Эрато Нуар

Один раз в миллион лет

Один раз в миллион лет
Турнир Мистики Работа №11
  • Победитель
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен

https://music.yandex.ru/album/3503812/track/29167617

В городе было холодно. В городе бродил закоулками настырный ветер, старчески покряхтывали рекламные щиты. Некоторые лежали поперек улиц, врезавшись в асфальт размалеванными физиономиями, некоторые все еще держались, и вот под ними-то надо было идти осторожно.

Предельно осторожно надо было идти.

Потому что улица — каких миллион. Ерошится осколками кирпичей, таращится пустыми окнами. Здесь этот магазин? Или...

Ян поправил на плече скользкую лямку.

— У Зеленого переулка точно был магазин, — Марина улыбалась, но в резком свете прожекторов эта улыбка казалась вымученной, рваной, как наспех выдавленные из тюбика остатки зубной пасты. — Супермаркет. Большой. Слушай меня. Сначала пройдешь по Оранжевой улице, потом свернешь к Зеленому...

Ян не перебивал ее, собирался, кивал — все молча. Он вообще мало разговаривал с тех пор, как случилось ЭТО. Теперь он больше думал, планировал, сидя в палатке под прожекторами. А в походах наоборот — все больше сомневался.

Зеленый переулок круто вильнул и выскочил опять на Оранжевую. Ян попятился — из раскрытых настежь дверей, черных окон к нему мягко, но настойчиво подбирался туман. Надо возвращаться, здесь уже становится опасно. Еще один заход и...

Зеленая и Оранжевая улицы ждали. Хотя под свинцовым небом, в тумане, все они казались одинаково серыми.

* * *

Он вошел в супермаркет, щелкнув переключателем налобного фонаря. Свет стал ярче; из-за дополнительных лампочек на груди и на лопатках вся его фигура отбрасывала нелепую тень. Такие же тени тянулись от полок — изломанные, густые. И запах был. Плохо дело... Назойливый, приторный — шел от дальней кассы. Оттуда, где уныло капало: «Кап. Кап».

— А может, ну его к чертям?.. — пробормотал Ян.

Облачка пара вырывались из засаднившего, как-то некстати разболевшегося горла. Если Они — тут, то назад, уже, пожалуй, не выйдешь. И самое поганое, что именно в такие моменты и начинается: а надо ли? Беги, не беги. Спасайся, не спасайся. Какого черта я сюда полез? Надо было с того трактора дизеля слить — и вали себе обратно в палатку. Консервы есть, продержимся. Но нет, полез! Зачем полез? Куда?..

Он осторожно двигался между полок, прощупывая тьму, словно слепой — дорогу, немея от каждого шороха, от каждого случайного звука. А Маринка? Тоже хороша. Супермаркет там есть! Ну понятно — баба. Прилипла и на шее сидит теперь, как вошь. Вошь — да куда она без хозяина-то? Ей питаться надо, существовать. Вот и Маринка...

...Из их прошлой жизни ничего почти не вспоминалось. Только одна яркая картинка: залитая солнцем железнодорожная станция. Скамейка. И Маринка. Сидит в пол оборота, а вокруг летают голуби. И ветер треплет ее темные волосы. Одна — неподвижная и правильная, под сапфировым небом и золотым солнцем.

Я тогда схватил сумку и ломанулся прямо из электрички. К той, что казалась мне самой драгоценной в мире, к ее угольно-черной фигурке. Ведь уголь — это тот же алмаз...

Нужная полка нашлась почти сразу. Он сгреб в охапку коробки, пакеты, банки. Бросил в рюкзак — не разбираясь. Разбираться можно будет потом, а теперь — хватать и сваливать, пока Они не нагрянули. И вообще, жуткая удача, что Их пока нет. Это вот аккумулятор еще тянет, да еще и запах... И нервишки-то как пошаливают. А вот как Они придут? А вот как окружат, а?

Ка-ап! Ка-ап!

Ян остановился. Опасность ощущалась всем телом — так приговоренный чувствует дуло направленного на него ружья. Шорох, еще один — нет, не крысы; крыс давно и в помине нет. Потными ладонями он сжал фонарь, медленно развернулся к выходу.

Нет крыс, вот ведь какая штука-то...

Ка-ап!

И теперь он услышал. Там, в пустоте, упали шаги. Как капли. Шаг — капля. Дзинь! Хлюп! Снова капля — еще один шаг.

— Я вам покажу, — бормотал Ян, а трясущиеся его пальцы, уже вскрывали пакет с ампулой, уже впрыскивали под кожу раствор для регенерации тканей. — Я — вам! Да я!.. Да вы...

— Чего желаете?

Продавщица стояла между рядами полок — очень густая, плотная, такая, какой и была тьма вокруг. Правда, она слегка светилась — белели в разорванной грудной клетке кости. Правая ее рука безжизненно висела вдоль тела, левая уходила в стеллаж. Ян выдохнул — медленно выдохнул, носом. Что-то она прятала. Определенно, что-то она прятала там, на стеллаже.

— Уходи!

Луч фонаря взметнулся, как световой меч; когда-то человечество имело роскошь смотреть фильмы и таким образом развлекалось. Узкий пучок света разрезал тьму, но продавщица уже исчезла. Зашла сзади? Они любят заходить сзади, — хорошо, лампочки на спине жарят вовсю, — но ведь как на нервы-то действует, а? Ведь как действует!..

— Уйди, — повторил он сквозь зубы, на всякий слушай полоснул лучом, не оглядываясь, и побежал. — Уйди, уйди, тварь!

Он знал, что все бессмысленно. Теперь, пока не выйдешь на свет, призрак не отцепится. Ни за что.

...Ян остановился в тесном, слегка разбавленном белесыми сумерками, проходе. Тело лежало перед ним, нелепо сложенное: разорванная грудь до самого живота, ошметки гнилого мяса на полу, ужас — в остекленевших глазах.

Да, все верно. Запах шел именно отсюда.

Он судорожно сглотнул, быстро накинул на лицо маску. Поздно, его уже тошнило. Сладкая, невыносимая вонь...

— Чего желаете?

Продавщица смотрела сквозь него — на собственное тело. Немного брезгливо, но, в основном, равнодушно.

— Оставьте меня в покое!

Она улыбнулась — кривая улыбка, как у Маринки, — но в следующий миг ее, наконец, нашел острый луч, перерезал, отбросил на стеллажи. Что-то зашипело — так еще давно, когда-то в другой жизни, шипела вода, впопыхах пролитая на конфорку.

— Чего желаете?

На этот раз она рассчитала все точно — в тесном проходе тяжело было мгновенно развернуться. Еще этот проклятый страх — вляпаться в раскисший труп, — нелепый страх, ведь сколько он их уже видел! И Ян опоздал. На секунду, может, на долю секунды, но что это такое перед теми, кто может перемещаться мгновенно?

— Чего... желаете.

Он замер. Укол был болезненным, укол был опасным. Так вот что она прятала в стеллажах! Призраки совершенствовались, призраки, раньше бесплотные, теперь могли брать в руки предметы. И Ян задержал дыхание, почувствовав под своим правым ребром длинный и острый нож.

— Ты не можешь, — сказал он одними губами.

— Почему?

Вблизи ее голос был сух, как глина, растрескавшаяся в пустыне.

— Потому что тебя... — Ян болезненно глотал слова. — Нет... В этом мире...

— А может быть, — шепот приблизился.

Выше она меня, ниже? Успеет пырнуть, не успеет?

— А может быть, это нет — тебя?

Он молчал. Призрак совсем рядом, во тьме, молчал тоже.

— Ты не уверен, правда? Твои города разрушены. Всё, что тебе осталось — только развалины. Развалины снаружи и там, в твоем сердце. Ты уже не знаешь, кого оберегать, кого любить, да и нужно ли. Если ты сомневаешься даже в этом... Кого на самом деле нет? Нас? Или тебя?

— Вас! — в последней отчаянной попытке освободиться, выкрикнул Ян.

Свет вспыхнул и тут же погас. И, подобно свету, боль загорелась в правом боку.

И тут же погасла — в одно мгновение.

* * *

...Он умирал, а сквозь него прорастали города. И оплетали его тело тугими корнями могучие деревья. И пролетали, не касаясь, где-то в стороне длинные слепые дни. Вязкие недели. Безрадостные столетия...

Ян пришел в себя резко, рывком — мучительным, точно его вздернули на дыбу. Над ним висело небо. Клочковатое, в завитушках туч, как густая овечья шерсть.

Нож валялся рядом. Фонарь тоже валялся рядом. Ян был жив — регенератор тканей трудился вовсю.

Где я?.. Встать.

Он встал медленно, хватаясь за какую-то ненадежную, вылизанную дождями доску.

Проверить снаряжение.

Он проверил. Налобный фонарь не работал. Спинной разбит. Грудной нехорошо мигает — суетливо, судорожно. Батарея, черт бы ее! Батарея...

И где же это я?

Он смотрел на улицу и не узнавал. Ни одного ориентира. Ни одного окна. Ни одного знакомого дома.

Тучи окрасились золотым — далеко над горизонтом вставала луна. Нагрудный фонарь вспыхнул еще раз. Беспомощно затрещал и погас.

Зато зажегся другой огонек. Призрачно-голубоватый — в черной глазнице окна, справа. И другой — на улице, среди капелек тумана. И еще — у перевернутых машин, под крышами подъездов. А потом — и вдруг волосы у него на голове встали дыбом — призрачным светом засияли стены, и дома, и сквозь них он увидел груды мусора и темные туши машин. И вот уже машины тоже становятся прозрачными, и город исчезает. Призрак, пристанище призраков...

Мираж, а не город.

Ян побежал. Он так не бегал еще никогда в жизни. Просто несся напролом через груды мусора и не знал, куда. И к кому. И надо ли...

* * *

Они ждали его у безобразного, откинувшегося на легковушку, трактора. Их колеблющиеся, изуродованные еще в здешней — земной — жизни тела слегка фосфоресцировали. Их безучастные лица были обращены к нему. Равнодушные глаза ничего не выражали.

— Фонарь, — сказал самый главный, высокий, как каланча.

И Ян тут же понял: да, фонарь. Никогда ему уже не ходить с фонарем. Никогда не рыться в развалинах, ругая Маринку. И вот, уже на локтях, на горле — холодные, невыносимо холодные пальцы. И ни один фонарь больше не зажжется. Никогда.

— Ложись.

Ян почувствовал, что его тянут к земле. Запрокидывают голову, фиксируют руки. Укладывают на спину.

— Пусти!.. — прохрипел он.

Он знал, что сейчас будет. Всех, убитых Ими, он находил в одной и той же позе — растерзанная грудь, ужас в глазах. Хорошо еще, регенератор... «По крайней мере, — подумал Ян устало, — регенератор — зверь. Я ничего не почувствую».

— Один раз в миллион лет, — сказали ему.

Холодные пальцы зажали рот, кожа треснула, как скорлупа спелого ореха. А еще с таким звуком рвется подгнившая, безнадежная ткань. Материя, неспособная уже выполнять своих функций. Ткань вселенной...

— Мир меняется, Ян, — услышал он над самым своим ухом. — И ты изменишься.

Ян открыл глаза. Призрак был совсем рядом. Через него можно было разглядеть улицу, дома, небо. Правда, все это приобретало грязноватый, бутылочно-зеленый цвет.

— Я не хочу... — пробормотал Ян.

— Потерпи, — ответили ему ласково. — Видишь ли, это происходит раз в миллион лет. А когда это происходит... Тут уж ничего поделать нельзя.

* * *

Он бежал, он скользил по воздуху. Он знал, что найдет эту ярко освещенную палатку и что генератор скоро перестанет работать, потому что в нем закончится топливо. И тогда, под покровом ночи, больше не боясь ничего и не сомневаясь, он и придет к ней.

И он ей скажет: Марина! Знаешь, почему они нас убивали? Знаешь, что значит: «Мир меняется»? Все призраки, всё, что мы с тобой привыкли считать сверхъестественным — лишь его изнанка. Изнанка, которая теперь — один раз в миллион лет — становится лицом.

Он протиснулся через последнюю стену, поплыл над полем. Палатка мерцала — безнадежно — в окружавшей ее черноте.

— Марина!

— Что?.. Ты?..

Мир уже выворачивается, хотел сказать он. Ты — последнее препятствие. Последняя соринка, еще не перешедшая на ту Сторону. И знаешь, не бойся. Я сам это сделаю. Ведь мы — то, что скоро станет Настоящим. И в этом настоящем нам суждено снова встретиться. Снова умереть. И снова родиться.

Он крепче сжал нож — призрачный нож в твердой, потной ладони. Он сделал шаг вперед — и остановился.

Изнанка... Марина, которую я всегда старался беречь... Так вот она какая — моя изнанка!

— Возьми фонарь, — сказал он. — Возьми батареи и беги.

А потом, глядя на беспорядочно прыгавшее в темноте пятно света, все еще сжимая нож в онемевших пальцах, он думал:

Только не от моей руки. Только не сейчас. Пусть мир меняется, сколько хочет. Пусть меняется...

Но не такой ценой.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
+9
23:35
1444
18:48
«В городе бродил закоулками настырный ветер» только по закоулкам бродил ветер? на улицах и площадях его не было?
то от третьего то от первого лица повествование: «Я тогда схватил сумку и ломанулся прямо из электрички. К той, что казалась мне самой драгоценной в мире, к ее угольно-черной фигурке. Ведь уголь — это тот же алмаз...»
«так приговоренный чувствует дуло направленного на него ружья.» первый раз слышу, чтобы приговор из ружей исполняли
почему боятся света фонарей призраки?
что за регенератор?
00:59
Зомбиапокалипсис, но только вместо зомби призраки. Идея интересная, но исполнение подкачало. Написано очень сумбурно, стиль и ритм скачет, хотя словарный запас автора и некоторые обороты довольно неплохи.
04:55
Неоднозначное впечатление. Идея интересная, хотя этот переход к «один раз в миллион лет» показался неестественным. Стиль еще формируется: есть хорошие обороты, но при этом есть и повторы, и косноязычие. Больше практики — тогда последние уйдут из речи. У автора все впереди)
09:35
+1
голос этой работе за интересный сюжет, образы, автор скорее всего девушка «так приговоренный чувствует дуло направленного на него ружья» я б тоже так написала)))))))
Гость
10:56
Текст вышел очень образным, но за ней я потеряла саму суть. Некоторые обороты ("… а сквозь него прорастали города..." очень понравились. Некоторые («ткань вселенной») показались накрученными, языка ради. Мистика тут прям искрится, но меня текст не тронул. Задумка интересная, исполнение неплохое, но… пустовато как-то :( Не в тексте, просто никаких эмоций лично у меня не вызвало. Однако то, что герой сохранил себя, потеряв тело — неплохой ход. Может, не самый оригинальный, но неплохой. Удачи автору в дальнейшем развитии на писательском поприще! :)))
11:20
+2
Понравилась идея и исполнение. Голос отдаю этой работе. Хотелось бы, кстати, почитать эту же идею в большем объеме — у меня чувство, что она вытянет на повесть.
11:55
Я отдам голос этой работе, потому что это мистика, несмотря на постапокалипсис. Здесь раскрыта тема, ещё есть более проработанный мир.
Конечно, здесь нет плавного повествования, текст сдобрен ошибками и кривыми повторами, начало затянуто, но… но. Но! Концовка не слита.
20:46
1. «бродил закоулками настырный ветер» — слово «бродил» — оно такое медлительное, совершенно не вяжется с обрушенными рекламными щитами. Скорее бы подошло более неистовое, энергичное слово.
2. «из-за дополнительных лампочек на груди и на лопатках вся его фигура отбрасывала нелепую тень» — как он может отбрасывать тень, если, по сути, находится за источниками света?
3. Не сразу стало понятно, Марины с ним не было в этом супермаркете, сначала думала — просто диалог на улице, в то же время, когда герой по ней идёт.
4. Внезапный переход от третьего лица к первому и обратно. Внимательнее надо быть, товарищ автор, при вычитке.
5. «быстро накинул на лицо маску. Поздно, его уже тошнило» — в маску...

По поводу самого рассказа… Поначалу — и большую часть текста — кажется, что это фантастика. Что-то очень в духе «Пикника на обочине». Но всё же я считаю это мистикой. Да, масштабов больших, чем один призрак в доме, да, фантастичной мистикой — и тут автор молодец, ему удалось пройти по тоненькой границе между одним и другим, и не скатиться в чистую фантастику или шаблонную мистику. При этом не хватило некоторой ясности, некоторых подробностей. Возможно, стоило начало сделать покороче, может даже совсем убрать первый абзац (хотя в нём много атмосферности), но вставить какое-то пояснение для читателя, а что, собственно происходит. Потому что почти всю дорогу преследовало ощущение скачущей перед глазами картинки, из которой удаётся выхватить один-два объекта. В целом идея рассказа понятна, приятна и оригинальна. И исполнение нравится. Да, у автора есть некоторые ошибки, но видно стремление создавать красивый текст, способность порождать действительно интересные образы. Может, опыта не хватило, может, времени. Но всё равно нравится.
А ещё… лично я нашла в этом произведении связь с темой турнира. Но именно что «я нашла». Возможно, это даже не то, что подразумевал автор. Возможно, другие читатели увидели на это. Так что я немного в смятении)
21:24
+1
Внезапный переход от третьего лица к первому и обратно. Внимательнее надо быть, товарищ автор, при вычитке

Не знаю, может, я не права, но мне кажется, это сделано специально. Там же в «я» отрывке даются воспоминания. Кажется, я уже такой прием встречала в какой-то нф классике. Чтобы не писать: «и тут он вспомнил, подумал, представил» и тэ дэ. Разграничили этим «я» прошлое от настоящего и дальше поехали. Почему нет?
Ну, в общем, это моя имха ))
14:41
Я допускала, что это его воспоминания или обращение героя к самому себе. Но тогда нужно было это как-то выделить в тексте. Кавычками, курсивом или ещё как-то. Или добавить слова типа «подумал», «сказал себе» и т.д.
14:49
+1
Вот. Вот у меня большое подозрение, что автор именно этого и хотел избежать. Кавычек, курсива, подумал, сказал. Ведь переход на другое лицо — это разве не способ выделения, вроде тех же кавычек?
А, да, вот, поняла. Кто-то писал, что от текста пахнет Стругацкими. Но, кажется, потому, что именно Стругацкие такой прием и использут. Только не помню, где ((
Я не к тому, что тут это прямо ах как здорово выглядит, но сам факт.
15:59
У Стругацких такого не помню, но я у них не всё читала. В любом случае, нужно как-то обособить. Есть такие приёмы в тексте, которые очень трудно реализовать, и которые при неправильной реализации выглядят, как ошибка. С ними нужно очень осторожно. Здесь, например, не слишком понятно, что это мысли самого героя. Их всё равно следовало хоть как-то обособить, не обязательно теми способами, которые я назвала. Но следовало бы. Чтобы не было путаницы.
17:11
+1
Да, скорее всего вы правы
Мне очень понравилась эта работа. Начало чем-то напоминает «Сталкера», и я даже сперва не уловила, в чем мистика. Но чем дальше читала текст, тем больше убеждалась, что это загадочное и мистическое повествование. Отдаю голос.
21:55
У меня начало ассоциировалось с Жуком в муравейнике, как прогрессор Абалкин шел по заброшенному городу с Щекном и они телепатически общались.
А конец напомнил Квази Лукъяненко, тема умрешь и обретешь вечность.
Несмотря на вышеперечисленные недостатки, рассказ понравился. На мой взгляд в тему, местами жутко.
Голос.
23:28
Интересная работа. Хороший мир, сюжет, более-менее реалистичный герой. Конечно, тексты не хватает стройности, но объем побольше исправил бы такие огрехи. Пусть сама идея не нова, но и не затаскана. А еще в рассказе есть эмоции, что не так часто встречается. Пусть над текстом нужно поработать, но он сам по себе хорош. Он цепляет.
Голос
00:20
Трудно было выбрать, дать голос этой работе или же рассказу «Джеб Хард».
Пораскинув мозгами и не придя к какому-либо выводу, кинул монетку.
Работа понравилась за счет атмосферы постакапалипсиса(ошибка сделана специально), особенно порадовала концовка.
ГОЛОС тут
00:28
Прошу прощения, что не смог понять рассказ.
00:43
+1
Шикарная работа. Меня пробрало до дрожи, Язык, образность, нарочитые повторы — всё! Где-то напомнило фильм Пульс, где-то Кинговские мотивы. Я бы прочитала такой роман, мне мало рассказа. Автор, я в восторге!
Гость
09:31
+3
Времени у меня мало, поэтому все умещаю в один комментарий тут, ведь я отдаю ГОЛОС этой работе. Попозже распишу подробней.

1.Психолог — написано немного хуже оппонентов да и история уж слишком травильная. Не смешно, не страшно, не пробрало — штамп из не самых страшных ужастиков.

2. Джеб Хард — работа шикарная. Прекрасная подача, интереснейший прием. Сама история — реально крутая. Но, как говорили предыдущие комментаторы — это не совсем мистика, это ближе к фантастике.

3. От этой работы так и пахнет Кингом. Язык не зрелый? Не, не сказала бы, мне читать было интереснее, чем приевшуюся издевку над штампами Джеба Харда.
А знаете еще чем пахнет? Silent Hill! А я фанат, оттого и голос тут)
Мне этот рассказ понравился больше всего, хотя есть кое-какие недочеты, 11-й рассказ написан качественнее, но этот просто запал в душу, поэтому голосую за 10 работу.
15:31
Хороший рассказ, только слегка не вычитанный. Придраться особо не к чему, но Джеб Хард мне понравился больше.
19:10
Джеб Хард

Рассказ хорош. Есть в нем крепкий нуар, хорошо прописаны сцены экшена. Подача текста тоже отличная. Но! Как многие отметили, нет мистики. Может я чего то не понял, но действительно, мистики не было. После прочтения почему то не было у меня такого восторга, нет эмоций и впечатлений. А так хорошо все начиналось. Жаль.

Психолог

Вроде бы рассказ неплохой. Просто нужна вычитка. Автор дал хороший ход, в меру держал интригу и тема раскрывается в конце. Только после концовки оставил слишком много вопросов. Может так и задумано было автором, но фишка не сработала.

Один раз в миллион лет

Я даже не знаю, почему мне понравился этот текст. Написано простым языком, во время чтения не возникали вопросы. Все понятно и доступно. Понравились в рассказе красивые сравнения и обороты. Текст читался как по маслу. На фоне остальных рассказов данного этапа, этот выигрывает за счет динамики и удачного смешения двух жанров как мистика и постап. Голос за него.
22:47
Не совсем гладкое повествование, но в целом понравилось. Конец приятно порадовал. И я бы проголосовала за этот рассказ, но увы, он мне понравился чуть меньше 12-го.
23:07
понравилось: то, что призраки боятся света (такое детское поверие), загиб с изнанкой тоже понравился. атмосфера тумана и печали. то, что нет долгих вступлений и автор больше показывает, чем рассказывает. думаю, некоторые приемы всё-таки немного прямолинейны, язык местами незрелый, зато радует небанальность. пойду читать последнюю работу и принимать решение
23:21
ГОЛОС за атмосферу призрачного города
Отдаю голос этой работе.
Вообще говоря, меня немножко… расстроило, что ли, что во всех трех работах так или иначе присутствует смерть. Неужели обязательно нужно кого-то убивать, чтобы написать мистику?( Но это так, чисто мои литературные предпочтения, на них можно не обращать внимания.
Данная работа понравилась прежде всего идеей (мир наизнанку, раз в миллион лет). Понравился язык: некоторые фразы получились очень приятными на слух. Ну, и концовка тоже сыграла свою роль. Люблю красивые концовки:)
«Психолог» понравился, но мне показалось странным, что такой крутой специалист (урожденный, я бы сказала) сразу стал смущаться обычной (окей, не совсем обычной, но никакого ужаса она вроде как до поры до времени не внушала) девочки.
В рассказе «Джеб Хард» хорошая задумка, но ооочень мнооого боевых действий и они несколько сумбурны. Сложно было заставить себя внимательно читать. Возможно, конечно, дело во мне.
21:09
Мне понравилось. Хорошая идея, хорошее исполнение. Скорее всего, тем, кому казалось что-то нестройным и т.д., спотыкались о несобственно прямую речь. На удивление многие не знают, что это такое, и что так вообще можно. И считают это ошибкой, незрелостью языка и проч., проч. Повторы — вот честно, нашла, только воспользовавшись спец-прогой для ловли оных :)
Это вот аккумулятор еще тянет, да еще и запах...

И нервишки-то как пошаливают. А вот как Они придут? А вот как окружат, а?

— Я вам покажу, — бормотал Ян, а трясущиеся его пальцы, уже вскрывали пакет с ампулой, уже впрыскивали под кожу раствор для регенерации тканей.

Хотя тут спорно, можно и оставить… а можно и нет.
Он знал, что все бессмысленно. Теперь, пока не выйдешь на свет, призрак не отцепится. Ни за что.

На этот раз она рассчитала все точно — в тесном проходе тяжело было мгновенно развернуться. Еще этот проклятый страх

На секунду, может, на долю секунды, но что это такое перед теми, кто может перемещаться мгновенно?

Материя, неспособная уже выполнять своих функций

Тут я что-то споткнулась, но не уверена — «свою функцию» или «своих функций» все же.
— Мир меняется, Ян, — услышал он над самым своим ухом.

Понятно, что не чужим.
Знаешь, что значит: «Мир меняется»? Все призраки, всё, что мы с тобой привыкли считать сверхъестественным — лишь его изнанка

Я сам это сделаю. Ведь мы — то, что скоро станет Настоящим. И в этом настоящем нам суждено снова встретиться.

А о переход на первой лицо я тоже споткнулась. Поддерживаю предложение как-то выделить, но уже и так вижу, что автору оно не понравилось :)
22:00
Огромное спасибо за разбор! Да, жуть)) повторов дохрена. Ок, будем работать! )))
А штуку с первым лицом я, если честно, у Стругацких подцепила. Жаль, что народу это не нравится. Хотя, скорее всего, в моем исполнении это выглядит не так здорово, как у классиков wonder
23:38 (отредактировано)
Да разве ж это дохрена? :)) так, чуток. К тому же, сам у себя все равно все не выловишь. А Стругацких я читала очень мало, поэтому не помню или не знаю вовсе, как это у них выглядит и читается pardon
И не за что! Буду ждать результатов, почитаю ваши разборы. Группа хоть и не моя, но все равно интересно :)
Мясной цех

Достойные внимания