Павел Коршунов №3

​Поступок капитана Ярцева

​Поступок капитана Ярцева
Работа №2
-1 голос за превышение объема
Автор: Хотеев Ярослав (6 голосов - 1 за превышение =5)

Представьтесь, пожалуйста.

— Валерин Игнат Николаевич, биолог группы дальних исследовательских экспедиций.

— Захарова Ирина Сергеевна, геолог группы дальних исследовательских экспедиций

Что вы можете сказать о капитане Ярцеве?

— Он спас нас, — уверенно заявляет девушка.

— От кого? — усмехается мужчина. — Еще непонятно нужно ли было нас спасать. Я вот себя в опасности не чувствовал.

— Это ты сейчас так говоришь, — перебивает девушка. — А тогда, что-то я не припомню твоей храбрости. Стоял как истукан, слова не вытянуть. Когда капитан искал добровольцев, ты чего молчал? Опасности он не чувствовал! Да потому и не чувствовал, что в штаны навалил. А капитан действовал быстро, ни минуты не сомневаясь!

— Замолкни уже! Вы ее не слушайте, вечно на эмоциях. По правде говоря, лицо, она, предвзятое. Еще с училища сохла по капитану Ярцеву. Вот и оправдывает любые его ошибки. А капитан у нас молодой, говорят, самый юный среди капитанов дальних исследовательских экспедиций. Опыта у него мало, вот и принимает решения сгоряча, не обдумав.

— Да замолчи ты, гад! — девушка хватает мужчину за волосы и тянет вниз. — Предатель, лгун, кляузник! Жлобина! Опыта у него мало? Решения сгоряча? Да ты бы ему это в глаза хоть раз сказал! Лицемер! Трус!

Мужчина вырывается, хватает девушку за руки. Лицо наливается краской, ноздри широко раздуваются от злости, кулаки сжимают тонкие женские кисти. В последний момент мужчина выдыхает и выпускает Ирину.

— Нет, вы это видели? И после этого она будет отрицать свои чувства? Так и запишите, в протокол.

Это не расследование, мы снимаем репортаж, в преддверии последнего дня судебного разбирательства над капитаном Ярцевым. Точкой в этом документальном фильме, будет решение суда.

— Хм, ну хорошо. Давайте заново. Я считаю, что Капитан Ярцев Владимир Семенович, переоценил уровень угрозы и принял поспешное решение, которое никак не вязалось с установленным Союзом регламентом.

— Да причем здесь регламент? — печальным голосом шепчет девушка. — Игнат, ты ведь и сам понимаешь, что ситуация была нештатная. Ну, что ты несешь? Капитан Ярцев принял решение, когда никто не мог. И не нам судить, верное оно было или нет.

— Нет, это ты не понимаешь! Это же был первый контакт! Первый! Ты знаешь, насколько это важно? Какой это шаг! Какая ответственность! Какие знания перед нами могли открыться! Это мог быть гигантский скачок для всего человечества!

Девушка качает головой и улыбается сквозь слезы.

— Лицемер. Скачок для человечества говоришь? Скорее для тебя скачок в карьере! Первый биолог, вступивший в контакт с инопланетной цивилизацией. Что ты там хотел? Докторскую? Нобелевку? А вот хрен тебе! Капитан Ярцев подтерся твоей докторской, когда открыл огонь.

— Да пошла ты, Сергеевна!

— Сам пошел...

Скажите, а правда, что один из членов вашей группы пропал без вести?

Ругань резко смолкает. Слезы по лицу девушки бегут чаще, а мужчина виновато отводит взгляд.

— Это правда, — отвечает девушка, промакивая слезы платком. — Они забрали Сашку.

***

— На самом деле, до сих пор не ясно, что случилось с Александрой, — рассказывает Иван Коломиец, бортовой инженер группы дальних исследовательских экспедиций. — Капитан Ярцев, был уверен, что просто так пропасть она не могла. А у меня нет оснований не доверять капитану. Да и не бывает так, что был человек и не стало. Значит действительно схватили. Мы уже улетать собирались. Все по регламенту: первый контакт, попытки понять их язык или научить своему. Записи, фотографии без вспышек, медленные движения без намека на агрессию. Да и они вроде спокойные. Уродливые, конечно, но какая разница. Потом скорее на корабль, переслать все данные Союзу и самим лететь докладывать. Сашка, молодец, до последнего не хотела прерывать контакт. Чего говорить, первоклассный дипломат-лингвист. Жила своим призванием.

Когда она пропала?

Мужчина опускает взгляд в пол, растерянно начинает вспоминать.

— До корабля тогда шли быстро, почти бегом. Капитан такой ритм задал, что едва поспевали. Впереди всех Ярцев, потом Иришка с Игнатом, потом я, Ян и позади Сашка. Когда к кораблю вышли, понять не можем, кого не хватает. Первым Ян спохватился. Клял себя. До сих пор его лицо помню, кажется, парень на себя всю вину принял. Да зря. Если уж капитан не доглядел, то куда ему. Но, нет. Когда капитан собрал нас всех на мостике и спросил, есть ли добровольцы, первым вышел. Игнат смолчал, а Иришку никто и не спрашивал. Не бабье это дело.

А вы почему не пошли?

— Обидеть меня вздумал, мил человек? Да не получится. Чист я совестью. Хотел пойти, следом за Яном шагнул, но Ярцев лишь покачал головой. Сказал, что я единственный, кто кроме него, корабль поднять сумеет. Потому если не вернутся, чтобы улетали без них и все без утайки доложили в Союз.

И вы по приказу капитана Ярцева нарушили регламент установленный Союзом и остались ждать?

— Вот вы, мил человек, снова меня задеть пытаетесь. Но опять не получится. Потому как превыше регламента и Союза, я товарищей ценю. Своих никогда не бросал и бросать не собираюсь. И ни один регламент мне не указ в этом вопросе.

И вы дождались?

— Дождался, как видишь, коль сижу здесь перед тобой. Почти сутки ждали. Не всем ждать нравилось, — мужчина коротко усмехается в усы, — но ниче, кое кто перенервничал, тоже можно понять. Я и сам сидел, хмурился пуще обычного, все в мониторы бортовые глядел, ждал. Когда грохот раздался, понял, идут. Спустил трап, сам на встречу вышел. Винтовку естественно прихватил. Пока стоял, ждал, еще два взрыва прогремело. А я, как сейчас, помню, что они с Яном три плазменные гранаты с собой брали. Пригодились, значит, и то ладно. Стою дальше, прислушиваюсь, в темноту вглядываюсь. И тут вижу из-за деревьев этих маленьких, фигура выбегает. Силуэт странный, сдвоенный. Это я потом уже разглядел, что Капитан на плече Яна несет. У того голова в крови, да рука сломана. Крепко видать, приложили, до сих пор парень в коме лежит. Капитан тоже помятый весь, едва ноги передвигает. И слышу сзади вой нечеловеческий. Погоня! Я человек служивый, долго думать не привык. К капитану подбегаю, вместе Яна на корабль заносим. Внутри уже падаем, я устало ртом воздух хватаю, а капитан уже к кабине управления несется. И откуда силы остались.

Вы знаете, что капитан Ярцев принимал тяжелые наркотические вещества? Вы замечали за ним повышенную нервозность или раздражительность?

— Наркоман ли наш капитан? Это ты хочешь узнать? А я так скажу, когда на твоих плечах ответственность за жизнь всей команды, когда о каждом шаге ты докладываешь в Союз и постоянно висит угроза отстранения — невозможно выжить, если не позволять себе иногда расслабиться. И я буду последним человеком, кто упрекнет его в этой небольшой зависимости. Кто тебе вообще об этом рассказал? Игнат, сдал?

Дальние исследовательские экспедиции затягивались на несколько месяцев. Не могло ли случиться так, что запасы капитана Ярцева истощились и началась ломка? Возможно с этим связан его агрессивный настрой против инопланетной цивилизации?

— А сами они почему агрессивные были? У них, что тоже ломка?

Агрессивные со слов капитана Ярцева?

— А у меня нет оснований ему не доверять.

Последний вопрос. Как вы считаете — капитан Ярцев герой, спасший свою команду, или убийца, провалившийся первый контакт с инопланетной цивилизацией?

— Вот ты снова, мил человек, обидеть меня хочешь. Контакт этот ваш первый, цивилизация инопланетная. Одно я знаю, мы девчонку нашу на той планете потеряли. И капитан Ярцев сделал все возможное, чтобы ее вернуть. А я человек хоть и простой, служивый, но знаю точно. Поражение начинается с сомнения в капитане. Я в своем не сомневаюсь. А потому, иди-ка ты в задницу с такими вопросами.

***

Эксклюзивный видеоматериал! Съемка из больничной палаты, где помощник капитана, Карпатов Ян Дмитриевич пришел в сознание.

Представьтесь, пожалуйста.

— Ян. Помощник капитана.

Расскажите, что произошло с вами и капитаном Ярцевым, когда вы отправились на поиски пропавшего члена экипажа?

— Их было много, — отрывисто произносит парень. — Они Сашку... а я не уследил... Это они были. Мы пошли вдвоем, Ивана за старшего оставили, а Игнат... Игнат струсил!

Ян задыхается, корчится от болезненного спазма. Отдышавшись, продолжает.

— Володя гранаты взял и винтовки. Он сразу догадался, что Сашка к ним вернулась, не терпелось ей, дуре... Когда в пещеры вошли, их увидели. Они... сволочи, Сашку... уу-уу-убилиии!

Мужчина снова замолкает, пытается дотянуться сломанной рукой, утереть слезы. Недоуменно смотрит на гипс.

— Володя сразу понял, что эти гады нас изучить решили. Что они Сашку просто при... при...при...ссууукаааа!!!...парировали. Отступать нужно было... нашим рассказать... Союз предупредить... а я огонь открыл. Троих положил...

Ян тяжело дышит, сбивается.

— Они кислотой плеваться ... а Ярцев им гранату... Разметало... а мы бежать.

Прибор подключенный к больному протяжно пищит.

— Догнали, твари... Володя еще гранату...

Ян прикрывает глаза. Шипит, пережидая боль.

— Я лежу... больно... а он не сдается, отстреливается.

В коридоре слышатся шаги врача.

Сегодня должно состояться последнее разбирательство преступления капитана Ярцева Владимира Львовича против внеземной цивилизации, срыв первого контакта и провокацию военных действий. Ваш рассказ полностью изменит ход слушания.

— А я ему кричу, «Беги!»- бестолково продолжает Ян. — А он спиной стоит... не слышит. Винтовку откинул, за гранату схватился, и тут... лапа острая, пронзает насквозь... И граната из мертвых рук Володи падает. Грохот... чернота. Плечо Ивана помню, как несет меня, потом снова чернота...

Что вы имеете ввиду?

— Чернота.... чернота...

Капитан Ярцев жив.

— Капитан Ярцев... Володя... погиб смертью храбрых, — шепчет Ян и устало закрывает глаза.

Нам так и не удалось выяснить все подробности данного инцидента.

Карпатов Ян Дмитриевич после интервью больше не очнулся. Последующие экспедиции, отправленные на планету первого контакта, не нашли следов внеземной цивилизации.

Суд изучил запись рассказа помощника капитана, но не стал полагаться на слова человека получившего серьезные травмы головы и несколько месяцев пролежавшего в коме.

Капитан Ярцев избежал смертного приговора, но был отстранен от должности и с позором исключен из исследовательской экспедиции. Его местонахождение на данный момент неизвестно.

Официально никто так и не смог оправдать поступок капитана Ярцева.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
Другие работы:
+6
361
21:45
-1 голос за превышение объема
10:43
+1
Представьтесь, пожалуйста.
— Ян. Помощник капитана.

У меня всё…
11:01
+2
Впереди всех Ярцев, потом Иришка с Игнатом, потом я, Ян и позади Сашка.
Симпатий к капитану у меня резко поубавилось. То есть, в условиях первого контакта с внеземной цивилизацией, замыкающим группы является девчонка-лингвист? Я пока не читал дальше, но Ярцев виновен.
что произошло с вами и капитаном Ярцевым, когда вы отправились на поиски пропавшего члена экипажа
То есть на вылазку в стан вероятного противника отправились и капитан и его помощник? В лучших традициях Стар Трека!
Володя гранаты взял и винтовки.
У них было с собой оружие, но не было профессиональных военных?
Капитан Ярцев избежал смертного приговора, но был отстранен от должности и с позором исключен из исследовательской экспедиции.
Я бы так же поступил еще и со всем вышестоящим командованием.

Автор, вы меня простите, но при всей моей любви к подобным историям, я не отрывал ладони от лба. Пойду за зечку проголосую.
11:35
+1
Я не поклонник научной фантастики. Вот то есть, вообще. Никогда не читал, и вряд ли буду. Возможно, именно поэтому, этот рассказ мне понравился гораздо больше, чем другой. Я не могу разделить критику комментаторов выше, так как у меня, человека не искушенного «научкой», не возникло вопросов, почему так, почему не так. Мне очень понравился формат интервью, напомнило «Рэнта» Паланика, тоже, в общем-то, близкий к научной фантастике роман. По крайней мере, в отличие от рассказа про девушку-зэчку, этот было читать гораздо интереснее. Есть опечатки, правда, перечитайте, пожалуйста, и исправьте. Но мой ГОЛОС сюда, хоть я, несведущий особо в особенностях жанра, не имею права судить досконально. Ну а может и не надо? Свою функцию рассказ выполняет, он развлекает и, что самое важное, позволяет читателю самому решить, виновен ли герой, в то время как в том рассказе автор решил за нас. Это — достижение, на мой взгляд
12:10
+1
Доброго времени суток.
Написано — классно.
Серьезно.
Да. Есть дыры в сюжете, если смотреть на происходящее глазами «дофига умного и начитанного». (я не о Ветре — в смысле не в его сторону шпилька).
Возможно, странности в рассказе обуславливаются тем, что все врут. То есть, у всех, побывавших в этой экспедиции, есть причины врать. Отсюда и нестыковки с логикой (ну, не должен капитан первым идти… не должен).
Я пришел к такому выводу из слов пострадавшего Яна…
Не клеется, рассказ разваливается на части (не авторский замысел), а рассказ различны участников.
Жаль, что клубок не распутан. Тексту явно не хватило символов.
Было бы чертовски интересно узнать — как обстояли дела на самом деле.

P.s.
Голос за атмосферу всеобщего обмана, «нестыковки в сюжете» и желание узнать ПРАВДУ!
Очень хорошо написано. Читать было интересно. Я бы и сюда проголосовала, но второй рассказ чуть сильнее психологически.
13:05
Рассказ интересней, чем про Лис, поэтому, ГОЛОС сюда!
13:10
+1
Хорошо написано, и вот эта подача с несколькими интервью вышла очень классной. Хотя, казалось бы, перессказ. И герои вылупились, и сюжет. Но финал мне непонятен. Загадка выставлена, а ключей то ли много раскидано, то ли нет вовсе. Ну, или я непонятливый — это тоже исключать нельзя.

Но за хорошую подачу ГОЛОС здесь
14:42
+1
а что эта было — вот эти вопросы? репортаж? или документальный фильм? две большие разницы воще-та.
Чрезвычайно моловероятно, чтобы в запутанной ситуации, причём такенной важности для всего человечества, могло быть возможным делать из расследования шоу.
«Было бы чертовски интересно узнать — как обстояли дела на самом деле» Исходя из вскрывшегося факта «расслабона» посредством серьёзной наркоты в исполнении героического капитана — оч хреново там дела обстояли. И никаких больше оправданий, разумеется, и близко не могёт буть.
Хватает мелких недостоверных штришков — начиная с потасовки в эфире («Пусть говорят», драку заказывали?) и «Да пошла ты, Сергеевна!» (чересчур уж дружелюбно эта «Сергеевна» для вырвавшегося озлобленного «да пошла ты») до совсем уж рояльного — а правда ли, что кто-то пропал. Да и бортинженер, превыше регламента и Союза ценящий товарищей, и экспрессивный разгильдяй помощник — да гнать всю компашку в три шеи из серьёзного подразделения, не дожидаясь перитонита. В отношении самого капитана — больно размах нехилый, или смертный приговор, или выгнать с позором, без промежуточных форм наказания.
Со стороны оформиловки, с пунктуацией — кар-р-шмар, чуть ли не через предложение препинаки гуляют вольно, где взбредёт. Если автору надо, можно разогнать по местам, напишите — расстановим.
22:16
+1
А мне показалось, что сама идея интервью с потенциальными контактёрами — это идея нереальная. Их никто и близко не подпустит, всё будет оцеплено.
Но идея неплохая. Под видом капитана кто-то ещё к нам прилетел? ))
22:19
+1
Похоже)
03:54
+1
ну типо ага, притрамбовав в себя не токма уцелевшее после гранатометаний поголовье уродских ядоплевальников с остропротыкальными лапами, но и со всяцкими следами тамошней бывшей цивилизации. Причём и в тюрягу даж не посел, а двинул незнамо где местонаходиться. В миксте с наркоманским исходником — прелесть што за екзэмплярчик должен был получитца. Душка-милашка kiss ктамуш со склонностью к припарированию…
22:36
У меня рассказ ассоциируется с фильмами «Прибытие» и «Живое»…

Впечатления смешанные: понравился стиль изложения (через интервью), но сюжет не зашел…
06:29
+1
На мой взгляд, это неудачно.
Не понравилось начало с ругани. Очень примитивно подано. Конфликт должен заинтересовывать, а не отвращать. Уровень: дурак-сама дура, пошла ты- сам пошел. Образы картонные. Эпизод с возвращением на корабль смешной.
Я и сам сидел, хмурился пуще обычного, все в мониторы бортовые глядел, ждал.

Ну кто так будет про себя в интервью говорить, что хмурился пуще обычного или устало хватал ртом воздух. Это описания, которые автор зачем-то сунул в речь персонажа.
Истории не увидела. Форма выбрана оригинальная, но она, пожалуй, не далась для воплощения.
14:19
Типажи хорошие, но реализация подкачала. То, что вы выбрали метод интервью для рассказа истории — это плюс, это интересно. Но это и накладывает ограничения — вы вынуждены всё рассказывать словами участников, да ещё и показывать отношения между ними. Это не очень получилось.
В начале, например, слишком резкие и неестественные переходы. Сначала девушка горячо защищает капитана, потом резкая агрессия, через 20 секунд разговора печально шепчет и почти сразу улыбается сквозь слёзы. Такие перепады чересчур. crazy
А если она «вечно на эмоциях» — её бы всё-таки не взяли в экспедицию.
22:25
Разноплановые рассказы. Их сравнивать, как помидор с огурцом.
Это произведение вызвало больше споров и разночтений. Значит у автора есть возможность его продолжить, долепить. Хочется поддержать. Голос
13:22
— Да замолчи ты, гад.
— Да пошла ты, Сергеевна


Вот не нравится мне такая манера общения. Знаю, что она имеет место быть. Знаю, что иные герои, что в жизни, что в литературе только так и разговаривают. Но мне не нравится. С такими героями я теряю нить повествования. Извините, Автор. Сюжет интересный, психологический, но…
22:27
Ну да и бог с ними, с нестыковками, примитивизмами, канцеляризмами. Мысль заложенная в работе, мне нравится:
"А я человек хоть и простой, служивый, но знаю точно. Поражение начинается с сомнения в капитане. Я в своем не сомневаюсь."
Также сюжет и подача. Увеличить объем и можно повторить «Дознание пилота Пиркса» или «И это все о нем», а может и «Жук в муравейнике».
В общем — ГОЛОС.
Загрузка...
Дарья Сорокина №1

Запишитесь на дуэль!