Нидейла Нэльте

Последний

Последний
Работа №271

1.

В этот раз у него было две ноги и две руки. Он понял это еще до того, как пошевелил ими. Не то, чтобы такое явление можно назвать неожиданностью. Как правило, большинство высадок проводилось на планеты со значением индекса ESI не менее 0,95, не требовавшие значительных модификаций организма. Да и встроенные ингибиторы все равно бы не позволили ему проявить какое-либо серьезное недовольство подобным фактом. Однако было приятно осознавать, что в этот раз ему не приделали дополнительные конечности и ему не потребуются, скажем, жабры для дыхания аммиачной смесью.

Исследователь открыл глаза и осмотрелся. Родильный дом «Джакарты» совершенно не изменился со времени последнего пробуждения. Если верить компьютеру, с тех пор прошло 9 лет 316 дней и 17 часов по корабельному времени. Из шести чанов лишь его был активирован. Значит, предстоит короткая высадка, которая вряд ли потребует напарника или пробуждения кого-то из экипажа.

Протокол миссии требовал незамедлительно провести диагностику тела после пробуждения. Это было не более чем формальностью. Корабль тщательно отслеживал рост тела — и при появлении каких-либо дефектов, он бы уничтожил его и просто запустил процесс выращивания заново. Иногда, во время высадок Исследователь задавался вопросом о том, сколько раз за время полета он растворялся и заново рождался. Разумеется, компьютер «Джакарты» не стал бы снабжать его такой информацией.

Исследователь запустил процесс диагностики своего нового тела. В физическом отношении оно не сильно отличалось от базовой версии, что еще раз подтверждало изначальное предположение. Разве что уровень радиационной устойчивости чуть выше стандартного. А вот лицо изменилось. Пропорции были близки к обычным человеческим и даже чем-то напоминали его оригинальную версию. Но все равно, новая конфигурация лица отличалась от предыдущей.

Подобные отклонения не были предусмотрены планом. В теории, каждый раз инкубатор обеспечивает абсолютно одинаковые условия развития, что позволяет создать точную копию организма, включая внешность. Предполагалось, что так лучше с психологической точки зрения экипажа. Пускай встречи с настоящими людьми во время миссии были редки, но все же будет значительно лучше, если они увидят знакомое лицо — и весьма желательно, похожее на нормальное. На практике же технология оказалась сыроватой.

Наверно, на Земле эту проблему уже давно решили. Если, конечно, она все еще посылает подобные экспедиции. Кто знает, возможно, за прошедшие века человечество изобрело технологию каких-нибудь гиперпространственных скачков, и вся миссия «Джакарты» уже давно лишилась смысла? В оставленной ему части земной памяти присутствовала старая книга с подобным сюжетом. Правда название и ее автора вспомнить так и не удалось. Вообще, странно, что корабль оставил ему это воспоминание и позволяет задаваться такими вопросами. Вряд ли это сбой программы. Скорее всего, постарался кто-то из психологического отдела. Наверняка земные мозгоправы пришли к выводу, что иллюзия свободы мысли позволит подобным ему гибридам эффективнее выполнять их миссию. Подобное предположение выглядело отнюдь не лишенным смысла.

После завершения диагностики, программа корабля предложила Исследователю одеться. Костюм уже был готов. Основой для его изготовления служил умный материал, представляющий собой смесь наномашин и специальных волокон. Данная разработка позволяла моделировать одежду, придавая ей любую форму и размер. Полученная таким образом ткань не просто удобно облегала тело, но и имела высокую прочность. Она могла выдержать пребывание во многих экстремальных средах и обладала возможностью самовосстановления в случае повреждений. По завершении миссии, костюм перерабатывался кораблем и, вновь полученная смесь, хранилась в ожидании очередной высадки. Точно такой же алгоритм использовался и для его тела.

Наконец, настало время заняться выполнением поставленных задач. Как только компьютер «Джакарты» убедился, что тело соответствует всем необходимым критериям, Исследователь тут же получил доступ к вводным миссии. Как он и предполагал, его целью стала землеподобная планета на орбите вокруг обычного желтого карлика, получившая безликое временное обозначение XT-2810b. Гравитация чуть меньше земной, относительно приемлемая средняя температура, глобальное магнитное поле. Радиационный уровень на поверхности был значительно выше земного, но все же не в опасной зоне.

А вот с водой кто-то допустил серьезную ошибку. Данные дистанционных наблюдений показывали наличие большого количества водяного пара в атмосфере, подразумевавшего полноценную гидросферу. Предполагалось, что после засевки планеты, ее атмосферу можно будет относительно быстро переработать в пригодную для дыхания.

Однако, вопреки всем ожиданиям, XT-2810b оказался сухим миром. Скорее всего, относительно недавно на орбите планеты разрушилась крупная комета. Ее обломки вошли в атмосферу, создав иллюзию присутствия большого количества воды. В результате «Джакарта» сожгла кучу антиматерии ради планеты, которая не была пригодна для терраформации. Возможно, миссии второй волны все же сумеют что-то сделать с XT-2810b.

Несмотря на такое неожиданное открытие, в работе Исследователя практически ничего не менялось. Ему в любом случае придется выполнить все стандартные изыскания. Это входило в обязательную программу миссии и его мнение на этот счет, разумеется, не учитывалось. Поэтому, оставив лишние рассуждения, он приступил к выполнению поставленных задач.

2.

Высадка прошла успешно. Но уже после первого выхода на поверхность Исследователь пришел к выводу, что перспективы найти какую-то жизнь на XT-2810bфактически равны нулю. Рельеф планеты представляла собой смесь голых скал, исполинских трещин и гигантских базальтовых равнин. Несмотря на относительно комфортные температурные условия, у жизни не было ни малейшего шанса развиться в этом пустынном месте. Впрочем, тут нет ничего удивительного. Предыдущие версии Исследователя высаживались на гораздо более похожих на Землю мирах с огромными океанами, содержащими целый бульон различной органики. И все равно, в каждом случае, они оказывались полностью стерильны.

Для самого Исследователя это было скорее плюсом. Биологическая проверка являлась ключевой частью изучения любой новой планеты. Несмотря на то, что тело, выращенное кораблем по определенным генетическим чертежам далеко не во всем и всегда соответствует человеческому, с точки зрения иммунной системы они идентичны. Если в организм Исследователя попадет какой-то чужеродный патоген, встроенные датчики станут документировать, как тот постепенно убивает тело гибрида. На этот случай лечение в протоколе не предусматривалось. Такой подход объяснялся необходимостью проследить все стадии возникшего заболевания.

Программа испытаний предоставляла множество возможностей для подобного эксперимента. По указанию корабля, Исследователь неоднократно касался голыми руками поверхности, пил местную воду, а один раз даже добавлял крошечные фрагменты образцов в еду. Но еще ни разу с ним ничего не случилось. Вопреки оптимистичным предсказаниям ученых прошлого, даже самая простейшая жизнь, похоже, является крайне редкой штукой во Вселенной.

Конечно, это не означало, что высадки были абсолютно безопасным мероприятием. Однажды, спускаемый модуль попросту сгорел в атмосфере из-за неправильного рассчитанного угла входа. Во время другой попытки высадиться на поверхность произошла разгерметизация скафандра. Еще в одном случае после приводнения корпус модуля дал течь и в итоге затонул. «Джакарта» не стала спасать жизнь Исследователя. Риск потерять еще один челнок был не оправдан и не рационален. Получив всю необходимую информацию, компьютер прекратил связь и оставил неудачливую версию гибрида умирать в одиночестве на планете.

Разумеется, у Исследователя не было прямых воспоминаний об этих случаях — лишь корабельные отчеты. Также, его не слишком перегружали воспоминаниями спецмодификаций, выполнявших задачи в экстремальных условиях. Доступ к ним давался только в случае аналогичных миссий.

Все это было оговоренной частью сделки, заключенной настоящим человеком, который, по идее, умер много веков тому назад. Исследователь помнил из его жизни ровно столько, сколько было нужно для создания связной личности, способной эффективно выполнять обязанности. Набор разрозненных фрагментов, складывающихся в почти осязаемый образ. Высокое синее небо, с плывущими по нему облаками. Огромные города, заполненные множеством людей и транспортных средств. Шум дорог и голосов. Чьи-то лица. Прикосновение к другому человеку... Казалось, что все это было совсем недавно. И в тоже время создавалось впечатление, что этого не было никогда. Так, словно Исследователь придумал все сам. Иногда он пытался пробиться через встроенные барьеры, и вспомнить что-нибудь еще. Но, увы, без особого успеха.

Исследование XT-2810b проходило в стандартном режиме. Собранные данные обрабатывались и занимали свое место в базе, хранившую информацию о результатах предыдущих полетов. Более половины всей необходимой работы уже осталось позади. Как и предполагалась, ничего интересного и удовлетворяющего целям миссии так и не было найдено.

Вдруг, во время одного из выходов Исследователь получил странное сообщение от «Джакарты». Ему предстояло свернуть все работы, подготовить модуль к немедленному запуску и перевести метаболизм в режим ожидания. Хоть тело Исследователя во многом и соответствовало обычному человеческому, оно не было запланировано на такой же срок жизни. Конструкторы посчитали это неразумной тратой ресурсов. Стандартный срок функционирования Исследователя составлял около 120 дней. Но благодаря гибким настройкам эндокринной системы его можно было значительно растянуть в случае непредвиденных обстоятельств. А они, похоже, произошли. «Джакарта» свернула зонтик солнечной электростанции, активировала двигатель и покинула орбиту. Кроме того, компьютер начал процедуру пробуждения человеческого экипажа.

Причина всей этой активности не сообщалась. Возможно, корабль обнаружил какую-то угрозу, потребовавшую срочно покинуть окрестности планеты. В этом случае Исследователь уже никогда не выберется с XT-2810b. Еще одна отработанная копия погибнет на просторах очередной безжизненной планеты. А спустя какое-то время, новая, измененная под конкретные задачи, будет снова создана на борту корабля. Интересно, оставят ли ему какие-нибудь воспоминания об этой высадке во время следующего пробуждения? Хотя, это не так уж и важно. В конце концов, об этом можно будет почитать в отчете.

3.

Несмотря на огромное расстояние, Исследователь наверно смог бы увидеть вспышку даже невооруженным глазом. В принципе, модулю не требовались иллюминаторы, но все же их оставили — видимо, в честь какой-то древней традиции. Всю необходимую информацию давали приборы. И мгновение спустя они предоставили данные. Перепроверять их не было смысла. Корабль уничтожен. «Джакарта» испарилась. Все, что от нее осталось, это лишь стремительно расширяющееся облако обломков. Виновник произошедшего находился неподалеку. Экипаж «Джакарты» успел дать ему имя «Омега». Это был космический корабль. И он определенно был построен не людьми.

Информация продолжала поступать. И она выглядела как полная бессмыслица. «Омега» появилась рядом со звездой в буквальном смысле из ниоткуда. Сенсоры «Джакарты» не зарегистрировали ни выделения энергии, ни радиации, ни выбросов вещества — ничего, что свидетельствовало бы об использовании пришельцем каких-либо двигательных установок.

Когда «Джакарта», повинуясь стандартному протоколу первого контакта, попыталась установить связь, инопланетный корабль внезапно материализовался рядом с ней. При этом бортовые системы еще некоторое время продолжали видеть «Омегу» на ее старой позиции. Это означало только одно — мгновенное перемещение в пространстве со сверхсветовой скоростью и полный крах всех представлений о законах физики.

К сожалению, у компьютера и экипажа «Джакарты» не было возможности оценить последствия этого факта. Сразу после прыжка «Омеги» что-то врезалось в корпус корабля, аннигилировав его. Детекторы «Джакарты» так и не смогли ничего засечь. Это означало, что масса объекта измерялась долями грамма.

Все это просто не укладывалась в голове. Но он не мог отрицать факт случившейся катастрофы.В эту минуту к Исследователю пришло осознание того, что вместе с «Джакартой» закончилась и вся его миссия. Столетия полетов по звездным системам, исследования и десятки высадок разлетались по космосу вместе с остатками корабля. Неожиданность такого вывода словно парализовала и ввела в чувство полной растерянности. За это время «Джакарта» стала для него своеобразным домом, а миссия – подобием смысла жизни. И это все было уничтожено чем-то, или кем-то не поддающимся пониманию. Непроизвольно возникал вопросы о том, что будет дальше и самое главное — что делать сейчас?

Из ступора Исследователя вывел тревожный сигнал приборов. Еще одно срочное сообщение оставалось непрочитанным. За мгновение до своей гибели, «Джакарта» дала Исследователю указание направиться к первой планете системы — газовому гиганту, окруженному весьма массивным кольцом, по сравнению с которым Сатурн выглядел довольно скромно. Именно там, среди множества обломков прятался небольшой разведывательный корабль – «Риндлер». Из имеющейся информации Исследователь узнал, что «разведчик» был запущен к первоначальному положению «Омеги» и на данный момент на его борту находятся несколько выживших членов экипажа. В отличие от него самого, они были настоящими людьми.

Вопрос, что делать прямо сейчас разрешился автоматически. Прочитав сообщение, Исследователь незамедлительно принялся выполнять последнее указание «Джакарты». Задав координаты, он направил модуль на встречу с «Риндлером».

4.

— Ты сошел с ума! У нас нет ни единого шанса против этой штуки. Это все равно, что пытаться из лука сбить истребитель. Пока еще не поздно, нам надо…

— Послушай. Никто же не говорит, что ты будешь лично находиться за штурвалом. Мы останемся тут, в безопасности.

— Безопасности? Они могут телепортироваться! Те-ле-пор-тироваться. Это же все равно, что сраная магия. Ты на полном серьезе думаешь, что с такими возможностями они ничего не заметят?

— Ты должен понимать, что мы обязаны так поступить. Это наш долг.

— Долг вести себя как идиоты и совершать бессмысленные поступки?

За последние несколько часов обстановка на борту «Риндлера» успела накалиться до предела. Офицер по безопасности Янг пытался убедить второго помощника капитана Веньбо согласиться с планом удара по «Омеге». Тот в свою очередь настаивал на тщетности любых попыток борьбы, призывая бежать из системы и направиться к ближайшей человеческой колонии. На борту корабля находилось еще два человека — перепуганные насмерть астробиологи Сайто и Эванс. Они предпочли не влезать в спор и молча наблюдали за происходящим, за все время не произнеся ни слова. Однако Исследователю даже не понадобилось считывать их сигнатуры. Он и так понимал, что двое астробиологов скорее согласны с предложением Веньбо.

За время полета к месту, где прятался «Риндлер», Исследователь успел тщательно изучить записи происшествия. «Омега» не походил ни на один космический корабль, построенный человеком. Он вообще не был похож на космический корабль. Судно представляло собой беспорядочное нагромождение длинных отростков, угловых конструкций и выступов общим диаметром в несколько километров. Казалось, что понятие симметрии совершенно чуждо создателям «Омеги». Было совершенно непонятно, где у корабля центр управления, жилые отсеки и двигатель. И есть ли они вообще.

Впрочем, чем дольше Исследователь анализировал «Омегу», тем сильнее в нем закрадывалось подозрение, что это действительно не космический корабль в традиционном представлении. Такое было бы чертовски сложно построить на орбите. Скорее оно напоминало некий, увеличенный во много раз организм. Данные спектроскопии косвенно подтверждали это. Корпус пришельца содержал большое количество органики, закрученной в весьма экзотические химические модификации.

Как бы безумного это не прозвучало, но казалось, что пришельцы попросту вырастили корабль, придав ему желаемую форму. Впрочем, безумно ли? Эти существа умеют совершать мгновенные прыжки в пространстве. На этом фоне битехнологии, позволяющие выращивать звездолеты на космических фермах, вовсе не кажутся такой уже фантастикой.

— Я запрещаю тебе это делать! Мы немедленно покинем систему. Этой мой приказ.

Крик Веньбо прервал размышления Исследователя. Конфликт среди выживших достиг кульминации. Веньбо извлек из аварийного набора пистолет и нацелил его на Янга. Тот, впрочем, никак не отреагировал на это обстоятельство и продолжил речь, четко выговаривая каждое слово.

— Согласно уставу, если экспедиция находит угрозу, представляющую опасность для Земли, она должна предпринять все возможные меры по ее устранению. Все остальное, включая корабль и жизни экипажа вторичны. Если кто-то пытается помешать подобным действиям, он рассматривается как часть угрозы. Ты знал об этом, когда подписал контракт. Это твой последний шанс. Опусти оружие.

— Клянусь, я в тебя выстрелю. – Второй помощник капитана начал терять над собой контроль. Вряд ли кто-то из присутствующих сомневался в его словах. Рука с пистолетом подрагивала, но указательный палец твердо лежал на спусковом крючке. Офицер по безопасности выглядел немного раздраженным, но все же по мере сил сохранял спокойствие. Он сделал глубокий вдох, после чего хладнокровно ответил на истеричный вопль своего оппонента.

— Что ж, это твой выбор. Мне жаль. Приступай.

Последняя команда была адресована Исследователю. Когда он еще только подлетал к «Риндлеру», Янг активировал чрезвычайный протокол, передав себе полномочия руководителя экспедиции. Они включали в себя возможность отдавать обязательные к немедленному исполнению приказы.

Похоже, Веньбо не представлял, с какой скоростью может двигаться гибрид.Еще до того, как он начал поворачивать голову, Исследователь рванул с места, на ходу выхватывая нож. Удар пришелся чуть ниже основания черепа. Лезвие вошло прямо в продолговатый мозг, мгновенно остановив все жизненные функции помощника капитана. Теперь на борту «Риндлера» осталось три настоящих человека.

5.

По поводу плана дальнейших действий споров больше не возникало. Сайто и Эванс не задавая лишних вопросов выполняли все приказания Янга. Иногда, Исследователь ловил на себе их осторожные взгляды. После случившегося, астробиологи побаивались его, стараясь по возможности избегать с ним встречи. Их можно было понять. Гибрид убил человека. Вряд ли они могли себе такое представить, записываясь в экспедицию. Только офицер по безопасности спокойно относился к Исследователю, зная, что тот четко и без колебаний исполнит все его приказы.

Остаткам экипажа «Джакарты» потребовалось около недели, чтобы подготовить атаку. Разумеется, на корабле не было никакого оружия. Но он сам мог стать оружием. Разогнанная до околосветовой скорости килограммовая болванка при столкновении выделит энергию, эквивалентную мощности взрыва водородной бомбы. Из какого бы чудо-материала не был сделан пришелец, базовые законы мироздания никто не отменял. Любое попадание объекта движущегося на подобной скорости гарантированно уничтожит «Омегу».

Импровизированной ракетой должен был стать сам «Риндлер». Точнее говоря, его половина. Конструкция судна была выполнена по двойной «поездной» схеме. Спереди и сзади корабля располагались двигатели — в середине подобно вагонам находилась цепочка жилых и служебных отсеков. Такой дизайн мог показаться избыточным, но он являлся на удивление практичным. Проблемы с двигательной установкой были не так уж редки в дальних экспедициях. Кроме того, при необходимости корабль можно в буквальном смысле разделить на две половинки, чтобы исследовать большую территорию.

Разумеется, все было не так просто. Даже «половинчатая» версия Риндлера не смогла бы мгновенно развить близкую к световой скорость. Поэтому был разработан следующий план. Исследователю предстояло направить свою половину корабля к звезде и выполнить серию орбитальных пируэтов, которые существенно ускорят его. Скорее всего, пришельцы увидят маневр. Янг надеялся на то, что они решат повременить со стрельбой, решив, что «Риндер» хочет бежать, и вначале попытаются установить пункт его назначения. На это и делался основной расчет. Во время финального маневра, когда корабль будет закрыт звездой, Исследователь активирует двигатель и направит его прямо на «Омегу». При движении на релятивистской скорости, у противника будут считанные секунды на ответную реакцию. Если очень повезет, возможно, его удастся застать врасплох.

Навигационный компьютер вполне мог бы осуществить подобный маневр. Но, учитывая неизбежную задержку в передаче сигнала, Янг хотел, чтобы на борту оставался кто-то, способный импровизировать в случае изменения обстоятельств. Кроме того, они не знали всех возможностей пришельца. Вполне вероятно, что его техника способна определить наличие живых существ на борту «Риндлера». Присутствие Исследователя на борту повышало шанс на то, что они все-таки поверят в бегство.

Разумеется, для самого Исследователя это означало окончательную гибель. Все составляющие его личность данные будут навсегда утеряны. Он больше не проснется в чане с набором отрывочных воспоминаний о прошлых полетах. Никаких новых пробуждений, высадок, исследований. Цикл бесконечного перерождения прервется и следующая смерть для него станет последней. За эти дни Исследователь обнаружил, что хоть диапазон его возможных действий по-прежнему определялись жестким встроенным протоколом, но ход мыслей больше никак не контролировался — гибель «Джакарты» сняла все старые ограничения.

В голове кружились смутные воспоминания, оставшиеся от его изначального я: идеалиста, согласившегося сделать слепок своего сознания в надежде отправиться к далеким звездам. Перспектива посещать неизведанные миры, высаживаться на новых планетах и делать открытия пленила разум. Бессмертный странник в бесконечно долгом путешествии по бескрайним просторам космоса. Это была мечта!

Как ни странно, Исследователь практически не испытывал беспокойства в отношении предстоящего испытания. Конечно, он не хотел бесследно исчезнуть. Но ему приходилось слишком часто умирать, чтобы переоценивать важность своего существования. В конце концов, каждая из его предыдущих версий была отдельной личностью, прожившей свою собственную, пускай и весьма короткую жизнь. Даже если каким-то образом и удастся сохранить воспоминания, это все равно будет не он.

Поэтому, Исследователь не пытался оспаривать свою судьбу. В какой-то степени, ему даже льстил факт того, что ему доверили сыграть роль спасителя Земли и возможно всего человечества. Правда сам он ни на секунду не верил, что в этом деле удастся добиться успеха. Кем бы ни были пришельцы, очевидно, что люди для них не более чем мелкая помеха. Все равно, что муравейник, случайно оказавшийся на участке, где будет построена новая трасса.

Когда подготовительные работы были окончены, настало время для реализации задуманного. Исследователь, стоял у компьютера и просматривал расчеты, желая в последний раз убедиться в их правильности. За спиной послышались шаги. Это был Янг. Он старался выглядеть уверенным, но на его лице читалась некоторая напряженность.

— Все готово. — резюмировал Янг и, положа руку на плечо гибрида, слегка улыбаясь, добавил. - Не подведи!

Исследователь давно не слышал этой фразы. Но ее значение он помнил. Сейчас, эти слова показались ему глупыми. Ведь все просто. Есть задание, которое нужно выполнить. И ты либо выполняешь его, либо нет. А вообще, было интересно наблюдать за надеждой настоящего человека. Неужели Янг действительно верил в успех этой затеи? Так это или нет, но ровным счетом это ничего не меняло.

— Да, конечно, я сделаю все, что нужно. – ровно ответил Исследователь и попытался улыбнуться в ответ.

Двое астробиологов тоже были здесь. В этот раз Сайто и Эванс пристально смотрели на него и почему-то не отводили как прежде глаз. Их взгляд перестал излучать осторожность. Страх как будто улетучился. Причиной могло послужить то, что вместе с гибридом корабль покидала потенциальная угроза для их жизней. Однако не исключено, что это было вызвано совсем другими человеческими чувствами.

Наступила тишина. Исследователь сам прервал возникшую паузу.

— Мне пора идти.

— Удачи! – прозвучало ему уже вслед. Но он не стал оборачиваться и молча исчез в коридорах корабля.

6.

Исследователь отстыковал половину «Риндлера» и, выйдя на нужную траекторию полета, направил его к звезде. Что ж, по крайней мере, первая часть плана сработала. «Омега» никак не отреагировала и осталась на прежней позиции. За все время после инцидента титаническая махина не изменила своей орбиты и не проявила никаких видимых признаков активности. Однако выводы делать было рано. Не стоило забывать, что сейчас Исследователь видит то, где пришелец находился несколько минут назад. Возможно, что «Омега» уже совершила очередной прыжок и сейчас появится рядом с ним. Но к счастью этого не произошло.

Вторая часть полета также проходила без каких-либо осложнений и сюрпризов. Исследователь постепенно перевел «Риндлер» на близкую к звезде орбиту. Теперь ему предстояло совершить две коррекции курса, по завершении которых он запустит на полную мощность двигатель и отправится прямо в точку, где должен будет находиться пришелец. Подобный маневр наверняка прикончил бы обычного человека. Корпус судна мог выдержать жар светила, но он не мог полностью защитить от радиации. И, даже, если бы пилот не умер от лучевой болезни, перегрузка во время включения двигателя раздавила бы его внутренности. Но организм Исследователя имел большую устойчивость к этим факторам. Нынешняя его версия оказалась удачной для выполнения такой задачи. Он точно выдержит излучение и если очень повезет, даже останется в сознании в момент основного события.

Корабль успешно завершил первый маневр. «Риндлер» прошел на расстоянии около миллиона километров от пылающей поверхности, ускорился, после чего взмыл, временно удаляясь от звезды. Как и предполагалось, именно эта часть плана должна была усыпить бдительность «Омеги». Пускай считает, что корабль в спешке покидает систему. На самом деле, законы орбитальной механики диктовали, что корабль снова вернется и пройдет на еще меньшем расстоянии от светила. Вот тут и нужно будет активировать двигатель. Все, что случится потом, уже находилось не в компетенции пилота.

«Риндлер» прошел апоцентр орбиты и снова начал приближаться к звезде. До момента Х оставалось меньше часа. Исследователь еще раз проверил имеющиеся данные. «Омега» по прежнему на месте. Все идет…

Пришелец исчез! В это мгновение Исследователь словно наяву увидел реакцию экипажа «Джакарты» на столь наглое попрание физики. Ну что же, он с самого начала понимал, что план предлагал призрачную надежду и не более того. Скорее всего, ему оставались какие-то секунды до встречи с неизбежностью. Увернуться не выйдет. По крайней мере, ему не в чем было винить себя. Свои обязанности он исполнил.

В ожидании неминуемого, Исследователь откинулся в кресле. Веки сами поползли вниз. Время шло, но ничего не происходило. Когда в недоумении он снова открыл глаза, то сперва не поверил тому, что видит. Газовый гигант, на орбите вокруг которого находилась вторая половина Риндлера, взорвался.

7.

Первое впечатление оказалось не совсем верным. Газовый гигант не взорвался — по крайней мере, не в прямом смысле. Очевидно, часть его атмосферы оказалась выброшена в космос. Газовые облака, а также фрагменты колец теперь разлетались во все стороны, породив причудливую туманность.

В центре этой туманности происходили поразительные процессы. Данные приборов противоречили друг другу — казалось, что они попросту сломались. Но Исследователь видел все своими глазами. Планета постепенно меняла свою форму и структуру поверхности. Периодически по ней прокатывалась рябь, после чего ее цвет становился другим. Это походило на метаморфозы какого-то существа. Неизвестно откуда, у Исследователя в голове возникла аналогия с гусеницей, которая превращается в бабочку.

На приборной панели загорелся огонек входящей передачи. Кто-то посылал ему сообщение. Исследователь принял вызов и в кабине зазвучал искаженный помехами голос Янга.

— Я надеюсь, что ты еще жив и получишь сообщение. У меня осталось мало времени, поэтому буду говорить быстро. Эванс и Сайто мертвы. Я нахожусь в спускаемом модуле — у него прочный корпус, но тут столько обломков, что рано или поздно, они пробьют стенки. Думаю что «Омега» переместилась прямо в центр планеты и инициировала некую реакцию. Возможно, это просто их способ проводить выходные. Но то что я вижу… Это прозвучит как полный бред, но похоже, что пришельцы оживили планету. Превратили ее в гигантский организм. Идеальная терраформация. Зачем тратить тысячелетия на постепенную переработку атмосферы и создание подходящих условий, если можно сделать так, что планета осуществит все сама? Наверное…

На несколько секунд голос Янга стал совершенно не различим из-за помех. Исследователь постарался усилить сигнал.

— не сможем ничего поделать. Ты должен вернуться на Землю, и рассказать, что тут произошло. Покажи записи. Это мой последний приказ. Возможно, Земля не интересна этим существам, но мы не имеем права надеяться на это. Воспользуйся криокапсулой. Ее никогда не использовали для гибри… новых людей, но я думаю, ее будет несложно настроить.

Исследователь услышал звук удара. Голос Янга а зазвучал еще быстрее.

— Ты должен вернуться. Должен рассказать. Это может дать нам шанс.

Передача прервалась. Больше в эфир офицер по безопасности не вышел.

8.

Исследователь выполнил приказ Янга и проложил новый маршрут. Теперь «Риндлер» отправится к Земле. Правда, встреча будет не скорой. Полет продлится свыше ста лет. Исследователь не знал, удастся ли ему дотянуть до этого момента. Из-за всех недавних передряг тело вырабатывало ресурс намного быстрее, чем планировалось. Криокапсула должна приостановить процессы разрушения организма. Но лишь в теории.

В процессе составления плана полета перед Исследователем встала дилемма. Он мог использовать все имевшееся топливо для одного мощного рывка. Это позволило бы ускорить время перелета, но в то же время означало, что достигнув пункта назначения, корабль никак не сможет погасить скорость. «Риндлер» за несколько часов промчится через Солнечную систему и затем отправится в бесконечное путешествие по космическим просторам.

Но если за время межзвездного перелета что-то пойдет не так, например, сломается система связи, или возникнет необходимость изменить курс, миссия будет провалена. Поэтому Исследователь решил оставить запас топлива в качестве своеобразной страховки. Его хватит, чтобы погасить скорость «Риндлера» на подлете к Солнцу. Даже если его тело и не переживет путешествия, даже если система связи даст сбой, сделанные им записи останутся в сохранности на корабле. Компьютер переведет «Риндлер» на орбиту вокруг Земли. Рано или поздно, кто-то заинтересуется незваным гостем и поднимется на борт. Возможно, земляне даже извлекут воспоминания из его останков и перенесут их в новое тело. Это давало слабую надежду, что его личность снова возродится.

Исследователь тут же прекратил размышлять на эту тему. Об этом можно будет подумать, когда он выполнит поставленную задачу. Пока же ему предстояло довести корабль до Земли. Из-за последствий инопланетной терраформации, по всей этой системе теперь раскидано большое количество обломков. «Риндлеру» достаточно будет столкнуться с объектом, по размеру чуть большим песчинки, чтобы путешествие закончилось не начавшись.

Перед тем, как лечь в капсулу, Исследователь в последний раз взглянул на планету. Она значительно уменьшилась в объеме и резко увеличила скорость вращения. Ее поверхность почернела. По своим характеристикам она стала близка к абсолютно черному телу.

Но наиболее заметным изменением стало целое ожерелье исполинских пиков высотой в сотни километров, опоясывающих экватор планеты. Их вершины были увенчаны характерными образованиями. Телескопические наблюдения подтвердили подозрения Исследователя. Каждое из них выглядело подозрительно похоже на «Омегу».

9.

Он открыл глаза и мысленно поблагодарил конструкторов корабля. Система жизнеобеспечения криокапсулы выдержала перелет и поддержала основные функции организма.Почти сразу после пробуждения в голове опять засверкал тоненький лучик надежды. Исследователь не мог понять, почему это вдруг стало его так волновать, когда у него есть куда более важные дела. Пришлось подавить в себе эти отвлекающие от задания мысли и немедленно браться за дело.

«Риндлер» безукоризненно выполнил заложенную программу и пересек границу Солнечной системы. Основные системы корабля, в том числе и связь, находились в рабочем состоянии.Топливные баки практически опустели. Но остатков горючего все же должно хватить, чтобы добраться до Земли.

Эфир был пуст. Лишь сейчас Исследователь осознал то, что должен был понять сразу, как только подключился к корабельной системе. Сигналы навигационных спутников, телеметрия, стандартная электромагнитная болтовня — системы «Риндлера» не могли зафиксировать ни одного сигнала искусственного происхождения во всей Солнечной системе. Возможно, «Джакарта» была не первой, кто столкнулся с пришельцами и кто-то другой уже успел предупредить землян о том, что лучше не афишировать свое присутствие?

Надежда на это разбилась вдребезги после того, как Исследователь поближе взглянул на планеты. Перепроверка звездных координат подтвердила — «Риндлер» в Солнечной системе. Вот только эта была вовсе не та Солнечная система, которую он некогда покинул. Уран попросту исчез — корабль не нашел никаких следов ледяного гиганта. Точно также испарились и знаменитые кольца Сатурна. Вместо них вокруг планеты вращался новый спутник, по размерам превосходивший Титан. Расчеты показали, что тело с такими параметрами орбиты и размерами в принципе не сможет существовать. Но в последнее время Исследователь видел слишком много невозможного, чтобы понять: определение этого слова нуждается в серьезном пересмотре.

Система Юпитера подверглась еще большим изменениям. Фактически, масса планеты находилась на том же самом месте — однако теперь она была сжата в небольшую точку диаметром в пару метров. Сила гравитации в этом месте была столь велика, что даже свет не мог покинуть ее пределов. Планета, ставшая миниатюрной черной дырой, была окружена ярким диском. Судя по всему, он подпитывался веществом со спутников Юпитера. Над полюсами дыры, откуда струилась пара ослепительно ярких джетов, висели огромные структуры. Электростанция. Пришельцы превратили Юпитер в гигантскую электростанцию, догадался Исследователь.

Меркурий тоже исчез. Но у Исследователя имелось предположение, куда он делся. Скорее всего, его использовали как стройматериал для опоясывающего Солнце тонкого кольца.

Как ни странно, Луна сохранила свой первозданный вид. А вот Земля выглядела так, какой ее и боялся увидеть Исследователь. Ему даже не потребовалось увеличение, чтобы разглядеть знакомый экваториальный хребет. Он опоздал.

Вряд ли ему стоило оплакивать человечество. Оно бы все равно ничего не смогло противопоставить расе, умеющей превращать планеты в черные дыры. И с Землей, вероятно, было покончено еще много столетий тому назад. После этого пришельцы просто пошли по следам людей, стирая все признаки их существования.

Чуть позже у Исследователя появилась странная, почти сумасшедшая догадка.Дело в том, что за прошедшие после пробуждения дни в его голове все чаще стали вспыхивать фрагменты воспоминаний из прошлой жизни. Вначале это были картинки из детства, юности и взрослой жизни. Родные, друзья, коллеги. Обрывки разговоров… Затем он вспомнил, как началась вся эта шумиха с выращиванием тел, их модернизацией и «переносом личности». Долгожданный прорыв в науке открыл перед людьми новые горизонты.«Бессмертие» начали покупать для себя, поставлять в армию, внедрять в космические программы. Стоило такое удовольствие не дешево. Чтобы воспользоваться им, нужно было иметь приличные финансовые возможности. Когда-то давно Исследователю невероятно повезло. Он заполучил желаемое, став членом экипажа на борту «Джакарты».

Были и те, кто противился прогрессу. Начались акции протестов с последующими погромами и жертвами. Иногда доходило до вооруженных конфликтов. Такое неприятие часто аргументировалось тем, что подобные «эксперименты» направлены против самой человеческой природы. Вот только процесс было уже не остановить.

Симбиоз плоти и технологий позволил людям сделать первые шаги к звездам. Но человеческое тело и человеческий разум все равно оставались слишком слабы, чтобы выдержать все трудности межзвездных перелетов и покорить галактику.Так зачем пытаться улучшать то, что изначально не приспособлено для выполнения цели, если намного логичнее создать совершенно новый организм? Зачем гнаться за иллюзией сознания и пытаться сохранить личность в виде набора отдельных воспоминаний, если можно объединить в единое целое множество разумов, создав более совершенный инструмент познания?

Предпосылки к этому отчетливо просматривались еще во времена, когда он был обычным человеком. Добавьте к этому несколько веков ускоряющегося технического прогресса и получите закономерный итог. Человечество реализовало свои давние мечты и стало межзвездным видом. Наверняка, далеко не все приняли этот переход. Но у старых людей не было ни единого шанса. Неандертальцы не дадут соврать.

Чем больше Исследователь об этом думал, тем меньше у него оставалось сомнений. Не пришельцы терраформировали Землю и уничтожили его корабль. Это были сами люди. Точнее говоря, постлюди — совершенно новый вид, в который эволюционировали потомки Homo Sapiens.

10.

Исследователь потратил несколько дней, пытаясь обнаружить хоть что-то знакомое, оставшееся от привычной Земли. Но не слишком преуспел в этом.Единственное сходство заключалось в том, что большая часть планеты все еще была покрыта водой. Рассматривая снимки поверхности, он не мог найти никаких знакомых ориентиров— ни городов, ни следов прежней биосферы. Практически всю сушу занимали странные структуры, предназначение которых он вряд ли смог бы разгадать. Изменились даже форма и расположение континентов, а также состав атмосферы. Воздух Земли стал непригоден для дыхания.

Исследователь несколько раз отправлял сообщения на всех возможных частотах, но никто не откликнулся. Так прошло еще несколько дней. «Риндлер» по-прежнему курсировал по орбите вокруг Земли. Тело Исследователя проявляло все больше признаков скорого отказа. Он, конечно, мог бы снова лечь в криокапсулу — вот только зачем? Уловить сигнал какой-нибудь внеземной колонии ему не удалось. Лететь было некуда, да и все равно, у корабля не осталось топлива. За все время пребывания в Солнечной системе на Исследователя не обратили никакого внимания. Говоря проще, его не уничтожили. Все правильно. Нет смысла тратить энергию на того, кто не представляет реальной угрозы и в самые кратчайшие сроки умрет сам.

Однако дальше произошло одно удивительное открытие. «Риндлер кое-что обнаружил. Этим «кое-что» оказалось место, где сохранилась прежняя биосфера. Небольшой остров, спрятанный посреди огромных водных просторов, в прошлом называвшихся Тихим океаном.

Исследователь несколько раз тщательно перепроверил данные. Так и есть, это не ошибка. Он вывел изображение острова на экран. Покрытый зеленью участок суши, спрятанный среди огромных водных просторов, разительно контрастировали с почерневшей Землей. Анализ показал, что состав атмосферы в этом районе также отличается от всей остальной планеты. Она вполне пригодна для дыхания.

Объяснить причину существования этого оазиса Исследователь не мог. Однако в его голове уже возникла идея. А что, если попытаться приземлится в этом месте, которое странным образом избежало изменений? Не исключено, что при снижении он врежется в какой-нибудь невидимый защитный барьер и погибнет. Только какая теперь разница? Медленное угасание в глубинах космоса вряд лучшая из альтернатив.Может действительно стоило в последний раз побывать там, что когда-то очень давно являлось его домом. Исследователь хотел этого и одновременно чего-то боялся. Прошло еще несколько минут раздумий и, наконец, решение было принято.

Исследователю потребовалось пару часов, чтобы составить итоговый отчет. Он не мог ответить на вопрос, зачем и для кого это делает. Просто казалось, что так надо.

Дав последние указания компьютеру, Исследователь залез в спускаемый модуль. После его отстыковки, «Риндлер» начнет ретрансляцию его финального отчета во все ближайшие звездные системы. Корабль будет посылать сигнал до тех пор, пока у него не закончится энергия или не выйдет из строя передатчик.

Впрочем, шансы на то, что кто-то прочитает его сообщение, были астрономически малы.Насколько было известно Исследователю, из всех кораблей первой волны «Джакарта» была направлена в самую дальнюю экспедицию. Вполне возможно, что он стал последним человеком во Вселенной. Хоть, технически, он и не является им. Эта мысль несколько успокаивала. Быть последним и знать, чем все закончилось, по-своему весьма неплохое завершения пути.

11.

Модуль приземлился в нескольких десятках метров от берега. Плавно поднялся люк, впуская солнечный свет вместе с земным воздухом. Исследователь сделал глубокий вдох. Ничего не произошло. Только неожиданно участился пульс.

Исследователь подошел к выходу, сделал шаг наружу и аккуратно ступил на поверхность. Земля под ногами была мягкой. Он сделал шаг, потом второй, третий.Когда-то давно первый человек оставил отпечаток своей ноги на пыльной поверхности другого космического тела. А сейчас, точно также последний человек ступал по Земле, оставляя за собой примятую траву.

Место выглядело первозданным.Кроме пляжа, весь остров был покрыт разнообразной растительностью. В воздухе с жужжанием проносились насекомые, а чуть дальше линии берега, среди деревьев хорошо различалось пение птиц. Вот она - уцелевшая часть старого мира.

К Исследователю начали возвращаться старые, давно забытые чувства. Они были такими знакомыми, но ощутить их снова было так необычно. Если бы он захотел описать словами весь этот калейдоскоп ощущений, он вряд ли сумел бы это сделать. Впрочем, и не нужно. Исследователь здесь один. Говорить не с кем. Зато, освободившись от контроля сознания, можно раствориться в заново открытых чувствах, мыслях, эмоциях. Хотя и ненадолго. Совсем скоро все закончится. Навсегда.

Он непроизвольно мотнул головой, словно пытаясь отогнать мысли о близкой кончине. В конце концов, ему ведь не привыкать умирать, верно? А раз так, значит, ничто не мешало провести последнее исследование, после которого он сможет со спокойной совестью завершить свою миссию.

Исследователь направился вглубь острова. Его интересовала необычная формация, замеченная на спутниковой фотографии. На ее поиски потребовалось пара часов. Еще издалека, Исследователь понял, что нашел ответ. Формация представляла собой внушительный постамент, покрытый неизвестными ему знаками. На вершине находились четыре человеческие фигуры, держащие шар с привычными очертаниями материков.

Нет, он не наткнулся на затерянный мир. Последний оазис прежней жизни на деле представлял собой что-то вроде музея планеты Земля. Правда, он имел весьма скудный выбор экспонатов. Но Исследователю, как единственному посетителю, этого более чем хватило. В свое время фауна и флора его бывшего дома, была невероятно богата. Накопленные за столетия данные миссии «Джакарты», не шли ни в какое сравнение даже с этим маленьким одиноким островом.

Эпилог.

Исследователь вернулся на берег. Он сел на землю и, обхватив колени руками, смотрел на искрящуюся поверхность воды в лучах вечернего солнца. Смотрел, как прибой накатывал на песчаный берег и слушал приносимый ветром шум океана.

Его мысли занимал памятник в глубине острова. Исследователь не мог найти ни одной разумной причины, по которой постлюдям стоило бы озаботиться сохранением маленькой части старого мира. Но в факте существования острова сомневаться не приходилось. А значит, есть в этом всем какой-то смысл. Неужели новая цивилизация сохранила остров в качестве напоминания о своих истоках? Это было бы так… по-человечески. Но не слишком ли самоуверенно приписывать им чувства и логику старых людей? Остров мог использоваться и для совершенно иных целей. Жаль, что он уже не успеет найти ответ этот вопрос.

Солнце уходило за горизонт, знаменуя завершение дня. Вместе с ним заканчивалось отведенное Исследователю время. Он так и остался сидеть на берегу погруженный в себя. Последний человек на последнем кусочке своей Земли.

0
244
Илья Лопатин №1