Светлана Ледовская

​Разбитые блюдца

Автор:
Lena St.
​Разбитые блюдца
Работа №3
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен

У Агаты была розовая, словно рассветное небо, кровь. Это как голубая, только лучше — так маленькой Агате давным-давно объяснила мама. Графьёв всяких голубокровых, говорила она, пруд пруди. Куда ни глянь, одни дворяне столбовые, и у каждого клад закопан на заднем дворе. А розовый эликсир в венах, искрящийся и нежный, большая редкость. Как им распорядиться, мама суживала глаза, я тебя научу. Когда в возраст войдёшь.

На тринадцатое Агатино лето мама стиснула её руку и повела в кабинет, куда раньше заходить воспрещалось. Они шли мимо чучел и золотых ваз, мимо гобеленов и белокаменных статуй, мимо цветущего сада с бабочками и журчащего фонтанного дворика — в глубину, в сердцевину дома. Сухо хрустнул, как косточка, ключ в замке. Мама пропустила Агату вперёд.

Вначале Агате подумалось, что кабинет пуст. Там даже пахло так: пустой комнатой. В середине, действительно, ничего не было — ни стола, ни диванчика, лишь расстилался во все стороны, доходя до эркера, берёзовый паркет. Слева на стене что-то сверкнуло. Потом справа. И опять слева. Агата замотала головой, ловя блики, и заметила длинные узкие шкафы без дверей, наподобие книжных. Они тянулись вдоль стен, а на полках стояли светлые, до блеска намытые блюдца.

Мама, покачивая страусиным пером на модной чалме, подошла к шкафу, двумя пальцами достала блюдечко и села на пол. Похлопала ладонью рядом, призывая Агату присоединиться, и зачем-то вынула из чалмы перо.

— Колешь, обводишь, призываешь, — сказала мама.

Она взяла Агатину руку и резко ткнула в палец кончиком пера. Оно оказалось острое, точно иголка, и пропороло кожу. Агата сморщилась от боли. На подушечку нехотя и дрожа, будто её разбудили и вытащили из-под тёплого одеяла, вылезла розовая капля. Мама прижала Агатин палец к краю блюдца и провела по кругу. Получилась каёмочка.

— А теперь смотри.

Белый фарфор задымил-забурлил, и из блюдца попёрли лица, но не целые, а кусочки. То нос всплывёт, то подбородок — овощи в кипящем бульоне. Агата вскрикнула, отшатнулась, но вскочить и убежать не решилась. Бурление замедлилось и вскоре прекратилось. Мама сдула пар. Из блюдца глядел, недоумённо хлопая глазами, черноусый мужчина.

— Агата, где твои приличия? — зашипела мама. — Представься и поговори с господином.

— О чём? — пискнула Агата.

— О том. О любви! — мама встала и вышла из кабинета.

Агата смотрела на черноусого. Черноусый смотрел на Агату.

— Кхе-кхе, хорошая сегодня погода, вы не находите? — начал он.

Агата ойкнула и, подцепив блюдце, перевернула его вверх дном. Вскочила на ноги, попятилась к двери. Черноусый гулко бормотал что-то. Агата различила слово «темно».

— Больше никогда так не делай, — отчеканила мама, явившись вечером в Агатину спальню. — Дураков, конечно, на наш век хватит, но разбрасываться ими — непозволительная роскошь. — Она села на край кровати. — Слушай и запоминай. Колешь, обводишь, призываешь. И так три раза — три дня подряд. Нельзя, чтобы очередной усатый сом соскочил с крючка. В первый и второй дни лепечешь про чувства и прочую ерунду: мол, влюбилась в вас с первого взгляда, отныне и вечно душа моя принадлежит только вам, и вы вправе делать со мной всё, что пожелаете. — Мама, и правда, лепетала — Агата ещё ни разу не слышала, чтобы она говорила таким ласковым, иступлённым и проникновенным тоном. — А на третий день, на третий раз, спрашиваешь…

К своему шестнадцатому лету Агата вполне освоила науку розовой крови. Колола, обводила, призывала. Лепетала, обещала отдаться душой и телом, клялась в вечной любви. А на третий день, ресничками попорхав, интересовалась:

— Князь сердца моего, откройся, не утаи: зарыт ли у тебя клад на заднем дворе и, если зарыт, то где конкретно?

Глаза у князя стекленели, рот приоткрывался, и наружу выкатывались слова — будущие жемчуга да смарагды. Как и обещала мама, на третий день мужчины всегда выбалтывали правду. Чего не спросишь — получишь честный ответ.

— А спрашивать, — настаивала мама, — нужно только о кладах. Больше ничего тебя интересовать не должно. Ты же не хочешь закончить, как тётка Христина? Начала спрашивать всякую ерунду про устройство мира, науки разные, так и сгнила в нищете, в очочках да с книжонкой. Не нужно нам никакого образования, покуда в жилах течёт розовая кровь.

Так и жили Агата с мамой: пачкали блюдца, вызнавали про клады. Выкапывать сами не ездили, у мамы бригада была, проверенная. А то мозоли от лопаты — больно и некрасиво. Об этом мама, по её словам, знала не понаслышке. А вот о чём она не знала, так это о том, что у дочери есть секрет.

Началось девятнадцатое Агатино лето, и мама вдруг засобиралась в путь. Сновали по дому слуги, укладывались в сундуки меха и украшения, и в воздухе висел густой запах прощания. Сколько бы не спрашивала Агата маму, куда она отправляется, та лишь отмахивалась: в отпуск. А где тебя искать, если что, пыталась вызнать Агата. И снова получала ответ-не ответ: нигде.

И только перед самым-самым отъездом мама, обернувшись с порога, призналась:

— Не дочь ты мне, вот что. — Вздохнула, улыбнулась, словно полегчало ей. — Какие уж тут дочери с нашим ремеслом. Просто нужно было кому-то передать знания. Обучить всему, вот и взяла тебя. А теперь всё — пора для себя пожить наконец-то. Будешь каждый месяц мне процент от сделок перечислять. Слуги за этим присмотрят, чтоб не вздумала обдурить. И ещё… — глаза сузились. — Не ищи меня.

Агата застыла восковой свечкой, а мама, даже не попрощавшись, уехала в свой вечный отпуск в неведомом нигде. Больше Агата её не видела. Процент она перечисляла исправно, пока письма с чеками не начали приходить назад, а слуги, следившие за соблюдением сделки, не сошли в могилы. Случилось это довольно скоро, на тридцатое Агатино лето, и тогда она решила, что больше ни разу, никогда в жизни, не спросит про клады. Внутри у неё всё было изрыто-изъямлено, будто оттуда тоже доставали сокровища. А ведь правда — доставали.

Агата тщательно скрывала от матери, а поначалу и от себя самой, что почти всякий раз, лепеча о любви, она не лгала. Год за годом она колола, обводила, призывала — и влюблялась. Не во всех, но во многих. Примерно в каждого третьего. И казалось Агате: какая ерунда этот клад! Ну возьму я его, что ж с того? Если князь сердца моего любит меня, я верну ему всё обратно, а в придачу отдам всю себя. Да только ни один князь не желал видеть Агату после того, как к нему на двор наведывались копатели.

…Она шла мимо побитых молью чучел и тумб, на которых раньше стояли золотые вазы, мимо голых стен и опутанных паутиной белокаменных статуй, мимо увядшего сада, где ещё встречались на полу мёртвые сухие бабочки, и молчаливого фонтанного дворика — в глубину, в сердцевину дома.

Миновав ряд опустевших шкафов, Агата достала предпоследнее блюдце. С трудом опустилась на пол — колено последнее время странно поскрипывало. Уколов палец, Агата привычным движением нарисовала розовую каёмочку и приказала сердцу не трепыхаться: сегодня третья, решающая встреча. Когда из блюдца выглянул старик с бакенбардами, Агата без обиняков спросила:

— Любишь ты ли ты меня, князь сердца моего, как я люблю тебя?

— Да когда ж ты от меня отстанешь, дура старая? — рявкнул он в ответ. — С какого рожна мне тебя любить?!

Агата кивнула, подняла блюдце и швырнула в стену. Посидела немножко, покачалась из стороны в сторону, повыла — да и пошла прибираться. Сгребла осколки в совок, понесла в кладовку.

Внутри пахло пылью и жимолостью. Агата высыпала осколки на груду других и, вздохнув украдкой, подумала: «Ну ничего, завтра попробую снова».      

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
+9
22:32
656
01:14
+1
Эх… Агата…
Так мою собаку любимую звали
16:31
Да, как-то слабенько. Каемочка есть а магии нету. Тут и кровь особая и духи умерших графьёв, а цельной картинки нету. Прям не знаю кому и голос, в этой группе, в отличие от первой, совсем простенько все.
22:20
+1
Очень даже. В своём жанре. Имеет право быть.
Такой печальный конец у стяжательницы кладов. Профессиональное выгорание. И куда она деньги девала в таком количестве? В акции вкладывала? Не, ну правда. Эта часть не раскрыта. Ежели каждый день вымогать у покойников клады, то можно уже Биллом Гейтсом стать.
И мало про любовь. В каждого третьего, говорите, влюблялась? А они в неё? Никого там на подвиги не тянуло? Хочется подробностей.
11:23 (отредактировано)
+1
Хаха))) прелестно. Нет, мне решительно понравился этот вычурный до придурковатой улыбки мир, где можно промышлять выведыванием кладов у доверчивых приведений до самой одинокой старости)
ГОЛОС
11:40
+1
Преотличнейше!
Изящно и остроумно, неожиданно и свежо.
Вкусно и без ошибок.
Полный фарш, как для меня.
15:28 (отредактировано)
Вы пробовали палец проколоть, чтобы капли хватило на целую каёмочку?

И у каждого графа клад? Ну как-то по-Простоквашински получилось.

Вначале кабинет пуст, а потом в поле зрения появились шкафы? — очень странное описание. Вы входите в комнату — и первым делом видите главные детали, что в нем находится: шкафы по стенам.

«до блеска намытые блюдца» — это очень странное описание. Когда посуда выставлена в шкафах она по умолчанию чистая, потому и упоминать не стоило.

Среди напрочь отсутствующего описания персонажей и одежды — перо с чалмой возникающие как из небытия — нелепые как бантик на рояле.

«из блюдца попёрли лица» — очень литературно… jokingly

О том, что тарелки «расходные» и разбиваются после процедуры — упоминается только в самом конце.

В чем фишка? Кто их коллекционировал и на какой предмет? Да так, чтобы хватило на много-много лет… А главное — столько графьёв окрестных, чтобы у каждого клады, клады… Не понятно.
23:24
Чего-то не хватило в этом рассказе. Может быть красок каких-то? Желаю автору удачи.
03:03 (отредактировано)
+1
А для чего колдунье надо было Агату удочерять, чтобы потом так легко ее откинуть? Для чего ей надо было кому-то передавать ремесло? Она сама себя прекрасно обеспечивала. Как- то это провисло в рассказе. И Агата такая недолюбленная получилась, во всех покойников влюблялась
11:59
+1
На стиле вроде всё так. Не без нелогичностей (на первый взгляд — но вчитываться неохота), но с атмосферой. А лучше всего мне понравилось вот это: "— Да когда ж ты от меня отстанешь, дура старая? — рявкнул он в ответ. — С какого рожна мне тебя любить?!" — прямо классно.
12:10
+1
Вот за фразу и ГОЛОС
23:17
+1
Ага, получается в конце тот самый момент, когда Агата должна заводить себе приемницу, чтобы дальше через неё деньги качать, так?
У такой прожженой авантюристки наверное, все должно быть схвачено — и счета в банках и рынки сбыта — а то если она всю жизнь их копает может клады и не такие уж и дорогие?) так немного выглядит что это добыча ради добычи.
Забавно, что она в каждого третьего влюблялась, мне этот момент так и просится поподробнее — то ли ей так одиноко было, то ли приведения такие очаровательные, то ли это как бы плата за такое волшебство, элемент ритуала, не знаю. А может у девочки просто натура впечатлитнльная))
07:24
+1
По совокупности признаков (стиль, ирония, сюжет, грамотность) ГОЛОС здесь.
18:10
+1
Рассказ показался наиболее целостным и понятным. ГОЛОС за это и за фантазию.
10:05
+1
Сюда ГОЛОС. Здесь найден баланс иронии и глубины. Ну и цепляет что-то.)
13:30
Очень понравилось, как раскрыта тема, изящно, нетривиально. И написано хорошо, и читается легко. Не понравилось, что героиня так и не вырвалась из наезженной колеи. Почему не попыталась изменить свою жизнь, ведь ей же хотелось любви?
16:18
ГОЛОС сюда. За удачную концовку.

Хороший язык, метфоры сочные, звучные: «сухо хрустнул, как косточка, ключ в замке», «из блюдца попёрли лица, но не целые, а кусочки. То нос всплывёт, то подбородок — овощи в кипящем бульоне», «укладывались в сундуки меха и украшения, и в воздухе висел густой запах прощания». Шикарно, люблю такое. Идея хорошая, развязка ироничная – вроде, все на месте.

Смущают детали. С одной стороны я понимаю, что здесь условности – и про князей с кладами, и про маму, и про вот это все, но как-то оно стыкуется не очень. Настолько не очень, что совсем не.
Агаты как персонажа нет, только то, что она влюблялась, и характеризует ее как человека, а не как вешалку для платья.
Также непонятно, почему она не нашла себе подходящего князя после отъезда маман. В общем, рассказ средний, но мои симпатии из четырех представленных на вашей стороне.
19:22
Началось как триллер, особенно когда мама попросила тринадцатилетнюю дочку в любви всяким черноусым князьям признаваться (и не жалко, что их обманывали, обкрадывали после такого)))) Концовка трагикомичная, но Агата, как персонаж, совсем подсдулась. Ей же подставная маман оставила руководство, как сбежать и пожить для себя. А тут получается всю жизнь в блюдечко проглядела…
20:29
Юмор — просто класс! Такой по-хорошему здоровый стёб многого стоит. За это и ГОЛОС
21:03
Всё сказанное — лишь слова одного читателя, ни больше, ни меньше. Не претендую на истину, пишу как увиделось и услышалось.

Работа, собранная из осколков блюдца.
История о преемственности среди ведьм, охочих до графских сокровищ. Ну и про дам, которые своими талантами пользуются, чтобы охмурять богатых мужчин. Жизненно. Наверное.
Мне не понятно, к чему и зачем двигалась история. Ну, кроме идеи преемственности у ведьм. Может, история «не моя», но я тут ничего не могу рассмотреть. Или не хочу, потому что то, что я рассмотрю, мне не понравится.
Ну и как-то всё… Обычно. Идея необычная, а вот персонажи ведут себя обычно. Слишком.

Что бы сделало рассказ лучше в моих глазах? Хоть капелька странности.
Мясной цех