Ольга Силаева №1

Неделя чумы. Глава 1.

Неделя чумы. Глава 1.

Приступим. Чтобы не плодить блоги, переименовал прошлый. http://litclubbs.ru/posts/2929-nedelja-chumy-podgotovka.html Там будут правила и комментарии не по теме. Если вдруг появятся заинтересованные наблюдатели, просьба писать там же. 

                                                     Пролог.

      Город был мертв. Большой многосотенный город убила чума. Она обошла его вдоль и поперек, победоносным шагом – грязная смердящая победительница. Она ушла, ибо взяла все, что могла взять.

        Остались блуждающие тени, немые вечно голодные призраки, обезображенные трупы и - что было худшим наследием чумы – остатки, обмылки некогда людей: глухих и немых, одиноких, добровольно запертых в гробах своих домов. Те, кто остался не умели надеяться, не умели сочувствовать, плакать. Даже бояться они больше не умели, потому что страх иссушил их до дна, выпил их слабые души, и ушел вслед за своей черной хозяйкой.

           Иногда под окнами слышались монотонные шаги чумного доктора, показывалась его страшная птичья маска. Еще раздавался голос безумного, невесть как выжившего, мальчика-оборванца. В последние дни мальчик кричал: «Волк! Волк в городе!» Его сиплый бессмысленный крик тонул в немоте безжизненных улиц, отзывался эхом под сводами оставленного храма, ударялся о заколоченные ворота ратуши. В последнюю ночь мальчик почти скулил, выл каким-то невиданным зверем, умолял, стуча в двери домов: «Волк, волк! Волк идет!»

               Мальчика нашли утром. Растерзанного, с широко открытыми испуганными глазами. Потом нашли другие тела. Одни были разорваны в клочья, другие словно иссушены, будто кто-то высосал из них всю жидкость. Город привык умирать от чумы, но это была не чума. Это были жертвы сверх всякой меры и разума.

           Пришла новая зараза, новая чума – потусторонняя, дикая. Но ей немногие выжившие горожане решили бросить вызов. Разом, не сговариваясь. Пережив одну чуму, они не имели права сдаться второй, пусть она будет в тысячу раз страшнее и беспощаднее. Город оживал, готовился принять последний бой и выжить, и у города было не больше недели.

         Люди вновь шли на площадь, чтобы творить историю. А в ушах у каждого надрывно звучал мальчишеский простуженный вопль: «Волк! Волк! Волк в городе!»

+9
05:55
920
06:22
+5
Бросив в огонь чумы всех своих близких, Эльза, заколотив дверь изнутри, решила, что, почувствовав, приближение последнего часа, подожжет дом. Смерть за ней никак не приходила. Видимо, ушла за чумой в соседний город. Через какое-то время стало понятно, что не одна она выжила. Город оживал, но не для жизни, а для новой войны…
07:00
+4
Поминутно озираясь, из церкви Святого Христофора на улицу вышла девочка. Мало кто из городских жителей смог бы признать в ней Венди — местную сиротку. Обноски она сменила на белую сутану, которая ей была явно великовата и кое-как держалась на поясе из верёвки. Волосы чистые, кое-как обстриженные.
Раньше её часто можно было увидеть за попрошайничеством и «чёрной» работой, но теперь не к кому пойти в услужение, да и монеты точно в ближайшее время не будут в ходу. Человечность и доброта — вот самая твёрдая валюта в эту неделю, но Венди сомневалась, что сможет её отыскать в этом богом забытом городе.
Ветер пел. Он носился от дома к дому, напевал заунывные песни-псалмы сквозь щели в заколоченных досками домах. На старой колокольне вороны поворачивали головы прислушиваясь к нему. Ветер пел, прославляя смерть-свою хозяйку, и тишину — своего любимого слушателя. Но больше всего ему нравилась городская площадь. Именно там он мог разгуляться вдоволь, почувствовать всю свою мощь. И именно там он встретил противника, не пожелавшего его слушать. Тяжелой походкой, уставшего, но тем не менее не сломленного ничем человека, на трибуну(а по совместительству и эшафот) поднялся мужчина. Волосы его были русые, сильно выгоревшие на солнце, лицо смуглое словно высушенное солнцем. «Трибуна, или эшафот» — крутились мысли в голове у человека, но сдаваться он не собирался. Три старых деревянных скрипящих ступени, казалось бы вот-вот готовых сломаться под весом металлического доспеха, в который был облачён мужчина, противно стонали, предрекая смерть, о ней же пел и ветер. Мужчина взялся за верёвку идущую к небольшому колоколу, ранее созывавшему толпу народа на городское собрание. Ветер по-прежнему пел о смерти, но на этот раз все кто выжил услышали звон колокола.
Слушайте же несчастные! — громогласным голосом, способным отдавать приказы в шуме битвы, произнёс мужчина, полупрезрительным взглядом оглядывая кучку уставших, обреченных жителей, собравшихся на звон колокола. Слушайте же, повторил он. Меня зовут Карлос Левератто. Мой герб — могучий дуб у основания которого в землю воткнут меч. «Мы не сдаёмся» -девиз нашей семьи. С этим криком шёл по жизни, с этим криком я брал Иерусалим, и с этими словами я когда-нибудь умру. Но не сегодня. Сегодня, я пришел сюда что бы объединить Вас… Я вчера вернулся в этот город. И вчера же, похоронил здесь семью: своего старого отца, и свою возлюбленную, а сегодня «я клянусь» я сделаю всё что бы остановить смерть в этом городе.
09:53
+6
Человек въехал в город по главной улице, острым взглядом рыская по пустым окнам-глазницам домов. Лошадь фыркала и пыталась развернуться, рванув прочь из города, будто чуя опасность и всеобщий страх. Только авторитет седока не давал ей следовать инстинктам.
Мужчина был немолод, но моложав — высокий, с гладко выбритым лицом и короткими русыми волосами. Он был одет в тяжёлый кожаный плащ, поверх которого болтался чеканный металлический знак с крестом и надписью «Sanctum Officium».
Он подъехал на главную площадь, где уже собрался народ, спешился и, припадая на левую ногу, прошёл к эшафоту. В его зычном голосе слышался заметный чешский акцент:
— Эй, вы! Кто здесь главный? Бургомистр или священник — всё едино! Кто есть власть в этом городе?
09:59 (отредактировано)
+6
На чердаке одного из домов зашевелилась тень. Резкие, срываемые ветром удары колокола спугнули голубей. Человек, закутанный в грязное, рваное тряпье, осторожно подкрался к окну, выходящему на площадь. Он забыл свое имя, почти забыл свое прошлое, казалось всё, что случилось до сих пор было лишь глупой сказкой, рассказанной у ночного костра. В голове шелестели обрывки воспоминаний — долгие странствия, шумные ярмарки, весёлые представления. Он шут, актер, бродячий комедиант, кривляющийся на потеху публике за горстку медяков. Чума здорово повеселилась в этом городе, но, кажется, представление ещё не закончено.
Он накинул капюшон и пошел к лестнице. Лысая голова, похожая на старую луковицу, худые, жилистые руки и лицо, помнящее несколько дурацких гримас — вот всё, что осталось от человека.
Котик, его зовут Котик.
10:01
+3
*и тут котики rofl*
10:03
+2
*Это был ритуал призыва Камши! Он ведьм!"
10:06
+1
*да ладно, уж и помурлыкать нельзя ))))*
10:00
+6
Недалеко от помоста, на поломанной бочке сидит круглолицая пухлая девушка (хотя, судя по тому, как на ней висит одежда, раньше она была гораздо полнее) и внимательно слушает человека в доспехах. Одежда бедная и поношенная, из-под чечика выбиваются тёмные пряди.
— эй, господин рыцарь! Там, на твоей войне с людьми, ты может и можешь остановить чью-то смерть, но здесь…
10:11
+4
Венди подсаживается чуть поодаль и осторожно улыбается девушке. Лицо кажется смутно знакомым и она решает представиться. Почти шёпотом она произносит своё имя:
— Я — Венди. Невелика радость встреть знакомое лицо, но всё же благодаря этому я могу назвать утро добрым. Простите, если моё общество вам неприятно…
10:19
+3
— Венди, говоришь? Да ты что, я люблю живых людей! Обычно, они приятнее, чем мёртвые! Зови меня Лу — от моего полного имени и от моей убогой фамилии нынче никакого проку
10:27
+1
— Живых, да… Теперь здесь так пусто, но нас не оставили. Хочется в это верить.
Венди с интересом и испугом кивает в сторону недавно прибывшего человека в плаще и знаком святой инквизиции.
— Я уж было подумала, что со смертью настоятеля Бог покинул нас.
10:36 (отредактировано)
+1
— Если уж Бог решил нас покинуть, то вряд ли господин инквизитор уговорит его остаться… — Лу пожимает плечами, — а этого, видела? Говорит, остановит смерть! Смешной человек! Сразу видно — только приехал
10:46
+1
— Может, он и правда преуспеет, — вздыхает Венди. — В наше время остаётся надеяться на чудо. Или творить его самим.
10:51 (отредактировано)
+1
— творить самим, говоришь? Последнее чудо, которое я сотворила — яблочный пирог, от которого не плевал я мой дядя и ещё попросил добавки, но это было, сама понимаешь… Давно… Едва ли пирог спасёт от чумы — разве что наш небесный отец любит выпечку и придёт на запах! — Лу, довольная своей шуткой самозабвенно хихикает
10:56
+1
При упоминании о пироге Венди мечтательно улыбнулась и осмелилась подсесть поближе.
11:00
+1
— ну что, Венди, а на твоём счету какие чудеса?
11:10
— Чудеса? Они обходят меня стороной, — Венди покрутила головой, словно желая убедиться в собственных словах. — Разве только то, что я осталась в живых. И то, что я не одна. Вместе нам будет проще, всем нам, правда ведь, Лу?
11:22
+1
— быть не одной, возможно большее чудо, чем остаться в живых… — Лу расплывается в улыбке, — похоже, в этот раз чудо нас не обошло!
Власть, которую ты ищешь лежит в городской ратуше, и в её теле мухи уже отложили яйца, смерив господина на лошади подозрительным взглядом произнёс рыцарь. Священник, говорят до последнего принимал у себя больных, но так как в толпе я его не наблюдаю, то боюсь не получится Вам получить его ответ. Моё имя Карлос Левератто, сын Гаррона Левератто, достоин ли я держать ответ перед тобой?
10:52
+2
Именем Императора и Святого Официума, я — отец Бенеш, Вензлав Бенеш, назначен обер-инквизитором вашего города и прислан заменить своего предшественника, вероятно, сгинувшего от чумы. Похоже, вы единственный здесь, кто, помимо меня, способен нести бремя власти. Но для порядка, позвольте узнать ваш титул, господин Леверато?
Виконт, ваше преосвященство. Ни один мускул не дрогнул на лице Карлоса. Наш род не богат, но его имя уже давно вписано в историю. А о нашей храбрости ходят легенды. Затем Карлос, видимо поколебавшись между, неприязнью к «кровавому» ордену и дворянским этикетом, всё же произнёс.
В наследство мне досталось родовое поместье, да оно безлюдно, но вы всегда сможете найти кров под моей крышей.
12:02
+1
Благодарю вас, виконт, за приглашение, но мне не нужно другого дома, кроме дома Господа. Я расположусь в церкви, рядом с площадью и не буду стеснять вас. Но я надеюсь, что могу рассчитывать на вашу помощь в деле спасения этого города.
12:52
Услышав о намерениях господина инквизитора остановиться в церкви, Венди испуганно вздрагивает.
— Надеюсь, сироты и нищие по-прежнему могут надеяться обрести в стенах Храма Господнего?
13:03
+1
— «Стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят». Я не могу прогнать вас, потому что се дом не мой. Мне нужен кров и постель. Не думаю, что в этом мы сильно отличаемся.
13:06
Венди коротко кивает и несмело бормочет слова благодарности.
10:44
+4
Старинное кладбище — самое оживлённое место города. На большие деревья, подпирающие каменную ограду, то опускаются, то взмывают вверх тучи воронья. Вот они граем встретили знакомую фигуру в чёрном плаще. Это Айри, последняя представительница древнего рода Блэкморов. Выйдя из фамильного склепа, она медленно бредёт мимо надгробий, увенчанных крестами и памятниками, нашёптывает «Salutatio angelica» и кажется что-то ищет. Но, может быть, Айри ничего и не нужно. Ведь взгляд опухших от слёз глаз почти безумен.
11:09
+5
Эльза, с трудом отперев заколоченную дверь, вышла на улицу, даже не подумав сменить длинную белую рубаху, в которой собиралась принять смерть на приличную одежду. Распущенные волосы висели грязными прядями. Как ни странно, но отказавшуюся во время чумы от Бога женщину, заставил выйти из дома звон колокола. Эльзе захотелось узнать — по ком он звонит? И по ком мяучит Котик?
17:27
+2
Вензлав находит Эльзу неприкаянно бродящей по улицам.
— Простите, я видел вас на площади, но вы не высказались. Выборы мэра нужно произвести сегодня. За кого вы отдадите свой голос?
20:10
+1
Буду голосовать за местных. Кто разбудил город звоном колоколов? Карлос! Ему и быть мэром
11:24 (отредактировано)
+6
Поистине мрачное и убогое зрелище представляла собой городская площадь. Повсюду, как кули с тряпьем лежат трупы горожан — нищие, богатые, все они сейчас на одном уровне. Все они стали просто грязью.
Но шум вышедших на улицу «счастливчиков», ржание коня, топот копыт — этот шум разбудил одну из «куч». Она зашевелилась, показалась одна тощая рука, затем вторая. Один из мертвецов поднялся на дрожащих ногах, зашатался, но не упал. Спутанные волосы, колтун, который бородой бы назвал лишь слепец. На скелете туловища болтается грязная рваная рубаха, штаны перетянуты веревкой, обуви — нет вовсе.
«Мертвец» оглядел площадь и собравшихся, плюнул себе под ноги и двинулся к эшафоту.
— А потише можно, господа?
11:28
+3
*приз за самое эффектное появление этому господину!*
11:29
+3
— Пшшш, — прошипел один из собравшихся, — ты кто такой, дохлятина, чтобы указывать господину инквизитору? Давно на огоньке не грелся?
11:33
+2
Господин инквизитор скоро будет лежать там же, — махнула дохлятина себе за спину, — это только вопрос времени. А огонек меня не возьмет скорее всего — я насквозь отсырел. Можете понюхать и убедиться!
Бывший труп расхохотался и привалился спиной к постаменту. Сполз наземь и будто снова уснул.
12:02
+2
Шут обнюхал наглеца с одной стороны, обежал, обнюхал с другой и, брезгливо отпрянув, замахал руками.

— Фу, мертвечина! Господин рыцарь, не марайте свой благородный меч об эту гнилую тыкву, пусть болтает…

Подбежал поближе к рыцарю, уселся на землю и с любопытством стал прислушиваться к разговору с инквизитором, вертя головой и бормоча что-то себе под нос.
Карлос смерил «живого мертвеца» презрительным взглядом. Ступай прочь! — эта площадь — маяк спасения, здесь стоят те, кто хочет жить, и кто не боится говорить об этом. Если же хочешь умереть, — ступай в ту кучу, откуда выполз
11:45 (отредактировано)
+2
— Ваш маяк погас, не начав работу, — ответил «труп», — Хотите жить — уезжайте. Толку-то от разговоров? Что за люди, уходить надо подальше — они новые прикатывают. Титулы ваши ничего теперь не стоят, так что прошу обращаться ко мне «сэр». А я себе сам господин: хочу — лежу в куче, не хочу — не лежу.
Вот щас не хочу.
20:23
Шикарное явление народу!!!
Вы так пишите, с такими интонациями, будто любовный роман. Того и гляди, кто-то сбросит одежды, а кто-то покажет нефритовый стержень.
11:54 (отредактировано)
+2
Ещё один удар в колокол. На этот раз призывающий собравшихся замолчать. Люди! все кто слышат меня и все кто готовы слушать, и даже те кто не хочет. Карлос бросил презрительный взгляд на «живой труп», — чума истощается, но смерть ещё ходит среди нас, и поодиночке нам ей не противостоять. Так как на данный момент власть в лице бургомистра мертва, предлагаю возобновить городское собрание, и выбрать того, кто поведет людей за собой.
12:05
+1
Инквизитор встаёт рядом с рыцарем и говорит, когда тот замолкает:
— Я, как представитель Святой Церкви, приветствую желание восстановить в городе законную власть! Пока я не знаю здесь никого и отдам свой голос последним.
Ну что ж отец Бенеш, я готов уступить именно Вам бразды управления городом, или же взять это нелёгкое бремя на себя. Остальные как я вижу слишком испуганы и не готовы что то решать. Но тем не менее клянусь, каждый голос будет услышан, даже если некоторые я бы слышать не желал
12:29
+2
— Мяу! — жалобно мяучит шут. — Мяяяяяу!!! Дайте котику рррыбки!
12:34
+1
Увы, но устав позволяет мне брать на себя роль светской власти, только когда иное невозможно. Я — сторонняя сила. Милующий или карающий свет, но не твердь под ногами, коей должен быть бургомистр.
Сейчас для меня важнее понять, что происходит в городе. Нет ли в последних убийствах, о которых до меня дошли слухи, элементов сверхъестественного — ведьмовства или малефиции. А вы, виконт Левератто, позаботьтесь о людях.
12:04
+1
— не знаю, господин рыцарь, не знаю… и куда по вашему представлению надобно нас вести?
К жизни. Меня не было в этом городе семь лет. Но даже жарясь заживо под палящем солнцем, в краю где нет ничего кроме песка и твоей веры, даже там люди хотели жить больше чем здесь.
12:21
+2
— а вы прямо знаете, видите чего мы хотим или не хотим? Если народ дружно не кидается вам в ноги, это ещё не значит, что он ищет смерти
Как тебя зовут дева? Назови своё имя и ответь, ты предлагаешь жить дальше, как крыса забиваясь в щель? Что ж живи. Но долго ли ты протянешь, долго ли ты сможешь остаться человеком?
Или может ты жаждешь власти над собравшимися здесь?
12:37 (отредактировано)
+1
— ох, господиин рыцарь! — кокетливо поправляет чепчик, — ты меня как девой назвал, так я остальное уже и не расслышала. Меня раньше все звали толстушка Лу, если интересно
12:24
+2
— Вы тут еще и выбирать кого-то собрались? — дохляк все не унимался, показывал пальцами и хохотал, — Чума самых умных, что ли, выкосила? Какая избирательная, стерва!
12:35 (отредактировано)
+3
Шут срывается с места, бросается на дохляка и опрокинув на землю, дубасит того кулаками. Через некоторое время, встаёт и, вытерев окровавленные руки о штаны, оглядывает толпу.
— Выбирают мышку на завтрак, господин рыцарь, власть берут. Считайте, что вас выбрали.
12:40
+2
Дохляк пытается сплюнуть кровь из разбитых десен, но не может — из-за приступа хохота.
— Надо же, какой резвый поц! Не побоялся руки замарать! Ты мне нравишься, парнишка. Надеюсь, помрешь тут последним, будем гулять вместе как два закадычных приятеля!
13:19 (отредактировано)
+1
Шут какое-то время удивлённо смотрит на такого живучего дохляка, качает головой, плюет ему под ноги и тоже хохочет.
— Я не поц, я котик, дурила. Считай познакомились и пиво за мной.

Обращаясь ко всем.

И если вы решили играть эту дурацкую комедию, то мой голос за рыцаря.
13:22
+2
— Ого, еще и пивом угостят! Мы точно подружимся, Котик.
12:32
+2
— а я даже проголосую. Ели уж мой голос кто-то зохочет учесть — голосую за сэра мертвяка! Когда в эту дыру приползет очередная заблудшая душа, спросит кто здесь главный и получит ответ — всем заправляет сэр мертвяк, все дальнейшие вопросы отпалут сами собой
12:42
+2
— Отличный план, дорогуша! Выбирайте меня капитаном судна и проваливайте дружной компанией, а я — так уж и быть! — пойду на дно вместе с кораблем!
12:46
+1
— да на какое дно ты, дружочек, пойдёшь, если мы все давным давно уже там
12:48
+2
— В таком случае, я стучу снизу, подруга.
12:43 (отредактировано)
+2
Ну что ж я тоже проголосую за себя, если его святейшество не притендует на управление городом
12:53
+1
— Я тоже голосую за вас, — Венди чуть приподнимает руку. — Если мой голос имеет хот какой-то вес.
Весьма польщён девочка. Карлос пытается изобразить в своём полном доспехе полупоклон. Сейчас любое мнение учитывается.
13:32 (отредактировано)
+4
Учитывая обилие мёртвых тел, щедро приправленных гарниром из брошенных пожитков и разных неаппетитных вещей, мало кто обратил внимание на нечто, похожее на кучу грязной ветоши, отдалённо напоминающих человеческую фигуру или просто мешок с костями, лежащую рядом с трибуной на городской площади.

И тем неожиданнее было, когда высокий человек поднялся с мёртвых тел, на которых лежал, отдыхая или находясь без сознания, проснувшись или воскреснув чудесным, но от того не менее пугающим образом. Обосновавшиеся на нём вороны взлетели над эшафотом. Похоже, они так и не нашли ничего съедобного в его теле.

Это был монах, невероятно высокий и худой. Низко нависший капюшон невероятно грязной и массивной рясы почти скрывал его лицо, которое можно было назвать лицом не особо свежего покойника, если бы не глаза, полыхающие нездоровым фанатизмом.

Никто не знал, как его зовут, но многие узнали его мощный голос, не вяжущийся с шириной узкой впалой груди. Говорил монах, словно бы ни к кому конкретно не обращаясь и не глядя ни на кого. Человек явно не от мира сего.

— Я слышал, кто-то сказал, что власть в этом городе отсутствует.

Монах огляделся и воспалённые глаза лихорадочно и свирепо сверкнули из-под капюшона.

— Ложь!

Тощая, но крепкая и жилистая рука высоко подняла деревянный крест из грязного потемневшего дерева. Этим массивным перекрестием легко можно было проломить голову.

— Бог всё ещё владеет этим несчастным городом. Уверен, отец Вензлав Бенеш не даст забыть об этом славным жителям нашего "...".

Ещё один фанатичный взгляд.

— А я помогу, вместе с ним, оградить город от Сатаны.

Монах замолчал, сложив руки на груди.
13:34
+2
— Бог владеет всем на Небе и на земле. Как твоё имя, брат мой?
13:41
+1
Монах поцеловал перекрестье, вновь возвращая его в складки рясы.

— Зови меня Исмаил, брат мой. Уверен, вместе мы наведём порядок в этом городе.
14:00
+2
— Исмаил? — инквизитор едва заметно нахмурился, но кивнул. — В каком монастыре вы были послушником?
14:09
+1
— Святого Галла.

Кажется, монах хотел добавить что-то ещё, но внезапно началась молитва. Упав на колени, «Исмаил» принялся горячо шептать что-то, больше напоминающее бред, чем какие бы то ни было святые тексты.
13:35
+4
— Хо-хо-хо! Еще один восстал из мертвых! — дохляк указал на монаха пальцем и погрозил остальным собравшимся, — смотрите, может и правда стоит драпать, раз мертвецы уже встают одни за другим! Эй, собрат по дохлятине! Как оно?
13:42
+2
Свирепый молчаливый взгляд был ему ответом.
13:41
+2
На площади с букетиком розмарина и анютиных глазок появляется леди Айри Блэкмор. Она долго вглядывается в лицо благородного рыцаря, потом протягивает ему цветок:
— Мне память нынче отказала, но сердце верит: небеса послали Вас на помощь сирым. Храни вас Бог, а вы покой наш.
Моё почтение, видно, что Карлос пытается вспомнить имя, но так и не узнаёт… леди… осторожно произносит он. Я буду защищать вас.
17:30
+1
— Простите, леди, но могу ли я воспринимать ваш дар этому рыцарю, как поддержку его кандидатуры на выборах?
19:17
+2
— Да, синьор инквизитор. Но если этого недостаточно, я могу бросить ещё один цветок в урну (для голосования).
*Склоняется в почтительном реверансе*
13:52
+2
— Какие вы смешные! От кого вы друг друга собрались защищать, от Чумы? Посмотрю, как у вас получится, с удовольствием. А пока тут посижу, что-то у меня живот болит. Кушать, наверное, хочет. Опа! — дохляк собрался и прыжком встал на четвереньки, — Кошка! А ну-ка, кис-кис-кис…
И он рванул в переулок за несчастным животным.
13:55 (отредактировано)
+1
Ну если его изберут градоправителем, то весь мир точно сошёл с ума. Ни к кому не обращаясь пробормотал Карлос
В таком, случае независимо от того, кого изберут градоуправителем, я Карлос Левератто приглашаю всех, у кого не осталось крыши над головой и кроме господина «живого трупа» разместиться в моём родовом гнезде. Места хватит на всех. Вчера я самолично предал земле тела погибших, родных и слуг. Святой отец, могу ли просить вас совершить по ним службу этим вечером, дабы освободить их души?
14:05
+1
— Я к вашим услугам, господин Левератто. Я приду к вам на закате.
14:12
+1
Выживший из ума монах явно собирался следовать за инквизитором до тех пор, пока для него не нашлось бы какой-либо задачи.
14:32
+5
Из подворотни, зевая во весь рот и пытаясь пальцами прочесать черную кучерявую бороду, вышел человек, замотанный в плащ. Сегодня он проспал почти до вечера, но голова все равно гудела.
«Крепко вчера приложили. Или все же не стоило лечиться потом запасами вина с того подвала…»
Оглядев площадь и тихо ругнувшись, он в очередной раз вспомнил папашу – достопочтенного Ифраима Брита, лупившего его палкой по голове и твердившего: «Дан, тупица, опять подрался? Наемником собрался стать? Какой позор!»
Наемником он не стал, но вышло не лучше. К трупам ему не привыкать, но столько – это уже слишком. А мог бы правда, доучиться…
Но сегодня на площади собрались и живые люди. Дан резко остановился, предпочитая остаться в тени.
«Откуда их так много? Казалось, а казалось почти все померли. Жаль. Хотя…»
Общаться сейчас он был не настроен, но не ушел, решив понаблюдать.
«Сейчас все будет, как всегда. Дележка власти на куче трупов. Ну так посмотрим, что они из себя представляют. Мародерствовать больше нельзя. Придется примкнуть к кому-нибудь, думаю они не откажутся, никто не отказывался»
Дан усмехнулся, поглаживая под плащом стальное лезвие короткого меча.

14:44
+2
Отойдя от рыцаря, с которым перекинулся несколькими тихими фразами, инквизитор отошёл от трибуны и сразу обратил внимание на человека в плаще, который явно держал под одеждой оружие.
— Ингольштадт, — громко произнёс он. — Три года назад. Вы были в городе во время беспорядков и помогли отцу Вератти уйти от толпы. Вы сразу сбежали, но у меня хорошая память.
15:07
+1
«Как он вспомнил? — пронеслось в голове, рука опять потянулась к оружию. — Бороды не было, волосы отросли… Да и времени прошло… Наверное, шрам над бровью, его не спрятать. Ай, да какая разница, так даже лучше. Не придется выбирать стоону. Сторона сама его выбрала»
15:10
+1
— Ваша память впечатляет, — подался он вперёд. — И я буду рад снова быть полезен.
15:15
+2
— Рад, если это так, — кивнул инквизитор и направился к церкви, пройдя вплотную рядом с человеком, назвавшимся Даном.
15:32
+1
«Исмаил» направился следом, будто его тень.
15:34
+2
«Ну вот и началось, — поморщился Дан. — Но как-будто я этого не знал. Ещё тогда, когда я открывал свою лавку, ни кинжалы, ни меч далеко убирать не стал. Прошлое всегда возвращается».
15:40
+2
Пройдя через дверной проём церкви, инквизитор едва заметным движением ударил следовавшего за ним Исмаила, заставив того споткнуться и скатиться со ступеней. Отец Бенеш поправил плащ, прикрыл дверь и направился в кабинет мёртвого настоятеля.
16:04
+4
1. Привычный к подобному монах легко уворачивается и входит в церковь. После чего идёт следом за инквизитором, перебирая чётки.
2. Монах получает неожиданное послание от бога, задумывается и катится со ступенек, ломая себе челюсть при этом: теперь он больше не сможет говорить.
3. Монах стучит костями по всем ступенькам и надолго теряет сознание, стукнувшись головой.
4. Монах ловко уворачивается, входит в церковь и надолго погружается в молитву, встав на колени.
5. Монах падает, но, привычный к подобному с тех пор, как сошёл с ума во время чумы, обходится минимумом ущерба и продолжает сопровождать собрата по вере.
6. Монах падает, но, привычный к подобному с тех пор, как сошёл с ума во время чумы, обходится минимумом ущерба, после чего решает, что лучше найти занятие безопаснее. Размышляет, потирая шишки.

Кидаем: kubik.nurk.ru

Выпало: 6

16:08
+1
*надо же как удобно))*
15:03
+3
Монах, на которого перестали обращать внимание, неожиданно перестал творить дичь. Присев на корточки, рядом с одним из мёртвых тел, девушкой лет пятнадцати, священнослужитель взял его за подбородок и повернул голову в сторону, рассматривая шею. Потом в другую…

Взгляд серо-стальных глаз, из которых словно бы на время отступило безумие, скользнул по людям на городской площади.

Рыцарь.

Бездомный.

Девушка с цветами.

И, кажется, кто-то ещё.

— Хм-м-м…

Монах провёл ладонью по мёртвому лицу, закрывая глаза покойницы. Встал на ноги, неспешно ходя между живых и мёртвых.

Шут.

Ещё одна девушка, полненькая.

15:59
+7
Тем временем бывший труп весьма по-живому носился за кошкой по подворотням. Скотина стремительно ускользала, ныряла в дыры в заборах, но Якоб перескакивал их и неустанно преследовал. Лишь на секунду он остановился — когда увидел, что вороны сидят на карнизах и внимательно наблюдают за каждым движением. Якоб пожевал губу — не к добру все это… хотя о каком добре сейчас вообще может идти речь, после всего, что произошло?
И он возобновил погоню.
Ну что ж. Карлос ещё раз хмуро взглянул на площадь. Будет сложно, навести хоть какое то подобие порядка. Люди слишком отчаялись. Но попытаться стоило. Спасти хотя-бы немногих. Тем более после того, о чём сообщил ему инквизитор. А сейчас нужно отправиться к себе в поместье, написать новый городской устав. А после потолковать с инквизитором наедине, он явно что то скрывает…
16:24
+2
*Лу ловит хмурый взгляд рыцаря и радостно машет ему рукой"
— господин рыцарь! А в вашем поместье осталась еда?
16:29 (отредактировано)
+2
В кладовой осталось немного вяленого мяса, на заднем дворе виноградник, но самое главное чистая вода, в отличие от колодца на городской площади там не плавают части тела покойников.
Пойдём Лу, рыцарь приглашающе махнул рукой. Поместье без жильцов не сможет простоять долго.
16:37
+5
Дан, в тени старого дома, качает головой.
«Ты смотри, а этот уже подцепил бабу. Натурально, рыцарь....»
16:41
+1
16:40
+1
— вы, верно, ангел господень, который раньше времени забирает наши души в рай, такие уж чудеса описываете! — Лу спрыгивает с бочкии, поправляя юбки идёт за рыцарем
16:46
+1
Шут подмигивает Венди, надувает щеки, хлопает по ним ладонями и неторопливо отправляется вслед за рыцарем и девушкой.
16:49 (отредактировано)
+1
— Венди, пошли! Если у господина рыцаря завалялась мука, я может быть, смогу сотворить ещё одно чудо в своей жизни!
16:54
+3
Венди крутит головой то в сторону церкви, то в сторону Лу, но всё же вскакивает и бежит вслед за девушкой. Можно услышать, как она раз за разом повторяет: «пирог! с яблоками!»
17:00
+1
— Бог всегда с нами в нашем сердце, а вот муки и продуктов в церкви, к сожалению нет
17:01
+1
*опять читаю слово «мука» с неправильным ударением… ох уж эти ваши мафии...*
17:12
+1
*ну какие мУки если, блин, ПИРОГИ )) *
17:13
+1
*ничо не знаю! podsoznatel'naya podozritel'nost' ON*
17:18
+5
*нас ждут ЧУМОВЫЕ пироги!!! *
17:23 (отредактировано)
+3
Вензлав Бенеш сидит в теперь уже своём кабинете и наблюдает в окно за тем, как рыцарь, шут и девушки уходят в сторону поместья. Мертвец убежал за кошкой, монах просто куда-то пропал. Дан всё ещё стоял, прислонившись к стене и уставившись на окно церкви.
Тишина. Теперь тишина. Инквизитор расслабляется, откинувшись на спинку стула, достаёт пергамент, перо, чернила и начинает писать:

Левератто — Левератто
Венди — Левератто
Котик — Левератто
Мертвяк — Мертвяк
Лу — Мертвяк (???)




Инквизиция —


«Слишком немногие высказались. Пока мэр не выбран, власть на мне. Нужно обойти выживших, чтобы голосование состоялось.»
Инквизитор тяжело поднимается и вновь идёт на улицы.
17:26
*А кто сказал, что Мертвяк — Мертвяк?) Не было такого))) Хотя, если не успею вернуться и повлиять на ход голосования — оставляй так. Оно в принципе логично.*
17:28
+1
*
Выбирайте меня капитаном судна и проваливайте дружной компанией, а я — так уж и быть! — пойду на дно вместе с кораблем!

*
17:31
*Гхм, ну ок. Это был скорее призыв, чем голос, но говорю же — сойдет) Я все равно пока не понимаю, за кого голосовать, так что оставил бы и в дальнейшем свою кандидатуру.*
17:32
+2
Монах… Монах… Монаха нигде не видно. Может, не стоило его бить? Странный, таинственный человек. Но инквизитор слишком не любил, когда нарушалось его личное пространство.
Что ж, придётся ждать, пока он появится, чтобы спросить и его мнение.
18:02 (отредактировано)
+2
«Хм… Как все легко купились на еду. Чтож, это предсказуемо, но что будет, когда продукты закончатся? Эта кучка детей сама себе ничего не достанет, а совесть
рыцаря не позволит их выгнать. Благородный сэр приобрел себе лишний балласт. А они еще и взбунтуются, вот увидим. Ну, может тогда и я захочу есть, и придумаю, как ему помочь.

Наверное, лучше бы у власти остался инквизитор? Но кто меня спросит? В любом случае, стоит пока остаться подле него. Почему я не помню того, что помнит он. Ох, как голова болит...»

Размышлял Дан, направляясь к схрону, который он устроил в подвале, забираясь в чужие дома, и грабя их мертвых хозяев.
«Еды у меня пока достаточно, хватит чтобы, понаблюдать еще».
18:39
+1
«Чума пришла в славный город ..., Господи. И я защищал твоих детей, пока мог. Я преодолел гордыню и презрел страх смерти. Я умертвил плоть свою. И спас всех, кого успел. Жизни, когда мог. Души, когда должен был. Страха во мне не осталось, как и памяти. И слава тебе, Господи. Нет памяти, нет сожалений. Но все ещё есть долг и любовь».
18:48
+3
«Кто я? Как не хочется на плаху или костёр...»

Монах смотрел на мельника, сидя на корточках в переулке. Нижняя половина лица монаха, открытая из капюшона, смотрела на верхнюю половину лица мельника, прислонившегося спиной к своему дому. Нижней челюсти у него не было.

«Прости меня».

Монах встал и неспешно вернулся на городскую площадь.

Вот и инквизитор.

Выслушав его, парень в рясе дал однозначный ответ.

— Я за рыцаря, брат мой. Он ближе к богу, если истинный рыцарь. Помоги нам Господь, если это не так…
20:25
+5
Вензлав проверяет список и возвращается на площадь. Вокруг трибуны и колокола, в который утром звонил Карлос, пусто. Что ж, настало время созвать город вновь. Инквизитор взялся за веревку и набат разлетелся по городу. Вскоре бродяги и те, кто устроился в поместье Левератто, стали появляться на площади. Инквизитор объявил:

— Решение горожан было практически единогласным! Все опрошенные, кроме двоих, заявили, что готовы вверить свои судьбы виконту Карлосу Левератто. Теперь он — глава и бургомистр этого города. Я, как представитель Святой Инквизиции, поддерживаю и благословляю это решение. На мне же — расследование недавних смертей, прокатившихся по городу. Истина будет установлена. Волею Господа! In nomine Patris, et Filii, et Spiritus Sancti. Amen.
20:31
+3
Из переулка показался дохляк, радостно помахивающий кошкой. Он держал ее за хвост, голова ее неестественно дергалась на сломанной шее. Он продемонстрировал добычу люду, сказав лишь одно слово: «Ужин!»
Дохляк гордо прошествовал к одному из домов, подергал дверь — заперто. Пожав плечами, он разбил окно кирпичом, забросил кошку и вскарабкался следом. Скоро оттуда потянет сначала дымом, а затем жареным мясом.
Это ли не пир во время чумы, господа?
21:25
+2
Несмотря на то, что вокруг были темные средние века, чадом адского кутежа окружавшие практически вымерший чумной город, монах, тем не менее все же проворчал, перебирая четки, ни к кому конкретно при этом не обращаясь: «А что, собственно, мешает нам сжечь дохляка за явное нарушение закона? У нас ведь теперь есть гарант его соблюдения. Закона. Виконт, то есть...»
00:10 (отредактировано)
+1
Поздно ночью Котик проходит по площади. В неровном свете факелов дрожит провал разбитого окна, за которым скрылся дохляк. Из дыры ещё несёт подгоревшим мясом и палёной шерстью. Под ноги попадается небольшой круглый предмет, шут наклоняется и поднимает отрезанную кошачью голову с остекленевшими глазами.
Бешеная злоба искажает темное лицо Котика; он оглядывается по сторонам и скрывается во тьме.
02:13 (отредактировано)
+3
Не, ну что это такое??? Котику такого не пережить!
07:53
+1
*в каком смысле?*
08:04
Опечатка прокралась, сейчас исправлю :)
Загрузка...
Наталья Мар