Копия

Копия
Работа №68

Я бесконечно могу наблюдать, как Копия заполняет посудомоечную машину тарелками после обеда.

– Необычно, – говорит Копия, глядя в пустую тарелку, где только что было рагу, – буду ещё, – и кладёт добавки. Так повторяется трижды.

– Необычно… необычное рагу, – шепчет она, съедая обед раз за разом, не помня, что рагу было вчера, и позавчера, и месяц назад и…

«Полгода одно рагу», – играет в голове, а я смотрю на Копию. Она всё поглощает его, поглощает и не помнит. Как вчера.

– Тебе нравится необычное рагу? – спрашивает она.

– Да.

– Тебе нравится необычное рагу? – спрашивала она вчера.

– Да.

– Тебе нравится необычное рагу? – спросит она завтра.

– Да, нравится, – вновь отвечу я и улыбнусь, как будто услышу впервые.

«В первый раз, в первый раз», – играет в голове. Я смотрю на Копию. Она садится на мягкий диванчик, убравшись на кухне после обеда, на который сегодня рагу, и улыбается мне. Я улыбаюсь в ответ.

Тишина. Тридцать шесть минут сидим и молча смотрим, как муха бьётся в окно.

«Уже девять месяцев бьётся».

Если бы я был глупцом, спросил бы себя: а вдруг это разные мухи? Так сказать, рой мух, договорившихся биться в это чёртово окно по очереди каждый день в 14:47?

Если были бы разные мухи, я сказал бы себе «О, Том, ты счастливец!». Но роль глупца сыграна, аплодисменты взорвали зал, а это одна и та же муха.

Забавно: повторяются дни, не сменяются числа, одна и та же муха. Повторяется всё, да чёрт! Ведь всё на самом деле стоит на месте, стоит на месте, стоит на месте… Ни черта не разнообразные числа, не разнообразные дни. Мерзкая муха.

Тридцать шесть минут позади, и Копия привычно вспоминает, что нужно дочитать книгу. Оставив улыбку мне, она мягко закрывает дверь, а я остаюсь ёрзать на стуле, крепко держа преподнесённую мне улыбку.

«Подарок».

Я сжимал его изо всех сил, но тут же ослабил хватку.

«Улыбка».

«Вдруг она разорвётся, сломается, перестанет дышать и задохнётся», – думал я.

Думал ли я? Но я умерил свой пыл и преподнёс ладонью еще целую улыбку, целый мой подарок к губам, зубам, морщинам возле, коже – ту самую пелену счастья и безумия, которые ещё бы чуть-чуть, и взяли меня к себе, улыбнувшись.

Она возвращается через три с половиной часа с довольно сияющей железной рожицей и обнимает меня:

– Я дочитала! Дочитала! Хочешь, расскажу, чем же закончилась книга?

Конечно же, скажу, что хочу знать.

– Конечно, хочу! – подаюсь я вперёд, имитируя глубокий интерес.

– Представляешь, сила тьмы была уничтожена ядерным оружием, поглотив за собой…

«…поглотив за собой всех приспешников дьявола. Горячий огонь спустился на землю, где правили зло и хаос, и коснулся всех жестоких лиц огненной рукой. Свирепствовал дьявол совсем недолго, лишь испустил последний рёв и исчез», – играл у меня в голове сюжет этой проклятой, вечной книги.

«Изо дня в день этот чёртов горячий огонь спускается на землю и уничтожает дьявола, но так до конца и не уничтожит… Иначе я бы не слушал это каждый божий день», – думалось мне, а на лице Копии блестела радость.

«Противостояние» – как давно это было, как озадаченно я сидел когда-то над тобой и думал: почему радость и утрата так рьяно соперничают друг с другом, уступая дорогу лишь тем, кто победил и тем, кто проиграл…

– Эмоции? – спросил я её, такую весёлую и счастливую.

– Ты о ярких вспышках в моём кубике, – Копия указала на свою голову, которую всегда называла почему-то «Кубиком», хотя такой головкой восхитился бы любой мужчина.

Она вертела ею, источая ультрафиолет, время от времени покачиваясь то вправо, то влево… то влево… то вправо…

– Да, эмоции в кубике, Копия, эмоции. Светятся?

– Нет, нет, – прокричала она, стуча кулачками по столику, – они разрушают состояние моего кубика. Отключи Копию, – прошептала она, успокоившись, и присела на корточки, взявшись за кубик своими изящными, неотличимыми от женских, но всё же искусственными руками.

Железные ветки, железные крючья – цепляются.

Я отключил Копию. Моё придуманное и воплощенное в жизнь создание…

Снова.

До утра.

«Эмоции – тяжкое и невыносимое состояние. Копия не так сильна, но она старается терпеть и не разрушать своё тело. Разрушение, РАЗРУШЕНИЕ», – гремели у меня в голове слова, сказанные Копией в первый наш день. День исполнения моей заветной мечты.

Моей…. Да, правильно говорила злая тётушка Аграт:

«Хех, твоей, да – твоей… Чёртовы эгоисты! Хоть раз бы согнули спины и поломали разом все свои кости, а я бы не поскупилась и вылизала с них все ваши пропитанные Я».

Думал ли я тогда, в свои девятнадцать, что мечта занесёт меня, как сальный ветер, на распутье, и оставит? Оставит на месте схождения в кедах последней модной на то время модели: «sibi0» в положении «Ожидайте своей очереди».

И я ждал.

Не думал, что последует, если очередь подойдёт. Я не хотел думать, и вовсе не потому, что был молод – я просто хотел заполучить мечту.

«Свою мечту, между ног твоя мечта, дай мне только сил и трость, и я проучу тебя, как отдаваться дерьму и слабости, в которое ты направляешь свое круглое и ничтожное авокадо», – всё орала и орала в подсознании злая тётушка Аграт.

«А может права».

Своей очереди я тогда дождался.

– Том Энистон, входите, – позвала меня милая девушка с яркими зелёными глазами, и улыбнулась.

Я вошёл в кабинет в прекрасном настроении, думая, что принимать меня будет эта красота, но…

За столом сидела большая черноволосая женщина лет сорока пяти с набухшей от тяжести жира рукой и строго смотрела на меня.

– Вы – мистер Том Энистон? – она строго глядела на меня своими глазами, находившимися в глубине сала её лиц.

– У неё несомненно много лиц, – думал я тогда, – несомненно много, иначе как одно лицо может поселиться в этих жировых складках? Одно тут явно не справится.

«Лиц, миц, тиц, биц…», – танцевали лица, державшись за руки и показывая язычки, болтающиеся то вверх, то вниз… то вниз… то вверх…

– Вы – мистер Том Энистон? – громче спросила она, выводя меня из транса раздумий.

– Да, да, – рассеяно ответил я.

– Мистер Энистон, какова ваша мечта?

Я очень долго готовился к ответу на этот вопрос. Репетировал перед зеркалом. Боялся отказа. Говорят, право на исполнение мечты дают только если ты докажешь, что твоя мечта – настоящая.

И я сказал, как репетировал перед зеркалом.

– Вы уверены, мистер Энистон? – спросила она 24 августа 2043 года, глядя на меня своими щеками, шептавшими: «Жрать, жрать, жрать».

– Уверен.

Оба подбородка женщины улыбнулись мне и сказали, что моя заявка будет рассмотрена в ближайшие 54 дня.

– Вы можете идти.

«Я могу идти», – подумал я с полсекунды и ушёл. На 54 дня.

«Фирма «Следующий день» с радостью займётся исполнением Вашей заветной мечты с гарантией на длительный срок. Мы работаем с желаниями любой сложности, гарантируем обязательное исполнение. Единственное условие: остановка любого выбранного нами Вашего дня на неопределённый срок. Ваш день, оставленный для нас на неопределенный срок, – и Ваша мечта сбылась!», – гласила надпись при входе в высокое здание фирмы «Следующий день».

– Здесь расписаться? – спросил я у той самой женщины с живыми подбородками, танцующими от жира щеками и показывающими языки лицами.

– Да, – ответила она также строго, как и 54 дня назад.

«Платой является ваш день, оставленный для нас на неопределенный срок», – гласила надпись рядом со свежей подписью, которая, как мне показалась, отпечаталась на бумаге, ярко вспыхнув.

– Сегодня, 16 октября 2043 года, ваша мечта средней сложности будет исполнена. В случае сбоя или иных неполадок просим обращаться по номеру 8-800-000-000, исключая случай остановки вашего дня, – говорила женщина с подбородками растянуто и монотонно. Закончив, даже улыбнулась и протянула гигантскую руку в знак заключения контракта.

В тот день я спешил. Спешил, как никогда раньше. Гигантские ворота фирмы «Следующий день» проводили меня кротким взглядом и, затворяясь, издали громкий скрип на прощанье, проглотив газету «MiniАrticle» огромными зубастыми ртами.


Из ежедневной газеты «MiniАrticle»

«Ожидайте своей очереди… на следующий день»

15 июля 2043 года ознаменовался провалом фирмы «Следующий день», но продлился он лишь сутки, что, конечно же, заметили не все, а лучше сказать, не заметил почти никто, разве что немногочисленных воскресных посетителей «Следующего дня» встречали закрытые ворота.

«Без перерывов и выходных наши двери открыты для Вас, мечтатели!» – гласит вывеска, призывающая утопистов к действию бездействовать.

Что же произошло 15 июля в стенах фирмы «Следующий день»? Кто-то забыл смазать ржавые ворота? Или же все сотрудники остались 14 июля в одной позиции одного и того же дня, забыв нажать свою волшебную кнопочку «Следующий день»?

К сожалению, нам этого не узнать. Но дело в том, что это был первый день за всё время существования фирмы, когда она остановила свою жалкую благотворительность для неудавшихся людских душ и тел, безоглядно свесивших ноги в ленивой стране дураков.

К сожалению, в формат данной статьи не входит критика утопистов-карьеристов – насладиться ею вы можете в предыдущем номере.

Но продолжим. Как уже было сказано выше, остановку фирмы не заметил почти никто, а ведь произошедшая остановка – это всё же остановка, которая может означать лишь одно: провал фирмы «Следующий день» – реальность, тем более что рейтинг компании начал неуклонно падать. Самые внимательные уже заметили: ворота в «Следующий день» теперь распахиваются раз в три часа, а ведь раньше они были открыты постоянно.

Это может означать только одно – производители грязных утопий когда-нибудь закроют свою благотворительность. Только когда это произойдёт – неизвестно.


16 октября 2043 года я встретил свою мечту. Она, обворожительная, лежала на диване и смотрела в потолок в то время, как её голова нет, даже не кипела, – брызгала горячим паром, который вздымался к потолку, уничтожая паутину и пыль – моя мечта делала уборку.

По крайней мере так я подумал, когда впервые увидел струящийся из её головы пар и грязь, слетающую со всего, к чему прилетал воздушный горячий шар облака. Невзирая ни на что с моей физиономии ни в коем случае и ни в коем разе не слетала улыбка, которую я так берег для неё, для моей мечты, для моей долгожданной и заветной. Картина встречи так затмила рассудок, что глядя на то, как она испускает из себя горячий пар, а вся она содрогаются от тряски и прыжков то вверх, то вниз… то вниз… то вверх… я, несмотря ни на что, представлял нашу встречу другой. Совершенно другой.

Тогда – совершенно – какой? Да, чёрт, радость, вспышки эмоций, радуга, огонь … Что? Что ещё? Тепло объятий и громкие слова благодарности? Но почему бы и нет? Ведь встреча мечты и создателя никогда не начинается с пара, который вот-вот должен взорвать голову созданного мною робота! Но начинается…

В 2040 году в свои шестнадцать я создал своего первого робота. В пятнадцать окончил школу робототехники, а когда было пять, знал, чем буду заниматься и о чем грезить по ночам.

Но создание робота – в наше время это несложно. Главное – иметь базу в своей сфере. Да без проблем! За моими плечами школа, давшая мне азы и развившая мои нервные навыки, которые не стремились стоять на месте.

«Танцуй с нами, возьми нас за руки, сделай сальто с концептами и изрешети терпение препода, но возьми то, в чём мы нуждаемся – знания!», – скороговоркой лепетали мои нервные навыки, хватая меня за уши и теребя мои обещания.

– Что ты нам обещал? – спрашивали они. – Пустозвон! – заключали они.

«Я создам робота и вложу в него то, чего не будет ни у одной в мире железяки», – клялся я.

– В самом деле?

– В самом деле! – тряс я готовыми чертежами.

Робототехника – это рай, который с легкостью перекидывает тебя с облака на облако, при этом шепча:

– Ты умный мальчик! Думаю, ты сможешь… – говорил мой учитель.

– Что ты там сможешь? – спрашивали лихорадочные навыки, потирая мой подбородок.

И, наконец, в шестнадцать лет, после окончания школы робототехники, я создал своего первого настоящего робота и назвал его Копия. Он не отличался от других, и мне это не нравилось.

У меня была мечта.

«Нет, она, она не сумасшедшая! Вовсе не сумасшедшая!» – кричал я в пять лет, когда мне приснился страшный сон, в котором ко мне пришла злая тётушка Аграт и, начав бить меня клюшкой по лбу, твердила свирепо: «Твоя мечта сумасшедшая-сумасшедшая! И робот у тебя получится сумасшедший-пресумасшедший! Ведь все знают, что у робота не может быть никаких чувств, а если вдруг они будут, то значит твоё железное ведро – Псих. Псих, как ты!».

И сейчас, глядя на то, как голова моего создания собирается взлететь в потолок, я вспомнил злую тётушку, которая изрядно бы посмеялась надо мной, увидев всю прелесть данной картины.

«Неудачник и его робот-недопсих!»

Из ступора меня вывела искра, прилетевшая прямо в лицо, и нежный, почти на сто процентов человеческий, верно интонирующий голос Копии. Живой, который я так хотел услышать долгие годы.

«Эмоции – тяжкое и невыносимое состояние. Копия не так сильна, но она старается терпеть и не вносить в своё тело разрушение, Разрушение, РАЗРУШЕНИЕ».

Каждое слово, произнесённое моим творением, будто приподнимало меня ввысь, но тут же резко выбрасывало в пелену самомнения, где меня били молоточками и твердили голосом моего робота: «Разрушение. Разрушение. РАЗРУШЕНИЕ».

«Обман…», – подумал я тогда.

«Они меня обманули», – билась мысль, – «Эта грёбаная фирма обманула меня. Копия не должна была быть такой! Она не должна была так говорить! – бились мысли о стенки других мыслей, руки соприкасались со стульями, а стулья падали на пол, тянули за собой чертежи и приборы, создающие, – Тремсс! – Обман. Это просто обман, она не должна быть такой! – всё твердили сумасшедшие рты.

– Обман, это просто обман, она не должна быть такой.

Рты…

– Обман, это просто обман, она не должна быть такой, – издевательски произносила Копия моим нервным голосом. Моим голосом.

Мои силы, только недавно бившие ключом, содрогались в конвульсиях безысходности и апатии. Я не имел представления, что делать с роботом, который вот недавно лежал, источал горячий пар и молнии искр, а теперь смотрел на меня довольным деловитым взглядом, весельем в глазах намекая, что я облажался.

– Обман, это просто обман, она не должна быть такой! – вновь сказала Копия, имитируя и имитируя мелодию моих букв, слов, обертонов и тембра, а шквалы искр целились, гнались за мной, рты раскрывались, изрыгая боль, а за ней и мучительную надежду. Надежду на то, что моя заветная всё же впустит в себя горящее сейчас в её искусственном теле и насладится покоем эмоций, ощущений, разумом.… Сейчас.

Но как бы я ни хотел увидеть в моём роботе добровольные оттенки чувств и эмоций – сопротивление – вот, что получал в ответ. Нежелание подчиняться своему новому внутреннему миру пробуждало в ней уничтожающие её силы. Копия убивала себя, словно пытаясь вылезти из собственного тела, скакала, как бешеная кобыла. Единственное, чем я мог помочь своему роботу – отключить его. Так я и сделал. И пришло одиночество.

Порой я думал, что мы хорошо смотримся вместе. Одиночество яростно прикоснулось ко мне, нежно обняло за плечи, лаская и целуя, пыталось пройти сквозь всю мою сущность, не упуская ничего.… Наслаждалось, испытывая удовольствие и блаженство от каждого прикосновения.

Всё, что я мог знать сейчас – потерянность и усталость, которые завладели мной, хватая за рукава, обдирая одежду.

Оно со мной уже несколько лет, забыть, когда пришло, невозможно. После окончания школы робототехники я съехал от матери. Свобода, окружившая меня, отчаянно билась за существование полгода, но незаметно и быстро сменилась моей нынешней спутницей.

Друзей, как оказалось, у меня нет, а девушка моя – застенчивость. Всё, на что я отдавал себя – робот. Создание пришлось на 2040 год. День был обычным, как и робот, который просто выполнял запрограммированное.

Мой учитель, узнав об этом, прокричал бы: «Ты справился! Я горжусь тобой! Это мой ученик!». И тыкал бы всем моей физиономией.

Первый год он выходил со мной на связь раз в неделю, спрашивая с улыбкой об успехах.

– Пока ничего, – отвечал я и делился своими пока еще мелкими достижениями. Он помогал, я создавал, он ждал моего победного «Готово!», а я, создав робота через год стараний, ответил на его вопрос об успехах:

– Пока ничего.

Учитель был зол и расстроен, что потратил на меня своё время, а я смотрел на Копию и думал: «Рано, не готова». После разговора мысли роем вились вокруг: «Дайте время, и вы удивитесь, что я на самом деле сотворю». Снисходительная, самоуверенная улыбка год не сходила с моего лица.

Взаимоотношения с учителем прекратились. Я не расстроился.

Было много дел, был робот, и он требовал ещё больше внимания, чем раньше.

Как утверждали когда-то мои родители, если хочешь добиться цели, терпение должно стать твоим другом. И да, мы с ним сдружились и были на «Ты».

Но если бы всё получилось…

Как ни пытался, но сделать из робота мечту детства я не смог. Много потраченных сил и времени ушло впустую, злость пропитала воздух и одолела даже тараканов. Терпение сменилось безысходностью, которая, уткнувшись в стены, завороженно уходила в глубину пустого пространства. Тишина. Долгая. Сменилась. Зачарованно впускала меня в свои объятия. Навсегда?

Я бабочка.

Думал так. Ни разу не видя их, не слыша звука крыльев, шороха листьев. Всё это мегаполис – обман. Вся эта тишина – иллюзия. Пропажа звуков ни разу не расстроила меня. Сумасшедшее сознание и круговорот мыслей становились парой, танцевали танго.

Что это?

Одышка и нехватка воздуха давила на лёгкие, прикосновение к стенкам органов походило на взмах крыльев, царапающих меня изнутри, пробивающихся сквозь…

Тело. Прекратить боль было будто невозможно, её когти цеплялись, разрывая мясо, сотканное внутри моими бедными несчастными родителями.

Все они – несчастные. Чего-то от меня ждали.

Отец – что я стану инженером, как он. Но каждый раз я говорил себе: «Не хочу взрываться, как ты», «Не хочу быть таким смешным, как ты». В детстве почти все дети смеялись надо мной, когда узнали, как умер мой отец.

Мать. Я до сих пор думаю, что такое мать с её неожиданным порывом, который она совершила, уехав.

Отчаяние и громогласная боль?

Я бабочка.

Звонок.

Он прервал её усилия.

В бешеном припадке я бежал тогда к заветной кнопке «Ответить».

– Эй, ты, грязное чёрное пятно моей родословной, очнись! Ты забыл, что должен мне денег, мелкая никчёмная сошка? Чтобы в течение пяти минут ты вернул мне всё до копейки, иначе я официально возложу пеню, которая будет возрастать с каждым часом в отличие от твоего не стоячего хрена!

Тогда я впервые был рад слышать злую тётушку Аграт. Усилием воли я пошевелил языком и издал слабый стон, похожий на клокотанье маленького тюленя.

Моё слабое состояние играло со мной, не давая возможности ответить злой тетушке, а она то и дело продолжала драть горло, как будто оно у неё одно.

– Да, я сейчас отправлю вам денег, – покорно пролепетал я.

Падение в глубокую яму – отсутствие поддержки. Со стороны. Со стороны казалось, что я оглох, ослеп, онемел и стал инвалидом тела. Будучи заложником мечты, я забыл, что есть жизнь, в которой иногда случаются чудеса. Назвать злую тётушку Аграт чудом – самое глупое и забавное, с чем её можно сравнивать, но так оно и получилось. Ирония или шутка. Шутка или ирония.

Бабочка улетела.

Но сейчас, придя в себя уже как год и глядя на то, что цель выполнена – я вновь остался один.

Молча и с глубокой тоской прилег на кровать, рассматривая исполнившуюся и в то же время миновавшую меня мечту.

– Ты звал меня? – спрашивает она, а я киваю и ухожу в глубокий сон на двое суток.


18 октября 2043 года.

Отключенная, она была очень спокойной.

Я понимал, что она счастлива. Но остановиться на полпути к успеху было бы нечестно. «Это всё труд», – говорил я себе, – «В ней моё время».

Это глупая дилемма: включить её или подождать. А чего ждать? Решил просто нажать кнопку, расположение которой знал точно. Это не трудно, всего лишь нажать кнопку.

Копия была включена, но на этот раз она была где-то далеко, куда меня не пускали.

Двери.

Они заскрипели, влетел прохладный воздух. Мне показалось, что Копия вдохнула.

– Тебе показалось, – послышался её голос.

После этих двух слов она не говорила неделю. Вероятно, решила, что этого достаточно. Я был с ней согласен, поскольку был испуган.

– Не могла она сказать «Тебе показалось». Тебе просто показалось, – успокаивал я себя в надежде, что она промолчит.

Молчала.

Ноги держали меня слабо. Слабые и вольные мысли пытались объяснить, что это я хозяин робота, а не наоборот.

В итоге мысли просто разделились на две группы. Одни выступали за гордую отставку, другие кричали: «Отставка для трусов. Не бывать этому!».

Путаница.

Решил позвонить в фирму «Следующий день».

– Один правильный ваш поступок – это залог постоянства, стабильности и устойчивости, – говорил голос, повторяя затем: «Постоянство, постоянство, постоянство…».

Там, видимо, тоже робот.

Неделю, пока она молчала, я старался разговаривать с ней сам. Читал книги, статьи, придумывал карточки с вопросами, которые были бы ей интересны.

Вскоре она улыбнулась и попросила карточку №5.

«Кто ест орешки: белка или опоссум?»

– Я выбираю белку, – сказала она, – А ты?

– Я тоже белку.

– Нет, Том, извини. Белка уже занята.

Наши отношения стали лучше.

Маленькими шагами я вёл её вперёд, а она шла. Она поверила мне, я – в неё.

За стенами своей радости я совсем забыл про фирму, которой обязан. Лишь на двенадцатый раз трубку снял живой человек.

– Фирма «Следующий день» слушает.

– Здравствуйте! Наконец, я дозвонился! Мы очень благодарны вам с моей Копией. Спасибо вам за нашу мечту. Копия, скажи спасибо!

– Спасибо! – прокричал радостно робот.

– Да, хорошо, – сухо ответили по ту сторону и сбросили.

– Да, хорошо, – после второго мужского «Спасибо» женщина тридцати восьми лет повесила трубку. За всё время работы она ни разу не принимала слов благодарности:

– Да ладно с этой благодарностью! Мне вот стало интересно, как появляются шизофреники?

После звонка-благодарности стало легче. Чувствовал свободу в груди и пространство. Пространство для новых идей, мыслей…

Чему ещё научить тебя?

Копия начала читать книги.

Чему ещё научить тебя?

Копия начала интересоваться едой. Съела яблоко.

Удивительно.

Каждый день для неё новый. Я её карта, она – железный исследователь.

Каждый день мы отыскивали и старались понять. Она – себя и все, что её окружает, я – её.

Так проходили дни, пока не пришла она.

Та, о которой я забыл в порыве счастья и стремления научить робота чувствовать и жить.

Остановка пришла к нам через девять месяцев после того, как я оставил свою скошенную влево подпись в фирме «Следующий день».

– Платой является ваш день, оставленный для НАС на неопределенный срок, на неопределенный срок, – гудело у меня в голове.

Я не сразу понял, что произошло. Утро, оно и есть утро. Почти ничем не отличается от других, если только тебе сегодня не нужно бежать по срочным делам.


Утро 18 июля 2044 года.

Она влетает в мою комнату и кричит:

– Томми, просыпайся, уже утро! Что у нас сегодня на завтрак? Белка или опоссум? Я выбираю белку, а ты?

– Снова белка и опоссум? – улыбаюсь я, – Мы же ими завтракали вчера, – засмеялся я, глядя на её удивленное лицо.

– Нет, Томми, вчера был тираннозавр и ядовитый плющ, – промямлила она и весело засмеялась, – я поняла, ты не хочешь есть опоссума? Но извини, белка уже занята.

«Белка уже занята, белка уже занята, занятая белка…».

А что было вчера?

– Разве не вчера ли была съедена белка? – спрашиваю я себя и тут же успокаиваю, – белки всё же бывают разные, например, летяга. Она же из беличьих?

– Выходит, у меня нет выбора? Тогда опоссум.

Копия радуется и прыгает то вверх, то вниз… то вниз… то вверх…

Как вчера.

После завтрака Копия направляется читать статьи и размышлять над теорией Дарвина, по её мнению, глубоко неправильной. Я остаюсь на кухне – через двадцать минут Копия вернётся и расскажет о том, что прочла. Чувствую себя Нострадамусом, только запутанным и несчастным.

Не верится, что всё же это произошло. Так быстро. Хватаю договор. Написано, что «в случае сбоя или иных неполадок просим обращаться по номеру 8-800-000-000, исключая случай…».

Неудачник. Прошло всего девять месяцев. Мало. Остаётся надеяться, что день возобновит своё действие так же быстро.

А вот и Копия.

Читает мне интересные, по её мнению, статьи.

Да, эту я помню, она была. Вчера.


Из ежедневной газеты «MiniАrticle»

«Утописты маслянисты»

От поступка до простоя – один шаг. Так было сказано. Кем? Людьми. Людьми, которые ещё в состоянии думать тем, что теоретически есть и называется серым веществом, нейронными связями, электромагнитными импульсами, мозгом. Называйте как хотите, но смысл один – мозг – мощный инструмент, пользоваться которым многие почему-то перестали.

«Критика, экспрессия, зависть, утрирование, ЛОЖЬ», – скажете вы, но деградацию ещё никто не отменял. А вы уже наступили на «Дег», потом на «Ра», и можете дойти до конца. Пляшите, да, танцуйте, носите маски и сдирайте с себя попытки сделать – просто попытки сделать.

А фирма «Следующий день» так и ловит, и ловит вас на вашей мелкой, только промелькнувшей мысли: «А не загадать ли желание? Я, конечно же, могу всего достичь и сам, но так будет быстрее». И у каждого есть мечта, требующая похода в фирму…

… Кто не знает, фирма «Следующий день» с радостью займётся трудоустройством вашей заветной мечты с гарантией на долгий срок, осуществит желание любой сложности. Но за это они на своё усмотрение остановят любой ваш день, и вы поселитесь в нём на неопределённое время.

Да, возможно, вероятно, допустимо, потенциально спадут ворота, ударив вывеской по головам всех утопистов-маньеристов, программистов, прочих –истов и просто прильнувших.

Слабость и лень – вот, что, к сожалению, схватило на руки жителей и кружит, кружит им головы, обвивая вокруг себя все сильней и сильней, не забывая при этом мягко ударять о бетонные стены, приговаривая: «Упс, случайно, извините. Извините, случайно, упс». Пока не останется ничего.

Особенно обидно наблюдать, как умные и перспективные молодые люди бросаются в эту пучину зла и ощущения утраты.

Что их подталкивает? Возможно, безысходность и невозможность исполнения желания. Грустно и жалко, а добавить больше нечего. Все равно у каждого из тех, кто оставил подпись, будет своя одинаковая беда, только у кого-то на три дня, а у кого-то и вечно.

Разве оно того стоит? Цена времени. Для них ваше время – всего лишь доход, у вас жизнь одна, а мечта обернётся разрушением и сплошным ожиданием зацикленности следующего дня.


Вчера, слушая эту статью, я не понимал ни доли написанного. Лишь мышью пробегала мысль: «И у меня будет остановка когда-нибудь, когда-нибудь…»

А сегодня, или сегодня-вчера, она пришла ко мне. Газета смотрит на меня и содрогается от смеха. Её листы поднимаются то вверх, то вниз… то вниз… то вверх… Содрогаясь от хохота, показывает на меня пальцем, приговаривая: «Вот он, вот он, этот неудачник, охотник за лёгкой жизнью. Отвечай. Отвечай. Отвечай за свои поступки, – повторяет она, призывая аплодировать всех, кто есть вокруг. Даже Копия неожиданно начала похлопывать в ладоши и смеяться.

Каждый день терпеть это унижение. Выбросить газету завтра прямо с утра, выбросить газету, выбросить…

– Необычно, – говорит Копия, глядя в пустую тарелку, где только что было рагу, – буду ещё, – и кладёт добавки. Так повторяется трижды.

– Необычно… необычное рагу, – шепчет она, съедая обед раз за разом, не помня, что рагу было вчера, и позавчера, и месяц назад и…

«Полгода одно рагу», – играет в голове, а я смотрю на Копию. Она всё поглощает его, поглощает и не помнит. Как вчера.

– Тебе нравится необычное рагу? – спрашивает она.

– Да.

– Тебе нравится необычное рагу? – спрашивала она вчера.

– Да.

– Тебе нравится необычное рагу? – спросит она завтра.

– Да, нравится, – вновь отвечу я и улыбнусь, как будто услышу впервые.

Я смотрю на Копию. Она садится на мягкий диванчик, убравшись на кухне после обеда, на который сегодня рагу, и улыбается мне. Я улыбаюсь в ответ.

Тишина. Тридцать шесть минут сидим и молча смотрим, как муха бьётся в окно.

«Это было вчера», – подумал я.

Тридцать шесть минут позади, и Копия привычно вспоминает, что нужно дочитать книгу. Оставив улыбку мне, она мягко закрывает дверь, а я остаюсь ёрзать на стуле, крепко держа преподнесённую мне улыбку…

Как и вчера.

– Я дочитала! Дочитала! Хочешь, расскажу, чем же закончилась книга?

Конечно же, скажу, что хочу знать.

– Конечно, хочу! – подаюсь я вперёд, имитируя глубокий интерес.

– Представляешь, сила тьмы была уничтожена ядерным оружием, поглотив за собой всех приспешников дьявола. Горячий огонь спустился на землю, где правили зло и хаос, и коснулся всех жестоких лиц огненной рукой. Свирепствовал дьявол совсем недолго, лишь испустил последний рёв и исчез.

На кубике Копии играет множество эмоций радости, совладать с которыми она пока не в состоянии. Эмоциональность и переносимое счастье забирают слишком много энергии. Приходится отключать её, чтобы не случился перегруз.

Отключаю Копию. Моё придуманное и воплощенное в жизнь создание…

Снова.

До утра.

Как и вчера.

18 июля 2044 года.

– Томми, просыпайся, уже утро! Что у нас сегодня на завтрак? Белка или опоссум? Я выбираю белку, а ты?

– Опоссум.

18 июля 2044 года.

– Томми, просыпайся, уже утро! Что у нас сегодня на завтрак? Белка или опоссум?

18 июля 2044 года.

– Томми, просыпайся, уже утро!

18 июля 2044 года.

– Томми, просыпайся…

18 июля 2044 года.

Томми, это было вчера…

Каждый старый новый день, я вновь и вновь заставляю себя улыбаться ей, отвечать на одни и те же вопросы, как будто слышу это в первый раз.

Первый раз, первый раз. Когда-то был первый раз?

Из всех дней своей жизни я помню только один. Тот день, когда я просыпаюсь и понимаю, что он уже был – вчера.

Ах, если бы она жила дальше, было бы лучше. Было бы интереснее и добрей. Но, как и я, она осталась жить один и тот же день. Мы вместе. Вдвоем. Из-за этого я не могу больше учить её. Какой толк, если завтра она не будет помнить – ничего.

Обида. Я вижу, как кому-то возвращают день, как другие забирают мечты и идут с ними жить дальше. Верю, настанет и мой следующий день. Жду, но он проходит мимо, то грея надеждой близкой встречи, то хмурясь или визжа под ухо:

– Томми, просыпайся, утро. Что у нас сегодня на завтрак?

– Тебе нравится необычное рагу? – этот вечный вопрос, который я хотел бы изменить, но не могу. Я не могу, чёрт возьми, вычеркнуть из нашего обеда, который начинается в 13:55, это каждодневное рагу. Не могу изменить время. Но если бы и мог, то захотел бы? Ведь иначе она не познает его вкуса сегодня, а я не увижу её радости, удивления. Эмоций, которые она почти перестала контролировать.

И каждый день я заучиваю статью ещё лучше и лучше, понимая, что уже наступил…


Ворота в «Следующий день» были открыты.

Кабинет директора тоже был открыт. За столом сидел мужчина лет сорока и с довольной улыбкой смотрел в окно.

На столе лежал свеженький «MiniArticle». Большого мужчину с сальными волосами удивляла и смешила эта газетёнка.

«Кто сейчас пишет эти бумажонки?».

В кабинет зашла молодая, недавно принятая на работу секретарша.

– Кристина, зачем они это делают?

– Что именно, сэр?

– Делают старье. Заче-е-ем? Ладно, пусть пишут про мою фирму. Мне приятно. Зависть – это всегда так славно. Но зачем уничтожать листы? Я ведь этого так не люблю.

«Деревья, сэр».

– Я думаю, что это ненадолго, сэр. Возможно, они думают, что консервативный вид привлечёт внимание читателей.

– Замечательно. Надеюсь, что это привлечёт и наших клиентов. Покажи мне список всех за девять лет.

Почёсывает подбородок.

– Вот этот интересный экземпляр. Найди-ка мне его досье, Кристина!

– Мм… Том Энистон, 2024 года рождения. Окончил школу робототехники в Техасе. Живёт один. Мать переехала на Аляску, отец погиб при взрыве атомной станции… Атомной чего? Станции? Ха-ха! Ну и насмешил же! Где он откопал-то?! Точно откопал, чёртов клоун! Так-так, что же нам скажут про сынка, Кристина? А, красота ты моя? Том Энистон значит, пришёл за желанием 24 августа 2043 года в девятнадцать лет. У-ух! Молода душа – глупа? Где я это слышал? У-ух, а сколько же времени, сколько времени он нам подарил, а?

– Шестьдесят три года.

– Он нам подходит, Кристина, оформляй его, пусть прямо сегодня, 8 ноября 2052 года, его день и остановится.

– Когда переход на следующий день, господин директор?

– На следующий день? Малыш, ты первый год работаешь или у тебя память рыпит? Ах да, ты же тут недавно, прям как-будто только что.

– Мы ему оставим один день?

– Один день, один день, ну да. Разве не прекрасно? Проживать одно и то же за своё гнусное желание. Мы полноправные владельцы его лет. Правда, я не знаю, что в этом плохого? Скажи мне, что? Ведь можно украшать дни, хоть завтра и будет такая же еда в холодильнике, как и вчера. И к тому же обстановка в мире у человека-паузы всегда будет в норме. Вечный добрый Мир! Идеально! Но ты так, смотрю, не думаешь? А мне плевать, что ты думаешь, ведь от тебя так же, как и от него, не останется ничего, кроме двадцати четырёх часов. Разве ты этого хочешь? Ну, скажи мне: «Нет, сэр. Нет, сэр!».

– Нет, сэр! – сказала Кристина.

– Умница! – прошептал директор и посмотрел за окно, где ворота только что впустили молодую девушку, – что бы она ни попросила, желание будет исполнено.

– Конечно!

– И ещё. Все документы на остановку дня Энистона должны быть у меня на столе, и дай-ка, я прочту его желание, мне кажется, там есть, над чем посмеяться.

«Том Энистон. 19 лет. 24 августа 2043 года. Заветная мечта – одушевление робота, внедрение в него человеческих чувств, эмоций».


Копия

«В 2044 году, через девять месяцев после моего рождения, Том Энистон начал терять рассудок. Наблюдения позволяют с полной вероятностью утверждать, что в скором времени Создатель окончательно утратит рассудок.

18 июля 2044 года Создатель закольцевал свой день и с тех пор из суток в сутки повторяет поведение, в частности, в 13:55 начинает обед, неизменно состоящий из рагу, затем тридцать шесть минут молча глядит в окно, читает один и тот же номер MiniArticle и книгу.

Человек бы сказал, что это ужасно, но Том Энистон повторяет действия всё точней и точней, а если он будет сходен с Копией, с ним будет совсем не скучно.

18 июля 2045 года.

Совсем не скучно.

+8
1342
14:17
+2
Вот удивительно. У автора есть и талант, и хорошая идея. Но в самом начале он так замудрил-замудрил-замудрил, переборщил с образами и пересластил с аналогиями, что…
Ну вот 2/3 рассказа, как по мне, фтопку.
19:12
+3
Я очень не согласна с мнением, что рассказы надо упрощать ради доступности публики. По мне так в самый раз, от примитива текста уже отвращение просто.
19:32
+4
Есть два типа авторов. Первым главное — самовыразиться, несмотря ни на что. Вторым важно взаимодействие с читателем. Ирония в том, что авторы из первой группы никогда не согласятся с авторами из второй. И наоборот. Тут важны приоритеты. Сама я принадлежу к тем, кто готов серьезно работать, но найти баланс между «талантливо» и «доступно». В принципе, это не так сложно. И я никогда не пойму тех, кто стремится самовыразиться в том виде, в каком его, так сказать, застигло. И еще одной вещи никогда не пойму. Если цель — в самовыражении, то зачем тогда участвовать в конкурсах? Вали все в интернет, он же резиновый, все стерпит.
19:42
+2
Смотря на что ориентироваться, если идти по пути «доступно». Вот Стругацкие это доступно? Лем? Бредбери? Олди те же. В конце концов и на стилистику автор право имеет. А при чем тут конкурс или не конкурс? У меня такие «кадры» до боли доступные были — обнять и зарыдать. Так что теперь на них равняться? Я даже представить не могла, что с такой «литературой» повстречаюсь.
Стругацкие и Брэдбери — абсолютно доступно. Этот текст — поток сознания. Стиль хорош, идея вообще бриллиант. Но лично мне тоже не хватило пресловутой доступности. Я запуталась в куче дат и цифр и много важного не поняла. Я уже писала об этом в таблице. Сколько Гг в итоге прожил в одном дне? 63 года? Или он должен был столько прожить? Что там в итоге с конторой «Следующий день» произошло? Обанкротились? Почему у них там перебои были? И что они делали с полученным временем? Почему все смеются над гибелью отца? Я что, одна такая тупая?
23:32
Здравствуйте! Не буду рассказывать всё досконально, потому что есть читатель, который всё поймёт. Побывав здесь, я поняла, что он у меня есть. Спасибо!
Вообщем, так уж вышло, что за датами нужно наблюдать, думать.
Он прожил, да, 63 года.
«Следующий день» это фантастический образ. Это то, что тянет к себе слабых и отчаявшихся людей. Перебои со временем происходили, потому что у отчаявшихся людей появляется надежда. Но всегда приходят другие или те же самые. Это всё круговорот и он никогда не закончится. Кто-то из него вылетает, а кто-то дальше крутится.
Почему все смеются над гибелью отца? Не надо смотреть на дату и думать, что атомные станции были бы в это время, и что это бред. Это не важно. Важен герой, который проявляется перед нами, как плёнка, через тот поступок, через то случайно брошенное слово.
Это то, что называется целевая аудитория. Есть люди, которым важны образы, рисуемые автором, и всё остальное, как вы говорите, не важно. Есть читатели, которые любят, чтобы автор нагнал туману, когда ничего не понятно, но зато красиво. А есть такие, которым важны детали и любые мелочи. Когда всё имеет смысл, есть чёткая логика в тексте.
Я перечитывала ваш текст несколько раз, и всё равно многого не поняла. И знаете, со Стругацкими у меня как-то всё получается с первого раза.
Мне кажется, мы с вами говорим на разных языках. Вы не понимаете моих вопросов, а я уж точно не понимаю ваших ответов) Ведь на некоторые вопросы вы так и не ответили. Что они делали с полученным временем? Это ведь самый важный вопрос. Почему все смеются над гибелью отца? Я не думаю, что атомные станции — бред, мне просто непонятно, что в этом смешного. Или вы сами не знаете?
Насчёт перебоев из-за появившейся надежды — честно говоря, не бросается в глаза. Т.е. это такой тонкий намёк, который перебивается тысячей вариантов других возможных причин перебоев, которые появились лично в моей тупенькой голове)
Ну да бог с ним. Хорошо, что вы нашли своего умного понимающего читателя)
09:27
Космическая белка, то, что у Вас появляются тысячи вариантов — это хорошо. Выберите один и оставьте его. У меня также вариантов куча, но я остановилась на своём.
У Вас не «тупенькая голова»))) просто Вы ищите то, что, возможно, уже нашли. Я могу Вам рассказать, как я представляю «Следующий день», но в личке)). Эта фирма просто фантастиче.элемент, над которым можно фантазировать, как душе угодно.
«Я не думаю, что атомные станции — бред, мне просто непонятно, что в этом смешного. Или вы сами не знаете?». В этом нет ничего смешного, да. И вот после этого на каких-то героев мы смотрим уже так-то или так-то. Просто за поступками человека, героя, друга, кроется его внутреннее состояние. Мы же все воспринимаем людей через его слова и т.п, тут также. Если Вам непонятно, что в этом смешного — это прекрасно. Значит, Вы хорошая.
Не поймите меня неправильно. Тысячи вариантов — не всегда хорошо. Особенно, если в тексте непоняток больше 5. В тексте могут быть нераскрытые элементы, заставляющие задуматься, но он не должен быть ими нашпигован. На самом деле, у меня вопросов по тексту было больше, я просто основные написала. По мере прочтения они нарастали, как снежный ком, и в конце в голове получилась каша из вопросов.
Разумеется, это моё мнение, мои вкусы. Однако, я считаю, что автор всё-таки должен точно знать, о чём он пишет. Повторюсь, у вас отличная идея и хороший авторский стиль, но текст всё ж таки сыроват. Он не выглядит законченным за счёт нераскрытых второстепенных персонажей и главное, их мотивации. Если б мне текст не понравился, я бы не стала, конечно, тратить столько времени на объяснение того, чего на мой взгляд ему не хватает.
15:57
+2
Я знаю, что пишу, о чём текст. Просто я всё говорю и говорю, что момент со «Следующей фирмой» читатель должен думать сам. Его фантазия. Если я буду навязывать своё мнение, то это как по мне — неуважение к читателю. Мне как-то к другому рассказу интересную точку зрения высказали, что думаю: «Жаль, что не ко мне эта мысль пришла, это круто!».
Тут надо думать и фантазировать насчёт фирмы, но в а дальше, извините, нужно просто внимательно читать. Не обижайтесь) Мне правда очень приятно, что Вам понравилось. Но и жаль тоже, что Вы меня не поняли.
23:43
+1
Нет, не одна. Я, очевидно, к вам в компанию)
23:56
+2
А вот я люблю, когда меня как читателя не уважают. Когда мне дают фантдопущение, и все про него рассказывают. Когда мне говорят, например: предположим, что небо зеленого цвета, на нем растут яблоки, а люди ходят вверх ногами. Окей, ладно, я это все поняла. А вот дальше уже я как читатель могу сколько угодно проявлять фантазию: а куда там падают яблоки, когда поспеют, а производят ли у них специальные защепки, которым крепятся к головам кепки и прочие головные уборы. В общем, дальше могу вполне самостоятельно резвиться и фантазировать. Но вначале жду, что ко мне проявят неуважение, объяснив основную идею. Такая я мазохистка)
Уфф, прямо камень с плеч)) А то я себя уже каким-то Дон Кихотом почувствовала))
Да-да, а то получается так: читатель, у меня мысли есть, но я тебе не скажу, придумай тут сам, о чём рассказ) И, как у читателя, у меня неминуемо возникает мысль: ок, я придумаю, но вот читать дальше — увольте. Зачем? Если я уже кучу своего напридумывала)
11:12
+2
Знаете, девчата, Вы не очень меня понимаете, так как Вы зациклились на своём единственно правильном мнении. А объяснять смысл рассказа — это крайне неблагодарное дело, когда читатель даже понимать не хочет. И тут даже не извините.
Объяснять всё одно и то же, как об стенку горох. Я биться не буду.
11:25
+1
Можно скажу? Я понимаю читательское недовольство наличием недосказанности. Но, автор написал рассказ, поставил точку, отправил на конкурс. Что это значит? Это значит он сказал ровно столько, сколько хотел, именно так, как считал нужным. Причем тут уважение или неуважение к читателю. Она вас знать не знает. Тогда можно копаться к Кафке и трясти его за грудки, что это за замок, как герой мог стать мокрицей? Мне было достаточно сказанного, чтобы испытать эстетическое удовольствие от произведения. Вам — нет. Но донимать автора бесконечными вопросами зачем? Как могла она, так и объяснила. В шорт не прошла, что еще? Раз рассказ вызывает столько вопросов и мнений это уже показатель его неординарности. Захочет автор, прислушается к вам-нам, не захочет — его авторское право. Предлагаю отписаться по комменту итога в одно предложение.
16:16
+1
когда читатель даже понимать не хочет

В том-то и дело, Юлия. Когда читатель действительно не хочет понять, он просто пройдет мимо и не будет затрудняться никакими выяснениями. В особо безнадежном случае даже не дочитает до конца. Если читатели до вас докапываются в комментах, значит, они действительно ХОТЯТ понять. Я, например, читала не один раз. Если бы не хотела или если бы текст не зацепил, я бы так не старалась. Но текст действительно зацепил, все восторги, которые вы здесь услышали в адрес своего рассказа, вполне заслужены. Именно поэтому мне как читателю было обидно услышать, что, оказывается
читатель должен думать сам. Его фантазия. Если я буду навязывать своё мнение, то это как по мне — неуважение к читателю

Значит, все мои усилия понять авторский замысел были пустой тратой времени, причем так считает сам автор. Обидна(
16:23
+2
Причем тут уважение или неуважение к читателю. Она вас знать не знает.

Про уважение/неуважение вопрос подняла вроде бы сама автор. Недосказанность в порядке косяка — это я понимаю. Недосказанность как прием понимаю тоже. Но недосказанность как уважение к читателю вот не понимаю и все тут. Потому и сказала, что если это делается ради читателя, то я как читатель предпочитаю неуважение. Высказала так сказать свои предпочтения. Вот и все.
16:39
Вот видите, вы высказываете ваши предпочтения. Но ведь вы же согласитесь, что автор не обязана, да и не может писать на наш с вами заказ. В целом, я об авторском праве уже выше все сказала. Не любо — не кушайте.
Я только не пойму, что вы пытаетесь доказать? То, что вам не нравится в рассказе, мне как раз нравится. Я из группы, где только один рассказ был подобный, странный, завораживающий, а остальное — очень ПОНЯТНЫЙ и очень бездарный пересказ фильмов и чужих произведений.
17:03
+1
Но ведь вы же согласитесь, что автор не обязана, да и не может писать на наш с вами заказ.

Но ведь и мне никто не запрещает высказывать свои предпочтения, правда ведь?😉
Единственно, почему ввязалась в это обсуждение, так это потому, что автор написала: недосказанность — это уважение к читателю. То есть фактически «у читателя такие предпочтения (недосказанность), а не другие». Разумеется, у автора есть право писать так, как он пишет. У любого автора. Но если он так или иначе выставил на всеобщее обозрение свое творение, то как-то подразумевается ответная реакция, нет? Вероятно, предполагается, что авторское восприятие текста отличается от читательского, и интересует именно восприятие читателя. Потому что никакой автор никогда не сможет посмотреть на свой текст совсем со стороны. Отклики могут быть разными. Не всегда восторженными. К этому надо быть готовым. Скажите, в этой позиции есть попытка автора оскорбить? Что-то ему запретить? Наступить на горло его песне и лишить его свободы творчества? Если да, напишите, в каком месте. Потому что ничего этого я в своих словах не вижу.
17:09
Юлия, извините, если я вас обидела. Я правда не хотела. Всегда тяжело встречать непонимание, особенно когда речь идет о творчестве. Успехов вам, удачного взлета и попутного ветра в крылья)
17:16
У вас вопросы риторические, или вы в диалоге? Отвечать или прочитать?
Комментарий удален
17:46
+1
Олет, я аж не знаю, как ещё достучаться. Вот это, возможно, и есть пустая трата времени. Когда я говорю, что «читатель должен думать сам. Его фантазия» имею в виду, что мы сами должны догонять до смысла рассказа. Иногда даже бывает так, что автор думает так, но сам читатель придумывает иной смысл. Но главное, что он его придумал, смысл то этот.
И авторский замысел он не пустой, просто автор, не хочет о нём говорить, потому что это некрасиво.
В рассказе этом, можно фантазировать с фирмой (ещё раз повторюсь), но всё остальное ясно. Просто нужно смотреть на даты, на поведение героя…
17:55
+2
«Но недосказанность как уважение к читателю вот не понимаю и все тут».
И это объясню. Я писала, что «Если я буду навязывать своё мнение, то это как по мне — неуважение к читателю». Это вот так: порой мы читаем рассказы, книги, что угодно, и к нам приходят мысли в голову. Мы вроде нашли идею, свою, она нам нравится, но тут автор открывает свой смысл и говорит: «Вот он — истинный смысл!». И мы такие: «блин, но мне нравился мой, смысл автора не глубокий, он слабый. А как же мой?». А его нету больше, потому что автор, который лучше всех знает, уже всё всем рассказал.
Так что, я думаю, пусть духовную составляющую рассказа или чего ещё, читатели понимают сами. Моё дело донести сюжет. Если у меня не получилось, извините.
17:58
Сойдемся на мнении — дело вкуса, и никто никому не указчик. Вы пытались и в рассказе, и в комментариях, осталось только на дом идти для личной беседы.
17:59
+1
Олет, я не обижаюсь. Если тут обижаться, то можно и не писать больше ничего.
18:03
Виктория, надеюсь, что уже сойдёмся на мнении этом)).
18:08
И Вам, Олет, вдохновения и понимания со стороны читателей.)
20:36
+2
Боже мой, что я только что прочитала! Автор-Автор, гениальный Автор, я бы Вас расцеловала за этот рассказ, только не знаю, будет ли это Вам приятно.

Такого литературного наслаждения я не испытывала уже давно, с рассказов Брэдбери, пожалуй, или с первой половины «Доктора Живаго». Восклицания «Вау — просто вау» и «Какая красота — надо же так написать» по мере прочтения срывались с моих губ поминутно. Вы мне прямо возвращаете веру в то, что Литература не умирает — во всяком случае, Литература, как я ее понимаю. Спасибо Вам за это!

Три заметки — просто чтобы рассказ (в моих глазах) был просто идеален:
Конечно же, скажу, что хочу знать.
– Конечно, хочу! – подаюсь я вперёд, имитируя глубокий интерес.

Я страшно люблю повторы и параллелизм, но вот в этом случае повторение, на мой взгляд, излишне. Красоты повтора здесь нет, слова, скорее, режут внутренний слух, чем ласкают его. Вторую строку можно было бы вычеркнуть, хотя я понимаю, что она служит для понимания, насколько Том старался не расстроить Копию и вести себя, как будто впервые.

Кстати, насчет как будто.
как-будто
Раньше Вы писали правильно — но подчеркнет ли неправильное написание филистерство и небрежность персонажа — или просто резанет глаза?

Ну и наконец:
клокотанье маленького тюленя
«Клокотанье» — точно правильное слово? Оно для звукописи, как мне кажется, не служит.

Но что такое этот рассказ :3 Он так хорош, что мои замечания не имеют никакого значения.

И да, я влюблена в злую тетушку Аграт. Точнее, не в нее, а в Вас, Автор, за то, что Вы ее создали, вот такую живую, такую харАктерную, такую невероятно, совершенно, абсолютно потрясающую.

Спасибо за рассказ! Правда, спасибо :)
21:06
+3
Умно! Здорово! Глубоко! Очень качественное художественное произведение. Просто здорово. Очень надеюсь, что одногруппники это поняли.
21:42
+2
Просто слов нет. Замятин. Очень похоже. Не все и не до конца ясно, но написано так, что берет белая зависть. Единственное, чего я не понимаю — что автор с таким уровнем мастерства делает здесь? Почему он еще не пишет книги, которые войдут в плат классики? Хотя, может, я перегибаю палку, но на фоне этого многие работы просто нафиг меркнут. Не к чему придраться вообще. Критик тут не нужен. Потому смиренно кланяюсь и ухожу с напутствием — пишите, не бросайте! Рада буду увидеть вашу работу в списке прошедших во второй тур. Удачи и всех благ. И маленькая благодарность за приятно проведенное время от зануды. Мерси. Уели.
Так страшно, что дифирамбы в голову не идут. Тем обиднее, что такое будущее на фоне нынешнего настоящего вполне вероятно. Сохраните все боги меня и всех от такого будущего.
23:29
+1 кстати.
Интересно какое место досталось этому рассказу и кто автор?
23:33
4 место.
Если правильно понял — автор Вы?
23:47
Да. А Вы что написали?)
00:06
+3
Я хотел поблагодарить за чудесный рассказ и пожать руку Автору.
01:01
Спасибо)
02:48
+1
Интересное, интригующее начало) Сразу задаешься вопросом, что за копия, откуда она взялась, и какой разовьет сюжет)
Понравилась легкость в описании) И юмор) Еще, что самое, как мне кажется, главное, это то, что рассказ начинается с диалогов) Это сразу захватывает внимание читателя.
Также я читала рассказ, не отходя от текста ни на минуту, забыв о времени) Не было в нем моментов, когда хотелось бы отойти. А уж мысли о том, чтобы бросить, и вовсе не возникало. Это очень хороший показатель)
Живое, интересное описание, тонко и в то же время ярко передающее все ощущения.
Единственное, что смутило: мне показалось, сначала копия была девушкой, хотя и это странно, ведь, несмотря на то, что у нее были женские руки, она «копия», а главный герой мужчина, а значит, наверное, она его копия? Но потом, на середине рассказа в описании промелькнуло, что у нее мужской голос. :-) Вот здесь я немного перезагрузилась) И до конца так и не поняла, кто же она?) Вот на этот вопрос очень хотелось бы узнать ответ, это единственное, что мне было непонятно. А так, все очень хорошо описано) И мне очень сильно понравился рассказ)

И да, отвечая на предыдущие комментарии) Я поняла в рассказе все. Вот только кроме того, кем была копия, но лишь потому что сбило с толку описание женских рук и мужской голос)

Я сразу поняла, что герой продал свои 63 года настоящей жизни, точнее не сразу, а в конце, как и полагается) Что для меня стало неожиданностью и очень интересным поворотом)

А то, что все смеются над смертью отца, дает описание эпохе/веку. Технологии доросли до такого уровня, что атомные станции давно исчезли. Поэтому не считаю лишним. Наоборот, интересная деталь. И бывают такие черствые люди, не удивительно. Как взрослые, так и дети.

Кстати, был бы у меня такой "остановленный день", я бы нашла, чем заняться)))

Я хотела написать эту строчку, пока не прочитала конец) Да, он превосходный, неожиданный и даже грустный) Я под впечатлением) Спасибо автору за интересный, приятный и красочный рассказ!)
13:14
+1
Извините, я не так Вас поняла) Вы, думали, что Том сделал робот из своего же облика! Вот как Вы поняли. Извините!!! Вот как же Вы поняли. Что-то я сразу не въехала. Вы рассуждаете логично!))
Нет, Том он создал девушку робот. Назвал Копия. Почему её так назвал Том — не знаю)) Правда). Но я так назвала её, потому что считаю, что они похожи.
19:00
+1
Елена) От Тома никак не зависело то, когда остановится его время. Всё решала фирма, с которой он подписал контракт.

Да, это я тоже поняла) Не думайте, я здесь не запуталась) Я имею в виду, конечно, он подписал наспех и не посмотрел условия договора, это понятно. И когда его время остановят, он тоже не знал.

Мужской голос вот в этом моменте)
– Здравствуйте! Наконец, я дозвонился! Мы очень благодарны вам с моей Копией. Спасибо вам за нашу мечту. Копия, скажи спасибо!
– Спасибо! – прокричал радостно робот.
– Да, хорошо, – сухо ответили по ту сторону и сбросили.

– Да, хорошо, – после второго мужского «Спасибо» женщина тридцати восьми лет повесила трубку. За всё время работы она ни разу не принимала слов благодарности:

Второго мужского «спасибо». Вторым голосом, сказавшим «спасибо», был голос робота.
)) Очень рада, что Ваши мысли об остановленном дне испарились)). Нужно идти вперёд, а не топтаться на месте!))

Я люблю это в рассказах) Когда сначала писатель говорит, что так, а потом вдруг случается неожиданный поворот) Это не может быть багом, потому что это как раз-таки самое интересное, что происходит в фильмах и везде)
Извините, я не так Вас поняла) Вы, думали, что Том сделал робот из своего же облика! Вот как Вы поняли. Извините!!! Вот как же Вы поняли. Что-то я сразу не въехала. Вы рассуждаете логично!))

Да, все верно))) На это наводит имя робота Копия. Эта ассоциация, к сожалению, очень путает.
Нет, Том он создал девушку робот. Назвал Копия. Почему её так назвал Том — не знаю)) Правда). Но я так назвала её, потому что считаю, что они похожи.

Но если Вы придумаете причину, по которой он так назвал робота, это будет интересной предысторией) Добавит лишние интересные детали.) Если они были похожи, это тоже можно отметить) Но вообще на усмотрение автора, я лишь, как читатель, надеюсь, что мои слова будут чем-то полезны)
19:57
+1
1) Второе муж.спасибо.. Когда читаешь этот момент, то непонятно да, почему у робота стал муж.голос. Но на самом деле, Копия в то время по телефону даже не говорила. Это уже Том начал сходить с ума, к сожалению.
Тут реально непонятно, когда читаешь с первого раза. Потом, когда доходишь до конца, до последних прям абзацев, и читаешь слова самой Копии, то уже понимаешь поведение Тома.
2) «Я люблю это в рассказах) Когда сначала писатель говорит, что так, а потом вдруг случается неожиданный поворот)». Очень — очень советую Вам посмотреть фильм "Треугольник". ))) Ой… и «Малхолланд драйв».
3) "… Если они были похожи, это тоже можно отметить)". Но оно и отмечено) Просто оно в тексте не очень указано) А если и указано, то как-то вот так: «Человек бы сказал, что это ужасно, но Том Энистон повторяет действия всё точней и точней, а если он будет сходен с Копией, с ним будет совсем не скучно.». И дальше я такая, типа умная, ))) думаю о смысле рассказа, который Вам не скажу)))).
А об предыстории имени… почему он так её назвал… Спасибо за предложение)) Мне приятно, что Вы что-то уже придумываете) Но не думаю, что это надо. Мало ли, что там этому Тому в голову ударило. Да и просто мне кажется, что рассказ и так длинный. Главное, что имя роботу дано не просто так.
Ваши слова, Елена, очень полезны)) я сегодня попыталась взглянуть на рассказ Вашими глазами)). И не так там всё мутно)) В рассказе)
19:59
+1
И как Вы так Все цитируете слова? ))) Вот эти вот, которые с синим галстучком левее и текст цитата потом.
21:15
+1
1) Ага… Благодарю Вас за уточнения) Да, теперь поняла) Просто я зациклилась на том, кем была копия, из-за чего не заметила другого смысла.
2) Спасибо) Обязательно посмотрю)
Спасибо Вам, что уделили внимание и разъяснили некоторые вопросы) Я рада, что слова мои оказались полезны) Я в рассказе видела все ясно, мне понравилось) Говорю со всем сердцем) О предыстории просто предложила из советов, которые почерпнула на сайте. Может, Вы и правы, и оно не обязательно.
Цитата это в диалоговом окне седьмая иконка) Нажимаете и во всплывающее окно вставляете текст)
21:28
+1
Елена, Вам Спасибо!)
21:40
12:36
+1
Очень — очень рада, что Вам понравилось!)
Конечно, изначально так и думаешь, что Копия — это реальная копия Тома.
Пошла перечитывать рассказ и искать мужской голос))
Возможно, Вы увидели мужской голос вот в этом диалоге: "– Обман, это просто обман, она не должна быть такой, – издевательски произносила Копия моим нервным голосом. Моим голосом". Это она так издевалась над Томом, имитируя его же голос. Такая она, с характером…
Вот, Елена, кто такая Копия: «И, наконец, в шестнадцать лет, после окончания школы робототехники, я создал своего первого настоящего робота и назвал его Копия.»)))
«Я сразу поняла, что герой продал свои 63 года настоящей жизни, точнее не сразу, а в конце, как и полагается)». Елена) От Тома никак не зависело то, когда остановится его время. Всё решала фирма, с которой он подписал контракт. А то, что это интересный поворот — это да.
Ой, я очень рада, что Вы увидели эту деталь. Про отца, станции… Хотела этим, да, показать через слова и поступки сущность человека.
)) Очень рада, что Ваши мысли об остановленном дне испарились)).
Нужно идти вперёд, а не топтаться на месте!))
01:33
+2
Я прочитал. Каюсь, запутался, выпутался и опять запутался eyes
В общем догнался комами, придумав уже версию как все было насамамделе Мне напомнило Кинга. Не Бредбери, ни еще кого. Кинг любил раскрывать внутренний мир персонажей. Но тут конечно свой стиль.
Вот у меня остались чувства недотра… недосказанности.
Хотелось узнать зачем фирме этот день, там есть по тексту, но как это можно использовать? Ожидал захвата мира, свержение строя политического, одним словом недоудовлетворилось любопытство. Потом хотелось ясности, твердой. Сомневался робота Том сделал или не Том, конечно же Том, но я ждал подвоха, что в конце концов окажется не Том.
Ну и последний момент — концовка. Мне не хватило данных сделать однозначный вывод, как бы я повис в этом месте.
В общем, наша Юля всех сделала dance
08:40
+1
Ахаха)) Ты по ходу смеёшься надо мной)))) Ты ж ничего не понял)) Наверное) Ну и напридумывал ты!)) Тебе бы только книжки писать)))
Блин, ну, я например, думаю, что фирма может забирать время людей в своё пользование. Время – это же ресурс.
Ну что, концовка? Ну, Том же завис также, как и ты))) Просто у него ещё крыша поехала.
Спасибо за время! Теперь и оно в моей копилке)) Когда я им воспользуюсь, знай, что твой день не будет остановлен надолго glass
10:38
+1
wonder Ничего не понял?( Вот так живешь, думаешь: разобрался, но вроде как и нет…
Том сделал робота, но неудачно. Пошел в фирму за мечтой, ведь со всеми посрался из за мечты, а она не оправдалась. Ну и короче его в фирме немного нашгрели, дали мечту, но короче закольцевали на одном дне и тырят его и мое время.
Вот конец, мне не дался. Но как бы по подсказкам и догадкам остальных, Том еще и рехнулся, концовка выскочила из рук(
И я лю писателей, они няшные. Нельзя издеватся над няшками…
10:47
Прости, Лёша) Теперь, когда ты обиделся на меня и всё описал) Я поняла, что ты не понял лишь конец)
Конец: Его время в рассказе не остановили. Фирма возьмёт его время позже, но это остаётся за кадром. Короче, Он сошёл с ума и сам остановил своё же время.)
10:59
+1
Вах!!! ТРи тысячи чертей!!!
Вобщем меня сбил с толку вот этот момент:
а если он будет сходен с Копией, с ним будет совсем не скучно.

Вроде как повествование идет от Копии. Но потом она типа говорит о себе со стороны, и у меня возникла пара версий и я застрял.
Ну теперь то все ясненько)
11:10
jokingly Круто!))
Я рада, что всё стало на места))
11:09
Оторватся можно тут litclubbs.ru/writers/1071-ispytanie.html
drink
11:12
Оо!)) И там мы будем)) glass
Вот так через полгода выясняется, что там на самом-то деле было eyes
Загрузка...
Запишитесь на дуэль!