Алекса Ди №1

Мои ангелы

Автор:
LRaien
Мои ангелы
Работа №1. Тема дуэли: Ангелы

«Мосты – самое доброе изобретение человечества. Они всегда соединяют. А здесь мосту соединять нечего».

Иванов А. В., «Географ глобус пропил»

Врата были возможностью начать всё заново.

Мир догнивал — гнили балки рушащихся остовов домов, гнили деревья в превратившихся в вязкие болота лесах, гнили разбросанные и припорошённые пылью тела птиц и животных, гнили заживо люди.

Портиться они начинали с сердца, затем кровь разносила заразу по всему телу, яд расползался по органам и расцветал на коже ржавыми пятнами. А вместе с телом плесневела душа, превращая слова в едкую смесь химикатов, желания — в неконтролируемую страсть, душу — в грязный ком ненависти.

Такой мир необходимо очистить. Продезинфицировать те жалкие остатки человечества, что продолжают плодить в себе заразу, вычистить планету вслед за ними и начать заново.

Всё — заново.

Я подготовился. Отрезал длань, что коснулась хвори. Заменил сердце, работавшее с перебоями. Изучил древний язык, чтобы вникнуть в мудрость древних жрецов — они тоже встречались с этой напастью, справились с ней и заключили плод своих изысканий в ветхие страницы. Расшифровал полустёртые руны, отыскал свящённые артефакты, откопал, давясь ржавой пылью, затерянный в пустоши курган ради жертвенного кинжала.

Это путь одиночества, потому что болезнь, изнуряющую мир, видел лишь я.

Немудрено, что были глупцы, пытающиеся мне помешать.

В заброшенных пещерах на краю мира, облепленный слоями паутины давно истлевших тварей, я нашёл Врата. Поросшие сталактитами, увитые древними знаками и трещинками, в их каменном исполинском теле проблёскивали жилки кварца, наполняя врата светом.

Здесь я совершил ошибку.

Первый невежда, попытавшийся сломать врата, нашёл свою гибель на дне пропасти — я отчётливо слышал, как его затихающий крик резко оборвался склизким звуком падения. Внизу, на сияющих от света факела кристаллах, темнела густая масса, над которой уже собирались пещерные черви.

Пусть пируют.

Второй, третий и, кажется, четвёртый — все они присоединились к своему предшественнику. Меня пещерные черви не трогали — меня болезнь не коснулась.

Я продолжал тратить дни на изыскания. Книга гласила ясно: когда мир будет охвачен заразой, врата откроются, дабы впустить очищение.

Я был глуп настолько, что не видел очевидного, пока пятый невежда не пригвоздил меня кинжалом — моим же жертвенным кинжалом! — к каменной громаде врат. С трудом взглянув на рану, я узрел — хворь переползала с поразившей меня руки на лезвие: довольная, сытая, предвкушающая. Впилась в рану, множась в моей крови, жирея на глазах — на моих, разумеется, ибо ранивший меня глупец не видел заразы.

И тут врата засияли.

Я был последним чистым.

Теперь я поражён хворью — и мир заражён окончательно.

Низкий гул, исходивший от каменного прямоугольника, сотрясал пещеру, звенели сталактиты, корчился от собственной болезни герой, а я не чувствовал боли — я наблюдал.

Покрывалом внутри врат развернулось белое сияние, невинно чистое, выжигающее тьму. Пелену прорвали тонкие острые линии, опустившиеся на пол, тянущие за собой фигуры — то своими членистыми ногами по-паучьи переступали спасители нашего мира. Многогранными глазами они изучали пещеру, корчащегося на камнях глупца и меня, а затем раскрыли зубастые челюсти и довольно заухали.

Я улыбался им.

Мои ангелы пришли, чтобы очистить землю.

Мои клыкастые беспощадные ангелы...

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
+1
336
00:47
+1
Эмоционально.
12:17
+1
Это все заговор гнилостных бактерий!

А вообще — я до самого конца надеялся, что это метафора. Но походу нет. Походу это действительно рассказ про гниение. Автор, если я не прав — поправьте. А пока увы, не зашло.
13:22
+1
Одна сплошная атмосфера, и больше почти ничего. Очень много описаний для такого короткого текста. Если метафора — то скучно, если прямым текстом — то как-то неприятно…

13:27
+2
Ничего себе, такое многообещающее начало, а потом -бац и всё. Конец. А где сама история? С таким мощным началом можно было такую историю зарядить. Жаль, автор))
11:15
+1
Атмосфера крутая, антураж шикарный. Тема прогнивающего разрушающегося мира близкая. Но вот не хватает немного сюжета. Вам надо поймать хорошее вдохновение и доработать))) Нераскрытый потенциал у этого произведения огромный)))
16:02
Скажу сразу, что из нынешних участников дуэли при первом прочтении мне не понравился ни один текст. Недостатки и недочёты можно перечислять долго, и, наверное, самый главный и самый общий — фрагментарность, раздёрганность образной системы. Не буду «тыкать носом» каждого из авторов, просто вспомню тютчевское (оно нам потом пригодится):
«Когда пробьёт последний час природы
Состав частей разрушится земных,
Всё сущее опять покроют воды
И Божий Лик изобразится в них».

Вот сколько здесь «поэтически осмысляемых» образов? Особенно если привлечь аллитерацию, чисто-поэтический приём (настоящий прозаик знает, как сделать «так же в прозе» или «что в прозе действует так же» — не буду здесь об этом)?

Ведь очень немного, главных всего 3-4:
— пробьёт последний час + разрушится + покроют воды
— природы + состав частей земных + сущее
— Божий Лик
— Изобразится (и то в отношении последнего можно спорить, синоним ли в этом поэтическом мире Божьему Лику, антоним разрушению и т.д.)

Но ведь как хитрО закручено, как умело построено! Практически на одних и тех же первых двух образах, повторяя, рассматривая их с разных сторон, в разных плоскостях и контекстах «длится» три четверти поэтического текста, чтобы в последней строке, в последней четверти времени звучания текста смениться третьим, который поменяет всё, бывшее до этого, осмысление трагедии сменится осмыслением акта Божественного творения, сути Божьего бытия в мире!

Что ещё полезно заметить, так это то, что творение и разрушение, сущее, твердь, земля и Бог — суть образы «одного происхождения», практически основные для Книги Бытия в Библии, то есть ещё здесь скрытая или явная цитата, цитирование Библии, которая, как известно, святая для «людей книги» (иудеев, мусульман, христиан всех толков)

А во всех текстах этой дуэли — нет такого единства образной системы! Все образы «из разных мест» и «очень пестрО надёрганы», в одно целое сводятся… ну или «мне будет трудно столько выпить, чтоб свести воедино», или не сводятся вовсе!

Но всё же поставил один «палец вверх» и проголосую. После долгих размышлений и самоуговариваний, согласился сам с собой «по минимальному принципу» проголосовать за единственный текст, в котором есть Образ. В котором есть «казалось — оказалось» в сравнимых с тютчевским текстом смысловых масштабах. Тот текст, в котором «после последнего образа первоначальные меняют смысл».

Этот.

ГОЛОС здесь!
Загрузка...
Илона Левина №1