Деградация Немана

Деградация Немана
Тема: Звёздный синдром
Работа №4

Массивный бок челнока скрылся за сомкнувшимися створками шлюза, и Гектор Неман остался один. Длинный светлый коридор убегал в даль, загибаясь вниз. Журналиста окружала тишина. Он не слышал даже работы механизмов станции.

- Тут есть кто-нибудь? – неуверенный вопрос повис в прохладном свежем воздухе.

Зелёные стрелки на стенах указывали безошибочный маршрут движения – вперёд. Кибернетические пальцы Гектора сжались на ручках объёмных сумок. Его пригласили на станцию «Братская любовь» для прохождения профильного обследования. В его истории болезни значилась нетривиальная ситуация: многочисленные импланты в теле никак не синхронизировались и мешали друг другу работать. Авторитетные врачи отметились в документе автографами и назначениями технического обслуживания пополам с подавителями иммунитета и обезболивающими.

Гектор одним из первых решился на полноценную замену рук, ног и части головного мозга, когда «СайберДейли корп.» объявила о поиске добровольцев. Всю свою жизнь Неман посвятил описанию протезов и имплантов. Он любил их, как родных, знал и помнил ежегодные прейскуранты ведущих компаний. Поэтому не раздумывал ни секунды, когда ложился под нож мод-хирурга.

И сейчас звезда сетевой литературы ждала хотя бы подобающей встречи. Но странный пустой коридор, который укрывал его от холодного космоса, сулил Гектору неприятности. Словно сами стены космической станции шептали: «Ты заигрался...»

«Сейчас меня сожрёт какая-нибудь межпланетная креветка… помрёт, когда подавится железом, естественно, но будет ли мне от этого легче?» - с нездоровым фатализмом подумал мужчина.

Очередная зелёная стрелка на стене указала в пол. Под ногами Гектор приветливо мигнул сенсором круглый люк.

- Приготовьтесь к спуску, - вежливо предупредила автоматическая система, и люк пришёл в движение.

«Какие сложности… но тут же должна быть нормальная зона прилёта? Где меня проверят и досмотрят?» - Его пальцы крепче сжались на ручках сумок.

Короткая шахта лифта закончилась в просторном зале. Настолько просторном, что в него можно было бы запихнуть многоквартирный дом. Гектор смотрел с высоты на рабочие места, окружённые стойками и проводами, небольшие кубики отдельных помещений, создававших впечатление домиков с деревенского пейзажа, и недоверчиво хмурил брови. Неман ожидал попасть в больницу, а то, что он видел, больше напоминало сборочный цех.

- Э-гей! – Внизу стояли двое мужчин, один из которых махал ему рукой. – Товарищ Неман!

Журналист присмотрелся и удовлетворённо улыбнулся: его встречали два главных исследователя станции: доктор Тео Павлов и доктор Фридрих Кан. Он зачитывался их диссертациями по кибернетике и робототехнике. И если молодой и энергичный Тео успел лишь отметиться в научной среде, то Фридрих Кан был гигантом мысли, известным за пределами Солнечной системы.

- Товарищ Неман, станция «Братская любовь» рада приветствовать вас, - искренне улыбнулся Тео, когда платформа лифта коснулась пола. – Мы никак не могли дождаться вашего прибытия.

Павлов говорил и говорил, его слова сплетались в лабиринты кружев. Они настолько поглотили внимание Гектора, что он заметил, уход Фридриха только после негромкого фырка собеседника:

- Реликт, - презрение едва заметно струилось сквозь зубы молодого учёного. – Но он не испортит мои исследования. Идёмте, товарищ Неман, я покажу вам всё.

«Видимо каменное лицо доктора Кана порядком надоело коллегам. А они утомили гения, вон какая рожа постная!» - подумал журналист, следуя за сопровождающим.

– К нам прибывают пациенты с пяти планетарных систем, у всех разрозненные симптомы, хотя болевой синдром – это общий признак. Мы получили ваши анализы и, естественно, проведём свои, но пока что ваша картина очень схожа с иными случаями.

Гектор покивал и потёр правое плечо через облегающую ткань комбинезона. Именно на нём рекомендовали сосредоточиться врачи.

- А сколько сейчас пациентов на станции?

- Это у вас профессиональное, да? У нас порядка двадцати гостей с проблемами, и это всё, что я могу вам сказать, - Павлов скупо улыбнулся, словно извинялся. – Приватность, сами понимаете. Идёмте, я покажу вашу обитель на ближайшие три недели.

Слова о приватности остались словами: никто так и не досмотрел Гектора.

Они пошли к домикам. Вблизи строения оказались настоящими медицинскими боксами. Толстые стены, обзорные окна для наблюдения, полная звуко- и электромагнитная изоляция. Неман с удовольствием слушал рассказ сопровождающего, пока изучал простенькое внутреннее убранство.

- В кровать встроен гармонизатор колебаний, и я гарантирую вам чудесный сон, - не замолкал Тео. – Хорошо, что вы поддерживаете физическую форму – это облегчит нашу работу. А вот голову придётся обрить налысо.

Гектор с сожалением взлохматил свои густые волосы и тихо вздохнул:

- На что не пойдёшь ради здоровья.

Так началось его лечение. Первые четыре дня его только и делали, что загоняли на различные стенды-тренажёры. Неман чувствовал себя в них машиной на техосмотре. Особенно когда руки и ноги лежали отдельно, а он висел в воздухе на ремнях с огромным пучком проводов, торчащим из затылка. После осмотра наступало время пробежки. Гектора отправляли на поверхность станции, в тот самый коридор, в котором он оказался по прилёту.

- А почему именно туда?

- В коридоре установлена система, позволяющая регулировано облучать вас космической радиацией. Без этого процесса ваше нахождение здесь бессмысленно, - грустно отвечал Павлов.

А на исходе седьмого дня к Неману в комнату зашёл доктор Кан. Он молчаливо сел за стол, поправил хлипкую волосяную поросль вокруг огромной залысины, и взглядом пригласил Гектора сесть напротив.

- Я скажу это прямо и один раз, товарищ Неман. Анализы присланные вами с Земли оказались неточны. У вас действительно идёт процесс деградации тканей, сопряжённых с кибернетическими частями тела. В связи с этим, я рекомендую вам остаться на станции для прохождения лечения…

Он продолжал говорить, сыпал терминами, не меняясь в лице и не стараясь проявить хоть какое-то участие. Гектор слушал его и кивал в такт словам, иногда вставляя тихое: «Да», «Нет», «Не знаю». Его мысли занимало только одно всеобъемлющее предложение:

«Я БЫЛ АБСОЛЮТНО ЗДОРОВ!!!»

Перед полётом Неман инкогнито прошёл все возможные комиссии и обследования, чтобы подтвердить своё отличное самочувствие. И уже после подделал результаты и подал их на рассмотрение «СайберДейли корп.», владевшей этой станцией. Его беспокойной и любопытной душе не давали покоя слухи о значительных осложнениях при использовании больших объёмов киберулучшений.

«И теперь я один из тех, кому будет рекомендовано удалить импланты? Обрубок мяса?»

Сорокалетнего журналиста захлёстывали волны паники. Он не заметил, как ушёл доктор Кан. У него снова взяли анализы и предупредили, что теперь их будут брать каждый день.

Боль разбудила его на девятый день. Адская сила, впившаяся когтями в основание черепа и словно раздирающая мозг. Огненные пальцы неторопливо перебирали каждую извилину полушарий, ища самую подходящую, а когда находили – пытались её распрямить. Мир подёрнулся пеленой, а безудержные вопли системы жизнеобеспечения вязли в тумане глухоты.

- Не торопитесь, товарищ Неман. «СайберДейли корп.» передаёт вам искренние соболезнования в связи с вашей неизлечимой болезнью. Добавлю от себя про длинный нос и гибель любопытных людей.

Шипящий голос вгрызался в уши Гектора, с лёгкостью достигая почти потухшего сознания.

«Они знали?..»

Журналист погружался в глубины агонии. Поэтому прохлада, мгновенно распространившаяся от шеи по телу, показалась Гектору галлюцинацией. Он приоткрыл глаза и посмотрел на свою спасительницу.

- Товарищ Неман, вы слышите меня?

- И ангел снизошёл ко мне… - с трудом выдохнул журналист.

Ассистентка докторов, с которой он несколько раз сталкивался на тестах и анализах. Невзрачная, обычная девушка, которая не могла сравниться с прекрасными моделями, гревшими постель Гектора на Земле. Но сейчас её тёмные волосы, добрые карие глаза и забавные родинки вокруг рта казались ему самыми желанными на свете.

- Вы бредите… сейчас… - Она явно начала искать новый шприц.

- Нет… Элизабет, вы же Элизабет? – путаясь языком в зубах спросил Неман.

- Для вас - я мисс Лебедева, - улыбнулась девушка. – Можете встать?

- Думаю, да. Здесь был кто-то ещё?

Неман попытался подняться без помощи Элизабет, но не смог. Она протянула ему ладонь и с неожиданной силой потянула вверх.

- Нет. У вас началась вторая стадия – болевые приступы, галлюцинации. Я доложу докторам. Вам придётся начать принимать «Транклизин-Б», иначе болезнь убьёт вас быстро и болезненно.

Она разжала ладонь, и Гектор с трудом удержал миниатюрную пластину памяти между частей механической кисти. Кусок полимера и кристаллов ему не казался.

«Неужели это она - тот таинственный местный контакт?!»

- Сегодня я отменю все тесты, вам необходимо отдохнуть.

В этих заботливых словах журналист услышал неприкрытый намёк. Карта памяти жгла его кибернетическую плоть. Он с трудом дождался визита докторов, покивал их лживому сочувствию и, наконец, смог воткнуть маленькую пластинку в щель за правым ухом. По опущенным векам пополз текст:

«Товарищ Неман! Боюсь, я подвела вас под смертный приговор. Я искренне прошу простить меня! Но вы были моей единственной надеждой! «СайберДейли корп.» скрывает разрушительное воздействие звёздного излучения на современную кибернетику! Лекарство пока разрабатывается, и нервная деградация не может быть исцелена.

Вы прибыли абсолютно здоровым, но вызвали подозрения у доктора Павлова. Он стажёр при докторе Кане, ловит каждое его слово, едва ли в рот не заглядывает. Он решил, что вы можете угрожать проекту. Поэтому вас гоняли во внешнем кольцевом коридоре, они изучали влияние космического излучения на полностью здорового киборга…»

Гектор читал эти путанные признания, смотрел на записи наблюдений, отчёты по вскрытию, аналитические справки и видел не только свою будущую смерть. Он бы не стал тем, кем стал, если бы не умел преодолевать трудности. И как любой журналист человечества мечтал о Почётной звезде Пулитцера.

Поэтому Неман полежал, собирая мысли и чувства в кулак. Голос Павлова ему не приснился, значит корпорация хочет что-то замолчать. Но зря они его так и не обыскали. Он открыл глаза и бросил короткий взгляд на двадцатисантиметровую реплику уничтоженной годы назад Статуи Свободы. Гектор купил её перед самым отлётом, потратив четверть своего состояния. Тонкий слой специального полимера надёжно скрывал сверхмощный передатчик, который мог докричаться до самой Земли.

Затем он снова закрыл глаза и вызвал виртуальную клавиатуру.

«Я – Гектор Неман, и это моя история о синдроме приобретённого нервного истощения при использовании кибернетических имплантов. Позволю себе стать первооткрывателем и дать название новой звезде. Запомните – Деградация Немана. Именно она убивает меня, ваших близких и ваших будущих детей…»

+2
330
12:40
+2
Ну-с… с синдромом!
НФ есть, но оно какое-то ненастоящее.
1. " — Тут есть кто-нибудь? – неуверенный вопрос повис " Ееее! Приехали! А датчики присутствия?! А киборговские примочки типа «слева два биологических и тепленьких объекта»?! Его не проверили — и он пронес «бомбу» — только для этого такой провал в логике?
2. Ну ладно. Название «Братская любовь» предполагает, что здесь творятся совсем не братские вещи))). Но почему ЛЮБОФФ?! Ну, почему не «Орден звездных лекарей»? "«Братская любовь» для прохождения профильного обследования". Чего?!
3. "с подавителями иммунитета " Тут скорее вопрос ко всем знатокам. Разве мы не должны усиливать иммунитет при соприкосновении с другими веществами, чтобы не вызвать некроз оставшихся тканей?
4. "решился на полноценную замену рук, ног и части головного мозга" Чего?! А какую часть мозга он потерял? Мозжечок или доли? Не надо бросаться такими утверждениями.Все части мозга за что-то отвечают. Что в личности ГГ потеряно навсегда?
5. "Неман ожидал попасть в больницу, а то, что он видел, больше напоминало сборочный цех." Чему он удивляется?! Он же киииборг!
6. "Гектора отправляли на поверхность станции, в тот самый коридор" Наверное, не на поверхность, а в верхнюю часть станции.
7. "В коридоре установлена система, позволяющая регулировано облучать вас космической радиацией" Чего?! Ёлки! Я бы уже струхнула — у меня есть живые ткани, а я бегаю под радиацией?!
8. "Сорокалетнего журналиста захлёстывали волны паники" Нет, а чего он ожидал? "подделал результаты и подал их на рассмотрение «СайберДейли корп.», владевшей этой станцией." Он шел на подвиг — чего паниковать?!
9. "синдроме приобретённого нервного истощения при использовании кибернетических имплантов" — Нервного ли? А как вы думаете, сильно нервно истощены люди, современники, с титановыми суставами и титановыми позвонками? Не рады ли они возможности ходить?
10. Последнее. Я больше не буду приставать. Вы пишете о боксе, в котором жил ГГ. "Полная звуко- и электромагнитная изоляция". Как?! Как ГГ связался с Землёй, лежа в боксе? Даже при «сверхмощах»? Изоляция же пооолная!

Про Пулитцера — норм)))
Знаете, автор, почему я привязалась? Потому что это очень хороший рассказ. И бесит непродуманность деталей! devil
07:59
+2
Утречка, Елена.
1) датчики присутствия? Прошу прощения, какие? Пиликалка из Чужих? Ладар, воткнутый в голову? Был бы Неман солдатиком — может быть. А так они ему не нужны.
2) А в чем проблема с названием? Оно для создания легкого градуса упоротости и фарсовости.
3) усиленный имунитет как раз сожрет все импланты. Нафиг-нафиг.
4) кстати потеря части мозга может и не вести к изменениям в личности. А заменить мог двигательные центры в коре головного мозга.
5) он ожидал. Персонаж имеет право на заблуждение?
9) эти импланты не дают обратной связи, и в большинстве своем не подключены к нервной системе. Иными словами я рассматривал разные уровни интеграции в тело.

Остальные замечания имеют местов быть, не поспорить. Я слишком многоечасто оставил на откуп фантазии читателя.
09:17
ОК)
Спасибо!
И да, доброго дня!
13:19
+2
по п.3 — в трансплантологии обычно используются подавители иммунитета, чтобы предотвратить отторжение, причём пожизненно. А вот нужны ли они при замене на искусственные детали — не знаю.
16:10
+2
После информации о том, что ГГ был абсолютно здоров и что он ведет журналистское расследование, что-то пошло не так. Всё-таки непонятно, что же делали на станции, зачем проводили эксперименты над ГГ, раз он вызвал у них подозрения. Можно было выдать ему его анализы — абсолютно здоров и отправить обратно. Что же страдает от космического излучения — механические части или нервная система? Почему смерть грозит тем, кто на Земле, там же ионосфера защищает от большей части космического излучения? Опять же, нервные клетки меньше всего страдают от воздействия излучений, больше всего — костный мозг.
Как?! Такие обследования, и не найти «Статую свободы», то бишь передатчик!?
21:54
+1
Звездный синдром в этом рассказе представлен «делом врачей». Интересный подход. Сам сюжет немного скучноват. Но читается легко. Нф есть. Вопросов особых нет.
Спасибо
11:53
Сумбурненько. Но мне понравилось. Поворот в сюжете был, но развязки не случилось, хотя, если учитвать название, так, наверное, и задумывалось.
16:40
Вот «реликт» спутал мне всё впечатление, не смог отвязаться от идеи, что автор на тему реликта сюжет запилил, а потом перековеркал для синдрома. Наверное, это лишь мои фантазии, но отделаться не смог, всё остальное через эту призму пропустив.
Я тоже об этом подумал. Но если бы тема этапа была «Реликт», то рассказ бы вообще не подошёл под неё)
08:58
Помимо реликта в тексте был и стажер: р пасхалки, не более. Жаль, что вы не заметили:)
17:22
+1
Начало интересное, но идеи я так и не понял. Не зацепило. Но это можно развить во что-то интересное. Тема киборгизации вообще актуальна (или скоро станет таковой).
Содержание соответствует названию.
10:41
+1
Не очень понравилось. В особенности то, как показаны мысли Немана. От третьего лица мы обычно видим действия и иногда мотивы, и автор пытается их обосновать, исходя из текущего положения дел. А тут оказывается, что он думал, что болен, а на деле оказался здоров. И обо всём этом знал, просто автор показывает этот факт уже в конце. Я как читатель почувствовал себя обманутым, если честно.
14:32
Очень скомкано в конце. Как-то складывается ощущение, что в большой спешке дописывался рассказ. Есть каркас и каркас очень бодрый. Но то, как открывается главная мысль — ну не знаю. И все эти детали, которые работают против рассказа (большинство подметила Елена Лев) — они очень мешают. Детали решают, но если они точные и логически согласованные.

Автору бы хорошо обзавестись консультантом в части биологии, медицины, физики и теории информационной безопасности — и рассказу не будет цены.

Автору спасибо.
15:08
+1
И голос остаётся здесь.
Я не знаю, как это объяснить. У автора в рассказе есть харизма, что-то такое вложил автор в атмосферу. Рассказ похож на карандашный набросок, но очень живой и чёткий. Добавить немного краски, и будет круто!
18:11
Короткая шахта лифта закончилась в просторном зале. Настолько просторном, что в него можно было бы запихнуть многоквартирный дом. — довольно приземистый, должно быть, дом, но широкий.
И опять наивный картон.
18:55
+1
И Ди Каприо на главную роль не забудьте =/
Понравилось: написано в принципе хорошо. Сюжет развивается стремительно. Читать не скучно.
Не понравилось: но это ж всё так заезженно-_- и таинственные больницы, в которых лечат таинственных больных. И корреспонденты, которые хотят раскрыть все тайны на свете и даже готовы пожертвовать собой. Сколько раз это всё было=/
01:20
На главную роль Безрукова… )))
09:52
Безруков в «Проклятом острове» не снимался.
19:01
Просто эту информацию пока не рассекретили, на самом деле это был он, просто его загримировали под ди Каприо. )))
22:18
И снова, идея интересная, но увы, не запомнилось и эмоций не вызвало. Это не вина автора. Автор, вам спасибо!
Загрузка...
Запишитесь на дуэль!