Ясмина Сапфир №1

Остаться Лис

Остаться Лис
Работа №1 Автор: Renata (11 голосов)
  • Победитель

Оправда́ние — обычно означает признание чего-либо

допустимым, извинительным, целесообразным,

а также признание кого-либо правым, невиновным.©

Когда-то меня звали Лис. А эту женщину с грязными волосами, сидящую напротив, впившуюся желтыми зубами в кусок черного хлеба — Инна. Ту, что сидит по правую руку, злую и хмурую — Айсель. По левую — подозрительно весёлую и жизнелюбивую для места, в котором мы находимся — Божена. Все эти женщины, в том числе и я, когда-то имели каждая своё имя, а теперь... Начну, пожалуй, с самого начала.

На самом деле, Лис — так меня звали знакомые и близкие люди — это сокращение, как оказалось, для многих неудобного вычурностью и длиной, имени Лисанна. Мой отец — грек, мать — русская. Старшая сестра, Кассандра, три года назад вышла замуж и уехала на родину, где я, к слову, никогда не была. В детстве Кас — так я называла её до заявления на шестнадцатилетии, что отныне есть только «Кэсси», и никак иначе — часто дразнила меня, отчего я пакостила. Тогда мать отводила меня в сторону, держа за локоть, и спрашивала: «Ну, какое теперь у тебя оправдание?». Я молча опускала голову, а затем стояла в углу. Кас, незаметно от родительских глаз — как ей это удавалось — строила гримасы, наслаждаясь моим наказанием, отчего мне тут же хотелось сломать один из любимых сестрой карандашей, или испачкать новое платье, дожидавшееся очередного праздника в шкафу. Изредка мы с Кас дрались, когда издёвки сестры переходили черту, а ответной пакости было недостаточно. Однако мать успевала привести нас в порядок до прихода главы семейства, находящегося в неведении о происходящем в доме. Поэтому для окружающих, в том числе и отца, мы считались образцовой семьей, в которой царили взаимопонимание и любовь.

В школе я училась хорошо, а Кас была «отличницей», за что получала новые платья и украшения от матери. Друзья были у каждой свои, как и представления о дружбе. Я не приводила одноклассниц домой, так как он зачастую был полон шумными подругами Кас, с нескрываемой завистью разглядывавшими содержимое гардероба самой популярной девочки в классе.

Отец часто повторял, что «семья — это всё». Затем поворачивался и спрашивал, нахмурив брови: «Вы ведь не обижаете друг друга, девочки?». Мы послушно кивали головой и расходились по комнатам. Я вела дневник до того момента, как Кас не решила "полистать странички красивой тетради«.Тогда я впервые по-настоящему ударила её тяжелой серебряной расческой бабушки. Голову, конечно, не пробила, но могла, как сказала мама, не нашедшая оправдания моему отвратительному поступку.

Сестра всегда считала себя правой, что бы ни делала, но, главное, умела убедить всех в своей беспрекословной правоте. Она просто произносила: «Я ни в чем не виновата», и этой фразы было достаточно. У меня так не получалось. Поэтому я оправдывалась перед директором школы за разбитый не мною витраж, перед матерью — за испачканное грязью платье — потому что нельзя стоять рядом с проезжей частью в дождь — перед отцом — за пролитый на «важные» документы кофе — потому что нельзя спотыкаться, и стоит быть аккуратнее.

Дома мы разговаривали на греческом, чтобы не забывать родной язык. На ужин мать готовила любимую отцом мусаку, а на столе всегда стоял бокал красного греческого вина.

На четвертом курсе университета — я тогда училась на первом — Кас познакомила родителей с Одиссеем. Высокий, статный, благородной внешности, он больше походил на героя поэмы, нежели студента архитектурного факультета. Отец весь вечер довольно кивал головой, а по окончании похлопал парня по плечу, что означало, «дело сделано». Свадьбу сыграли через год, когда сестра получила диплом. «Главное, чтобы у жены было высшее образование, а работать положено мужу», — произнёс отец с улыбкой. В то время я встретила Олега. Мне было девятнадцать лет, ему — двадцать четыре. Отношения развивались быстро, и через два месяца состоялось знакомство с моими родителями. Владелец небольшой автомойки не произвел на отца впечатления, поэтому хлопка по плечу не случилось. Через неделю я переехала к Олегу: продолжала учиться, он — работать. Отец принял «сию выходку» за личное оскорбление и недопустимое поведение, поэтому прекратил всяческое общение, продолжая молча оплачивать обучение непутёвой дочери. Мать не раз предлагала вернуться извинившись и покаявшись. А мне просто хотелось жить с любимым человеком, не оправдываясь каждый раз за отсутствие штампа в паспорте.

По окончании учебы, за неделю до вручения дипломов выпускникам, коим стала и я, устроили небольшую вечеринку: двухкомнатная квартира заполнилась шумной толпой. Бутылка за бутылкой, открывалось шампанское; одни гости уходили — приходили другие. В течении вечера Олег несколько раз пререкался с Игорем, парнем из параллельной группы моего потока, прославленным своенравным характером и вспыльчивостью, за что его перестали приглашать на вечеринки, устав от вызывающих шуток и неумения контролировать себя после пары стопок водки. Однако отсутствие приглашения для таких людей не имело значения.

Я была на кухне — складывала грязные тарелки в посудомоечную машину — когда услышала крики и грохот. К тому времени гости разошлись, кроме Игоря, не желавшего возвращаться домой. Войдя в гостиную, увидела Олега, лежавшего на полу — Игорь бил по лицу, затем начал душить. Растерявшись, застыла в проходе. Услышав звуки хрипа, взяла нож и воткнула Игорю в спину, затем — ещё раз.

— Лис! Что ты наделала! — кричал Олег, схватившись за голову.

— Как ты могла... — позже шептала мать, отвернувшись.

— Найди себе оправдание, — твердил мужчина средних лет в деловом костюме, с небольшой пролысиной.

— Зачем? — задавала я один и тот же вопрос.

— Чтобы остаться Лисанной.

Предложение было заманчивым, но оправдания у меня не было.

Я не убила Игоря, но могла, как сказал следователь, рыжий парень, постоянно потирающий переносицу.

— Слышь, ты чего не ешь? — спросила та, что напротив, с грязными волосами.

Её лицо: жирная кожа, расширенные поры, следы оспы, прыщи на лбу, отбили всякое желание. Молча отодвинув поднос, я встала и направилась к выходу. На меня уставились десятки глаз: кто с ненавистью, кто с завистью, кто с равнодушием — все эти женщины, как мне казалось, смотрели, как я шла, сжимая вилку в руке. Все эти женщины, в том числе и я, когда-то имели каждая своё имя, а теперь — номера.

В колонии нельзя проносить колюще-режущие и остроконечные предметы в камеру, поэтому надзиратель, стоящая возле двери, остановила меня жестом руки, указав на вилку. Тут же захотелось воткнуть этот кусок алюминия куда-нибудь поглубже, но я просто протянула запрещенный предмет женщине. Никаких улыбок — всегда суровый и холодный взгляд. У меня нет оправдания. И она это знает.

Я — самая молодая здесь, после меня — чудаковатая девчонка с короткой стрижкой, ей двадцать три. Самой старшей — шестьдесят семь. Навряд ли она покинет эти стены:кашель у неё страшный. Основная часть находится здесь за убийство, многие — за сбыт и распространение наркотиков, меньшая часть — за кражи и воровство. Есть особая категория осужденных, но о них не принято говорить.

Вчера виделась с матерью — отец так и не пришёл. «Кассандра беременна, — произнесла она еле слышно. — Не будем расстраивать плохими новостями. Ей не стоит знать — так будет лучше для всех». Я молча кивнула в ответ. В глазах матери появилось разочарование и презрение — нет, мне не показалось. Вдруг захотелось вернуться в детство, постоять в углу, и остаться Лис. Затем мать взяла бы меня за руку, отвела в спальню, присев на кровать, притянула к себе, крепко обняв. И пусть я не нашла бы оправдания сломанному карандашу сестры — просто быть Лис, оказывается, было важнее всего.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
+7
475
21:48
+2
Мне понравилось. Более того, я прониклась историей девочки, ставшей изгоем в собственной семье. Спасибо.
Голос
22:34
+1
Конечно, космическая история с инопланетянами интересна, но мне больше понравился рассказ о реальной девочке из реальной жизни. Оправдание её поступка — защита жизни любимого человека. Но суд и она сама несправедлива к себе.
«Есть особая категория осужденных, но о них не принято говорить» — к чему эта фраза? Непонятно.
В целом рассказ понравился.
Тема раскрыта. ГОЛОС.
01:19
+2
Спасибо!
к чему эта фраза?

это перечисление категорий заключенных. без них никак, так как все остальные перечислены. об этой категории, в принципе, известно, это детоубийцы, низшая каста, скажем так, потому о них и не говорят особо.
10:48
+2
Ээээ… Мне даже было немного интересно до сцены с ножом. А потом — взрыв. Ну совсем ненатурально. Нападение не то что не обосновано, но слишком резкое даже в рамках экшена. Не хватает рефлексии хотя бы на полпредложения. Фраза «Найди себе оправдание» выглядит вставленной только ради темы. Второй абзац — провал, очень затянут.
Из плюсов — концовка нормально закольцована на начало.
В целом — не мое, разумеется.
11:02
+1
Если уж выбирать, то ГОЛОС сюда. Верится в историю гораздо больше.
10:51
+3
Ээээ, а к чему вот это вот всё? Размазано-размазано, а по делу — разве что абзаца четыре…
Не моё наверное просто.
12:00
+1
По сюжету. К чему в начале 4 темперамента? Кто эти люди, что они значат в судьбе графа Калиостро и т.д. )))) И главное, неплохая задумка с ними, но такое ощущение, что они из другой истории. Дальше, основная идея из названия не раскрыта. Что помешало ГГ собой остаться. Она и была такой. Делала пакости и доделала. Ну, осознавала вину, не умела оправдываться. Но пырнув человека ножом несколько раз, сказать, не виноватая я, уже как бы не поможет. Я понимаю, что автор хотел оправдать героиню, но вышло-то иначе. С детства не сдерживалась, и что из этого вышло. Симпатии героиня не вызывает.
Вообще, эта ситуация, слабый пол с ножом на защите сильного мне никогда симпатична не была. Все эти кони, остановленные на скаку и горящие избы замечательны, но работают у классиков в более благородных обстоятельствах, чем пьяная драка. Рассказ драматичен, эмоционален, читается легко, но мне это напоминает в большей степени журнальную статью, чем художественное произведение.
Голос. По языку лучше, и все познается в сравнении.
12:17
+3
Прочитал. Проникся. Почти пустил слезу.
Несправедливая несправедливость в вакууме. Нет, наверное, подобное может иметь место. Люди — разные, родители — тоже. Так что, предположим, девочку не любили (хз, почему).
Положим, ей хватило смелости пойти наперекор всем и уехать к Олегу… А чего ж не хватило смелости — остаться с ним? Так же, не в полной мере ясно, что делал Олег во время суда. Нападение на его жизнь суд как-то проигнорировал? Так же, у товарища Игоря, явно отягчающие имеются, в силу показаний о том, что он — всех подза(пи)ал своей прекрасной натурой.
В общем, сделано для драмы — допустим.
Складывая имеющиеся детали, прихожу к выводу, что текст мне понравился, нелогичности — во славу сюжета. Эдакая зарисовка карандашом на клочке бумаге перед полноценной историей. Вот, мне не хочется читать дальше. С характером девушки все понятно: она приняла на себя роль вечно виноватой и будет дальше тащить этот крест. Я встречал таких людей. Каши с ними не сваришь.
Замечательно! Уже после середины рассказа я боялась чего-нибудь фантастического, или простого самоубийства, или конфликта с охраной, когда она выходила с вилкой. Как хорошо, что автор ровно, вывел Лис без бурных разбирательств. Это значит, что девушка владеет собой, что она не отчаялась, не опустилась, что она осталась ЛИС. Браво! ГОЛОС
13:09
Не кажется логичным поступок ГГ. Я всё ждал, что в конце будет дано объяснение — что вот она, мол, псих. А то, что её сестра допекала… Короче говоря, повод для убийства вызывает вопросы. А даже если и без этих сомнений. История такая, уныло-бытовая, несмотря на такие трагические события. Многовато перессказа и эмоции поэтому теряются.

15:07
+3
чота кагбэ некоторый перебор с мелкими нелогичностями.
Я тож не поняла, для какой модели в начале описаны тётки, если дальше они не при делах. Не дошло, по каковой причине младшая не желала оправдываться, а предпочитала с детства оставаться жертвой несправедливости. Причём не показалось, что родители её не любили. Просто, видимо, такая сама по себе несуразина.
Малозначительные по отдельности нестыки, вызывающие непонятки (позже можно дописать), в силу своего количества в сумме дают некоторое недоумение. К шыжылению.
Так, позже настало, тобещь случилось, кароч, погнали.
«Мой отец — грек, мать — русская. Старшая сестра, Кассандра, три года назад вышла замуж и уехала на родину, где я, к слову, никогда не была». Кажись, всего лишь стоит добавить, что «на родину отца», потому как невнятка заставляет спросить, про какую такую родину речь. Может, конечно, Кас тоже там родилась, но с учётом того, что разница между сёстрами всего три года, а Лис там не была, непонятка остаётся, мну кажица.
«Мы послушно кивали головой...» — мошть, такая форма и допустима, но как-то вот ощущяитца, то голова одна на двоих.
«Я вела дневник до того момента, как Кас не решила...» — може складнее, если б «до того момента, пока...»?
Не очень представляю такую мощную расчёску, даже если она чугунная, но старинная — фигзнат, ладно (был в деревне утюг такой — я его еле поднимала). Вообще вырисовывается довольно угрюмая девуленька, даже, пожалуй, злобный детёнок — за дразнилки пакостить, за дневник голову готова пробить. Вместо чтоб захныкать, разжалобить маму, которая пригрозила бы старшей, чтоб не смела обижать малюську.
"… пролитый на «важные» документы кофе" — про что эти кавычики, не поняла? документы ерундовые, неважные штоле? это нужно понимать, что просто к ней цеплялись не по делу? тогда может так бы и сказать. Хотя, с другой стороны, запросто можно трактовать таким образом, что Лис реально растыка и нескладёха, а родители не просто укоряли и шпыняли, а больше переживали за неё такую и хотели, чтоб она собрала мозги в кучу.
«Мать не раз предлагала вернуться,_ извинившись и покаявшись». Сюда нужна запятушка, а героиня снова не желает считаться с другими, с их представлениями о традициях и родительском авторитете. Возможно, поощрительного похлопывания не случилось не потому, что автомойка скромная — Одиссей-то вообще студиозом был, то бишь ещё только журавль в небе, в то время как Олег уже конкретно юзал синичную мойку. Умудрённому папе-греку, не исключено, он мог не понравиться чем-то ещё, да может просто посчитал, что рановато Лис замуж. Да, она именно что непутёвая, а ещё бука, видит только единственно свою правоту. А по сути, блюдёт только собственные интересы, или, скорее, капризы. Чего бы ей в решении столь существенных жизненных вопросов не посоветоваться с близкими? не попробовать им объяснить, чего она хочет и почему так поступает? нигодявка мелкая, свыйёбЫшница, как сказала бы моя соседка. Это не матом, как я сначала думала, а как раз про такую «своеобычную» персону, которая ведёт себя пренебрежительно и высокомерно.
Претензии к родителям продолжаются, хотя и по прошествии даже пары-тройки лет девице не пришло в голову, что неплохо бы уже уважить их жизненные воззрения и оформить наконец отношения с избранником, хотя бы ради общения с предками, тем более что учёбу оскорблённый отец продолжал, тем не менее, оплачивать.
Вечеринка, судя по размаху и протяжённости, отнюдь не «небольшая». Сложно монтируется, чтобы на частной квартире, где хозяева не сильно рады незваному гостю, тот бы, тем не менее, продолжал выделываться — не в кафушке же и не в ресторане на общем мероприятии. Если на протяжении вечера уже происходили перепалки, то чего было доводить до рукопашной и не спровадить этого козлиного товарища заблаговременно?
"— Лис! Что ты наделала! — кричал Олег, схватившись за голову. — Как ты могла… — позже шептала мать, отвернувшись. — Найди себе оправдание, — твердил мужчина средних лет в деловом костюме, с небольшой пролысиной. — Зачем? — задавала я один и тот же вопрос." Тут вот я особо позанудствую. Кому она этот свой «зачем?» задавала, один и тот же? «Что ты наделала — зачем?» или «Как ты могла — зачем?». И чо эта за мужык и почему не пояснить, что адвокат?
«Чтобы остаться Лисанной. Предложение было заманчивым...» — чо за бред, какое, нафигг, предложение, да ещё заманчивое? чисто для словца втёсано, такое ощущение.
«Её лицо: жирная кожа, расширенные поры, следы оспы, прыщи на лбу, отбили всякое желание.» Точка. Какое, блин, желание?! Гиде слово потерялось, что это «желание есть», а не чего-нить совсем другое, с розовым налётом, к примеру. Натуральная оспа, от которой следы остаются, чёрте-когда уже не встречается, даже прививать уже перестали давно. И после прыщей на лбу запятая лишняя.
Куда её с вилкой понесло, непонятно, — опять в прострации штоле? или для чего-то конкретного утянула, чтобы «воткнуть поглубже»? тогда почему не спрятала? «Особая категория осуждённых», о которых и говорить-то не принято — эт про што?
«В глазах матери появилось разочарование и презрение» — по какому конкретному поводу, в ответ на что? или постоянно она так теперь взирает на свою дочку-зечку? Но на свиданки, однакож, приходит. Так что же получается — опять все плохие, одна Лис белая-пушистая-неправедно притеснённая?
Теперь сам посыл остаться при своём имени. Во времена ГУЛАГа, да, точно была практика «з/к номер...» сейчас не знаю. Другое дело, что и у нас, пребывающих вполне на вольняшке, имеется ИНН, СНИЛС, табельный номер — да до фига, не говоря уж про номер телефона. И чо? никто от этого не перестаёт быть собой и не теряет имени.
Чота мну размахало… изинити за портянку.
01:10
+3
отличная получилась у вас портянка))) но отвечу кратко, если позволите ) думаю, проблема в однобоком восприятии. вы изначально настроились против Лис и любое ее действие рассматривали под одним единственным углом. И эгоистка она, и гордыня ее заела. вовсе нет! Лис — обычная девушка, и оправдания она себе не искала, потому гордыня здесь ни при чем. Но верно заметили, что мать была у нее нормальной, для этого дан последний абзац. Ставила в угол, но позже брала за руку, обнимала. Не была у нее сестра извергом, не ладили — с кем не бывает. Но семья — есть то, о чем говорил ее отец.
Для чего эти тетки, спросили вы? потому что они и есть всё, что осталось. Связь с Лис. Олег намеренно выведен из повествования — он есть до тюрьмы, но его нет после — потому что отказался от нее.
Что делает человек в четырех стенах — перебирает прошлое, воспоминания, детство. То и сделала Лис. Остаться Лис — остаться собой, с одной стороны, осознать шаткость бытия, скажем так, и остаться Лис — как вопрос, возможно ли, сможет ли после всего случившегося? Текст о том, что может произойти с каждым, когда враз можно все потерять. Как говорится, не стоит зарекаться. Юношеский максимализм, желание быть собой (как оказалось, не то желание, ведь быть Лис было важнее) ну и многое другое.
Спасибо за портянку)
22:17
+2
Очень живенько так, образно. Хорошая история, приятная. Грустная в меру.

Почему сестра такая стервозина оказалась? — это как-то не раскрыто.

Но общее впечатление от рассказа приятное, потому ГОЛОС.
00:19
+2
Если не считаешь себя виноватой, то и оправдание искать не надо. Конечно выбор был и у Лис, и у капитана Ярцева, но они поступили по велению души и сердца, наперекор разуму или должностным инструкциям. Обе истории понравились, но голосую за банальное самопожертвование ради любимого.Голос
05:39
+3
думается, если ты не виноват, так нужно отстаивать свою правоту, а не размениваться на мелкие пакости, разве не так? почему-то оправдание считается постыдным и недостойным — ах они такие негодные, посмели посчитать меня виновным, так я за это не снизойду до оправданий и, гордо задрав голову и стиснув зубы, не стану им ничего объяснять, мелким людишкам! им не понять моих высоких устремлений, у меня веления души и сердца, панимаишь, а они мне доводы разума суют! Больше похоже на безмозглую гордыню, нет? «Зачем? — задавала я один и тот же вопрос». Ну разумеется, сама высшая вселенская справедливось должна скоренько спохватиться и прибежать со всех ног защищать Лисанну, отстаивая её право оставаться безномерной. И даже и не защищать и ничего не доказывать, а просто провозгласить её абсолютную правоту в деле тыканья ножами в спину нехорошим редискам. А кто не разбирается — низкие и ничтожные твари. И уж никак не заслуживают того, чтоб аж сама святая мученица Лис перед ними в чём-то оправдывалась.
Блин, а ведь, похоже, речь-то при ближайшем рассмотрении именно об гордыне… которая является если уж не самым страшным грехом, то, без сомнения, довольно отвратительным.
05:15
+1
Голос. Эту историю по крайней мере прочиталось без особых усилий. И, хотя полной достоверности все же нет, история, может, по причине качества отечественных судов, вполне достоверна.Был бы человек, а статья всегда найдется.
09:24
+1
Шито белями нитками. А жаль, потому что можно было вырулить на хороший рассказ.
Вводных недостаточно. Точнее, очень много рассказано не относящихся к делу деталей. Верю, что так может быть в жизни. Что девушка рассказывает про себя, умышленно или подсознательно замалчивая важные детали. Но тут не жизнь, тут рассказ)
Получается следующее. Меня недолюбили-рядовая семья с ревностью к более успешной по выбору родителей сестре-бегство в замужество-тыдыщ!!!!-тюряга. А за что Олега душили? Че произошло? Просто так? По пьяни? Непанятна. Просто он псих? Решил убить из-за пререкательств?
В целом написано хорошо. Неплохая задумка с индентификацией себя по форме имени. Усложнить бы задачу читателю, я считаю. Добавить бы чуть синих маньячных занавесочек. Штрихами. А то героиня просто выглядит психом в конце. А в женщине должна быть загадка))))
Голос За крепкую конструкцию. За понятный в общем-то сюжет. За интересную попытку с именем. За потенциал.
09:37
+1
попутку
— и то верно :))))
10:16
+2
Это телефон, собака, шутит))
01:23
+1
Меня недолюбили-рядовая семья с ревностью к более успешной по выбору родителей сестре-бегство в замужество-тыдыщ!!!!-тюряга. А за что Олега душили? Че произошло? Просто так? По пьяни? Непанятна. Просто он псих? Решил убить из-за пререкательств?

долюбили, в меру возможности. см.последний абзац)
да случилось вполне обычное и бытовое)) драка, по пьяни, ни о чем и без причины, как зачастую и бывает. никто не псих, просто бывают вспыльчивые и убивать -то особо не думали, но кто-то слишком восприимчивый. и решение принимает мгновенно. всё просто) как и в жизни)
с занавесками — это не ко мне)) я не умею)
спасибо!
09:33
+1
Оставлю ГОЛОС тут за общую гладкость и бОльшую достоверность рассказа. Не в плане того, что здесь жизнь, а у соперника фантастика, а в том, что здесь поведение участников и вообще сюжет выглядит более естественным. И ситуация с ножом мне кажется очень реальной. Единственно, оправдание у нее было, хороший адвокат мог бы вытянуть на условное.
Комментарий удален
19:15
+1
ГОЛОС этому рассказу. Сюжет не очень понравился, но читается легко. Много недоработанного. как мне показалось. Олег, бездыханный, лежит на полу, его и по лицу бьют, и душат уже, он, стало быть совсем не сопротивляется и вдруг кричит: «Что ты наделала, Лис?». Но, тем не менее, рассказ показался мне более сюжетным, чем у соперника
01:13
+2
Спасибо! Олег вполне себе дееспособен, чтобы встать на ноги и даже закричать)) одно дело — драка) другое — поножовщина)) здесь даже при смерти встанут в шоке)) утрирую, но вы поняли, думаю!
Еще раз спасибо!
18:02
Поняла, конечно. Но как то жаль, что он так поздно пришёл в себя, после того, как все случилось..,
Загрузка...
Мая Фэм №1