после того как прочитаю до конца, но в моей голове сейчас ни одной мысли по поводу того зачем я это прочитал и какой в этом тексте смысл. И он не зацепил меня ни стилем, ни какими-то подробностями, чтобы мне захотелось ломать голову над тем, в чём же заключается ненормальность. В том, что придя домой к незнакомой девушке, приглашаешь ей на свидание? В том, что героев избили ни за что? В том, что пьяный друг сказал бессмысленную фразу, так как она означает что оказывается жениться рано не нужно чтобы можно было успеть сходить на войну. Или в том, что друг почему-то восхищается склейкой какого-то видео, на котором вполне могло быть запечатлено совсем скучное зрелище? Или просто оказалось что он тоже фанат редактирования видео?

P.S. Завидую вам. Я тоже люблю вставлять матюги в текст, но мне за это обычно угрожают удалить его, если я не запикаю всё.
18:06
А в чём ненормальность, я не поняла. Сам рассказ похож на рассказ-воспоминание ГГ — о своей первой любви. Да и любовью можно ли это назвать? Скорее, увлечённость. Но меня смутил факт, что этот 17-летний парень всё время выпивает. Такой молодой, что же дальше с ним будет?!
Стиль рассказа достаточно прост, но в нём присутствует как нецензурная лексика (я этого не приемлю, уж простите), так и слова, употребляемые в разговорном жанре — в универе, видяшки, стебать и т. д. Над этим, я думаю, автору необходимо поработать. Что касается самого содержания, оно неплохое, но в конце как то уж скомкано. Всё дело оказалось в потерянной флешке? Тогда надо было название другое давать рассказу.
00:45
Кстати, да. Почему не запикали/зазвездили ненормативную лексику?
В чем смысл рассказа? Женщина — это не вещь. Вот компьютер — это вещь!
За мат (-).
17:28
Трудно что-то добавить к комментарию Тео. И вроде бы написано нормально, рассказ читается, но остается открытым вопрос — а что вы сказать-то хотели? В конце остается только недоумение.

П.С. Не вижу ничего плохого в мате в литературном произведении.
В конце остается только недоумение. — Может это нормально, может в этом и заключается «Ненормальность».
Ведь "моя черноволосая любовь уехала", "Но разбитая флешка была мне дороже разбитого сердца".
Вот такие мы, хрен кто нас завоюет.
Друзья! Кто оставит комментарий, тому поцелуй/рукопожатие в карму.
00:14
Блин, как жаль, что версия без мата…
Написано хорошо, интересно, но у меня такое чувство, что меня обманули. Или кинули. Я всё ждала, что что-то произойдёт, какой-нибудь катарсис! А ничего. Даже избиение непонятное и прозрачное. Нитронуло вот
Блин, как жаль, что версия без мата… — Вы меня заставили три раза пересмотреть текст, думал автор запикал. Хороший шутка. Что желаете получить?
12:58
+1
я тоже пробежала глазами, мат таки нашла! Почему-то в первый раз внимания не обратила лол
00:23
Я скажу так: это было хорошо!
У меня от всей этой смеси парадоксальности и простоты улучшилось настроение! Структура и язык рассказа устроены так, что ждёшь жирного, понятного финала. А повествование вдруг начинает петлять, сюжет выруливает на «нить Ариадны».
«Внезапно» ©. Внезапно хорошо.

Подведем предварительный итог. По оценкам читателей, название рассказа «Ненормальность» полностью соответствует телу рассказа, т.е. сюжету, структуре, подаче. Рассказ прост, местами интересен и парадоксален (особенно порадовались тайные любители мата). Зато огорчились любители четких, понятных финалов.
Вывод.
Автор, переработайте финал, и подавайте на пересмотр.
PS. А на флешке-то инфа осталась?
Спасибо всем за критику.
По поводу мата: постмодернистская литература отличается ото всего того, что было прежде, как минимум тем, что не гнушается вводить факты живой речи в произведение. То же могу сказать и насчет сленга — рассказ от первого лица, т.е. это речь героя, не автора, эти слова характеризуют именно персонажа.
Сюжет рассказа и, в частности, финал его должны наводить на мысль о смысле жизни, вариантов которого существует не один. Герой не принимает жизни ради любви, выбирая жизнь ради творчества. А видео он делает такими, которые поражают даже алкоголика, ничем не интересующегося по жизни в принципе. В этом и смысл рассказа. Название «Ненормальность» указывает на помешанность героя в его хобби, хотя гений и безумие, как известно…
Вот. Я вам ответил. Хотя, если честно, гораздо интереснее, когда смысл все-таки остается затуманен. Другое дело, что да, действительно, пока еще не пишу так, чтоб интересно стало его разгадывать.
Загрузка...
Елена №1