Нидейла Нэльте №1

Сказка о разборчивой принцессе

Сказка о разборчивой принцессе
Работа №30

Это сказка о главных вопросах, волнующих любую юную барышню: о любви, о компьютерных играх, и, конечно, о математике

------

Сапоги плавились, не выдерживая температуры. Айон сделала шаг в сторону и очень вовремя: дракон выпустил в ее направлении еще одну струю пламени, короткую, но мощную. Гигантская тварь умирала, затапливая все вокруг раскаленной жгучей слизью и поливая напоследок противников остатками огня вперемежку с собственной кровью, хрипя и крутясь на подламывающихся лапах. Движения монстра становились все более беспорядочными, и Айон все время следила за их траекторией, чтобы не оказаться на пути туши, когда та начнет падать. Единственный в команде клирик был серьезно ранен и израсходовал почти всю свою магическую энергию. Айон приказала ему держаться в стороне и экономить последние крохи сил на крайний случай, который, как надеялась девушка, не наступит. Они должны были справиться и так. Воин справа от нее отбросил сломанный меч и выхватил из-за пояса короткий цеп. Заботясь о сохранности команды, Айон повела монстра в сторону, давая ребятам пространство для маневра.

У дракона отвалился хвост и огромной змеей рефлекторно забился, сжимая и разжимая кольца, мотаясь из стороны в сторону. Под его удар и попала Айон, отступая от зверя. Она не ожидала, что отрубленная часть тела может представлять опасность. Слишком поздно до девушки дошло, какую инерцию набирает на размахе самый кончик шипованного отростка. Практически целый нагрудник треснул и рассыпался с одного удара, ее отбросило к стене, в глазах потемнело. Пару мучительных секунд казалось, что все кончено, но доспех принял на себя большую часть урона, девушка рывком встала на ноги, пытаясь быстро восстановить для себя картину происходящего. Ее воины справлялись, многие были тяжело ранены, но отлично взаимодействовали, помогая друг другу и прикрывая в критические моменты. Все это она увидела, пока бежала, чтобы скорее снова включиться в битву. Дракон немедленно обратил на девушку-воина свое внимание и замахнулся когтистой лапой. Айон усмехнулась: даже без доспеха она выдержит еще три удара, у воина много хитов, за это время команда должна добить тварь.

Все кончилось еще быстрее - это был последний удар монстра, и он пришелся не в девушку - ее закрыл собой напарник-бард. Тряпичный доспех с бонусом к воодушевлению не давал практически никакой защиты, уровень жизни парня был еще относительно высок, но персонажи его класса не приспособлены держать прямой удар. Брызнула кровь, грудная клетка выгнулась ей вдогонку, и бард рухнул на бок, веером разметав золотые волосы по каменному полу. С секундной задержкой сверху рухнула изуродованная туша, закрывая от девушки картину, которая, впрочем, уже успела отпечататься в ее мозгу.

- Нет! Санри, ну, нет же! Какого хрена ты сделал?

Запустился финальный ролик, бравурно описывая подвиги героя и спасителя Алсурии, островов Скмерисс и свободных земель Лиур-Кос-Нарамии. Играла музыка, освободительница, сдержанно улыбаясь, махала с золотого балкона благодарной ликующей толпе. Справа бежали титры и мелькала статистика достижений игры: прорва заработанного золота, литры выпитых зелий, добрая сотня выполненных квестов, тысячи убитых чудовищ всех мастей и одна-единственная единичка, испортившая идеальный послужной список легендарной воительницы Алсурии. "Погибших товарищей, - высвечивала ненавистная надпись, - один". Один - это Санри, который был с ней с самого начала, один - это персонаж, погибший по ее вине, один - это значит, что она не справилась, не сделала все идеально. И это несмотря на чтение гайдов и советов по прохождению, несмотря на десяток предыдущих попыток.

- Черт! Ненавижу!

Гроза серебряных островов Айон стянула с головы наушники, снова становясь просто Полиной - худенькой студенткой с растрепанной копной светлых, почти белесых волос, за которой, впрочем, прятались большие пронзительно-зеленые глаза. В комнату постучала мама, удостовериться, что с дочкой не случилось ничего страшного.

- Кроме того, что мой мир разбит вдребезги, а жизнь потеряла смысл, в остальном все отлично, мама! - был ей ответ из комнаты.

- Ну, хорошо. Время уже девять, не сиди слишком долго, - отреагировала женщина со спокойствием человека, привыкшего ко всему.

- Посидишь тут, как же! - пробурчала девушка себе под нос. - Весь день насмарку, теперь проходить эпизод заново. Нет, сегодня уже не могу!

***

- Слушай, я тебе вообще нравлюсь?

У Полины голова кружилась от запаха каштанов или не только от них, ей хотелось пить, хотелось попасть наконец домой, мыслями она уже прикидывала, задания по каким предметам успеет сделать, прежде чем сонливость заставит махнуть рукой на остальное. Вопрос вывел ее из задумчивости.

Полина взглянула на собеседника - Миша как обычно теребил красный шнур наушников, висящий на шее, но, поймав взгляд, нахмурился и засунул руки в карманы. Он запрокинул голову, глядя в ночное небо, и свет фонарей резко вычертил тени на скулах и опущенные уголки губ. Со своими черными крашеными волосами он выглядел мрачно, даже слегка трагично.

- Что ты сказал?

- Ничего.

- Постой, не обижайся, я просто хочу спать. Нравишься, конечно.

Миша - тихий, погруженный в свои мысли парень. Миша, которого так легко обидеть, но который все равно не скажет тебе резкого слова. Миша, живший по соседству, но с которым Полина познакомилась только в институте. Миша, который часто составлял ей компанию по дороге домой, но с которым они так редко при этом говорили. Нравился ли? Наверно. Как и любой хорошенький парень. Что еще можно сказать, если он все время прячется внутри своей раковины?

Миша молча развернулся к ней, взял за руки. Полина первый раз заметила, какие ярко-красные у него губы.

***

Солнце выбелило кроны деревьев и крыши до ослепительно-серебристого, а окна превратило в сверкающие кристаллы. Полина слушала преподавателя вполуха, поглядывая в окно на эту иллюзию мира, белесого хай-тек будущего, на плотный поток летящего тополиного пуха: снизу вверх, до пятого этажа и дальше ввысь, теряясь на фоне ослепительного неба.

Домашнее задание было сделано полностью - хорошо, когда понятно, как достичь идеального результата и как он вообще, этот идеал, выглядит. "Ни одной пропущенной домашней работы - достижение разблокировано", - улыбнувшись, подумала про себя Полина. Впрочем, хорошего настроения надолго не хватило - как оказалось, двое следили за ней и восприняли улыбку на свой счет. Сидящий рядом Миша нарисовал в своей тетради смеющуюся рожицу и развернул листок к Полине, а через проход улыбнулся в ответ Кирилл. "Какова вероятность, что полгода тобой никто не интересуется, а потом с промежутком в день получаешь предложения встречаться от двух парней? Вроде это даже хорошо. Ведь хорошо, да? Мне же должно быть не все равно? Все равно..." Следом она вспомнила ожидающую дома игру, веселого, ехидного барда Санри, мертвого Санри, несуществующего Санри, и настроение окончательно испортилось.

- Необходимо придумать и запрограммировать алгоритм выбора предмета из некоторой последовательности неизвестной длины так, чтобы вероятность выбора любого из них была равной. Притом можно совершить только один проход по списку, в одну сторону, без возвращений.

Александр Борисович обожал такие задачки, помимо обычного домашнего задания он загадывал по одной головоломке в конце каждой пары и обещал зачет автоматом тому, кто решит больше всех по итогам семестра. От старшекурсников было известно, что такая практика держалась уже не первый год, при этом задачи ни разу не повторялись, а найти решения в интернете почти никому не удавалось. Он, если и не сам их придумывал, то уж формулировки менял до неузнаваемости.

"Алгоритм выбора... равные шансы для всех... вернуться назад будет нельзя..." - старательно записывала Полина. Отличницы должны записывать задания. На первое из них девушка потратила два вечера, заработала головную боль и ощущение собственной ничтожности. Та задачка не захотела решаться ни по одной из известных схем, вообще было непонятно, с какого конца к ней подступиться. Не было зацепок, подсказок, ни одной подходящей главы в учебнике - к такому жизнь ее не готовила. То ли дело обычные задания из сборника упражнений! С ними у девушки не возникало ни малейших проблем. Теперь к предыдущей головоломке прибавилась новая, и лоб у Полины заранее начал мучительно пульсировать от неприятного предчувствия, хотелось просто опустить руки.

На перемене она, игнорируя застывшего в дверях Мишу, решительно подошла к преподавателю.

- Александр Борисович, я по поводу сегодняшней задачки.

- Неужели уже нашлось решение?

Математик взглянул на нее оценивающе, но добродушно. Рука его сделала еще несколько взмахов тряпкой по доске, прежде чем остановилась. Он развернулся к девушке и терпеливо молчал, пока она формулировала мысль. Несмотря на совсем седую голову, глаза Александра Борисовича, голубые и яркие, всегда сверкали любопытством и затаенными смешинками, особенно в предвкушении интересного разговора о математике.

- Нет, не нашлось, - она заговорила чуть громче, - но я даже не знаю, как начать!

- Хотите подсказку? Может быть, хотя бы попробуете решить самостоятельно?

- С предыдущей уже попробовала, - Полина ощутила подступающее к горлу отчаяние и отчеканила, - Я совсем ничего не понимаю!

"Вот я и созналась в собственной тупости", - мрачно подумала она. Девушка ожидала, что преподаватель отшутится, но он вероятно заметил тень ее нынешних эмоций, потому заговорил мягко и спокойно.

- Посмотрите сюда, мы проходим по последовательности предметов, - он выложил в рядок несколько мелков и "зашагал" по ним двумя пальцами. - А эта коробочка будет хранить наш выбор. На каждом шаге я могу взять этот мелок и положить в коробку, но тогда я должен выбросить тот, который был в ней до этого. Или я могу оставить все как есть и сделать следующий шаг.

- А я могу отложить этот мелок и выбрать его позже?

- Нет, в этом суть невозможности вернуться. Понятно теперь?

- Нет. То есть да. Но я все равно не знаю, как решать, - она умоляюще взглянула на математика.

- Попробуйте на очень маленькой последовательности. Смотрите, пусть мелков всего два: красный и желтый. С какой вероятностью каждый из них должен оказаться в коробке?

- Одна вторая.

- Вот и попробуйте найти алгоритм для двух кандидатов. После этого может стать понятнее.

Студентка еще раз посмотрела на стол. Два мелка выглядели совсем не страшно. Уж для двух-то она должна суметь найти решение.

Выходя из класса Полина задумалась, почему Александр Борисович вообще согласился ей подсказать. Это было нечестно, ведь другие ученики этот разговор не слышали, а значит, у нее больше шансов получить заветный приз.

***

Все давно разошлись по домам. Полина сидела за партой, размышляя о том, что ей тоже пора. Нужно брать в руки сумку, выходить из университета, ехать в автобусе, идти через парк. Придя домой, нужно сесть за задание по программированию и по физике.

Перед ней лежало два мелка: красный в маленькой картонной коробочке и желтый рядом на столе. Еще рядом стоял Кирилл, он, кажется, что-то вещал не замолкая битых десять минут.

"Пусть красный мелок первый, если его не выбрать, то шансов у него никаких больше нет. Но предположим, он уже в коробке, - пыталась рассуждать Полина. - Тогда вопрос в том, надо ли менять красный мелок на желтый".

Ее немного отвлекал табачный запах, какой-то монотонный звук, а еще периодически в глаза попадал блик наподобие солнечного зайчика, только тусклее, поскольку солнце очевидно давно село, и источник света был искусственный. Полина подняла глаза и натолкнулась взглядом на высокого юношу с льняными волосами, пуговицы его пиджака пускали противные отблески света ей в глаза. Она заморгала растерянно, не понимая, как могла забыть о человеке, который все это время стоял рядом.

Желтый мелок легко катался по ладони, оставляя светлые дорожки пыльцы, юноша замолчал и смотрел вопросительно. Кажется, последней его фразой был вопрос: "Ты вообще меня слушаешь?"

"Равные шансы, значит, с вероятностью одна вторая в коробку должен попасть светлый мелок, другому тогда достанутся такие же шансы. Если бы был третий, то его надо было бы взять с вероятностью одна третья. И дальше в том же духе," - опять задумалась девушка. Перед мысленным взором нарисовалась крутящаяся в воздухе монетка и упала на ладонь рядом с мелком. Решка - значит, желтому мелку не повезло. Девушка аккуратно отложила его в сторону и завороженно уставилась в пространство. Решение задачи прояснилось, соткалось ясным знанием из вечного тумана в голове. Длинная вереница чисел, мелков, не важно чего. И равные шансы. Так просто.

- Нет, - очнувшись ответила Полина и опять посмотрела на Кирилла.

- Не слушала?

- Нет, я не очень хочу тебя слушать, мне не интересно. Извини. - Она решительно сжала в кулаке воображаемую монетку и встала из-за стола.

Теперь, когда в ясной законченности перед ней встало решение, мысль девушки заскользила дальше к перспективам, которые это решение для нее открывало. Формулировки головоломок звучали порой так похоже на реальные жизненные проблемы. Оставалось только найти общее решение - “алгоритм жизни”, как в мыслях окрестила его Полина. Тот, который поможет без сомнений и колебаний всегда принимать оптимальные взвешенные решения, не ошибаться, не знать провалов, всегда получать свое “отлично” на экзаменах жизни.

***

- Новикова

- Новикова Полина. Вижу. Отметил.

Утром Полина отчитывалась об успехах Александру Борисовичу. Его невозмутимый вид несколько портил миг триумфа, но еще сильнее нервировала новая головоломка. Ведь после первой должно пойти легче, ведь так? Тем более что заданная сегодня задачка тоже касалась выбора, а значит, могла уложиться в Полинин “алгоритм жизни”, смутные очертания которого уже вырисовывались перед мысленным взором девушки, суля прямой и светлый путь, наполненный логичными и очевидными решениями.

В задаче, носившей название “о разборчивой невесте”, принцесса выбирала жениха из вереницы кандидатов. Бедняжка знала их общее количество, но каждого из них видела в первый раз и должна была с одного взгляда определиться, должен этот юноша стать ее суженым, или отправляться ему восвояси, поскольку принц - птица гордая, дважды спрашивать не станет. При этом сказочная девушка обладала чудесной способностью с одного короткого разговора определять, кто из всех показавшихся на глаза принцев лучше, кто хуже. На этом моменте Полина завистливо вздохнула. Нужно было придумать алгоритм выбора самого что ни на есть наилучшего, и никак иначе, принца из всей толпы.

Полина прошла этапы воодушевления, растерянности, гнева, отрицания и еще с десяток других. И это за какие-то полчаса. Сейчас она стояла перед преподавателем, упрямо отказываясь уйти. Мир задолжал ей. Хотя бы объяснения.

- Что-то еще? - наконец поднял голову от журнала Александр Борисович.

- Да. Задача. Я опять не понимаю.

- Вы же ее решили?

- Не эта. Новая.

- Вы даже не попробовали решить ее сами. Не спешите, эта головоломка сложнее предыдущих.

- Предыдущий алгоритм не работает.

Математик смотрел на нее удивленно, девушки пришлось пояснить.

- Я думала, что нашла к ним алгоритм.

Уголки губ Александра Борисовича приподнялись, он всегда был скор на смех или улыбку, но сейчас математик с видимым усилием остановил себя, вернув лицу серьезное выражение.

- Математика - это в некотором роде искусство, возможно, даже больше, чем все другие виды.

Теперь уже девушка смотрела на него с явным недоумением.

- Как это?

- Вам никогда не найти одно универсальное решение, один алгоритм для всех задач. Можно обобщать, узнавать новые приемы, практиковаться, но всегда останется место творческому подходу. И всегда останется неизведанное. Все как в жизни.

Это всего лишь математика. Тогда откуда такая болезненная обида, острая и зазубренная?

- Зачем тогда это все? - спросила девушка

- Я люблю математику

Нормальная же фраза: “я люблю математику”: это как “я люблю гулять” или “я люблю… тебя?”. Черт, дикость же, но это многое бы объяснило. Этот постоянный блеск в глазах: от насмешливо-серых, до восторженно, почти голубых, но всегда неизменно живых и излучающих столько силы, что хочется отвести взгляд. Эта временами лихорадочная поспешность рук, держащих мел, угловатая нервность почерка. Морщинки исключительно сеткой от уголков глаз, вернее любых признаков говорящие о счастливой и гармоничной жизни. Вечная эта его моложавость, в конце концов. Казалось бы, чем может привлекать полностью седая вечно всклокоченная голова? Но при взгляде на него ощущаешь себя стариком ты - сгорбленной развалюхой под грудой бестолково прожитых лет.

- Как женщину?

Полина сжалась, причем отнюдь не только внутренне - зажмурила глаза от мучительного стыда, до боли напрягла мышцы на загривке. Нельзя же так! Господи, как можно быть такой идиоткой. “Я пошутила”, - подумала она, но попытка мысленно себя утешить провалилась с треском.

Александр Борисович бросил взгляд на обручальное золото на своей правой руке, и Полина с едва заметным свистом втянула воздух через плотно сжатые зубы, ощущая новую мощную волну стыда.

- Моя жена даже ревновала немного, - ответил мужчина мягко и спокойно.

“Вот, блин, влезла, куда не просили”, - мелькнуло в голове у студентки. Математик легонько насмешливо сощурился. Воспринял как безобидную шутку? Полине отчаянно хотелось верить, что это так.

- Думаю, - осторожно заметил пожилой профессор, - что у вас получится со временем понять красоту математики и тоже полюбить ее. Я в это верю.

Уходила из кабинета она без каких-либо ответов, но ощущая при этом, словно в пустых душных классах гуляет мощный и свободный фантомный ветер, который зовет ее, Полину, окунуться в мир пугающих, не знакомых ей доселе странствий. Ветер пах мелом.

***

- Спасибо, что спасли мою дочь! Я, бывший управляющий замковым снабжением, проведу вас к разлому безопасной дорогой.

Этот почтенный джентльмен был перемазан пылью и сажей, и в нем совершенно не угадывался повелитель всего королевского провианта. Впрочем, он мало отличался от остальных бедолаг в этом городе. И только Золотой Замок, окруженный кольцом крепких внутренних стен, еще держался, отрезав себя от криков о помощи, крови и агонии окраин. Можно было бы заподозрить ловушку, но Айон уже четырежды в своих предыдущих прохождениях пользовалась этим побочным персонажем, чтобы без потерь доставить свою маленькую армию к финальному сражению.

Вот и сейчас отряд маршировал вслед за седым управляющим сквозь корчащуюся в огне столицу Алсурии: переулками, насквозь через чужие дворы, проламывая ветхие деревяшки заборов. Иногда встречались одиночные монстры, с которыми воины разделывались быстро и слаженно, не давая магам тратить зря энергию. На пробегающих мимо горожан внимания обращали не больше, чем на снующих вокруг крыс, спокойно шагая по шуршащему крошеву неизвестного происхождения.

Айон мрачно оглядывала отряд и запасы зелий. Несмотря на отличную экипировку и разнообразные склянки, коих хватило бы на алхимический магазин средних размеров, на сердце у нее было неспокойно по той причине, что это не было ее лучшим прохождением. Неделю назад она подошла к битве с финальным боссом, имея на руках все то же самое и даже чуть больше. Это не помогло. Санри был мертв. Говоря честно, за пять попыток он умудрился собрать рекордное количество смертей - четыре. Один раз Айон совершенно идиотским образом не уследила за лекарем, он был атакован, и без его поддержки умер самый сильный воин отряда. В остальном же бард будто притягивал неприятности.

Отряд пересек практически весь город, и отовсюду, из любой точки видны были сверкающие шпили Золотого Замка, до поры безмятежно парящие над хаосом и смертью, нездешние и недосягаемые. Айон немного злорадно подумала об их реальной хрупкости. Девушка вспомнила тот финал, который достанется городу, если она потерпит неудачу: полное разрушение и уничтожение. Все до последнего камня втопчут в пыль. Почему-то ей немного даже хотелось увидеть снова поругание равнодушной святыни.

Возле разлома управляющий попрощался, театрально-уверенным голосом пожелал им удачи и исчез в неизвестном направлении как раз в тот момент, когда из тени неслышно выступила фигура совсем иного толка. Айон была готова. Перед сражением всегда приходится вести длинные беседы, хотя казалось бы, о чем тут уже говорить. Она зевнула, ожидая начала скучной речи.

- Наша храбрая воительница из диких земель Лиур-Кос-Нарамии. Айон, если не ошибаюсь.

Принц поклонился сдержано, но уважительно. Девушка все ожидала услышать пренебрежение и насмешку в его голосе, вслушивалась, искала их, но не находила. Было бы только логично, если бы хитрый оборотень, колдун-дракон королевских кровей, поставивший на колени полмира, разговаривал с ней как глупой выскочкой. Но принц был серьезен, голос его звучал негромко и размеренно. Несмотря на все богатство его одежды - парчовый кафтан приглушенно-синего цвета и медальон тусклого серебра - оно не так кололо глаза, как кричащая роскошь замка. Подклад темного плаща и вовсе шуршал при движении на манер крыльев, намекая на настоящую природу принца-дракона.

- Я не стану лгать тебе, воительница.

Айон фыркнула.

- И не унижу себя угрозами, - продолжил он, - В конце концов, оба мы знаем, чем кончится битва.

Айон вздрогнула, а вместе с ней и Полина. Персонажи игр не должны говорить так по-настоящему, не должны высказывать вслух наши затаенные сомнения.

Против воли она вслушалась во вкрадчивую речь врага, первый раз попыталась разобраться в его запутанной истории. Чародея жгла изнутри жажда мести за поступки такие древние, что прахом успели стать не только участники событий, но и любые упоминания о тех временах. Все стерлось без следа, новых бабочек-поденок тяготили уже совсем другие ноши. Только память дракона не знала забвения.

Каково это, проспать сотни лет, чтобы обнаружить, что старые обиды потеряли смысл, но не актуальность? Принц был немногословен и чувств своих не описывал, потому Айон все никак не могла прояснить для себя его мотивы. Может быть, время просто слишком быстро бежало, на его взгляд?

- Ты чего-то хочешь от меня? - спросила она, догадываясь, что сочувствие его только оскорбит

- Есть ли, степная воительница, что-то дорогое тебе? Какая-то цена, которую ты не готова заплатить за славную победу?

Разговор этот все меньше нравился освободительнице. Принц слегка подался вперед, вглядываясь в ее лицо, подвеска блеснула, отражая пламя пожара.

- Интересно. И в самом деле есть, - самостоятельно ответил он заметно оживившимся голосом.

- А если речь не только о славе, но о спасении Алсурии? Тысячи жизней? - он опять прищурился и сделал паузу. - Все равно есть что-то важнее. Любопытно.

Он говорил сам с собой, задавая вопросы, пристально всматриваясь в ее лицо, как в хрустальный шар для гадания, и сам же на них отвечая.

- Для меня цена спокойного сна - кровавая расплата. Четыре жизни, чтобы оборвать ненавистный королевский род. Остается только вопрос, смогу ли я предложить за них подходящую плату, достать бальзам для твоего сердца?

Девушка хотела гневно отмести его предложение, но возможности вставить реплику не было.

- Знаю.

Принц весело хлопнул в ладоши. Детский этот жест заставил Айон улыбнуться, но и вселил тревогу.

- Предлагаю тебе легкую победу. Ты же знаешь, что битва со мной будет тяжелой. Не пойми неправильно, я не пытаюсь выторговать жизнь. Напротив - за жизни четверых врагов я отдам в твои руки свою. Идет?

"Почему я так поступаю?" - думала Айон, отвечая "да" и протягивая дракону ладонь для пожатия. "Что для меня дорого?" - задавала себе вопрос, обманом выманивая королевскую семью из-под защиты стен золотой крепости. "Почему не хочу его убивать?" - недоумевала, на удивление спокойно глядя на смерти, кровавые, но быстрые.

Тело шестилетней малютки-принцессы сохраняло ангельский вид даже сейчас. Она умерла первой, не успев испугаться или заплакать. Переступив через окровавленную куколку, воительница второй раз за день протянула руку принцу-дракону. Но тот усмехнулся холодно и покачал головой. Вспышка неприятной догадки кольнула девушку, и она напряглась в ожидании нападения, но снова ошиблась.

- Я тебе не друг. Ты вольна или забрать жизнь или оставить ее мне. Большего я не обещал.

Айон усмехнулась. Ну, конечно же. Глупо было ожидать, что они в самом деле могут поладить.

В этот раз финальный ролик был куда менее бравурным, да и строчки статистики были далеки от идеальных. Полина на секунду поморщилась, глядя на них, но затем к ней вернулось задумчивое выражение. История была рассказана, это был настоящий ее конец, другой она стать уже не сможет. Полина, недолго думая, удалила игру со всеми сохранениями.

***

Послесловие.

Задача о разборчивой невесте была впервые сформулирована в 1960 году математиком Мартином Гарднером как проблема остановки выбора. Решению уделили много внимания, и в общем виде оно было найдено в 1966 году. Задача интересна в первую очередь особенностью своей оптимальной стратегии при достаточно большой последовательности кандидатов: первые несколько обязательно должны быть отклонены, суть решения заключается в поиске количества первичных отказов. [...] Существует несколько альтернативных формулировок: например, когда целью является поиск не наилучшего, а одного из трех лучших кандидатов. Впрочем, они лишь незначительно меняют подход к стратегии.

Задача положила начало новому разделу теории вероятностей, который называется теорией оптимальной остановки случайных процессов.

Из учебника "Проблема задач оптимизации выбора" с. 8-10 - 2008 - кандидата физ.-мат. наук Полины Новиковой.

+1
353
02:36
«Быль о неприхотливом принце»: полцарства в приданом вынесем за скобки.
08:17
Полина взглянула на собеседника — Миша как обычно теребил красный шнур наушников Фрейд бы углядел в этом тереблении красного…
олина первый раз заметила, какие ярко-красные у него губы. тут могла быть реклама Вашей губной помады
м-да… чем дальше в лес, тем призрачней фантастика
ждем фантастики от преподавателей русского и английского языков, физрука и трудовика
химия, информатика и математика уже были
13:21
А задачка-то действительно интересная.
Загрузка...
Илона Левина №2