Валентина Савенко №1

В объятиях зимы

В объятиях зимы
Работа №6. Тема: Ледяная избушка

Было у охотника Бэргэна три сокровища: разившее без промаха копье, звенящий музыкой варган и красавица-дочка Саяра. Хорошо жилось Бэргэну, любили его духи - никогда не возвращался он из леса без добычи, никогда не вытаскивал из реки пустые сети, никогда не ложился спать на голодный желудок. А если наваливалась грусть - брал варган и отгонял тоску жужжащими песнями о коротком, цветущем лете и лютой, снежной зиме.

Одно лишь омрачало радость Бэргэна – слишком быстро росла Саяра. Скоротечны весны на севере, не удержишь на месте, и вот начали свататься к дочери охотника молодые женихи. Хмурился Бэргэн, гневался Бэргэн, топал ногами Бэргэн, и прогонял всех прочь – никто не казался ему достойным зятем, ни один не был равен ему ни в охотничьем деле, ни в рыбацком.

Качали головой молодые парни и быстро остывали к недоступной красавице. Все, кроме Сэргэха. Очень уж запали ему в сердце черные, как таёжная ночь, глаза Саяры. Во снах видел её лицо - круглое, как луна и белое, как первый снег. Часто улыбалась ему дочка охотника, поэтому без устали приходил он к Бэргэну и приносил дары - мягкие соболиные шкурки, оленье мясо и рыбу. Но Бэргэн лишь презрительно смеялся, малейшие недостатки выискивал:

- Разве это калым? Шкурки исколочены, мясо жесткое, а рыба мелкая! Как будет жить Саяра с таким неумехой-мужем? Нет, не отдам за тебя дочь!

Грустил и злился Сэргэх, но не знал, как примириться со старым охотником, заслужить его уважение. Так и мучился до самой зимы.

А зима выдалась злющая, морозная – тяжко пришлось тем, кто заготовил мало припасов. Лишь Бэргэн не тужил - всё полёживал в своём теплом, деревянном балагане, играл на варгане и поедал жирное мясо, сваренное Саярой, пока остальные охотники бегали по ледяной чащобе в поисках пищи.

Но вот однажды, не все вернулись из леса. Принесли холодные ветра недобрую весть – не наелся за лето Хозяин тайги, не заснул в мягкой берлоге, в шатуна обратился, черной погибелью для всех живых стал. Не ровен час, приведут его абасы, злые духи, прямиком к людям в стойбище.

Испугался Бэргэн, что загрызет медведь его любимую дочь, решил первым найти и убить беспокойного зверя. Однако, даже самому лучшему охотнику не справиться в одиночку с голодным хищником, поэтому попросил Бэргэн помощи у товарищей. Но разве кто захочет идти на верную смерть? Отводили взгляд мужчины, отнекивались. Все, кроме Сэргэха. Сам он пришел к Бэргэну, сам вызвался на охоту, но с одним условием – станет Саяра ему женой.

Подумал Бэргэн, почесал бороду. И кивнул:

- Убьешь медведя - твоя Саяра!

На том и порешили. А утром, едва рассвело, отправились вдвоем на охоту. Несет Бэргэн верное копье - смело ступает по заснеженным тропам, чувствуя себя в тайге, как дома. А Сэргэх, чем дальше в лес, тем сильнее осторожничает, оглядывается. Шутка ли – за голодным медведем идут! Мерещится юноше, что за каждым кустом зверь таится, в любой момент напасть может. Уже и не разобрать, кто из них на самом деле охотник, а кто добыча.

Вышли на опушку с раскидистыми елями, остановился Бэргэн, показал на огромные следы, прищурился: - Путает нас медведь, задом наперед ходит. Но и мы не промах. Ты здесь побудь, а я поляну кругом обойду.

Нырнул куда-то в подлесок и исчез. Растерялся Сэргэх – по сторонам посматривает, крепко лук сжимает, к шорохам-звукам прислушивается. А откуда-то из-за елок, еле слышно, доносится нежный перезвон, будто хрустальные колокольчики переливаются. Интересно стало Сэргэху, что там, вскинул он лук и неспешно побрел на звук через сугробы. Вдруг, за пушистыми ветками, под самым склоном опушки, увидел охотник огромное лежбище из обломанных кустов, ягеля и багульника. Оцепенел от страха Сэргэх – понял, что вышел прямиком к медвежьему логову. И сам Хозяин стоит перед ним, топчется - бурый, крупный, но сильно исхудавший. Шкура коркой ледяной покрылась, сосульки с меха свисают, с каждым звериным шагом позванивают.

Засвистела тетива, выпустил Сэргэх в медведя стрелу. Попала она прямо в ледяной панцирь, отскочила с жалобным стуком. Заворчал Хозяин, заревел, будто посмеиваясь, и бросился на охотника. Закричал Сэргэх о помощи, выставил перед собой лук, но одним ударом перебил медведь рукоять, подмял под себя юношу, острыми когтями одежду распарывая. Согнулся Сэргэн под медвежьими лапами, от порезов грудь защищая. Чудом извернулся, но всё же сумел достать нож из-за пояса и ударить зверя в шею. Первый удар коротким вышел, зарычал медведь, вгрызаясь охотнику в плечо. Пырнул его Сэргэх ножом ещё раз, вошло лезвие по самую рукоятку. Ослабли челюсти медведя, хлынула кровь из раны на белый снег, и завалился Хозяин, издыхая.

Хоть и отощавший зверь, но весит много. С трудом выбрался Сэргэх из-под мертвой туши, жутко израненный. С удивлением увидел Бэргэна, стоявшего поодаль, с поднятым копьем.

- Что же ты не пришел мне на выручку? – спросил юноша, тяжело дыша.

- Разве это не ты должен был убить медведя? – усмехнулся Бэргэн.

Покачнулся Сэргэх, сплюнул кровь. – Что ж, сделал я, как договаривались. Моя теперь Саяра!

Закивал Бэргэн, заулыбался.

- Конечно, - ответил, - твоя теперь Саяра! - а потом размахнулся и вонзил со всей силы копье в грудь будущего зятя. Замертво упал Сэргэх, даже вскрикнуть не успел.

Оскалился Бэргэн, начал духов благодарить, да вот незадача – обломалось верное копье у самого основания, никак не вытащить наконечник из груди мертвеца. Огорчился охотник, но что поделаешь? Забросал снегом тело и вернулся домой.

Счастливо встретила его Саяра, но услышав, что погиб Сэргэх от медвежьих лап, загрустила, заплакала. Два дня тосковала, а на третий решил повеселить её Бэргэн, достал любимый варган. Прижал инструмент к зубам, дернул язычок. Вздохнул варган скрепуче-горестно, и простонал вдруг песню странную, чёрную:

«Тепло Бэргэну, хорошо Бэргэну, а Сэргэх в холодной могиле лежит, шерсть отращивает!»

Ахнула Саяра: - Какая нехорошая песня, отец!

Пожал плечами Бэргэн: - Голоден я, поэтому такая песня вышла! Давай ужинать!

Накрыла Саяра на стол, поел Бэргэн. А затем лёг на постель, снова достал варган, чтобы вернулась радость в глазах Саяры. Но опять невесёлой вышла песня:

«Сытен Бэргэн, доволен Бэргэн, а Сэргэх по лесу идет, когти и зубы о лед точит».

Спрятала Саяра лицо в ладонях: - Зачем такие страшные песни поешь? Неужели нарочно издеваешься?

Насупился Бэргэн, буркнул: - Съел слишком много, оттого такая песня и вышла. Давай спать ложиться!

Но не смогла сомкнуть глаз Саяра, всё думала об отцовских песнях. Встала она тихонько, вытащила варган, и дернула инструмент за язычок. Горько простонал он:

«Не спи, Саяра, гаси очаг, Саяра! Встречай жениха своего, в лесу Бэргэном убитого!»

Вскрикнула девушка, проснулся Бэргэн – выхватил варган и бросил его в очаг. Заскрипел тот в последний раз, пламенем охваченный.

«Держи слово, Бэргэн, открывай двери, Бэргэн! Пришел Сэргэх за обещанным!»

Содрогнулся балаган, задрожали окна, застучала дверь, будто дикий зверь снаружи ломится. И напал на домик холод лютый, словно сама зима в гости пожаловала. Стал Бэргэн сильнее огонь разжигать, но мороз сбавлять и не думает. Уж сжег охотник все дрова, принялся мебель ломать, чтобы до утра продержаться, в надежде, что пропадет ужасное чудовище с первыми лучами солнца.

А холод никак не унимается, все углы балагана изморозью покрылись. С потолка снежинки падают, трещит дверь от ударов тяжелых, скрипят окна заледеневшие, задувает нечистая сила вьюгу окаянную в жилище.

Всё, что можно, отправил в пламя Бэргэн, остались они вдвоем с Саярой. Плачет дочка охотника, дрожит от стылости. Сжал кулаки Бэргэн, мотает головой.

- Не бойся, Саяра! Не достанешься ты мертвецу проклятому! Уж лучше сам тебя убью, но не отдам своё последнее сокровище!

Схватил было дочку за косу, но оказалась Саяра проворнее. Вырвалась из отцовских рук, подбежала к двери и открыла её нараспашку.

Ворвалась в жилище злая стужа, дернулось пламя очага в последний раз и потухло. Вошел Сэргэх в балаган, черной шерстью покрытый, зубы, как лезвия острые, когти до земли длинные, и в груди ярко-синей звездой наконечник копья горит.

На следующее утро нашли соседи насквозь заледеневший балаган, а в нем останки Бэргэна. Похоронили его как полагается, голову отсекли, да трижды на могилу плюнули, чтобы не восстал старый охотник оборотнем-деретником. Но всё же лишились люди спокойствия, и как только настало лето, покинули стойбище, лучшее место для жизни искать.

А Саяру в том лесу ещё часто встречали заблудившиеся охотники. Хороших и чистых душой она на дорогу выводила, путь домой показывала. А тех, кто зло творил и слово не держал – в старый промерзший балаган заманивала, неживому мужу на пропитание.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
Другие работы:
+15
686
16:29 (отредактировано)
+1
thumbsup
Класс,
Бажов, в чистом виде!
Думал, гадал, но ГОЛОС сюда
19:06
+2
По мне выбор очевиден.
Самый сильный, интересный и грамотно написанный текст. Яркие картинки всплывали на протяжении всего прочтения, спасибо автору за эту историю. Концовке обрадовался, хоть добрые герои и стали мертвяками)
ГОЛОС!
21:29
+2
Рассказ написан, действительно, прекрасно, поэтому здесь придется поступить нестандартно (для меня): аргументировать, почему я голос не отдаю.

Дело вот в чем: я считаю, что в XXI веке писать подробные произведения не просто не нужно, как я говорила об «Иване крестьянском сыне», а, в данном случае, даже вредно. И вот почему.

Было у охотника Бэргэна три сокровища: разившее без промаха копье, звенящий музыкой варган и красавица-дочка Саяра.


Продолжаем «марафон Стрелецкой»: нельзя сравнивать людей с людьми вещами. И я понимаю, что Бэргэн за то и поплатился, что был таким собственником, но Саяра-то реально в сюжете играет роль декорации. У нее фактически нет собственной воли, он подчиняется сначала отцу, потом жениху (впоследствии — мужу). Влюбленность в Сэргэха у нее как таковая не возникает, он просто оказался настойчивее остальных женихов, был бы настойчивее какой-нибудь Кэскил, ну, она бы к Кэскилу была привязана, что уж там (и была бы, кстати, права, раз уж тут имена выбраны говорящие). Ну, скажете вы, эта жы стилизацыя под сказку, коренные народы, уклад, все дела.

Вот поэтому я и говорю, что сейчас писать такое не надо. Уклад был тогда, а ценности закладываются сейчас. И рассказ пишется сейчас. И да, я тут сходила на лекцию и осознала, что в действительности нет неполитических произведений.

Кстати, раз уж заговорили об именах. Почему у мужчин имена вот прям подобраны, а Саяра «прост потому что»? Ну, я просто не увидела обоснований называть ее «летом», прямо скажем… Разве что из эстетических соображений, но епрст, у русских и у якутов разные мнения о красоте языка. Тут либо аутентичность, либо смысл вообще якутов приплетать, пусть это будут Артем, Лена и Ваня (да).

Концовка, кстати, ультра жесть. Для Саяры, разумеется. Ну очень ей хотелось жить с мертвым медведем, да, которого еще время от времени нужно людьми кормить.

Кстати, пока помню. Почему Бэргэн не сгонял за топором и не похоронил Сэргэха нормально, если у них юёры и деретники — «обычное» дело? Соседи, вон, поумнее будут.

И да, поющий варган — это сильно. Волей-неволей представила этот голосок, а зря. Попробуй «повесели» таким пением))
21:58
+3
Вот поэтому я и говорю, что сейчас писать такое не надо.
вот я поражаюсь вашей категоричности. Вы сходили на какую-то лекцию и теперь буквально запрещаете автору самовыражаться.
Почему именно сейчас не надо. А если человек знает традиции, если ему нравится быть в диалоге культур. Ну не прониклись вы лично. Но это, как говорится, ваши проблемы.
22:05
+1
Конечно, мои. Я и пишу: «я считаю». Ничего не запрещаю. Объясняю, почему голос не отдаю, хотя по всем литературным параметрам это, на мой взгляд, самая сильная в группе работа.
22:13
+3
Хорошая стилизация, простенькая история. Для легенды большего и не надо. А для меня — надо)))

Помнится, по настроению была подобная вещь на Сказочном турнире — Чёрные сказки белой зимы земли. Я, конечно, не эксперт, но там автор мне виделся, его работа, его мысль. Тут всё как-то более народно, от того мне роль автора видится не такой выраженной.

В любом случае, вещь вышла качественной. Спасибо.
07:28
Прочитал сказочку. Хорошую, но сказочку. А сказочки, опять-таки — не мое.
11:46 (отредактировано)
+3
Сказка хороша. Не могу избавиться от ассоциации с песней КиШ, где батя с зятем пошли в лес, а он обратно мешок притаскивает, мол «Волки загрызли жениха твоего». Дочь смотрит, а у парня из башки топор торчит. А батя такой «Ты эт, не ругайся. Я его добил прост, а то мучался шибко.»
Канец.

Тут, конечно, поинтереснее все обставлено, и язык хороший, варган — прелесть. Местами стереотипы какие-то в глаза лезут, типа че ж, раз якут, значит, на печи должен лежать да на варгане целыми днями должен играть? Но это все несерьезно. Понравилось)
Предположил бы, что это автор «Сказки об Иване» делает работу над ошибками, но уж больно маловероятно)))
16:07
Учитывая, что мы знаем кто автор Ивана, да?:))) Ладно, шучу. Не знаем sadИли не шучу…: Р
16:20
Я вообще уже ничего не знаю. Думал, что угадал где-то авторов пять. Прям уверен был, что вот ЭТИ люди написали ЭТИ рассказы. А половина из них вылетела в предыдущих группах eyesХотя «их» команды еще не выступали в этом туре. eyesКороче, я ничего не понимаю, угадун из меня никакущий. Так что я тут гуляю шуткую, типа «хе-хе, это ты написал», а сам такой «што»
16:30
+3
прочел комментарий и думаю, что вот это — самое оно:
а сам такой «што»
21:15
+2
Мощно. Текст, работа — класс!
15:16
+2
Это на заказ? smileКто-то же там просил «северную сказку»?

На мой взгляд переборщили со стилизацией. Да, она выдержана очень качественно. Но настолько аутентично, что индивидуальность потерялась. Кроме того от такого языка устаешь.

Хотя плохой конец мне понравился smileНе потому, что он плохой, а потому, что он как раз внес маленько живости, эмоций и индивидуальности в слишком классическую историю.
15:29 (отредактировано)
+2
Хорошая сказка. Напомнило «Чёрную сказку белой зимы» из сказочного турнира. Правда, там конец был счастливый. Ну а здесь… Вот Нарратор вспомнил КиШа, а я тост, где папаня убил последнего жениха, который выполнил все задания, и на вопрос дочери, почему, сказал: «За компанию!» Простите, автор, не удержалась. Сказка от этого хуже не становится.
18:49
+3
Мне понравилось. Хорошая стилизация под легенду/сказку: красочное описание, простой линейный сюжет, повторы-пересчеты, четкий намёк слушателям. Только вот здесь я бы подумала:
1) «топал ногами Бэргэн» — это как-то смешно, Карабас-Барабас какой-то или Мойдодыр…
2) «на пропитание» — заумное, мне кажется, слово для притчи, лучше «на съедение»

ГОЛОС здесь оставлю.
19:50 (отредактировано)
+5
До середины так гладко и по-канонному всё было, что я даже хотела бросить читать. Я все выпуски «Горы самоцветов» наизусть помню: сын маленький перманентно требовал их. То есть еще один я просто не выдержала бы. Но в середине запахло жареным)))) Автор полностью реабилитовался в моих глазах) Все-таки мы тут люди взрослые, хочется чего-нить эдакового в сказках. А не аутентичных Бергунуэ и Фигунуэ под бубен шамана на заднем плане. А неживой Робин Гуд муж, да с когтями, да шерстяной — это «вау», это «пять»))))) Ледяная избушка, конечно, мимо проходила. С другой стороны, ну, а кому она нужна, когда такие дела творятся?
20:28
+2
Плюс, но не голос.

Получился — нео-фольклор. Получилось то, что и у братьев Гримм, которые вместе с фольклорными публиковали собственные тексты. Но под влиянием поэтики фольклора получилось «однотипное». То есть абсолютно типичный фольклорный сюжет (и по строению, и по используемым изобразительно-выразительным средствам), и типичный фольклорный герой (принципиально вне-индивидуальный, а вся индивидуальность сводится к одной, доминирующей черте, которая и основная его фольклорная функция в сюжете), и абсолютно фольклорная позиция автора — не индивидуальная, а «всехняя», то есть рассказчик — любой!

Вот за абсолютное без-авторство, за абсолютную фольклорность, которая пред-литература, а значит, не-литература и в чём-то даже и анти-литература — не Голос!
02:25
+1
Хорошая сказка. В меру мрачная, в меру узнаваемая, в меру с новым вывертом. И написано хорошо. И к теме хорошо прилеплено.
07:05
+1
ГОЛОС этой сказке. Удачи автору в конкурсе!
Вспомнилось, как рыл материал для своих северных сказок. Прям ностальджи. Тема неисчерпаемая, исполнение мастерское у автора. Браво!
Блин… И как тут голосить??
Каждый рассказ по-своему хорош…
13:02
+1
Качественная сказка. Было интересно читать. Понравились моменты с рассказывающим правду варганом. И финал хорош. Спасибо, автор! )
20:26
+1
Люблю такое ) Это даже не сказка, а самая настоящая легенда. Всё здесь к месту, ничего лишнего, последний абзац — ваще огонь!
20:47
+1
Вполне себе нормальненькая легенда получилась. В конце немного комковато. Но в общем и целом — крепко сбито, читается с интересом, не скучно. Постоянно сбивался с Сояры на Сансару.
ГОЛОС.
11:53
Крепкая стилизация, автор может в язык.)) ничего нового только, жаль, сплошь в традидицию и в конце, так и быть, ))) тему прикрутили. Мифотворчество, почему бы нет?)))
12:07
+1
Отличная сказка. Крепкая работа. Читал с удовольствием.
Спасибо!
ГОЛОС
15:07 (отредактировано)
*комментарий не по теме*

Заметила, что в трех комментариях выше, по сути, одна и так же похвала — крепкость. «Крепко сбито», «крепкая стилизация», «крепкая работа».

Даже взгрустнулось( Правда что ли, крепкость теперь комплимент для литературного произведения? Не изящество, не воздушная прозрачность, не интеллектуальность, не глубина? Для художественного текста хорошо то же, что и для табуретки unknown
Если конкуренты жиденькие, то да, крепкость — комплимент))) Просто всё познаётся в сравнении))
Если что, я не имела в виду текущий тур, по мне здесь ещё как минимум две крепкие работы))
15:14
В стилизации под сказку народов Севера — чего бы и нет?
16:14
Ого. Только сейчас заметил. Действительно, вторим друг другу. Я предыдущие комментарии вообще не читал )
13:15
+1
Крепкая легенда. Качественная. Ровная. В этом её проблема. Она слишком ровная, слишком каноничная. Не над чем подумать, нечему удивляться. Остаётся только стиль, но стиль здесь хоть и хорош, но недостаточно, чтобы вытянуть всё остальное. Сори, автор, по версии меня — второе место в туре.
Загрузка...
Мартин Эйле №1