Ольга Силаева №1

Цугцванг

Цугцванг
Работа №109

Перед глазами Клэр мельтешили белые и чёрные шахматные клетки. А над головой раскинулась безбрежная синь. Как уже случалось перед началом партии, на душе было весело и тревожно, словно к воздушному шарику поднесли булавку, вот-вот раздастся громкое «бам», и хлынет поток конфетти. Белая пешка сделала свой ход — с e2 на e4. Игра понеслась. Да будет сражение логик и разумов, освященное Божественным провидением!

Клэр поправила чёлку и скосила взгляд на господина Альберта. Из своей личной ложи он не раз наблюдал за её игрой. Клэр не приходилось его разочаровывать. И теперь господин Альберт улыбался одними только глазами. Всё потому, что у Клэр с ним был общий секрет. А может, Альберт просто раздевал её взглядом. Она не возражала.

***

Как и все, рождённые в белом клане бланшей или чёрном клане нуаров, Клэр получила статус игрока, когда ей исполнилось двенадцать лет. Чтобы её допустили к сдаче Тривиума, а потом и на турнир, в белом филиале института Фигурологии предстояло выяснить, пригодна ли Клэр для шахмат.

Молоденькая сотрудница с добрыми ямочками на щеках в пропахшей хлоркой комнате взяла у Клэр кровь на анализ, потом отвела в кабинет, где измерила диаметр её головы. Когда туда без стука вошёл старик с пышными кудрями лунного цвета, Клэр вздрогнула.

— Это доктор, детка, не волнуйся, — сказала девица.

Старик достал из кармана белого халата жёлтую коробочку.

— Держи-ка энергомер, — попросил он.

Не глядя на Клэр, он сел за стол в углу и принялся читать на рабочем голограммониторе сводку результатов последних игр. Таких, как Клэр, через институт проходят сотни за месяц. Она понимала, что не стоила особого внимания. Вздохнув, Клэр сжала прохладный корпус энергомера. И устройство, звонко пискнув, показало на экране то, что очень заинтересовало взрослых. Ямочки на щеках молоденькой сотрудницы института пропали — она позвала доктора. Он поправил очки и подошёл к Клэр. Исследователи переглянулись, и девица сказала:

— Результаты сообщат позже. А сейчас ты свободна.

Даже спустя четыре года Клэр помнила, как горьковатой волной к горлу подкатывала тошнота, а ледяные руки покрывались липким потом, когда распечатывала письмо из института. Настоящее, в белом плотном конверте, оно лежало в коробке с шахматным костюмом. Пришлось перечитать послание три раза, чтобы вникнуть в смысл. А когда Клэр осознала, что произошло, то расплакалась, прижав к едва наметившейся груди чудесный белый костюм, который предстояло носить до конца жизни. Он доказывал, что Клэр правильно поняла результат комиссии. Девочка изучала прилагающуюся к костюму инструкцию: после нажатия на кнопку появилась голограмма, под приятную музыку объясняющая последовательность действий. Клэр тёрла глаза и смеялась, наблюдая за светящимся человечком и крохотной копией шахматного костюма. Вечно жующая Лариска, соседка по комнате, вошла с пакетом из эко-пластика, полным конфет.

— Клэр, ко мне тут тётка приезжала. Сладостей привезла. Будешь? — Она протянула угощение в розовой фольге. — А что это у тебя?

Ларка почесала веснушчатую переносицу. Когда она волновалась, пятнышки на коже становились особенно яркими.

— Меня приняли.

— Обалдеть! — Лара на мгновение даже перестала жевать.

Не стесняясь соседки, Клэр скинула детдомовскую униформу — робу, маечку и трусики в клетку — и приложила к телу белый шахматный костюм. Он ожил и растаял одновременно, тёплой волной покрыв худенькую Клэр от стоп до плеч, не затронув шею и голову.

— Тебе идёт. А кем будешь? — Лариса отправила в рот очередную конфету.

Клэр пошевелила пальчиками правой руки. Костюм едва слышно скрипел, но в инструкции объяснялось, что скоро пройдёт. Клэр протянула Лариске письмо. Подруга присвистнула. Родители Клэр, простые пешки, гордились бы, что она оказалась белой королевой, вот только три года назад их обоих «съели».

***

Сидевшие по бокам от шахматной арены зрители притихли, но их напряжение Клэр не чувствовала. Её обучали сосредотачиваться и не поддаваться стадному чувству. Она сделала ход с клетки d1 на g4. Белой королеве свойственно перемещаться по доске дерзко и свободно, хотя шахматы не прощают небрежности. Клэр это знала не хуже других. Она не пропустила ни одной трансляции ежегодных игр за последние восемь лет. А с текущего года и сама стала их частью.

Чёрный слон Эш подобрался к белому королю Люцию. Шах. Пришло время для Клэр действовать. Люций нервно почесывал подбородок, покрытый юношеским пушком, и выразительно глядел на белую королеву. Она расправила плечи.

Эш поторопился и забыл проверить, безопасно ли идти на клетку a4.

«Самоуверенный болван», — прошептала Клэр. Она ринулась прямо на чёрного слона. Он повернулся к ней. В его глазах отразился страх — дурак осознал свою ошибку. Но, как и прочие дураки, Эш понял свой промах слишком поздно.

На бегу Клэр глянула на ладонь: меж пальцев, слегка обжигая кожу, пробегали маленькие молнии. Она валькирия, вершащая судьбы, Ника, на чьих крыльях трепещет победа, Кали, несущая смерть. Через секунду разряд изломанным сверкающим потоком ударил Эша в грудь. Юноша упал замертво. Клэр заняла клетку a4, поставив левую стопу на бездыханное тело и обернувшись к стану врага. Чёрный король Маурицио зло сплюнул себе под ноги.

***

За неделю до нового турнира Клэр недвусмысленно пригласили в резиденцию господина Альберта. Не очень-то будешь возражать, когда тебя оглушают и ставят на руки «изоляцию», словно преступнице-еретичке. Чёртовы браслеты не позволяли аккумулировать электричество, и сопротивление было бесполезно. Впрочем, Клэр и не собиралась мешать спецохране господина Альберта.

Из отражений зеркальных панелей на стенах переговорной комнаты на Клэр глядело собственное скучающее личико с выразительными синими глазами и острым подбородком. Костюм всё также облегал тело. Чтобы избежать ощущения наготы, шахматные фигуры за пределами арены носили поверх него обычную одежду. Однако визит к главе белого клана был вынужденный и внезапный — Клэр не успела сменить домашний халат-кимоно на что-то поприличнее, прежде чем поздно вечером вежливые и настойчивые господа в белых масках отвели её к автомобилю.

Клэр сидела ровно, сложив руки с «изоляцией» перед собой, в центре стола благоухал роскошный букет пионов. Крупные цветы белели на разные лады: некоторые лепестки казались полупрозрачными, точно кожа молоденькой девушки, другие напоминали первый снег, какие-то были цвета слоновой кости. Все оттенки белого. И каждый идеален, как и весь клан бланшей. Клэр, возможно, и следовало бы в этом засомневаться из-за своего похищения, однако ей до сих пор вреда не причинили, так что повода для паники она не нашла.

Клэр не вздрогнула, когда одно из зеркал отъехало в сторону, и из секретного дверного проёма вышел прямой, как натянутая струна, господин Альберт со своей помощницей Бланш. Клэр встала с кресла и поклонилась.

— Садись, детка, — спокойно сказал господин Альберт, указывая крупной, но изящной ладонью на кресло.

Сам он опустился рядом с Клэр и без смущения разглядывал её, подпирая холёными пальцами своё мужественное лицо. Господин Альберт слегка качнул головой, и помощница приложила магнитную карту, висевшую у неё на шее, к «изоляции». Браслеты с едва слышным щелчком раскрылись и, звякнув, соскользнули на стол.

— У нас к тебе важный разговор, — начала мисс Бланш.

Несмотря на строгий тугой хвост на затылке, в Бланш чувствовалась мягкость и плавность, свойственная слегка полным людям. Она умела вызывать симпатию. И теперь она говорила дружелюбно и вкрадчиво:

— Ты лучшая из студентов шахматного университета и с этого года играешь в младшей возрастной группе.

— И блестяще, — сказал господин Альберт, сопроводив замечание отточенным взмахом ладони.

Привыкшая себя сдерживать Клэр ощутила, как запылали уши. Некоторые реакции организма всё ещё не поддавались контролю. Клэр украдкой глянула на манжету костюма — пульс учащённый. Клэр медленно выдохнула, и сердцебиение нормализовалось.

— Ты наша гордость, Клэр. Ещё никто не выпускался с таким высоким суммарным баллом, — продолжила мисс Бланш.

В подтверждение этих слов одно из зеркал отобразило оценки Клэр за шесть прошедших лет. Результаты по Тривиуму Шахмат, Логики и Фехтования на каждом из уровней были от девяноста баллов и выше.

— Да, мисс Бланш.

Клэр затрепетала от сладостного напряжения. Она знала, что все старания оказались не зря. Глава белого клана захотел лично встретиться и подбодрить её.

— Ты девочка неглупая, поэтому ты прекрасно сориентируешься, — медленно проговорил господин Альберт. — Все граждане нашего государства знают одну важнейшую и непреложную истину. Ты же можешь поведать её?

— Да, сэр. Все мы лишь исполнители Божьей воли. Божья воля направлена на благо народа. Играя в шахматы, мы претворяем её в жизнь. Ведь политика победителя — белого или чёрного клана — будет воплощением Божьей воли, и никто не смеет ослушаться под страхом кары небесной. В этом бремя и благодать, присущие разуму — частице Господа. По каждому вопросу, затрагивающему судьбу народа, проводится шахматный турнир, который и определяет, чьё решение соответствует замыслу Бога. Оно и принесёт благо.

Клэр с облегчением выдохнула. Она не могла ответить, зачем главе белого клана понадобилось экзаменовать её перед турниром.

— Вот-вот. Только есть одна маленькая загвоздка, детка. Исход каждой игры предопределён.

Клэр неуверенно кивнула. Она вроде бы понимала Альберта и одновременно не понимала.

— Только предопределение тут особенное. — Глава бланшей красиво сложил длинные пальцы, словно дирижировал развитием мысли, которую высказывал. — Все турниры договорные. Всё решаю я с главой чёрного клана, а вами, шахматными игроками, через костюм управляет компьютер, чтобы партия закончилась так, как договорились мы. А теперь, детка, спрашивай, что хочешь.

Клэр поджала губы и вопросительно поглядела на непробиваемо спокойную Бланш, потом перевела взгляд на господина Альберта. Он улыбался искренне и весело. Его явно забавляла реакция Клэр, которой на мгновение представилось, как тело распалось на молекулы и рассеялось. Казалось, что слова Альберта и привычный мир стёрли в порошок, и его сдул ветер от безумной карусели мыслей, завертевшейся в душе Клэр. Мозг отчаянно соображал, формулируя вопрос.

— Зачем вы мне всё это говорите? — наконец спросила Клэр и не узнала свой голос.

— Нам, белым, приходится мириться с существованием клана нуаров и идти на уступки. Впрочем, нерационально и дальше позволять самым талантливым представителям нашего народа убивать друг друга, якобы исполняя кровавую волю высших сил, а на самом деле просто услаждая толпу. Тем более, сейчас, когда наши соседи шашки активизировались. И так удачно, что у нас появилась идеальная по всем параметрам фигура. Наш клан предлагает тебе сделку. Дорогая Клэр, ты поможешь обыграть компьютер. Он выйдет из строя из-за того, что ты поведёшь себя не по программе. И он очень впечатляюще закончит свою работу. Народ легковерен. — Господин Альберт погрозил кому-то указательным пальцем. — Но без эффектных доказательств нам людей не убедить, что существующее положение дел никуда не годится, а ты, как самая мудрая из нас, достойна занять пост диктатора. Белый клан бланшей будет при тебе в качестве совета. А нуары… да кому они нужны? Ты согласна со мной?

Собеседник небрежно взмахнул ладонью. Клэр медлила с ответом, она просчитывала варианты. Впервые ей приходилось прикладывать такие интеллектуальные усилия за пределами шахматного поля. Она провела по лбу — кожа была влажной от пота.

— Да, сэр.

Клэр не помнила, как покинула резиденцию господина Альберта. Девушка задумчиво шла по улице, махая ладошкой в ответ на возгласы узнанвавших её прохожих. На каждом втором здании мелькали голографические лица игроков белого и чёрного кланов из разных возрастных групп — младшей, зрелой и мудрой.

— Мисс Клэр, — к ней подбежал мальчик, сжимавший в пухлых ручонках плюшевую белую ладью, — Вы же выиграете? Будет весело, да?

— Всем понравится, — сказала Клэр.

Мальчик прижал к груди игрушку. Белая ткань была кое-где в пятнах от красок, а сбоку даже разошёлся шов, и наружу лез волокнистый наполнитель.

— Ура! — обрадовался мальчик и поскакал на одной ножке, ловко подогнув вторую.

***

Белый конь Альба упала к ногам чёрного ферзя Темнослава. Зрители зааплодировали. Господин Блэк, глава черного клана, самодовольно выпятил нижнюю губу, и его мясистые щёки покрылись глубокими морщинами. Темнослав оказался в опасной близости от белого короля. Клэр сжала челюсти. «Ничего, скоро всё кончится. Мы больше не будем убивать друг друга на потеху толпы, а станем сразу принимать правильные решения», — думала Клэр. А в её воображении стремительно сменяли друг друга варианты развития игры.

***

За Клэр захлопнулась дверь, и Бланш нервно дёрнула манжету белой кофточки. Альберт поглядел на помощницу, потом на свои отполированные ногти.

— Ну говори уже, — нетерпеливо сказал он.

— Я не хочу повторять аргументы магистров клана, но неужели вы не видите, что она слишком молода? Как можно делать ставку на королеву младшей группы? Магистры предлагали для этого дела ферзя Бьялы из самой старшей команды. У него и логика, и опыт.

— А я снова отвечу, что девка эта очень неопытная и совершенно гениальная. Такая нам и нужна. А ваш старый хрен — себе на уме. Никто не даст гарантий, что, если диктатором станет Бьялы, совет магистров не распустят, или ещё чего похуже. Оно клану надо? — Альберт изящно взмахнул раскрытой ладонью.

— Если Клэр не справится, до этого вообще не дойдёт. Да и магистры беспокоятся, что нуары что-то пронюхают. Гражданская война нам сейчас не кстати.

— А на этот счёт не переживайте. Я знаю: девка не подведёт.

Последнюю фразу глава белого клана сопроводил коротким взмахом руки, словно ставил в дискуссии точку. Помощница уловила, что дальше обсуждать эту тему он не намерен.

— И как всегда, еженедельный отчёт о ситуации на границах. — Бланш вывела на голограммэкране в зеркале несколько изображений и статистические данные. — На этой неделе радары в два раза чаще, чем обычно засекали соседских разведчиков.

— Ну, купол над городом на месте, — сказал Альберт, пожав плечами. — Пусть возятся.

***

Когда Клэр оказалась дома, там ждала Лариса, которая так и осталась её соседкой. Они вместе снимали квартирку в центре всего лишь третьего по высоте небоскрёба города-государства. Жильё это было недалеко от тренировочной и основной арены, что белую королеву устраивало. Хотя гонорары за поставленный мат позволяли Клэр арендовать пентхаус, она предпочитала оставаться с Ларой тут. Этой неприхотливостью в быту неизменно удивлялись журналисты, регулярно пишущие статьи про знаменитых шахматистов.

— Я прихожу с работы, а тебя нет. Жду, жду. Сама шарлотку испекла, — с порога запричитала Лариса.

Веснушки на переносице выделялись очень ярко, будто россыпь звёзд в ясную ночь над пустыней. Ларка вцепилась в закрытую дверь.

— Расстроилась: кто же пирог есть будет, если ты не пришла домой? — Лариса хлюпнула носом. — А потом я увидела, что твой плащ на месте, и на ковре наследили. Я думала, тебя нуары перед игрой похитили.

— Всё обошлось. — Клэр мечтательно потянулась, прошла в свою спальню и рухнула на кровать. — Я кое-что узнала. Одну важную правду. Мне бы её не открыли, не будь я лучшей. Давай сыграем? Тебе опять же тренировка. И где там пирог?

Клэр нажала кнопку над кроватью, и невысоко над матрасом появилась голографическая доска. Белая королева в предвкушении потёрла ладони. Лариса сбегала на кухню и вернулась с двумя тарелками, на которых лежали куски её кулинарного шедевра. От пышной золотисто-коричневой шарлотки пахло яблоками и карамелью. Лариса поставила тарелку рядом с подругой. Та лениво отщипнула кусочек пирога. А Лара свою порцию сжевала в два укуса.

— Ты что всё это время не ела? — спросила Клэр.

— Тебя ждала.

— Внезапно.

Лариска густо покраснела. Обе захихикали. И Клэр не стала растягивать удовольствие — быстро заглотила свой кусок пирога и облизала пальцы.

Как она ни анализировала произошедшее в резиденции, всякий раз приходила к выводу, что господин Альберт не лгал. Голова кружилась от перспектив. И лучший способ успокоить возбуждённые нервы — это шахматы. Клэр сделала ход конём. Вернее, подумала, чтобы тот перешёл на другую клетку, и голограмма повиновалась. Лариса почесала веснушчатую переносицу.

— На ферзях большая ответственность. А пешка редко чего может. Тем более, если она запасная, — завела она свою волынку.

— Опять ноешь, что тебя до сих пор не выпускают на арену? Там ничего особенного. Шахматы и всё, — ответила Клэр.

Лара съела ладьёй слона.

— Я мечтаю, подруга, что в первой же игре стану второй королевой.

— Зачем тебе?

— Просто, чтобы… чтобы ты меня не стеснялась. И мы могли переехать. Я же читала, что понаписали про нашу квартиру.

— Да забей. Меня не колышет, что всяким журналюгам не нравится, что я живу не по статусу.

Подруга промолчала. Игра продолжалась в тишине, пока Лара со вздохом не произнесла:

— Шах и мат. Но это было нечестно. Ты опять мне поддавалась.

— А вот и нет! Ты просто стала лучше играть! — Клэр ей подмигнула.

— Правда?

— Вот увидишь — тебя скоро возьмут в основной состав!

***

Шахматный костюм был практически совершенной системой защиты человеческого организма. Он служил для того, чтобы оберегать хозяина, избранного Господом для турниров. Ведь цепкий разум и любовь к логике, нужные для игры, встречались нечасто.

В шахматных костюмах был центр управления — крошечная микросхема, которая со временем прорастала в тело хозяина. Считалось, что она нужна только для того, чтобы генерировать электрические разряды, зарождающиеся в мозгу и благодаря костюму становившиеся оружием на арене.

Господин Альберт глядел на Клэр умными глазами человека, который принял в этой жизни не одно тяжёлое решение.

— Мы переставим твою микросхему на кого-то из наших людей, и он станет подчиняться командам, совершая ходы на пустом шахматном поле. Компьютер будет получать сигналы, имитирующие твой контроль, а на самом деле ты должна будешь в играть по-своему. Ошибки системы будут накапливаться, и компьютер выйдет из строя. Тогда вся власть перейдёт к нам.

— Но ведь система получит уведомление, что костюм был отключён для вмешательства. И если заметят нуары… — сказала Клэр.

— Взаимодействовать с шахматным облачением можно в нескольких случаях.

— И какой же предлагаете вы?

Ответ господина Альберта заставил бы обычного человека запаниковать: давление, пульс, потоотделение — всё бы вышло из под контроля. Организм бы взбесился от того, что сознание отказывалось признавать полученную информацию. Как глупо устроен обычный человек! Его несовершенство показывало то, что он просто болванка, заготовка, кусок необработанного оникса, из которого может быть выточено совершенство — шахматная фигура. Клэр была игроком, лучшим среди и бланшей, и нуаров, и разделяла взгляды господина Альберта. А как же их не разделять, когда глава клана так нежно целует в шею? Свежие пионы одуряюще благоухали. И красивая мужская ладонь, спускается всё ниже, скользя по умному костюму, который знал, какой участок тела следует обнажить...

— Кто будет носителем моей микросхемы? — голос Клэр дрожал.

Альберт аккуратно оттеснил её к столу. Она села на самый край, закинув голову назад, и только сейчас обратила внимание на зеркальный потолок.

— Всё зависит от тебя. Нужен тот, кому ты доверяешь, — едва слышно выдохнул Альберт.

— Лариса, — прошептала белая королева.

Стол резко качнулся, и пионы роскошно полетели вниз.

***

Клэр с бешеной скоростью просчитывала ходы, думая за себя и за компьютер. Мозг, словно паук, сплетал ветвистую паутину, где каждое движение приводило к десяткам разных вариантов. Концентрация доходила до максимума. Клэр отвлекалась только на незаметный новый чип в ухе, который передавал информацию от Лариски. Подруга сообщала, на какую клеточку её послал компьютер, принимая за белую королеву.

Приходилось постоянно маневрировать, предугадывая стратегию компьютера. Её разум ещё никогда на был так изобретатлен и гибок. Клэр наслаждалась невидимым узором, который он сплетал на арене. Живых шахматных фигур становилось всё меньше, поэтому Клэр уже не боялась, что её ходы «наложатся» на решения искусственного интеллекта. Безжизненные тела членов команды, конечно, в первых турнирах расстраивали белую королеву. Со временем же она привыкла терять товарищей. Но скоро всё изменится. Их с Альбертом план осуществится, и больше никто вот так нелепо не погибнет.

***

Отключать костюм разрешалось для проведения медицинского вмешательства в организм хозяина при угрозе его здоровью и жизни. Но умное шахматное облачение способно предотвращать лёгкие повреждения и травмы средней тяжести. Поэтому требовалось что-то серьёзное. Однако в таком случае никто, даже Альберт, не давал гарантии, что Клэр не умрёт. Поэтому для первого этапа их спецоперации по спасению страны — пересадке микросхемы — от неё требовалась недюжинная смелость. Глава белого клана так и сказал.

Клэр медленно подошла к окну и открыла его. В лицо неуловимой волной ударил ветер. Клэр залезла на подоконник. Предупредительный сигнал замигал на мажете костюма, уведомляя о потенциально опасном поведении. Внизу, в серо-жёлтой дымке мелькали аэромобили. Даже на сто восьмом этаже чувствовался запах выхлопных газов. Технологии их века до сих пор несовершенны. Ходили слухи, что всё от того, что жадные твари из клана нуаров лоббировали интересы нефтяных корпораций.

Белая королева отступила от края — нерешительность затрепетала мотыльком в груди. Время осыпáлось пыльцой с его крыльев. Клэр раскинула руки и полетела вниз. Датчик на манжете панически пульсировал. Падала она недолго. Удар о корпус автомобиля отдался болью в пояснице. «Отлично», — успела подумать Клэр и потеряла сознание.

Когда она очнулась в госпитале, в палате её ждала записка от Бланш.

«Мисс, Клэр, белый клан выражает озабоченность вашим поведением и напоминает об ответственности перед Господом и народом, возложенной на каждую шахматную фигуру. Мы надеемся, что Вы сможете принять участие в ближайшем турнире. К нему уже всё готово».

Напечатанное курсивом «всё» намекало, что первая часть плана выполнена. Запасная пешка Лариса не находилась под пристальным вниманием общественности и вражеского клана, поэтому отключение её микросхемы от компьютера не требовало организации такого сложного «спектакля».

Клэр захотелось почитать новости, и она включила персональную голограммленту. Журналисты весь день смаковали подробности случившегося, предполагая, что белая королева струсила перед новым турниром. Особенно усердствовали СМИ, принадлежавшие нуарам, и в каждой статье называли её «соплячкой». Но сама-то Клэр и Альберт знали, что она смелая.

Белая королева приподнялась и понюхала пионы — огромный букет возле койки окутывал сладким ароматом, словно объятия Альберта.

Ларисину открытку, лежавшую на тумбочке, Клэр заметила только, когда выписывалась.

***

Клэр сделала ход, последний в этой партии и в истории их государства. Чёрный король Маурицио побледнел. Правую ладонь Клэр покалывало от аккумулируемой энергии. Электрический разряд врезался в грудь Маурицио, последовала вспышка, и он упал. Мат. Партия была окончена. Клэр сделала всё правильно — так, как просил Альберт. Зрители зааплодировали, не подозревая, что Клэр с главой белого клана готовят сюрприз.

А дальше сама она узнала, что мир всё это время был хрупким, как стекло, которое на её глазах разбил взбешённый демон. Клэр видела, как оно разлеталось в смертоносные осколки, и ничего не могла исправить. На шахматной арене оставалось ещё пять фигур, исключая саму Клэр: чёрные слон Кара, конь Пеппер и пешка Шварц и белые король Люций с пешкой Волгыдо. Все пятеро дёрнулись, как от удара током, и рухнули на арену. Зрители взволнованно ахнули.

— Что это?! — закричала Клэр.

Скованные ужасом, люди глядели на белую королеву, единственную выжившую из фигур. Из ложи поднялся Альберт и прошёл на шахматное поле.

— Друзья, бланши, сограждане, позвольте обратиться к вам! Только что Клэр уничтожила суперкомпьютер, тайно управлявший игрой. Белый клан никогда не одобрял эту систему, поэтому и выступил сейчас против неё. Да, фигуры, участвовавшие в игре, пали — «умиравший» компьютер забрал их с собой, но это вынужденные жертвы во имя нашего блага. И теперь мы можем отринуть навязанные правила с чистой совестью. Мы больше не нуждаемся в костыле, придуманном предками. Дабы избежать искушения повторить всё в будущем, мы отказываемся от двухпартийной системы и ставим во главу нашего государства Клэр, умнейшую из шахматных фигур, которая даровала нам свободу. Магистры клана бланшей и я будем при ней советом.

Пока он говорил по периметру арены расположились уже знакомые Клэр люди в белых масках. Личная спецохрана Альберта держала наготове оружие. Альберт и не рассчитывал, что чёрный клан безропотно подчинится. Лицо их главы Блэка со вздувшимися венами краснело в первом ряду. Народ безмолвствовал.

— В качестве подтверждения полномочий госпожи диктатора совет предоставляет вам пароль от нашего города-государства. Он обеспечивает управление всеми системами.

Манжета умного костюма Клэр завибрировала из-за уведомления о смене статуса. Она с восторгом прочитала сообщение.

«Вот Лариска-то обалдеет!» — Клэр улыбнулась.

— Госпожа диктатор, вы хотите светлого будущего? — продолжал Альберт.

— Да!

На душе у Клэр было ясно. Она смахнула слёзы восторга и умиления.

— Вы даёте разрешение Совету действовать во имя всеообщего блага?

— Даю! — голос Клэр прозвучал звонко и радостно.

— Совет от лица диктатора повелевает очистить наше государство от скверны, — скомандовал Альберт.

Люди в белых масках направили оружие на толпу. Тогда в зрительских рядах началось беспокойное движение, потом — давка. Послышались выстрелы, за ними крики. Клэр больше не видела лицо главы чёрного клана. У неё похолодели руки. Альберт неотрывно глядел на расправу: люди в белых масках методично убивали нуаров, но рядовые бланши не радовались происходящему. Они плакали и пытались загородить собой нуаров, многие из которых были их соседями, знакомыми или даже друзьями. Красивое лицо Альберта ухмылялось зло и удовлетворённо. Клэр побежала прочь от арены.

Бывшая белая королева, сама не зная как, оказалась у тренировочного зала, где за неё играла Лариска. Вот, кто ей нужен, вот, кто её поймёт! Они сейчас же придумают, как всё исправить.

Клэр вбежала внутрь, и сначала ей показалось, что зал пуст:

— Лара! Я пришла, я…

Посреди тренировочной шахматной арены на спине лежала Лариса. Лица видно не было — волосы плотной волной лежали поверх него. Клэр бросилась к подруге и, упав на колени, коснулась её плеча. Лара не отреагировала. Клэр смахнула её волосы и замерла. Ровно шестьдесят семь веснушек, таких трогательных пятнышек, ярко выделялись на неестественной, восковой коже. Клэр сама предложила кандидатуру Лары. Альберт знал, что она обречена, как и другие игроки.

Размазывая слёзы по лицу, Клэр активировала голограммэкран и беспрепятственно вошла в систему управления городом-государством. Счётчик количества жителей-нуаров постоянно менял показания — число их убывало.

В углу экрана Клэр заметила иконку «Управление куполом». Кусая губы, госпожа диктатор кликнула на неё и выбрала опцию «отключить».

Вскоре издалека донёсся гул, словно от громкой музыки. Клэр посмотрела в окно. Звук усиливался. В рамах задребезжали стёкла. Заложило уши. Небо прочертили гигантские чёрные и красные диски и зависли над городом. В каждом открылось по люку, откуда выглянуло дуло лазерной пушки.

Глотая слёзы, Клэр набрала сообщение и дала команду разослать всем жителям: «Гражданским срочно в укрытие! Военнообязанным готовиться к бою. Началось вторжение шашек».

0
16:03
157
Империум

Достойные внимания