Светлана Ледовская №1

​Обмен

​Обмен
Работа №4. Тема: Наваждение

Ольна смотрела, как по вечернему небу летела чапля. Раньше птиц, гнездившихся на дозорной вышке, было две, но теперь осталась только одна. Обреченная на вечные скитания в поисках своей пропавшей половины.

- Прямо, как я. – прошептала Ольна, на мгновенье поддавшись собственным страхам. Она отвернулась от птицы и поспешила домой, пока солнце окончательно не сдалось под напором ночного мрака и не уплыло за грань мира. Девушка поежилась от холодного порыва ветра и, ускорив шаг, плотнее закуталась в ярко-расшитый платок. Встречавшиеся по пути соседи приветливо кивали и махали руками, но Ольна отводила глаза – ей всегда казалось, что за добродушными жестами скрывается зависть.

Дом, стоящий на краю деревни, встретил Ольну пустыми черными окнами и остывшей печью, напоминая о недолгих мгновениях счастья и тепла. Слезы предательски попытались брызнуть из глаз, но она взяла себя в руки, жестом развеяв ждущую на пороге иллюзию любимого Огнеда. Его образ повсюду преследовал ее: закроет глаза и видит его улыбку; обернется резко и, на мгновение, словно он стоит рядом. Так хотелось посмотреть в его лицо, утонуть в крепких объятьях. Пытаясь отвлечься, девушка привычно погрузилась в домашние хлопоты. Чтобы разогнать скопившийся по углам холод, Ольна затопила печь, и тут же услышала, как в дверь постучали.

- И кто в такой час? – спросила она у пустой избы и, опасливо отдернув занавеску, выглянула в окно. Там, озаренный луной, стоял растрепанный староста.

Девушка поспешила открыть.

- Прости Ольна, что в такой поздний час. Но не мог я ждать. – староста протянул ей помятый, уже вскрытый конверт с гербом.

Ольна аккуратно его взяла и, под стук своего бешено колотящегося сердца, достала письмо и развернула. «Был тяжелый бой… без вести пропал… предположительно погиб…» - быстро пробежала она глазами по строкам и не дочитав, бросила письмо в печь, тут же разрыдавшись. Староста хотел успокоить ее, поддержать, но походящих слов найти не мог. А она продолжала плакать и шептала:

- Он жив… он жив…

***

Несколько дней подряд в доме Ольны было не протолкнуться. Соседи и просто жители деревни приходили, чтобы отдать дань уважения, единственному избранному от их селения на войну. Сочувствие и утешение надоели девушке еще в первый день, но она терпела. А сама все больше убеждала себя - Огнед жив, и все это нелепая ошибка.

Так прошла неделя, а следом и еще одна. Интерес окружающих иссяк, превратившись в редкие сочувствующие взгляды, и дом Ольны вновь опустел. Только ее сердце не находило покоя, заставляя девушку писать очередное безответное письмо в столицу с просьбой разъяснить судьбу любимого. Запечатав конверт, она посмотрела в окно – как одна за другой звезды появлялись на темно-синем небесном полотне. Завороженная зрелищем, уставшая девушка провалилась в дрему.

Ольне снилась давно покинувшая мир бабка; ее покосившаяся изба и старый, совсем закоптившийся котелок. Девушка часто убегала от родителей, чтобы послушать очередную удивительную, а порой и жуткую историю о духах, природе и волшебстве – всем том, о чем церковь знать запрещала.

Бабка усадила Ольну к себе на коленки, длинными костлявыми пальцами перебрала страницы старой книги и спросила у внучки: - Есть у тебя желание, золотце? – Ольна утвердительно помахала головой – у нее была куча желаний, которыми она тут же захотела поделиться. Но бабушка поднесла палец к ее губам и шикнула.

- Вижу по глазам блестящим, что есть. Только не спеши их озвучивать, подумай хорошенько - за все нужно свою цену уплатить. Но в жизни всякое может случиться, поэтому слушай и запоминай…

- Желание. – хрипло прошептала Ольна, свалившись со стула и тут же проснувшись.

***

Нагое тело Ольны покрылось мурашками под прохладным осенним ветром. Но она изо всех сил старалась не дрожать, рисуя на себе треугольник с причудливыми символами внутри. С ее ладони на пожелтевшую траву то и дело срывались капли крови, но она не обращала на это внимание, стараясь побыстрее закончить рисунок. Когда последние линии сложились в багровый узор на животе, она окинула место ритуала, проверяя, все ли сделала правильно.

- Не подведи, - тихо сказала она, убедившись, что сделала все верно, и, до боли сжав кулаки, нараспев принялась кричать заклинание. В ответ, ночное небо становилось все темнее, делая звезды и луну ярче. Произнеся последние строки уже хриплым голосом, Ольна рухнула на колени, обессилев. Она смотрела, как луна багровеет и уменьшается в размерах, постепенно превращаясь в маленькую точку, сорвавшуюся с небосклона прямо к ней.

Испугавшись, Ольна на мгновение прикрыла руками глаза, но тут же их убрала, вспомнив, что именно этого и добивалась. А перед ней уже стоял высокий мужчина, в черном костюме с алой подкладкой. Он поклонился и чарующе улыбнулся.

- Звали меня? – дьявол подал девушке руку, помогая подняться на ноги. Ольна хотела закричать – «Да!», потребовать исполнения своего желания, но от волнения слова застряли в горле.

- О, можете не отвечать. Я все вижу по вашим глазам.

- Вы поможете? – выдавила из себя девушка. - Он вернется? – не выдержав, Ольна расплакалась.

- О, дорогая, конечно!

- Так он жив! Жив! Я знала! – девушка бросилась обнимать дьявола. – Когда я увижу Огнеда?

Демон грустно улыбнулся. – Если бы это зависело только от меня. – Девушка отстранилась, а он продолжил. – Злые слухи и сплетни мешают Огнеду вернуться.

- Как? – выдохнула потрясенная Ольна.

- Я часто вижу такое: зависть и трусость, что оборачиваются черными проклятьями. Твой любимый тоже стал их жертвой. – Девушка с недоверием посмотрела на дьявола и замотала головой.

- Не может быть! Нет в моей деревне людей, способных на это!

- Понимаю, сложно поверить такому как я… - он начал медленно подниматься обратно на небо, - Но ты присмотрись, прислушайся к окружающим! - крикнул дьявол уже издалека, вновь обращаясь луной.

***

После ритуала Ольна попыталась жить как раньше – смиренно ждать и верить в благополучное возвращение Огнеда, как советовал ей дьякон. Она хотела выбросить все греховные мысли из головы, забыть лицо дьявола. Но с каждым днем все чаще слышала шепот за спиной; ехидные смешки, которые утихали, стоило ей появиться. Она, не веря, что стала подозревать односельчан, начала присматриваться и прислушиваться. Девушка могла поклясться – все чаще звучало имя Огнед, когда люди думали, что ее нет рядом. А смех становился все более мерзким и зловещим. Но у кого она не спрашивала – все отнекивались; не признавались, что очерняют имя ее любимого.

Все больше Ольна стала отдаляться от соседей и друзей; перестала на порог их пускать, только сидела вечерами у окна, смотрела как наливающаяся луна ей подмигивает. И обрывки разговоров ловила, что ветер ей доносил: - «Предателем Огнед был, погубил товарищей, а его потом как свинью бесславно зарезали»; «Дезертир, сбежал с поля боя, товарищей бросил, да в глухом болоте утонул»; «Воровал, убивал, насиловал…»

Едва дождавшись подходящего дня, девушка вновь провела ритуал, но в этот раз дьявол не обернулся человеком и не ответил на призыв. Не обращая внимания на холод, Ольна снова и снова принялась повторять слова заклинания, пока не выбилась из сил. Ей казалось, что даже здесь, в поле, она слышит, как поносят в деревне Огнеда; как растекается из их ртов черная ложь, опутывающая ее любимого и не дающая вернуться к ней. Она задрожала, переполненная бессильным гневом, и принялась еще раз проверять, все ли сделала правильно, когда за спиной услышала шепот – «Кровь».

- «Кровь?» - спросила сама у себя Ольна и задумалась, припоминая, как было в бабкиной истории. – «Мистические знаки должны быть нанесены невинной кровью» - она посмотрела на изрезанные ладони. – «Может, после первого ритуала моя кровь недостаточно невинна?».

Девушка схватила нож и побежала обратно в деревню, к дому старосты – обманщика, что принес ей лживое письмо. - «У такого кровь не невинна, но у его дочки должна быть в самый раз» – на бегу размышляла она. – «Будет ему наказанием.» Ольна тихо забралась в дом, нашла комнату девочки и перерезала ей горло. Она схватила с тумбочки кувшин и стала сцеживать в него кровь. Набрав достаточно, девушка бесшумно выбралась из дома и побежала обратно, пока колдовская ночь не уступила новому дню.

Вернувшись на поле, Ольна повторила ритуал, разукрасив тело кровью дочери старосты и запела заклинание. Мистические знаки вспыхнули, и луна вновь стала уменьшаться, обращаясь в высокого мужчину. На этот раз, девушка не боялась демона и твердо встретила его насмешливый взгляд. Он медленно поклонился, и подойдя к ней, обнял.

- Они все виновны. – прошептала ему на ухо Ольна. – Все оказалось правдой. Эти скоты смешивают имя Огнеда с грязью, шепчутся за моей спиной, а когда я спрашиваю – все отрицают. Я кричала на них, просила прекратить распускать грязные сплетни, даже умоляла… Но стоит мне только отвернуться, они продолжают смеяться, надо мной, над ним… Все, даже дьякон… - Ольна вздрагивала, уткнувшись в плече дьявола, роняя несуществующие, высохшие от злобы в ее сердце, слезы. – Они не дадут ему вернуться… никогда…

Демон нежно гладил ее по голове.

- Я могу помочь… Позови нас, все эти злые люди исчезнут, и твой любимый сможет вернуться… Позови… - он вкрадчиво зашептал ей слова нового заклинания.

Закончив, дьявол обратился луной, оставив Ольну размышлять в одиночестве. Ее мысли путались, а тишину нарушали едва слышные голоса. Они просили, умоляли, уговаривали позволить им помочь; наказать всех жестоких людей в деревне. Один голос выделялся на фоне других – он не просил, а пел красивую песню. Ольна узнала ее и вскочила на ноги, оглядываясь по сторонам.

- Огнед! – крикнула она во весь голос. – Огнед, я здесь! – ей показалось, что песня стала звучать немного ближе и, спустя мгновение, она увидела знакомый силуэт. Он был слишком далеко, чтобы можно было хорошо разглядеть, но Ольна была уверена – это ее любимый. Его песня сменилась мольбой: - Я не могу вернуться, помоги...

Ольна закричала в приступе бессильной ярости. Она схватила кувшин с остатками крови дочери старосты и залпом выпила.

- Я приглашаю вас! - закричала она обращаясь к небу, и принялась нараспев произносить заклинание, которое ей поведал дьявол. Белки ее глаз покраснели, а кровавые рисунки на теле почернели, став с ней едиными. Луна, отвечая на зов, обратилась алым цветком, озарив мир светом, словно солнце. Звезды, одна за одной, начали пропадать с небосвода, собираясь в жуткие рисунки на луне, пока не заполнили ее всю, и мир не погрузился во мрак.

С последними словами заклинания, девушка почувствовала, как воздух вокруг стал плотнее и задрожал. От луны по небу пошли черные реки, обрывающиеся водопадами демонов над деревней.

- Еще немного, Огнед, - тихо сказала Ольна, медленно шагая в сторону поселения. Оттуда послышался истеричный звон дозорного колокола, но быстро стих. На смену ему пришли истошные крики жителей. Чем ближе подходила Ольна, тем отчетливей доносились мольбы, крики и стоны охваченных ужасом людей. Но ни одна мускула не дрогнула на ее лице – все они получали по заслугам.

Когда она вошла в деревню, все уже стихло. Только горящие дома и разбросанные бездыханные тела напоминали о прошедшей бойне. Ольна улыбалась - спустя долгие месяцы переживаний и тревог, ее сердце успокоилось – недвижимое, освобожденное от терзаний и волнений.

Она прошлась по селению и удовлетворенная, что больше не слышно ехидных смешков у нее за спиной, пошла к своей избе. Там, у порога, разорванный надвое лежал староста. В его руке был зажат еще один вскрытый конверт с гербовой печатью. Ольна вырвала его из окоченевшей руки и принялась читать, под ехидный смех алой луны.

«Приносим извинения и спешим обрадовать. Произошла чудовищная ошибка – доблестный пехотинец Огнед жив и за боевые заслуги направлен домой…»

Ольна, засмеявшись в унисон с луной, не стала дочитывать и бросила письмо в огонь.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
+4
628
14:44 (отредактировано)
Сцеживать кровь из перерезанной шеи? Рили? Ну, ок…
Страшилка… но, язык, чет… прям, как для пионерлагеря
P.s.
Я ждал Ичиго… как Ольна… но не дождался
14:50
+1
Я не знаю, как такое оценивать, честное пионерское.
С одной стороны, жесткий каркас. Без выкрутасов. Все четко и по делу. Это плюс.
С другой стороны, извините, дьявол. Вызвали и он пришел. Не всякий сантехник по вызову является, а тут целый дьявол. И потом, Автор, дьявол это такое дело, хммм, к нему повышенное внимание, а если он еще и с рогами да в плаще с красным подбоем, хммм, тут прям сразу хочется немножечко посмеяться, самую малость и записать этого дьявола в шаблон.
Из хорошего еще чего есть. Простой, доступный, без всяких там заморочек язык. Для таких историй — самое оно. Потому что если детали добавлять, то может все посыпаться.
Идея про то, что баба из-за любви и тоски может целую деревню спалить, норм.
15:20
+2
Ставим пометочку… Мага — не доводить до…
16:35
+1
20:21
+1
во-во)
15:57 (отредактировано)
+2
Все умерли :)
Ну а что? Помогло же.
Но дьявол и демон все же разные вещи (а вместе с ними там ещё и дьякон появляется! Точно наваждение какое-то!)
20:53
+1
Ну, не знаю. Вообще, я люблю такие кровавенькие истории. Но что-то смущает. То ли дрожащая, переживающая, слезливая Ольна как-то совсем легко и хладнокровно перерезающщая горло ребенку. То ли «письма с фронта», выглядящие чужеродными в этом мире с колдовскими обрядами и демонами.
11:22
+1
Раскрытие темы интересное. Дьявол шаблонный, конечно.
В целом, как-то средненько. Выглядит, как проба в новом жанре. Но для ужасов не хватает ужасов, для психологии — психологии. Как случилась эта перемена в личности героини, как она решилась, откуда узнала о ритуале — это все можно было описать в одном абзаце, но пункт «развитие героя» был бы выполнен.
14:13
+1
что может сотворить любовная страсть с человеком. Про такое читать страшно, не только писать. Чур меня!
19:08
+3
Пафоса! Больше пафоса! И крови)))
19:41
+2
Богу пафоса? И богу сцеживания?)
19:52
+2
Богу? Я для себя просила ваще-та
19:39
+1
Извините за вопрос: а кто (или что такое) чапля?
19:42
+2
Очепятка это, думается мне
19:43
+2
Автор писал про цаплю, но сбился на украинский… (хотя кто знает, может деревня там и была!)
Я вот не поняла, то ли это правда всё было, и деревня в самом деле накликала, или это у бабы кукушку снесло. Скорее второе, но всё же, всё же… не совсем понятно, а когда снесло, в какой момент? Сразу? Или после письма? Или после встречи с дьяволом?
И вот ещё: а кто виноват?
20:20
+3
Мужиг, конечно. Сбежал от своей, больной на всю голову благоверной, оставил бедных селян на растерзание… Ужас. Эти мужики все одинаковые, вечно от ответственности бегут!
Ахаха)) Если в кране нет воды, виноват… мужиг!))))))))
03:18
+2
Надеюсь, мужик стоил того, чтобы из-за него всю деревню извести.
Что эти влюбленные женщины себе думают, я не знаю…
11:57
Качественно написано, вот только я не понял — это она поехала с катушек или горе застило ей глаза, и всё на самом деле? В любом случае, как-то резко переход произошёл от убивающейся девушки до убивающей девушки. Ну и последний перевёртыш — как-то плохо укладывается во общий стиль. Получился неуместный тут юморок.
20:51
Мне понравилась история, вот очень всё круто. Я такое люблю. Повелась внучка колдуньи с тёмными силами, породнилась, всё хорошо, а там уже и суженый не нужен, на самом деле))) всё по делу, всё по канону.

Как рассказана история… Мне показалось, грубо. Меня постоянно преследовала мысль, что не те слова, не та эпоха… Вот просто ради интереса потом, автор, подскажите, на какое время ориентировались.

В общем, я б была больше обрадована, если бы стиль тоже был приближен к истории, если бы напевность чувствовалась, злоба внутренняя, мнительность, которая всё в реальности затмевает… Ну и злую силу бы обличить в нечто не такое, что ассоциируется с женскими фентезийными романами)))

В любом случае, автору спасибо за историю.
Блин, мож я чего не понял, но если староста возле её двери с весточкой, то значит зря она всех грохнула, не?
И диалоги построены так, что рогатый напрямую про жителей деревни и их вину не говорит… Делант вид что соглашается с выводами влюблённой тётеньки?
Неоднозначный текст. Насчёт пионерского изложнния уже сказано. Но и ляпов неграмотных нет. Будем думать smile
06:58
Если бы всех не грохнули, то и староста с весточкой не нарисовался бы.
15:43
Так дьявол или демон? Впрочем, я взоржал ещё на моменте, когда она Дьявола на «вы» назвала. Не знаю почему, то так это странно прозвучало.
А в целом история имеет право на жизнь, но я вынужден согласиться с Нарратором. Вкуса рассказу не хватает, деталей.
Загрузка...
Светлана Ледовская