Нидейла Нэльте

​Переступая черту

​Переступая черту
Работа №6

С неба, не переставая, лил дождь. За три дня такой погоды я порядком устал и, кажется, успел уже проклясть всех кого только можно. Дорога, к слову сказать, была ужасной – её всю размыло и теперь я, не переставая, месил грязь, посылая проклятия на головы умников из городского собрания и того треклятого вампира, не нашедшего ничего лучше, как перебить весь постоялый двор, прямо напротив городской ратуши.

Естественно в округе не нашлось ни одного ходящего, кроме меня. Так что не успел я и прибыть в город, как тут же, отправился на охоту за вампиром.

Я шел за ним уже третий день. Пока что меня вел след из боли и страха, тянущийся за вампиром. Но с каждым часом он слабел. Слишком много времени прошло с момента смерти последней жертвы. Да и непогода играла свою роль.

Внезапно задувший в лицо ветер, скинул с моей головы капюшон и я тут же выругался сквозь зубы, когда вода мгновенно намочила мои волосы и затекла за шиворот. Ледяные струйки поползли по спине, заставляя ежесекундно морщиться. И поэтому, когда вдали показались очертания какой-то деревушки, я вознес хвалу богам и прибавил шаг, уже думая о теплой постели и горячем ужине.

Деревня оказалась небольшой, дворов сорок-пятьдесят. Состояла она из двух параллельных улиц и речки пересекающей деревню поперек. Постоялый двор, находившийся в самом центре этого поселения, пестрел вывеской с изображением вороной кобылы, скачущей на фоне леса.

Внутри оказалось людно, шумно и весело. За несколькими столами резались в кости. На сцене выступала какая-то певичка из местных, а в самом центре зала было шумное застолье. Я подошел к стойке и, положив на неё золотой, сказал хозяину:

- Комнату, ужин, горячей воды и полотенец.

Тот взял монету, проверил – настоящая ли, и кивнул мне:

- Все будет в лучшем виде господин. – Хотя назвать меня господином было сложно. Весь грязный, мокрый, еле стоящий на ногах, небритый с хмурым, неприветливым лицом – я должен был вызывать скорее недоверие. Но нашивка в виде размытой человеческой тени на плаще делала свое дело. В этих землях к ходящим относились, если не с почтением, то уж с пониманием и всегда помогали, чем могли.

Одна из служанок проводила меня в комнату. Спустя пару минут принесла полотенца, воду и зажгла свечи. Я подождал, пока она выйдет, а затем ни секунды не медля, перелил горячую воду из таза в огромную бадью, которая служила неким подобием ванны, и тут же окунулся в нее. После трех дней под проливным дождем, старая, обшарпанная емкость, в которую я едва влезал, казалась мне прекрасным местом. И горячая, почти что кипяток, вода, была на удивление приятной. В любое другое время я терпеть не мог, если мне хотя бы немного начинало жечь руки, не то что, когда от воды сплошной стеной валит пар. Но, как я и сказал: непогода сделала свое дело.

Кстати, о непогоде. След вампира я перестал чувствовать как раз у начала деревни, что могло означать что угодно. Клыкастая тварь могла сейчас ошиваться где-то поблизости, а могла быть и за несколько лиг отсюда. В любом случае я понятия не имел, куда мне идти и поэтому остановился здесь. Так или иначе, отсутствие висящих в воздухе боли и страха, говорило только об одном – вампир уже несколько дней ничего не ел, а значит, скоро он выйдет на охоту. И одним только богам известно, сколько людей он убьет на этот раз.

Я чувствовал, как от меня буквально отваливаются кусочки грязи. Распаренные мышцы расслаблялись, а кожа начинала дышать. Тело, наконец, получило долгожданный отдых. А в голове царил покой.

Вода смывает. Будь это грязь или кровь, боль или отчаяние. Ты ложишься в реку и она уносит все твои проблемы с собой. По течению. Вот только вся штука в том, что дальше по течению тоже может кто-то быть. Ты выливаешь яд в реку, а отравляются им люди, которые находятся ниже.

Также и с вампиром. Вода смыла след. Забрала с собой в землю. И теперь я мог уповать только на удачу.

Вампиры.

Меня с детства учили их ненавидеть. Бездушные, мерзопакостные, жаждущие только одного твари. Мою мать разорвал на куски один из них. В собственном доме, который я считал самым безопасным местом после рук своей матери. Он убивал ее у меня на глазах. Это теперь я знаю, что они питаются людским страхом. А тогда… Тогда я не понимал за что. Что плохого сделала моя мама? Чем она заслужила такую смерть?!

Уже потом, мне объяснили, что не нужно искать логику в том, что делают окружающие тебя люди. И нелюди.

Всех ведут свои интересы. Или демоны, что сидят глубоко в душе.

Я тоже должен был умереть в ту ночь. Но боги смилостивились надо мной.

Я закрыл глаза и словно перенесся на тринадцать лет назад.

***

Красные, горящие в полумраке глаза. Безумное лицо, с которого стекают струйки крови.

Вампир приближается ко мне. Он не торопится. Зачем? Куда может убежать маленький ребенок от НЕГО?

Я сжался в углу. Кричать не получается. Двигаться тоже. Страх словно сковал меня, маленького десятилетнего ребенка. У меня нет сил даже на то, чтобы закрыть глаза. А затем я с ужасом осознаю, что тени во всей комнате приходят в хаотичное движение, словно кто-то взял и со всей силы начал трясти лампу. Они разбегаются, перестраиваются в замысловатые фигуры, стягиваются по углам.

И тут лицо вампира тоже окутывает ужас. Он мгновенно забывает про меня. А дальше его движения становятся размытыми, невообразимо быстрыми. Он резко разворачивается вокруг своей оси и рвется к дверному проему, но дорогу ему преградила темная фигура в плаще. Секунда и все тени, что были в комнате, устремляются к вампиру, заключают его в темную клеть.

Я смотрю на фигуру в плаще, и в полумраке различаю женское лицо под капюшоном. В следующее мгновение ее правая рука чуть сжимается и клеть сминается, насквозь пронзая вампира и тени разлетаются по углам. Изуродованное тело падает на пол, а девушка поворачивается и делает шаг в мою сторону. Она подходит ко мне и садится рядом:

- Тише-тише, не плачь, - теплые руки берут меня за лицо, вытирая слезы. – Я Калья, ходящая.

***

Ходящая…

Как оказалось, у меня тоже был дар ходящего. Следующие несколько лет я учился управлять тенями и ступать за грань. В другой мир. Калья называла его Изнанка. И если с первым у меня проблем не возникало, то переходы на другую сторону давались мне нелегко. В то время как другие ходящие могли проводить в мире теней по несколько минут, я с трудом мог удержаться несколько секунд. Изнанка выпивала меня в считанные мгновения. Стоило задержаться чуть дольше, чем нужно и следующие несколько дней голова раскалывалась от боли, а перед глазами то и дело темнело. И сколько я не старался, каждый раз мои попытки хождения по Изнанке заканчивались одним и тем же. Если везло, то я вываливался обратно до того, как полностью потеряю сознание, а если нет, то на следующее утро приходилось выслушивать полные недовольства крики Кальи о том, что она больше не намерена следить за мной, как за несмышленым ребенком.

В дверь постучали. Служанка принесла ужин. Как раз вовремя – я только-только начал было подумывать о том, чтобы спуститься вниз. Но как оказалось, про меня не забыли.

На подносе меня ждала целая сковородка до сих пор шипящей жареной индейки с овощами. Я уловил запах розмарина и еще какой-то до боли знакомой пряности, название которой почему-то вылетело у меня из головы. Рядом стояла кружка с горячим травяным чаем, от которой, кстати говоря, тоже валил пар.

Индейка оказалась великолепной. Следовало отдать местному повару должное – свое дело он знал. Я даже не мог вспомнить, когда в последний раз мне довелось наслаждаться столь вкусным блюдом. Впрочем, так обычно и бывает. Мастера и ремесленники с окраин нашего славного и любимого всеми богами мирка порой могут удивить. Да удивить так, что останется только стоять и с изумлением наблюдать, как на твоих глазах творится очередное чудо.

Я доел свой ужин и лег на кровать. Следовало хорошенько выспаться перед завтрашним днем. Он обещал быть не из легких. Уже закрывая глаза, я отметил, как в углу появились очертания Стража. Тень неподвижно стояла у входной двери, создавая обманчивое впечатление того, что ее здесь нет. Если не приглядываться, то можно подумать, что это просто темный угол, в который плохо попадает свет. На деле же, любой, кто по своей глупости решит потревожить мой сон, будет очень сильно удивлен.

Когда прямо перед тобой появляется страж, обычно времени остается только лишь на то, чтобы успеть удивиться. Создание теней по скорости не уступает вампирам, а это о чем-то да говорит.

Единственный минус стража – он тратит уйму Силы. И далеко не каждый ходящий может удерживать его в реальном мире достаточно долгое время. Кроме того, многие после призыва, не могут сплести никакого другого мало-мальски полезного плетения. Что, как несложно догадаться, не очень хорошо сказывается на боевом потенциале любого ходящего.

А вот у меня проблем с теневым стражем нет. Не знаю почему, но также, как я не могу ходить по Изнанке, когда другие ходящие по теням с легкостью делают это, мне хватает силы на то, чтобы удерживать стража бесконечно долго, в то время, как остальные истощаются в считанные минуты.

Так что засыпал я в полном спокойствии. А что может случиться, когда твой сон охраняет порождение теней, в особенности, когда ты ходящий.

Утро началось с того, что дверь едва не слетела с петель. Стучался в нее, судя по всему, великан, не меньше. Пришлось вставать и открывать. В коридоре стоял хозяин постоялого двора и какой-то заросший бородой мужик, руками которого точно можно было гнуть подковы. И ладно только если их. Попадешь такому в медвежий захват и уже не вырвешься.

Как оказалось, вторым гостем был староста деревни и дело его не терпело отлагательств. После короткого разговора пришлось собираться и отправляться на одну из окраин деревни.

- Вот, только сегодня утром нашли, эээ… Господин ходящий, - голос старосты был тревожным, было видно, что он чем-то явно испуган. – Будто звери, какие покусали, волк, али медведь. Только без энтого, без лап. Наши-то местные сколько вокруг не ходили, ничего не нашли, ни следочка, эээ… Господин ходящий. Будто это... по воздуху значит передвигается. А земелька она ж мокрая. Давеча только дождь прошелся. И ничегошеньки. Я и подумал, может это, как его, по вашей части?

- Правильно подумал, староста, - судя по всему, мне повезло и вампир был где-то неподалеку. По словам деревенского главы сегодня утром на окраине деревни местные нашли два изувеченных тела. Рваные раны первым же делом заставляли задуматься о зверях, но вот незадача – никаких следов в ближайшей округе не находилось. Староста попался рассудительный и как только узнал, что на местном постоялом дворе остановился ходящий, сию же секунду отправился туда. Слухи по деревне разлетаются быстро. Что уж тут говорить. Сколько раз слышал, но никогда особо не задумывался. Думал, Калья, моя наставница озвучивает эту фразу только ради того, чтобы пошутить над деревенскими, но как оказалось, ее слова были чистой воды правдой. Как и всегда.

- Ну вот, вроде как, пришли, эээ… Господин ходящий, - староста не привык называть кого бы там ни было господином и явно чувствовал себя не в своей тарелке, обращаясь ко мне. Это было даже немного забавно, огромный медведеподобный мужик старался подбирать непривычные ему слова, чтобы говорить так, как я привык слышать по его мнению. И, получалось у него не слишком хорошо. Но следует отдать должное, староста из кожи вон лез, лишь бы я не прошел мимо и взялся за дело.

Мы подошли к самому краю деревни. Одинокая изба на отшибе, а дальше только поля до самого, видневшегося почти на границе горизонта, леса.

Недалеко от избы расположилась парочка стражников в цветах гвардии Ирлина, столицы нашего славного государства.

- Откуда здесь постоянная гвардия короля? – обратился я к старосте, изгибая правую бровь.

-Так это, как его. Указ его величества. На дорогах же, душегубы окаянные орудуют, честной люд обирают, злодеи ненавистные. Пришла вот бумага, - староста махнул рукой куда-то в сторону деревни. - В целях соблюдения порядка в каждом населенном пункте будет расположен отряд королевской гвардии. Оказывать всякое содействие. Вот.

Староста помолчал некоторое время, обдумывая что-то, а затем добавил:

-Да только толку-то мало, господин ходящий. Ворье оно ж, на дорогах разбоем занимается, а эти, - взмах огромной руки теперь был обращен в сторону стражников, - все в деревне сидят.

Мы подошли к гвардейцам ближе и я, наконец, смог увидеть их лица. Первый был молодой. Лет двадцати от роду, светлые волосы, нос с горбинкой и чуть прищуренные от солнца глаза. Второй, повидавший на своем веку лет эдак с пятьдесят, сидел, привалившись спиной к стене, и жевал травинку. Шрам от чьего-то клинка на пол лица, подозрительный, наученный долгой жизнью взгляд изучил меня с ног до головы. После чего, видимо сделав вывод, что я парень неплохой, встал и протянул руку.

-Я – Ланс. Это – Гранс. – вояка указал на молодого парня.

Я усмехнулся, называть настоящие имена он явно не спешил. У многих ходящие по теням вызывают подозрение. Кто-то думает, что мы черпаем силу из Бездны, кто-то считает, что мы несем в мир зло и ничуть не лучше, вампиров, на которых охотимся. В общем в некоторых местах можно получить и нож в спину, если потерять бдительность, а в других, наоборот, тебя примут с распростертыми объятиями. И никогда не знаешь, какую карту судьба подкинет тебе на этот раз. Ходящие управляют тенями, ходят по ним, а для многих тень и тьма – это одно и тоже. Почему-то люди часто забывают, что тень никогда не появится там, где нет ни капли света.

На этот раз мне повезло. Местные в деревеньке не ненавидели ходящих, а относились с уважением. Старый стражник просто не доверял, видимо думая, что не стоит называть свое имя тому, кто водится с тенями. Но это было всяко лучше, чем постоянно ждать удара со спины.

- Кристиан, - сказал я, пожимая руку стражника, мне, в отличие от них, скрывать было нечего. – Ну, так что, где лежат тела убитых?

Староста направился к раскидистой яблоне, окруженной кустарниками, недалеко от избы. Два неподвижных тела я увидел почти сразу, как и рваные раны, нанесенные словно когтистой лапой.

Я смотрел на землю, внимательно изучая следы. Они были едва заметны даже мне, чего уж говорить об обычных людях. Двое стражников вместе со старостой деревни недоуменно озирались по сторонам, пытаясь понять, что же я здесь нашел. Их взгляды перескакивали с одного предмета на другой, но они не могли увидеть того, что им не дано. Я же наклонился, провел рукой по все еще мокрой истоптанной множеством ног траве и едва слышно выругался сквозь зубы, когда голову заполнили образы, мысли, желания, страхи.

Я поднялся, сощурив глаза, посмотрел на солнце, перевел взгляд на стражников, ожидающих моего вердикта, и сказал им то, что увидел:

- Здесь был вампир. Совсем недавно.

- Только вампир? Почему он их убил? – тот, что назвался Лансом, весь подтянулся, когда услышал про вампира.

- Я вижу лишь образы, отголоски желаний, отрывки мыслей. Я не волшебник. Если хотите увидеть, что здесь произошло, то вам нужно в Ирлин.

Один из стражников поморщился, когда речь зашла о волшебниках. Как ни странно их любят далеко не все.

- Что будем делать, господин ходящий? А ежели еще кого убьет? – староста мял в руках каку-то деревяшку, которую подобрал по дороге.

- Мы – ничего. А я прогуляюсь, если вы не против.

Только я сделал шаг в сторону, как из-за избы выбежала женщина в платке и бросилась к старосте:

- Хельга пропала, – запричитала она, тяня старосту за руку. – Везде обыскались, все дворы оббегали, нет ее нигде. Ох, плохо у меня на душе, Йон, кабы не случилось чего.

Значит старосту зовут Йон, чтож, интересно. Такими темпами я и имена стражников скоро узнаю, да отдам их Бездне на вечное пользование.

Староста повернулся ко мне и просительным голосом проговорил:

-Помоги, ходящий. Дочь пропала. Не пройди мимо.

Я вздохнул. В голове уже сложились возможные варианты событий. Она могла, как просто заиграться с подругами, так и лежать сейчас мертвой в какой-нибудь канаве, без капли крови с разорванной шеей.

- Хорошо, где ее видели в последний раз?

Дождь не шел уже целый день, так что след не будет исчезать так быстро, как раньше. Стоило сходить и проверить, что случилось с дочкой старосты. Тем более, что время у меня было.

Жена деревенского главы с надеждой посмотрела в мои глаза, затем на нашивку в виде размытой человеческой тени на рукаве:

- Так дома вчера вечером, спать уложила, а утром-то, покамись, проснулась обед сготовила, смотрю, нет Хельги, пропалаааа, - на последнем слове голос жены старосты сорвался и она зарыдала во весь голос.

Я перевел взгляд на Йона:

-Показывайте, где ваш дом.

Староста кивнул и, держа за руку свою жену, направился куда-то вглубь деревни. Я направился за ними, кинув напоследок стражникам:

-Этих похоронить. Языками зря не трепать.

Тот, что постарше кивнул:

-Как сказали, так и сделаем, мастер теней. Вы уж не волнуйтесь.

Мастер теней… Я поморщился. Отчего-то обычный люд считал, что это уважительное обращение к ходящим. А на деле же, до высшего ранга мне было еще далеко. Силенок пока не хватает, впрочем, как и опыта.

Дом старосты оказался красивой срубной постройкой с красными петухами на ставнях. Двухскатная кровля с продольным брусом посередине. Добротно сработанное крыльцо, массивная дубовая дверь. Было видно, что к строительству дома подошли с душой.

Уже, практически поднимаясь на крыльцо, я замер, когда голова взорвалась тысячами чувств. Вампир был здесь. Всего несколько часов назад. Я ощущал чей-то страх, боль. Готов был биться об заклад, что услышал детский крик, но ни староста, ни его жена и ухом не повели. Так что мне оставалось только довериться своим ощущениям.

Йон открыл дверь своего жилища, приглашая войти в сени, но я покачал головой:

-Дальше идти без надобности, все, что было надо, я уже увидел.

Жена старосты непонятливо посмотрела на меня, видимо, пытаясь понять, что же такого я мог увидеть, едва только подойдя к дому.

-Я приду до захода солнца и расскажу, что случилось с вашей дочерью.

Жена Йона заплакала навзрыд, слезы градом покатились по ее лицу, она попыталась броситься ко мне, но муж крепкой рукой схватил ее за локоть, не пуская.

Я, больше не обращая внимания на людей, закрыл глаза, стараясь уловить все. Ночь, тишина, волна тревожности. Так всегда случается, когда поблизости ошивается кто-либо из кровососущего племени. Поначалу, обычно, всегда тихо и тревожно, а вот потом, как правило, начинается представление, и большей частью оно проходит в кроваво-красных тонах.

Я открыл глаза и, сощурившись, взглянул на солнце. Значит, вампир пришел ночью. Забрал с собой девчушку, а затем отправился на злополучную окраину, где оставил два изувеченных тела. И, судя по тому, что я там почувствовал, девчонку он не убивал. А значит оставалось только одно. Скорее всего, он решил обратить ее.

Я выругался сквозь зубы. Только этого для полного счастья мне еще и не хватало. Вампиры – кровожадные твари, но, кажется, это я уже говорил. Что же, окунемся в историю.

Нечеловечески быстрые и сильные существа. Пробивают ударом грудную клетку человека насквозь и при этом особо не напрягаются. Солнечный свет, вопреки поверьям, навредить может далеко не всем. Все зависит от того, насколько долго прожил вампир. И если его возраст переваливает за пару другую сотню лет, то солнце не обращает их в пепел, а просто немного ослабляет. Но обычный люд, естественно, разницы не замечает. Какая разница, насколько один огромный медведь меньше другого, если человека и тот и другой могут убить одним взмахом когтистой лапы.

Ну, так вот, о чем это я. Если вампир проживает достаточно долгий срок, то в какой-то определенный момент он может выходить на солнце, не боясь быть сожженным, вот только вся загвоздка в том, что они сами не знают, когда выходить можно, а когда еще нельзя. В истории зафиксировано несколько случаев, когда клыкастая образина переоценила свои возможности и приказала долго жить, чему я, естественно, был несомненно рад.

Дожив до определенного возраста, вампиры становились высшими и, по сути, превращались в живые машины для убийства. А я уже говорил про магию? Если только-только обращенные вампиры, кроме махания руками, как правило, ничего не могут, то те, кому повезло прожить определенный срок, начинают обретать некие способности и соответственно оттачивать их. В общем, думаю, общая суть понятна: чем дольше живешь, тем сильнее становишься. И вся загвоздка состояла в том, что я не знал насколько долго жил этот вампир. Практика показала, что с теми кровососами, которым перевалило лет за сто, мои шансы составляли примерно пятьдесят на пятьдесят. И нарваться на слишком долгоживущего парня я хотел меньше всего.

Я опустился на одно колено и приложил руку к земле, усиливая связь с окружающими отголосками. След явно вел в сторону избы на отшибе деревни. Я встал и направился туда, следовало как можно скорее найти, куда отправился вампир после своего зверства.

До избы я не дошел шагов пятьсот. Воздух в округе наполнился болью, в голове раздался чей-то крик, затем еще один, и еще. Я в очередной раз за день выругался. Большое скопление народа. Где-то в центре. Не надо было быть большим умником, чтобы догадаться, где сейчас находился вампир. Медлить больше было нельзя.

Я закусил губу, уже представляя свое состояние через несколько секунд, но другого выхода не было. Сейчас или никогда.

Найти взглядом тень и сделать шаг. Что может быть проще?

В лицо ледяным порывом ударил поток ветра. В ушах раздался шепот тысячи голосов. Мир утратил свои краски. Стал серым. И холодным. Прошла всего секунда, я еще ничего не ощущал. Но так всегда. Стоит только задержаться чуть дольше, чем следует и обратно можно уже не выйти.

Я сделал шаг. За ним еще один. На третьем шаге я вывалился с Изнанки уже у постоялого двора. Воздуха не хватало, голова, словно раскалывалась от тысячи ударов, ноги подкашивались. Но нужно было идти. Нужно было остановить его.

Из постоялого двора раздавались крики. Ужас, страдание, безысходность – вот, что слышалось в них. Я, ни секунды не медля, направился к входной двери, на ходу создавая плетения. И, как бы ни было печально это осознавать, но силы на то, чтобы призвать стража, мне не хватало

Внутрь я зашел уже окруженный сферой Ринтрела, а над правым плечом парила птица теней.

Четыре. Семь. Девять тел, распростертых на полу в самых разных позах. В одном из них я узнал хозяина постоялого двора. Рядом с ним навсегда замерла давешняя служанка.

Вампир стоял за стойкой бара, размазывая кровь по своему лицу. На меня он посмотрел полностью отрешенными глазами. Клыкастая тварь, по всей вероятности, полностью слетела с катушек и убивала просто так. Калья рассказывала о таком. Некоторые из них при виде крови впадают в состояние эйфории, как от наркотика и просто не могут остановиться.

Прошла доля секунды не больше, а моя сфера Ринтрела пошла кругами, когда образина в мгновение ока оказалась рядом и наотмашь ударила по ней когтистой рукой. После второго удара сфера разлетелась вдребезги. А я нашел взглядом тень и сделал, как учила меня Калья. Взглянул на мир сквозь Изнанку.

Мир снова потерял свои краски, окрасился в серые тона. Но зато теперь я мог уловить движения спятившей твари. Даже сейчас я едва успевал за ним. И если бы не отточенные тысячами повторений рисунки плетений, вампир убил бы меня, как обычного человека. Быстро и легко.

Изнанка пила меня. Забирала силу. А отсюда следовал только один вывод – затягивать бой было нельзя. Упившийся кровью вампир сейчас находился на пике силы, в то время, как я, только вышедший с Изнанки, расходовал последние резервы.

Птица теней с клекотом налетала на вампира, но тот только отмахивался от нее, каждый раз оказываясь быстрее.

Затягивать нельзя, иначе он просто убьет меня. Другого выхода не было и я, увернувшись от очередного взмаха, отпрыгнул в сторону, стягивая к себе все тени, что были поблизости.

Я сплел зеркало тьмы, как раз в ту секунду, когда страшные, все в крови когти уже почти ударили по мне. Темная завеса перед лицом рассыпалась когда вампир попал по ней и в тоже мгновение черная когтистая лапа, точная копия кровососа, ударила его в ответ. Грудная клетка окровавленной образины разорвалась от страшного удара, который откинул его назад. Не медля ни секунды, я сплел копье и насквозь пронзил им вампира, пригвождая к деревянному полу.

В глазах плясали черные круги, а ноги подкашивались. Еще одно плетение и я упаду рядом. На шатающихся ногах я направился в сторону бара, ища бутылку вина.

Молоко или вино прекрасно восстанавливали силы ходящих, особенно, когда мы работали на пределе. Зеленая бутылка асилийского нашлась довольно легко. Я, не церемонясь, отбил горлышко у бутылки и опустошил ее наполовину. Горячее тепло разлилось по всему телу. Я, тяжело пошатываясь, привалился к стене и закрыл глаза, блаженно улыбаясь.

Вампир перестал дергаться и в зале, наконец, стало тихо. Глаза нестерпимо болели, стоило попытаться посмотреть хоть немного в сторону, все тело ломило. Но зато было тихо. Очень тихо.

Не знаю, сколько я там просидел, но когда заскрипела, входная дверь – пришлось открыть глаза и поприветствовать пришедших чуть приподнятой рукой с бутылкой.

Йон сидел за столом напротив меня. Его жена стряпала ужин. Я держал в руках огромную кружку с молоком, неторопливо попивая, чувствуя, как с каждым глотком перестает болеть голова.

Девочку нашли дома спящей, как раз когда я не стал заходить к старосте, а отправился вместо этого по следу. Жену Йона, Бритту словно подменили. Если утром на ней лица не было, то теперь она словно парила над землей. Староста тоже выглядел умиротворенным. Еще бы, вампир мертв, опасности больше нет. Единственное – это двенадцать тел, которые кровосос оставил после себя. Местные собрались и до вечера похоронили всех, кому не повезло оказаться в тот недобрый час на постоялом дворе. Я же сидел и пил, наверное, уже четвертую кружку молока, восстанавливая силы.

Но что-то не давало мне покоя. Вампир был здесь. Я знал это, чувствовал. И Хельга, которая пропала на целый день, а потом внезапно нашлась дома, спящая. Как-то все слишком хорошо складывалось.

Я поднял взгляд на старосту и обратился к нему:

-Мне нужно посмотреть на девочку.

Йон после моих слов нахмурился, но спорить не стал. Молча, кивнул и отправился в соседнюю комнату за дочерью. А вот его жена, едва только заслышав мои слова, кинулась вслед за мужем с встревоженным лицом.

Прошло несколько минут. Я допил молоко и с глухим стуком поставил кружку на стол.

Все не могло так хорошо закончиться. Некоторые доставляют проблемы даже после смерти. Наконец Бритта вышла из комнаты, ведя дочку, за ними показался Йон. Я взглянул на девчушку, непроизвольно отмечая, что лицо слишком бледное. Одета она была в свитер с высоким воротником и шерстяную юбку до щиколоток.

Я встал с лавки и, не обращая внимания на поменявшуюся в лице Бритту, одернул воротник свитера. Одернул и выругался. Четыре маленькие ранки. Едва видные маленькие ранки. Которые только что решили все.

-Боюсь, что у меня плохие новости. Слишком плохие.

Лицо старосты было мрачнее тучи. Он, судя по всему, уже все понял.

-Вампир обратил Хельгу. Точнее запустил процесс. Через несколько дней она станет такой же, как он. И сейчас я говорю не о том, что у нее вырастут клыки. Дело в том, что обращенные почти в точности приобретают все качества своих… - я замолчал не зная, как назвать вампира, обратившего Хельгу. Слово родитеь тут точно не подходило. Не в этой ситуации. – Я видел его, он был безумен. И жесток. Чересчур сильно, даже для них.

Бритта выскочила вперед, отталкивая меня от дочери. В ее глазах плескался ужас.

Я сидел на берегу реки, прижавшись спиной к стволу ивы. Сидел и вспоминал слова Кальи, сказанные ей как-то во время нашего очередного жаркого спора. Тогда я не придал им значения, а теперь…

«Простых решений не бывает, Кристиан! Рано или поздно тебе придется делать выбор и не факт, что он тебе понравится»

Я кинул в реку один из камней, что подобрал у самой воды. Он с плеском ушел на дно, оставив после себя расширяющиеся круги и кучу мелких брызг.

Значит, придется делать выбор?!

Я кинул очередной камень в воду.

И заплакал.

«Извини» - это слово, которое я сказал маленькой девочке, прежде чем…

Просто, прежде чем.

-Будь ты проклят, ходящий, – это Бритта, в ее голосе бессильная ярость.

-Уходи, - а это Йон. В его глазах лишь пустота, а голос уставший и безразличный. Он все понимал, но не мог смириться.

Я сидел и обдумывал то, что случилось прошлой ночью. Вампир перебил уйму народа, но самую гадость оставил напоследок. Поставил меня перед выбором: убить маленькую девочку или рискнуть жизнями еще десятка людей. И, в конце концов, все равно убить ее, но уже после того, как она окончательно превратится в животное, которым движет только одно. Жажда крови.

Я сделал выбор. А теперь сидел и бросал камни в воду, наблюдая за кругами на воде, которые они оставляют.

В голове всплыл один из трактатов Ринтрела, великого ходящего прошлого, жившего несколько тысяч лет назад. У него была точно такая же проблема с хождением по миру теней, как и у меня. И раньше, читая его слова я думал, что он имеет ввиду Изнанку, но теперь они предстали передо мной в новом свете.

«Переступать грань всегда тяжело, в особенности, когда эта грань ты сам»

Я бросил в воду очередной камень.

И посмотрел, как расходятся круги по воде.

+1
01:25
731
23:05
Очень сильная работа. Очень. Конец просто за душу взял. Придраться совершенно не к чему. Хороший, проработанный, живой герой. Герои второго плана харАктерные, запоминающиеся. Декорации неброские но видимые. Язык пьется как прохладная водичка в летний зной. Прочиталось на одном дыхании. Сюжет захватывает. И главное — не затянуто. Если вам в голову взбредет написать об этом молодом человеке книгу — я с радостью поставлю ее к себе на полку :) Спасибо за приятно проведенное время. Всех благ.
23:03
Действительно, интересный рассказ. Неординарная концовка. Отдельное спасибо тем мелким мелочам, которые делают книгу интересней.
21:29
+1
Неа. Не взяло ни за что. Вампиры, сумрак, стража, сила. Может все и прописано хорошо, но нет никакой новизны и свежести. Все это было сто пятьдесят миллионов раз.
В конце мне подумалось. может все это для того что-бы обыграть афоризм:
Я сделал выбор. А теперь сидел и бросал камни в воду, наблюдая за кругами на воде, которые они оставляют. — от Пруткова добавлю: дабы такое занятие, не было пустою забавою.
20:09
Полностью солидарен.И так время потерял, не буду же его и дальше упускать и сточить огромные тексты критики, я себя уважаю.Уважайте и читателей.Приторно, заезженно.Язык радует, тут не спорю, хороши, героев вы высекали как скульптор с любовью, видно.Не бездарная работа.
20:26
Видно, что автор вложил в работу все свои, ну, будем объективны, не самые великие силы и таланты. Но сделал это хорошо, от души. Правда, пока что все это сильно вторично — и Лукьяненко вы читали, и Перумова, похоже, и Громыко. Пара советов: специфические термины — Ходящий, Зеркало Тьмы, что там еще — лучше писать с большой буквы. Подчеркивая и выделяя. Староста как-то слишком спокойно воспринял пропажу дочери — это смотрится неестественно. В общем, работайте, автор, работайте.
Гость
23:58
-1
Великолепно. Ни разу не заезженно, увлекательно, приятно глазу, очень захватывает.
Комментаторы выше, которые это все уже где-то видели: вы это где созерцали, мне расскажите! Я такую красоту в первый раз в жизни вижу!
04:05
Навскидку вижу хвосты «Ведьмака» с проблематикой выбора, охоты на тварей и подозрительного отношения к охотникам(ведьмачье чутьё в искажённом виде тоже имеется). Изнанка, как по мне, заимствована из «Дозоров»: «сумрак» тоже отнимал энергию. Из «Дракулы» взята сила вампиров и способность игнорировать солнечный свет, если вампир очень силён(хотя в самом «Дракуле» граф при свете дня терял способность перевоплощаться и творить иллюзии, но силы и скорости не лишался). Сами техники тенеплетения интересны и довольно зрелищны, если можно так выразиться. Почему-то вспомнил в связи с тенями Шикамару из «Наруто». Если коротко, то так.
11:10
Я такую красоту в первый раз в жизни вижу!

Значит, Вы книг никогда и не читали!
:(
1. Рассказ слаб в первую очередь с точки зрения повествования. Очень много ошибок, особенно, пунктуационных, с запятыми большая проблема, они проставлены не там, где нужно, либо пропущены. Далее: очень много повторов.
> С неба, не переставая, лил дождь. За три дня такой погоды я порядком устал и, кажется, успел уже проклясть всех кого только можно. Дорога, к слову сказать, была ужасной – её всю размыло и теперь я, не переставая, месил грязь, посылаяпроклятия на головы умников из городского собрания и того треклятого вампира, не нашедшего ничего лучше, как перебить весь постоялый двор, прямо напротив городской ратуши.
> В общем, думаю, общая суть понятна
> что могло означать что угодно
Помимо повторов довольно много разговорных оборотов в речи автора:
> резались в кости — можно было написать так: азартно играли в кости;
> при этом особо не напрягаются — не испытывая затруднений.
Встречаются и штампы:
> как несложно догадаться
> слова были чистой воды правдой
В общем, над языком работать и работать. Дать рассказу отлежаться и переписать.
2. Сюжет построен безукоризнено, здесь есть всё, и всего в оптимальном количестве. Но он предсказуем, увы. Сделать душещипательную развязку удалось исключительно на чувствах читателя: смерть ребёнка никого не оставляет равнодушным. Конец предсказуем с середины.
3. Как и писали выше, очень сильно прослеживаются аналогии, особенно с «Дозорами», ну прямо один в один: Иные — Ходящие, Сумрак — Изнанка, главный герой — Антон Городецкий, который с трудом в Сумраке перемещается. Скучно.
4. Единственное, что порадовало — описания некоторых героев довольно меткие, двумя-тремя штрихами. Хотя описания вампира хотелось бы побольше, как-то не увидела его.
Да, и есть вопрос к автору: а что такое Бездна, и за что ГГ хотел отдать гвардейцев «Бездне на вечное пользование»??
21:36
В целом рассказ оставил приятное впечатление, он выше среднеконкурсного уровня. Тут есть неплохая сюжетная основа с непростым и потому драматичным выбором (убить девочку или подвергнуть опасности жителей деревни).

Вообще, мне тут очень хочется применить методику Сары и расписать рассказ «по статьям».

Сюжет. Сюжет, как тут уже говорили выше, довольно-таки предсказуем: герой охотился за вампиром, герой вампира нашёл и поборол. Вспоминается сразу масса похожих историй, от «Дозоров» до «Ведьмака», где герой ходил, искал всякую нечисть и побеждал её.
Финал оставляет хорошее впечатление, он берёт за душу драматизмом. Но если так подумать, выбор «убить заражённого» тоже довольно распространённый (как минимум, все фильмы про зомби-апокалипсис нам в помощь).

Герои. Характеры прописаны крааааайне схематично. Образы непротиворечивы (это плюс), но в них нет объёма и каких-то уникальных личностных чёрточек, которые делали бы их яркими и запоминающимися.
Про протагониста, например, я ничего не могу сказать, кроме того, что в детстве у него трагедия была и по Изнанке ему ходить тяжело.
Теперь про антагониста. Автор довольно нехило-так халявит на моменте описания мегазла. И дело даже не в том, что мегазло (вампир тобишь) просто очень плохой дядька. Дело в том, что многие вещи остаются на откуп, как это называется, читательского «контекста» (представлений читателя о некоторых явлениях). То есть, автор не показывает нам зло. Он говорит определённые ключевые слова: вот вампир, вот кровищща, вот страх, вот трупы. Читатель при этом согласно кивает: да-да-да, я всё понял, плохой дядька-вампир. Но погружения при этом нет. Нет желания прийти и навалять вампиру. Нет ужаса от происходящего.
То, что я сейчас перечисляю, — это не столько критика, сколько указание, в каком направлении можно развиваться дальше.

Мир. Про мир тут многое сказали до меня. Что хорошо — мир есть, в его реалии нас посвящают походя, в процессе. Мне понравилось неоднозначное отношение к ходящим. Хотя лично мне (опять же) не хватило каких-то деталей. Например, почему ходящие вот такие, какие они есть?

Идея. Идея довольно простая, но она выигрышная. По моему мнению, это — тонкость грани между добром и злом, ситуация, когда любой выбор будет плохим, а ответственность за это нести потом тебе.

Язык. Автор, возьмитесь за Розенталя. У вас запятые много где не на месте. При этом с точки зрения стилистической текст построен более-менее грамотно, хромают именно знаки препинания. Например:
Некоторые из них при виде крови впадают в состояние эйфории, как от наркотика и просто не могут остановиться.
«как от наркотика» надо выделять с обеих сторон

Прошла доля секунды не больше
и тут запятую потеряли

Я сплел зеркало тьмы, как раз в ту секунду
а тут поставили лишнюю. И так далее, этого по тексту много.
Остальные замечания.

— Только вампир? Почему он их убил?
и праааааавда, почему бы это…

Не надо было быть большим умником, чтобы догадаться, где сейчас находился вампир
Тяжеловато звучит (особенно «надо было быть»), хотя бы так: Много ума не надо, чтобы догадаться, где сейчас вампир.

Я, ни секунды не медля, направился к входной двери
А звучит так, будто пошёл вразвалочку. Не лучше ли: «Я бросился к двери»?

Вампир стоял за стойкой бара, размазывая кровь по своему лицу
просто — по лицу.

моя сфера Ринтрела пошла кругами, когда образина в мгновение ока оказалась рядом и наотмашь ударила по ней когтистой рукой
опять же, все эти «в мгновение ока» вам не нужны. Они снижают динамику. Просто: образина оказалась рядом, образина возникла.

Мир снова потерял свои краски, окрасился в серые тона
Смысловая тавтология. Если потерял краски, значит — стал серым. Плюс «краски/окрасился» — просто тавтология

А отсюда следовал только один вывод – затягивать бой было нельзя. Упившийся кровью вампир сейчас находился на пике силы, в то время, как я, только вышедший с Изнанки, расходовал последние резервы.
И это, заметьте, он думает в процессе боя. Звучит, как отчёт. Может, хотя бы так: Надо спешить. (Или: нельзя затягивать!) Вампир напился крови, он на пике силы, я же ослабел после Изнанки (тоже не самый лучший вариант, но он лаконичнее и оттого динамичнее. Плюс без канцелярских оборотом).

Другого выхода не было и я, увернувшись от очередного взмаха, отпрыгнул в сторону, стягивая к себе все тени, что были поблизости.
Опять же: слишком длинно для динамики. У вас целых два деепричастных оборота в одном предложении. Хотя бы от одного стоит избавиться.
Можно так, например: Я увернулся от очередного взмаха, отпрыгнул в сторону и стянул к себе все ближайшие тени.

черная когтистая лапа, точная копия кровососа
Лапа — копия кровососа. Кровосос выглядит как лапа?

насквозь пронзил им вампира, пригвождая к деревянному полу
Насквозь — лишнее. Пронзить — это уже насквозь, пригвоздить к полу — тоже насквозь.
Мясной цех

Достойные внимания