Анна Неделина №1

​Стать человеком

​Стать человеком
Работа №185

Жить в маленьком городе довольно-таки скучно. Ходить каждый день в кафе – дорого, а если ты не любишь дискотеки в ночных клубах, то всё вообще грустно. Остаётся только бесцельно слоняться по улицам, время от времени заглядывая в магазины, чтобы хоть как-то оправдывать это брожение. В тот выходной, редкий, но потому еще более ценный, Вера решила изменить привычным маршрутам и отправилась прогуляться по подбирающемуся к городу лесочку до ближайшего озера, в котором летом купались все, кому не лень. Озеро называли просто Круглым, хотя было оно по форме скорее овальным. Эта часть леса была иссечена тропами и подпалена кострищами. По краям дорожек валялся неизбежный мусор, портящий всё впечатление. Радовала только яркая листва, весело шуршащая под ногами.

Так, пиная листья, Вера дошла почти до самого озера. Настроение было хорошее, только легкий страх встречи с маньяком и забытый дома плеер омрачали его. Музыки не хватало просто катастрофически. Внезапно девушка остановилась. Дальше по тропе, метрах в десяти от неё, сидела лиса. Тощее рыжее создание с невероятно хитрой мордой. Вера нахмурилась, пытаясь вспомнить признаки бешенства у лис и прикидывая, куда бежать в случае чего. Ещё сегодня утром по телевизору рассказывали об ужасной вспышке этой болезни у лисиц и советовали быть осторожней. То, что это означало – держаться подальше от леса, девушка догадалась только теперь. Как и о том, почему до сих пор ей не встретилось ни одного человека.

Лиса встала на все четыре лапы и приоткрыла пасть.

- Ой. Ты стой там, не двигайся, - забормотала девушка, пятясь. – Я сейчас уйду. Да, уйду. Не ходи за мной…

Лиса и не думала куда-то двигаться. Она, словно улыбаясь, раскрыла пасть ещё шире и что-то протяфкала. Едва её голос стих, как Вера почувствовала, что тает и плавится, будто воск от пламени свечи. Её тело стремительно менялось, что, пусть и не было больно, но оказалось неприятно. Через несколько секунд она уже стояла на земле на всех четырёх конечностях. Одежда с девушки исчезла – её заменила густая вьющаяся шерсть. Вера взвизгнула от страха, подскочила, не удержалась на ногах и завалилась на бок.

- Ух, ты! – Восторженно заявил лис, подходя к своей жертве. – Получилось! У меня получилось! Я действительно смог. Я знал, что получится. Я самый настоящий пророк.

- Что ты со мной сделал? – завизжала Вера, изгибаясь, чтобы осмотреть себя. – Немедленно сделай меня обратно человеком! Верни всё, как было!

- Зачем это? – Лис-пророк сел на землю, не дойдя до девушки несколько шагов, и обвил хвостом лапы. Взгляд его лучился любопытством.

- Затем! – Крикнула девушка и почувствовала, что ещё чуть-чуть и сорвёт голос.

Расстраиваться было из-за чего: живёте вы себе, никого не трогаете, а тут раз и стали лисой. И то, что ваша шкурка сохранила цвет ваших же волос, когда вы ещё были человеком, роли никакой не играет. Какой от этого прок, если послезавтра надо на работу, через неделю – платить по счетам, а через месяц покупать зимние сапоги взамен старых, совсем изношенных?

- Извини, не могу, - притворно покаялся лис.

- Что значит – не могу? – Прошипела девушка, пытаясь встать на лапы. Пусть не врут те, кто считает четыре ноги устойчивей двух. Это ни разу не правда, особенно когда встаёшь на них впервые.

- То и значит, - зевнул лис. – Никто не знает обратного заклинания. Насколько я знаю, ты должна превратиться обратно как-то сама.

- Пре-еврати меня обратно! – Завыла девушка и прыгнула в сторону своего обидчика.

Допрыгнуть до него не получилось. Правая передняя лапа ушла вперёд, левая – назад и Вера неуклюже упала к ногам лиса.

- Ого, - с восторгом проговорил рыжий. – А я так не могу. Надо попробовать, вдруг получится…

- Верни меня обратно-о… - всхлипнула девушка и прикрыла истекающие слезами глаза лапками.

- Ну, ну, не плачь, - ободряюще потыкался в неё носом и пару раз лизнул лис. – Побудешь так немного, а потом в человека обратно превратишься. Тут главное успокоиться.

- Тебе легко говори-и-и-ить, - провыла Вера, садясь и вытирая глаза лапой.

- Это да, говорю я легко, - растянул в улыбке пасть лис. После чего продолжил деловито: – И нам с тобой лучше не ждать пока ты успокоишься. Здесь люди ходят, хотя, сегодня и тихо. Опять же, можно напороться на охотника. А у тебя такая яркая, приметная шкурка, что пристрелить могут запросто.

Такая новость совсем выбила девушку из колеи. Она упала на землю и заплакала пуще прежнего. Тяжело вздохнув, лис-пророк схватил её зубами за шкирку и потащил прочь с тропинки, в ближайшие заросли. Надолго его не хватило.

- Ну и тяжелая же ты, - тяжело дыша и вывалив язык, сказал лис.

- Оставь меня тут, я хочу умереть, - прорыдала Вера.

- Ещё чего! – Возмутился лис-пророк. – Я не для того старался и тебя в лису превращал! Знай же, тебе уготована роль лисьей богини! Ты будешь всюду ходить со мной, пока я буду убеждать моих собратьев. Ты выглядишь необычно, пусть и не слишком привлекательно, так что все должны поверить.

- Зачем тебе всё это? – Равнодушно, скорее из вежливости, спросила девушка.

- Как это зачем? – Возмущению её собеседника не было предела. – Лисы прозябают в страхе и невежестве. Мы умираем от разных болезней и от рук охотников. Даже ничтожный заяц, если нам не повезёт, может убить нас ударом задней лапы. Лисам нужен кто-то, кто будет заботиться о них, кто будет решать всякие вопросы. Лисам нужен Пророк!

- А почему пророк именно ты? – С сомнением спросила Вера.

- А кто ж ещё? – Фыркнул лис. – Я молодой, но сильный. И ещё я самый умный. Я умнее Трура, Эгра, Роура Тайта. И я уверен, что умнее вообще всех, раз уж на то пошло. Именно я догадался, что лисам нужен Пророк. Так что кто, кроме меня подойдёт на эту роль?

- А всякие видения о будущем у тебя были? – Девушка осторожно села.

- Нет, откуда? – Усмехнулся лис.

- Но ведь пророк должен предсказывать будущее! – Возмутилась Вера. – А если нет, то какой ты тогда пророк?

- Тебе на голову сейчас листик упадёт, - посмеиваясь, сказал Пророк.

В следующую секунду что-то лёгкое, почти невесомое коснулось ушей девушки. Вера взвизгнула, попробовала отскочить, но только завалилась на бок. А на землю рядом с её носом опустился красный кленовый листок.

- Пророк не обязательно должен что-то предсказывать, - чрезвычайно довольный эффектом, продолжил лис. – Пророк должен предугадывать, думать и творить чудеса. Чем я и занимаюсь. А теперь вставай и пошли. Поживёшь пару дней у меня в норе, пока не успокоишься. А там, может, сможешь обратно в человека превратиться. А если нет, то поживёшь в моей норе подольше. В любом случае ты мне поможешь. Ведь обход моих будущих владений мы начнём уже сегодня ночью.

- В твоей норе? – Вера с подозрением покосилась на собеседника. – Это типа предложение лапы и сердца? Учти, я не согласна рожать лисят.

- Ты… фу, - лис в отвращении сморщил морду и отодвинулся. – Какие у тебя мысли. Знаешь, когда я захочу завести лисят, то дождусь сезона и выберу самую красивую самку, а не такую… непонятно какую.

- Ну, спасибо, - проворчала девушка, не зная, то ли снова плакать, то ли радоваться. В мире людей она красавицей тоже не считалась, но не настолько же. – Как тебя зовут хоть?

- Зови меня просто Пророк, - усмехнулся лис, вставая на все четыре лапы.

- Нет, нет, - замотала головой девушка. – Меня интересует то имя, которое тебе далии при рождении. Меня вот Вера зовут. Или у вас не принято давать имена?

- Принято, - вздохнул пророк. – Но моё старое имя совсем не играет на мой новый образ.

- А я отказываюсь называть тебя пророком, - возмущённо ударила хвостом по земле и замерла на полсекунды, потрясённая новыми впечатлениями. – Если ты не назовёшь своё имя, то я буду звать тебя, как получится. Например, Придурок. Или Идиот. Или…

- Тайр, - прорычал лис-пророк. – Меня зовут Тайр. Только не обращайся ко мне так при других лисах. А теперь умоляю: вставай и иди за мной. Здесь не безопасно.

- Ладно, ладно, - эта маленькая победа придала Вере сил, так что она смогла встать на ноги.

Путь до ближайшей норы занял несколько часов. Первый час Вера училась ходить. Несколько раз она попробовала встать на задние лапы в надежде, что так будет лучше, но каждый раз заваливалась на спину. В конце концов, она наловчилась идти, невысоко поднимая лапки, и держать хвост приподнятым. Вытаскивать его из защипа оказалось весьма больно и это стоило клока волос.

Лисья нора была неожиданно глубокой и просторной. Снаружи её почти идеально заслонял кустик, но кучки костей и утоптанная земля выдавали убежище с потрохами. Брезгливо переставляя лапки, девушка обошла вонючую горку объедков и проскользнула в нору следом за Тайром. Кончик хвоста при этом зацепился за ветку куста и Вера, крепко стиснув зубы дернулась, оставляя несколько волосинок на ветках. От боли у неё на глазах выступили слёзы, но жаловаться на злую судьбу и подлый рок она уже устала. Едва узкий тоннель лаза вывел её в просторную пещеру со сводом из плотно сомкнутых корней, девушка упала на бок желая только лежать и не двигаться. Лис-пророк куда-то пропал, оставив свою подопечную в темноте. Впрочем, не такой уж и плотной была эта тьма. Девушка уже успела заметить, что зрение у неё как-то изменилось, но всё никак не могла уловить, как. А здесь, в темноте норы, разница стала очевидной: она неплохо всё различала, а обоняние потрясающе дополняло картинку, сообщая, где любит спать хозяин норы и кто здесь жил до него.

Через какое-то время, когда Вере наскучило лежать, вернулся Тайр. Держа зубами за хвостики, он принёс сразу пять мышей. Они не шевелились и, судя по всему, были мертвы. Но девушке хватило и этого. Она вскочила на лапы, как последняя кошка подняла к потолку хвост, а шерсть вздыбилась сама собой.

- Вот, поешь, - благодушно предложил лис, укладывая мышек перед Верой.

- Убери это! – Почти на ультразвуке пропищала девушка. - Убери, убери, убери.

- Ты чего? – Удивился Тайр. – Это же еда.

- Это гадость! – Продолжала пищать Вера, прижавшись к стенке норы.

- Ты что, есть не хочешь? – Лис сел, с сомнением склонив голову к плечу.

- Хочу, но не мышей! – Завыла девушка в отчаянии. – Убери это!

- Хорошо, а что будешь? – Поинтересовался Тайр, потихоньку заглатывая, почти не жуя, одну мышку за другой. – Птичку будешь?

- Буду, - проскулила Вера.

- Хорошо, будет тебе птичка, - Вздохнул лис-пророк, облизался и ушёл.

Вера ещё какое-то время стояла, не в силах успокоиться. Мышиный запах остался там, где Тайр уложил на землю свою добычу, и не думал выветриваться. Поэтому Вера по стеночке отошла в другой конец норы.

Птичка была маленькой, чуть больше голубя. Вера подобных никогда не видела. Птаху было неимоверно жалко. При одной мысли о том, что такую милашку безжалостно убили, на глаза Веры невольно наворачивались слёзы. Тяжело вздохнув, лис сноровисто очистил птицу от перьев и та тут же начала напоминать курицу. Ещё немного повздыхав, Вера принялась осторожно поедать птицу. Мяса на ней было возмутительно мало, а внутренности достались Тайру.

- Замучаюсь я тебя кормить, - облизнулся лис-пророк и принялся выносить кости из норы.

Вера только тяжело вздохнула в ответ. Желудок недовольно бурчал, требуя продолжения банкета, но еды пока что больше не намечалось. Лис вытащил из норы останки птицы, вымел перья и повёл девушку за собой, в лес. Пришло время для первого выступления Пророка.

Темноты не было, как и света. Вера осторожно переставляла лапы, внимательно глядя под ноги. Лисье зрение чем-то напоминало ночное, только было гораздо сильнее. Запах прелой листвы, вонь застоявшейся лужи, аромат древесных стволов, приносимые лёгким ночным ветерком создавали иллюзию дополнительно глаза, которая развеивалась, стоило поднять взгляд от земли. Последним девушка не увлекалась, поскольку очень боялась споткнуться и упасть. Лис-пророк и его человек долго шли по хитросплетению звериных троп. Вера угрюмо посматривала, как рядом с её мордой мелькают лапки и внезапно поняла, что видит только передние свои конечности, а куда и как встают задние оставалось загадкой. До недавних пор девушка могла окинуть себя взглядом, чтобы проверить, не запачкалась ли, не сбилась одежда, не произошло ли чего-нибудь ещё неприятного, а теперь… С паническим писком она заметалась, пытаясь увидеть и задние лапы, но упала.

- Что? – Тут же подскочил к ней Тайр. – Что случилось?

- Я не виду своих ног, - выдавила из себя Вера.

- Да вон же они, - лис удивлённо ткнулся носом ей в лапы.

- Я не вижу их, когда иду! – Закричала девушка. – Как можно идти, не видя своих ног?

Опешив от такой новости, Тайр плюхнулся рядом на пятую точку. Хвост нервно ударил по земле раз, другой.

- Как это видеть свои ноги? Ты о чём вообще? – Лис-пророк склонил голову на бок.

- А так – наклонил голову и увидел, - чуть не плакала девушка. Вот как ходить дальше в таком положении?

- Но это совершенно не нужно, - с сомнением ответил Тайр. Увидев, что невольная спутница и не думает успокаиваться, воздохнул и продолжил. – Вот что. Сейчас мы пойдём дальше. Ты возьмёшь зубами кончик моего хвоста и будешь идти за мной, совершенно не думая о своих лапах. Давай, вставай. Нам ещё надо успеть хотя бы в одно место.

Лис развернулся к ней спиной, подсунул свой хвост Вере прямо под нос. Запах, резкий и будоражащий, едва не заставил девушку чихнуть. С трудом встав на уставшие за день лапы, Вера схватилась зубами за белый кончик хвоста. Тайр пошёл вперёд, сначала медленно, но постепенно ускоряясь, и потянул Веру за собой.

Вскоре они выбрались на небольшую, залитую лунным светом, прогалину. Тайр оставил Веру на её краю, а сам с весьма странными криками забрался на поваленную берёзу. Её ствол ещё не прогнил насквозь, так что вес лиса выдержал с лёгкостью.

- Йоу-уйоу! – Продолжал кричать лис. – Уё-ё-ёооооуууу!

- Кто тут расшумелся? – послышалось чьё-то ворчание совсем рядом. Вера вздрогнула от неожиданности, но говорившего разглядеть в высокой траве не смогла. – Всех мышей мне распугал.

- Е-е-еоооооууууу! – Завывал Тайр, почти как настоящий волк.

- Заткнись! – Зло зарычали из травы.

- Замолкни! Исчезни! Закрой пасть! – Послышалось со всех концов поляны злобное шипение.

- Не замолчу, - ответил Тайр, усаживаясь на поваленный ствол. – Не могу я молчать. Видения будущего переполняют мой разум. Я Пророк.

- Ха, - выкрикнул кто-то ехидно их травы. – Пророком каждый может назваться. Даже я. Вот только ничего не изменится.

- Но я Пророк, - уверенно улыбнулся Тайр. – И я творю чудеса. Скажем, ещё днём вон та лисица была человеком.

Перед Верой одна за другой начали появляться лисы. Они обходили девушку кругом, внимательно осматривали, обнюхивали.

- Какая же она уродливая, - Послышался откуда-то обидный шёпот.

- Где он только такую достал? – Зашептал кто-то в ответ.

- Да врёт он всё, - зло протяфкала девушка. – Не человек я и ни разу не была. Я лиса. Родилась лисой и навсегда ей останусь.

- А как тебя зовут-то? – Спросил очень старый, хромой лис, останавливаясь перед ней.

- Вера, - ответила девушка.

- Ф… Ера, - попытался выговорить старый лис, а за ним и с тем же успехом остальные лисы.

- Короче, никакой я не человек, а он, - Вера ткнула лапой в ухмыляющегося с бревна Тайра, - никакой не Пророк.

- Ф… Ера, - снова попытался выговорить её имя старый лис, покачал головой и скрылся в траве.

Практически сразу поляна опустела. Лис-пророк ещё с минуту посидел на бревне, после чего ловко спрыгнул на землю.

- Что, разогнала я тебе паству? – Ехидно спросила девушка, с возмущением глядя на растянутую в улыбке пасть своего мучителя.

- Наоборот, - облизнулся Тайр. – Они сегодня-завтра подумают, а потом сами пойдут ко мне. За ещё одним чудом.

- То есть, они всё ещё верят, что я человек? – Вера аж поперхнулась от такой мысли.

- Конечно, - посмеиваясь, ответил лис-пророк. – Ни одна лисица подобного бы не сказала.

- И что же я сказала не так? – Зло пошипела девушка.

- Не скажу, - Тайр почесал задней лапой ухо, встал и подставил под морду своей спутнице кончик хвоста. – И вообще, нам пора идти.

Девушка укусила белый кончик изо всех сил, но лис-пророк на это никак не отреагировал, только потянул своё «чудо» дальше, в ночной лес. В ту ночь они посетили ещё два местечка – небольшой, заросший малиной холм и упавшее посреди леса, с вывернутыми из земли корнями дерево. Оба раза происходило примерно одно и то же: Лис-пророк забирался повыше, созывал лис и рассказывал, какой он замечательный Порок, что он умеет творить чудеса. Лисы, явившиеся на зов, с сомнением слушали его и обнюхивали Веру. Девушка ещё один раз попыталась очернить Тайра в глазах сородичей, а во второй старалась молчать. Но что бы она ни делала, лисы потрясённо трясли головами, обнюхивали её и уходили прочь. С каждым разом лис-пророк воодушевлялся всё больше, и если бы Вера не попросила об отдыхе, несомненно, продолжил бы своё путешествие по лесу. Тайр вскоре нашёл пустую нору. Едва девушка преодолела узкий лаз и попала в жилую часть норы, она упала на землю и уснула.

Её снилось, что она стала человеком и теперь не могла выбраться из норы. Руки и ноги намертво застряли в узких лазах, а живот щекочут корни. Вера в ужасе закричала, рванула и проснулась. Она по-прежнему была лисицей. Перед самым её носом лежала ощипанная птичка с перекушенным горлом и мёртвый зайчонок. Девушка сглотнула, всё ещё находясь во власти сна. Предательски заурчал желудок, напоминая, что накануне она так толком и не поужинала. Сначала заставить себя есть столь свежее мясо было тяжело, но потом голод взял своё и Вера не оставила от «подношения» ничего, кроме костей и внутренностей.

- Да доешь ты уже, - проворчал Тайр, обнаружившийся в дальнем конце норы. Он лежал на спине и передними лапами играл особо длинным корешком. – Такая же вкуснятина.

- Это не вкуснятина, - высунула в отвращении язык девушка. – Это фу.

- Но ты даже не попробовала! – Лис от возмущения повернулся на бок и в упор посмотрел на свою «пленницу».

- А я это и так знаю, - Вера брезгливо отошла от останков.

- И что, - Пожал плечами лис, вставая. Он направился к своим недоеденным жертвам и быстро доел всё, кроме самых толстых костей – Я вот тоже теперь знаю, что это была вкуснятина. И вообще, мне уже три года. Я опытный. Весь мой опыт говорит, что это вкусно и вкуснее только мыши.

- Тебе только три года? – Насмешливо спросила девушка. – А мне уже двадцать пять. И по людским меркам я уже взрослая, но ещё молодая.

- Ско-о-олько? – От потрясения лис перестал облизываться, сел на попу и прижал передние лапы к груди.

- Двадцать. Пять. Лет, - наслаждаясь эффектом, ответила Вера.

Тайр помотал головой, осторожно опустил передние лапы на землю. Постояв так с минуту, что-то напряжённо обдумывая, он, в конце концов, встрепенулся и, проворчав что-то невнятное, принялся выносить кости из норы. Когда он вернулся, то замер, открыв пасть от возмущения: Вера демонстративно лежала на спине и играла с тем самым корешком, с которым совсем недавно развлекался сам лис.

- Почему ты такая злая? – С ноткой обиды в голосе спросил Тайр. – Это потому что ты человек?

- Человек? – Девушка перестала перебирать лапками корешок. – Я? А разве похожа?

- Ещё как, - фыркнул лис в ответ.

- Не-ет, - Вера села, обвила лапы хвостом. – Сейчас я не человек. И это меня бесит. А больше всего меня бесит то, что я вынуждена за тобой таскаться. А я хочу другого. Я хочу свободы.

- Ну, так ты свободна, - оскалился лис. – Я тебя не держу.

- А я не об этом, - прорычала девушка, подошла к своему мучителю вплотную и зашептала ему прямо в морду. – Моя свобода – это возможность выбирать. И, пока я лиса, у меня такой возможности почти нет. Так что, пока не превращусь в человека, я буду ходить за тобой. Может, ты вспомнишь обратное заклинание.

- Ты сама себе противоречишь, - досадливо шикнул Тайр. – И ты можешь превратиться обратно в любой момент, когда захочешь. Хоть сейчас. Главное успокоиться.

- Успокоиться? – Спросила Вера тихо, а потом завизжала: - успокоиться?! Ты шутишь?

- Ладно, - Лис прижал уши к голове и начал отступать к выходу из норы. – Ладно. Не успокоиться, а хотя бы очень сильно захотеть стать человеком.

- Что, прямо здесь? – Зарычала девушка-лиса.

- Да хоть где! – Тявкнул Тайр и выбежал прочь.

Вера бросилась следом за ним. Далеко лис-пророк не убежал. Едва он выбрался на солнышко, как встрепенулся и практически сразу успокоился. По крайней мере, внешне. Недалеко от входа в нору стояли три лисы, на мордах которых застыло выражение смущения. Девушка, увидев гостей, тоже замерла. Чего от них ждать она не знала.

- Приветствую вас, - широко улыбнулся Пророк. – Что привело вас сюда?

- Ты правда умеешь творить чудеса? – Осторожно спросила одна из лис, на вид самая старшая.

- Конечно! – Тайр начал мелко перебирать передними лапами, будто танцуя. – Я же Пророк.

- В нашем уделе стало невозможно жить, - простонала в ответ старшая лиса. – Мои лисята один за другим заболевают. Мой муж тоже заболел. Мои сёстры сошли с ума. И такая беда не только в нашем уделе, но и во многих других. И, как будто этого мало, к нам пришёл охотник. Нам нужно чудо.

Сказав это, лиса развернулась и скрылась в траве. За ней ушли две другие лисы, которые так и не проронили ни слова.

- Ну, рано или поздно это должно было случиться, - вздохнул лис-пророк, когда даже запах их растворился.

- Что? – Осторожно спросила Вера. Она всё никак не могла прийти в себя после такой речи.

- Просьба остановить сумасшествие, - задумчиво ответил Тайр. – Эта болезнь поразила слишком много лис.

- Сумасшествие? – Девушка наморщила лоб, что-то вспоминая. – Ты имеешь в виду бешенство?

- Вы так это называете? Да… - Лис-пророк, принюхался, осмотрелся. – Пора идти, если хотим добраться до темна. Надо кое-что спросить у мудрейшей во всём мире лисицы.

Тайр подсунул Вере под нос кончик своего хвоста, но девушка демонстративно отвернула морду.

- Я уже разобралась, как по-вашему ходить, - с ноткой высокомерия ответила она на недоумённый взгляд. – Нечего мне свой вонючий хвост под нос совать.

- Как хочешь, - пожал плечами лис и неторопливо потрусил по едва заметной тропинке.

Шли они в молчании. Тайр – потому что не хотел говорить с Верой, а девушка из-за того, что боялась потерять из вида слишком быстро перебирающего лапами лиса. В какой-то момент лис-пророк всё-таки пропал, но вскоре вернулся на тропу, с довольной мордой заглатывая мышку. Девушка хотела было возмутиться, но Тайр двинулся вперёд с такой скоростью, что пришлось усиленно его догонять и беречь дыхание. Они шли через лес, пересекали поляны, торопливо перебегали дорожки, протоптанные людьми, обошли небольшое, засыпанное осенними листьями озеро, не Круглое, другое. Время от времени то ближе, то дальше слышался собачий лай, а один раз, как будто звук выстрела. Но лисы не обращали на эти звуки особого внимания. Через несколько часов они добрались до небольшой осиновой рощицы.

- Хм-м-м, - задумчиво протянул лис-пророк, внезапно остановившись, начал усиленно принюхиваться.

- Что? – Выдохнула Вера, нагнав своего спутника. В животе урчало от голода.

- Это где-то тут, - ответил лис. – Здесь всё ей пропахло. Мама! Ты здесь?

- О, Тайр, - послышалось за их спинами.

- Ну нако… - лис-пророк обернулся и замер. – Мам?

- О, Тайр, - лиса, сказавшая это, наконец-то, зашевелилась.

Вера вздрогнула. До этого момента она не могла разглядеть эту лисицу, она стала видна только тогда, когда начала двигаться. И странная это была лиса. Она стояла с открытой пастью, из которой капала слюна. Глаза у неё были красные. Одной лапой она прижимала к земле обмусоленную, изгрызенную палку. Шерсть на теле у Веры встала дыбом, девушка сделала несколько шагов назад.

- Бежим, - выдохнула она, развернулась и побежала, не обращая внимания, следует за ней её спутник или нет.

Впрочем, скоро Тайр обогнал её и с криком: «сюда!» побежал впереди. Белый кончик его хвоста мелькал прямо перед мордой у Веры. Внезапно собачий лай раздался совсем близко. Послышался вой и звук выстрела. Лис-пророк замер так внезапно и резко, что Вера налетела на него от неожиданности, неуверенно встала на лапы, тяжело дыша. Лис лежал на боку и дрожал, но никаких ран видно не было.

- Вставай! – Заорала на него девушка. – Немедленно вставай!

Собачий лай и повизгивание приближались, послышался возбуждённый человеческий голос, но слов было не разобрать. Вера в отчаянии взяла в пасть хвост своего спутника ближе к основанию и сжала челюсти изо всех сил. Тайр взвизгнул от боли, подскочил и со всех лап бросился прочь. Девушка едва успела выпустить его хвост и бросилась следом. Но далеко убежать им не удалось. Они забежали в настолько густые заросли ежевики, что не могли ни спрятаться, ни побежать в другую сторону. Открытым оставался только путь назад – к собакам и охотнику. Лис-пророк попытался грызть ветки, но едва не засадил колючку в пасть и бросил это дело.

- Вот и конец, - прошептал он.

Вера зажмурилась. Если бы она была человеком, этот охотник за ней бы не гнался. Если бы она была человеком, ей бы вообще не пришлось убегать. Она бы сейчас сидела дома, попивала бы чаёк и смотрела телевизор. Отчаянная тоска по рукам и ногам, по человеческому лицу, которое так весело раскрашивать косметикой, по волосам, вечно лезущим в глаза и нос, пронзила её сердце насквозь. В следующую секунду её лисье тело начало стремительно плавиться, меняться, расти. Ещё мгновение и Вера уже стала человеком. Растрёпанная, грязная, в порванной одежде.

- Где она? – Послышался незнакомый мужской голос совсем близко.

Тайр тихо заскулил под боком. Возможно, он что-то говорил, но девушка уже не понимала. В отчаянии она взяла морду лиса в ладони, приблизила к нему своё лицо и зло прошипела:

- Стань человеком!

Лисье тельце начало стремительно меняться. Вера только моргнула, а перед ней уже сидел тощий, некрасивый тип в тонком рыжем пальто. У него было вытянутое вперёд лицо и заячья губа. Густые рыжие волосы наползали на не менее густые брови, грозя их поглотить. А уши у того типа были похожи на эльфийские, только более широкие и длинные.

- Гос-с-споди, - простонала Вера, сняла берет и натянула его Тайру на голову.

В этот момент собаки и догнали их. Две белые гончие с рыжими пятнами на спинах с громким лаем бросились на Веру и Тайра. Девушка закричала, подняв руку в попытке защититься. В этот момент показался и охотник – молодой человек лет двадцати на вид, одетый в камуфляж. Он остановился, и вскинул было ружьё, но тут же опустил. На лице мелькнул испуг.

- Фу! Место! – Крикнул он своим псам. Те притихли, но не спешили уходить, так что мужчина повторил: - место!

Вера, дрожащей рукой стёрла невольно навернувшиеся на глаза слёзы, но увидев на светлой перчатке чёрные полосы от туши, поморщилась.

- Вы чего здесь делаете?! – Громко, почти фальцетом крикнул охотник.

- Мы заблудили-и-ись, - едва сдерживая вновь подступившие слёзы, ответила девушка.

- А почему не кричали? – Мужчину трясло, он с трудом, с третьей попытки, закинул ружьё за спину. Прикрикнул на заволновавшихся собак: - Фу!

- Испугались, - всхлипнула Вера. – Мы тут целый день уже блуждаем, а близко тут выстрелы, лай…

- Гос-с-споди, - простонал охотник. – Ох, ладно. Вам какая-нибудь помощь нужна? Кто-нибудь ранен? Давайте помогу и выведу из леса.

- Ничего не надо, - замотала головой девушка. – Просто выведите нас. Домой. Тай… Тимур, вставай.

Она с трудом встала. Казалось, тело за эти сутки напрочь забыло, как ходить на двух конечностях и желало опуститься на четвереньки. Вера повернулась к своему спутнику, потянула за руку, пытаясь поставить на ноги. Тайр мелко дрожал и, видимо, с трудом понимал, чего от него хотят.

- Что это с ним? – В ужасе спросил охотник.

- Это… это мой братишка, - девушка отчаянно придумывала легенду, в которую можно было бы поверить. – Он… у него родовая травма. Очень редкая. Уже сколько операций сделали, а всё без толку. Вот. Ну, вставай же уже. Давай, давай.

Охотник подскочил к отшатнувшемуся от него Тайру, подхватил подмышки и поставил на ноги. Лис-пророк всхлипнул, схватился обеими руками за Веру, буквально повис на ней.

- Да что ж ты… - пропыхтела девушка. Её мучитель оказался довольно-таки тяжёлым.

Собаки снова начали брехать. Охотник хотел было взять бывшего лиса под руку, помочь вести, но Тайр отчаянно засопел и попятился, едва не упав вместе с Верой. Пришлось идти дальше без этой поддержки. Мужчина шёл впереди, покрикивая иногда на собак, и оглядывался на невольных спутников, проверяя, не отстали ли они.

- Сюда, мне надо забрать кое-что, - вскоре махнул охотник рукой.

На молоденькой берёзке висел пакет, из которого вывалился лисий хвост. Едва увидев его Тайр вскрикнул, бросился вперёд, сорвал мешок с дерева и дрожащими руками вытащил из него тело. Прижал его к груди, всхлипнул и, как-то обмякнув, упал на землю.

- Да что это с ним? - не решаясь подходить к явно ненормальному пареньку, пробормотал охотник.

- Он… он очень-очень любит зверушек всяких, - с трудом нашла, что сказать девушка. – Больше, чем людей, наверное. Особенно лис.

- Пусть любит, но не эту, - почему-то шёпотом ответил парень. – Эта была бешеной. Я её оставил только ради шкуры. Отберите её у него как-нибудь.

- Как? – Зашептала в ответ Вера.

По лесу разнёсся всхлип и стон, скулёж и вой. Сложно было поверить, что эти звуки издаёт столь тщедушное, мелко дрожащее тело. Тайр прижал мёртвую лису одной рукой к груди, размазывая кровь по рыжему пальто, а второй рукой упёрся в землю. Из зажмуренных глаз тонкими ручейками лились слёзы.

- Как по человеку убивается, - потрясённо прошептал охотник.

- Ну, ну, всё, - Вера с трудом заставила себя подойти к лису-пророку, опуститься рядом с ним на корточки и положить руку ему на спину. – Всё Тайр. Она… она уже в лучшем мире. Отпусти её. Давай просто оставим её здесь, в лесу и пойдём. Ей… ей тут будет хорошо…

Но никакие увещевания не действовали. Только через час бывшего лиса удалось уговорить отпустить мёртвое тело, да и то с условием, что её похоронят. Пришлось копать могилу прямо там же, под берёзкой. Маленькую, не очень глубокую. Лису положили в ямку на живот, аккуратно подвернув лапы и пристроив хвост. Если бы не кровь, то могло бы показаться, что она просто легла там отдохнуть. Тайр немного помолчал, глядя на неё, после чего принялся остервенело зарывать могилу руками. Вскоре лиса окончательно скрылась из вида. Ещё через какое-то время они снова двинулись в путь.

Охотник шёл впереди, окликая время от времени собак и то и дело нервно оглядываясь на своих подопечных. Вера тащила почти что на себе бывшего лиса. В голову лезли мысли, казавшиеся бесконечно глупыми и нелепыми. О том, что покупку зимних сапог придётся отложить и надолго. А возможно и оплату счетов. Что лису-пророку надо каким-то образом оформить кучу документов и привить от бешенства. Да и много ещё о чём. Тайр же шёл с огромным трудом, то и дело оступаясь. Он молчал, лишь крепче стискивая зубы, чуть что. И смотрел на охотника взглядом полным ненависти, приправленной нотками страха. Но о чём он думал на самом деле, Вера даже представить не могла. И узнала об этих мыслях только тогда, когда они лечили лис от бешенства. Но это уже совершенно другая история.

Другие работы:
0
23:35
652
01:42
+1
14:10
Приступим-с.

Сначала про написание. Оно нормальное, больше сказать особо нечего. Как всегда наблюдаются некоторые корявости, но их немного. Язык простоват. Нет ни одного даже немного витиеватого выражения или хитрого речевого оборота.

По содержанию. Лис с манией величия и/или комплексом героя превращает случайную девушку в лисицу, чтобы она стала их богиней — по его заверению. События развиваются иначе: лисом движет чистое тщеславие, а девушка — инструмент для достижения цели. Причем «цель» эта относительная — он не хочет на самом деле никого спасать, он хочет, чтобы его видели спасителем.

Какое-то время он пытается всех убедить в своем величии, пока девушка привыкает быть лисицей, а потом они натыкаются на охотника. Единственное спасение — стать человеком. Что чудесным образом и происходит. С обоими.

Следом — затравка для продолжения. Не открытый конец, а именно затравка для продолжения. Автор почти прямым текстом говорит, «самое интересное в рассказ не входит». Тогда зачем было писать этот рассказ? А не то «интересное», что планируется дальше?

Очень не понравились еще два момента.
Во-первых, сколько автор видел лис (и любых хищников) с «вьющейся шерстью»? Никогда не задумывались, почему?
Во-вторых, когда героиня пытается расстроить планы лиса, тот утверждает, что она добилась обратного эффекта, потому что ведет себя не как лиса. Когда она спрашивает почему, он отвечает, что не скажет. Ну да, хитро. Автор сам не придумал и потому в тексте умолчал.

Персонажи. Их тут двое — лис Тайр и девушка Вера.

Тайр вышел в основном хорошо. Нарцисс чистой воды и великий «мудрец». Как обычно и бывает, в стрессовой ситуации он оказывается не таким способным, как рисуется. К сожалению, есть моменты, где его образ дает слабину — в основном при взаимодействии с героиней.

А вот Вера — это даже не амеба, это идеальный газ. Перечислим по порядку все ее состояния.
1. «Заумная зануда». Маленький город ей скучен, дискотеки она не любит, простая прогулка нуждается в оправдании магазинами (прям так и написано). Это череда противоречий. Большие города отличаются от маленьких как раз шумными развлечениями. Уж кино- или просто театр есть и в небольших. Да и торговые центры расползаются, как саранча. А если они ей не по душе, то как сюда вписывается оправдывание простых прогулок? Как раз они должны быть ее любимым занятием!
2. «Податливая истеричка». Я понимаю, внезапное превращение в лисицу — серьезный стресс. Но уж очень быстро удивление сменяется злостью, затем нытьем (именно нытьем), затем тихим смирением, затем довольно глупой язвительностью. В пределах одного небольшого диалога!
3. «Просто вредина». Ну тут понять можно, если бы меня против воли заставили помогать какому-то напыщенному дураку, я бы тоже постарался. Но увы, вредина она совсем неизобретательная.
Следом возврат к №2, затем переход к №3, и опять №2. Вообще у Веры есть всего два постоянных качества: она несогласна на словах и идет на поводу в действиях. Всегда.
4. Есть отличный эпизод, где она «человек с большой буквы». Развлекается тем, что дергает корешок лапами. Автор, Вы серьезно? И это после того, как в начале она убивается, что в «маленьком городе скучно»? А Тайр обижается и называет ее злой. Вы серьезно? Я надеюсь, что нет, потому что это совершенно не тянет на эмоциональный или моральный конфликт.
5. К концу рассказа в ней просыпается «героиня». Когда они с Тайром натыкаются на охотника, она зачем-то пытается его спасти, вместо того, чтобы просто плюнуть и сбежать самой. С какой стати? Весь рассказ она на него зуб точит, а тут своей шкурой рискует. Эта сцена страшно натянута.

Практика, практика и еще раз практика. У Вас в голове все логично и связано, но надо не забывать эти мысли и на бумаге выкладывать.

В заключение. Я затрудняюсь назвать это художественным рассказом. Может, я старомоден, но считаю — в рассказе должна быть идея. Не в том смысле, что Вы что-то придумали, а в том, что Вы хотите что-то сказать читателю, передать мысль. Тут я ее не увидел.

Превращение в лисицу и обратно — задумка, но не идея. Можно было бы показать Ваши мысли насчет разумности животных, но это Вы в корне убили, когда приписали лисам совершенно человеческий образ мышления. Глупый, но человеческий. Становление личности? Тут его нет, один персонаж статичен, другой очень размыт. Ошибочность чрезмерной самоуверенности? Может быть, но Вы этого не показали, ведь «проучили» Тайра случайностью, а не его ошибкой.

И это если не учитывать, что читатель не должен высасывать идею из текста, она должна быть видна.
21:10
Короче говоря… это это какая-то дичь. Связного сюжета я на нашла, героиня глупая, идея не закончена. Но обо всем по порядку.

1. Персонажи
Герои описаны и у них есть характер. Они глупые. Ну, Лис еще более или менее, но главная героиня просто… просто глупая. Повторяюсь (писала уже это в рассказе «Распродажа лишних дней») — глупые героини никому не интересны. Им не сопереживаешь, они просто раздражают. Больше по героям сказать нечего.

2. Идея и сюжет
Идея «лис превращает девушку в лисицу чтобы она помогла ему спасти лес» — очень клевая. Идея с тем, что и она может превращать его в человека, тоже очень клевая. Так же есть завязка, кульминация и развязка. Однако… однако они не завершают произведение, в результате у нас есть кусок несвязного текста. Перед тем, как сесть писать, нужно сформулировать главную идею. Если идея у нас «лис превращает девушку в лисицу чтобы она помогла ему спасти лес», то в конце они должны спасти лес. У вас же будто бы обрубок, кусок текста. Все мысли, которые вы высказывали обрываются так и не сумев развиться. Почему лисы понимали, что она человек? Почему лис хотел стать пророком? При чем тут его имя? Почему он выбрал именно ее для этого? Почему он сначала говорил, что сделает ее богиней, но так и не сделал? Зачем была вся эта сцена с мамой-лисой? Если вы скинули сюда первую часть от своего большого произведения, то увы Так что сюжет — это просто ужас и волосы от него дыбом. Все повествование сводится к нытью главной героини, а это скучно.

3. Язык
Пустой и голый. Средств выразительности речи минимум. Описаний мало, но есть, рассуждений нет почти совсем. Сплошное повествование и диалоги. Это очень грустно. Читается легко, но это не спасает, ибо раздражает главная героиня по полной программе.

В дополнение хочу сказать, что главные герои бывают разные. Бывает, что ты их ненавидишь, бывает, что ты ими восхищаешься, они даже бывают умственно отсталыми. Однако их всех объединяет одно — они интересные. За ними интересно следить. Ты с замиранием сердца смотришь на злодеяния Жана-Батиста Гренуя из «Парфюмера», и о том, как Фредерик Клегг запер у себя в подвале девушку в «Коллекционере», и за тем, как Чарли Гордон из «Цветов для Элджернона» пытается справиться со своей умственной отсталостью. И таких примеров много. Всех троих сложно назвать интеллектуалами, но ты следишь за ними раскрыв рот. А почему? Потому что у них есть ЦЕЛЬ. Стремление. И некоторые нравственные (или безнравственные) принципы, которых так не хватает вашей героине. Подумайте над этим.
О да! Поддайтесь соблазну! Ругайте работы! Вставайте на темную сторону скритики!
Мне кажется, Вы переутомились, Сара. :)
21:23
Это не тот случай, когда уместно быть доброй :/
И нет, я и раньше ругала работы, не первый и не последний раз.
21:25
По содержанию: как-то мне ничего не ясно. Читал рассказ и про себя отмечал «развешанные ружья», которые вроде бы потом должны были выстрелить. Но ничего такого не случилось, и все вопросы так и остались парить в воздухе. Почему девушка превращается в лису и обратно? Почему лис превратился в человека? Какую мысль несет этот текст, что стоит за описанием событий? Зачем в тексте эпизод с пришлыми лисицами, просящими о помощи? Зачем в тексте несколько эпизодов с подробным описанием трапез (причем по какой-то причине мерзко девушке становится только на второй раз)? Что такого сказала Вера, что ее выдало перед остальными сородичами? В общем, сюжет оценить по-настоящему сложно — начато очень много событийных веток, и ни одна из них так и не закончилась.
По тексту: очень простенький. Это само по себе не плохо, только вот он суховатый получился. Нейтральные слова, серенькие описания. При чтении в голове возникали не картинки, а скорее размытые образы. Зато текст в основном грамотный, что уже радует. Обнаружил забавную закономерность в оформлении диалогов: после восклицательного и вопросительного знака в реплике, авторский комментарий пишется (почему-то) с прописной буквы, а после запятой – со строчной. На самом деле это так не работает, советую автору почитать про оформление диалога.
00:45
Автор, ну это же не рассказ, а часть куда большего произведения :( Прокатило бы, будь она завершенной и целостной. Но так не пойдет.

По поводу комментариев Вы, пожалуйста, не расстраивайтесь. Здесь сколько людей, столько и мнений, и все хвалят то, на что ты максимум пожимаешь плечами, и твои вкусы почему-то совершенно не совпадают с другими… Но это так, личная боль :) Мое мнение, надеюсь, Вас порадует!

А пишете Вы чудесно!: З Мне все очень-очень понравилось: и слог, и сюжет, персонажи вообще просто замечательные. Не знаю, что тут говорили про Веру, она вообще будто с меня писана: я ее прекрасно понимаю от и до, начиная с маленького городка и заканчивая лисьей норкой. Ну, раз Вера глупая, значит, и я глупая, что ж теперь делать-то (вопрос только в том, почему это она глупая? по мне, прекрасный адекватный персонаж). Идентификация у меня прошла мгновенно. Я бы в данных ситуациях именно так бы себя и повела. Даже с корешком играть бы стала — позлить Тайра.

А Тайра я обожаю. И верю в него — он вполне настоящий.

Мать Тайра — ух! Самый атмосферный момент. Повеяло Миядзаки.
Охота на лис — ух! Повеяло «Бемби».

Срочно необходимо продолжение. Ну так и быть, до конца голосования я подожду. Но после — непременно продолжение!

P.S. Только сообразила — так я же тоже лис! Но понравилось мне не поэтому — потому что пишете здорово :)
03:52
Кстати вот да, почитала тебя сейчас и решила, что нет, все же она не глупая. Не то слово подобрала немного…
04:18
+1
Поправка к прошлом моему комментарию. Извиняюсь, что назвала героиню глупой перед автором и героиней. Дошло до меня, что же все же мне так не понравилось в ней и как это можно было бы исправить. опять таки по полочкам.

1. Простой персонаж
С простого персонажа очень много произведений начинается. Это очень распространенный прием, помогающий читателю поставить себя на место главного героя и ощущать всей шкурой происходящее. Ну, например, Алиса. Нам просто представить себя на ее месте, потому что она — самая обычная девочка. Или Гарри Поттер, который так нравится не ладящим с родителями забитым подросткам. Однако нам преимущественно нравиться то, что простой герой становиться по мере повествования необычным. Нам нравится читать про очередную попаданку, влюбившуюся без ума в прекрасного эльфа из другого мира, нам нравится читать о простом парне, не смотря на всю свою обычность побеждающем дракона. И нравится нам это именно потому, что в жизни мы такого пережить не можем. У нас не всегда хватает мужества на такие дела, даже если прекрасный эльф для нас — сосед Вася, а ужасный дракон — злой начальник на работе. нам приятно примерить на себя смелость и сострадание героя.
В чем ошибка: даже став лисой ваша героиня беспокоится о самых простых вещах и только. Она не проявляет заинтересованности в происходящем. Ей не становится интересно — а как это быть лисой? Ей не становиться жаль умирающих от бешенства и охотников лис. Она остается обычной и волнуется только о еде и том, как же ходить не видя ног. Герой не развивается, чудо не преображает его, а лишь доставляет проблемы. Оно не разжигает ее любопытства.
Как исправить: сделайте героиню более непосредственной. Нет, пусть она поплачет для порядка, может даже поголодает пару дней из-за того, что не способна есть сырое мясо. Потом ее припрет к стенке и она, смирившись со своей новой жизнью, решит как-то в ней сориентироваться. Вам бы было интересно, стань вы лисой? Это же такое захватывающееся приключение, особенно когда ты уже оплакал свою прошлую жизнь и смирился, что ходить теле лисой еще не пойми сколько времени! Пусть она сначала будет воротить нос от идеи нового приятеля спасти лес, а потом, увидев все эти проблемы, проявит сострадание и искренне захочет помочь. Это будет очень сильно.

2. Персонаж без цели
Вот вам пара ярких примеров. Моби Дик охотится за китом и готов сделать все, чтобы его убить. Гарри Поттер хочет победить Волан-де-Морта. Фродо во что бы то ни стало нужно донести колечко до Мордера. Чувствуете? Они все только этим и занимаются. Они хотят или что-то заставляет их хотеть сделать что-либо. У них есть цель и есть обстоятельства, которые заставляют их выполнить ее любой ценой. Они будто бы находятся в банке со своим врагом, и выберется только тот, кто победит другого. И из этой банки не выбраться никак, не сбежать, пока враг не будет побежден.
В чем ошибка: единственное, чего ваша героиня хочет — это стать человеком, и то как-то вяло. Если для того, чтобы им стать, нужно было просто искренне захотеть — почему она до этого им не стала? Лис мы тоже не знаем чего точно хочет. Он хочет стать пророком, но зачем? Вроде он жулик, но вроде хочет спасти лес. И даже если он и хочет этого — желание размыто.
Как исправить: попытаться придумать другой способ обратиться из лисицы в человека. Можно, правда, оставить и этот, но тогда добавить героине какие-нибудь сомнения вроде «ну зачем мне вся эта жизнь?». Это раз. Два — это четко сформулировать цели главных героев и то, как они трансформируются. Может, сначала героиня будет хотеть стать обратно человеком, а ее лисий приятель будет желать дешевой славы и почестей пророка? Может, он попытается слинять и спрятаться, когда его попросят спасти лис от безумия? Или, он может оказаться героем, который действительно хочет спасти лес. Это решать вам. Герои могут сколь угодно собачиться по пустякам, но их цель может в процессе повествования измениться. Например лис может сбежать к своей маме и узнать, что она бешеная, а девушка может столкнуться еще с чем-нибудь, что разовьет у нее любовь к лесу и желание его спасти. Вот вам куча идей, и вы можете придумать еще в три раза больше. Литература — это миллиарды возможностей того, как и что можно написать. Решать лишь вам. И да, удерживайте всеми правдами и неправдами героев вместе, пока цель их не изменится на «спасти лес» и не сплотит их. Может, она не может сама охотиться и потому ходит за ним, а она ему нужна для каких-то других целей. Может они даже влюбятся в процессе. Ну а что, лисички же. Милота.

Вот как-то так. Простите еще раз за то, что все же отмахнулась, назвав героиню глупой. Разобралась в вопросе и вот, поделилась. надеюсь хоть чем-то вам помогла и вы на меня не обижаетесь. Всех благ.
17:26
Вот теперь я с тобой полностью согласна (мы ведь теперь на «ты», да?: З)
Илона Левина