Нидейла Нэльте

​Падать в звёзды

Автор:
Lena St.
​Падать в звёзды
Работа №3
  • Победитель
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен

Когда Шанна летит по школьному коридору, все оглядываются ей вслед. Она не новенькая, перевелась с домашнего обучения два года назад, но ни дети, ни учителя до сих пор не привыкли.

За Шанной катится новенький скейт цвета морской волны. В носу у него просверлено небольшое отверстие, сквозь которое продета верёвочка — один конец привязан к деке, а второй к Шанниной щиколотке. Это папа придумал, чтобы можно было гулять и посещать уроки.

А врачиха всё твердила: «Гиря. Мы рекомендуем гирю».

«С гирей далеко не улетишь», — возражал папа, усмехаясь в усы.

«Вот именно», — куксилась врачиха.

Шум в коридоре резко смолкает, будто кто-то ставит на паузу океанскую волну. Обсуждения, смех, ругань — всё утекает в воронку, превращаясь в тонкую струйку шепотка. Колёсики скейта громко шуршат по полу. Жужжит муха. Хлопают накладные ресницы Тиры. Звуки, подчёркивающие тишину.

А может, это лишь кажется Шанне. От волнения у неё часто закладывает уши. Хотя, если бы их действительно заложило, колёсики и ресницы тоже были бы не слышны...

— На хрена ты припёрлась?

Шанна замирает, а надо бы гнать во все лопатки. Впрочем, Гаркл всё равно догонит. Скейт по инерции проезжает чуть дальше, дёргая верёвочку, и Шанна колышется в воздухе.

Гаркл тут как тут. У него чёрные, зализанные назад волосы, а на висках выбриты молнии. Форменный пиджак пестрит нашивками, галстук торчит из кармана.

При виде Гаркла Остиса учителя тяжко вздыхают — и молчат. Его родители слишком богаты да к тому же щедры, а такое сочетание кому угодно накинет платок на роток. Это благодаря чете Остис в школе есть лифт. Следовательно, благодаря им Шанна может учиться тут. И благодаря им же — ведь они произвели на свет Гаркла! — ей с каждым днём всё труднее возвращаться сюда.

Раньше Гарклу и дела до Шанны не было. Ни полувзгляда не кинет, ни полслова не скажет — будто перед ним не воздушный человек, а пустое место. Шанна, дурочка, даже благодарила его мысленно: за то, что не шепчется и не косится, как другие. Но с тех пор, как Гаркл начал встречаться с Тирой, всё изменилось.

Шанна пробовала поговорить об этом с папой — осторожненько, издалека — а тот ничего не понял. Расплылся в улыбке: «Юная леди, да вы покорили сердце вашего одноклассника! Когда парень не даёт прохода девушке, это может означать только одно…»

Нет, не одно.

Шанна опускает взгляд.

— Что ты тут делаешь? — тянет Гаркл. — Я же предупреждал. Ещё раз заявишься в школу, и я выпущу из тебя весь воздух.

— Каждый человек имеет право… — начинает Шанна.

— Ты не человек, ты хрен знает чё! — перебивает Гаркл и порывисто шагает вперёд.

Шанна глядит вниз, а потому видит: в руке у Гаркла что-то зажато. Кислотно-зелёная штуковина. Гаркл делает плавное движение большим пальцем — показывается косое лезвие.

— Сдуй эту сучку, Гаркуля. — Тира сидит на подоконнике; загорелые ножки блестят, будто жиром намазаны.

— Не называй меня так, — через плечо огрызается Гаркл. — Ну что, ты меня поняла?

Он подносит нож ближе к Шанне, и она зачарованно смотрит на лезвие. Острый предмет. Совсем рядом. Впервые в жизни!

Всего одно прикосновение и — бам! — всё исчезнет. Воздух внутри словно наполняется щекочущими пузырьками. Страха нет.

— Поняла? — повторяет Гаркл, ещё больше выдвигая лезвие.

Шанна поднимает взгляд, улыбается и подаётся вперёд, почти касаясь ножа. Страха по-прежнему нет, только уши закладывает и тянет вверх, к потолку. Гаркл отдёргивает руку и растерянно хмурится.

— Сделай это, — говорит Шанна.

Вокруг всё стихает. По-настоящему. И колёсики не шуршат, и муха не жужжит, и не хлопают ресницы Тиры.

— Что здесь происходит? — тишину нарушает оклик учителя словесности.

Он работает в школе всего пару месяцев и ещё не разобрался, с какой степенью почтительности нужно относиться к Гарклу. Шанна недавно слышала, как другие преподаватели обсуждали, что «словесник» тут надолго не задержится.

Гаркл пытается скрыть лезвие, но простой механизм заедает. Тык, пык — ничего. Нож летит на пол. Гаркл ловко запрыгивает на подоконник и притягивает к себе Тиру: мол, у нас тут любовь-морковь, ни про какие ножики знать не знаем.

Лезвие маняще посверкивает снизу. Если Шанна всё расскажет учителю, нож обязательно проверят. Снимут отпечатки, опросят свидетелей. К воздушным людям нельзя подходить с колюще-режущими предметами ближе, чем на полтора метра — таков закон.

Шанна дёргает ногой, скейт подкатывается и скрывает нож.

— С тобой всё в порядке? — спрашивает учитель, с подозрением поглядывая на Гаркла и Тиру.

— Да, конечно, — голос Шанны ровен, как звук метронома.

«Словесник» задаёт ещё несколько вопросов: не нужна ли ей помощь, не проводить ли до кабинета и прочее, а потом, совершенно неудовлетворённый разговором, уходит. Шанна с трудом приседает и тянет руку к лезвию, проклиная свою медлительность.

Гаркл оказывается рядом и хватает нож. Невесомые пальчики касаются плотного кулака. Шанна и Гаркл смотрят друг на друга.

— Совсем дура? — зло шепчет он.

— Гаркуля… — Тира машет опахалами ресниц.

— Не называй меня так, повторяю последний раз, — рычит Гаркл и, взвившись на ноги, уходит.

Вечером раздаётся звонок в дверь. Папа, насвистывая арию из оперы «Топор правосудия», идёт открывать. У Шанны внутри замирает воздух. Она вылетает в коридор, волоча за собой скейт. С тех пор, как лопнула мама, к ним крайне редко приходят гости. Кто же это? Шанна боится признаться себе, о ком она думает.

— Э-э, здрассти, а Шанна дома? — из-за широкой папиной спины, загораживающей проход, раздаётся голос Гаркла.

— Ша-а-нна-а-а! — зовёт папа. — А, ты уже тут. К тебе пришли! — Он сияет, как усатое солнышко.

Шанна выкатывается на крыльцо и прикрывает дверь. Гаркл наклоняется, поднимает скейт, преодолевает с ним три ступеньки и опускает на асфальт — так естественно, будто делает это не в первый раз.

— Тут есть пандус, — говорит Шанна.

— Да ты бы сто лет копалась, — Гаркл суёт руки в карманы. — Пошли, пройдёмся.

Шанна летит рядом с Гарклом, незаметно нюхает его острый одеколон, и молчит.

— Значит, ты не стукачка.

Шанна хмыкает и пожимает плечами.

— А выглядишь, как стукачка.

— Не суди о людях по внешности, — говорит Шанна. — Вот Тира выглядит, как жареная курица. Это же не означает, что её можно подавать на обед.

Гаркл мрачнеет, а потом ухмыляется.

— Это точно, жареная.

Ещё вчера Шанна ни за что бы не отважилась сказать такое. Но сегодня — после ножа, и прикосновения, и взгляда — всё изменилось.

Гаркл снова мрачнеет.

— Короче, не знаю, что вы там с Тирой не поделили, но я больше не... — он приглаживает волосы, подбирая слова. — В общем, можешь жить спокойно. Я тебя не трону. И другим скажу, чтоб не доставали. Считай, у тебя теперь иммунитет.

— Так это Тира велела тебе…

— Пфф! «Велела». Она меня умоляла, — с нажимом говорит Гаркл. — Месяц упрашивала, чтобы я тебя прессанул.

— Но зачем? — недоумевает Шанна.

— Ты не знаешь? — удивляется Гаркл. — Она говорит, что боится тебя. Типа фобия. Раньше не было, началось с этого года. Я думал, она врёт, и на самом деле есть другая причина. А теперь даже не знаю. Может, правда, боится?

Шанна замирает, потом вздрагивает — раз, другой, и изо рта толчками вырывается хохот. Гаркл не удерживается и тоже заливается смехом. Пожилая соседка из дома напротив кричит в окно, что у неё есть ружьё и оно заряжено. Гаркл витиевато посылает старушку и, запрыгнув на скейт, несётся вниз по улице.

Шанну болтает из стороны в сторону, пока Гаркл не догадывается обхватить её руками и мягко прижать к себе.

— Так нормально? — спрашивает он.

Шанну переполняет эйфория, но она сдержанно отвечает:

— Ага.

Конец квартала упирается в холм. Гаркл останавливается, спрыгивает с доски и садится на неё верхом. Шанна опускается рядом и смотрит в сиреневое небо, утыканное редкими звёздами. Каждая сверкает, как острый кончик ножа.

— Я пугаю Тиру. — Шанне хочется обсудить это. Правда, гораздо больше ей хочется, чтобы Гаркл снова прижал её к себе, но она изо всех сил гонит это желание.

— Ну, ты необычная, — говорит Гаркл. — У тебя же воздух внутри.

— А у неё внутри кровь, кишки и прочая жуть. Просто подумай: чтобы убить Тиру, нужно как минимум пару раз пырнуть её ножом, а мне достаточно напороться на иголку. Бояться меня — то же самое, что бояться одуванчик или пыль. Твоя девушка в своём уме?

— Она больше не моя девушка, — замечает Гаркл. — И, кстати, про «напороться». Что это было? Там, в коридоре?

— О чём ты? — невинно спрашивает Шанна.

— Ну… то, что ты сказала…

— Сделай это.

— Да, я про эти слова.

— Нет, ты не понял. — Шанна неотрывно смотрит на звёзды: колкие и холодные. — Сделай это. Правда.

Гаркл вскакивает и пинает скейт. Шанну подбрасывает вверх, но не так высоко, как хотелось бы.

— Ты вообще отбитая, да? — рычит Гаркл. — Не знаю, какого хрена я припёрся. Дура конченая! — Он шагает прочь.

— Вернись! — зовёт Шанна; голос звучит жалобно, и она ничего не может с этим поделать. — Мне слишком долго добираться назад!

Гаркл посылает её ещё более витиевато, чем соседку. Уходит, но через десять минут возвращается. Всю дорогу до дома он втолковывает Шанне, что она чокнутая и ей надо лечиться. Шанна не возражает. И лишь когда Гаркл заносит её на крыльцо, она тихо-тихо произносит:

— Я знаю, почему Тира боится меня. Она представляет себя на моём месте. Быть воздушной, если честно, очень тяжело.

Гаркл хмурится, опускает глаза и тянется к Шанне губами. Целует в лоб.

Ровно через неделю они сидят на своём месте — под холмом — и обсуждают план действий. Недавно Гаркл первый раз в жизни сходил в библиотеку и почитал кое-что о воздушных людях. Теперь он уверен: «воздушники» страдают не только от своей физиологии, но и от гиперопеки.

Гаркл предлагает чаще кататься на скейте, изредка подниматься на холм и зовёт Шанну в гости.

— Мать, конечно, всё обезопасит к твоему приходу. Но я спрячу тот канцелярский ножик…

Шанна вскидывается.

— …чтобы ты могла ещё раз посмотреть на него, — заканчивает Гаркл, мрачно поглядывая из-под бровей.

— Этого недостаточно, — говорит Шанна.

— Господи! — Гаркл вскидывает руки. — Скейт — опасно, холм — очень опасно, нож — гиперопасно! — Похоже, ему понравилась эта приставка. — Что тебе ещё нужно? Звезду с неба?!

Шанна смотрит Гарклу в глаза — в левый, в правый, в левый, в правый. В оба разом почему-то не получается.

— Я хочу полететь. — Шанна показывает вверх, где небо уже обнажило свои острия. — Туда.

— Чего-о? — тянет Гаркл.

Он расслышал — это видно по лицу.

— Ненадолго, — поясняет Шанна. — Вот смотри. Ты развяжешь узел, прижмёшь верёвку колёсиком…

— Не продолжай.

— Да ты послушай! — Она взбудоражена и опьянена собственной идеей. — Прижмёшь верёвку, а сам поднимешься на холм. Когда будешь наверху, подашь мне знак. Я качнусь, верёвка высвободится, и я полечу. Прямо к звё… к тебе! Ветра нет, значит меня не сдует.

Гаркл морщит лоб.

— Улететь легко, а вот вернуться…

— Нет. Как раз возвращаться — совсем не сложно, — мягко говорит Шанна. — Я каждый день возвращаюсь из дома в школу, а из школы домой. Туда и обратно. А ещё возвращаюсь в больницу — раз в месяц, а иногда чаще.

— И что говорят врачи? — спрашивает Гаркл.

— Советуют гирю.

Они смеются, а потом Гаркл встаёт на одно колено и пробует развязать узел. Тот не поддаётся, но Гаркл помогает зубами и справляется. Верёвочка теперь в его руках, а вместе с ней и жизнь Шанны. От этого она чувствует себя странно, но хорошо.

Гаркл суёт кончик верёвки под колёсико и бежит по заросшей тропке, ведущей на вершину холма. Периодически он оборачивается, машет Шанне и кричит, что обязательно поймает её. Она следит за тем, как он поднимается, а потом переводит взгляд выше и смотрит на звёзды.

Всего одно движение и — фьють! — всё исчезнет. Страха нет.

Порыв ветра, налетев из ниоткуда, толкает Шанну. А может, нет никакого ветра, а есть только её решение. Хвост верёвки выскальзывает из-под колеса, и воздушное тело взмывает вверх. Туда, где его не ждут, не любят и не будут беречь. Туда, где чистая свобода.

Гаркл бежит по холму и тянет к ней руки.

— Я поймаю! — кричит он с отчаянием. — Поймаю тебя!

Шанна закрывает глаза и падает в звёзды.  

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
Другие работы:
+18
23:02
1349
00:21
+3
Капец, эта группа сносит мозг. Опять, кострубатость, невнятная стилистика а потом — магия. Главное здесь это доверие и хрупкость отношений. Мне определенно нравится и эта работа. Здесь магия не ради магии, а для проникновения в глубь авторского замысла: любовь это доверие себя человеку которого любишь. Доверить все, даже свою жизнь. Очень сильная идея рассказа. Браво. От меня плюс и восхищение автором. С голосом пока не тороплюсь, уж очень сильная группа.
08:42
+1
А что значит «невнятная стилистика»? В чем это проявляется?
14:55
Невнятная стилистика здесь скорее плюс и наверняка сознательно использована автором для придания рассказу магической атмосферы. Читаешь рассказ и ощущение что смотришь фильм сквозь марлевую занавеску. Удачный прием.
15:56 (отредактировано)
+1
Но что вообще значит «невнятная стилистика»? Я тоже не понимаю. Точнее, в принципе могу представить, но не в этом рассказе. Приведите, пожалуйста, пример.
08:41
Очень необычный рассказ, очень необычная героиня. Лёгкая история, воздушная, как Шанна. ГОЛОС.
23:04 (отредактировано)
+1
Чудесно. Сначала все впоминалась сказка про невесомую принцессу Макдональда, но тут про другое. Про легкость болезненную и ненормальную, прекрасную и волшебную. Про желание оторваться от земли и улететь, пусть даже это означает смерть. Всю жизнь на привязи, а жизнь долгая, а душа рвется к небу (да и тело тоже, оно из той же небесной субстанции, странный изъян). Не текст, а чистая музыка, легкая и воздушная. ГОЛОС
23:51 (отредактировано)
+1
Хороший приём, поместить нечто привычное в необычные условия. Хорошо получилось. С одной стороны — аллегория, которая хорошо работает, вызывает целый ряд ассоциаций — воздушность, легкость, уязвимость и прочее, с другой — очередная необычная болезнь — не рак, не гемофилия, а воздушность. Боязнь острых предметов, обостренных отношений, усталость от гиперопеки, желание прекратить, страх обывателей — все так, подняты острые болезненные темы. Интересные символы — гиря и скейт. Отсылка к Виноваты звезды. Все эти элементы новизныоживляют этот старый сентиментальный сюжет. Новое обыгрывание старой фабулы. Магия этого рассказа понравилась больше реалистичной составляющей. За неё плюс.
И ГОЛОС, работа авторской мысли здесь наиболее индивидуальная и оригинальная.
07:43 (отредактировано)
Аааа! Нет слов, одно восхищение! Браво!!! bravoМагреализм, конечно, разный бывает, но такой мне нравится. Написано мастерски, снимаю шляпу. rose
ГОЛОС этой работе за безукоризненное исполнение, за множество смыслов, за реальность, иллюзорность и мечты.
08:54
+5
Сильно. Я бы такое аниме посмотрела. Уже представляю:
Небо — чистое, бесконечное, манящее.
Шанна — воздушная, нежная, практически «без кожи» — привязана к скейту, отцу, а, главное, к Гарклу. Ей хочется быть с ним, но она не может не летать.
Гаркл — земной, жёсткий, острый, как молния — распутывает узы и отпускает Шанну. Потому что небо — её стихия, потому что верит, будто сумеет дотянуться до неё.
Им не суждено быть рядом. Их вместе — смертельная опасность. Их врозь — бесконечное, как небо, отчаяние. Они — разные, но при этом всё равно — близнецы, которым необходимо разлучиться.
Шанна будет парить в небесах, а Гаркл мечтать поймать её. Ведь он обещал.
Конец фильма.
П.С. Мы, читатели, тоже хотим свободы. Хотим неба — голубого и безмятежного, моря — бирюзового и прозрачного, золотого песчаного пляжа, гор, убегающего горизонта… А-а-а!
Что ж вы, автор, душу травите!
09:28
+1
Он её поймает. И он с ней полетит, я уверена, они что-нибудь придумают.
09:23 (отредактировано)
+1
Прекрасный рассказ. Жаль, нельзя оставить ещё один голос. Очень сильная группа. Это очень похоже на рассказы одного автора, на которую я подписана на «Дзене» и чьи рассказы читаю здесь. Так же при чтении рассказа сразу понятно, что это совсем не мой дилетантский уровень, это рассказ настоящего писателя, с которым охотно работают издательства. Тема очень оригинально раскрыта, и тоже, как и в рассказе про Персефону, про любовь. Впрочем, я уверена, оба рассказа пройдут в следующий тур.
09:54
+2
По мне, так очень внятная стилистика. Картинка, как на экране, даже цвета видно.
И такое невыносимо взрослое решение Шанны, продиктованное не эгоизмом, не капризом, а осознанием того, чему невозможно сбыться. Только заглянуть в глаза возможному счастью и отпустить, чтобы не ранить больше. Дорогой ценой отпустить. Сильно. ГОЛОС.
19:38 (отредактировано)
+1
Вероятно, это сказка, да. Почему-то на девочке с «воздухом внутри» меня заколбасило (щас спою!). Автор, не принимайте сказанного, пожалуйста, близко к сердцу. Если вы считаете, что я не прав, напишите мне в комменте «ананас, ты не прав». Понимаете, эта замечательная фраза про «ничего не объяснять в магреализме» работает только когда семантика образов уже понятна читателю. А если нет, то в тексте ничего не понятно, смыслы плывут. Например, чтобы летать, внутри девочки должен быть газ сильно легче воздуха. Допустим, гелий (если я правильно помню), и очень много, потому что «оболочка» девочки что-то (и немало) весит. А гелий очень текучий, значит, Шанна должна его постоянно производить. Каким образом? Если она его не производит, то кто ее накачивает гелием? Почему она не может сама развязать узел на скейте, если он ездит по земле и удерживает ее от полета (или спуститься по опоре)? У нее нет рук, она — кожаный шарик с одной ногой? Очень много вопросов, а «ничего не объяснять» означает «глотайте любой абсурд без объяснений». Поэтому я думаю, это — сказка. Там все можно, пусть кофейники говорят, а девочки вырабатывают гелий, сказка на то и не реализм, что там — все можно.

Мне понравился фрагмент про тишину: «Жужжит муха. Хлопают накладные ресницы...» Кажется, это хорошее описание. Написано приятным, не избыточно экзальтированным слогом, эмоционально, романтично. Подростковая такая стерильная политкорректная проза.
У меня много вопросов (риторических, разумеется) к автору, но этот рассказ больше напоминаает то, за что я могу отдать ГОЛОС. Сюжет, к слову, есть, перипетия, изменение, все чин-чином…
20:06
+5
«Ананас, ты не прав». В магреале это очень естественно. Это не научная фантастика, где должен быть внятны фантдоп и проработанная матчасть. Это «воздушные люди» ближе к метафоре. Образ-то работает.
Не согласен. Просто потому, что смыслы выплывают не вполне те, что можно ожидать от романтического подросткового рассказа. Магреал это не набор абсурдных положений, это мир. Определенный, не вполне, может быть ясный, но в нем, как в любом мире должна быть логика. Рассказ дает очень мало места (всео 10 тыс. знаков) для развития мира, а значит бросаться «девочками с воздухом внутри» опасно. Логика не может быть частичная, мы живем в мире, его можно описывать через метафоры, но строить мир на метафоре, как вот еще в прошлый раз про камни было с неба, это сложная такая штука. Зацепки с реальностью должны быть. Эту же девочку можно было и без «воздуха внутри» сделать, придумать иначе, не давать зацепок для смысловых расколбасов. Летает и летает, мало ли, антигравитатор, сила мысли, портативный инопланетный дивайс. А «воздух внутри» это сразу зацеплялка, потому что смыслы поскакали. Если это сказка, не вопрос, там что угодно, но если автор писал магреализм, то я поделился с автором своими соображениями. А быть неправым — ну, как же иначе высказаться? )
20:53
+1
антигравитатор, сила мысли, портативный инопланетный дивайс.
и ты получаешь научку.
А «воздух внутри» это сразу зацеплялка, потому что смыслы поскакали.
в этом и есть вся суть, весь интерес, лично для меня.
А реализма здесь хоть отбавляй. Это наш мир, в котором подростки сильный и уязвимый познают процесс заботы, жертвенности и свободы от заботы и жертвенности.
Это, на мой взгляд, один из самых классических трактовок приема. Мир, в котором можно заболеть воздушностью.
21:34 (отредактировано)
+1
«Ананас, ты не прав», дубль два. Согласна, что это не магический реализм. Больше всего похоже на фантастический реализм, но это не страшно, вроде как уже все порешили на том, что на турнире строго рамок магического реализма авторы не придерживаются. Но у этих направлений больше общего, чем различий, в том числе — полная необъясняемость происходящих нереалистических вещей. Скажем, «Нос» Гоголя. Просто ушел нос и стал функционировать в облике человека, вроде нос, вроде человек. Как это работает? Тут антигравитаторами не отделаешься, тут смыслы подавай.

Но возьмем магический реализм, «Сто лет одиночества». Ремедиос Прекрасная — нормальная (по крайней мере, физиологически) девушка, живет всю жизнь, а потом ее подхватывает ветер и она улетает. Это что такое? У нее изменилась структура внутренних органов? Она стала полая внутри? Кто-то накачал ее гелием? Она сама подкачивает в себя гелий?

Стас в одном из комментариев отлично написал, что магия этого течения в основном заключается в вере, автора и читателей. То есть чтоб таких вопросов даже не возникало. Если возникают, то: а) у автора не получилось создать достойную работу определенного направления; б) это направление (магический ли, фантастический ли реализм или еще какой) — не для читателя. Судя по вопросам с антигравитаторами и накачкой гелием, тут ситуация скорее вторая, но судить не берусь.
заболеть воздушностью
Это годится как троп, но писать это в рассказ — уже сомнительно, слишком далеко заводит. Можно пояснить смысл про «заболеть воздушностью», но разворачивать через буквализм это ой. Как это «заболеть воздушностью»? Это что? куда это приткнуть? Возникают автматические реакции, типа: да, да, я понимаю, она «заболеть воздушностью», это так романтично, а эту романтичность просто протащили интонацией. А что это? расстройство перистальтики? проглотила воздушный шарик? пустота в голове? то есть понятно, что это образ уже известный, все кивают, но он не написан, не рассказан, он просто объявлен. К нему нужно много смыслов подтягивать, чтобы это работало, а их — кроме «заболеть воздушностью» — нет. Все остальное — вполне реализм. А так получается заплатка, налепили на мир, и вроде как все окейненько. А мне заплатка на мир — не окейно, и я написал об этом.
22:01
+2
Ну, что что сказать, в магреале это так, объявляется и все. Мне так до конца и неясна суть твоих претензий, причем тут интонация?
22:04
+1
«Ананас, ты не прав». Магреализм включает в себя кроме магии и реализма ещё и притчу. И вот этот момент иносказательности позволяет автору делать гг «воздушной». Это важно, как характеристика образа, и поэтому не требует никаких обоснований. А как Маргарита в Мим летает, а как Доротея в «Барьере» Вежинова летает. Да не важно как! Потому что там полёты это иносказание, это состояние души, которое по правилам игры признаётся и состоянием физическим.
ну, неправ и неправ, невелика беда ) хорошо и важно, что могу обменяться мнениями )
Из написанного вами никак не вытекает, что «направление — не для читателя». Это, конечно, понятно, почему вы написали, но я выше, в разговоре с Викторией, сказал про «логику мира». Полеты, Ремедиос улетела, все такое, это образ. Он укоренен или не укоренен в смыслах текста. Я об этом, о том, что волшебные, магические элементы не существуют сами по себе в тексте изолированно, их нельзя налепить на реализм просто так, как заплатку. Как раз мира в тексте нет, возможно по причине ограниченности объема, отчего у меня возникли вопросы к автору. Абсурдные (хоть и поэтические) предпосылки это еще не магреализм, не фантреализм, и ничто другое. Это просто абсурдные предпосылки, проходящие как норма в силу, вероятно, привычки об этом читать. Просто есть привычка читать «она ела правым глазом, особенно любила бутерброды, иногда съедала по три за раз» и говорить, что это образ такой, а кто не понял, это не для него. Что, впрочем, может быть, правда. Но не направление, как вы предположили, а отдельный рассказ «не для него». И это нормально.
22:14 (отредактировано)
Не нужно приписывать мне «претензий», пожалуйста, их нет у меня ) я, вообще-то, с автором разговаривал о систем образов в рассказе и делился сомнениями. Ты поделилась сомнениями в моей правоте. Это все хорошо, это правильно. Мы общаемся. Откуда взялось слово «претензии»? У тебя ко мне разве претензии, нет же? Мы (люди) беседуем, общаемся, обмениваемся мнениями о текстах. Это же клуб, место общения…
22:19
+1
Прости, я не вкладывала в это слово негативный смысл, который ты вычитал. Ну, пусть сомнения. Откуда ж мне было знать…
Про мои сомнения в твоей правоте, так это ж шутка была. Ты в комменте сам эту фразу вывел, я и процитировала. Так то мне все равно, кто прав, пусть ты.
Не-не-не, я не о том, кто прав! Фраза моя, конечно, она уже трижды повторилась, я только рад. Совершенно не стоит об этом. Я о том, что вот: я увидел семантические сложности, причина моих сомнений и повод поговорить, не поспорить. Голос же мой здесь, так? А поговорить — разве это проблема? Смотри, мы легко дошли до тупика в разговоре, а именно: я вижу семантические неполадки в «воздухе внутри», а ты считаешь, что все в порядке. И на этом все, дальше мы не пойдем, мы же не собираемся спорить, совершенно не нужно. Мы можем только медленно обсуждать границы использования тропов, это не одноразовое дело. Мы определили границы согласия и несоласия, и теперь я вполне доволен, потому что я прочел твои аргументы, увидел ограничения в своей аргументации и нашел, о чем подумать про смыслы. То есть, я поговорил, получил толчок к обдумыванию того, как писать (и как люди пишут). Собственно, за это тебе спасибо и не принимай, пожалуйста, мои слова как неудовольствие. Мне, действительно, показалось, что ты считаешь мои слова «претензией» к тексту, я пояснил, что это не так. Это только интерес к феномену, если хочешь, назовем его «буквализацией тропа» (в изобразительном искусстве тоже такое есть, и мне это тоже не нравится). Ну и автора, конечно, интересно послушать. Смешно будет, если автор скажет, что да, так и есть, «воздух внутри», действительно, заплатка и ему самому кажется кривым. Будет смешно )))
Ирина, вы бы лучше ко мне присоединились, было бы нас два на два, интересней же! а то чего вы втроем на меня хилого одного? )) Я же не против иносказаний, я про посторонние к идее рассказа смыслы, которые выплывают в тексте за счет неосторожного использования слов. Это же только кажется, что «воздух внутри» всем понятно, но это совершенно автоматическая конструкция, в контексте рассказа несущая за собой не прояснение, а ненужное усложнение и размывание смыслов. Вот таков был мой пойнт.
А то присоединяйтесь, вместе выступим за виртуальную команду «Внимательные тропы» jokingly
23:53
но в этом рассказе полет явно не состояние души
Хорошая идея на перспективу)
10:21
+3
На этот счёт не спорю. Просто мне абсолютно неважно, почему гг летает. Мне достаточно того, что об этом сказал автор.
Я вот как аргумент просто приведу слова одного мудрого человека, рождённые в похожем споре. Они принадлежат писателю Майку Гелприну.
Не берусь судить о данном конкретном рассказе. Но вообще говоря — нет и ещё раз нет. Подгонка текста под чьи-либо вкусы или предпочтения не входит в задачи ни одного автора. Вам дырами кажется то-то, другому ещё что-то и так далее. А текст пишется так, как видит автор и как предпочитает он. Конкурсы выдвигают наверх тексты, которые большинство искушённых читателей нашли годными. Не все — большинство. Те же тексты идут в печать, если редактор добросовестный. И потом встречают одобрение большинства читателей. Не всех — большинства. Ну и если ваше мнение расходится с мнением большинства, это не значит, что вы неправы. Но и что правы, не значит тем более. Просто у вас вот эдакое мнение. Вы его высказали. Автор наверняка прочитал. Но настаивать на нём — нелепо. Это всего лишь ваше мнение. И никак не руководство к действию. Вы не можете знать, выиграл бы рассказ или проиграл, если бы его автор ваше мнение учёл. Об этом судить может только он — автор.
15:12 (отредактировано)
+1
Совершенно случайно нашел слова неизвестного начписа к известному писателю:
Дорогой иностранный друг! Возможно, из вашего далека не видны наши реалии, отчего возникает сильный мисандерстендинг. Понимаете, мы тут, по большей части, начписы, и нам интересно говорить о текстах. И мы понимаем разницу между обсуждением и спором. Мы не настаиваем, а аргументируем. Мы верим, что пустые похвалы, как и пустые придирки бессмысленны, а обоснованная критика приносит пользу. Возможно, у вас требуют подгонять текст под чужие вкусы, а у нас интересуются, как возник в тексте тот или иной троп, фрагмент, как сделан сюжет. Возможно, у вас автор не знает как ответить на вопросы (или не хочет общаться), а у нас автор всегда поговорит с коллегами и поделится секретами мастерства. У вас, наверное, автор автору — волк, а у нас авторы текстов, как и все, говорят о «дырах» в чужих текстах, обмениваются мнениями и делятся мыслями. Приезжайте к нам, дорогой иностранный друг, и вы увидите, что диалог — это хорошо и полезно. И от этого мир на земле, в человецех благоволение и повсюду благорастворение воздухов случается.
16:15
+2
Приведите мне, за ради бога, хоть один пример магреального рассказа с понятно-по-каким-законам-действующим-миром и не-странными-героями-которые-вот-такие-потому-то-и-потому-то, ну грубо говоря без дыр.
Так «дыры» не в странных героях и не в странных обстоятельствах, и даже не в магреализме, как таковом. Как раз это меня не волнует совсем, вот честно. Я увидел проблему в натурализме «воздуха внутри». Близкое поле образов (шарик, гелий) я описал выше. По сути, возмущение моими словами следовало бы отнести к образам, прямо вытекающим из «воздуха внутри». Для равновесия образов, кстати, в рассказе упоминаются «кровь и кишки» внутри Тиры. Эти образы (воздух и кишки) стоят параллельно, и оба — физиологические. Они не противостоят в этом смысле, а усиливают один другого. И никакой «воздушности, хрупкости, ранимости», никакого романтизма в этом воздухе нет, а, значит, образ — чужероден рассказу. Вот я и хотел спросить у автора, что он думает о моем предположении, именно как автор, а не как болельщик и группа поддержки. ) То есть, это вопрос технический (опять!!), а не любви к магреализму, автору, романтике и проч.
17:03
+3
Шанна — рассказчик. Про «воздух внутри» говорит сначала она. А потом это в диалоге произносит Гаркл. И уже в ответ на это идёт реплика про кровь и кишки. Это эмоции, это реакция на обиду. В речи персонажей может звучать всё, что угодно, и такие натуралистические подробности в том числе.
Гг просто употребляет расхожее бытовое просторечное определение «воздушных людей».
17:19
17:42 (отредактировано)
Там есть и Шанна и рассказчик. Но дело не в этом. Ряд «летать — воздушные люди — воздух внутри — проколоть — выпустить воздух» везде дан весьма натуралистично. Он и воспринялся натуралистично, особенно в дополнении к натурализму «крови и кишок». И, мне кажется, конкретно здесь нет разницы, кто это говорит, если это по всему рассказу. Я придерживаюсь мнения, что в рассказе на 10 тыс. важны все слова. Если слова стоят, если автор их написал, то слова — значат. Нельзя сказать «это мы считаем важным, а вот это — слова персонажа, это просто так тут стоит». Если есть слова персонажа, то они там есть и мы их считаем тоже. У них может быть своя особая роль (что-то оттенить, дополнить), но слова, если они есть — значимы. А в рассказе у мыслей Шанны про «воздух внутри» нет роли оттенить. Это подано как факт, с деталью (!) про пузырьки. То есть «воздух (который подается как факт) как-бы наполняется пузырьками (добавочное несущественное качество)». Вместе, на мой взгляд, речь идет именно о воздухе (газе), в котором возник эффект «как-бы пузырьков». (Тоже, между прочим, сомнительная конструкция «воздух наполнился пузырьками (воздуха что ли?)») А если «воздух» здесь это метафора, то прикладывание физического свойства к метафоре выглядит еще дичее, чем «воздух внутри» (но я этого не увидел). Спасибо, к слову, за разговор )
21:05
+1
Насчёт того, что «в рассказе на 10 тыс. важны все слова», соглашусь. И вообще, чем мастеровитей писатель, тем больше с него спрос. Такшта пускай отвечает за «пузырьки» по всей строгости начписовских законов )
Ура, ура! Я с вами согласен! Пусть отвечает! ))
21:06 (отредактировано)
Очень хорошо. И «гадкий утёнок», и любовь, и написано великолепно bravo
Непонятна только роль врачей — единственное что они делают, это советуют гирьку прицепить unknown
Оставлю ка я здесь свой ГОЛОСок. Просто потому, что этот рассказ мне понравился больше остальных.
14:25
+2
А врачи как всегда: попейте вот эти таблеточки, и если не поможет, я выпишу вам другие.
laugh
22:27
просто чистосердечный лайк, без комментариев.
23:54
+2
Ох, там вверху такая схватка разгореласьнадо вставить свои пять копеек, этож классическая ситуация в каждом блоге товарища Ананаса — он витиевато размышляет, какие слова, для какого эффекта и как можно использовать, а в обсуждении начинается буйство, о чем угодно, только не об использовании приемов)
Меня воздушность не покоробила. Рассказ очень гладкий, как уже писали — очень яркий, читать было приятно.
02:50 (отредактировано)
+3
Я сражен наповалом! Вы лучше меня все объяснили )) Действительно, «какие слова для какого эффекта», прямо в точку! Спасибо вам. добрый человек (это без иронии)!
15:20
+2
Хм… Любопытно. Не рассказ — с ним все понятно.
Удивляет, почему тов. Ананаса не заинтересовал вопрос воспроизводства подобных людей… Ну, то есть… у девочки есть папа — обычный человек. И была мама, которая… лопнула…
Секс с воздушным шариком — не иначе… Наверняка, душераздирающий экспириенс.
Но, это так — лирическое отступление.
Рассказ… не могу подобрать слова… какой-то, слишком… слишком, короче, и все.
И имена — вычурные,
И речь недогераклы — тоже, вычурная, напоказ. Ненастоящая, кмк (понятное дело).
Не смог я, в общем, проникнуться этой воздушной атмосферой.
Нет, спору нет, темы, заложенные в фундамент, окрашенные метафоричностью — вечные, понятные. Все мы были детьми и что-то подобное, пусть и без скейтов — происходило. Но… не цепляет.
Сорян
Про секс не подумал )) В рассказе написано, что есть и другие «воздушные люди», значит, полумал я, как-то они получаются. Это, как раз, мне показалось вторичным. А вот «воздух внутри» меня заинтересовал, сама подача «воздушной» идеи таким образом.
15:36
+2
ну, я так-то… позубоскалил smileна серьезных щах я эту тему не готов форсировать:)
17:02
+1
вопрос воспроизводства подобных людей…
— воздушно-капельным путем
17:10
Та, понятно же, что не в воздушного же человека пипиркой тыкать… Проткнешь еще, не приведи Перун…
17:17 (отредактировано)
+1
вот до чего доводят выяснения подробностей, лишь бы помечтать…
17:19
Потому я и не выясняю :)
17:22
умеешь вовремя остановиться))
17:29
+1
кто-то же должен:)
21:31
Шикарный рассказ. Автор, искренне спасибо — читал бы и читал. Настолько непростая история и настолько лаконично подана. Но голос все же отдам другой работе
Интересная задумка) я бы даже сказал крутая, но бытовая часть мне не понравилась. Как-то невзрачно всё. Героине не сопереживал и со всем не проникся её идеей улететь. Мотивации не достаточно, ну или по крайней мере это в тексте слабо отражено.
Но за идею определенно +
20:44
Шанна, Гаркл, Тира. Никогда не понимала — для чего такие сложные имена? Чтробы подчеркнуть фантастичность рассказа?
Рассказ, скорее, не понравился. Я понимаю, что магреализм — это все принимать как данное. Никаких вопросов. Но тут у меня, невольно, вопросы возникают. Автор создал мир летающих людей, которые живую среди людей обычных. Но мира летающих не раскрыл. Хоть какое-то объяснение должно быть, как мне кажется. Почему бы воздушным людям не использовать свои способности? Например, не пользоваться лифтом, а долетать до нужного этажа? И Гаркл этот мутный како-то. То крайне неприятный тип, то прям мед-медович.
23:45
+2
Почему бы воздушным людям не использовать свои способности? Например, не пользоваться лифтом, а долетать до нужного этажа?
Как я понимаю, потому что они не могут управлять полётом. Но да, «воздушность» — это очень фантастическое допущение. Нереальное с точки зрения приземленной логики. Но очень красивое и эмоциональное.
Тут либо веришь, принимаешь условность, либо нет.
23:50
+1
Согласна с вами. Но хочется же вмешаться в процесс полета :)))
13:23
Хороший, мастерски написанный рассказ с несомненной магией слова и действия. С отчетливой идеей: рожденный летать, ползать на веревочке не может! stop
14:12
Романтичная история. Я зачиталась. Единственное, что сама мысль об этой гиперопеке прозвучала лишь в самое конце, а на протяжении всего рассказе я её не прочувствовала. Шанна хочет освободиться. Напороться на нож. Но я не заметила, что её тяготит скейт, привязанный к ноге. Гирю советуют врачи, но отец, напротив, слишком беспечен. Для человека, у которого лопнула воздушная жена и осталась воздушная дочь, он слишком беспечен.
Шанне нравится быть с Гарклом, зачем же тогда она хочет улететь? У меня не получилось прочувствовать её желание, понимаете? Есть лишь внешнее, но нет внутреннего. Вот оно, внутреннее появляется лишь в самом конце. И выглядит слишком неожиданным, наигранным, ни с того ни с сего. Словно не узнала б Шанна о гиперопеке, концовки б не случилось.

Тем не менее, ГОЛОС здесь. Потому что из всех рассказов этот вызвал наибольший отклик и стилем, и вот этой своей, пусть даже с бухты барахты, концовкой.
Да, мне очень понравилось! blush
18:05 (отредактировано)
+1
Не смотря на мои выкрики и размахивания катаной по шелку, я вернулся, чтобы (как честный человек) рассказать, что в этом рассказе очень хорошо построен сюжет. Смотрите: знакомство с героиней — первый поворот (конфликт с Г.) — второй поворот (дружба с Г.) — финал. Первый и второй повороты — на одном материале, но — противоположны по движению (вражда/дружба). После каждого поворота героиня и Гаркл изменяются, меняются обстоятельства их отношений, меняются мотивации, и даже финал построен на перемене. То есть, динамика в сюжете просто сказочная. Двойной поворот в рассказе на 10 тыс… да еще логичный, изящный, это очень приятно. Движение сюжета — реалистическое, понятное, отчетливое («воздух внутри», кстати, в сюжете вообще никак не участвует, без него даже круче, хоть бы она и улетела в конце). А вот про фабулу я выше написал…
19:16
Очень сложное решение. Работы замечательные, истории — одна краше другой. И атмосферные, и сердцеразрывающие, и пугающие, и житейские… Но всё-таки наибольший эмоциональный отклик здесь. Гаркла жалко, что пипец ГОЛОС
20:31
+1
Всё сказанное — лишь слова одного читателя, ни больше, ни меньше. Не претендую на истину, пишу как увиделось и услышалось.

Работа злободневная, но вместе с тем лёгкая.
Удачно выписан образ ГГ. То, как благодаря ей меняется мир вокруг. И скейт вместо гири, и лифт в школе, и отношения с одноклассниками. Аллюзии легко считываются. В итоге ГГ выбирает настоящий мир, а не искусственный, созданный для её безопасности. Есть в этом грустная романтика и море решительности.

Что сделало бы рассказ ещё лучше в моих глазах? Да пожалуй, ничего. Рассказ объективно хорош, в нём нет ничего лишнего. Он поднимает важные и нужные темы.
Aed
20:31
ГОЛОС этому рассказу! Понравился интересный и необычный мир, атмосфера. Милая любовная линия и трагический финал. Читалось легко, было интересно, да и вообще больше всех он мне приглянулся)
03:15
прелестный рассказ
23:50
Очень сильно! Потрясно!
Загрузка...
Светлана Ледовская