Валентина Савенко №1

Право на правду

Право на правду
Работа №45

— Так значит, вы утверждаете, что врагов у вас нет, госпожа Эрнст?

— Врагов нет, — ответила Мария, стараясь не слишком пялиться на блестящую лысину следователя. Лекарства, которыми ее напичкали в больнице, вытворяли с восприятием странное: голос собеседника барабанил в уши, льющийся из окна солнечный свет резал глаза, воздух в палате казался слишком холодным, несмотря на то, что Мария сама установила температуру на двадцать восемь градусов. И все равно она мерзла и куталась в плед, а вот следователь Гонс, потел, то и дело вытирая салфеткой шею над воротником темно-синей формы. Пропитанная ароматизатором салфетка воняла одуряюще.

— Но ведь вы журналист, может, написали что-то эдакое, а? — следователь подмигнул, веко опустилось и поднялось с тихим шлепком. Мария прикусила губу. — Какой-нибудь острый материал?

— Скорее сняла, а не написала, я ведь оператор... — Она замялась. — Я выпустила серию репортажей о жертвах асфанской оккупации, которую многие сочли неоднозначной, но вряд ли это повод для убийства.

— Асфанская оккупация, да-да. — В животе следователя заурчало, он шумно выдохнул, покивал и набрал что-то на висящем перед ним в воздухе виртуальном экране. Хорошо хоть вторая кровать в палате пустовала. Еще одного человека рядом Мария бы сейчас, наверное, не выдержала.

— Мне кажется, я видел эти репортажи... Верно, видел! — обрадовался следователь, пробежав взглядом по появившимся на экране снимкам. — Очень, очень сильно! Я бы даже сказал... Неоднозначно, да. Моя жена не могла смотреть, но я думаю, люди должны видеть, должны знать правду о жертвах оккупации, и о тех, кто подвергся действию излучателей, как ваша мать. Знаете, все эти разговоры, которые сейчас ведет молодежь, мол, факты искажаются, асфанцы демонизируются, зря мы сопротивлялись и сейчас зря отказываемся принять их помощь, а вот если бы еще тогда позволили им мирно развивать нашу промышленность, вместо того, чтобы воевать, удалось бы избежать таких потерь...

— И уровень жизни был бы выше, не пришлось бы восстанавливать экологию, — подхватила Мария. — Не понимают, что исход был бы один: выкачали ресурсы и улетели грабить другие недавно заселенные планеты, которые пока не могут себя толком защитить.

Но так говорят те, кто родился после оккупации, не голодал, не жил в развалюхе, потому что его дом был разрушен, не помнит тех, кто погиб и как асфанцы вели себя. Я, честно говоря, тоже не помню, мне всего три было, когда их прогнали, но родители рассказывали…

Она замолчала, виновато улыбнувшись. И чего разболталась? Конечно, следователь первый затронул эту тему, но еще немного, и она бы принялась рассказывать о личном: о болезни мамы, которой не стало всего полгода назад, о том, как она начала снимать ее каждый день, когда была совсем маленькой. И как хотела, но уже не могла остановиться, фиксируя все этапы болезни, вплоть до самой смерти. А потом снимала в больнице и других пациентов, брала интервью у тех, кто соглашался говорить о своем состоянии, и смонтировала фильм... После его публикации одни называли Марию героиней, другие — ненормальной. Сама себя героиней она не считала, по поводу ненормальной была не уверена.

— Меня эти разговоры жутко выводят из себя, — продолжал меж тем следователь Гонс, вновь промокнув шею платком. — Если мой сын когда-нибудь скажет нечто подобное, мол, надо позволить асфанцам вернуться, чтобы они помогли нам восстановить ими же разрушенную экономику, я даже не знаю, что сделаю! Столько людей умерло из-за рабского труда, сколько погибло из-за излучателей! У меня самого дед и отец, эх, да что там говорить! — он махнул рукой и Мария едва подавила порыв отшатнуться: движение показалось пугающе резким.

Следователь оглушительно громко прокашлялся, смахнул с экрана снимки — вжу-у-ух! — и сменил тему.

— Значит, вы не замужем и не были, детей нет, братьев и сестер нет? Кто ваш наследник?

— Наследник? Ну, отец вроде как. — Мария потерла виски, стараясь прикрывать руками уши. Может быть, попросить его говорить потише? — Но они с мамой давным-давно в разводе, мы не общаемся. Он владеет небольшим издательством, дела идут неплохо, насколько я знаю. То есть, я хочу сказать, даже если нет, вряд ли моя маленькая квартирка спасет ситуацию.

То, что за сегодняшним происшествием стоит отец, в самом деле казалось ей маловероятным, однако совсем по другой причине. После смерти мамы, Мария решила увидеться с ним, но в ответ услышала лишь сухое: «Соболезную» и «Не звони мне больше, ты не моя дочь». И хотя она тогда, да и до сих пор, была очень зла на отца, вот только до сегодняшнего дня и не думала, что он может желать ей смерти. Да за с чего, скажите на милость? И ни у кого другого нет повода, хотя...

Мария прикусила изнутри щеку. Говорить следователю о том, что пришло ей в голову, не следовало. Это просто безумие какое-то, паранойя! Конечно, стоит ему копнуть чуть глубже, как он сам обнаружит запрос Марии Эрнст по установлению отцовства в генетический банк, а возможно, сумеет получить и копию ответа: «Генетический материал вашего отца на Табете не зарегистрирован».

Генетический банк данных табетцев начали собирать еще первые колонисты, в него вносились все жители без исключения. И хотя возможность ошибки оставалась всегда, повторять анализ и заказывать тест ДНК на национальность Мария не стала. Даже сейчас, спустя двадцать пять лет, многие табетцы ненавидели Асфан. И во время оккупации, и в первые годы после освобождения, тех, кто сотрудничал с захватчиками, выслеживали и бросали в тюрьмы. Причем, занимались этим не только власти, но и так называемые группы «зачистки», состоящие из гражданских добровольцев. Кого-то из арестованных отпустили за недоказанностью, но многие получили пожизненные сроки. Даже мама Марии, Лилия Эрнст, была задержана по подозрению в связи с оккупантами, но позже оправдана. А потомкам асфанцев приходилось несладко до сих пор. На них смотрели косо, им часто отказывали при найме на работу, предпочитая кандидатов-табетцев, не было ни одного случая, чтобы полуасфанец занимал руководящую должность. В таких условиях кому-то вроде Марии, родившемуся во время оккупации, определенно, стоило помалкивать о своих семейных секретах. Если следователь докопается сам, отпираться она не станет, а выдавать информацию, которая может разрушить ее жизнь — нет уж, увольте! Даже несмотря на то, что в обществе после предложения Асфана оказать экономическую помощь разоренной им же когда-то планете, наметился раскол среди старшего поколения, считающего, что асфанцы просто нашли другой способ вернуться за ресурсами, которые не успели выкачать, и поколением молодым, верящим в искреннее желание асфанцев помочь, выставлять себя напоказ Мария не собиралась. Но вдруг кто-то из генетического центра проболтался, выдал конфиденциальную информацию?

— Госпожа Эрнст, вы меня слушаете?

Она встрепенулась.

— Да-да, извините, я что-то задумалась. Это все лекарства, наверное.

— Ничего. А угроз вам не поступало в последнее время? Вообще было что-то странное?

— Более странное, чем лихач, едва не сбивший меня на перекрестке, и скрывшийся с места происшествия? — Мария натянуто улыбнулась. — Послушайте, нет никаких причин, чтобы кто-то мне угрожал. Может, это все-таки случайность? Водитель пьяный или...

— Мы проверим все версии, — пообещал следователь. — Если бы сбившего вас водителя удалось задержать, был бы один вопрос, а так — дело совсем другое.

— А вам не удалось?

Хваленая автоматизированная система дорожной безопасности, введенная в столице несколько лет назад, перехватывала управление мобилем или флаером любого нарушителя, не давая ему скрыться с места аварии. Почти всегда, если только водители не пользовались глушителями, не позволяющими завладеть управлением мобилем или флаером. Глушители нелегально завозились с других планет и стоили баснословных денег. Настоящая головная боль для полиции — ведь ни один сканер не мог обнаружить этот микроприборчик, что невероятно осложняло поиск как перевозчиков, так и тех, кто их использовал.

Следователь строго погрозил Марии пальцем.

— Ничего я вам об этом не скажу, госпожа! Это все тайна следствия.

— Но вы уже сказали! — запротестовала она.

— А использовать эту информацию запрещаю, даже если так.

Мария разочарованно скривилась. Прямой запрет на разглашение затыкал ей рот, надежнее кляпа. Жаль, могла бы подкинуть материал ребятам из отдела происшествий.

— Кстати, вы случаем не используете встроенные камеры? — наклонившись к ней, и вглядываясь ей в глаза, спросил Гонс.

Мария вжалась в подушку.

— Нет — нет! Я против имплантации, это ведь небезопасно для зрения, а искусственные глазные яблоки мне не сильно нравятся. Лучше уж свои.

— Не могу с вами не согласиться. И обычные камеры не использовали?

— Нет, — с сожалением призналась Мария. — Иногда во время работы я использую камеры в сережках, но сегодня я ведь просто шла по улице…

— Эх! Многие, и не обязательно ваши коллеги, держат камеры включенными постоянно, снимая все вокруг себя.

— У меня на личную съемку аллергия с некоторых пор, — пробормотала Мария.

— Э-э-э… ах, да, ваша мать… понимаю. Но иногда это полезно все же, например, очень помогает следствию. Так что вы подумайте, учтите на будущее. А коллегам вашим говорите, сами, мол, были неосторожны: шагнули на дорогу до того, как зеленый загорелся, — добавил Гонс. Заметив, что пострадавшая вот-вот разразится возмущенной тирадой, он поднял руку ладонью к ней: — Только до конца следствия, обещаю, позже вы сможете рассказать все как есть.

— Ладно, — нехотя согласилась Мария. Ей уже не терпелось, чтобы он исчез вместе со своей сияющей лысиной, громким голосом, потеющей шеей, ароматическим платком и прочими звуками и запахами. Пусть оставит ее в покое! Она никому ничего не сделала, все это какое-то недоразумение! Сумасшедший лихач — вот самая правильная версия! Кому-то нравится нарушать правила, потому и купил себе глушитель, чтобы полиция не задержала. Мария потянулась к пульту на тумбочке, затенила стекла и прикрыла глаза, стараясь собраться с мыслями, не отвлекаться на звук собственного дыхания, казавшегося слишком громким.

— Извините, я что-то разволновалась, — пробормотала она.

— Это вполне естественно, учитывая обстоятельства, — отозвался Гонс.

Задав еще несколько общих вопросов, он, в конце концов, ушел, пообещав связаться с ней завтра. Вскоре заглянул врач в ослепительно-белом медицинском костюме, проверил показатели на приборах.

— Госпожа Эрнст, у вас хорошие анализы. Вам повезло, что воздушная волна отбросила вас в сторону. Но все же есть небольшое сотрясение мозга. Мы ввели вам чип-контролер, который будет следить за вашим состоянием, но я бы порекомендовал остаться до утра в больнице, чтобы мы могли за вами понаблюдать.

— А домой совсем никак нельзя, доктор Ли? — спросила она, прочитав его фамилию, написанную на бейджике.

Врач присел на край постели, обдав Марию запахом лекарств. Ему было лет сорок. Спортивный, привлекательный брюнет... В другое время она, возможно, даже заинтересовалась бы, но сейчас ей хотелось только одного: оказаться дома, запереть все замки, включить сигнализацию и звукоизоляцию, отключить все коммуникаторы, чтобы никто не мог до нее добраться. Никак.

— Ну давайте посмотрим. Сейчас жалобы у вас есть?

Мария потерла уши.

— Все слишком громко говорят, слишком сильно пахнут, свет резкий, а так больше ничего.

Он улыбнулся, спросил, понизив голос:

— Мысли не путаются?

— В сторону уходят все время.

— Голова не кружится?

— Немного. Доктор, а паранойя — это побочный эффект от лекарств или мое личное?

— Вы чем-то напуганы? — серьезно спросил он.

— Следователем, — буркнула Мария, кутаясь в плед. — Раздул из обычного недонаезда целую историю...

Доктор Ли сочувственно, похлопал ее по руке. К счастью, пальцы у него были сухие и теплые — ничего неприятного.

— Госпожа Эрнст, побудьте у нас еще хотя бы пару часов, хорошо? Пусть действия лекарств закончатся, а там посмотрим. Нам связаться с кем-то из ваших близких?

— Нет, спасибо. Хотя, если можно, сообщите мне на работу, номер есть в моей страховой карточке.

Лучшая и единственная подруга Марии отдыхала сейчас на курорте и беспокоить ее Мария не собиралась. Звонить отцу — тем более.

Доктор сделал какую-то пометку на коммуникаторе и поднялся.

— Хорошо. А вы отдохните. Я попозже к вам загляну.

Мария нехотя легла, закутанная в плед, и накрылась с головой одеялом. Больницы она не любила. Слишком свежи были воспоминания о болезни мамы, о последних месяцах, когда ей отказали ноги, а тело и лицо оплыли, словно размягчившийся под действием огня пластик. Будь прокляты асфанцы со своими излучателями! Пусть маме повезло и она не получила смертельную дозу, но и этого хватило, чтобы подорвать здоровье, изуродовать и превратить под конец жизни в развалину. Асфанцы жестоко подавляли сопротивление, используя запрещенное оружие. Она сама ненавидела асфанцев, но теперь должна была как-то примириться с родством с одним из них. Должна была убеждать себя, что не каждый из этих солдат являлся преступником, мерзавцем и негодяем, напоминать себе, что многие шли в армию, потому что таков был закон Асфана, предписывающий всем молодым людям служить пять лет, а не потому, что эти люди действительно того хотели. И вот теперь кто-то преследует ее за грехи человека, которого она даже не знала, за то, в чем не была уверена…

У Марии голова шла кругом — и не только в переносном, но и в буквальном смысле: ей казалось, что каждый новый виток размышлений заставляет палату кружиться все быстрее и быстрее, все дальше и дальше утягивает ее, лежащую в центре этой палаты, в темноту отчаяния и непонимания.

***

Выписавшись на следующий день, Мария позвонила на работу, и попросила пару отгулов. Затем, решив не предупреждать заранее, отправилась к отцу, вызвав наемный мобиль. Выглядела она вполне прилично, чувствовала себя сносно: синяки и ссадины под воздействием стимуляторов регенерации почти сошли, свет больше не резал глаза, звуки не казались слишком громкими, а запахи сильными. Правда, она так и не смогла заставить себя поесть, и теперь ее слегка мутило, хотя, возможно, не столько от голода, сколько от волнения.

Вспомнив вчерашний упрек следователя в том, что она не записывает происходящее вокруг, Мария активировала вмонтированные в сережки камеры. И правда, пусть работают, может, будет какая-то польза? Да и предстоящий разговор она была не прочь записать, чтобы позже пересмотреть его и проанализировать все сказанное.

Поднимаясь в старомодной кабинке лифта на пятнадцатый этаж построенного сразу после оккупации дома, мрачной бетонной коробки, совсем непохожей на современные здания, возведенные в последние годы — устремленные ввысь, с площадками садов, солнечными батареями на крышах и огромными окнами, Мария гадала, как пройдет встреча. Захлопнет ли отец перед ней дверь? Обругает? Или его и вовсе не окажется дома... Вдруг он уехал в свое издательство? Однако, вопреки всем опасениям, отец ответил на звонок домофона и открыл ей дверь.

— Явилась, — констатировал Паул Эрнст, смерив Марию взглядом с ног до головы. Ему уже было за восемьдесят, но он оставался крепким и бодрым. Явно следил за здоровьем, и не принадлежал к сторонникам культа возраста или молодости. Просто человек средних лет — немного морщин, немного седины на висках. Воспоминание о маме, о том, как она выглядела последние несколько лет, резануло по сердцу. Может, они и развелись из-за маминой болезни? Мама говорила, что кожа начала оплывать у нее в тридцать... Мария усилием воли подавила вскипевшую в душе ярость.

— Доброе утро. — Как к нему обратиться? Отцом называть глупо, господин Эрнст — слишком официально. Может, по имени — Паул?

— Ты почти не изменился, — выдавила из себя она.

— А ты совсем взрослая. И очень похожа на мать. Что ж, входи, раз уж пришла. — Он посторонился, пропуская Марию в квартиру. — Мне звонил следователь.

— Да? — она огляделась. Чисто, мебели минимум, на столе кружка с дымящимся кофе.

— Хочешь? — заметив ее взгляд, суховато спросил Паул. — Выглядишь так, словно он тебе необходим.

— Спасибо, — Мария решила не отказываться.

— Возьми мою, я еще не пил, — бросил Паул, прошел через комнату и присел на подоконник, взявшись за него обеими руками. Руки у него были крупные, с красноватыми костяшками и грубой кожей. Руки рабочего, а не издателя. Мария хорошо помнила, как он подхватывал ее в детстве, подбрасывая к потолку. И окна он всегда держал открытыми, любил, чтобы по квартире гулял свежий ветер…

Мария взяла кружку, сделала осторожный глоток. Кофе оказался крепкий и очень горький. Спросила в лоб:

— Когда ты узнал, что я не твоя дочь?

Паул скривился.

— Умеешь ты начать разговор! Ладно, наверное, так и надо, — нехотя признал он. — Когда ты позвонила в тот раз, я... Твоя мать не хотела говорить тебе, я был с ней согласен, но думаю, ты имеешь право на правду.

— Рассказывай.

Сжимая в руках кружку, Мария присела на стул. Сделала еще пару глотков.

Он потер подбородок.

— С чего начать... Я был в сопротивлении. Твоя мать хотела помочь, пошла уборщицей в департамент порядка. Они брали местных, якобы пытались показать, что стараются налаживать контакт: готовы давать работу, платить деньги. Я был против, считал это слишком опасным, но она не слушала. К тому же некоторые сведения, добытые ею, действительно оказались очень полезны...

— Эту часть я прекрасно знаю, — с трудом сдерживая раздраженное нетерпение, прервала Мария. — Маму чуть не посадили после победы, члены вашей группы давали показания следователям. Скажи то, чего я не слышала.

— Я к тому и веду, наберись терпения. Лилию заметил начальник департамента, предложил перейти работать к нему в резиденцию.

— И это... он?

У Паула дернулась щека.

— Возможно, твоя мать никогда не говорила. Я как-то видел его. — Паул брезгливо поморщился. — Такой весь — высоченный, как все они, лощеный красавчик, словно с картинки, форма с иголочки. Ты… — он снова ощупал Марию взглядом. — Нет, к счастью, все же похожа на мать. И волосы темные, никакой рыжины. Но тебе нужно больше загорать, чтобы быть более смуглой, как мы, а не белокожей, как эти.

— Спасибо за заботу, учту. Давай про маму, хорошо? — прервала его Мария.

— Не будь такой колючей, — вздохнул он. — Я перед тобой, может, и виноват, но… ладно, дальше. Было так: мы не виделись несколько месяцев, а когда встретились... — он изобразил рукой окружность перед своим животом. — Лилия и отрицать не стала, что ребенок не мой. Да и не вышло бы, слишком давно мы были в разлуке. Я настоял, чтобы она оставила свою работу, велел ей держать язык за зубами: тогда за связь с врагом могли и убить. Тебе было три года, когда Межзвездная конфедерация решила, наконец, вмешаться и помогла нам прогнать асфанцев. Мы с твоей матерью выждали несколько лет, потом развелись без лишнего шума. Родных у нас не осталось, никто не задавал вопросов.

— Ясно, — Мария повертела кружку в руках. Старая кружка, с блеклым рисунком и маленькими щербинками по краю, видимо, любимая, от которой вроде бы и надо, да не хочется избавляться. Отпила немного, собираясь с мыслями, столь же горькими, как и сам напиток. — Ты ей не простил? Ко мне ты относился хорошо, я же помню!

— Я не сволочь все-таки, — еще суше, чем прежде, ответил Паул. — Дело было в твоей матери. Лилия просто... стала совсем другой. Угрюмой, отстраненной, замкнутой. Не хотела ничего обсуждать, как-то налаживать отношения. Может, была влюблена в него, не знаю, — он пожал плечами. — Я сделал что мог. Ты уже взрослая, должна понимать, долго такое трудно выдержать... — Он замолчал, с тревогой вглядываясь в лицо Марии. — Ты хорошо себя чувствуешь? Что-то ты бледная… Допей кофе. А может, хочешь поесть?

— Не хочу. — Мария поставила кружку на стол, поднялась, стиснув кулаки, дрожа от обиды и напряжения. — Не знаю, какие там у вас были проблемы, со мной мама вела себя иначе — до самого конца! Доброй, ласковой, даже когда ей становилось совсем плохо! А ты сбежал, бросил нас, отставил с этой жуткой болезнью один на один! Конечно, я понимаю, такое трудно выдержать! Еще бы мне не понимать! Зря я пришла…

Она шагнула к двери, но он окликнул ее, заставив замереть:

— Погоди! Следователь сказал, ты сделала запрос в генетический банк.

Мария обернулась так резко, что перед глазами снова все поплыло, схватилась за спинку стула.

— Он все же узнал! Я думала…

— Послала, значит. — Паул потер ладонями лицо, оставив на коже красноватые следы. — Я бы сказал, что ты дура, но ты и сама это уже сообразила, верно? Ты разве не знаешь, как это опасно? Детка, тебя начнут преследовать, если…

— Не твое дело! — выпалила она. — Тебя это все не касается!

— Касается! — он смотрел на Марию, хмуря брови и постукивая пальцами по подоконнику. — Послушай, детка, ты, похоже, ненавидишь меня, но, думаю, тебе лучше на время переехать сюда и пожить здесь. Для твоей же безопасности.

— Ты серьезно? После всего... Что это ты вдруг забеспокоился обо мне? То видеть не хотел столько лет, а тут... И никакая я тебе не детка! Не смей…

— Потому что это я виноват, — прервал ее Паул, и Марию затрясло сильнее. Она совершила ошибку, придя сюда! Не подозревала, какая буря поднимется в душе от этого разговора, вскрывшего старую рану. А Паул продолжал бубнить: — Если бы я не сказал тебе тогда, ты бы не начала искать, не наделала бы глупостей, сейчас ничего бы...

— Нет! — отчеканила Мария, мучительно желая прекратить этот разговор. — Я не собираюсь переезжать к тебе! Я не совершила никакого преступления! Оккупация закончилась двадцать пять лет назад! Если полиция считает, что моей жизни угрожает опасность, пусть дают охрану.

Она разжала пальцы и бросилась к выходу.

— Ты все же приходи, если надумаешь, — донеслось ей вслед. — Главное, никому не болтай о своей матери…

Мария хлопнула дверью, дошла до лифта, держась за стену. В животе бурлило, к горлу подступала тошнота. Она думала, на улице ей станет легче, но, едва выйдя из подъезда, перегнулась через перила, и ее вывернуло коричневатой пеной. Уличный уборщик тут же подлетел к растекающейся лужице, зажужжал, выдвинув вакуумную щетку.

Проходящая мимо женщина в деловом костюме приостановилась.

— Вам плохо? — спросила она.

— Да... — прошептала Мария. — Плохо…

И провалилась в беспамятство.

***

Сознание вернулось к ней вместе с гулом двигателей, вибрацией, мелко сотрясающей занемевшее и до странности легкое тело, пощипыванием в носу и кисловатым привкусом рвоты на языке. Рвоту она помнила, а что с носом? Маска? Кислород? Ее везут куда-то на медицинском флаере? Опять в больницу? Нет, гул слишком громкий и эта вибрация... больше похоже на корабль... Она распахнула глаза и уставилась в иллюминатор, находящийся прямо перед ней, над рядом пустых кресел, идущих вдоль борта. Справа и слева от Марии тоже находились пустые кресла.

Корабль заложил резкий вираж, в тело больно врезались пристяжные ремни, чернота космоса, пронизанная яркими искрами звезд, сменилась коричнево-зеленым боком планеты, окутанной белой вуалью. Космос? Она все-таки в космосе? Но почему? Куда ее везут? Кто? Но хотя бы понятно, почему тело стало таким легким.

Мария задергалась, пытаясь освободиться, не сумела и опустила голову, оглядывая себя. Кто-то натянул на нее легкий рабочий скафандр, поверх которого она была буквально спеленута множеством ремней, снятых, судя по всему, с других кресел. Между двумя рядами сидений громоздились закрепленные на палубе контейнеры с неизвестной ей маркировкой. Мария посмотрела вправо, влево.

Корабль маленький, похож на старый транспортник. Дверь в кабину пилота закрыта. Мария откинула голову на спинку кресла.

«Думай, думай...»

Но думать получалось плохо. Ясно было одно: ей стало нехорошо после кофе, выпитого у Паула. Правда, выпила она немного... а если бы выпила все? В кружку подлили снотворное или отраву? Кто подлил и зачем? Ее хотели убить или усыпить? Если от дома Паула ее забрал медицинский мобиль, никто не заподозрил бы неладное, не вызвал бы полицию. Так может, и вчерашний наезд был не попыткой убийства, а попыткой похищения? Рискованной, совершенной на глазах у множества людей на оживленной улице, под объективами камер? Впрочем, если похитители пользуются глушителями, городская система безопасности их не отследила бы, а свидетели описали бы лишь обычную медицинскую бригаду. Медики часто работают в масках, так что и лиц никто бы не разглядел... Но раз так, получается, Паул связан с этими людьми?

В других обстоятельствах Мария решила бы, что у нее разыгралось воображение, но факты упрямо свидетельствовали об обратном.

«Хорошо, меня похитили, — сказала она себе, пытаясь упорядочить плавающие словно в киселе мысли. — То есть, ничего хорошего, ясное дело… Надо понять, куда меня везут?»

У Табеты было двадцать шесть спутников, которые, недолго думая, первые поселенцы назвали буквами древнегреческого алфавита. На Альфе — самой большой и яркой, находился космопорт и пересадочная станция для межпланетных кораблей. Оттуда, теоретически, Марию могли отправить в грузовом отсеке любого из них, словно посылку, в неизвестном направлении. Смогут ли похитители использовать ее документы, чтобы купить билет на улетающий корабль? Или паспорт просто зарегистрируют на орбитальной станции? Там работает огромный развлекательный центр, в последние месяцы она не раз отправлялась туда поразвлечься на выходные — иногда одна, иногда с друзьями. И надо же ей было именно сейчас попросить отгулы! Если даже следователь станет ее искать, на работе скажут про этот мини-отпуск... Вот когда она не явится на третий день, тогда... Или следователь поймет, что она бы не поехала развлекаться? А вдруг не поймет? Нет-нет, надо успокоиться…

Поразмыслив, Мария решила, что пришедший ей в голову сценарий похищения все-таки сомнителен. Корабли проходят досмотр, сканеры наверняка обнаружат в грузовом отсеке человека. Да и зачем неизвестным так рисковать? Более вероятно, что корабль летит к одной из малых лун. Кое-где там сохранились старые станции асфанцев, патрульный катер облетает их время от времени... Ее могут оставить на одной из них, и никто ее не найдет. Или найдут лет через десять, когда у правительства появятся средства на то, чтобы заняться этими станциями.

Марию бросило в жар, по вискам и шее потек пот, комбинезон вдруг словно уменьшился на размер, складки впились подмышки, под колени, в живот, кожа начала нестерпимо зудеть. Нет-нет, нельзя паниковать, нельзя! Даже если похитители сняли с нее сережки-камеры, запись все равно велась и автоматически передавалась в информационное хранилище. Полиция отследит ее до дома Паула… Но неужели Паул все-таки связан с похитителями? Если да, заподозрит ли его следователь Гонс? Впрочем, даже если заподозрит, что толку? Она к этому времени уже будет мертва. Умрет, когда закончится кислород на одной из лун. Какая из них станет ее могилой — Ита, Фита, Лямбда, а может быть, Йота или Капа? А впрочем, какая разница? Скоро ей все будет все равно.

Эта мысль неожиданно отрезвила ее. Туман в голове рассеялся. Мария несколько раз глубоко вздохнула, и открыла глаза. Корабль опять летел прямо, Табета находилась где-то внизу, вне поля зрения. Увидит ли она когда-нибудь снова свою родную планету? Или другие миры? Она ведь нигде и не была! А впрочем, какой смысл задавать себе бесполезные сейчас вопросы? Ее похитили и, возможно, скоро убьют. Никто не успеет прийти на помощь, стоит принять это, как факт. Она может рассчитывать только на себя.

***

Прошло не меньше получаса, прежде чем ускорение вдавило Марию в кресло. Гул двигателей и вибрация корпуса вновь усилились, корабль сотрясло несколько сильных толчков. Они явно шли на посадку, но разглядеть что-то уже не представлялось возможным: иллюминатор закрыл защитный экран. Наконец, тряска прекратилась, полет стал более плавным, а тело постепенно вновь начало обретать вес. Снаружи послышался металлический лязг, катер в последний раз тряхнуло, полет сменился скольжением. Снова раздался металлический лязг, гул двигателей начал стихать.

«Прошли стыковочный люк, сели», — подумала Мария.

Дверь в пилотскую кабину открылась. Мария впилась взглядом в выбирающуюся из кресла массивную фигуру, одетую в такой же как у нее скафандр. Пилот обернулся, сделал шаг вперед. Блеснул затемненный щиток шлема. Она едва не выругалась от разочарования. Даже если камеры-сережки по-прежнему не ней и работают, толку будет мало.

Пилот приблизился, присел перед пленницей на один из контейнеров. Динамики в шлеме ожили.

— У нас мало времени, — произнес безликий, словно у автомата, голос, пропущенный через фильтр. — Мы должны установить взрывчатку. Вернее, ты должна. Отнесешь контейнер к генераторам, — он махнул рукой куда-то в сторону, — включишь механизм. После этого будет несколько минут, чтобы добежать обратно до корабля. Успеешь, молодец, заберу тебя обратно на Табету. Не успеешь, сдохнешь здесь, вместе со своими друзьями-асфанцами.

— Какие еще асфанцы? Никакие они мне не друзья! — тут же взвилась Мария. — Да у меня мать погибла из-за излучателей, я асфанцев ненавижу!

— Значит, хочешь отомстить, как и все те, кто не забыл и не простил, — констатировал бездушный голос. — Сейчас я отвяжу тебя. Не вздумай делать глупости, если что, пристрелю без всяких сожалений. Твои слова ровным счетом ничего не значат. Сперва докажи, что ты достойна считаться табеткой, а после поговорим.

Он поднялся, достал из кобуры на бедре плазменный пистолет и продемонстрировал ей. Затем, вернул обратно в кобуру, и принялся развязывать и отстегивать ремни.

— Что за генератор? Зачем его взрывать? Где мы находимся? Откуда тут асфанцы? — засыпала его вопросами Мария.

— Надеешься, что я будто злодей в низкосортной драме, начну разглагольствовать, и позволю себя заболтать? — в динамиках послышался скрежещущий смешок. — Сказал же, нет времени! Если сделаешь все как надо, на обратной дороге, так и быть, расскажу.

— Но где мы находимся, можете сказать хотя бы?

Не получив ответа, Мария стиснула зубы. Когда последний ремень был отвязан, она резко поднялась на ноги... и едва не упала, взмахнув руками. Пилот придержал ее за плечо.

— Не слишком-то прыгай, здесь сила тяжести меньше, чем на Табете.

Она кивнула. Убедившись, что Мария твердо стоит на ногах, пилот оставил ее, шагнул к люку, набрал на панели код. Люк медленно пополз вверх. Когда он поднялся достаточно высоко, для того чтобы можно было увидеть, что находится за пределами катера, Мария осторожно подошла ближе, стараясь приноровиться к непривычной легкости тела, выглянула наружу. Катер, судя по всему, стоял внутри ангара. Бортовые огни освещали лишь небольшую площадку с полустершейся разметкой, дальше все терялось во тьме.

Пилот вновь достал из кобуры пистолет, указал им на один из контейнеров и взял Марию на прицел.

— Бери взрывчатку и неси.

— Хорошо, хорошо, только не надо тыкать в меня этой штукой, ладно?

Она сделала пару шагов назад, сделала вид, что примеряется к контейнеру, и прыгнула, оттолкнувшись от него руками, нацелив подошвы ботинок в голову пилоту. Если она сможет вытолкнуть этого гада наружу, и успеет закрыть люк, то будет спасена! Однако не тут-то было: пилот отступил в сторону, и из люка вылетела сама Мария, грохнулась на пол, покатилась на спине в темноту. К счастью, сила тяжести ослабила удар, но он все равно выбил из нее на мгновение дух.

Пока Мария приходила в себя и поднималась, пилот выдвинул трап, спустился, неся контейнер. Подошел к Марии, впихнул ей его в руки, и отступил, снова подняв пистолет.

— Я ведь предупредил! — проскрежетало в динамиках. — Или тебе жизнь не дорога? Иди прямо около сотни шагов. Я вернусь в корабль, включу дальний свет. И поспеши, я активировал таймер.

Пилот попятился обратно к катеру, держа Марию на прицеле.

Она вытянула шею, разглядывая внешнюю сторону контейнера. Сбоку на миниатюрной панели и правда мигали красные цифры: 00:05:45, 00:05:44, 00:05:43...

— Беги! — рявкнуло под шлемом так, что у Марии зазвенело в ушах.

— Нет! — она очень осторожно опустила контейнер на землю, заложила руки за спину. — Хотите убить меня, убивайте, а я вам помогать не стану!

— Ну и сдохни тут!

Пилот бегом кинулся вверх по трапу, а Мария метнулась в темноту. Низкая сила тяжести, сильной взрывной волны не будет, но осколки разлетятся... Если она сможет найти укрытие или хотя бы отбежать как можно дальше, может быть...

Оглушительный скрежет металла за спиной настиг ее в тот момент, когда вытянутые вперед руки коснулись стены. Она зажмурилась, упала на пол, свернулась клубком и приготовилась к смерти.

***

— Госпожа Эрнст, вы проявили удивительное мужество и хладнокровие, оказавшись перед лицом опасности...

Силовой экран, окружавший Марию и ведущую главного новостного канала Табеты Анны Корт, не пропускал внутрь звуки, не позволял видеть происходящее за его пределами, создавая иллюзию уединенности. Камеры, софиты, операторы и техники студии, работали, не отвлекая тех, кто находился внутри. Зрители, сидящие во внешнем зале, наблюдали за происходящим на экранах. И все же, несмотря на долгие репетиции, где обсуждался и отрабатывался каждый жест, который будет сделан, и каждое слово, которое будет сказано во время прямого эфира, Мария чувствовала себя неловкой и задеревеневшей. Она привыкла находиться по другую сторону камеры, смена роли давалась ей нелегко.

— Если честно, я была далека от хладнокровия, — ответила Мария, заученной фразой. — Наверное, героиня какого-нибудь боевика на моем месте придумала бы другой выход, сумела завладеть оружием похитителя, поборола бы его в драке, закрылась в кабине пилота и послала сигнал бедствия. Но я обычный человек, я просто отказалась помогать, сказала «нет».

На лице ведущей, эффектной блондинки с точеными чертами и огромными синими глазами, появилась сочувствующая улыбка. Она слушала так, словно во всем мире не было ничего более важного, чем те слова, что произносились сейчас.

— Не каждый на вашем месте смог бы сказать «нет», когда в него целятся из пистолета. Могу я спросить, почему все-таки вы отказались подорвать взрывчатку? Вы ведь не знали, где находитесь, не знали, правду ли сказал вам тот, кто похитил вас, об асфанцах, которые должны были погибнуть от этого взрыва?

— Я не знала, верно. Но вдруг кто-то правда спрятал их на одной из заброшенных станций, обеспечивал всем необходимым для жизни? Теоретически такое было возможно, да и станция могла оказаться не заброшеной! Я очень боялась умереть, но точно знала, что не стану сама никого убивать, даже если на кону стоит моя жизнь.

— Вас не предупредили о следящем устройстве, которое вам ввели под видом медицинского чипа?

— Нет. Но я была рада от него избавиться. У меня все время из-за него кружилась голова. После того как чип был удален, исчезли и головокружения.

«Возможно, вы теряли ориентацию в тот момент, когда ваше местоположение передавалось на спутник, — пошутил один из врачей. — Просто такой вот побочный эффект».

— Мне сказали, что это простой медицинский чип, который будет следить за моим состоянием из-за сотрясения мозга, — продолжала рассказывать Мария. — О том, что полиция давно выслеживала эту группу «зачистки», я узнала уже после того, как все закончилось. Следователь, который вел мое дело, принес официальные извинения за то, что меня не поставили в известность о готовящейся операции, и фактически сделали приманкой.

— То есть, вы не ждали помощи?

— Любой человек до самого конца ждет и надеется. Но я не думала, что мое исчезновение обнаружат достаточно быстро. У моего похитителя была большая фора во времени. Я не знала, что мы находимся на Йоте, что спецслужбы перехватили сигнал маячка и помощь вот-вот подоспеет.

Пятачок света, окружавший их с Анной померк. На экранах, установленных вокруг сцены, сейчас показывали кадры, снятые на Йоте: заброшенную станцию, ангар, в котором происходило противостояние Марии с похитителем. Его звали Йозель Фран, он был пилотом патрульного катера, ветераном, участником сопротивления. А еще — другом официального отца Марии Паула Эрнста.

Паула задержали до выяснения всех обстоятельств, но ему пока не предъявили никаких обвинений, в том числе, в соучастии в похищении Марии. После ее ухода он допил оставшийся в кружке кофе, и потерял сознание. Позже, придя в себя, сам вызвал полицию. Выяснилось, что незадолго перед приходом Марии к нему заглянул сын Йозеля — Арвид Фран, медик, выезжающий по вызовам. Именно Арвид забрал Марию на своем рабочем мобиле, когда ей стало плохо у дома Паула. А в банке с кофе, найденной на кухне Паула, обнаружили следы сильнодействующего успокоительного, которое использовалось выездными медицинскими бригадами, если нужно было справиться с буйным пациентом…

Обоих Франов арестовали: старшего на Йоте, младшего на Табете — забрали прямо с улицы, вместе с мобилем, в котором нашли следы пребывания Марии. На допросах Франы не стали отпираться. По их словам выходило, что они не покушались на Марию, не планировали похищать, и вообще понятия не имели, кто и зачем пытался ее сбить. Она де подвернулась им случайно: Арвид увидел, как Марию рвет на крыльце дома Паула, понял, что она выпила кофе с лекарством, и поспешил увезти ее, и передать отцу вместо Паула, который на самом деле являлся их целью.

«Мы думали, он один из нас, мы ведь вместе годы провели в сопротивлении, он знал о тех асфанцах, которых мы спрятали на Йоте. Это были наши трофеи, мы не собирались их отдавать, — пояснил Йозель на одном из допросов. — Отпустить их, позволить спокойно жить дальше? Нет! Плевать мы хотели на договор об обмене пленными! Наших людей с Асфана надо было вернуть, это так, наши-то ничем не заслужили смерть, в отличие от этих. А пропавших без вести за все время оккупации, кто считал? У нас были свои люди в космопортах: грузчики, которые помогали пронести контейнер-другой на патрульный катер, диспетчеры, закрывавшие глаза на незапланированную посадку. Мы потихоньку переправили асфанцев на спутник, оставили в заброшенной шахте. А им говорили, что летим на орбитальную станцию для обмена. Эти и радовались, сволочи, пока могли… Конечно, они давно все сдохли, но девчонке неоткуда было об этом знать. Да, я действительно хотел взорвать шахту, чтобы их кости там завалило. Последнее время начали поговаривать о восстановлении станций на спутниках, вот я и подумал, лучше бы там ничего не нашли. А девчонку зачем убивать? Она могла стать одной из нас, если бы согласилась помогать».

Фран-старший говорил охотно, словно гордясь сделанным, возможностью рассказать всем, каким умным и хитрым он был. Он сообщил, что в коммуникатор Паула давным-давно установили жучок.

«Доверять-то мы ему доверяли, но за любым нужен глаз да глаз. Вдруг бы совесть взыграла и он вздумал нас выдать?»

Звонок следователя Паулу заставил Йозеля занервничать. А кроме того, стало ясно, что Паул все же солгал о своем отцовстве, обманул участников сопротивления, давших, как теперь выяснилось, ложные показания в защиту его жены. Йозель уверял, что до звонка следователя знать-не знал о запросе Марии в генетический банк, мол, все открылось случайно, они с сыном давно действовали одни, прочие участники «зачистки», либо стали уже слишком стары, либо умерли. Поэтому они и искали новых членов для своей группы, и хотели привлечь на свою сторону Марию: нужны были молодые, сильные люди, которые продолжили бы борьбу.

«Мы будем проверять, правда это или нет, — сказал Марии следователь Гонс. — Проверим все их связи, все контакты. Говорить они могут, что угодно, а как там на самом деле, выясним».

Свет загорелся вновь, заставив Мария вскинуть голову. На нее смотрела сейчас вся планета и это был шанс поделиться наболевшим, в надежде, что сказанное ей будет услышано и понято правильно. Может быть, не всеми, но если она заставит задуматься хотя бы несколько человек, значит, все случившееся с ней произошло не зря.

— Если честно, — сказала Мария, нарушив сценарий, и не дав ведущей задать следующий вопрос, — я очень много передумала за эти дни. Я надеялась, что тема асфанской оккупации для меня будет закрыта после смерти матери. Разумеется, насколько такое вообще возможно. Это ведь часть нашей истории, она никуда не исчезнет и не денется. И я не считаю, что мы должны стереть ее из памяти, но, думаю, мы должны перестать жить прошлым, должны престать искать врагов, мстить. Если у Франов есть сообщники, я призываю их остановиться. Пусть военных преступников наказывают власти. А все остальные пусть просто живут дальше, строят будущее. Я не хотела открывать правду о своем происхождении, но теперь считаю, что не должна трусить. — Она перевела дыхание, а когда заговорила вновь, ее голос зазвенел от напряжения: — Я ничего не сделала, я ни в чем не виновата! Я не представляю, что случилось с моей матерью. Была ли она влюблена в того человека, что стал моим отцом? А может быть, пошла на эту связь ради сведений, которые могла добыть для сопротивления? Или он просто принудил ее? В любом случае, чем виновата я или другие дети асфанцев? Наверное, я могу говорить от лица всех, кто вынужден молчать о своем происхождении. И я буду говорить! Мы — одни из вас, а не одни из них, мы хотим жить спокойно там, где родились и выросли, хотим быть частью Табеты!

— Спасибо, госпожа Эрнст, что согласились прийти и выступить, я знаю, для вас это было непросто, — сияя улыбкой, прервала Марию ведущая. — А сейчас пригласим на сцену следователя Гонса, который расскажет о том, что еще удалось узнать следствию…»

***

Выйдя из студии, Мария остановилась в тени здания, подняла голову, глядя в небо, где плыли среди звезд разноцветные луны, жалея, что не может видеть оранжевую искорку Йоты, находившуюся сейчас по другую сторону Табеты. Будут ли когда-нибудь подняты из шахты останки асфанцев? Найдут ли всех, кто сотрудничал с группой зачистки Франов? Действительно ли та машина не была связана с ними? Она сказала в прямом эфире все, что хотела, но сможет ли когда-нибудь жить спокойно, не опасаясь преследований, не оглядываясь по сторонам? Получит ли ответы на свои вопросы? Был ли ее отцом Марион Кертис, начальник департамента правопорядка? Сведений о нем в информационной сети удалось найти крайне мало: лишь дата рождения, чин, годы службы на Табете, да приписка в конце справки: пропал без вести. В тот же год, спустя четыре месяца, родилась Мария.

— Мама, ну почему ты ничего не сказала мне? — прошептала она в темное небо. — Неужели ты думала, что у меня нет права знать правду? А может быть, мне и в самом деле не нужно знать?

***

В то же самое время, из больницы, куда пять дней назад доставили сбитую неизвестным Марию Эрнст, вышел доктор Ли. Поежился, поднял воротник пиджака, огляделся по сторонам и зашагал к неприметному флаеру, стоящему в самом дальнем конце стоянки. При его приближении колпак кабины поднялся, доктор скользнул внутрь. Поздоровался за руку с пилотом.

— Принесли? — спросил тот.

— Да. — Доктор запустил руку во внутренний карман пиджака, извлек миниатюрный контейнер. — Образец тканей внутри. Я проверил, совпадение — девяносто восемь процентов.

— Благодарю. — Неизвестный забрал контейнер, спрятал в бардачок, протянул доктору тонкую пластиковую карточку. — Ваша оплата.

— Спасибо. Вы гарантируете, что госпоже Эрнст не будет больше причинено никакого вреда? В прошлый раз…

Человек приложил руку к груди.

— Нет, уверяю вас! Да, с наездом вышло грубовато, но мы спешили. А это был идеальный способ доставить наш объект к вам в больницу. Кто же мог подумать, что мы привлечем внимание преступников? Госпожу Эрнст разыскивают родственники. Мы не столь щепетильны в отношении полукровок, как вы, табетцы. И у нас нет сумасшедших радикалов, которые никак не могут успокоиться и оставить прошлое в прошлом. Для госпожи Эрнст так будет лучше, поверьте. А теперь, простите, доктор, но вам пора.

Тот помедлил немного, но все же взял карточку, вышел из флаера и, не оглядываясь, зашагал прочь.

Оставшись один, неизвестный закрыл кабину, глубоко вздохнул, активировал коммуникатор и набрал в появившемся окне доступа длинный код. По экрану побежали колонки цифр, сменившиеся помехами, а после – изображением седого старика с властным лицом.

— Господин канцлер, миссия выполнена, — почтительно произнес неизвестный. — Ваша правнучка найдена. Прикажете доставить госпожу Эрнст на Асфан как можно скорее?

— За то, что нашли, хвалю. Но помните, она должна сотрудничать с нами добровольно, — резко отозвался старик. — Шумиха, которую сейчас раздули вокруг случившегося, нам на руку, она сделает эту девушку популярной, вызовет сочувствие и интерес к ней. Но помните, что ей не стоит знать о нашей роли в случившемся, по крайней мере, пока. Убедите, уговорите. Не вздумайте напугать, рассказывая, кто ее родня на самом деле. Пусть считает отца простым офицером, до поры до времени. Кстати, что там с останками наших воинов? Удалось договориться о доступе в шахту на луне?

— Мы работаем над этим, господин канцлер.

— Прекрасно. Доставьте мою правнучку чем скорее, тем лучше.

Экран погас. Неизвестный с протяжным вздохом откинулся на спинку кресла.

— Может, все-таки проще похитить? — пробормотал он. — Куда она потом денется из дворца...

А на другом конце города Мария Эрнст медленно шла по улице, погруженная в свои мысли, то и дело поглядывая на звезды и кутаясь в легкое пальто.

Другие работы:
+2
1387
15:14
Не зацепило. Но в целом хороший рассказ.
19:49 (отредактировано)
Третья группа богата на детективные сюжеты. Этот рассказ читается бодро, ближе к концу показалось, что даже немного слишком. Возможно, автор что-то сократил, чтобы вписаться в отведенное количество знаков, не оставив места плавному переходу от сцены к сцене. Но загадки раскрыты, кто пытался сбить героиню и зачем, выяснилось, да вдобавок к этому еще пара тайн раскрылась.
Хотелось бы немного больше про асфанские излучатели, как конкретно они воздействуют на людей. Автор оставил это за скобками, описав лишь последствия — оплывающую плоть, отказавшие ноги. Возможно, речь идет о каком-то разрушении мышц, думаю, стоит все же написать подробнее — не в виде научного трактата, но хоть немного деталей добавить.
Остальная фантастическая составляющая вполне стандартная: висящие в воздухе виртуальные экраны, чипы-контролеры, космические корабли бороздящие просторы Большого театра и станции.
Финал оставляет задел на будущее. А героине можно только посочувствовать! Когда кажется, что все закончилось, оно все только начинается. Но в рамках этого рассказа, что будет дальше, мы не узнаем, а жаль.
18:43
+1
Кажется, я читал этот рассказ на Грелке. Или не этот. Или не читал.

Занятная, к слову, история. Чем-то напомнило Буджолд — барраярцы, бетанцы, цетагандийцы, вот эти все ребята. Правда, показалось, что местами автор недосолил и недоперчил…

Но если не придираться и быть объективным — это неплохой рассказ. А в группе так и вовсе лучший.
08:32
+1
Рассказ прочитан. Мне кажется, что он один из тех рассказов, которые заставляют понервничать. Язык хорош, сюжет имеется, но я как-то не прониклась к нему. Желаю удачи.
08:57
+1
Добротная детективная история. Правда под конец показалось, что для такого небольшого текста слишком много действующих лиц и сюжетных веток.
Понравился авторский мир. Вот тут как раз и не хочется больше объяснений: что за война, почему война и бла бла бла. Мир прописан мазками информации и этого хватает сполна, чтобы проникнуться атмосферой истории.
Немного сумбурным показался момент после спасения героини: формально там действует довольно много героев: похититель, героиня, ее отец, отец похитителя – позиция похитителя чередуется с авторским текстом, накладывается полученная ранее информации о том что героиня полукровка, отношение к этому ее отца и в итоге в голове небольшая каша на тему: кто плохой, кто хороший, и какой расы, те кто плохие?
Но дальше все разруливается и становится понятным.
Героиня показалась немного безэмоциональной, даже в тех местах где в ее репликах восклицательные знаки. Как создался образ чутка пришибленной лекарствами и аварией женщины, так и продержался до самого конца.
21:31
а вот следователь Гонс, потел зачем тут зпт?
— Скорее сняла, а не написала, я ведь оператор… — Она замялась. — Я выпустила серию репортажей о жертвах асфанской оккупации, которую многие сочли неоднозначной, но вряд ли это повод для убийства.
В животе следователя заурчало, он шумно выдохнул, покивал и набрал что-то на висящем перед ним в воздухе виртуальном экране. он — это живот следователя?
и о тех, кто подвергся действию излучателей, как ваша мать вашу мать для русскоязычного читателя вставлять рискованно
выкачали ресурсы и улетели грабить другие недавно заселенные планеты, которые пока не могут себя толком защитить. голимая политота — про российскую компрадорскую «илиту»
заказывать тест ДНК на национальность Мария не стала так, а при чем тут национальность?
Марии, родившемусяЙСЯ во время оккупации
а при чем национальность, если вообще с другой планеты завоеватели?
— Кстати, вы случаем не используете встроенные камеры? — наклонившись к ней, и вглядываясь ей в глаза, спросил Гонс. к ней/ей
он поднял руку ладонью к ней а мог поднять руку плечом к ней?
Вскоре заглянул врач в ослепительно-белом медицинском костюме а мог заглянуть врач в костюме пожарного?
Вам повезло, что воздушная волна отбросила вас в сторону какая еще воздушная волна?
— А домой совсем никак нельзя, доктор Ли? — спросилаона, прочитав его фамилию, написанную на бейджике.
— Ты почти не изменился, — выдавила из себя она могла выдавить из него?
— А ты совсем взрослая. И очень похожа на мать. Что ж, входи, раз уж пришла. — Он посторонился, пропуская Марию в квартиру
онозмов и оназмов много
Корабль маленький, похож на старый транспортник. почему ряды кресел на транспортнике?
в динамиках послышался скрежещущий смешок в каких динамиках? он еще и колонки на спине таскал?
— Принесли? — спросил тот. и снова Тот crazy
банально, конечно, из разряда «Люк, я твой глюк отец» ©, и скучно, нет динамики и напряжения, но написано сравнительно ровно, получше большинства рассказов НФ-2019
даже не удивительно, что рассказ вышел из группы
Загрузка...
Кира Фокс №1