Валентина Савенко №1

Тени над Зэрвером

Тени над Зэрвером
Работа №179

Серая пелена закрывает глаза. Тяжело дышать. Сыпучая почва затрудняет движения. Позади половина дистанции, впереди - размытым призраком маячит заветный город, город избранных. Но чтобы добраться до него - нужно выложиться, целиком… без остатка.

***

С раннего детства Вэс готовился к этому забегу. Он устраивался только раз в год, для всех, кто желает и способен бежать. Но лишь один мог заслужить право уйти в Зэрвер – город мечты монклов. Попасть туда можно и другими путями: годятся все виды спорта, от акробатики до боёв без правил. Можно с помощью искусства живописи, пения или сложения стихов… Житель даже самого дальнего города самого нижнего уровня, профессионал любого мастерства, может попасть в Зервер. Нужно всего лишь стать лучшим. Вэс выбрал марафонский забег.

***

Подъём – самый трудный участок, когда сил уже почти не осталось, когда хочется свернуться в клубок и лихо покатиться назад, как на тренировке. Потом отдыхать. Но город манил оюновской красотой и ждал того, кто первым пересечёт финишную черту. Бежать, вперёд…

***

С Яфой они вместе учились, окончили школу, стали строителями и жить собирались вместе, но мечта никогда не покидала их. Они боялись, что город может их разлучить, но Зэрвер не мог принять всех, он звал лучших.

Каждый день после уроков они, держась за руки, преодолевали перевал и подходили к самой линии, за которой были видны нежные огни Зэрвера.

- Смотри, тени! – ликовала Яфа, завидев нити оюнов. – Загадывай желание.

- Хочу, чтобы ты всегда была рядом.

- Ну, Вэс, - обижалась она. – Нужно загадывать настоящее желание. Я и так рядом с тобой.

- А если тебя выберут, а меня нет?

- Я буду отправлять личные послания из самого прекрасного мира и непременно тебя дождусь. Ты ведь найдёшь меня?

- Конечно, - соглашался он. – Жизни без тебя я не представляю.

За два дня до забега Яфа прибежала к нему, радостная и счастливая.

- Ты был там! – сияя от счастья, кричала она, закружив Вэса в танце. – Я победила, победила! Меня признали самой красивой! Ты что, не рад?

- Я это давно признал, - поникшим голосом сказал он. – И я рад.

Вэс не был на финале конкурса красоты. Он хотел сохранить для себя слабую надежду, что Яфа займёт любое место, кроме первого. Тогда и ему не придётся выкладываться на дистанции. А если он проиграет, дождётся ли его Яфа? И что будет дальше? Он прогонял от себя эти мысли. Выхода у него не осталось. Он должен победить.

***

Конечности не слушались, тело словно онемело. Серая пелена стала сплошной, но она не помешала увидеть яркую финишную ленту. Вэс не видел никого ни впереди, ни позади, ни возле себя. Он представлял, как Яфа со слезами на глазах машет ему на прощанье, а потом оюны забирают её к себе на службу, забирают одной из первых, а Вэс кричит от боли и бессилия… Он не заметил, как в самом деле кричал. Крик помогал ему бежать, преодолевая страшную ломоту в теле, и заставлял передвигать онемевшие конечности.

Яркая полоса, овации, финиш… Последнее, что запомнил Вэс, прежде чем потерять сознание.

***

У монклов существовало поверье, что некогда, их страна была заполнена прозрачным океаном. Потом пришли Великие оюны и создали условия для жизни. Они отвели воду, но оставили влагу. Заселили города первыми жителями и позаботились об их пропитании. С тех пор страна монклов процветала, а оюны время от времени опускали нити и поднимали монклов себе на службу. В чём она заключалась, не знал никто, но уйти в светлую бесконечность мечтал каждый. Существовало множество историй и легенд, проверить которые было невозможно, однако в правдивости их никто не сомневался.

***

Первое что он увидел, это влажные глаза Яфы. У Вэса сжалось сердце. Всё кончилось, проиграл.

- Я рада за тебя, любимый, - шепнула она. – Я верила, что ты победишь.

Но Вэс не мог поверить и осознал победу лишь тогда, когда ему торжественно вручили награду.

Вскоре, после напутственных речей Верховенства они, вместе с сотней таких же избранных, отправились за перевал и наконец, затаив дыхание, ступили за запретную линию. Зэрвер ждал их.

***

Город был прекрасен. Широкие улицы, просторные жилища, шесть внутренних ярусов, влажно-тёплый климат. Нежный оюновский свет, видимый остальным лишь издалека, водопадом заливал внешнюю площадь города, создавая тёплую свежесть внутренних кварталов. Только здесь монклы могли подниматься и купаться в потоке света. И только здесь, раздвигая запрет, могли видеть необъятные просторы. Над ними возвышалась бесконечная Вселенная Великих оюнов, огромная и тёплая. Служить оюнам - огромная честь для монклов. Это их цель и смысл существования.

Всякий раз, поднимаясь для купания, Вэс и Яфа крепко держались за руки. Они видели, как нити уносили их соплеменников, слышали прощальные крики радости, тихо завидовали и верили, что лучший мир ждёт их.

- Пусть мы и там будем вместе, - решительно заявляла Яфа, крепче прижимаясь в Вэсу. – Мы ведь преодолели все тяготы, чтобы никогда и нигде не расставаться.

- Конечно, - соглашался Вэс. – Я никому тебя не отдам. Даже оюнам.

Так и случилось. В один прекрасный день тень скользнула к ним и унесла обоих.

***

Николай стряхнул колодезную грязь с резиновых сапог и осмотрел добычу. Он насчитал двенадцать мокриц, десять свернулись в комочек, а две сцепились так, что не разнять.

- Гляди, Гром, - обратился он к мохнатому чёрному псу. – Кажись, спариваются.

Пёс, едва принюхавшись, фыркнул и отвернул голову.

- Ты прав, - усмехнулся Николай. – Не будем им мешать.

Недолго думая, он отбросил в сторону эту парочку.

- Мы достаточно наловили, - решил он, укладывая добычу в рюкзак. – Этого нашему тритону хватит на несколько дней.

***

Тяжело дышать, каждый вдох обжигает всё тело. Вэс огляделся в поисках укрытия. Найдя подходящее место, он увлёк Яфу под широкий лист. Здесь было не так сухо и дышалось легче. Той влаги, к которой они привыкли, поблизости не было. Их мечта исполнилась, они видели бесконечное пространство мира оюнов, но что дальше делать, не знали.

- Чем мы не угодили оюнам? – спросила Яфа, взглянув в глаза Вэсу. – Почему они нас отвергли?

Вэс молча отвёл взгляд.

- Будут другие, - успокоил её он. – Нас непременно возьмут.

- Будем ждать?

- Сначала найдём убежище. Земля тут неплотная, можно построить дом.

Они поселились под корнями огромного дерева. Построили себе жилище. Получилось просторно и влажно, почти как дома. Иногда они поднимались к свету и видели огромных мохнатых существ. Думая, что это оюны, монклы не прятались от них, но существа, приблизившись, громко фыркали и убегали. Их, монклы тоже не интересовали.

- Мне плохо здесь, - говорила Яфа. – Почему нас все избегают?

- Не печалься, - успокаивал Вэс. – Я ведь с тобой. Мы же хотели всегда быть вместе.

- А кому мы будем служить? Я не вижу никого.

Но оказалось, они были не одни. Однажды перед ними возник высокий зверь с длинным хвостом и страшными зубами.

- Приветствую вас, - осмелев, сказал Вэс. – Вы кто?

- Я Рон, - ответил зверь. – Мышонок. Живу в подвале заброшенного дома.

- А там кто жил?

- Люди. Но это было давно, до моего рождения.

- Вы служите им? – спросила Яфа.

- Нет, - опасливо озираясь, ответил он, шевельнув длинным хвостом. – Им на глаза лучше вообще не попадаться.

- Значит, мы тебе будем служить?

- Нет, - усмехнулся Рон. – Вы ведь мокрицы, а мокрицы никому не служат. Они сами по себе.

- Мы монклы, - отрезала Яфа. – Лучших из нас оюны забирают к себе.

- Вас забирают люди, - спокойно ответил Рон. – Для корма.

- Для чего? – не понял Вэс.

- Скармливают всяким зверям.

- Это неправда! - возразила Яфа. – Для монклов это честь.

- Не знаю, насколько это почётно, - вздохнул мышонок. – Но люди часто приходят к колодцу за мокрицами. Кого-то забирают, а кого-то выбрасывают, но другой пользы от вас они не получают. Вас нельзя использовать для охоты или еды, а других радостей люди не знают.

- Но мы встречали здесь других оюнов, мохнатых с длинными лапами, - продолжал сомневаться Вэс. – Это тоже люди?

- Нет, - хмыкнул Рон. – Это пауки – дикие и злобные твари. Мокрицами они не питаются, наверное. Но лучше от них держаться подальше. В этих местах много кто обитает: жуки, гусеницы, сверчки, многоножки всякие. Какие опасные, какие не очень.

Внезапно Рон принюхался и быстро исчез. Вероятно, почуял опасность. Монклы, напуганные его рассказом, также поспешили скрыться. Они всё ещё не могли поверить в его слова. Уж слишком жестокими они оказались.

- Я не хочу, чтобы наши дети родились в этом мире, - сказала Яфа. – Здесь всё чужое: свет, воздух, запахи… Если уж все от нас отвернулись, значит считают нас недостойными и, пусть нас не поймут, но нам лучше вернуться в наш город.

Однако сделать это оказалось совсем непросто. Врата в их мир оказались высоко, а гладкие и скользкие стены источали едкий и ядовитый запах. Подняться по ним было невозможно.

- Тон прав, - сказал Вэс, вспомнив старого монкла. – Невозможно противостоять истине, созданной поколениями.

Тон, некогда чемпион по боям без правил, был одним из тех редких, кому удалось вернуться обратно, только уже в искалеченном виде. Правый глаз был выжжен начисто, а тело навсегда лишилось двух конечностей.

- Монклы! - говорил он. – Мир наверху жесток и страшен для нас. – Солнце там жгучее, а монстры зубастые…

Он подолгу рассказывал о том, как был схвачен неведомым летающим существом, как упал в водную гладь, как его выбросило и другое существо оторвало ему лапы, как он зацепился за чью-то шерсть и его долго таскало по пустыне. Как потом случилось чудо и он оказался у врат в их мир…

Но ему никто не верил. Все считали, что он плохо служил и был наказан. А страшилки выдумал в качестве оправдания. Сам же Тон поселился подальше от заветного города, где до самой смерти жил в полном одиночестве.

***

О том, что такое ветер, знали только жители Зэрвера и двух прилегающих городов. В остальные уровни это чудо никогда не проникало. Горожане часто толпились на центральной площади и ждали, когда неведомая сила разметёт их по окраине. Это было игрой, развлечением. Все веселились и радовались. Даже устраивались свои чемпионаты по полётам по городу. Но здесь, наверху, всё оказалось куда опасней. Монклы едва покинули убежище, как сильный вихрь бросил на них тучу плотной пыли и, подняв в воздух, закружил с бешеной скоростью. Погрузившись в темноту, они уносились всё дальше от приютившего их дерева.

Едва очнувшись, Вэс, повинуясь инстинкту, бросился в сторону. Ноги несли его подальше от знойной пыли, а чувствительные рецепторы безошибочно тянули к воде. Панцирь раскалился. Каждый вдох прожигал тело словно огнём. Ослеплённый и оглушённый, он продолжал бежать, натыкаясь на преграды и глотая сухую субстанцию, от которой напрочь сковывало челюсть. Вэс ни на секунду не переставал думать о Яфе.

Оказавшись в благодатной грязи, он не успел даже оглядеться, как его внезапно понесло: вверх – вниз, вверх – вниз, светло – темно… От резких перемен закружилась голова. Стало казаться, что всё вокруг проваливается в гигантский круговорот, смешивая города и пространство в единую смесь. Внезапно, вращение прекратилось, но в голове ещё долго продолжало шуметь и кружиться. На Вэса в упор смотрело странное крючковатое существо с большими лапами.

- Меня зовут Вэс, я из Зэрвера, - тихо сказал Вэс, не испытывая никакого страха. - А ты кто?

- Имн, - заикаясь ответило существо. – Мы сверчки. А вот такого как ты, я тут раньше не видел.

- Где я?

- В саду. Тебя железная повозка на колесе привезла. Страшно было?

- Не знаю.

- Странно, что ты жив. Других обычно по дороге размазывает.

- Это как?

- В лепёшку. - усмехнулся Имн. – В этом Зэрвере все такие чудные?

- В нём живут лучшие. Наш город – связь с оюнами.

- Кем?

- Самыми Великими!

- Значит, с людьми. Поверь, ничего хорошего от них ждать не стоит. Сад огромен и в нём главное - выжить.

- Я должен найти Яфу.

- Это кто?

- Она красивая.

- Повозка больше никого не принесла.

- Её унёс ветер.

- Ветер бывает очень сильным, - согласился Имн. – Может, это и есть ваш оюн? Хотя вряд ли.

- Я не видел его.

- На то он и оюн, чтобы его никто не видел, но ощущал силу. И унести твою подругу он мог очень далеко. Ты хоть знаешь, в какую сторону?

- Не помню.

- Тогда искать нужно везде, - безнадёжно вздохнул сверчок. – И времени может уйти - вечность.

Вэс огляделся в поисках возвышенности. Он понимал, что поднявшись повыше, увеличит обзор. Ближайший ствол уходил высоко, но нечто зловещее и ядовитое исходило от него.

- Это яблоня, - сказало существо с огромными челюстями. – Ствол пропитан. Нам туда нельзя.

- Он подругу ищет, - сказал Имн.

Существо интенсивно зашевелило длинными усами, а затем произнесло:

- Я видел похожего. Там, у реки.

Оно исчезло также внезапно, как и появилось.

- Река там, - кивнул Имн. – Муравьи всё видят и почти никогда не ошибаются.

- Что такое река? – спросил Вэс.

- Это когда очень много воды и она сильно бурлит. Ты услышишь.

Вэс собрался попросить о помощи в её поисках, но в этот миг раздался тонкий голос сверху:

- Опасность! Опасность! – тревожно кричало нечто летающее с огромными яркими крыльями. – Трогл вышел на охоту! Опасность…

Всё вокруг зашевелилось, а Имн, не сказав ни слова, исчез в гуще колючего кустарника. Вэс прижался к земле и боковым зрением увидел огромную клокочащую массу с выпученными круглыми глазами. Масса не заметила монкла и одним прыжком промчалась мимо.

- Внимание, - продолжал тонкий голос. – Трогл проглотил Вукла! Внимание…

Вэс не стал больше ждать. Поднявшись на ноги, он бросился в сторону, указанную Имном. Там Яфа, и он непременно её найдёт.

***

Антон презрительно поморщился, искоса наблюдая, как его друг Валька насаживает наживку на крючок.

- Возьми себе тоже, - предложил Валька, кивнув в сторону кожаной сумки. – Там в коробке ещё одна есть.

- Нет уж, - отстранился Антон. – Я лучше на червя.

- Не боись, они не кусаются.

- Да я и не боюсь, мне противно. Да и кто рыбачит на них?

- Тот, кто знает толк в рыбалке.

Валька деловито поплевал на наживку и ловко забросил леску подальше в воду. Воткнув удилище в землю, он продолжил:

- Я позавчера здоровенного усача поймал, а на прошлой неделе сома килограмма на полтора.

- На мокрицу?

- Ага. Для сомов это деликатес.

- А ты откуда знаешь?

- Дед рассказал. Поначалу мне тоже мерзко становилось, а потом привык.

- Где же ты их разводишь?

- Каких нахожу, каких из заброшенного колодца вытаскиваю. Кидаю их в ящик, где раньше мать рассаду держала. Там они долго живут.

- И не сбегают?

- Неа, я на дно фольгу постелил, а сверху крышкой накрыл надёжной.

Друзья просидели на берегу больше часа. Клёва не было. Посмотрев на небо, Валька приподнял удилище.

- Сматываемся, - сказал он, снимая бесполезную наживку. – Дождь собирается. Сегодня клёва не будет.

***

Вэс глядел не отрываясь. Его взгляд не мог охватить неведомого. С широкого листа ему были видны лишь конечности, среди которых проскальзывало тело Яфы. Так вот они какие, оюны! Великие и необъятные. Они приняли Яфу. Только почему бросили её в речку? Может, это и есть подготовка? Вэс был уверен, что оюны неспособны нанести вред монклам, и радовался за Яфу, но ему хотелось быть рядом с ней, и он поспешил туда, куда вело его сердце.

Вэс не рискнул вплотную приблизиться к оюнам. Поднявшись на гладкий камень, он ждал и надеялся, что его заметят. Палящее Солнце нагревало панцирь и прожигало тело, ветер старался оторвать его от горячего камня, но Вэс терпел. Цель совсем рядом, почти достигнута. Его увидят и обязательно возьмут. Нужно только набраться терпения. Внезапно сила Солнца уменьшилась, камень похолодел, а порывы ветра стали сильнее. Вэс хотел уже закричать, чтобы его услышали, но внезапно увидел, как оюны отвергли Яфу, отбросив её далеко в сторону.

- Зачем же так?! – крикнул он, обращаясь к ним. – Чем вам Яфа не угодила!

Он сбежал с камня и поспешил к возлюбленной. Служба его уже не интересовала.

Ужас реальности парализовал волю. Вэс увидел, как дружелюбные, как ему поначалу показалось, муравьи, безжалостно разрывали тело Яфы, растаскивая его в разные стороны.

«Это невозможно, - вертелось в голове. – Что происходит?»

Сердце бешено колотилось, вихри ярости кружили сознание. Он отказывался верить тому, что видел. Остолбенение мешало наброситься на коварных чудищ, бесцеремонно зажимавших в мощных клешнях части тела самого дорогого монкла на свете. В один миг светлая бесконечность для него потускнела. Это и есть венец того, к чему все в его стране стремятся? Ради чего покоряют вершины и ставят рекорды? Только теперь он понял, что вся их вера – вымысел. Совершенное пространство – не что иное, как скопление жестоких миров с пожирающими друг друга существами. Они хотели познать неведомое, зачем? Здесь нет государства и нет порядка. Чтобы выжить, нужно уметь пожирать и прятаться. Как эти чудовищные муравьи.

Вэс столкнулся с одним из таких чудищ. Пыхтя то ли от важности, то ли от усталости, тот спокойно прошёл мимо, словно нёс в клешнях камень, а не голову такого же монкла. Потрясённый, Вэс увидел глаза жертвы, застывшие и красивые, но чужие. Это была не Яфа.

***

Монклы всегда любили воду. Вода для них – жизнь. Некоторые полностью затопленные уровни пользовались особой популярностью. В Зэрвере с неба часто лилась вода, она скапливалась на площадях и по глубоким каналам уходила в другие города. В некоторых городах она просачивалась прямо из под земли. Монклы всегда были уверены, что живительную влагу посылают им оюны.

Здесь дождь лил всюду, грозя смыть всякое зазевавшееся существо. Вэс успел укрыться в корнях ближайшего дерева. Там было относительно комфортно и уютно. Идеальное место, чтобы переждать непогоду.

Едва всё стихло, Вэс покинул убежище. Теперь он знал, чем может обернуться встреча с оюнами. Прекрасные глаза незнакомой красавицы, так безжалостно растерзанной муравьями, крепко замерли в его памяти. Ему оставалось лишь верить, что Яфа смогла избежать такой участи.

***

Вэс остался один в чужом и жестоком мире, где надеяться можно было только на себя. Он научился слышать звуки и распознавать опасность. Познал, с кем можно общаться, а кого лучше обходить стороной, куда можно ходить, а к чему не стоит приближаться. Он привыкал жить в незнакомом месте. Жить без Яфы. От жалящих лучей Солнца он прятался под листьями или корнями, от ветра и дождя - под корой деревьев. Вечерами и ранними утрами выходил за пропитанием. К счастью, с этим в саду не было особых проблем.

- Удачной охоты! – приветствовал Вэс знакомого муравья, от которого узнал, что муравьи собирают мёртвых или умирающих. На живых почти никогда не охотятся.

- И тебе, - отвечал на ходу тот и, на миг обернувшись, предупреждал: - У ручья Стерн, будь осторожен.

Стерн – это зелёный богомол. Весьма кровожадный хищник, который своих жертв пожирал медленно и живьём. Кроме него из охотников была толстая жаба и быстрая ящерица. Они выходили каждый в своё время. Залетали ещё полосатые осы, так те вообще были сами по себе и не обращали ни на кого никакого внимания. Самыми опасными и огромными оказались люди, те, кто разбрасывали горящие камни, но они, к счастью, появлялись редко. Вэс чаще видел их на берегу, удящих рыбу. От новых друзей, сверчка Имна и муравья Огга, Вэс многое узнал о местных обитателях и их особенностях. Как он успел выяснить, сад – далеко не самое страшное место. Вэс не прекращал искать Яфу, хотя надежда испарялась с каждым днём. И ещё, он подружился с Лилой, милой бабочкой с широкими яркими крыльями. Это она предупреждала жителей сада, когда хищники выходили на охоту.

- Я помогу тебе, - пообещала она, узнав о его беде. – Я буду смотреть с высоты и спрашивать у всех.

Но и она, несмотря на все старания, не могла отыскать Яфу. В саду её не было.

- Хочешь, я покажу тебе дорогу к одинокой вишне у заброшенного дома? - однажды предложила она. – Идти туда далеко, и дорога опасная, но это единственное место, известное вам обоим.

- Почему ты думаешь, что это то самое дерево?

- На лугу живут полевые мыши, они знают Рона, о котором ты рассказывал.

- Ты и их знаешь?

Лила весело засмеялась.

- Конечно. – сказала она. – Я всюду летаю и многое вижу. Завтра с утра ступай по широкой тропе в сторону захода Солнца. Я провожу.

Грациозно взмахнув красивыми крыльями, она улетела по своим делам.

Вэс ждал её утром, но она не прилетела. Не было её и на следующий день.

***

Имн, как обычно, верещал недалеко от берега. Только на этот раз песня была грустная и печальная. Прежде чем подойти, Вэс некоторое время наслаждался звуками.

- Лила пропала, - тихо сказал Вэс, устроившись рядом. – Обещала проводить до заброшенного дома.

Имн прекратил песню и несколько минут напряжённо молчал.

- Нет больше Лилы. – грустно ответил он. – Жаба её проглотила. Теперь никто не предупредит нас об опасности.

- Этого не может быть! – засомневался Вэс. – Она всегда высоко…

- Муравьи всё видели, - тяжело вздохнул Имн. – Они и сообщили.

Гибель Лилы стала очередным потрясением. Вэс решил не оставаться больше в саду и отправиться по тропе, указанной бабочкой. Солнце уже так жарко не пекло, опадали с деревьев листья, начинало холодать. Медлить было нельзя.

***

Снова нужно бежать, как тогда, на марафоне. Сколько так продолжается? Очень долго. Отдыхать приходится осторожно. В саду таились опасности, но там можно было найти укрытие от врагов, да и Лила часто предупреждала. Бедная Лила. На дороге враги не видны, они в укрытии, следят и выжидают. А ведь Имн уговаривал не уходить, но иначе нельзя. Невыносимо стало так жить. А если Яфа жива, то наверняка станет искать их дерево. Смысл… в жизни должен быть смысл, а без Яфы его нет.

***

Тропа оказалась намного шире, чем Вэс мог представить. Она уходила в бесконечность и всё время упиралась в небо. Подмёрзшая земля позволяла двигаться легче. Вэс держался самого края, опасаясь гремящих повозок, то и дело проносящихся мимо. Он почти бежал, время от времени останавливаясь для отдыха. Однажды после очередного такого привала, ему стало казаться, что он уже давно миновал дерево у заброшенного дома. Решив найти возвышение, он поднялся на открытый холм, но внезапно его окутала мягкая теплота и он оказался в полной темноте. На миг темнота расступилась и возникла вновь, перенеся его в плотную гладкость, где пахло чем-то особенным. В замкнутом пространстве было темно, но темнота для монклов - спутник жизни. Множество монклов до конца дней видят свет только издалека. Вэс понял, что его схватили! Как же так? Его стало носить туда-сюда, туда-сюда. Очень быстро. Всё вокруг него или он вокруг всего… Когда движение стихло, Вэс увидел, что он не один, а чужеродный запах смешивался с тёплым и родным. Охваченный радостью, он позабыл о своём положении.

- Яфа! – закричал он, рыдая от счастья. – Посмотри на меня! Это я, Вэс.

Яфа медленно развернулась и, похоже, не сразу поверила в то, что перед ней настоящий Вэс.

- Ты снова пришёл, - слабым голосом прошептала она. – Только не исчезай также быстро.

- Не исчезну, - пообещал он, прижимая её к себе. – И тебя никуда не отпущу.

- Ты всегда так говоришь, - обидно вздохнула она. – А потом уходишь.

- Как это? – удивился он.

- Растворяешься.

Яфа была истощена и потеряла связь с реальностью.

- Меня повозка выбросила в сад, - неуверенно оправдывался Вэс. – Я искал тебя. Однажды думал, что увидел, но это очень страшно.

Яфа долго молчала, пристально глядя в глаза Вэса словно не веря, что он не исчезнет, а потом медленно заговорила:

- На том растении были острые иглы. Я не могла выбраться, а Солнце прожигало тело. Очень сильно. Я заснула. Думала, навсегда. Потом проснулась в далёком и незнакомом городе. В нём жили монклы и веторы - странные длинные существа без конечностей. Мы жили дружно и тихо. Когда появлялся свет, нити забирали одного из нас и больше он не возвращался. Они уходили служить оюнам. Нас становилось всё меньше, а потом забрали меня и Аву. Она была здесь. Тут плохо. Очень сухо и часто трясёт. Я уже долго одна… или не очень. Не помню. Пить хочется. Я усыхаю, усыхаю…

Вэс слушал её и представлял прекрасные глаза отслужившей богам незнакомки, ставшей пищей для муравьёв. Уж очень короткой оказалась её служба. Возможно, это и была Ава. Скоро Яфа не могла больше говорить. Прижимаясь к нему, она что-то неразборчиво шептала, всё слабее и слабее. Она медленно умирала. Теперь Вэс ясно представлял себе их участь, но сделать уже ничего не мог. Одно успокаивало: они снова вместе.

***

Маленькая девочка в жёлтой лёгкой куртке, едва поспевала за своей мамой, которая постоянно поторапливала её. Нужно было успеть на электричку, ведь следующая будет только через два часа. Через заброшенный дом, где частично отсутствовал забор, тропа не заростала. Что поделать, так короче. У небольшой лужи женщина остановилась, и девочка, воспользовавшись шансом, достала из кармана спичечный коробок и потрясла его возле уха.

- Лиза, что у тебя, спички?

- Нет, мама, это колокольчик.

- Ну-ка, дай сюда.

Женщина взяла у дочери коробок и, приоткрыв его, брезгливо поморщилась.

- Фу, - с отвращением сказала она. – Это же мокрицы.

- Но мамочка, они так хрустно звенят.

- Придумаешь тоже, - усмехнулась она. – Где ты его взяла?

- У Вальки. Он с рыбалки вернулся и на полке забыл. А вторую мокричку я на дороге нашла, сама.

- Ты брала в руки такую гадость?

- Мы гуляли, а руки я потом помыла.

- Знаешь, - предложила женщина. – Давай их отпустим. А в городе я куплю тебе настоящий колокольчик, звонкий и не хрустный.

- Давай, - согласилась девочка, радостно закивав. – А куда, прямо в лужу?

- Нет, вон в тот колодец. Там им самое место.

- Но они же утонут!

- Не утонут, там уже сто лет нет воды, только сырость. А коробок мы в урну выбросим, на станции.

Женщина вытряхнула мокриц, спрятала коробок в карман и, взяв девочку за руку, поспешила к вокзалу.

***

Монклы верят в чудеса. В то, что жизнь наверху полна радости и похожа на сказку. В то, что если будут правильно жить и стремиться к совершенству, обязательно туда попадут. Но настоящее чудо - это снова оказаться на своей Родине. Милые запахи, чудный простор! Вот, где радость! Вот, где счастье! Несколько глотков воды немного оживили Яфу, но ногами шевелить она могла с большим трудом. Жители города, ставшие свидетелями падения, обступили их со всех сторон:

- Что там было? – спрашивали они.

- Вас вернули обратно?

- Вы плохо служили?

- Как выглядят оюны?

- Там очень красиво?..

Вэс, не обращая на них никакого внимания, изо всех сил тянул за собой обессиленную Яфу. Он спешил как можно скорее убраться с площади. Удивлённые жители Зервера так и не смогли понять, почему два их собрата спешно уходили за пределы холма. Подальше от заветного города.

0
207
Xen Kras №2

Достойные внимания