Илона Левина

Деревянное сердце

12+
Деревянное сердце
Работа №2. Тема дуэли: Владыка
  • Победитель
Текст:

Вечер втягивал свои щупальца и стыдливо жался к теням. Лизнув край земли, солнце поперхнулось пылью, побагровело и покатилось за линию холмов. Воздух, пропитанный духотой и сомнениями, замер в тревоге.

Замер и человек за столом. Ему на мгновение показалось, что из-за крепко запертой двери донеслись голоса. Звонкие, мрачные, решительные. Спорящие о чём-то. Приближающиеся.

Человек потянулся к кувшину и до половины наполнил грязную глиняную кружку. Ухватил ёмкость короткими, покрытыми тёмным волосом пальцами, прикрыл глаза. Пальцы дрогнули и сжались крепче. Кружка описала дугу. Содержимое выплеснулось во влажную прорезь рта, потекло по ухоженной, маслянисто поблескивающей бороде. Человек попытался встать, пошатнулся и грузно осел на месте.

Голоса взвились — теперь явственно, живо — и опали, словно подрубленные. Потом за дверью зашуршало. Раздался высокий звук, будто кто-то постучал барабанными палочками. Дверь дёрнулась, пошла трещинами… И разлетелась на сотню крупных щепок.

Человек за столом расширил и без того мощные ноздри. Продолжая смотреть на кувшин, он шумно выдохнул и наполнил кружку ещё раз, не поднимая головы. Он и так знал, кто стоит в проёме.

Кожа на лице мальчишки выглядела неестественно гладкой и смуглой, как если бы её отшлифовали и покрыли тёмным лаком. На этом фоне с недобрым азартом, радостно и зловеще поблескивали живые, внимательные глаза. Взгляд хищной юности, жадной до жизни и бескомпромиссной до абсолюта.

Кружка снова поднялась ко рту, но теперь человек отпил аккуратно и неспеша. Крякнул, поставил сосуд обратно и подался вперёд.

— Ну?

Мальчишка сделал пару шагов вперёд, отряхивая ладони от древесной трухи. Из-за его спины в комнату стали просачиваться остальные: девчонка с фарфоровой мордочкой, обрамлённой васильковым каре; тощий бледный тип в смирительной рубашке и с густо подведёнными глазами; хрипло сопящий пёс, чья плотная кудрявая шерсть перемежалась проплешинами умело наложенных швов. Человек за столом вздёрнул верхнюю губу и повторил:

— Ну?!

Задыхаясь в пыли, солнце метнуло последнюю связку раскалённых стрел в спины вошедшим. Тёмные на фоне заката силуэты облило багрянцем. Высокомерная ухмылка человека оплыла, как огарок, забытый подле очага. Взгляд из-под тяжёлых век дёрнулся: угол, другой угол, задняя дверь… Мальчишка тоже повертел головой и скривился.

— Не успеешь. Да ты и не хочешь. Если б хотел, ушёл бы раньше.

— Умный, — хрипло рокотнул человек, отодвигая кружку, выпрямляясь и оглаживая бороду. — Умный-умный, а дурак. Ну, чего припёрлись? Чего надо, денег?

Последнее слово прозвучало снисходительным плевком, и лишь чуткое ухо засекло бы тонкие, визгливые нотки паники. Поведя заострённым носом, мальчишка округлил глаза.

— Деньги? А зачем они, допустим, мне? Я ещё твою прошлую взятку не проел. Даже не трогал; очень, очень надёжно припрятал до лучших дней.

Человек дёрнулся, уловив нечто зловещее в голосе мальчишки. А тот, отерев руки о куртку, расслабленно уточнил:

— Никто же не полезет потрошить две свежие могилы, внезапно выросшие в чистом поле…

На резко сбледнувшем лице кайма бороды проступила особенно чётко. Человек подпрыгнул на сиденье, ухватил жаркий воздух ртом и закашлялся.

— Х-х-ты… Кх-х-вы… Что? А? Угрожаете мне, тх-хвари?! После всего, да?

— А что «всего»? Что ты для нас сделал? Или точнее — с нами?

Голос у васильковой оказался тусклым, глуховатым и странно резонирующим, будто звучал из фаянсовой супницы. Она практически не шевелила губами, при этом смотрела в сторону, на израненного пса и типа в рубашке.

Человек за столом сдвинул брови и скривился.

— Что я сделал? Да я сотворил каждого из вас, вот этими самыми руками! — он сжал кулаки и грохнул ими по обе стороны кружки. — Придумал, изобрёл и произвёл на свет! Я дал вам жизнь, ублюдки, и как вы ей воспользовались?

Крепкий волосатый палец распрямился в сторону пса. Тот оскалился и прижал уши, не прекращая утробно хрипеть.

— Этот блохастый коврик издох у меня на заднем дворе. Судя по ранам, где-то оборзел и попёр на волкодава. Явно выхватил, драпанул… И, похоже, поздно. Сначала я хотел сбросить тушку в компостную яму, но потом распознал породу. Ну грех было не воспользоваться таким материалом!

Бледный тип вжал голову в плечи и повёл подбородком, когда палец уткнулся в него. По щеке покатилась чёрная от туши слеза, замерла на полпути, оставив заметную дорожку.

— А наш величайший трагик всех времён влачил жалкое существование. Махал руками, приставал к прохожим, порывался читать им стихи… Какой-то «критик» не пожалел для придурка ножа: вот даже осуждать не возьмусь. Зато теперь гляньте, какой смирный! И как расцвёл талант!

Палец переместился к васильковой, и та вытянулась в струнку. Фарфоровая мордочка не дрогнула, зато видно стало, как под замызганным платьем вибрируют узкие плечи.

— Моя звезда. Моя прима. Моя принцесса. Кто же, интересно, посмел надругаться над подобной красотой? Личико, конечно, пришлось восстанавливать, да. Насильник порезвился над ним так же, как над остальным телом — ну, перед тем, как отволочь его на свалку. А я подобрал! И починил!

Последние слова проревели в жаркой тишине. Человек опять закашлялся, сцапал кружку, задёргал кадыком, поливая пересохшее горло. Отряхнул промокшую бороду и прошипел, косясь на остроносого мальчишку:

— А потом пришёл ты. И всё испортил.

Тот, не смутившись, задорно подмигнул в ответ:

— Да, я такой. Прихожу, валяю дурака, околпачиваю, смешу до слёз… — взгляд неожиданно стал острым, режущим. — А ещё у меня очень длинный нос, если ты не успел заметить. И я ужасно люблю совать его не в свои дела. Хочешь, добавлю к твоим трогательным байкам пару деталей?

Кружка взмыла в воздух — то ли для броска, то ли человек за столом просто забылся. А мальчишка принялся загибать пальцы на крепком, жилистом кулаке.

— Это ведь твои волкодавы порвали чужого пса и приволокли, как добычу. Это твой подпевала, любитель нетрадиционной медицины, пырнул беззащитного поэта в тёмном переулке. Это ты сам, соблазнившись невинной красотой…

— Заткнись!

Бычий рёв снова загремел меж потолочных балок и увяз в оплетающей их паутине. Мальчишка снова подмигнул, сделал ещё пару шагов вперёд и прошептал:

— Освободи моих друзей, борода. По-хорошему прошу.

— А то что? По-плохому будет? — человек наморщил нос. Его руки подрагивали, но голос обрёл твёрдость и уверенность, словно некое трудное решение оказалось по факту простым и неизбежным. — Так давай. Делай, что должен. А я посмотрю…

Он не договорил — не успел. Мальчишка пожал плечами, затем резко стянулся пружиной и прыгнул через половину комнаты. Упав на бородача, словно паук на жирную муху, он с грохотом повалил того на грязные доски. Пальцы одной смуглой руки вцепились в ворот заляпанного жиром камзола, на другой — вытянулись и заострились, пронзая спёртый горячий воздух…

Свист, хруст, чавканье. Человек выпучил глаза, вдавил лопатки в пол, сплюнул бордовое. Сквозь новый приступ кашля донеслось еле слышное:

— Дх-х… Дуракх-х… Я же гх-ховорил… Теперь все тх-хвои друзья… Все вы, тх-хвари, сдох-хнете!

За спиной мальчишки послышался такой же тихий стон — и мягкий стук. Васильковая осела в руках бледного типа, который сам прислонился к стене, чтобы не упасть. Пёс заскулил и распластался на месте, где стоял. Залитая рдяным, борода человека дёрнулась: тот смеялся, корчась от боли.

— Пчёлы… Кха-кх-ха… Пчёлы могут протянуть без своей королевы… Кх-хы… Но в итогх-хе весь улей вымрет… А ты дуракх-х… Потому что так и не понял: кукх-хлы живут, пока бьётся сердце кукловода… Кхе-кх-хе… Стоит ему замереть — и ты потеряешь своих-х друзей…

— Сердце, говоришь?

Мальчишка уселся на чужом теле поудобнее, чистой ладонью подпёр подбородок, сделал вид, что крепко задумался.

— А ведь я дурак, да. Но умный: ты сам заметил. И я не твоё создание. Я не умирал, чтобы ожить — этот дар в меня вложили умелые руки мастера и тепло его души. А дар, если им поделиться…

Опять захрустело. Глаза бородача закатились, он выгнулся дугой, плеснул тёмным фонтаном из рта — и окончательно обмяк.

Мальчишка встал. Повернулся к остальным. В его руке едва заметно пульсировало человеческое сердце.

— А дар, если им поделиться, — продолжил он, как ни в чём не бывало, — приумножится. Ну…

Он вдохнул поглубже и расстегнул куртку. Гладкая полированная кожа лопнула, обнажая слои упругих волокон. Те тоже раздались в стороны, и в груди образовалось устье: ниша размером аккурат с кровавый комок, который нырнул внутрь. Мальчишка зажмурился, качнулся на месте…

Две пары рук подхватили под локти, со спины упёрлись собачьи лапы. Деревянный человечек постоял так ещё минуту, потом сам обнял друзей за плечи.

— Надо же. Сморщенная рептилия оказалась права... А теперь валим отсюда. Только полиции нам не хватало.

Солнце окончательно свалилось за холмы. Ночь рухнула на вечер, подмяла под себя и поглотила. Дневные дела её нисколечко не интересовали.

Конкурс завершен:
Да
+15
14:02
881
15:14
+1
Ниччо не поняла crazyно «мощные ноздри» — однозначно, шедевр laugh
15:27
да, я тож впечатлилась
15:19
+1
Вот все прекрасно в рассказе, вплоть до фразы про полицию)))
Стоит немного поработать над языком, а то обилие сленговых современных фраз, которые уместны в постах в фейсбуке, но не в литературе, очень сбивает.
Сюжет отличный.
Насчет сердца — немного не поняла, зачем мертвякам сердце мастера? ООни же просто ему отомстили. А что дает сердце?
08:55
Буратино-то не мертвяк. Он будет поддерживать в них жизнь, пока в его груди бьётся сердце Карабаса
09:09
Точно! Он же Барабас wonder
17:34 (отредактировано)
Да что ж такое-то? :)))
17:49 (отредактировано)
+4
Вот что мне нравится в подобных текстах, так это опять, цуко, постмодернизм. Правда, здесь сделано по иному канону: деконструкция одного конкретного произведения, а не попурри из аллюзий на сотню сразу. И деконструкция, к слову, более-менее удачная, концентрированно дарковая и нуарная. Правда, все имена стыдливо вымараны, но не узнать образы нельзя. Искаженные, увечные, больше не живые — или никогда и не жившие?..

Впрочем, я соврал. Есть в тексте ещё одна отсылка: к легенде о Данко, только наоборот. Главный герой не сжигает собственное сердце дотла, пытаясь развеять тьму вокруг близких, а сам вырывает сердце тьмы и погружает его в «тепло души». И тьма становится светом, а нежить — жизнью.

Резюмируя: в его руках от счастья ключ, и потому он так везуч.
18:25 (отредактировано)
+1
Эх. Почти. Вот… блин.
Я пока не решил эту задачу. Но с сердцем Карабаса… это как бы… зачем? Не, понятно, что мы шли к такому финалу. Без него глубины драматизма нету… Но он (финал) остался не понят. Куклы и так человечнее этого, бывшего хозяина… Нафига Буратине сердце Карабаса?
Хотя…
Может быть… но это сейчас только я догнал, что там, в конце, когда Карабас говорит, что куклы сдохнут без него… Тут бы усилить, чтобы звучало действительно буквально (а то воспринимается слишком образно).
Я бы чо-нить про вуду-обряд, который Карабас в молодости из поездки по Африке привёз, оставив там свою душу взамен. И что… пока бьётся сердце кукловода, до тех пор живы куклы.
Я бы как-то так приплёл бы, чтобы вот этот поступок Буратины обелить, обосновывая… И сердце бы чёрным сделал, смердящим — мёртвым.
Тогда на места всё ложится.
И тревога за Буратину остаётся. Справится ли пацан?.. владыка.
19:28
+1
хороша сказка про БУРАТИНО. И как подано!
20:34 (отредактировано)
+3
А мне понравилось))) отлично написано, замечательный «вот это поворот»))) лицо там сбледнуло что ли только, вот так вот не надо. Остальное повеселило и развлекло. Я б и цикл почитала))) спасибо, автор!)
00:16
М-мда! Пойду ка, лизну краешек чего повкуснее, чем земля… только осторожно, чтобы ничего лишнего не попало во влажную прорезь рта… погрыз, наткнулся на мощные ноздри и понял: дальше надо не лизать а бежать, от этого подземелья… Жуть!!! Бр-р!!! Так и сделал: пока ночь не рухнула на вечер… хотя интересно: как это она может назад по времени шмякнуться? Вот бы посмотреть… но боязно… wonder
08:54 (отредактировано)
+3
Ой, хорошо. Какие сравнения. Оплывшая как свеча улыбка, поперхнувшееся пылью солнце, покрасневшее и закашлявшееся. Очень красиво. Психологический ужастик, очень люблю такие. Напомнило «муж палача» Виктории, страстно мною любимый рассказ. Как шикарно Буратино начинает говорить в том же стиле, что Карабас, вложив в грудь его сердце… Согласна с Гроссмейстером, страшно за парнишку, справится ли с ролью Владыки. ГОЛОС здесь оставлю, это прямо готовый" Самородок", а не просто дуэльная работа.
10:40
Как оставить голос?
11:35 (отредактировано)
Оставить комментарий со словом ГОЛОС или ГОЛОС. То есть, выделить свой голос капсом или болдом.
З.Ы.: прошу админов не считать мой ответ голосом за текст.
11:40
+2
Спасибо
10:46
+1
Мне бы понравилось, если бы не эти вытаращенные красивости и нежелание написать просто «рот» или вечер («прорезь», «щупальца»). Да это всё умело, да, многим нравится… но мне кажется это лишним вот всегда и у всех.
А почему Баратино смуглый, я не понял… дань современным тенданциям?
11:40
+1
Солнце постепенно выжигает дерево. Видели, как со временем срубы чернеют?
11:45
+2
Это не дань тенденциям, а сознательная работа с языком. Тем паче что герои — сказочные и олдскульные. Как раз прорези очень подходят.
Насчёт щупалец — да, я бы вообще описание заката спрятала за тенями и отражениями, но всяко лучше, чем Закатное Солнце Обагрило Деревья
11:52
+1
Не, про дань традициям — это к смуглости Буратино. А про сознательную работу с языком я и не спорю, я считаю, что лучше, когда проще: рот, солнце зашло, вечера настал.
11:54
+1
Позволю, уважаемый Гросс, не согласиться — бывает плавник. Так он белёсый, как снег.
Но в целом, принимаю. Я об этом не подумал, почему-то сразу сложился образ мулата)
12:36 (отредактировано)
:)))
Буратина не из плавника.
Этим вопросом я ещё в детстве заинтересовался.
Приехал с родителями в деревню (пять лет мне было, что ли). А там ещё много хат, соломой крытых с полом земляным было.
Я смотрю — стена чёрная, будто горела.
— Пожар был? — у отца спрашиваю.
А он мне:
— Нет. — улыбается, — Это солнышко так древесину выжигает со временем. Дом старый.
Пригляделся я поближе. А там реально структура рельефная. Мягкие слои раньше выгорают.
12:44
+1
Я, кстати, полагаю, что Буратино был сделан из тиса:
В древности тис считался древом смерти… Древесина тиса имеет красивый цвет — буровато-красный, со временем темнеет и становится похожей на чёрное дерево… В трактате Авиценны «Канон врачебной науки» тис ягодный представлен как фитотерапевтическое средство, применяемое при сердечных заболеваниях.
12:46
Какая разница, смуглый он али бледный, а? Тем паче что дерево со временем всегда темнеет
12:49
Нету разницы. Темнеет.
12:52
А для имитации деревяшки я «морил» в детстве раствором марганцовки)
20:10 (отредактировано)
Возможно автор видит его изначально покрытым тёмным лаком, без смыслов и объяснений) То есть остаётся не вполне понятно, мальчик весь деревянный или обтянут кожей, но вопрос цвета отпал.
20:27
Ну всё (
15:09
Смуглый он, я думаю, не потому что нигер, а потому, что очень похоже на отсылку к фильму «Пиноккио» Маттео Гарроне — мертвые Мальвины, вот это все. Там на лице Пиноккио гримом нарисована текстура дерева, прямо видно, что он реально кукла — единственный реально деревянный Пиноккио)
11:40
+1
ГОЛОС
11:53
+1
Раз уж я сегодня немножко экскурсовод, подскажу: голос могут не зачесть, если нет обоснования. То есть, пары предложений (хотя хватает и одного), почему голос именно здесь.
11:56
+2
За «прорезь рта».
12:02
+2
Пять розог без целования за невосторженный образ мыслей!
Не понравился сам рассказ размазанностью, но понравились описания отдельных эпизодов. Он, как слишком сложная мозаика.
14:51
+3
Буратино как шкатулка для сердца? ))))
в целом: идея и воплощение на мой вкус очень круты.
«красивости», за которые автору попипеняли выше, мне лично очень зашли. Но (чудеса восприятия) показались не совсем к месту. вот если бы после первого абзаца пошло описание, к примеру, бога-владыки, было бы да. а так- вот крем из взбитых сливок- вкусная штука, но к шашлыку никак не идёт. на мой вкус (уверена, есть любители)))).
зато «общение» героев, их мотивация и логика и действия — всё описано отлично.
тем сложнее было понять, почему «деревянное сердце». Выдранное у К.Б. сердце вполне человеческое. Деревянного сердца у Буратино нет. И тут еще момент: живое сердце, попав в деревянную грудную клетку куклы, ЧТО? осталось там на хранение? начало качать… кровь? березовый сок? И КАК появление человеческого сердца изменило куклу? он стал человечнее — т.е. еще циничнее?
вот знаете, любишь человека, а он, к примеру, храпит. но не перестанешь же его из-за этого любить)) вот и тут — рассказ очень нравится, несмотря на некоторые не понятные мне моменты.
так что плюсую совершенно искренне, спасибо за работу!
16:19
+1
На резко сбледнувшем лице кайма бороды проступила особенно чётко.

Ух-ты. Я бы букву «е» заменил на «я». Чтоб еще образнее вышло.
Свист, хруст, чавканье. Человек выпучил глаза, вдавил лопатки в пол, сплюнул бордовое

И что это было? Что Буратино делал с Карабасом? Сверлил носом или кушал свежатинку?
А зачем ему кушать, если он деревянный?
Косноязычие какое-то.
Сморщенная рептилия оказалась права.

Ой, а кто это? Тортила, что ли? А в чем она права?
Что ж это получается: если в деревянный пенек вставить человеческое сердце — чурбан еще больше очеловечится?
В таком случае автор не дописал. Буратино стал новым властелином и у него начала расти борода…
Но вот кого действительно не хватает в рассказе — так это Дуремара.
Произведение как раз на этом уровне. Поразительная цветистость. Даже процесс ловли пиявок, описанный подобным образом, превратился бы в волшебное действо. Несмотря на «задохнувшееся в пыли солнце».
19:52
+3
«сбледнувший» ) да, забавно, но есть такое слово

Чавкающий звук, а чего бы и нет? Свист, хруст, чавканье очень к месту когда Пиноккио (Буратино?) совершил вскрытие грудной клетки «пальцы на другой руке вытянулись и заострились, пронзая спёртый горячий воздух… Человек выпучил глаза, вдавил лопатки в пол»

Считаю, это черепашка подсказала, что секрет ключа в сердце, стало быть сам деревянный мальчик и есть дверь, но это не точно.

Дуремар есть, он и кикнул типа в смирительной рубашке.
20:00
Да-да. Действительно. Как я не догадался? Теперь все понятно. laugh
20:15
+1
Это сарказм? с вами тяжело, так и не могу угадать когда вы серьёзны, а когда шутите )
20:18
Я шучу почти всегда. А не шучу, когда не ставлю смайлики. Нет смайлика — говорю серьезно.
rose
20:27
+1
))) Легче не стало, ваш юмор для меня всё также загадочен.
То есть ерунда из моего первого обращения на столько очевидна, что не нуждалась в объяснении, а ваш первый коммент ещё более шутка, чем притворяется? eyes

20:34
+1
Первый коммент — сплошной сарказм. А это не совсем шутка. Если честно — рассказ мне не зашел. Много лишней цветистости. И действие описано так, что не поймешь, кто кого и зачем тиранит. А главное — каковы последствия всего этого.
Ну и Мальвина в довесок — жертва сексуального насилия. Надо же…
И тут хромая собачка пробежала.
Фух.
20:44
+1
спасибо
19:05
+5
И тут я понял, что чрезмерные художественные витиеватости тоже придают тексту комизма crazyОсобенно если это фанфик по Буратине…
Васильковая крайне бесит. Это как серомаечник или синекофточная.
Мэйби таки махнул рукой, если б не концовка. Я ждал подвыверта — я его получил

ГОЛОС
22:25
+2
«фанфик по Буратине» — laugh— просто готовый мем crazy
22:29
+4
— вы продоёте золотых ключиков?
— нет просто показываю
— кровавое…
22:36
+2
Уот? Я просто называю вещи своими именами glassА то деконструкция то-се…

А, ну да… Я, кстате, не понял, почему сердце деревянное, если мясное
22:38
Кстати, про ключики…
Сериал «Ключи Локов» — тоже про ключи, но вместо Карабаса — секазная мадам. Без бороды, и это хорошо…
23:28
+2
Думается, что деревянное сердце — это иносказание с двойным дном, дескать у Карабаса живое, но деревянное, а в Буратине станет деревянным, но живым, но это так мои бурные фантазии…
22:27
+1
Угадали) Спасибо за глубокое понимание и проникновение в текст, автору это всегда льстит)
09:38
Спасибо за текст, в который интересно погрузиться smile
19:58 (отредактировано)
+3
— Дар в меня вложили умелые руки мастера и тепло его души.
Это очень мило)
Теперь сердце живо и поддерживает жизнь не от крови «матери пчёл», а от тепла души мастера.
22:18
+3
Люблю нуар. Горькая такая, ироничная сказочка. Чёрное, серое, бурое смешаны намертво. Читаю, и думаю о том, что вроде как явный перегруз образности, так ярко и плотно, вдохнуть неоткуда, а потом внезапно – щёлк — картинка сложилась: закрутилась в голове стимпанковая анимация с готическим лоском.
А, когда сложился визуал, всё – ГОЛОС. Вку-у-у-совщина tongue

09:06
+3
Это ж надо так сказку изаернуть!
Только за это снимаю шляпу.
Ну и написано мощно, разве что немного с перебором. Очень уж кричащие описания, особенно в начале. Смелые, нешаблонные, но, как это иногда бывает, иногда из-за этой нешаблонности не очень удачные. Какой-то чересчур вычурный эпитет, какое-то неосторожное слово, какая-то костью торчащая из художественного текста "«ёмкость».
Но в целом — смело изобретательно, умело.
Запомнилось
13:03
+2
Лексику кроет, и, самое меньшее, солями. Чтобы подобная стилистика танцевала и жонглировала смыслами, нужно больше, автор, вы не вытягиваете. У вас то почти удачные метафоры, то вдруг какие-то «мощные ноздри», то пристойная кружка превращается в сосуд и емкость. Вы еще «тара» напишите, ага.
Идея ничего так, нуарный Буратино, но сюжет басенный, линейный, катится себе по рельсам и уходит в тупик. Убил Буратино Карабаса, исторг из груди сердце и все.
23:23
+1
Да. Согласен. Никакого светлого будущего не показано. И несветлого тоже. Хотелось бы узнать дальнейшую судьбу Мальвины. Будет ли её насиловать Буратино, как это делал Карабас? Или он станет ей дарить конфеты?
23:25
+1
Вангую триптих: Мальвина страпонит Пьеро; Артемон употребляет Буратину; свальный грех всех со всеми.
23:54
Все в занозах и опилках,
День работы лесопилки?
Интересная прода получится…
11:50
+3
Мне понравилось то, как написано. Понравилась интерпретация классической сказки. ГОЛОС
18:02
+3
Старая сказка на новый лад. Сначале теряешься, потом вырисовываются знакомые образы — и затягивает! Нуар, триллер, местами чернуха. И всё это с чётко вырисовывающейся перед глазами картинкой.
Но есть осадочек: читаю и постоянно вспоминаю лекцию «Художественные приёмы в литературе: тропы и фигуры речи». Многовато, автор, многовато, хоть и оправдано.
В отличие от толстовского оригинала, при прочтении этого произведения куклам не сочувствуешь, а вот Карабаса искренне жаль.
15:57
+1
Буратино на новый лад. Буратино мстит и мся его страшна.
НАписано достаточно хорошо, но не мое.
22:39
+1
Жаль, что не выиграл. Мне понравилось
22:42 (отредактировано)
Ну, пободаться с самим собой было интересно. Да и «Песни», как я понял, вызвали у публики сильные эмоции. Шок и провокация — вполне рабочие методы.
22:42
почему?
23:02
Почему не выиграл? Или вопрос про шок и провокации?
23:06
В дуэли побеждает Ёж-оборотень с двумя работами: Деревянное сердце и Забей болт, а так же ананас аборигена с работой Сердечные песни его молодости.
Вопрос, потому что выиграл.
23:07
sadниче не понимаю, пошла смотреть
23:08
я тоже уже ничего не понимаю, стоит «победитель»
23:08
+1
Все, увидела. Ааааа у двух авторов по два текста. Ну ваще
Загрузка...
Светлана Ледовская №2