Илона Левина №1

Теория интересного

  • Кандидат в Самородки
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
Теория интересного

Далее в этом тексте вас ожидают попытки теоретизировать на тему интересности сюжета, литературного произведения. Я не думаю, что «интерес» — это какое-то совершенно смутное неуловимое понятие, которое нам прям никак не ухватить за хвост. Любая передача информации, а лит. произведение является некоторой передаваемой информацией, должна подчиняться определенной информационной логике. Она должна иметь некую новую полезную познавательную часть, чтобы её захотели принимать. В случае, когда приёмник не распознает в ней этой познавательной полезной части, он говорит: «Это мне не интересно». Короче, вот вопрос: какие должны удовлетворяться условия, чтобы приёмник текстовой информации захотел работать на приём?

Этап 0: Изначальные совершенно логичные действия адекватного героя в изначально нормальном мире.

Это совершенно необходимый момент в произведении. Все дальнейшие интересности, откровения и шокирующие повороты должны как бы расти на подложке из изначального предсказуемого мира с ожидаемыми реакциями и адекватными поступками главных персонажей, с которыми мы соглашаемся. Читатель как бы должен говорить: да, я понимаю героя, сам бывал в подобной ситуации. Тут и правда сейчас надо сделать то-то, и тогда мы получим то-то.

Пусть это будет космонавт, которого начальство заставляет поработать сверхурочно на ракете с факельными двигателями, или Люк Скайуокер, который должен помогать дяде на ферме на таинственной планете Татуин — мы прекрасно считываем эту ситуацию, мы бы и сами делали на их месте то же самое, и мы бы знали примерно, чем всё это обернётся.

Кроме того, в этом «Этапе 0» писатель, его герои и его мир проходят проверку читателем на адекватность и интеллектуальную состоятельность. Достаточно ли правдоподобен этот мир? Понимает ли сам автор, как действует его изначальная логика? Правдоподобна ли психологически эта изначальная ситуация? Герой решает действовать так же, как я бы поступил на его месте?

Есть два варианта ответа:

А) Он даже более эрудированный предусмотрительный, чем я? — хорошо, тогда можно немного расслабиться!

Б) Он с самого начала нереален и совершает какие-то бредовые, нелогичные действия? – да автор просто сам не понимает, как действовать в таких случаях! — нахрен такого героя и такого автора! Это гонево я читать не намерен!

Любопытно, что на конкурсах видно, как многие начинающие писатели пренебрегают этим «Этапом 0», дающим читателю введение в мир произведения в его нормальном состоянии – им не терпится начать удивлять и писать интересное СРАЗУ! Ну-ка удивим с первой строчки немыслимыми героями и их странными необъяснимыми действиями, суть которых, возможно, откроется для всех только к концу! Только так мы выиграем в необъявленном соревновании за наибольшую необычность! – Фига-с два вы выиграете!

Короче, интересное и удивительное всегда базируется на обычном, правдоподобном и предсказуемом. И в фантастике – прежде всего. Произведение, где нет в достаточном количестве «Этапа 0» скорее всего отбракуется читателем сразу как нелепая заумь или шиза, ну или как заумная шиза.

Следующий шаг. Неожиданная засада.

И тут, в этом вроде бы логичном, принятом читателем мире, несмотря на предсказуемость и правильность всего ранее происходившего, с героем происходит какая-то не ожидаемая читателем хреновина.

Вот это явление, собственно, и включает пылесос внимания, является стартером интересного.

Как я понимаю природу этого зажигающегося внимания: Читатель как бы говорит: «ну вот, я довольно разумный и прошаренный человек, я знаю, что надо делать по жизни, чтобы всё было в порядке. И вот, главный герой пока всё делает правильно, и я знаю, что в результате у него всё должно быть ровно. — «Бац! Бац! Всё пошло не так!» — чёрт! У героя всё пошло не так, а ведь он нормальный пацан, всё правильно делал! Или, стойте… Я что-то не предусмотрел для его ситуации?! Тут есть такие возможные ходы, когда ты налетаешь по полной, а я про них, похоже, даже не подозревал?! Выходит, в моих знаниях тут пробел?! Блин, я должен разобраться, в чём тут дело и непременно ликвидировать этот пробел, закрыть эту дыру в познании мира.»

Как видим из описанного монолога, неожиданная хреновня должна иметь опасную природу, как бы взывать к рефлексу самосохранения (индивида, общества, семьи).

Она не может иметь положительную природу. Как если бы к Люку Скайвокеру прилетели космические штурмовики и подарили набор юного джедая, а в следующей серии его бы объявили сыном доброго галактического правителя. — В таком случае наблюдающий всё это зритель постоянно бы находился в довольстве, всё что нужно у него есть изначально: сиди на месте и получай ништяки от судьбы — такой бы была квинтэссенция этой совершенно бесполезной истории, ничего не дающей для ума и души. А посему эта «неожиданная хреновня» неизбежно должна выводить героя из равновесия и заставлять страдать.

Создание интереса: Что-то оказывается совсем не тем, чем казалось нам изначально

Почему интерес человека вызывает именно ситуация по типу: «это казалось одним, но на деле оказалось совсем другим»? — Да очень просто. Потому что ситуация, когда нечто оказывается тем же, чем кажется — не требует от мозга обработки! Человек с первой секунды казался добродушным и по факту оказался добродушным — это банальное явление работы готового шаблона. 

Точно так же описав в паре абзацев реалии серого и унылого тоталитарного мира, можно уже дальше не стараться разорвать сердца читателя очередной душераздирающей деталью серости или тоталитарности. У читателя уже нашёлся шаблон: "ага, нам про унылый тоталитаризм щас будут прогонять" - и он уже приготовился уйти в спящий режим. Если вы и дальше будете соответствовать этому его шаблону - готовьтесь к взаимодействию со спящим мозгом, который уже думает о своём или лениво пробегает текст по диагонали.  

Мы всё стремимся оптимизировать восприятие происходящего вокруг, свести к простым шаблонам и успокоиться. Мозг так устроен, что первым делом стремится сократить свои энергозартаты. Его идеал — это жизнь в постоянном режиме сохранения энергии. Следовательно, если мы хотим заставить тревожно напрягаться (да хоть как-то напрягаться!) читателя, мы должны не дать ему просто пройти по энергосберегающему пути отработки его готовых смысловых и ситуативных шаблонов. Мы должны идти поперёк этих шаблонов, рвать их, как Тузик рвёт грелку. Тогда, возможно, его сознательное внимание активируется.

Собственно, в произведении этот «неожиданный поворот» может происходить в нескольких измерениях и несколько раз.

Пример: оказывается, мир произведения на самом деле виртуален и контролируется машинами. Но потом оказывается, что главный герой наделён сверхсилами для борьбы с машинами. – Здесь целых два «оказывается», которые раскрываются последовательно, создавая интерес. Почему-то многие не понимают, что интерес создают не статические состояния: просто порабощённый машинами мир и просто Мессия со сверхспособностями — не обладают практически никаким сюжетным интересом. Поэтому, кстати, с треском провалились все последующие части Матрицы. Интересность порождается именно на границе, когда мы говорим: вот же, нормальный мир, всё как у нас, люди ходят на работу и в клубняк. А потом: Боже, нет, да это же совсем не нормальный мир!!! И главный герой: он вроде бы программист, как и я.... Да нет, не совсем простой программист.

Вот, по-моему, самая основная причина косяков в фантастических произведениях: люди путают интерес к переходу из обычного состояния в необычное с интересом к просто необычному состоянию и сразу пытаются накормить читателя сверхнеобычностью, сверхсилами, сверхбезысхоодностью по полной.

Ведь как, например, у того же Лукьяненко. Даже в сериальном произведении имеет место прогрессия создания интереса: 1) Обычный мужик во вроде бы обычном мире сталкивается с проявлением магии 2) Оказывается он сам не обычный мужик, а маг, который тоже может участвовать в движухе. (вот тут бы человек без фантазии остановился, ибо откуда ещё взять этих «оказывается» Но не так прост Лукьяненко!) 3) ГГ сталкивается с силами зла, которым может противостоять только маг 2й категории, ему пока недоступной. Бац! Оказывается он может стать магом 2й категории 4)…ГГ неожиданно оказывается магом 3й категории 5)…ГГ неожиданно оказывается магом 4й категории… и так далее. Но каждый раз он как бы получает новую ступень «против всяких ожиданий»! Да, это вроде бы смешно… Но ведь работает!

Нетрудно представить, что если бы «Дозоры» взялся писать какой-нибудь юный дилетант, у него бы Городецкий с самого начала летал по небу с высшей степенью посвящения и пулял файрболами по Завулону — и все точки создания интереса в произведении были бы таким образом успешно профуканы.

Так ЧТО же у нас в произведении может оказаться не тем, чем оно кажется изначально?

Тут выбор не так уж и широк.

  • 1)«Не тем, чем кажется» может оказаться мир вокруг героя или его общество.

Примеры: «Думали нет магии – а выходит, есть магия», «думали утопия, а вышла антиутопия», «думали добрые дядьки, а по факту — тоталитаризьм». Сюда же можно отнести всякие допущения про машины времени, гиперпереходы по всей галактике, которые работают на контрасте с возможностями нашего обычного мира.

  • 2)«Не тем, чем он изначально кажется» может оказаться сам герой. Это превращение может быть встроено в длительное противостояние и сюжет, построенный на «пункте 1». Думали обычный сопляк — оказалось, волевой умелый боец. Думали маг шестого уровня — оказался магом седьмого уровня. И т.д.
  • 3)«Не тем, чем изначально кажется» может оказаться друг героя, его девушка, близкие. На этом интересе построены все любовные истории: «Думала наглец и мерзавец — оказался тот ещё красавчик!».

Ну и конечно сюда же до кучи история про самого обычного садовника, который в самом конце оказывается коварным убийцей.

В какой момент у нас в произведении что-то должно оказаться не тем, чем оно кажется изначально?

Тут действует такой принцип, что «точки интереса» должны поддерживать произведение на всей его протяжённости, и при этом поддерживать равномерно.

Если у вас неожиданный поворот касается внешнего мира, и этот поворот всего один, то получится тупо если вы подадите его вначале или в середине. Тогда появится законный вопрос: «а дальше что?». «На чём будет держаться конец?» В таких случаях «поворот» оформляют в виде тайны, к раскрытию которой мы идём через всё произведение, или же он должен раскрываться постепенно, по частям на протяжении всего произведения.

В случае, когда в качестве «поворота» служит неожиданное преображение самого героя, его можно растянуть, показывая первые попытки, тренировки, постепенный прогресс в соответствующем умении. Ну и конечно, здесь мы обречены на определенную структуру: вначале герой – это эдакий валенок, о котором и не подумаешь, что он на что-то способен. В конце – он, собрав все свои силы, забарывает самого мощного босса враждебных сил. Между этими эпизодами расположены отдельные стычки героя с враждебными силами, расположенные в нарастающем порядке по мощности. Печально, но эта структура канонична и неизменна по чисто логическим соображениям: было бы глупо после победы над повелителем сил галактического зла опять возвращаться к перестрелке с рядовым штурмовиком, т.к. мы уже видели, что герой могёт это, зачем буксовать и возвращаться к пройденному?

Нетрудно заметить, что в наиболее эпичных историях число «поворотов» — два и больше. Причём, если в первой половине истории нам постепенно открывается истина об окружающем мире героя, то во второй половине неожиданно раскрывается сам герой. «Да, оказывается всем правят злые зомби/ машины/ галактические ублюдки, но позже, оказывается, ГГ является тем самым избранным супер-борцом с зомби/машинами/галактическими ублюдками! — такая структура позволяет сделать интересной как первую, так и вторую половину произведения. Но вот, положим, такое произведение не сумело закончиться вовремя, и требуется ещё один головокружительный поворот. Теперь мы уже знаем, что суть этого поворота будет заключаться в том, что нечто окажется совсем не тем, чем оно казалось до этого. Касательно этой нашей двухчастной истории борца со злом, вы сами видите, что выбор невелик: либо борец оказывается сам порождением сил зла (здравствуй Люк, я твой отец!), либо зло оказывается не злом, а наоборот: (здравствуй капитан Марвел), любо самому миру остаётся провалиться в какую-то фантасмагорию. Короче, вариантов кот наплакал, печальный расклад. Надеюсь, теперь вам окончательно понятно, почему практически невозможно сделать достойное продолжение для хорошей истории?

***

Получается, для того, чтобы повествование было интересным, в нём должны быть глобальные повороты. А для того, чтобы запустить интерес читателя к истории, герой должен начать встречать на своём пути неожиданные для читателя засады (сюжетные бреши по терминоглогии Роберта Макки). И тут интересно, как соотносятся «засады» и «поворот». Однозначно, сами по себе засады не являются сюжетным поворотом, но они от него зависимы, появляются ради него и ведут к его раскрытию. Вот пример: имперские штурмовики, которые в самом начале неожиданно сжигают домик Люка Скайукера — они вроде бы вообще не дают никаких ответов на вопрос, почему так вышло, но потом нам становится понятно, что они являются как бы мощным следствием основного поворота истории. Получается: поворота ещё как бы и нет, но мы сходу ухаемся в такую глубокую яму, которая свидетельствует, что он будет весьма крут.

P.S. Эту статейку мне было непросто писать, наверно потому, что о подобных предметах в подобных терминах не принято рассуждать вообще. В какой-то момент я решил просто накидать те мысли, что есть по этому поводу, пусть даже в нестройной форме. Надеюсь, что ваша критика и уточнения помогут эту систему отшлифовать и довести до конечной кондиции.

+8
11:25
502
12:09
+3
А посему эта «неожиданная хреновня» неизбежно должна выводить героя из равновесия и заставлять страдать.


Я вас люблю за одну эту фразу!

Хороший блог, продуманный и ёмкий, с удачными примерами. Спасибо!
15:35
+1
Хм. Если все начнут писать по предложенной схеме, то читать книги станет скучно. Хотя с отдельными пунктами согласна.
17:27
+1
Хотел бы сразу написать: если схема скучна и, следовательно, не всеобъемлюща, значит должны быть известны хорошие произведения, использующие принципиально иную природу создания читательского интереса. Тогда приведите, пожалуйста, их названия!
18:37
Я не сказала, что скучна схема. Скучно станет, если каждая книга будет написана по одной схеме.
Опять же понятия «скука» и «хорошее произведение» очень субъективны. Могу написать пример, а вы скажете — это вовсе не хорошее произведение:)
Кен Кизи «Над кукушкиным гнездом».
19:56
+2
Над кукушкиным гнездом — вовсе не опровергает схему.
Интерес держится на нескольких «оказывается»
1)Герой думает, что психушка — это халява, а оказывается это похлеще тюрьмы
2) Макмерфи жулик и антисоциальный элемент, который должен быть изолирован от общества, а оказывается, он и есть единственный островок человечности и источник продуктивного лечения для душевнобольных.
3. Система призвана наводить порядок и лечить, а оказывается, она сама по себе является основным источником хаоса и безумия.
4. Наиболее пассивный и безгласный из героев — Вождь оказывается в результате самым активным и решающим действующим элементом.
20:54
1.То есть это нормальный поступок в нормальном мире — дать запереть себя в психушку??
2. Лечения? Хм. Спорный вопрос.

Я поняла. Вы вбили себе что-то в голову и так можно примять всё под свою точку зрения. Что же. Вы автор, нашедший формулу интересного повествования. Пишите smileбудем читать.
16:06
+4
Во-первых.
У меня сразу несколько замечаний к этапу ноль.
1. Вы мгновенно отрубаете жанр сюра и то что вокруг него. Там все строится ровно на обратном — нелогичности с самого начала, со старта. Понятно, что это отдельная историю, но как минимум упомянуть об этом стоит в анализе.
2. Вы настаиваете на том, что мир изначально читателю должен казаться логичным. Но миры разные и читатели разные. Ваша система хорошо работает для мистики и магреализма, когда мы начинаем «игру» в нашем обычном мире. Но стоит забраться в более-менее оригинальную фантастику/фэнтези, как читателю с самого начала приходится столкнуться со странностями в самом построении мира. От этого никуда не деться.
3. Даже если мы действительно начинаем с обыденного, здесь крайне важно не переборщить. Это очень зависит от читателя, разумеется. Мне, например, обыденности и в жизни хватает. И я предпочту, чтобы крючок мне дали с самого начала, не затягивая это на середину книги.

Во-вторых.
Вы неверно представили структуру Дозоров. Точнее, пример-то хороший и книга восхитительная. Но описываете вы ее странно. Например:
Обычный мужик во вроде бы обычном мире сталкивается с проявлением магии
Это, простите, когда? Городецкий — со старта книги маг и охотник на вампиров. Да, маг слабый, но ему со старта подсовывают в жены великую волшебницу (пусть и потенциально). И конфликт строится строится не на том, что Антону надо преодолеть какие-то там уровни, а на том, что он ни при каких обстоятельствах их преодолеть не сможет.
А уже потом начинаются костыли. Захотели сделать Городецкого Великим — придумали Фуаран. Побеждают Светлые всех подряд — придумали Тигра. Подружились с тигром — придумали Двуединого. И вся эта эскалация выглядит весьма стрёмно.
И вся прелесть Дозоров ни разу не в развитии ГГ, а в методичном вдалбливании простой (но совсем не очевидной) мысли, о которой ломали копья в недавнем блоге:
Сила ночи, сила дня — одинаково фигня ©


Ну и ещё одна мысль, которую уже затронула Lady Charlyn. Следование этому шаблону приводит к тому, что ты изначально не просто ждёшь подвоха от автора, но и предугадываешь его. Когда в книге кто-то оказывается чьим-то сыном, априори начинаешь плеваться. И честное слово — я последнее время все больше импонирую текстам, в которых нет этих внезапных поворотов. Дайте мне размеренное повествование. Оригинальное, но не ломаное об колено желанием ошарашить читателя.

Вот как-то так.
И да, спасибо за блог — хорошая тема для размышлений.
16:29
+1
На самом деле самую адекватную картину выстраивания сюжета я услышал от сценариста в одном интервью. Пример с лампочкой: Человек заходит в комнату и включает выключатель. Лампочка не горит. Он несколько раз включил-выключил. Лампочка не горит. Пошел за стремянкой и другой лампочкой. Поменял, щелкнул рубильником — не горит. Да что за нафиг! Начал проверять проводку — все нормально. Позвонил в ЖЭК, на электростанцию, на завод лампочек, и т.д. Просто по мере усложнения задачи, переживая раз за разом неудачные попытки героя мы вовлекаемся в процесс, с нетерпением ожидая, как же он сможет включить чёртову лампочку? Какой способ сработает? И когда она загорается, мы испытываем катарсис.
16:37 (отредактировано)
+2
Вот это казалось бы логично, но не всегда работает. Потому что подобная эскалация до нудоты однообразна. Я тут недавно наткнулся на сериальчик «12 обезьян» (по мотивам того самого фильма с Брюсом). И вот минимум первые пару сезонов он работает в точности так. Сделали одно — не сработало, сделали второе — не сработало. Когда у них не сработало 100500 — я смотрел только из чистого занудства. а потом бросил к чертовой матери. Потому что развития сюжета нет. Куча неудачных попыток есть, а развития не подвезли.
17:22
+1
Значит уже не по моей схеме. Ты же заметил, что идет именно эскалация. Развитие от простых банальных, до сложных многоуровневых способов. И самое главное условие — наличие катарсиса. Тоесть момента решения проблемы. В твоем описании выпадают как поступательное развитие, так и момент катарсиса.
17:26
+2
Понимаешь, методы решения проблемы могут развиваться сколько угодно далеко и активно, но это не имеет значения, пока нет никаких подвижек в собственно результате. Вот если в твоем примере после каждой итерации лампочка становится ярче на несколько процентов, иногда вдруг загораясь сиреневым — это подогревает интерес. Но если что бы ты ни делал, лампочка загорится только в самом конце — это нудота.
17:31
+2
И да, в моём примере катарсис отсутствует тупо по той самой причине, что я не досмотрел до момента катарсиса. Автор не смог удержать мое внимание. В этом вся проблема.
20:13
+2
Эту фигню с лампочкой Роберт Макки в своей книге называет «прогрессия усложнений». Но это не фига не ответ на вопрос как создать сюжет. Это иллюстрация принципа развития бреши — столкновение по нарастающей.
И к примеру сразу 2 вопроса:
1) А почему на самом деле не горит лампочка? — Тут может быть и гениальная фантастическая подоплека, а может быть полная туфта. Но без этой идеи мы имеем пока кашу из топора.
2) Где в этой истории Герой: его выбор, его воля, его характер? — этот вопрос не касается непосредственно темы поста, но в данном случае он важен. Если чувак просто чинит лампочку потому, что он всегда чинит лампочку, то это не история а говно. А пример аналогичной хорошей истории с прогрессией усложнений — история про боксёра Рокки.
20:44
+1
Но в Рокки чувак чинил лампочку, именно потому что он всегда чинит лампочку(был боксером)…
21:46 (отредактировано)
+1
Но он берется за лампочку, которая ему очевидно не по зубам. Она может конкретно лишить его здоровья. А потом совершенно неожиданно оказывается, что по зубам
17:22 (отредактировано)
+3
1. Вы мгновенно отрубаете жанр сюра и то что вокруг него.

— Признаться, изначально я хотел в качестве иллюстрации привести рассказ Д.Хармса про человека Кузнецова:

Жил-был человек, звали его Кузнецов. Однажды сломалась у него табуретка. Он вышел из дома и пошел в магазин купить столярного клея, чтобы склеить табуретку. Когда Кузнецов проходил мимо недостроенного дома, сверху упал кирпич и ударил Кузнецова по голове...


Вы видите, как буквально первыми двумя предложениями Хармс отрабатывает шаг 0 и следующим сразу же ввергает героя в брешь?
Складывается впечатление, что классик каким-то образом имеет ввиду эти самые правила, о которых я пишу и глумится над нами, следуя им буквально и карикатурно прямо.
17:28
Признаться, я на дух не переношу Хармса. И не понимаю его. Соответственно, в вашем примере не вижу совершенно ничего unknown
И да, я вполне допускаю, что проблема во мне.
17:43
+2
ну Добсона-то переносишь?))) го разбираться

Уважаемые пассажиры! Хочется пожелать вам доброго пути и продемонстрировать незаменимую вещь — средство от моли «Шубоцел». Всего за сто рублей это средство раз и навсегда избавит ваш дом от платяной моли, непарного шелкопряда и даже от южной амбарной полёвки. Формула «Шубоцела» разработана в тысяча девятьсот сорок седьмом году в НИИ Насекомоведения СССР для борьбы насекомовидными захватчиками из другой галактики. Надёжность свою доказала в бою — при отражении атаки Молениан на Кремль. В наличии так же хит этого года — мелок от тараканов «Глашенька»…
— Стоп, старик. Во ты лепишь! Какие ещё Молениане?
— А я-то думал, меня никто здесь не слушает…


Тут выделенное полужирным — это тот самый нулевой этап, а потом — пошёл слом мира, который этап 1
17:47
+1
Можно ли это назвать сломом мира?
Впрочем, хрен с ним. К чему мы приходим? Что в сюре это тоже работает? Ладно, убедила.
17:50
+1
ну вот вишь, по пункту 1 разобрались))) на п.2 я тебе могу ответить ссылкой, ты умненький, разберёшься
Комментарий удален
17:53
только вы и можете
Комментарий удален
19:45
А как же алиса в стране чудес? Она уже под первый пункт не подходит. Дальше больше)
20:26
+2
Алиса: обычная девочка, читала книжку, сидя на берегу реки. Скучала...- этап 0 пройден. Потом она последовала за кроликом, а тот оказался вовсе не простым кроликом… Впрочем, и всё остальное оказалось вовсе непростым — Кэрол шарашит как по писанному
Bun
20:42
Обычная девушка последовала за… кроликом.
Сэр, Керролл рушит всю. вашу теорию.
Вам мулдость от Мастера Сина:
«Все гениальное рождается неправильным».
Чтобы написать стоящее, надо делать как раз не по вашим пунктам.
22:09
+1
ОК. Приводите пример этого стоящего, сделанного поперек этих правил.
Например, весь Достоевский вне этих правил.
22:31
+1
А-ха-ха-хаха-ха-ха!!!!!
22:33
+1
Это не истерика, надеюсь?
Комментарий удален
23:00 (отредактировано)
+1
Нет. Достоевский — коммерчески очень успешный писатель своего времени. И конечно же он прекрасно чувствовал стратегию привлечения внимания и применял нечто подобное практически повсеместно, может быть, за исключением «записок мертвого дома». Взять хотя бы «игрока» — непрерывная серия из головокружительных поворотов. Чего стоит одна только старая добрая русская помещица, неожиданно впадающая в игроманию и разоряющаяся! Это неожиданный поворот — один из мощнейших в литературе вообще! А князь Мышкин? То он типа нищий убогий придурок, то князь и богатей, внезапно становящийся завидным женихом. Эдакая Золушка… Постойте, Или может вы другого какого Достоевского имели в виду?
Комментарий удален
логичные действия адекватного героя в изначально нормальном мире.

Вот нет этого у Достоевского нигде.
А может быть что-нибудь без «поворотов»?
23:25
+2
Вот нет этого у Достоевского нигде.

Да взять того же Игрока. ГГ работает учителем у генерала, робко тоскует по Полине, звезд с неба не хватает, копит деньги. Об азартных играх отзывается рассудительно. — совершенно же нормальный парень, типичный представитель просвещенной молодёжи.
Bun
22:33
Любое стоящее создает новые правила. По лекалам делают чертежи и сочинения для экзаменов
23:17
+2
Речь не о лекалах, а о закономерностях человеческого восприятия. Мозг разных читателей имеет схожую конструкцию. Гениальная вещь — это та, что заставляет миллионы таких конструкций гудеть в унисон. Это вовсе не какая-то абстрактно-новаторская шняга из космоса.
Вежливо промолчу
03:34
Так и представил конструкции мозгов некоторых читателей:
железные балки, стальные канаты и они такие — уууу laugh
07:32
+4
Столько слов и рассуждений, а все свелось к итогу «Чтобы было интересно, фигачь неожиданные повороты». Вот только на практике они вообще не работают, только бесят по большей части, потому что не так много умелых творцов, которые эти повороты могут преподнести как надо и какие надо. А все эти герои, которые оказывается избранные, мессии, раки-мраки — причем, просто так! без причины! — уже в горле все сидят.
Вот эта ваша «хреновня», которая должна заставить героя «страдать», называется «завязкой» или «зарождением конфликта». Стоило распинаться столько ради элементарного термина? Любой ребенок знает, что без конфликта сюжета не существует (если это не сюр, этюд или нечто сугубо авторское).
Ну а по сути блога — вы столько распинались, а по факту копнули по поверхности. Еще интерес может поддерживаться предыдущими заслугами сюжета, пример — «Страх и отвращение в Лас-Вегасе», когда ты думаешь только — что еще эти укурки вытворят? Ну и вы вообще не упоминаете об авторском стиле. Бывает, что не происходит ничего совершенно, и на горизонте событий не намечается, но оторваться не можешь, потому что написано хорошо, слог цепляет.
08:57 (отредактировано)
+1
Столько слов и рассуждений, а все свелось к итогу «Чтобы было интересно, фигачь неожиданные повороты».
— не совсем так. Под «поворотом» в этой статье понимается не традиционный сюжетный поворот, когда какой-нибудь задрот стал Избранным, или добрый профессор оказался злодеем, который хочет завоевать галактику.
Тут под этим словом имеется в виду ситуация, когда «читателю сначала кажется, что нечто является чем-то одним, а потом оказывается, что это совсем другое.»
Эта штука может в работать на нескольких уровнях произведения, а не только так примитивно, как вы предъявили.
Я предполагаю, что описываемый принцип является универсальным мотором интересности.
-Вы пишите про Авторский стиль? — А нельзя ли все успешные игры со стилем свести к тому же глобальному понятию? — Стиль ломающий сложившийся шаблон восприятия, содержащий черты противоположных стилей, не дающий нам залипнуть надолго в чем-то одном привычном, является интересным стилем.
И вообще, если есть опровержения, хотелось бы примеры из известных произведений.
14:02
+2
хотелось бы примеры из известных произведений

Извольте)
Ранние произведения Паланика, как то — «Бойцовский клуб», «Невидимки», «Уцелевший» и некоторые другие — они начинаются с конца, когда мы сразу видим результат всей истории, там как правило происходит что-то невнятное, сложное, сразу возникает мысль «Как же герои (которых мы и не знаем еще) к этому пришли?» И только после этого начинается ваш «Этап 0». А дальше Паланик, разумеется, не отказывает себе в неожиданных поворотах, но не они держат внимание читателя, а фирменный стиль повествования — совершенно обыденные вещи подаются так, что оторваться нельзя.
Уже писал выше про «Страх и отвращение» — сюжет держится за счет предыдущего своего развития, да и нельзя вообще сказать точно, какой там вообще сюжет — его нет. Есть только обдолбанные похождения двух торчков и действительно хорошие философские рассуждения.
«Темная башня». Первая же книга начинается с тезиса — «герой преследует злодея». Кто этот герой, кто этот злодей — неизвестно. Этапа 0 нет. С героем трудно себя сравнивать, поскольку он сразу выглядит «имбовым» и нереальным. Интерес держится за счет мастерства Кинга, и первого же предложения, от которого остается желание выяснить, зачем герой преследует злодея, и догонит ли он его в итоге.
«Превращение» — ну это ближе к сюру и абсурду, отчасти. То же самое, первое же предложение дает нам факт — герой превратился в насекомое. Этапа 0 опять нет. Остается лишь наблюдать за судорожными попытками осознать свое новое существование и адаптироваться к нему. Вряд ли с кем-то подобное случалось, так что мало кто сможет сказать, как бы он повел себя в подобной ситуации.
22:53
+1
Насчёт Паланика — эти примеры с флешбэками выглядят так, что он скорее поддерживает эту идею построения, чем опровергает её. В Бойцовском клубе и в Выжившем там идёт довольно продолжительное и заунывное введение в жизнь ГГ — вероятно автор решает дать читателю небольшой пробник из более насыщенного конца, чтобы тот не заскучал. Но это не опровергает теорию построения — точно так же в музыке есть «затакт», который не отрицает разбиение на такты, а просто оживляет картину.
09:03
довольно продолжительное и заунывное введение в жизнь ГГ — вероятно автор решает дать читателю небольшой пробник из более насыщенного конца, чтобы тот не заскучал.

Это где ж вы там увидели заунывное повествование? Если вы ждете от книги только сюжета, то согласен, можно заскучать при чтении его размышлений, раскрытия психологии героя, мира, вашей… Но тогда, зачем вообще Паланика читать? Он не дает «пробник», скорее играет на контрасте.
09:09
«На западном фронте без перемен», «Фиеста», «Сто лет одиночества» «Невыносимая лёгкость бытия», «Бесы», «Анна Каренина».
10:25
+3
Угу… Паланик вообще мимо этих пунктов топает. Но цепляет и стилем и неожиданностями.
Ток син там отчасти правильно сказал «все гениальное рождается неправильным». Вот только проблема, обычный среднестатистический человек без явных психических отклонений никогда не напишет ничего гениального.
Bun
10:31
Мастер Син передает вам благодарность, за цитирование, но хочет уточнить
«все гениальное рождается неправильным» или «можно родить гениальное неправильно»))
13:34
+1
У Паланика есть такая замечательная фишка, он иногда берет вполне обычные предметы и делает с ними что-то непривычное, при этом концентрирует внимание на этом предмете — то через журнал разбивают лицо камнем, то кто-то захлебывается шоколадным пудингом. За это и люблю его)
Bun
14:00
За пудинг?
14:04
В том числе. Любимая сцена из любимой книги.
Bun
14:07
Сщасливый… а я женщин люблю)
14:26
Ох шутник. Ну, удачи на поприще)
14:33
+1
Он просто ту книгу с пудингом не читал. Не соизмеряет уровень слащавости))
23:16
+1
Угу… Паланик вообще мимо этих пунктов топает.


Ну да… — жил-был парень. Трясся за свою работу, как многие из нас, покупал себе жильё в кондоминиуме, обставлял его шведской мебелью.
Вдруг Бац! — Квартира его внезапно взрывается и в его жизни появляется таинственный Тайлер Дерден.
Впоследствии Герой попадает во всё более затруднительные ситуации, а нам постепенно открывается, что на самом деле всю подрывную антисоциальную деятельность в романе организовывает не Тайлер Дерден, а сам герой, страдающий биполярным расстройством личности.

Ёлки-палки! Так это же классически разыгранная схема с одним поворотом-тайной в конце, на котором висит весь сюжет. Паланик прошёлся строго по всем пунктам. Внутри основного «поворота» встроен вспомогательный под названием «замысел Тайлера Дердена». Получается в результате очень сильная конструкция из двух поворотов. Хотя каждый из них, если вдуматься, шит белыми нитками и не выдержал бы критики поодиночке.
09:12
В ранних его книгах есть эта схема, но как я и писал выше, интерес читателя поддерживается больше самим текстом, чем сюжетом. А вот более поздние книги уже не всегда под эту схему попадают. «Рэнт», «Ссудный день», «Проклятые» и «Обреченные» — там сюжет как правило начинается не пойми с чего, скачет по временным отрезкам, неожиданный поворот может быть во второй половине книги, а может послужить завязкой.
Интересная статья! Восхищаюсь мудростью и эрудированностью автора.
Загрузка...
Максим Суворов №2