Ольга Силаева №1

Тренинг для писателей №72

Тренинг для писателей №72
Темпоритмы

Динь-динь, третий звонок!

Добро пожаловать!

Считается, что это слово - темпоритм - «ввёл в оборот» Константин Сергеевич Станиславский. Вообще, мы с вами сейчас прикасаемся к очень большой, прямо-таки грандиознейшей области знаний, поскольку красивый термин так понравился творческим людям, что прикладывают его теперь не только к актерской игре, но и к кинематографу, литературе, музыке, психологии, маркетингу и т.д. и т.п. Каждый специалист находит в нём что-то своё; и неудивительно, поскольку основа в любом случае – человек с его живыми эмоциями, восприятием, движением, действиями, речью.

Если коротко, по-школьному, то

Ритм — это соотношение движений и остановок в пространстве и времени, или ритм — это протекаемые во времени действия, звуки, чувства разнообразной продолжительности с перерывами между ними или правильная смена движений, звуков, чувства различной интенсивности — все это и есть ритм.

Как эстетическая категория, ритм обладает своими закономерностями, специфическими для каждого вида искусства. Эти закономерности обусловлены художественными средствами различных искусств (движение в танце, стихосложение, звуки в музыке и т. д.)

Вспомните свой день, прислушайтесь к ритмам, которые происходят внутри и вовне вас. Биение сердца, ваше дыхание, шаги, звучащие в голове обрывки шлягеров, звуки работающих механизмов, шум дождя, шорох волн, песни птиц – у всего этого есть свой особый ритм.

А приставка темпо- означает всего лишь скорость, с которой повторяются характерные элементы ритмического рисунка. Очень многие из известных нам ритмов могут происходить с разной интенсивностью. Пульс может быть быстрым или медленным, скорость речи может быть очень и очень разной, расслабленная ходьба легко может перейти на бег, а после - и совсем прекратиться.

Ещё цитата:

Для примера можно рассмотреть небольшой эпизод: человек входит в кабинет, куда его пригласили для важного разговора, и видит, что кабинет пуст. Восприятие этого факта, очевидно, приведет к остановке в движении: уже нет смысла идти дальше и еще нет решения вернуться. Принятие решения может сопровождаться передвижением по кабинету: к окну — нет ли ожидаемого лица на улице, к столу — нет ли записки с объяснением, и т.д. Наконец, решение ждать принято, и человек начинает прохаживаться по комнате без всякой видимой цели. Внезапно он слышит из-за двери крик о помощи и бросается по направлению крика.

В этом примере легко проследить изменения темпоритма шагов действующего лица: на первом этапе — средний темп, уравновешенный, спокойный ритм шагов (шаги «обычного» для него размера, с умеренной затратой мускульных сил) до того момента, когда обнаруживается, что кабинет пуст. На втором этапе темп замедляется, потому что человек не знает точно, что ему делать; ритм шагов переменный (то широкие, то мелкие, то вялые, то энергичные, — т.е. различные по затрате сил, с остановками и поворотами). На третьем этапе устанавливается размеренный ритм, но темп более медленный, чем на первом этапе, шаги более вялые, с минимальной затратой сил, а возможно — и меньшие по размеру: все это проистекает из отсутствия конкретной цели движения, из его несвязанности с течением мыслей человека во время этой бесцельной ходьбы. Восприятие крика о помощи почти наверняка вызовет остановку в движении, хотя бы мгновенную.

Шаги на четвертом этапе будут иметь огромный темп — это уже, собственно, не шаг, а бег — при этом количество шагов будет небольшим, зато их размер и сила - максимальными.

Здесь мы видим связь темпоритма с сюжетом. А самая прямая связь, которая собственно и важна была Станиславскому – это отражение во внешних движениях внутреннего психологического состояния актера и, соответственно, восприятия зрителем происходящего на сцене.

Бешеный темп, нерв, крик, суета, драка – одно состояние, тягучая расслабленность, медленная речь, вялость, нерешительность, депрессия, отсутствие цели – совсем другое, противоположное настроение. Там, на самом деле, около десяти градаций.

Но у писателя, конечно, всё немножко по-другому. Его история разворачивается в воображении читателя, его актеры – персонажи, а театральные подмостки – страницы книги. Писателю подвластны любые декорации, его персонажам – практически любые действия, но воздействовать на читателя мы можем только словом. Впрочем, как доказала тысячелетняя практика, слово - это очень хороший инструмент. ))) Вот вам ещё один характерный пример.

В этом предложении пять слов. А вот еще пять слов. Предложения из пяти слов хорошие. Но несколько подряд становятся монотонными. Смотрите, что с ними происходит. Такое письмо становится скучным. Его звук становится ровно однообразным. Это звучит, как заевшая пластинка. Ухо требует от вас разнообразия. Теперь послушайте. Я изменяю длину предложения, и я создаю музыку. Музыка. Письмо поет. У него приятный ритм, мелодика, гармония. Я использую короткие фразы. И я использую фразы средней длины. А иногда, когда я уверен, что читатель отдохнул, я увлеку его фразой подлиннее, фразой, полной энергии, фразой-крещендо, с барабанной дробью, с ударами тарелок, со звуками, которые говорят: послушай, это что-то важное!..

Чувствуете, как меняется настроение? Не удержусь и добавлю ещё одну ссылку о темпоритмах в литературных произведениях - https://www.proza.ru/2015/05/12/748 Загляните, там немного.

А что мы будем делать в очередном задании? Пытаться выразить определенные темпоритмы при помощи трех маркеров – сюжетного, физиологического и … как бы это сказать … фразеологического. Ну это я их так назвал.

Итак, придумайте рассказ, в котором герой проходит через смену нескольких темпоритмов. Выразите эти части, описывая (помимо сюжетных приключений) его психофизиологическое состояние (пульс, дыхание, эмоции, характер речи и особенности движений – всё, что понадобится), а также используя разные стилистические вариации текста – разную длину предложений, знаки препинания и др. Дозируйте количество прилагательных, используйте междометия, переставляйте слова местами, влезьте в душу герою и попробуйте загнать её в пятки! - если этого требует сюжет. :) Не забывайте про диалоги – это очень хороший способ выплеснуть эмоции и показать темп.

Размер истории не более 7000 символов, публикуем, как обычно, в комментариях к этой теме.

Срок на выполнение тренинга – до 27.10.2019. После этой даты вы также можете выполнить задание, но комментарии и оценки уже не обещаем.

Пробуйте и не расстраивайтесь, если не все получится с первого раза, ибо, как сказала одна обезьяна, упав с дерева:

- Ещё никогда путь к самосовершенствованию не был таким стремительным!

Успехов!

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
+8
410
22:36
+1
Как сложно-то.
23:02
+3
Это только кажется. Все это уже делали, только неосознанно.
20:22
+2
Не очень понятно задание, практически во всех своих работах присутствует смена ритма. Или может надо дать рассказ с очень сильным изменением ритма повествования? Непонятен смысл в этом тренинге. Что он нам даст если мы и так постоянно его используем.?
23:20 (отредактировано)
+4
Не согласен с тем, что «практически во всех работах присутствует смена ритма». Совсем не так.

Да, лучше дать рассказ с сильным и заметным изменением темпа, интенсивности действий, переживаний и т.д. Вот ваша работа «Внезапное богатство».

Сравните:
Май подходил к концу. Было жарко, но вода в ставке не прогрелась и купаться ещё рано. А он так любил купаться! И вот, в ожидании настоящего тепла, когда вода в ставке станет как парное молоко, и можно часами бултыхаться у берега, Ваня коротал выходные дни, играя возле водоёма с соседскими парнями, изредка пробуя ладошкой воду. Каштановые аллеи были любимым местом для игр и развлечений совхозной детворы и остались памятью от сбежавшего в революцию помещика, как и его усадьба — большой каменный дом с вишнёвым садом и небольшим сосновым бором, где расположились садик, в который ходил Ваня с братом, и ясли, куда носили его сестричку.

и
И вдруг этот звук — монета задетая сандаликом подпрыгнула и стукнулась о массивный ствол каштана. Ваня сразу уловил этот звук и глаза в долю секунды выхватили монетку, сверкнувшую бликом от яркого полуденного солнца.…
Ваня мгновенно упал на колени и прихлопнул ладошкой упавшую в каштановый цвет монетку. Сгреб её вместе с цветами в кулак и осторожно раскрыл ладонь. Горсть лепестков на ладони скрывала разгадку. Ваня глубоко вдохнул, зажмурился и: сильно подул на ладонь. Цветы взлетели легким облаком и на ладошке засиял сказочный кружочек, не оставляющий сомнения в его ценности.…
Ваня вспотел. Монета была крупнее десяти копеек. Сердце громко стучало где то — под горлом. Осторожно перевернул. И правда, с обратной стороны заветные цифры — пятьдесят, и под ними, устраняя любое сомнение, надпись — коп. Несколько мгновений Ваня растерянно смотрел на монету. Это были огромные деньги. До сих пор он в руках не держал больше пяти копеек, а тут вот такая удача.


Второй отрывок я сократил и его ещё можно подредактировать, усилить впечатление, но вы видите, какое изменение темпа, настроения, характера текста?

Вот примерно это и я хочу видеть в выполненном задании. Почему? Потому что читателю нужна драма, интенсивность переживаний (если это не эссе о красках осени… ). Нужна заметная амплитуда эмоций, темпа, сюжетных изменений. От бесконечных описаний и размышлений читатель заскучает, от непрерывного экшена — устанет. Выходит, надо чередовать.

В конечном счете, сделать качественный экшен труднее, чем нарисовать тихую пасторальную картинку. Но это вот то, о чем все талдычат — нужен конфликт, нужна борьба и противоречия, нужна кульминация и катарсис.

Конечно, не обязательно прям погони, драки и страстные объятия. Можно зацепить читателя и мастерством слова, загадками и тайнами. Но можно и бурными событиями.

Вот почитайте историю Жана Кристобаля Рене и Григория Родственникова Красавица за миллион. Обратите внимание на смену темпа, как авторы это делают.

У нас нет другого способа воздействия на читателя, кроме второй сигнальной системы. Всё по Павлову — скажи «лимон, кисленький лимон, с ноздреватой кожицей, и режешь его, а он брызжется под ножом, и запах такой, что слюна сама течёт...» — и слюна потечёт, правда?

И читатель читает нашу историю для того, чтобы ощутить, почувствовать, прожить на минуту жизнью героев, испытать приключения, не слезая с вечернего дивана, трясясь в вагоне метро, сидя в опостылевшем офисе и т.д.

Поэтому он и переживает то, о чем мы пишем. Пишем — побежал, значит, должен ощутить бег печенками, пишем — бешеная собака оскалила клыки — значит, должен ощутить, почувствовать это.

Тут можно много ещё говорить, но вы попробуйте выразить это не просто в сюжете, а средствами самого текста. Максимально акцентировать как медленный темп, так и быстрый. Да вообще любой темп. Это же просто тренинг.
07:05
+1
А ещё дело немножко в осознанном использовании)
07:58
Да, верно. Пишем и переписываем, шлифуем в нужную сторону.
09:43
Вот я так допереписывалась про зеркало. Всё в корзину ушло ))
08:19
Угу. :)) Я с зеркалом так и не приступил, придумал, но не написал. Всегда старался писать на тренинг, но в последнее время не получается.
08:02
+1
Вот в соседнем тренинге про Радость у вас вполне получилась смена темпа, только лимит 7 предложений наложил ограничения. Можно расширить и доработать
09:40
+2
Спасибо, Marrtin, очень доходчиво и красиво Вы об этом. Теперь понял. Я постараюсь написать новую историю. Сейчас пишу сказку для детей, может оттуда отрывок а может новую. У меня уже зуд творить. Спасибо Вам.
18:34
+5
– Всё старый, отвоевались, – со вздохом проговорила девушка, медленно сползая на дно окопа, там откинула обшитый лоскутами зелёной ткани капюшон, вытащила обойму из винтовки, показала, – последний в стволе.
– Хорошо, – отозвался седой как полярный лис мужик, он сидел на снарядном ящике и, прижимая одной частью перевязочного пакета что-то под бронежилетом, – вот пистолет, а мне оставь гранату.
– Думаешь, нас бросили?
– Нет, конечно. Пожертвовали, как в шахматах, чтобы выиграть позицию, – слова давались тяжело дед выталкивал их парами, всякий раз переводя дыхание, – они на дешёвый понт купились. Зашли танковой ротой в серую зону через миротворцев. Подставились. А нам ни шагу назад. Правда, что из этого сляпают писаки всех рангов – тоже вопрос. Да ты и сама знаешь.
Бой внезапно затих, ни выстрела, ни крика, всё словно накрыли ватным одеялом.
– Минут через пять, вылезай, и ползи к лесу, в кикиморе проскочишь.
– Думаешь…
– Гранату давай, – перебил старик и, получив шар защитного цвета с мелкой насечкой, ухмыльнулся, – РГО, будет, чем попотчевать – любо друзей. Да Настюш не плачь особо обо мне, смерть, она ведь освобождение.
Девушка набрала воздуха для гневной отповеди. Но дед остановил её, прижав указательный палец к губам.
– Слышишь? Вроде бегут, – шёпотом спросил он.
– Живые есть? – рявкнул кто-то, разом одолев и траншею, и бруствер, – к арт-блиндажу.
– Давай доча, рви! – сквозь боль выкрикнул старик.
Девушка подхватила винтовку и ловко выпрыгнула из окопа. Повезло не споткнуться и не запутаться в маскхалате. Точка наблюдения корректировщиков огня недалеко, всего в ста метрах. Сейчас, главное, не упасть и не задохнуться. Сердце, взревев, сорвалось в форсаж, требуя всё больше воздуха. Тут и там защёлкали одиночные выстрелы и короткие очереди. Но неплотно. На грани бокового зрения мелькали ещё несколько фигур. Значит, не одна.
– В круговую оборону. С пулемётом контроль опушки, – задыхаясь, стал распоряжаться парень, бежавший впереди, — и не стрелять. Накроют.
– Они что слепые?
– В лесу видели, а миномётчики нет, так что у нас есть две, три минуты – перевести дыхание, – и, увидев девушку: – а ты зачем, в кикиморе, снимай.
– У меня под ней ничего нет, – неожиданно для себя смутилась Настя.
– Грёбаный йод, – стараясь, успокоится, выругался новый командир, и уже ровным голосом: – до опушки двести метров…
– По дальномеру сто восемьдесят один, – деловым тоном поправил пулемётчик
– В кучу не сбиваться. Бежать изо всех сил, – отчеканил парень, что взялся командовать, вновь осмотрел своих новых товарищей и, остановив взгляд на девушке, спросил: – А где второй? Вас в окопе вроде двое было?
– Часа три назад граната из АГС под броник срикошетила, – ответила она, потом с неожиданным для самой себя равнодушием добавила: – без срочной помощи и часа не протянул бы.
– У нас, у платины, месяц как мужику миной ногу оторвало, – сказал совсем ещё мальчишка, с укороченным калашом, – а на неделе глядь, а он на костылях скачет.
– Да хватит врать, – одёрнул малого пулемётчик, – на мине собака подорвалась. С той стороны три раза за свежатинкой лазали. Наши с водонапорной четверых положили.
– Отставить трёп! На два часа осина.
– А какая она из себя?
– Та, что со светлым стволом, – командир взял гранату, выдернул чеку. – Смотрим под ноги. Бережём дыхание. Считаем до пяти.
Взрыв резким хлопком кнута подстегнул время, что тут же сорвалось в бешеный бег. Настя куском бесформенных водорослей пристроилась немного позади пулемётчика. Слева заработал РПК. Надо прибавить. Зелёным пластилином размазались тягучие секунды. Ни одной мысли и лишь белёсый ствол надежды впереди.
– Девчонка добежала? – не скрываясь, спросили справа.
– Да, – ответил командира, – а что там?
– Мы оленя завалили, размерчик понятно не тот, не лешаком же ей в такую жару париться.
Настя поспешила на голоса. Двое – тот, что с пулемётом и малой, видимо, его второй номер быстро, но без суеты раздевали мужика. Вместо головы у него была, одна большая кровоточащая рана.
– Вот ты где, – обрадовался мальчишка, и бросил девушке снятые штаны, – не кутюр, конечно, но на безрыбье и Жигуль автомобиль.
– Постарайтесь не смотреть в мою сторону, – буркнула под нос Настя.
Не хотелось хвастать трёхдневной свежестью белья, особенно после вчерашней рихтовки нашей позиции «Градом». Но ребята оказались нормальными не таращились, а занимались делом – разбирали и, разбрасывая по кустам оружие.
– Вроде всё получилось, – подвёл первый итог парень, назначивший себя старшим, – двести пятьдесят метров по лесополосе, выйдем на дорогу, сможем отбить машину десять минут и мы вырвались.
Шли по тропе. Молча. Иногда переходя на лёгкий бег. Когда запахло асфальтом, прислушались. Звуки на трассе глушили заросли ракиты. Остановились. Малой показал гранату. Его жестами убедили, что не время. Замерли, раздумывая, с какой стороны подойти к шоссе.
Из нерешительности вывел хруст ломающихся веток. Здоровяк в модном пустынном камуфляже, слегка приспустив штаны, лез напролом.
– Все на дорогу, – сквозь зубы прошипел командир.
Крепыш поднял глаза, тяжело сглотнул.
Настя не стала тянуть, а с разбега нырнула в ракиту, выставив вперёд руку с пистолетом. Мгновение и всё вокруг разорвало десятками беспорядочных выстрелов. Ещё секунда и она вывалилась на обочину. Четверо в зелёных комбинезонах, испуганно жались друг к другу, прячась за кузовом ржавой «Буханки». Руки вскинулись сами. На рефлексах. Как в тире, по две пули на каждого.
– Все к крузаку! – выкрикнул командир, выбегая на трассу и стреляя с двух рук, по зелёнке на другой стороне дороги, – малой за руль, Настюха за капот контроль впереди Мишка прикрывай. Где Фрол.
Девушка бросилась вдоль колонны припаркованных автомобилей, на бегу меняя расстрелянную обойму. Который из них этот самый крузак. Мальчишка, бежавший впереди, открыл водительскую дверь большого белого джипа, и полез внутрь. Девушка, скрывшись за капотом начала выцеливать передний сектор.
Двигатель взревел. Автомобиль захлопал дверями.
– Настюха давай на заднее сиденье.
Малой протаранил впереди стоящую машину и, выкрутив руль, выехал на центр дороги и стартовал с третьей передачи.
– Фрол всё, – выдавил из себя командир, когда автомобиль, немного сбросив скорость, съехал на узкую грунтовку, – запутался в кустах. Три года и ни одной царапины, а тут… В шаге до удачи…
– Да какая удача? – с болью в голосе произнесла Настя, горячечность боя отпустила, хотелось, кричать, плакать, а ещё лучше – умереть.
– Настюш, ты чего, в игольное ушко проскочили. Доберёмся до Богословки – считай, выкрутились.
– А зачем? Ну вот куда мне возвращаться? – с горечью произнесла девушка, она уткнулась головой в переднее сидение, — все погибли. В живых нет, кого бы я знала по имени. Как? Зачем? За что? А скольких положила сама? Ради чего?
– Миш, забери у неё пистолет.
– Да не буду я стреляться, – Настя демонстративно достала обойму, и передёрнула затворную раму, — а то совсем глупо получится. Вопрос не как умереть. Как после всего этого жить?
22:46
+2
А хорошо! thumbsupСплошной темп, как в кино. laughНу тут, конечно, пунктуацию подправить стОит и стилистику маленько…
Очень неожиданно такой военный экшен от вас. Спасибо!
Ну и я, конечно, почти полный дилетант в таких вопросах, поэтому о том, что такое «кикимора» и «олень» могу только догадываться. Остальное немножко в курсе.
И в моменте перед дорогой улавливается затишье, но вот чуть растянуть бы его. Можно было бы там усилить контраст с другими частями, с мирной жизнью, заложить какие-то мысли, из которых потом финал получится.
Меня, например, всегда привлекал этот контраст между тихой, автономно существующей жизнью природы и человеческой смертью, которую люди сами себе устроили. Может коряво выразился, но вот как есть…

10:14
+2
Большое спасибо за добрые слова.
«Кикимора» – маскхалат для снайперов это когда на одежды нашивают лоскуты бинта и стирают в йоде и зеленке. «Олень» это побежавший не выдержав характера находясь в засаде.
Что касается «грамотности», то я уже почти договорилась на корректуру моих работ, со старушкой из библиотеки. И надеюсь, что с Нового года, ошибки растворяться – как сон, как утренний туман.
00:31
+2
Вы так молоды, откуда война в вашем творчестве?
13:34
+3
Тут во всем виноват папа. Достаточно ляпнуть, шмайссер, и получаешь лекцию об Хуго Шмайссере, и MP 38/40, с демонстрацией всех моделей как одного, так и другого автоматов. И почему в фильме «А зори здесь тихие» у немцев должны быть именно шмайссеры, потому что они были парашютисты. Не дай бог спутать шпагу с рапирой, и не знать разницы между швейцарцем и ландскнехтом. А еще где-то два года назад, он притащил магазин для КА 47 и коробку учебных патрон, мол «Давай тренируйся в самом полезном навыке для девушки». Итогом тридцать секунд – норматив на отлично.
21:16
+3
Так вы спец по военной тематике. И правда, ниписали вы так как-будто сами это пережили, мне понравилось.
18:24 (отредактировано)
+3
Согласна с комментарием выше, благодаря таким точным знаниям рассказ получается очень реалистичным, как история очевидца. Я плохо разбираюсь в военной и исторической теме, потому значения пары слов не поняла, но это не мешало чтению
12:19
+2
Сны и пробуждения

Сон всегда подкрадывается ко мне не торопясь. Его размеренная поступь чувствуется в затихающем птичьем гомоне, в монотонном жужжании последней осенней мухи, и даже в тихом осторожном шуршании серой полёвки. Усталое белёсое солнце еще висит у кромки дальнего леса, но живительные токи внутри меня уже замедляют свой бег, плавными тягучими волнами нагоняя безмятежные сны на берега сознания.
Мне снится снег. Всегда один и тот же и всегда разный. Вот он, медленно кружась, укрывает сад пуховым одеялом, нежно укутывая каждую травинку, каждый бугорок. Вот он искрится под лучами остывающего солнца, задорно играя всеми цветами радуги, перекатывая их с ладони на ладонь, с сугроба на сугроб. Изредка налетает шальной ветер, срывает с веток белые одежды, вонзает в стволы тонкие иголочки стрел и с разбега врезается в стены домов. Наигравшись, шалун стремительно покидает сад, оставив на прощанье серую влажную тучу, из которой на землю сыплются лихие парашютисты. На подлёте, они сбиваются в пары и тройки, и вот уже меховые купола кружат в вальсе над самой поверхностью, медленно и вальяжно опадая в безмолвной тишине. Сон уходит вглубь, к корням и больше не тревожит меня.
Пробуждение бывает разным: то резким, внезапным, точно по звонку, то медленным и неторопливым, как янтарная капля мёда, стекающая с ломтя пахучего свежевыпеченного хлеба.
В этот раз оно было до боли стремительным. Из томного небытия меня выдернули разом, точно обухом топора стукнули по темечку. И топоры действительно были. Стук, гам, визг пилы… Всё это крутилось и звенело, в одночасье заполнив собой пространство и не давая сосредоточиться на происходящем. Забор снесли. Люди и машины беспрепятственно сновали туда-сюда, с шумом крушили сад, а вместе с ним и остатки сна. Они вгрызались в землю, больно царапая стволы и корни. Рубили всё, что попадалось на их пути, оставляя за собой проплешины и дыры. Столетние великаны падали, точно спички или кости домино. В вышине бесновались птицы. Но люди не обращали на них внимания, как всегда, делая своё дело быстро и не раздумывая.
Вырваться, убежать, скрыться от этого ужаса! Но нет. Сад, хоть и поруганный вандалами, по-прежнему остаётся моим домом, и только слёзы бессилия катятся сами собой, орошая порубленные ветви.
Но всему приходит конец, даже такому ужасу, как нынче. Толпа варваров схлынула в раз. Истерзанные остатки сада окружила другая, прочная ограда. По ту сторону продолжилась стройка: долетал шум тракторов и запахи раскалённого асфальта. Но здесь, на огороженном островке некогда обширного сада уже другие руки залечили обрубки варом, земля затянула раны травой, птицы успокоились и принялись вить новые гнёзда.
На закате лета в саду появились новые жители. Тоненькие и несмелые, они скромно поправляли листву, смятую переездом, застенчиво щурились на неяркое солнце и доверчиво тянулись ко мне.
У нас будет еще время познакомиться поближе. Позже, но не теперь. Я расскажу вам всё, что знаю сама, научу призывно шуметь ветру и тихо отбрасывать тень, радостно благоухать и окрашивать сад яркими красками. Всё у нас будет, но позже. А пока засыпайте. Пусть вам присниться снег, белый-белый и мягкий, как пух. И пусть ваше пробуждение будет медленным и неторопливым, как янтарная капля мёда, стекающая с ломтя пахучего свежевыпеченного хлеба.

23:27
+1
Волшебная миниатюра! bravoА что же случилось с садом? Что за варвары приходили?
08:53
+2
Спасибо!
Вы не поверите, сад был вишневый ). А дальше всё по классическому сюжету: продали, поделили, вырубили sad
09:23 (отредактировано)
+1
Ещё помарки:

На подлёте, они сбиваются в пары и тройки — запятая не нужна
схлынула в раз. — враз
Но здесь, на огороженном островке некогда обширного сада уже другие руки — после сада запятая
Позже, но не теперь. — я бы убрал но, просто Позже, не теперь...
Пусть вам приснитЬся снег — приснится

Вот ещё, на что хотел обратить внимание.
Стук, гам, визг пилы… — вот какая здесь интонация? Многоточие провоцирует замедление темпа. Как вам такой вариант?

В этот раз оно было до боли стремительным. Из томного небытия меня выдернули разом, точно обухом топора стукнули по темечку! И топоры действительно были — там, снаружи. Стук, гам, визг пилы — всё это крутилось и звенело, в одночасье заполнив собой пространство и не давая сосредоточиться на происходящем. Забор снесли. Люди и машины беспрепятственно сновали туда-сюда, с шумом крушили ошеломлённый сад, а вместе с ним и остатки сна. Вгрызались в землю, больно царапая стволы и корни. Рубили всё, что попадалось на их пути, оставляя за собой проплешины и дыры.


правда, слово ошеломлённый мне не очень нравится по звучанию, много Ш во фразе, но сюда хочется вставить длинное прилагательное похожей структуры.
13:03
+2
— Мой лорд, граф на связи, — сказал оператор корабля.
— Соедини, — приказал лорд.
Перед лордом появилась голограмма графа в полный рост.
— Приветствую, вас лорд Амадей.
— Здравствуйте, граф Грив, — ответил лорд и поклонился.
— Разрешите узнать где сейчас находится ваш корабль?
— Мой корабль находится в галактике Млечный Путь. Мы направляемся к Земле.
— Значит вы все-таки решили уничтожить ее? – спокойно спросил граф.
— Да. Но разумеется не всю планету, а только доминантный вид, именно людей. Не волнуйтесь наша орудие уничтожит всех сразу.
— В вашем оружии я не сомневаюсь. Я связался с вами по другой причине.
— Какой же? – спросил Амадей.
— Прошу вас лорд разверните свой корабль. Человечество не так безнадежно, как вам кажет, — все так же спокойно сказал Грив.
— Оооо нет! – взревел Амадей. – Именно здесь вы и не правы. Эта высокомерная раса… Они считают себя особенными, избранными богами, которым слепо поклоняются. Они воевали между собой, чтобы навязать другим своего бога. Они убивают и режут, женщин и детей. Даже со всеми своими технологиями они дикари.
— Не могу не согласиться, — сказал граф. – Так же как и у вас, у меня было много агентов на Земле. Я понимаю о чем вы. Но дайте им время и…
— И они пойдут войной на нас. Ради денег, власти и ресурсов. Это жадная и грязная раса. На этой маленькой планете более двухсот стран и каждая печется только о себе. Как думаете граф, когда они начнут умирать от голода из-за перенаселения, задыхаться ядовитым воздухом в мегаполисах и умирать от жажды, куда им бежать? Земляне тратят большие деньги на исследование космоса. Их скорость освоения космоса превышает наши ожидаемые в десятки раз. Уже в 1969 году они побывали на луне, а помните наши прогнозы? Мы ошиблись на сто лет!
— Опять же, — сказал граф, — я с вами согласен, но мне кажется вы ослепли. Вы видите только угли и не замечаете бриллианты. Да их мало. Может быть тысяча на всю планету, но они есть. И все они бедны, живут, как придется, пьют до потери сознания, зачастую скрываются. — Он остановился.
— О чем вы мне толкуете? — спросил Амадей. Теперь видно было, что он успокоился. Дыхание ровное, огонь в глазах потух. Он подпер голову рукой и приготовился слушать.
— Искусство, лорд. Писатели и поэты, музыканты и художники, скульпторы и архитекторы. Все они, своими произведениями, пытаются обуздать человеческую душу, наполнить её любовью к прекрасному, освободить их и заглушить те животные инстинкты, которые заставляют их воевать и убивать. Они только рабы беспрекословно выполняющие приказы монархов, епископов и митрополитов, которые в свою очередь в сговоре с главами их государств. — Он замолчал, дав минуту подумать лорду, а затем продолжил. — Представители людских богов в своих золотых церквях это и есть самая жадная каста. Именно из-за них льется кровь детей, женщин и стариков.
— Это все? — холодно спросил лорд Амадей.
— Только когда люди избавятся от всей своей злобы, а главным приоритетом новых технологий станут не войны, а улучшение жизни, только так я вижу их будущее светлым. И я желаю, чтобы вы тоже смогли его увидеть. Они справятся, я в это верю. Дайте им только немного времени. — сказал граф Грив и поклонился. Амадей внимательно его слушал. — И последнее, лорд. Насколько мне известно совет старейшин не давал вам добро на уничтожение человечества?
— Да, но и не запрещал. Какая им разница, что я буду делать с муравейником? А вам?
— Я не за них переживаю, а за вас. Боюсь что вы будете потом жалеть о своем поступке. Подумайте, о людях, как о наших будущих союзниках.
— Мой лорд мы на расстоянии выстрела от Земли, — оповестил оператор.
— До свидания, граф Грив.
— До свидания, лорд Амадей.
Чтобы произвести выстрел лорду оставалось нажать на одну кнопку и все человечество исчезнет, а земля станет очередной колонией. Видно слова графа достучались до разума лорда, потому что его рука очень неуверенно двигалась к кнопке.
07:13
+2
Спасибо за участие! thumbsupКосмооперу привезли ))) Взгляд на человечество из далекой-далекой галактики, серьезные мысли в приключенческой оболочке. Тут меня смущает, не сильно, правда ))), ну откуда у инопланетян графья и лорды? Ну это жанр такой, да. ;))) В течение пары дней напишу ещё подробнее!
11:21
+1
Чтобы подчеркнуть вежливость с которой они разговаривают) Ожидаю
14:56 (отредактировано)
На самом деле, много всего, о чем стоит сказать.

Первое — банальные ошибки, невычитанность.

Не волнуйтесь наша орудие уничтожит всех сразу. — Не волнуйтесь, нашЕ оруЖие уничтожит всех сразу. Ну, или орудие, но это уже совсем средневеково. В любом случае нашЕ.
не так безнадежно, как вам кажет, — кажетСЯ

Здесь же — запятые, пропущенные и поставленные не в том месте.
Приветствую, вас лорд Амадей. — после вас зпт
Все они, своими произведениями — не нужна
Подумайте, о людях — тоже не нужна
Пропущенные запятые у вас случаются во многом из-за того, что не выделяются обращения и вводные слова и не стоят запятые между разными грамматическими основами.
Разрешите узнать, где сейчас находится ваш корабль?
Но, разумеется, не всю планету
Я понимаю, о чем вы.
Как думаете, граф,

и так далее…

Стиль
— Мой лорд, граф на связи, — сказал оператор корабля.
— Соедини, — приказал лорд.
Перед лордом появилась голограмма графа в полный рост.
— Приветствую, вас лорд Амадей.
— Здравствуйте, граф Грив, — ответил лорд и поклонился.

Лорд в каждом предложении… eyesИ три графа.

Выходов тут несколько — разбавлять текст дополнительными словами и описаниями, добавлять безличных оборотов и местоимений, использовать синонимы, наконец, использовать нелюбимое В.Костроминым словечко тот (в котором, кстати, я не вижу ничего особо «криминального») )))))

Перед лордом появилась голограмма графа в полный рост. — В рубке заблестела голограмма полного мужчины в вычурном костюме. Он нахмурился и буркнул.
— Приветствую вас, лорд Амадей.

Ну как-то так. Например. Ведь понятно, что именно граф там появился, с ним же и здороваются дальше. Перестроив это предложение, вы уменьшаете количество повторов, даёте портрет персонажа, обозначаете его настроение, добавляете эмоций в диалог.

Их скорость освоения космоса превышает наши ожидаемые в десятки раз. — ожидаемые что? Прогнозы, да, они в следующем предложении. Если бы они стояли здесь — был бы повтор. Но что-то поставить надо.

а только доминантный вид, именно людей. — слово именно мне не нравится. Я бы написал Но, разумеется, не всю планету, а только доминантный вид. Людей. — Граф прищурился. — Не волнуйтесь, наше оружие уничтожит всех сразу и безболезненно. Они даже ничего не почувствуют...
Эмоций добавляем, делаем ощутимые паузы в разговоре.

Я связался с вами по другой причине. — По этой же причине он и связался, по вопросу уничтожения людей. Другая была бы, если бы граф забыл свои подтяжки на прошлой вечеринке.

зачастую скрываются. — От кого скрываются??? Это провинность, как пить или драться? )))
— О чем вы мне толкуете? — спросил Амадей. Теперь видно было, что он успокоился. Дыхание ровное, огонь в глазах потух. Он подпер голову рукой и приготовился слушать.
Вот толкуете — совершенно не то, не графское слово. Что вы хотите сказать? может быть…
Я понимаю, что вы хотели показать эмоции, но во-первых, это не очень естественно получилось — и взревел сначала и успокоился потом, во-вторых, по голограмме дыхания и огня в глазах не видно. Покажите позу, движения, наклоны головы, яркую мимику.
Он подпер голову рукой и приготовился слушать. — Стоя подпёр голову? Ну, может быть, но скорее скрестил руки — признак несогласия с позицией собеседника. Почитайте про невербальное общение, жесты и прочее.

Логика.

Искусство спасёт мир? Ну что вы, никогда этого не будет. Может быть в глазах лорда художники и поэты имеют субъективную ценность, но они не пассионарная сила.

Все они, своими произведениями, пытаются обуздать человеческую душу, наполнить её любовью к прекрасному, освободить их и заглушить те животные инстинкты, которые заставляют их воевать и убивать. Не все пытаются, во-первых, а во-вторых не согласен с этой парадигмой, с таким противопоставлением — что воевать и убивать это животный инстинкт, а художники прививают прекрасное и обуздывают страсти.

Представители людских богов в своих золотых церквях это и есть самая жадная каста. Именно из-за них льется кровь детей, женщин и стариков. А граф детей, женщин и стариков жалеет, поэтому щас всех выкосит. laugh
Ну в самом деле — вы чего? ))) Все религии говорят о миролюбии. Допустим, это персонаж, персонаж может ошибаться. Но зачем так необъективно и резко о сложных вопросах?
А как, кстати, у детей, женщин и стариков с животными инстинктами — тоже тянет воевать и убивать? )))

Про графов и лордов. Я имел в виду не вежливость, а то, что вообще представители инопланетной жизни называются земными титулами. Ведь они могли бы быть и говорящими слизняками, верно? Многорукими насекомыми, щелкающие хитиновыми панцирями? В таких случаях обращение «граф Грив, лорд Амадей» смешно и нелепо. В сороковых-пятидесятых годах Эдмонд Гамильтон писал про императоров и т.п., но это было так давно. Детство научной фантастики. )))

***

Но вообще, сама идея правильная, ещё библейская. Люди ходят по грани уничтожения, но кто-то их пока жалеет. Всё так.

Успехов!
08:45 (отредактировано)
+1
Коля стал барменом случайно. Пришел устраиваться за компанию с одногруппником. Сказал мне, что посмотрел «Коктейль» с Томом Крузом.
Это восемь случаев из десяти, когда говорим об общепите. Еще более неразборчивая кадровая ситуация, разве что, только у фотографов.
— Ты плохой, — Софа смотрит на меня снизу вверх и всей позой подтверждает свою характеристику. — Папа тоже плохой.
— Почему это папа плохой?
Потом я узнаю, что так она называет пьяных.
— Софа, будешь шоколадку? — пытались мы всей кухней, наперебой, заполучить её благосклонность.
Мотает головой, серъёзный взгляд.
— Мне нельзя. Я болею.
А Коля не болел никогда. Софа сидит у него на барной стойке в зале и играет. Складывает самолётик из бумаги.
Коля говорит со мной о собственном баре.
— Там всё будет чёрным. Потолок… Виниловый потолок. Стены чёрные, — улыбка и взгляд Сизифа над ней.
Софе пять лет. Она складывает самолётик из моего бланка списания и это самое важное занятие в ее жизни. Её мама, Вика, жена Коли, заберёт Софу до четырёх часов.
— Ещё предзаказ на вечер. Полная посадка, — администратор Лена шлёпает стикер с заказом над раздачей на кухне. Уходит в зал, звонить управляющему, ругаться и разбираться с бухгалтерией — у неё долги по коммуналке, приставы прислали бумагу по факсу, будут вычитать.
Привезли муксунов.
Привезли алкоголь в коробках.
Забрали ковры с крыльца в химчистку.
— Она покушала? — Вика берёт Софу на руки. На улице дождь, — Коль, свари мне латте…
— Коля, на двенадцатый к пяти бутылку «Wild turkey» и две облепихи, — Лена кусает ноготь, стучит картой по экрану кипера. Столики подсвечены фиолетовым цветом, как леденцы.
— На шестой обязательно «Егерь» в ледяных рюмках! — кричит Аня, официанты сервируют столы.
— Не хочет она кушать, — Коля, гремит темпером, варит кофе. Он улыбается на Софу. Но та разглядывает чучело лисицы над барной стойкой.
— Там что то шевелится!
— Софа, это не настоящая лисичка, там ничего не шевелится… Коль, позвони маме сегодня, а? Мне в ночь выходить…
Софа хмурится и тянет руку вверх. Трогает грязную оранжевую шкуру. На ощупь — как деревяшка, обернутая в одеяло. Жёсткие волосы под пальцами…
— Софа, не надо! Она грязная. Мы поехали.
— Угу.
-… Олег Владимирович, вы мне помогите с бухгалтершей договориться. Мне там официалку нужно указать…
-… Народ, солодовые булки где!?
— Тебе в рифму ответить?!
Коля таскает посуду с «белой» мойки, и ему слышен наш громоподобный ржач на кухне, мы не успеваем по предзаказам. Дверь для официантов, сразу рядом с баром.
Он ставит разносы с бокалами под стойку. Один за одним.
Пятница.
Посуда.
В первую очередь винные бокалы. Салфетку в руки, Коля натирает стекло.
Для красного вина.
Это всё не правильно. Она ничего не говорила про ночную смену.
Для белого вина.
Для шампанского…
Надо позвонить Стасу, узнать у него. Коля опустил руки. Узнать что? Он почувствовал, как уши горят.
— Можно воды со льдом? — подошёл к бару мужик в лохматом свитере. В ухе у него торчала гарнитура.
Коля нацепил улыбку.
Посуда.
Хайболы один за другим прокручивались в его руках, протереть — поставить.
Мужик в свитере.
Если у нее сегодня ночная смена, то дома он уже её не застанет. Коля начал вспоминать, кто ещё работает сегодня в «Гаваях». Кто там на баре сегодня?
Роксы большие.
Роксы маленькие.
Пилсы по ноль три.
— Литр морса, ноль пять Финки, одна чайная пара, — чеканит ему Аня. Руки принялись за работу.
— «Грязный мартини», сто джина, отдельно тоник и лёд, — официантка Света проносится мимо, выплёвывая слова.
— Стейк лосося без гарнира — один раз! — кричит Паша с раздачи, читает чеки, — Мансур! Роллы из спаржи!
Дверь на кухню крутится и Коля иногда слышит нас.
А ещё он слышит, как Мохнатый свитер говорит:
— Можно телефон зарядить у вас?
— Ноль пять «Стандарта». Две «Маргариты», одну колу, лёд отдельно.
— Коля, «Wild turkey» на двенадцатый, шесть роксов.
— Стриплойн, прожарка средняя! Две булочки к мясу! Капуста скандинавская с корицей один раз! Телятина «Бобби» и овощной с маслом! Одновременно!
Коля летит на кухню. «Грязный мартини» — нужен рассол из-под оливок.
— Серый, кто сегодня в «Гаваях» на баре? — кричит он.
— Рома и Димыч. Димыч точно.
— Мансур! Б… ь, капуста холодная!
— Нормальная капуста…
— Прогрей ещё!
— Света, что сырное?
— Уже.
— Фритюр проверьте!
Коля вылетает обратно. Ставит напитки.
Лена стучит по киперу картой, фиолетовые леденцы исчезают — резервы уже на местах. За бар подтягиваются.
Официанты курсируют между столами.
Что же случилось? Когда она начала ему врать?
— Мне кажется, вам достаточно на сегодня.
— Понимаешь, дружище, — говорит Лысый, который весь вечер пьет Jameson с яблочным соком, — Я еще трезв. Как идиот.
— Вы мне завтра еще спасибо скажете.
— Да зачем завтра? Я сейчас скажу. СПАСИБО, Колян!
Коля улыбается.
Он кивает.
— Я на «Зенит» поставил, четыре и один кэф. Плюс финны рвут греков, — Тощий с кружкой тёмного пива показывает товарищу экран своего телефона.
-… Это вырезка кабана в слоёном тесте, с пюре из корня сельдерея и мятным желе.
Коля отправляет под барной стойкой сообщение Димычу из «Гаваев». Просит сказать Вике, чтоб написала, если есть время…
Чтоб перестала врать.
Тугая пружина у него внутри, где-то в горле.
— «Лонг-Айленд», бутылка «Моёт», ведёрко со льдом… КОЛЯ?
— Делаю.
— Два литра облепихи… Блин, побрейся завтра.
— Непременно.
— Дружище, — шепчет Лохматый свитер, — Сейчас подойдет мадам ко мне. Давай, убей её каким-нибудь Абсентом, а?
Люди приходили и уходили, видели надетую на Колино лицо улыбку и улыбались тоже. Чучело лисы над баром щерилось в ответ.
Через два часа мы с Колей курим на служебном крыльце. — Как у вас с баром?
— Да пока только наброски, разговоры… Знаешь сколько геморроя?
— Представляю.
Его телефон звякнул. Пришло сообщение. Он затянулся. Пружина сжалась еще сильнее.
— Коль.
— Ну?
— У тебя проблем с гостями никогда не было? Ну вообще?
— Были. Но фигня всё это…
Он полез за телефоном, прочитал сообщение, раздавил окурок о стену.
— Знаешь, чего боюсь больше всего? — сказал он, — Что я киваю им, киваю… А меня вдруг переспросят: «А чего ты киваешь? Что ты понял то?» А мне не понять, на самом деле.
Мы молчали. Дышали свежим после дождя воздухом.
10:00
Спасибо, здорово! Взгляд с «той стороны стойки». Темп хорошо чувствуется! thumbsupЗавтра еще напишу подробнее!
11:57
+1
Спасибо. В темп я все и постарался завернуть, надеюсь получилось.
17:57
+2
сериал «кухня» читать онлайн)
20:09
+1
Можно. Но это будет один дурацкий анекдот и много разных алкоголиков. Кажется, заинтересовался
18:50
Ритм один а где смена ритма? Или по заданию не нужна смена ритма.?
15:33
Четыре желающих за десять дней — отличное направление для тренинга.
18:51
А сколько должно быть?
20:46
+1
А по ссылке пройти не получилось… Закрыто там(((((((((((
23:01
Да, действительно. Было открыто. sad
Давайте так сделаем — я отправлю вам этот текст в ЛС (поскольку мы не знаем, чем руководствовался автор, закрывая доступ, то не будем выкладывать его публично).
18:54
+1
Я опять запутался, так нужна смена ритма или нет, выставленные работы написаны в одном ритме и как бы справились с заданием, так чего я ломаю голову налюд взрывом ритма?
Я понял что согласно задания нужно дать как минимум одну смену ритма.
Оказывается не надо. Из всех предложенных работ ни в одной нет смены ритма.
Проясните задание пожалуйста.
20:03 (отредактировано)
Да, смена ритма нужна. Тут возможно двоякое прочтение — или смена скорости «прохождения» событий одного «вида», или смена вообще одного вида на другой, более быстрый или медленный.

Ну, условно: степь, полуденный зной, травы не шелохнутся, насекомые жужжат, потом — раз, гроза налетела, ветер поднялся, травы разметало, солнце скрылось за тучами.
Или: степь, полуденный зной, травы не шелохнутся, насекомые жужжат, потом — раз, понеслись танки — грохот, дым, земля дрожит, травы помяты.

По присланным работам — да, яркой, заметной такой смены не получилось. Сюжетно — да, это у всех есть, но вот по стилистике — можно было бы и лучше. Но я никогда не скажу, «нет, не выполнено задание». Частично оно выполнено.

Пройдем по работам.

Таня Мочульская. Начало — темп средний, в окопе. Потом — ускорение, бег. Потом опять средний. Замедление, затишье в лесу. Взрывной у дороги и напряженный в крузаке. Неидеально, но хорошо. Смена темпа есть, задание выполнено.

Муммимама. Начало очень плавное и тихое. Потом — сцена рубки сада, она явно контрастирует с началом. Потом опять замедление, затишье. Тоже вижу смену ритма — тихого сада и «строительных работ». Да, строительное варварство можно было бы как-то усилить, возможно, за счет введения персонажей — но тогда бы это была совсем другая история. А так — задание выполнено.

pashtet033@2007. Объективно — достаточно слабая работа и строго говоря, действительно написана в одном темпе. Есть попытка описать его смену — герой то «взревел», то «успокоился, затих» — но этого достаточно мало. Се ля ви. Ещё неуверенность в конце описана — это замедление действия, отметим тоже как плюс.

Пиктас. Начало в среднем темпе, потом ускорение, напряжение, в самом конце — затишье, остановка. С точки зрения скорости и напряжения событий — хорошая работа. Не всё сразу понятно с персонажами — кто чья дочка — но напряжение и скорость чувствуются. Это выполненное задание.
20:09
Из всех предложенных работ ни в одной нет смены ритма.

Напишите на этих примерах, почему вы так считаете — иначе трудно понять.
13:59
Спасибо, я уже уловил. Чем более контрастный переход в ритме тем ближе к условиям тренинга. А смена ритма есть конечно во всех работах. И гроза и танки было бы более выражено.
22:46 (отредактировано)
+2
Старый индеец курил трубку. Он сидел на камне возле бара и дымил уже полчаса. Над ним растекались сиреневые клубы дыма. С морщинистого лица не сходила улыбка. Нет, то была скорее полуулыбка, потому что она еле угадывалась под загорелой кожей. За несколько метров ощущался запах машинного масла и дешевого пойла. Знаете, такой классический старый индеец. С длинными седыми волосами, в жилетке, в потрепанных штанах, сшитых будто из половых тряпок.
— Так, — промолвил старик, будто капля свинца упала в жестяное ведро. – что тебе надо, Карлос?
Он обычно так шутил. На самом деле, меня звали Стивен.
— Нужен проводник, — затараторил я. – Нужен прямо сейчас. В каньон.
— Так, — повторил индеец. – Зачем ты пришёл?
— Слушай, Наж, — начал я.
— Нажикевадаб, что значит «Сидящий один». – Он всегда перебивал меня. – На языке оджибвеев.
На меня напал ступор.
Мелани как-то пыталась научить меня медитировать.
Вдох, выдох, объясняла она. Не форсируй дыхание. Просто наблюдай за ним.
Вдох.
Выдох.
С этими индейцами чертовски трудно договориться. Каждый раз по новой.
Вдох.
— Пятьдесят, — наконец сказал старик. – Пятьдесят. И бутылку бада.
Выдох.
— Сразу бы так, — выдохнул я второй раз.
Индеец смотрел на уходящее солнце.
Ему, наверное, было лет шестьдесят. А может и больше.
Месяц назад, когда я только приехал в Редтаун, бармен сразу отправил меня к старику. Мол, все дела через него. Ну ладно, подумал я. Но как оказалось вообще все дела через него. Вообще все.
— В одну сторону.
Неет, медитация здесь не поможет.
— Наж, имей совесть, — начал я.
— Нажикевадаб, что значит «Сидящий один». На языке оджибвеев. – Старил был непреклонен. Даже не посмотрел на меня.
— А, чёрт! — Внезапно зачесалась спина. В любой другой ситуации «Запевала» решил бы проблему.
Но не в этом случае. Не сейчас.
Поэтому.
Вдох.
Выдох.
И всё же. Я вытер пот со лба.
Поясню. «Запевала» — это винтарь, особенно эффективный против людей. Плюс 50 процентов к урону. Да вот только разговаривал я с гребаным андроидом. И пройти квест можно только по-хорошему.
— Пятьдесят. В одну сторону. – Старик наконец повернул голову в мою сторону, выпустил очередную порцию дыма. – С носа.
— Наж, у меня только 80.
— Нажикевадаб, что значит «Сидящий один». На языке оджибвеев. Проблемы шерифа индейцев не волновают.
Вдох. Выдох.
Закат окрасил всё вокруг малиновым.
Старика. Город. Камни. Песок. Небо.
Я не знаю, кто придумал эту игру и всех его персов, но он определенно был изысканным садистом. Теперь, когда несколько десятков миллионов игроков заточены в этой виртуальной реальности, он мог сделать с нами практически что угодно. Чтобы выжить я должен играть дальше. Выполнять квесты, чтобы заработать кредиты, которые потрачу на оплату капсулы жизни, там, в настоящей реальности. Звучит, как бред, согласен. Настоящая реальность.
Сраный Fallout X!
00:09
+1
Спасибо за участие! Хорошая история, отличный перевертыш (смена виртуальной и обычной реальности), только темп событий почти постоянный… Вот если бы моменты медитации слегка углубить, или всплески напряжения сделать ярче… тогда бы больше соответствовало теме тренинга.
В любом случае, спасибо! thumbsup
Опечатка прокралась — Проблемы шерифа индейцев не волновают. Не волнуют? И что-то мне кажется, что гребанный с одним Н, нет? )))
07:24 (отредактировано)
+1
Да, гребаный.) Точно. А вот волновают нарочно написано. Да, у меня тоже была такая мысль, что надо промежутки с разным темпом побольше сделать, но не хотел, чтобы истошно звучало.
Спасибо.
08:24 (отредактировано)
+1
На самом деле здесь действительно один темп является подходящим, потому что медитация у него не получается. По сюжету все Ок, как мне кажется, герой в одном состоянии находится все это время, нервном таком, с внутренним напряжением.
12:11 (отредактировано)
+1
Фрагмент моего давнишнего глупого эксперимента на мистико-хоррорную тему, который практически никто и не читал. Для тренинга, мне кажется, подойдёт (объём 6038 знаков с пробелами). В этом отрывке уместился почти весь сюжет «эксперимента», поэтому смысл идеи будет понятен:

****
Неведомая, невыносимая боль. Запредельный страх, томительное ожидание. Можно ли вновь научиться дышать? Если забыл, как это делать, когда-то давно. И тяжесть. Тяжесть наваливается со всех сторон, она давит, давит, не давая вспомнить. Дышать!
«Я хочу выбраться отсюда! Дайте мне дышать!», — пришедшее осознание себя, панически бьётся внутри, но оно заперто. Стон, больше похожий на странный свист, раздаётся из горла. Есть тело, и оно сковано в этом холоде. Но теперь оно может дышать!
Звук! С трудом, но тело может различать звук. Теперь он повторяется. Ощущение чего? Тело словно выдавливает себя из ниоткуда. И свет. Теперь оно может видеть свет! Я знаю, кто я, теперь знаю.

****

— У нас получилось, Павел! У нас получилось.
Сидя в ванной под струями тёплой воды, Павел прислушивался к голосу Карины. Приход сознания был очень тягостным, тело плохо его слушалось. Но он помнил. Он всё вспомнил. Наблюдал, как чёрные струи исчезают в жерле сливного отверстия. Земля. Земля, смытая с его тела. Он чувствовал, что как только смоет с себя остатки этой грязи — силы вернутся к нему снова. Пусть не сразу и не все.
Карина поила его горячим, пыталась чем-то накормить. Он плохо помнил, чем. Но силы по крупицам возвращались к нему. Потом он спал. Настал следующий день.
— Карина, я помню всё, ну…почти всё, но понять мало что получается.
— Павел, мы с тобой умерли. Я сама это поняла лишь только недавно. Когда в дом пришёл этот…
В глазах Карины Павел больше не видел и следа былого страха, лицо приобрело чёткую очерченность.
Пришедший ночью, был тот самый хозяин дома, отец истязателя Карины. Хотя отец, это сказано совершенно не верно. У вампиров не может быть детей. Ни с себе подобными, ни с людьми. Процесс «обращения» в вампира – единственный способ продолжить популяцию себе подобных.
«Мне показалось, я что-то услышала той ночью. Спустилась вниз и там он меня схватил, я пыталась вырваться, он ударил. Он хотел убедиться, что процесс обращения прошёл как следует. Самый простой способ определить вампира – прижечь его тело огнём. Регенерация происходит очень быстро. Он обжёг меня веткой из камина и рана тут же затянулась. Это было очень больно, я даже закричала. Потом появился ты с топором. Он успел мне сказать, что вся его «семья» была уничтожена местными охотниками, дом сожжён и теперь он собирает новую и поэтому забирает меня с собой».
Карина помолчала и продолжила.
«Когда Йулу укусил меня тогда, вампиром я не стала. Я умерла. Это его «отец» отнёс меня в то место и похоронил. Но он сделал это специально, втайне ото всех. Это он пришёл потом за мной на ту могилу, а когда не нашёл меня там – пришёл сюда. Если человека кусает вампир, человек умрёт, но если тело после этого как можно быстрее предать земле — он «воскреснет» на следующий день, уже став вампиром, но выбраться сам не сможет. Ему помогают. Это и есть обряд «обращения», страшное рождение нового вампира. Молодой вампир этого, похоже, не знал, «отец» не доверял ему слишком много секретов, пока тот ещё молод и горяч. Во мне же этот старик, я даже имени его не знаю и не узнаю уже никогда, увидел что-то. И теперь я, как и они. Теперь мы оба, Павел, такие, как были они».
— Ты спросил тогда, как можно убить вампира, теперь я знаю. Я укусила его, пока он убивал тебя и это сработало, раны от моего укуса на нём не зажили. Он просто тут же умер. Прости, что я не успела это сделать раньше. Лишь только увидев, как он вцепился зубами в твою шею, я испытала очень сильный страх. И ярость. Только тогда почувствовала, как проявились «зубы».
Павел устало закрыл глаза и перед ним пронеслась картина хватающих друг друга монстров. Выходит, это не были шутки угасающего разума. Никто не сошёл с ума.
«Я закопала тебя в подвале, благо пол там был не из бетона, как в том доме. А его я оставила там же, только закапывать не стала. Нам с тобой предстоит работа, я одна не смогу его донести».
Да, труп упыря был в подвале, он не воскрес более. «Воскресший раз и снова умерший, повторно не воскреснет». Павлу, с помощью девушки, (да девушки ли теперь?), удалось загрузить тело в автомобиль. Потом Павел отвёз его как можно дальше и закопал как можно глубже.
Этот день подходил к концу, Павел с трудом дождался спасительной ночи, чтобы провалиться в тяжёлый сон уставшего…вампира? Он теперь вампир, нежить.
Посредине ночи он внезапно проснулся — на него уставился огромный бледно-серый диск луны. Павел кружился, раскинув руки в стороны и не отрывая теперь взгляда от тёмного неба. И луны. Под ногами мягко пружинила земля, листья шелестели на едва заметном ветерке.
Из окна за ним наблюдала Карина.

****

— Мой папа очень любил маму, до последнего вздоха, они даже умерли в один день, в одну и ту же минуту, — голос Карины звучал слишком нереально в тишине дома. — Он полюбил её с первого взгляда и уехал за ней сразу, не раздумывая, не спрашивая. Уехал бы, куда угодно. Лишь только быть с ней. Я всегда мечтала о таком будущем, о такой любви. А что теперь, Павел?
Павел находился в не менее смятенном состоянии, поэтому промолчал. Он просто не знал, что дальше. Не определился. Внезапно, решившись, Карина всем телом повернулась к Павлу и подалась вперёд.
— Ты должен укусить меня, Павел. Я так хочу.
— Ну что ты такое говоришь, Карина, всё ещё наладится. Надо просто подождать. — Прежний Павел ещё пытался подавать голос из новообретённой оболочки.
— Может быть и наладится, но только не для меня. Я всё обдумала и решила. Не отказывай мне, Павел, я прошу тебя. Весь ад, который я пережила — его уже нет. Мне помнится всё только хорошее, что было со мной и я хочу, чтоб это так и оставалось. Пока ещё я могу помнить. И чувствовать.
Она взглянула на него глазами, полными слёз и он понял, что не в силах отказать. Он медленно кивнул, и она положила свою голову ему на плечо. Ему не потребовалось вызывать в себе какие-то иные эмоции – зубы-крючки проявились сами собой. Он нежно прижал свое лицо к её шее и словно целуя, его зубы погрузились в нежную плоть девушки.
«Кто же теперь укусит меня?», — уловил он лёгкий отголосок мысли. Павел звучал всё тише.
12:40
+1
Прошу принять мою работу для тренинга № 72.
16:15
+1
Конечно, принимаем. smileНе скажу, что эксперимент глупый, такая себе нормальная проба пера. По содержанию отпишу в течение нескольких дней.
Загрузка...
Анна Голубенкова №1