Бойся данайцев

Бойся данайцев
Тема: "Runaway" Bon Jovi
Работа №2
Автор: KakTyc
  • Победитель

https://music.yandex.ru/album/135075/track/24153

На светском рауте по случаю открытия выставки Мик выступал в роли компаньона графа Петре. Аристократ на фоне низкорослого художника выглядел статным красавцем. Мика нельзя было посчитать уродом, просто его родная планета притягивала обитателей как мать единственное чадо, её гравитация наравне с любовью не давала расти слишком высоко. Ведь чем выше голова, тем лучше видно звёзды.

Но Даная не удержала художника. Смерть Учителя вырвал его из её нежных объятий, и теперь Мику суждено было стоять в огромном зале среди сотен незнакомых лиц, разглядывающих воссозданную по кускам родину. Данайца собирались показывать наравне с другими экспонатами.

- Скажи, ты часто спишь с ними? – голос Петре вывел Мика из размышлений.

Детская непосредственность графа как-то очень легко вязалась с его пошлыми вопросами, но совсем не подходила к другим качествам. У Петре бокал за день не пустел ни разу, и язык аристократа развязывался как будто сам собой.

- С кем? – Мик сделал вид, что проверяет большую голограмму звёздного неба.

- С натурщицами.

- Я почти не использую моделей, - ответил он. – И уж точно не сплю с ними.

- Подцепить девицу - дело нехитрое, тем более, когда ты – человек искусства. Я пару раз ради развлечения представлялся художником. Столько восторга…

- Я не в том положении, - он красноречиво потёр правое плечо.

Петре ухмыльнулся:

- Это сейчас, а до того, как покусился на чужое?

- Я не любитель лёгкой поживы.

Граф улыбнулся ещё шире:

- Как же я сразу не подумал?

***

Когда они спустились в приёмную, Петре окружили гости.

- Принеси мне выпить, - он передал художнику пустой бокал. – И себе что-нибудь возьми.

Легкость, с которой граф отпускал подопечного, страховал браслет на его руке. У устройства среди сотни повседневных функций был и вызов детонации пластикового кольца, обёрнутого вокруг подкрыльцовой артерии Мика. Художник давно бы стащил браслет и сбежал, но полуорганический сплав был впаян в кожу и мышцы Его Милости, и любое критическое воздействие могло вызвать цепную реакцию, в результате которой пленник остался бы без руки и быстро истек кровью.

Современная медицина и мертвецов поднимала, но Мик сильно сомневался, что кто-то позаботится о его теле, а вот у Петра наверняка было бессмертие в запасе. Жертвовать собой ради мести за Учителя художник не собирался, поэтому ждал удобного случая, заодно тайком зарывался в медицинские справочники и технические пособия, надеясь найти способ спастись. В выставке Мик видел только насмешку всесильного аристократа над мелким выскочкой с заброшенной планеты, но это был прекрасный повод пробраться в библиотеку и стащить ещё какой-нибудь информации. На обратной дороге уже с двумя бокалами – себе Мик взял простую воду – он обдумывал, как похитрее отпроситься.

Петре он нашёл в центре зала. К одинокому аристократу прибилась какая-то нелепая парочка. Хотя забавными они смотрелись только из-за низкорослого почти круглого старика, одетого в старую военную форму – очередной вассал с заброшенной крупной планеты, с которой еле-еле поднимаются корабли.

Рядом со стариком стояла девушка. Мускулистая и бледнокожая как данайка, но совсем не по-данайски высокая. Черное платье обнимало крепкий стан. Мик вспомнил недавний разговор про натурщиц. И почему он ни разу не пользовался своим положением в обществе? Может стоит хоть раз попробовать?

Пошлые мысли вылетели из головы, когда незнакомка, почувствовав его взгляд, обернулась.

- А вот и автор, - представил художника Петре.

Мик склонил голову, пряча загоревшиеся глаза. Все данайцы похожи друг на друга, а девушки с брошенной родины тем более будут казаться все на перечёт писанными красавицами. Разумом он понимал, что обознался, но дух признавать этого не собирался.

Вымученно улыбнувшись, художник присоединился к троице.

- Вильям, - обратился Петре к старику, - представьте Художнику вашу спутницу.

- С превеликим удовольствием, ваша милость, - любезно отозвался вассал. – Господин Художник, это мой личный пилот – мисс Стар. Благодаря ей, я наконец смог выбраться из гравитационной ямы, которую с рождения чтил родиной, - закончил он под смех графа.

- Рада познакомиться, - девушка протянула руку. – Я восхищена вашими работами.

Они обменялись рукопожатием, и Мик перестал для неё существовать. Девушка повернулась к Петре.

- На Данае смешные обычаи, - заявил аристократ. – Жать руку женщине. Мик, ты точно выпил не больше, чем я?

- Данай – суровый мир, - напомнила Стар. – Там не в чести гендерные заморочки.

- Но неужели вам не нравится, когда вам целуют руку? – поддел граф.

- Смотря кто, - девушка обворожительно улыбнулась.

Мик прочитал угрозу в её оскале, Петре воспринял иначе.

В разговор вмешался Вильям. Старик попросил у Его Милости разрешения прогуляться в компании господина Художника, чтобы тот хоть немного просветил безграмотного провинциала в искусстве голографии. Петре не возражал.

Вассал увёл Мика в другой зал. Здесь было много мелких работ. Когда пылающий желанием мести Мик решился воплотить свой отчаянный план, он для прикрытия привёз всё, что у него было. Часто попадался откровенный мусор, который не нравился даже создателю, но были вещи, которые просто не хотелось показывать кому-то другому.

Такие, как первая голография звёздного неба, рядом с которой они остановились. Мик помнил, что, когда её писал, только начал уходить от плоского холста, пробовал играть с объёмом. Уже гораздо позже художник научился передавать чувство поглощающего горизонта, а тогда он всё боялся, что пейзаж получится слишком пустым.

На фоне маленького кусочка неба стояла человеческая фигурка. Она тянулась к звёздам, презирая земное притяжение.

***

- Когда я вырасту, у меня будет свой корабль, Мик.

- Не говори глупостей, Лала. Лучше научись рисовать.

- Ты всё равно рисуешь лучше. Отцу хватит и одного ученика. Я могу стать, кем захочу!

***

- Красивые вещи! – Вильям не уставал нахваливать его работы. – Но я слышал, что у вас есть и покрупнее.

- Они в другом зале, - рассеяно ответил Мик.

Всего одна встреча со случайной соотечественницей, а он уже сходит с ума от тоски по дому, по старой жизни, по Лале. Он представления не имел, где она и что с ней сейчас. Они расстались ещё детьми, когда девчонка упросила отца отправить её учиться на пилота…

Когда они с Вильямом переходили в следующий зал, Мик улучил момент и сбежал.

В библиотеке было тихо и темно. От стеллажей пахло стариной. Художник не обращал внимания на кипы древних фолиантов, забывших, когда их в последний раз открывали. Он сразу направился к подсвеченному терминалу, с которого можно было взять всё, что угодно. Закалённые данайцы умели запасать терпения на годы вперёд, работать осторожно и кропотливо. Художник не ждал, что скоро выберется из рабства, но в этот вечер, он особенно сильно хотел сбросить оковы и вернуться на родину.

Внезапно по библиотеке разлетелся женский смех. Его поддержал мужской, принадлежащий Петре. Мик выключил экран и метнулся к стеллажам. Графу достаточно было проверить своего пленника по браслету, но оставалась надежда, что Петре будет слишком занят.

Его спутницей оказалась мисс Стар. Заигрывая девушка заманила аристократа в библиотеку. Пьяный граф поддался на её уговоры. Мик наблюдал за происходящим.

- Да был я на Данае, - смеялся Петре. - Булыжник на дне экономики и весь регион за собой тянет. Грузовики еле отчаливают с поверхности.

- Это не то, о чём я хотела с вами поговорить, Ваша Милость, - нескромно сменила тему Стар.

- А о чём же? – похотливо поинтересовался граф, прижимая девушку к стеллажу.

Мик больше не видел, что между ними происходит, зато слышал:

- Об одном художнике.

- Вам приглянулось что-то из его работ? Берите, что хотите. Их автор никогда не сравниться со своим мастером.

- Мастером?

- Да. Вы сами говорили, что Данай – суровый мир. Казалось бы, какое уж тут искусство? У них и школы нормальной нет, но… Эх, если бы старик согласился на моё предложение… теперь приходится довольствоваться работами дурака, возомнившего себя мсти…

Что-то громко отчётливо щёлкнуло.

- Да, Петре, это всё безумно интересно, - холодно произнесла Стар. – Но я хотела говорить не об этом.

- Вы затеяли опасную игру, мисс, - ответил вмиг протрезвевший граф.

- Я не любитель лёгкой поживы.

- Это на Данае такая общая присказка? – не удержался Петре.

- Имя, - потребовала девушка.

- Имя?

- Имя Мастера, которого ты убил.

Граф не отвечал. Мик буквально чувствовал, как в воздухе растёт напряжение. Он не думал о том, что его жизнь в такой же опасности. У него даже мысли не возникло окликнуть, отвлечь, остановить. Всё, что он хотел, услышать имя.

Петре звучно сглотнул:

- Тору.

- Запомни, сукин сын, и на том свете расскажи всем своим проклятым предкам, что твою жизнь забрала Лала, дочь мастера Тору.

Электрический треск и сдавленный хрип вывели Мика из оцепенения. Он выскочил в проход между стеллажами. На полу трепыхался Петре. Он пытался закрыть обожжённую голову, но руки заклинило. Глаза его остекленели. Лала брезгливо отошла в сторону. Она обернулась на шум шагов, рефлекторно пряча руку с излучателем за спину.

- Отдай его мне и уходи, - Мик протянул руку.

- Уйдём вместе.

У Мика оставались считанные секунды жизни.

- Он позаботился о том, чтобы забрать меня с собой, - художник уже не чувствовал ног и всё ждал резкой были в плече

Лала схватила его за руку, развернула к себе:

- Как… – только успела произнести она.

Мелкий заряд разнёс и артерию, и мышцы, и суставы, и кости, прорвал материю рукава. Чёрное платье девушки забрызгало кровью. Она не вскрикнула и не отшатнулась. Мик оглох. У него потемнело в глазах. Ноги подкосились. Здоровой рукой художник попробовал пережать артерию. Это не могло спасти, только отсрочить момент, когда он свалится без сознания.

- Скоро здесь будет охрана, - стараясь как можно чётче произнёс Мик. - Оставь оружие и уходи. Они не станут искать тебя.

Лала никак не реагировала. В горле стало совсем сухо, но Мик смог выдавить из себя:

- Ради Учителя…

Глаза закрылись сами собой.

***

Лала вела корабль прочь от поместья, от прогнившей планеты. Охранную систему отключил Вильям. Пока девушка творила месть, к которой так долго шла, бывший вассал Его Милости заскочил в хранилище и унес несколько работ отца. Но все успехи смазывала одна единственная ошибка.

Если бы она знала, что Мик до сих пор жив.

Когда художник появился, менять план было поздно. Но если бы он остался с Вильямом…

«Чушь! – гнала она от себя пагубные мысли. – Он тем более ничего не успел бы сделать».

Теперь тело художника старик пытался пристроить в камеру для гиперскачка. Сильно мешала полуоторванная рука. Вильям сначала порывался её отрезать, обещая, что соберёт протез в десять раз лучше. Лала запретила ему даже думать об этом.

- Может ну его? – сдался старик. – Милая, знаешь сколько у этих зомбарей проблем? Это хорошо, что голову не повредили, но болячек всё равно не сосчитаешь!

Лала не ответила. Только смерила Вила презрительным взглядом. Когда старик покраснел со стыда, она отвернулась к мониторам.

Вильям пошёл к камере, громко причитая:

- Проклятые данайцы. Точно отрежу эту чёртову руку!

+2
341
20:49
+2
Голос.
Образы зримые, рассказ самостоятельный, написано лучше оппонента.
Мне не хватило вау-эффекта в описании картин. Я бы добавила впечатления художника от работ Его отца, восторгов публики от его картин. Про сестру предсказуемо до боли с середины рассказа.
Где троянский конь?
10:12
отца
сестру

главный герой не родственник ни Тору, ни Лале
Где троянский конь?

Финт с конём как и образность картин сожрало ограничение по объёму.
Поэтому вот Данаиды
10:46
Ну и слава богу. Вот по этому и узнала.
11:44
Если про дочерей Даная, тогда «Бойся Данаид», а так по окончанию фразы невольно " даров" ждёшь. Объём — наше все!
00:55
+1
Сильная работа. Сюжет законченный, без сливов. До конца надеялась, что герой как-нибудь выкрутится, но не судьба. Голос.
01:12
+1
Ь не надо
01:24
+1
Спасибо
01:26
+1
В рассказе тоже не надо кое-где, ну и ладно)
07:18
+3
Да. Тоже отдам ГОЛОС сюда. Решение далось непросто: там атмосфера ночи лучше, но плоские персонажи и концовки нету; а тут рассказ вполне завершённый, но атмосферы меньше (имхо).
Почему Мик сразу не узнал сестрёнку, из-за воскрешения мозги отсохли? И чего она так долго ждала, столько лет, чтобы вот так взять да и прилететь на казнь злобного аристократишки?

Но, тем не менее, проголосую за эту работу. хотя хотелось вообще никому голоса не давать, но такой куш у конкурса, проигравшему можно позавидовать ))
10:15
+1
И чего она так долго ждала, столько лет, чтобы вот так взять да и прилететь на казнь злобного аристократишки?

Требовалась хорошая подготовка.
10:38
Набиралась газов мощи, чтобы стартануть из высокой силы тяжести? laugh
10:23
+1
Трудно выбрать. И вроде сюжет законченный и ГОЛОС. сюда, но не хватило чего-то. Пора в дуэлях в виде приза предлагать написание совместного рассказа. Сюжет этого автора + красота соперника — получилось бы супер. Это чисто мое скромное мнение)
10:15
+1
Сюжет этого автора + красота соперника — получилось бы супер.

И тому и другому не хватило объёма
11:20
Спотыкался на языке. И с одной стороны, есть непонятные вещи, про которые хочется объяснений (для чего эта гравитация повышенная? почему Петре такая сволочь? вообще, почему они всех поработили), с другой концовка такая… вяленькая бы сказал.
10:18
+1
для чего эта гравитация повышенная?

Для создания экономической картины мира.
Большие тяжёлые планеты — миры бедные, потому что корабли с них тяжело поднимаются. Народы, их населяющие, сильно привязаны к родине.
почему Петре такая сволочь?

Чтобы двигать сюжет.
вообще, почему они всех поработили

а это уже совершенно другая история
10:42
О, будет продолжение
10:56
не в этой Вселенной
11:44
вокруг подкрыльцовой артерии — эх, такие бы детали, да в обратную дуэль)))

Тоже не зашло. Или я просто не в настроении? Подожду пока с голосом.
14:49
+3
Треш, конечно, полный. Но запал у автора высок. Успеха! ))))
Главное достоинство рассказа — динамика. Не успеваешь заснуть — всё движется, все снуют, говорят, посылают, проклинают, руки рубят)))
Всегда в рассказах удивляет отсутствие элементарной охраны злодея, отсутствие замков на дверях, старинные фолианты и пронос оружия под юбкой. Ну пусть бы хотя бы лазер вживила она себе в руку. Тем более, что медицина позиционируется на высоте.
«Жертвовать собой ради мести за Учителя художник не собирался» — эта фраза напрочь убила сопереживание Мику.
«к подсвеченному терминалу, с которого можно было взять всё, что угодно». — не знаю. Очень напомнило «я с вас угораю». Не с терминала, а из…
Но всё же ГОЛОС сюда. За живость)))

Очень напомнило crazy
10:23
+1
Всегда в рассказах удивляет отсутствие элементарной охраны злодея, отсутствие замков на дверях, старинные фолианты и пронос оружия под юбкой.

А он у себя дома.
Ну пусть бы хотя бы лазер вживила она себе в руку. Тем более, что медицина позиционируется на высоте.

Я подумала об этом уже слишком поздно…
«Жертвовать собой ради мести за Учителя художник не собирался» —эта фраза напрочь убила сопереживание Мику

Закалённые данайцы умели запасать терпения на годы вперёд, работать осторожно и кропотливо.

По-моему, парень был просто достаточно адекватный.
Картинка супер!
16:00
+2
ГоЛос
Довольно интересный сюжет, диалоги в равной степени с описательной частью, не затянуто как это к сожалению у соперника (мое мнение имхо). Не Вау, но лучше все же.
10:23
Спасибо!
18:48
+1
Голос здесь оставлю.
Такой фантастический детектив, нуар почудился. Очень легко и сочно персонажи прописаны, и гармонично сюжет воспринимается.
Как-то только Вильям для меня потерялся: зачем он героине был нужен? Для прикрытия? Если так, то она та еще интригантка)
10:25
Для прикрытия?

Ага. Вообще они одного поля ягоды: оба с упадочных миров, только Лала смогла вырваться и выучиться на пилота.
00:04
Странная картинка, не очень понял о чём. Такое впечатление, что это вырванный из более полного текста кусок. У конкурента может попроще сюжет, но голос ему
01:46
Песня то как-то мимо кассы тут просвистела))))
Мне все понравилось. Бодренько.
Когда старик покраснел со стыда, она отвернулась к мониторам.

))))) Дождалась, когда покраснеет)))) со стыда)))) и правильно! Хорошо, что он со стыда не провалился))) сквозь Данаю. Ой, нет, сквозь звездолет
Если серьезно, то мне понравилось. Честное слово. И даже как-то неудобно за это чувство: понравилось, но картиночка, любезно предоставленная Лев Еленой, прям вот в точку, отражает… все, в общем, отражает))))
Три «понравилось» за один короткий коммент))))
Пиу-пиу (это озвучка к картинке)
P.S. «Легкая пожива» — она меня как-то беспокоит. «Белорусским полесьем» запахло))) Легкая разжива. Легкая нажива — чем не привлекло? Не по-данайски?
04:28
+1
Тема данайцев не раскрыта. Или просто я не захотела увидеть — показалось слабым отражение для «проклятые данайцы».
А главная идея? Месть? Преданность? Что? Или просто история?
ОДНАКО.
Этот рассказ понравился многим больше, чем произведение «конкурента». Его было интересно читать, интересно узнавать. Потому ГОЛОС определенно сюда.
10:29
А главная идея? Месть? Преданность? Что? Или просто история?

Как всегда «семейные ценности».
FIP
11:23
+1
Голос
Текст лучше написан, чем у другого автора. Но читать тоже было весьма неудобно. Много и хороших моментов и нет. Есть определённое завершение, и это хорошо. Тексты такого стиля я особо не читаю. Но этот был явно перспективнее.
10:32
Пасиба
20:53
Нравилось все, до ВНЕЗАПНОГО совпадения. Часть про зомби и тело мертвого данайца не понял вовсе. Читается приятно и легко.
10:33
+1
Часть про зомби и тело мертвого данайца не понял вовсе.

Это хэппи энд.
21:25
+1
«Смерть Учителя вырвал его» Смерть Учителя это имя такой?
«Булыжник на дне экономики и весь регион за собой тянет. Грузовики еле отчаливают с поверхности.» хотел бы знать, какая связь между экономикой и межзвездными перелетами?

10:33
+1
хотел бы знать, какая связь между экономикой и межзвездными перелетами?

Движение товаров.
для развитой экономики необязательно интенсивное движение товаров
14:53
+1
Голос сюда, произведение живет, бегают, говорят, убивают, суетятся. Но… чего то я не допоняла. Прочитаю еще раз.
23:38
+2
Итак, я тут залётом, поэтому буду краток и груб. СЛИЗЕРИН! в смысле ГОЛОС но только на фоне недостатков соперника.
Вы когда-нибудь видели как бетонная плита на хорошей скорости входит в череп? Вот теперь представьте, что первый абзац текста две таких плиты. Мик и Петре, низкорослый художник и статно красивый граф. Признаюсь, я не сразу понял кто есть кто. Точнее говоря, описание позволяет двусмысленное толкование, что для рассказа (строго ИМХО) непозволительно. Ну и лишняя неразбериха, которую добавляет следующее предложение, ведь оказывается он невысокий из-за гравитации. То есть граф и художник – первая ассоциация: ага, средневековье. А потом опачки, нет, молодые люди, космоопера.
К чему в контексте последнее предложение про голову и звёзды? Я не понял.

«Какие-то девушки. Квартира у них в Отрадном!» То же самое, какая-то Даная, какой-то Учитель. Это потом по абзацу понятно что Даная – планета. Но почему в начале она не могла быть девушкой?

Светский раут и спуск в приемную. Я может быть просто неграмотен в этом отношении, но разве приёмная не что-то типа кабинета? Или это все же большой зал?

Плечо и подкрыльцовая артерия. Если Гугл мне не врет, то она где-то на груди, а в плече уже плечевая.

Не сразу понятно, что Его Милость это именно граф.

Парочка нелепая или таки забавная?

И в итоге слитая концовка, уровень предсказуемости: 99. Мое мнение: неплохо, могло быть лучше. 3/5.
Описаниям нужно больше четкости при сохранении образности (не уверен, что это возможно, но почему не попробовать?) Текст подвел размер, такой размах как здесь (и космоопера, и аристократия, и искусство) нужно впихивать в повесть или очень большой рассказ.
Темы в упор не увидел, поэтому работа маленькой беглянки ночи напролёт не раскрыта.
00:40
Из-за ничьей засчитан как определяющий. Спасибо!
Загрузка...
Запишитесь на дуэль!