Анна Неделина №1

Под липою

Автор:
Виктория
Под липою
Работа №1
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен

Нет, Иван, конечно, знал, на что шел. Ему раз сто повторили как все будет, и он пообещал не возражать. Хотя, Маше попробуй, возрази… Но, когда после регистрации в ЗАГСе, после смывания сглаза у фонтана, после скрепления семейных уз замком на мосту, они вместо ресторана поехали еще и к Чудо-Дереву, возникло сильное желание подать на развод.

— Чего кислый такой? — Маша решила развлечь себя придирками к теперь уже законному супругу и даже не напряглась выдумать повод. — Ты обещал.

Иван приготовился выслушать в очередной раз, что Маша тоже человек, что это на ней вместо нормального платья какая-то «люстра», кстати, выбранная им, и туфли на «шпильках» в дециметр, и ничего, терпит все ради счастья семьи, но тут уже подъехали.

Тамада призывно размахивала руками. Фотограф взял молодоженов «на прицел». Гости разливали шампанское.

На чахлом деревце живого места не было, все увязано разорванными тряпицами, носовыми платками, даже обрывками продуктовых пакетов.

— Активнее, молодожены! — Тамада отрабатывала каждую копейку. — Прочность вашего брака зависит от крепости узлов.

«Какая чушь!» — было написано на лице Ивана, когда он тщетно пытался найти свободную от чужих скреплений веточку.

Фотограф в поисках оригинального ракурса, бросался под ноги, рискуя быть потоптанным или даже пронзенным «шпильками».

— Крепче! Крепче! — требовали гости.

— Цыц! — зычный окрик перекрыл гул толпы.

Из-за дерева показалась крепенькая бабулька в байковом халате расцветки «обхохочетесь». Седая голова повязана платочком с узлом под упрямо выставленным подбородком. Лицом копия Иван, только, само собой, старческим и женским.

— Не может он жениться! Он слова не сдержал.

— Бабушка?

В голове Ивана за секунду пронеслось несколько версий одна другой бредовее: от «сошёл с ума от счастья» до «траванули родственники жены». Перед ним стояла бабЛена собственной персоной, и все бы ничего, да только…

— Ты ведь…

— Ну, померла, так что теперь? Обещанного три года ждут, а ты мне лет девять как наплёл, что приедешь подсобить по хозяйству. Я ж, как шейку бедра сломала, на дерево ни ногой. А липа сама себя не обберет. Ну-ка, посторонись!

Одним движением клюки бабЛена бесцеремонно отстранила невесту от жениха.

— Не твой пока.

— Что значит «пока»? — Маша это терпеть не собиралась, на ее свадьбе только старой маразматички не хватало.

— То и значит, — буркнула старуха, ухватила Ивана за руку, как мальчонку, и...

***

— … так вот и пропали. Ни слуху ни духу! — Тамада, отодвинув телефон, шумно утерла нос платком, затем попросила оператора дежурной части повторить вопрос.

— Да какой «перепились»! — возмущению не было предела. — Мы до ресторана даже не доехали. Что?!

— Чего там? — Маша, прервав истерику, пыталась вникнуть в беседу с полицией.

— Сбежал, говорят.

Тамада убрала телефон, достала сигареты, предложила невесте. Та отказалась. «Дурной знак!» — пришла к выводу опытная тамада.

Маша медленно отцепила фату, сняла туфли. Босая, направилась к украшенной свадебными кольцами Ауди.

— От меня не сбежишь, — сказала она будничным тоном, но у всех присутствующих, ещё не оправившихся от предыдущего шока, пробежали мурашки.

— Эй, свидетель! Откуда эта бабка его?

— Из Гадюкино, вроде, — отозвался друг детства. — А может, Ваня шутил так.

— Я ему пошучу…

***

— БабЛен! — взмолился Ваня.

— Чего «бабЛен»? Бери давай корзины и дуй на сборы.

— Какие сборы? — удивился дядьСережа. — Луна ж растет. «В новолуние древо то златовидно в огненной красоте, и приближается верхом до небес; исходит от него сладкое благоуханье и влечет на ветви чудь всякую, да зверье невиданное, а от корня его текут млеком двенадцать источников…»

— Ну, это ты заливаешь! — оборвала бабЛена. — Нет там молока и не было.

— Не я, а народная мудрость.

— И что теперь, пусть облетает? Хватит внучонка смущать, на нем и так лица нет.

Лицо на Ване было, только после невероятных перемещенийс собственной свадьбы в бабушки дом, бледное и перекошенное. А соседу дядьСереже, с кем в детстве спозаранку, пока тот в трезвом уме, на рыбалку ходили, Ваня был рад. Вот только живой он или тоже внезапно оживший, определить было трудно. Телосложением «в чем дух держится», землистым цветом лица он всегда напоминал живой труп. А с перепою еще и двигался, как зомби.

— Серый, давай-ка с ним. Подсобишь там как раз наверху.

— Вот приехали! — ахнул дядьСережа. — А я-то с какого боку?

— А с такого. Ты что обещал?

— Так я и не пил!

— Ага, не пил! За уши лил…

— Так без этого дела тут волком взвоешь.

— Волком, говоришь? Ну, я тебя за язык не тянула.

БабЛена вдарила клюкой, половицы заскрипели, вторя им, заскрипели кости дядьСережи.

За ходом оборотничества Ваня не следил, предпочел зажмурить глаза. Волк, не в пример человеческому облику, вышел крупным да ладным.

— Садись на меня да держись крепче! Вдвоем управимся! — заверил он.

— Вот и поладили! — обрадовалась бабЛена и легонько подтолкнула внука клюкой.

Ваню подбросило, как взрывной волной.

Очнулся он верхом на Волке, в руках три плетеных короба один в другом, над головой деревья шатром, повсюду аромат медовый. Пригляделся Иван, аж дух захватило: не деревья то вокруг, а ветви огромные, и несет его Волк вверх по стволу могучего дерева, что само, словно лес дремучий. Говорит ему верный товарищ:

— Слушай меня, Иван-дурак!

— Чего-то это я дурак?

— Был бы умный, не плел бы бабушке с три короба. Вот теперь мы эти короба заполнить должны.

— Чем?

— Цветом липовым, чем еще.

Тут Иван догадался, откуда запах исходит. Липа цвела. Лепестки кружили в воздухе.

— Куда несемся? Облетает уже. Тормози, да я собирать начну.

— Не время липу брать, время когти рвать. Держись крепче, назад не оглядывайся.

Помчался Волк быстрее ветра, что за спиной гудел. Не утерпел Иван, обернулся. А то не ветер гудит, а рой пчелиный, каждая пчела размером с собаку цепную. Вздрогнул Иван да с Волка повалился. «Вот и смерть моя пришла», — не успел подумать, как подхватили его под руки, усадили на крепкую ветку да густой листвой прикрыли. Не заметили Ивана пчелы, пронеслись мимо.

Глядит Иван и глазам не верит — перед ним девица. Лицом пригожа: глаза — озера, щеки — маков цвет, тело белое от молодецкого взгляда косами распущенными прикрыто.

— Наконец-то ты, добрый молодец, ко мне пожаловал! Испей водицы, притомился небось.

И подносит Ивану чарочку серебряную до краев водой студеной наполненную.

— Держи крепче! Пей до дна!

Иван и пить-то не хотел, да ослушаться не вышло, руки сами так и потянулись. Откуда ни возьмись Серый волк. Хвостом вильнул, да чарку из рук Ивана выбил. Пролилась вода, на которые листья попала, те в серебро обратились.

— Ах-ты, Мелюзина подлючая! Опоить молодца решила да себе заграбастать?

— Ты кого Мелюзиной назвал? — возмутилась красотка, нервно дергая показавшимся вдруг рыбьим хвостом. — Я — Гадюкинская русалка.

— Да хоть владычица морская! Потому как он —Иван, бабЛенин внук!

Русалка ахнула, Волк похлопал ее ободряюще по плечу.

— Вот тебе короба, липовый цвет наберешь, чтоб полные были!

— Наберу, наберу. Только привези мне перо Птицы-Сирин, начертаю им заветное желание на бересте. Будет мне счастье.

— Ноги, поди, захотела?

Русалка фыркнула:

— Стереотипно мыслишь, животное. С ними замаешься: педикюр, депиляция, в итоге, все одно — варикоз да отечность.

— А чего тогда?

— От любопытства кошка сдохла.

— Земля ей пухом, я-то причем. Говори давай, а не то шиш тебе, а не перо.

— Ферму хочу. Рыбную. Обеспечить старость.

— Хорошее дело. Будет тебе перо.

Усадил Серый Волк Ивана на спину, понесся дальше.

Долго ли коротко, глядят, перед ними дупло. А в дупле Птица-Сирин малых детушек-сиринятушек высиживает. Сама птаха голубое перо, а лицом краса ненаглядная. Глаза — зеркало души, а на душе тревога.

Закинул Волк морду, зашелся в вое, аж сердце тоской захолонуло. Зарыдала Птица-Сирин:

— Не вой, не сокрушайся! Мне огорчаться нельзя, я будущая многодетная мать.

— Вот что, мать-героиня, дай-ка нам перо свое, отнесем его русалке, даст она нам липов цвет, отнесем его бабЛене, будет ей на старости лет счастье.

— Складно баишь, а мне с того какой прок?

— До чего вы все твари меркантильные! А альтруизм? Самопожертвование?

— Это не ко мне. Это к Финисту.

— Эх! Говори, чего желаешь.

— Прогони кота.

— Ученого? Что он тебе сделал-то?

— Это он на словах ученый. А на деле грозится моих детушек-сиринятушек выкрасть, в сундук посадить, на ледник поставить и под воздействием низких температур в алконостов переделать.

— Зверь!

— Не иначе.

— Не печалься, матушка, будет тебе от изверга избавление.

На том и распрощались. Только через дупло перескочили, черный кот дорогу перебежал. Споткнулся Серый Волк на ровном месте, чуть с липы вековой не сверзился.

— Ты почшто, кошачья морда, под ноги кидаешься, не видишь добра молодца везу?

— А ты смотри, куда прешь! А будешь ругаться, я тебя в человечьем обличье найду и в тапки нагажу. У меня память фотографическая.

— А я на тебя в отдел маго-контроля стукну, что ты намереваешься ставить эксперименты над нарожденными детьми.

— Позво-ольте, товарищ!

— Тамбовский волк тебе товарищ. А мы Гадюкинские!

— Оно и видно.

— Поговори мне! Чего ты на нашей липе забыл? У тебя цепь на другом дереве.

— Науку на цепи не удержать! Ты встаешь на пути научного прогресса! Ты и их глупая мамаша-курица.

Ваня котов недолюбливал, он в душе «собачник» был. Сирин ему очень даже понравилась, птаха безобидная, красивая женщина, заботливая мать. Никаких достоинств у кота он не разглядел, а уж от пафосных речей просто с души воротило. А Волк и уши развесил.

Вскочил Ваня с волчьей спины, ногой притопнул и крикнул слово заветное: «Брысь!»

Зашипел кот и кинулся наутек, к самой вершине, что в облаках затерялась.

Опечалился Волк.

— Дурак ты Иван, дурак и есть. Агрессия — не наш метод. Теперь жди беды.

Ждать пришлось недолго. В два прыжка кот до вершины добрался, спину выгнул и хвостом прямо по серпу молодой луны ударил. Завертелась луна волчком, замелькала то новая, то старая, а с ней и все вокруг в круговерть обратилось: менялся облик оборотня то Серый Волк, то дядьСережа; вылуплялись птенчики-сиринятушки и обратно в скорлупки укрывались; посыпались от горя перья с Птицы-Сирин, стала их русалка ловить, да пока руками размахивала, все короба с липовым цветом перевернула. А кота и след простыл.

Смотрит Иван: до луны рукой подать. Ухватил он ее за рог, остановил верчение. Кутерьма прекратилась. И Сирин на кладке пристроилась довольнешенька, и русалка перо поймала, рада-радешька. Вот только липов цвет не удержать.

Глядит Иван с поднебесья, а под липой девицы-красавицы хоровод водят. Все на одно лицо, и лицо то Машино. Падает на них липовый цвет, залюбуешься. Песню поют, заслушаешься:

Ай, во поле липенька,

Под липою девица,

Она рвала-брала цветы,

Она плела-вила венки,

Носил венок милой дружок,

Держал словцо обещано…»

И до того Ивану тоскливо стало в поднебесье! Прыгнул он с липы вниз, обратился лепестком, закружился в цветочном хороводе.

Глядит, а сам на земле уже стоит в собственном обличье. Вокруг хоровод девичий. ДядьСережа суетится, лепестки в корзины ловит, хвостом волчьим помахивает.

А бабЛена смотрит на внука строго и говорит:

— Ну что, Иван, ищи свою Марью! Она за тобой в само Гадюкино явилась, чуть всю душу из меня не вытрясла, пришлось ее пыл разделить, чтоб поумерить. Найдешь ее в хороводе — совет да любовь, а нет — поминай как звали.

Глядит Иван: все его Маши, одна другой краше. Все глаза проглядел, выбрать не может. Тут одной из них лепесток на плечо упал. Пригляделся, а это он сам, только крошечный, ручонками машет, знаки подает.

— Вот моя Машенька!

В тот же миг остальные пропали, словно их и не было.

— Клянусь любить тебя в горе и в радости, в богатстве и бедности, в болезни и здравии… Только больше никаких обрядов!

— Горько! — взвыл дядьСережа, пчелы подхватили радостным гулом, вылупившиеся сиринята грянули «Ах, эта свадьба», русалка с ветки дирижировала хвостом, БабЛена отбивала такт клюкой, а кот запечатлел все это в фотографической памяти на века.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
Другие работы:
+7
22:30
682
23:04
+2
Опять? laugh
10:14
Жалко тебе, что ли?
05:35
+1
Прости, не смогла сдержаться))
06:21
+1
ГОЛОС. Несмотря на то, что с первых строчек мне тоже захотелось развод. Такая подсовремененная сказочка с юмором, намёком и добрым молодцам уроком. Красочно, сказочно. Магии есть, реализьму нет, ну и хек с ним. Тема раскрыта. И липовый цвет люблю. rose
05:36
+1
Спасибо! Рада)
09:11
+1
Сказочная фантасмагория!
05:36
+2
Наверное)
10:14
+2
Ох, как густо замешано! И всё так на стиле, на стиле — древне-русская тоска с юмором замкадным. Красиво и ёмко. Кот здесь не нагадил, а «Кошки-мышки» перебежал — магия. Свадебное платье тут и в соседнем — опять. Чудеса. Ну, Мелюзина — понятно, это теперь как фалафель.

Классный рассказ, за стильность ГОЛОС.
05:36
+1
Спасибо!)) с гадюкинским))
15:48
+1
Язык в рассказе хороший, ладный и яркий. Особенно до наркотрипа: «Фотограф в поисках оригинального ракурса, бросался под ноги» (чо с запятыми??), «крепенькая бабулька в байковом халате расцветки «обхохочетесь». Красиво, образно, иронично.
Но каша заваривалась, насколько я понял, ради книжки-раскраски, в смысле, ради псевдосказочной части и вот она-то и подкачала. Самобытно, но неинтересно. Русско-народно-сказочный магреализм хорошо играет, когда реализм сказочных персонажей достигается не дурными шутками про педикюр, а чем-нибудь жизненным и повествование становится непредсказуемым, потому что читатель понимает, что здесь играется не по сказочным правилам, где все скучно и линейно. Блин, вроде, непонятно объяснил. Короче, слишком предсказуемо, на том и откланяюсь.
05:37
+1
Ага, спасибо, так и есть.
15:54
+2
Птенчики-сиринятушки. Прелесть как смешно. Напомнило «Алису в стране чудес», но уже не сцену безумного чаепития, как в рассказе о муже, который съел все чашки и ушел, а разговор с синей гусеницей.
05:37
+1
Спасибо!
18:04
+2
Скорее фантасмагория. Веселая, лихая, мультяшная. Действующих лиц столько, что голова кругом. В хорошем смысле.
Написано хорошо.
05:37
+2
Спасибо!)
18:34 (отредактировано)
Сколько всего намешано, что еле дочиталось… Ну не знаю как там с магреализмом. Есть? Сказочность точно есть, но пусть бы и была сказка. А смешанная с пошловатыми шуточками не очень приятно воспринимается.
05:38
+1
Ага, спасибо, не пошлее Алика)) jokingly
18:39
Честно говоря, довольно скучный абсурдизм. Ну сказка… В которую слили все, что можно было. И что нельзя. Не моё.
05:38
+2
Спасибо! Конечно, не твоё, мое)))
22:16
Сказка осовремененная чуток. Рассказана красиво, но не интересно. Так, почитать и усмехнуться.
05:39
+2
Спасибо, этого порой достаточно, некоторых и почитать не удаётся)
02:05
Скучно.
05:39
+2
Спасибо, я не Аншлаг, так-то))
08:04
+1
Неворочено всего, что диву даёшься.
При этом неинтересно.
Нет, интересно, как дальше повернётся, что ещё автор придумает. Интересно с точки зрения любопытства. И всё.
Скорее всего, с самого начала сюжет воспринимается как бред, фантасмагория ради фантасмагории. То есть безыдейно, бессмысленно. Всё произошло, все довольны — вот и сказочке конец, потому что таков закон сказочных концов — быть счастливыми.
А написано хорошо, ошибок почти нет, задорно и живо. Но почему тогда скучно читать?
Потому что герои — персонажи фольклора. Архетипы. Это как шахматные фигуры — у каждого своя роль, свой облик. И ещё потому, что перебор с чудесами. Поэтому воспринимается это всё несерьёзно, в смысле с пренебрежением.
05:40
+1
Спасибо.
13:38
+2
Прямо вертеп — в хорошем смысле — цветасто, шумно, сказочно!
05:40
+1
Спасибо!
19:24
Я поддерживаю полицию. Перепились)))
05:40
+1
О! Мадам знает толк))
19:39 (отредактировано)
+2
Голос
Мне очень нравится идея вплести наши местные мифы Древней Греции в канву реальности. Очень.
Текст в стиле «хоровод»)
Я такое люблю. И читать, и писать.
Ну, и женское мозговое доминирования в лице Василиса Премудрой на месте. И выполняющий поручения всех подряд Иван.
05:41
+1
Спасибо, рада!)
20:24
+2
Всё сказанное — лишь слова одного читателя, ни больше, ни меньше. Не претендую на истину, пишу как увиделось и услышалось.

Работа мультяшная)
История вполне могла соседствовать со всеми этими бесконечными мультфильмами советского времени – Пластилиновая ворона, Падал прошлогодний снег, Волшебное кольцо. И особенно мне почему-то вспоминается мультфильм про апельсин (или мандарин?), не помню названия. Всё в истории вертится, крутится, мнётся пластилин, рисуются персонажи – и тут же исчезают.
Это всё хорошо. То, что Ваня всё-таки обещание исполнил – тоже отлично. Только Машу потеряли. Она так воинственно заявила, что от неё так просто не сбежишь, что я уж подумала, что пойдёт, и горы свернёт, и в горящую избу, и далее по нотам, а она… Ну, просто пришла и просто постояла. Ок, но в моих глаза персонаж поблёк.

Что бы сделало рассказ лучше в моих глазах? Менее пассивную роль дать Маше. Она так бодро заявлена в начале и… Ну вот никак. Очень хорошая шла параллель (может, только для меня) со старым фильмом «Иван да Марья», а потом как-то потерялось, очень.
05:41
+2
Спасибо! Для Маши ещё 10000 надо, да где ж взять)
08:52
+1
Ну так в расширенную версию)
05:42
+2
Друзья! Спасибо, что читали, обсуждали, болели за героев! Ваше мнение важно и полезно для меня!
10:50
+1
Оригинально, однако. :)
И вовсе это не калейдоскоп. Очень спокойное, равномерное повествование с лёгкой ноткой ироничной грусти.
Я воспринял как философское размышление. О целях и способах. Об ответственности и намерениях.
Есть ощущение, что история не завершена. И видно, что автор умышленно не обозначает ответов…
И это ещё больше усиливает основной вопрос:
А вот реально, братцы, во что мы играем? И зачем?
И кто мы на самом деле?
И почему, вот реально, настаивая каждый на своём, так фигово умеем договариваться (приходить к согласию)? :))
Спасибо за рассказ!
Прочёл только сейчас, потому что времени не было совсем.
12:45
+1
Спасибо! Рада твоему вниманию)
10:30
+1
Эх, только сейчас мне попалась эта сказка))))
Виктория, благодарю за дух липовый, сказочный, за круговерть событий и яркие образы!
В январе прозяблом душу мне согрела Ваша сказка летняя, так что кило пряников Вам и моё личное еще более укрепившееся почитание))))
11:04
+1
Спасибо, неожиданно. Рада, так-то вещица публике не зашла
публика- она же женского рода. значит, её настроения и состояния не поддаются логике.
))) сейчас, зимой, в самый раз для тепла и настроения.
за клеверочек благодарю! ))))
Империум

Достойные внимания