Нидейла Нэльте №1

Золотой век космонавтики

Золотой век космонавтики
Работа №491

Наверное, никогда ещё Большой зал Космического трибунала не видывал такого количества посетителей. Стараясь быстро и незаметно попасть на улицу, пока не улеглась эйфория после объявления судебного решения, Эдмунд Карстер пробирался через толпу плечом вперёд, надвинув на глаза бейсболку, но его всё равно узнали.

- Господин генеральный конструктор!

Сжав зубы и втянув голову в плечи, Эдмунд предпринял отчаянную попытку уйти от преследователей, но был немедленно взят в тиски.

- Господин генеральный конструктор, всего пара минут вашего времени!

- Комментариев пока не даю, - рявкнул Эдмунд, не поворачивая головы. - Всю информацию для журналистов ищите в пресс-блоге корпорации. Р-разрешите пройти!

- Мистер Карстер, мы не журналисты. Уделите нам одну минуту!

- Минута, - Карстер нетерпеливо взглянул на худого паренька, который тянул в его сторону браслет с диктофоном.

- Мы разработчики нейронной сети Cybersongs, наверное, вы о нас слышали.

- Краем уха. Чем могу помочь?

- Мы собираем контент, из которого программа делает песенные хиты. Судебный процесс, который только что завершился, безусловно, войдёт в историю. Нам бы хотелось увековечить его в музыке. Скажите, пожалуйста, несколько фраз, которые у вас ассоциируются с сегодняшним событием.

Эдмунд Картсер на секунду задумался.

- Маленький шаг для одного человека, огромный скачок для всего человечества. Посадочный модуль Аполлона-11 справедливо остаётся у Cosmic Wanderers Inc. Памятник Золотого века космонавтики будет доступен в виртуальном музее корпорации уже завтра. На этом мы не намерены останавливаться и в скором времени вернём на Землю другие космические аппараты. В отличие от некоторых наших конкурентов, мы ставим перед собой прежде всего культурно-образовательные цели и не стремимся нажиться на наследии предков. На этом всё.

- Господин главный конструктор, не чувствуете ли вы себя виновным?..

Эдмунд мотнул головой и поспешно двинулся к выходу. К счастью, больше никто его не остановил, и он благополучно покинул шумный зал. В длинном заворачивающемся коридоре, в котором он оказался, не было ни души. С облегчением вздохнув, Эдмунд зашагал мимо целой армии полноразмерных макетов разнообразных космических аппаратов. «Музейное крыло», - сообразил он. - «Значит, лифты должны быть где-то здесь».

Спустившись на первый этаж, главный конструктор Cosmic Wanderers Inc вышел на улицу. Солнце пекло невыносимо, поэтому Карстер инстинктивно свернул к парку.

В густой берёзовой прохладе было хорошо. Совсем рядом на ушах стоял Космический Трибунал, и сквозь кроны изредка долетал неясный шум голосов, однако в парке было тихо и пустынно.

- Не против, если я присоединюсь?

Эдмунд с трудом разлепил веки и сразу же их захлопнул.

- Ты как всегда играешь в денди? Садись.

Карл Севастьянов, адвокат Cosmic Wanderers, перекинул пиджак через локоть и опустился рядом.

- Послушай, давай помечтаем немного о грядущем, - после долгого молчания заговорил Эдмунд. - Я знаю, что ты очень скептичный слушатель и сразу начнёшь утверждать, что я говорю неправдоподобные вещи, но будущее оно такое - порой не знаешь, куда тебя занесёт очередной вираж развития.

- Выкладывай, что там тебе в голову взбрело, - благодушно согласился адвокат.

- Вот слушай. Самый ценный ресурс, который у нас есть - аппараты Золотого века космических исследований. За солнечную батарею Марса-3 отдадут целое состояние. А стоимость «Маринера-10», который мы чудом выловили между Меркурием и Венерой? Это же бюджет среднестатистической страны!

- Эдмунд, не корми меня прописными истинами. Ближе к делу.

- Дело вот в чём. Охоту за старыми межпланетными станциями и посадочными модулями ведут корпорации и мелкие компании уже несколько десятков лет. Такими темпами космических аппаратов скоро не останется. Это же невозобновляемый ресурс! И тогда нам ничего не останется делать, как искать их там, куда мы пока не можем заглянуть.

- Тут я смешно пошутил про горизонт событий чёрной дыры, но продолжай.

- В прошлом, Карл! Мы будем поставлены перед фактом - либо создаём машину времени, либо наша культура рушится. Отправляемся в Золотой век и потихоньку переносим оригинальные аппараты в наше время. Я когда об этом подумал, то сразу решил бросить к чертям ракетостроение и начать работы над машиной времени. Иначе как я достану Первый Спутник?

Шум голосов несколько усилился: поток людей выливался из здания Космического трибунала через главный вход и растекался по раскалённой площади.

- Эдмунд, он же сгорел в атмосфере двести лет назад!

- Ты меня слушаешь? На машине времени - в прошлое вжух, аппарат с собой, и назад. Предки ничего не потеряют, а мы с тобой скупим половину земного шара. Надо всего лишь как-то попасть в конец двадцатого столетия. Это хоть теоретически возможно?

- Дружище, ты же знаешь, что я простой адвокат, а не физик...

- Ты не простой адвокат, - рассмеялся Эдмунд. - Очень не простой.

- ... но даже я кое-что смыслю в Теории Всего. Путешествие в прошлое невозможно по следующим причинам...

Эдмунд вздохнул, откинулся на спинку мягкой скамьи и закрыл глаза. Мысленно он уже почти выследил Первый Спутник на орбите. А Спутник-2? Он бы поселил Лайку у себя дома. До чего было бы прекрасно!

- И в-четвёртых... Ты меня вообще слушаешь?

- Прости, задумался. Нет, так нет. Будем тогда охотиться за тем, что ещё не достали. Например, я давно планирую...

Карл Севастьянов предупреждающе поднял руку, и Эдмунд замолк. К скамейке, на которой они сидели, уверенным шагом подошла женщина лет пятидесяти в строгом сером костюме.

- Празднуете победу? - ехидно спросила она, остановившись рядом.

- Скорее, планируем следующую, - парировал Эдмунд. - Не хочешь присесть, Минори?

- То, что вы сегодня победили, - это одна большая несправедливость. По-хорошему, я бы оспорила решение трибунала, но это вряд ли к чему-то приведёт.

- К тому же, судья самый неподкупный, - вставил Карл.

- К вашему нейросетевому судье у меня есть претензии. Человек вынес бы другое решение.

- Мы моделировали дело на суперкомпьютере в Пекине, результат тот же. Не понимаю твоего негодования, Минори Кимура. Всё честно.

- Было бы честно, если бы вы провели работы над посадочным модулем от начала до конца. А перехватывать нашего робота на орбите и красть груз, который он перевозил, - это самое настоящее пиратство.

- Ваш робот был неисправен, это показали все данные. А если бы вы потеряли посадочный модуль? Представь, какого культурного богатства ты бы лишила всё Человечество!

- Не надо сваливать всю вину на меня, Эдмунд.

- Мы с тобой два генеральных конструктора, Минори, только работаем в разных компаниях. Случись что с грузом - ответственность всегда лежит на нас.

- У нас были временные трудности. Вы же незаконно состыковались и вывели нашего робота из строя, а потом мошеннически завладели грузом. И что в итоге? Суд считает, что вы поступили правильно, и посадочный модуль Аполлона-11 должен оставаться у вас. Это победа изворотливых адвокатов, - (Карл галантно поклонился), - а не космических конструкторов. Вы можете праздновать свою незаслуженную победу сколько угодно, но я этого так не оставлю. Ответ будет гораздо больнее. И в этот раз вы меня не обставите.

Минори Кимура резко позвернулась и ушла. Эдмунд задумчиво смотрел ей вслед.

- Ну и женщина! - восхищённо вздохнул Карл.

- Почему она мне жить спокойно не даёт?

- Влюблена, конечно же. Да и ты, я погляжу, к ней не равнодушен.

- Перестань, - отмахнулся Эдмунд. - Мы с ней полжизни воюем, а ты мне о любви говоришь.

- Как сказал кто-то из великих, любовь - это война.

- Кто сказал?

- Не помню. Считай, я.

Эдмунд слабо улыбнулся.

- Знаешь, Карл, кроме шуток, мне не хочется, чтобы она меня снова обставила. И я, кажется, знаю, какой аппарат она хочет стащить следующим.

- Луноход-3? - пошутил Карл.

- Автоматическую межпланетную станцию «Циолковский», которая кружит на орбите Юпитера. Знаешь, я тебя оставлю и поеду к себе в КБ. Хочу поскорее начать работы по «Циолковскому». Это будет даже труднее, чем «Кьюриосити».

- И загляни к шефу, - Карл крепко сжал руку Эдмунда. - Она хотела тебя видеть.

Первое, что вы видите, когда входите в Конструкторского Бюро Cosmic Wanderers Inc, - Луноход-3. Конечно же, оригинал. И хоть третий Луноход всю свою жизнь простоял в музее НПО имени Лавочкина, так и не покинув Землю, только корпорация могла позволить себе так им распорядиться.

Каждый день, проходя мимо Лунохода, Эдмунд Карстер, ведущий конструктор корпорации, вспоминал свои первые шаги в нелёгком деле возвращения старых аппаратов из космоса. Всё началось больше сорока лет назад с первых двух Луноходов. Необходимо было, помимо сверхтяжёлой ракеты-носителя, создать с нуля робота, способного безопасно погрузить Луноход в возвращаемый отсек и вернуться на Землю. Новая космонавтика ставила целью вернуть космическое наследие предков, не более, и повредить аппараты было недопустимо. С успешного выполнения этой сложнейшей задачи началась карьера Эдмунда Карстера.

Сегодня два оригинальных Лунохода находились в закрытом музее. Если когда-то состояния держали в банках, то сегодня их предпочитали вкладывать в космические аппараты Золотого века. Если когда-нибудь собственникам придётся расстаться с легендарным лунным ровером, то его будут продавать на вес по цене радия, не меньше.

Эти и другие мысли возникали у Эдмунда, пока он возносился в лифте к заоблачным высотам директорского офиса. Он редко общался с главой корпорации, предпочитая заниматься расчётами и конструированием, а не политическими играми. В глубине души он сомневался, что Гертрудис Перес настоящая владелица Cosmic Wanderers. В представлении Эдмунда истинный босс всё время должен сидеть в бункере с Луноходами, Маринером-10, марсоходами Кьюриосити и Спиритом и с другими аппаратами, находящимися в собственности корпорации и сдувать пылинки со своих вложений. Ну или следить за тем, как их сдувают специально нанятые люди.

- Добрый день, Эдмунд! - приветствовал его мягкий голос автоматического секретаря. - Гертрудис ожидает вас в своём офисе.

Офис руководства Cosmic Wanderers стилизован под станцию «МИР» изнутри, только модули расширены до объёмов полноценных комнат. Стены увешаны раритетной аппаратурой из двадцатого века, никаких голограмм и дополненной реальности. Пахнет стариной.

Перед Эдмундом открывается шлюз, и он оказывается в модуле «Спектр». Гертрудис работает за столом, напоминающем возвращаемый отсек «Союза», её компьютер оформлен под антикварный дисплей. Начинка и сам экран, правда, самые современные. Деловой костюм директора корпорации очень похож на скафандр «Сокол».

- В прошлый раз был Центр Управления Полётами, сегодня уже станция «МИР», - вместо приветствия недовольно говорит Эдмунд.

- Ты не так часто к нам заглядываешь. Тебе не нравится наш новый дизайн?

- Если делать, то до конца. Например, в модуле «Спектр» такого стола как у тебя не было и в помине. Да и ширина комнаты должна быть раза в три меньше.

- Так и знала, что с тобой надо беседовать в ресторане, чтобы ты не придирался.

- У вас там зачем-то стоит копия «Венеры-7», и я не могу там спокойно обедать. Это специально, чтобы я не забыл, как проклятые Korolev Technologies увели её у меня из-под носа?

- Дорогой Эдмунд, - Гертрудис с трудом сдержала смех, - это всего лишь маленькое напоминание всем нам, что конкуренты не дремлют и вполне способны щёлкнуть нас по носу. Считай, что это корпоративная стратегия. И прежде чем ты вспылишь и пошлёшь меня на Марс со всей этой стратегией, я предложу тебе присесть.

- Опять твои психологические штучки, - буркнул Эдмунд и опустился в старое кожаное кресло.

- Я рада, что ты заговорил о «Венере-7». Тогда мы опоздали всего на неделю и впервые потерпели неудачу с возвращением аппарата на Землю. С тех пор Korolev Technologies стали нашим главным соперником и постоянно дышат нам в спину.

- Для меня это началось ещё раньше. Минори Кимура не давала мне спокойно жить ещё до того, как стала генеральным конструктором Korolev Technologies.

- Я слышала о вашем постоянном с ней соперничестве. Кстати, поздравляю с выигранным делом по «Аполлону-11». Как отреагировала Минори?

- Обвинила в мошенничестве. Ну и пообещала поквитаться в ближайшее время.

- Серьёзное заявление. Есть идеи, как она это сделает?

- Постарается обставить в гонке за следующей целью, разумеется. Я думаю, что пора замахнуться на автоматическую межпланетную станцию «Циолковский» на орбите Юпитера. Хватит побираться на Луне, Марсе и Венере. Пора браться за по-настоящему трудные задачи!

Гертрудис лукаво смотрела на Эдмунда. В наступившей тишине он вдруг услышал попискивание приборов и шум вентиляции, на который не обратил внимание сразу.

- Это у вас для придания дополнительного колорита?

- Что именно?

- Шум.

- Я его уже не замечаю. Дизайнеры уверяли меня, что на космической станции не может быть абсолютно тихо.

- Это верно. И как? Получается ощутить себя на МИРе?

- Нет, - призналась Гертрудис. - В голове у меня одни земные проблемы. Романтика остаётся тебе, товарищ генеральный конструктор.

- Сейчас я почувствовал себя Сергеем Королёвым и тут же вспомнил, что его имя присвоила компания Минори Кимуры. Обидно!

- Ты начал работы по возвращению «Циолковского»?

- Есть несколько идей на основе уже имеющихся технологий. Мне нужна будут пара носителей. Я немного переделаю платформу, которую мы использовали для «Маринера-10». Цель амбициозная, успех гарантировать нельзя. Так далеко мы пока не заглядывали. Поэтому предлагаю отправить две идентичных миссии. Четыре ракеты у нас почти готовы.

Гертрудис молчала и задумчиво глядела на Эдмунда. Станция МИР винтажно шумела на фоне.

- Есть несколько другое предложение, - медленно произнесла она. - Дело в том, что к нам попала инсайдерская информация из Korolev Technologies...

Эдмунд выпрямился в кресле и напрягся.

- «Гюйгенс», - сказала Гертрудис и замолчала.

Эдмунд ждал объяснений, но директора, казалось, волновало только её кольцо с кусочком солнечной батареи вместо драгоценного камня.

- Я правильно тебя понял?

- Правильно.

- Может, всё-таки неправильно? Потому что это немыслимо.

- «Гюйгенс». Посадочный зонд, который в 2005 году первый и последний раз в истории совершил мягкую посадку на Титан, спутник Сатурна. Ты осознаёшь, к чему я клоню?

- Подожди. Дай осмыслить. Да почему у тебя так шумно?! - Эдмунд расстегнул воротник костюма, напоминающего скафандр программы «Аполлон».

Про «Гюйгенс» он почти не думал. Знал, конечно. Даже мечтал иногда. Но так, чтобы замахнуться на него - нет, до такого ещё не дошёл. Ах, Минори, твоя месть страшнее, чем можно было предположить.

- А я-то думал, что орбита Юпитера - амбициозная цель!

Гертрудис бросила на Эдмунда быстрый взгляд.

- Минори решила прыгнуть сразу на две ступеньки вверх, - сказала директор Cosmic Wanderers.

- Я уверен, - деревянным голосом заговорил генеральный конструктор, - что у Korolev Technologies нет таких технологий, прошу прощения за каламбур, чтобы сесть на Титан, забрать трёхсоткилограммовый зонд и вернуть его на Землю.

Гертрудис резко встала и прошлась по отсеку.

- План Минори Кимуры прост. Она по отдельности запускает разгонный блок, спускаемый аппарат и возвращаемый отсек. Всё это стыкуется на орбите и летит к Титану. Посадка производится максимально близко к «Гюйгенсу». В спускаемом аппарате есть ровер на колёсном шасси, который забирает манипулятором «Гюйгенс» и укладывает его в возвращаемый аппарат. Потом старт и возвращение домой. Как видишь, все технологии для этой операции уже существуют.

- Можем ли мы доверять этой информации? Её вполне могли сфабриковать, чтобы мы переключились на трудновыполнимую задачу полёта к Титану, пока истинная цель...

- Информация стопроцентная. Korolev Technologies уже подготовила спускаемый аппарат и в настоящий момент доделывает возвращаемый. Если мы не поторопимся, то не нагоним их. Если не нагоним, то корпорации Cosmic Wanderers конец.

- Всё так плохо?

- Да, Эдмунд. Считай, что вся предыдущая история с космическими аппаратами Золотого века была подготовкой. Настоящая гонка только начинается.

- Видимо, она уже идёт, а мы даже не прибыли на старт, - задумчиво проговорил Эдмунд. - Я понял, время действовать ва-банк.

- Корпорация готова пойти на любые расходы, - подтвердила Гертрудис. - Сегодня вечером я прошу тебя представить план дальнейших действий.

Не говоря больше ни слова, Эдмунд вышел из станции МИР и поехал к себе в Конструкторское Бюро.

Пришло оповещение, что Cybersongs выложили песню, посвящённую окончанию многолетнего судебного процесса по делу посадочного модуля «Аполлона-11». Карстер рассеянно включил её. Из его собственных фраз, слов Минори Кимуры и самого Нила Армстронга нейросеть составила проникновенный текст. В припеве целый хор проговаривал знаменитое «маленький шаг для человека, огромный скачок для всего Человечества». Мелодия цеплялась, и в какой-то момент Эдмунд поймал себя на том, что подпевает. Надо было работать.

После пятой порции кофе из чашки, напоминающей Луну-9, генеральный конструктор приступил к разработке примерного плана дальнейших действий.

Добраться до Титана не проблема. Выводим аппарат и разгонный блок двумя носителями, стыкуем их на орбите и отправляем к Сатурну. Если надо добраться быстро, берём два разгонных блока. Главная проблема - что доставлять. На разработку робота, адаптированного под условия Титана, могут уйти месяцы, если не годы. Можно, конечно, взять наработки из проекта по возвращению Кьюриосити, но там была своя специфика: они точно знали местоположение аппарата, и это был Марс. Нет, тут проще сделать с нуля, чем переделывать старое. Но время...

Кроме того, на Титан прибудет робот Korolev Technologies. Его нужно будет вывести из строя, чтобы он не вывел из строя наш аппарат. Логика! Как это сделать? Помнится, на космической станции Салют-3 в 1974 стояла пушка. А на Салюте-5 так и вообще ракеты космос-космос. Устроить стрельбу на Титане? Поставить на робота мощный лазер? Учитывая, что надо создавать робота с нуля, это только увеличит сроки.

Получается, что создавать беспилотную миссию времени нет? Остаётся только человек. Но лететь нужно несколько лет. Прикинем: до Сатурна около полутора миллиардов километров... если хотим успеть за два года... получается около 80 000 км/час. Вполне реально. Конечно, это будет рекорд скорости, но никто об этом не узнает. Да и важнее всего - вернуть «Гюйгенс», а рекорды пусть остаются в Золотом веке.

Если летит человек, то неплохо бы ввести его в гибернацию. Над этим мы давно работаем, к счастью. Корабль можно собрать из имеющихся частей. Возьмём, например, «Старлайнер» или «Федерацию» и переделаем их. Добавим пару разгонных блоков. Посадим всё это на Титан. А на дозаправку можно выработать топливо прямо из атмосферы, такое уже делали на Марсе.

Если я не успею забрать «Гюйгенс» и улететь до прибытия конкурентов, мне придётся вывести из строя их робота. Тут и думать особо не надо. Молотка мне вполне хватит. Подожди, а почему лететь должен я? Не собираюсь я никуда лететь! Ишь ты.

Эдмунд немедленно позвонил директору.

- Гертрудис, можно не ждать вечера. План у меня уже готов. Скажу сразу, тебе придётся найти надёжного пилота для первого пилотируемого полёта на Титан.

Большую часть полёта Эдмунд проспал. Нет, у него не было камеры гибернации или анабиоза, но медики Cosmic Wanderers довольно близко к этому подошли. Процессы метаболизма замедлили, электрическую активность мозга и температуру тела снизили. Впервые применили систему для поддержания в тонусе мышц без физической нагрузки.

В итоге Карстер просыпался по разу за два года полёта: когда корабль пересекал орбиту Марса и Юпитера. Обе планеты были в это время по другую сторону Солнца. Эдмунд проверял системы, связывался с Землёй и отслеживал состояние своего организма.

Проснувшись в третий раз, он с облегчением увидел жёлто-туманное пятно Титана в иллюминаторе. Где-то сбоку висел Сатурн, и Эдмунд, желая увидеть планету-гигант не через объективы камер, а собственными глазами, немного развернул корабль.

Зрелище было шикарным: желтоватая атмосфера освещала окружающую черноту, искрились кольца. Только сейчас Эдмунд вдруг понял, что он стал первым человеком, улетевшим так далеко от дома.

Пришла шифрованная информация с Земли, и Эдмунд с трудом оторвал взгляд от окольцованного красавца. Аппарат Korolev Technologies, стартовавший с орбиты Земли на неделю раньше Эдмунда, только что вышел на орбиту вокруг Титана и готовился к спуску.

- Я тебя догнал! - довольно воскликнул Эдмунд, когда локаторы обнаружили противника в какой-то сотне километров - совсем рядом по космическим меркам.

Теперь предстоял самый сложный и ответственный этап. Хотя какой из этапов не был сложным и ответственным? Снизив орбиту, корабль Карстера начал торможение в верхних слоях атмосферы Титана. Пока росла перегрузка, а внизу мелькали тёмные пятна метановых морей и тонкие змейки рек, Эдмунд сидел в противоперегрузочном кресле и жалел, что не установил на свой корабль ни одного научного прибора. Но, в конце концов, у него была другая задача.

Системы слежения показали, что аппарат Korolev Technologies тоже пошёл на посадку. Вот так, стартовав с недельным разрывом, преодолев немыслимые полтора миллиарда километров и совершив сложнейшие гравитационные манёвры, два охотника почти одновременно выходили на цель. Кто будет первым?

Тряска и перегрузка усиливались. Корабль Карстера, закручиваясь по часовой стрелке, как бы ввинчивался в плотную азотную атмосферу Титана. Вместе с тем росла температура обшивки. В иллюминаторе поползли языки плазмы. Высотомер показывал 270 километров над поверхностью. Интенсивность теплового потока достигла максимума. Когда-то давно, в Золотой век космонавтики, почти по такой же схеме осуществлял посадку крошечный «Гюйгенс». Теперь же по его стопам нёсся крупный космический корабль с человеком на борту. Был ещё один аппарат, тоже спускающийся в атмосфере, но Эдмунд предпочитал о нём пока не думать. Сейчас главное - сесть.

Карстер переключил процедуру спуска на ручное регулирование. Здесь должен был раскрыться маленький вспомогательный парашют, но можно это сделать и позже, чтобы спуск занял меньше времени. Дорога каждая минута!

Прошли отметку в 150 километров. Температура теплового экрана начала спадать, плазма больше не занавешивает иллюминатор. 100 киллометров. Отстреливается тепловой экран, он больше не нужен.

80 километров. Срабатывают двигатели, закручивание спускаемого аппарата прекращается. 50 километров. Компьютер приблизительно рассчитывает точку касания. До «Гюйгенса» далековато, надо подкорректировать. Эдмунд даёт два коротких импульса. Так-то лучше.

20 километров. Компьютер сигнализирует о критической высоте раскрытия парашюта. Сжав зубы, Эдмунд досчитывает про себя до двадцати и раскрывает вспомогательный парашют. Внешняя камера показывает, как вытягивается и раскрывается главный парашют. Скорость спуска падает до ста метров в секунду. Начинается болтанка. Эдмунд знает, благодаря данным, переданным самим «Гюйгенсом», что на высоте от 80 до 60 километров царит полный штиль, а ниже постоянно дуют ветра. Что ж, придётся терпеть.

Теперь самое главное - не угодить в метановое озеро. Через камеры внешнего обзора Карстер пытается угадать детали рельефа, но через плотную оранжевую муть видно очень плохо. Тогда он через камеры парашюта осматривает небо, надеясь засечь спускаемый аппарат Korolev Technologies, но повсюду плотные облака.

Когда в 2005 году в этой области садился «Гюйгенс», озёр или рек поблизости не было, но за прошедшие десятилетия многое могло измениться. Сам зонд мог утонуть, его могло засыпать песком. Но и эти мысли Эдмунд старательно гнал прочь.

10 километров. Облака расступаются. Теперь более-менее понятно, куда садиться. На одном экране Карстер видит данные с камер, на другом - видеозапись спуска «Гюйгенса». По деталям рельефа компьютер точнее определяет местоположение и, манипулируя натяжением строп, корректирует спуск. 5 километров. Как же медленно!

Километр. 500 метров. За три метра до поверхности включаются двигатели мягкой посадки, и посадочный аппарат мягко опускается на поверхность.

Эдмунд надевает шлем, компьютер проверяет герметичность скафандра. Пискнула приборная панель: воздух собран в баллоны, шлюз разблокирован. Можно выходить. Сила тяжести на Титане в семь разе меньше, чем на Земле. Эдмунд распахивает шлюз и выходит на поверхность. Внутренняя сторона шлема - экран дополненной реальности. Первая мысль - «Я на Титане»! Приходит сообщение, что аппаратура слежения засекла спускаемый аппарат Korolev Technologies на высоте двух километров. На шлеме отображается карта окрестностей, «Гюйгенс» отмечен красной точкой. До него какой-то километр. Филигранная посадка! Эдмунд поборол первый порыв бежать к «Гюйгенсу» и решил сначала нейтрализовать спускаемый аппарат соперников. Где они приземляются? Не так далеко. Карстер возвращается в аппарат за чемоданчиком с инструментами, быстро оглядывает окрестности и устремляется к месту посадки второго спускаемого аппарата. Вот он, продирается через низкие тучи, уволакивая огромным парашютом добрую половину. Скорее! Эдмунд бежит широкими прыжками, стараясь не выпускать из виду приплюснутый металлический шар, болтающийся на белом полотнище. Бум! Сработали двигатели мягкой посадки, подняв в воздух клубы пыли. Свернувшись, парашют опал рядом.

Задыхаясь, Эдмунд ныряет в эту пыль и останавливается. Сейчас она осядет, и он увидит противника. А пока можно открыть чемоданчик и приготовиться. Сначала робота нужно ослепить. Для этого у Карстера припасена монтажная пена - он зальёт ей камеры. И молоток. Куда без молотка? Теперь он готов драться. Ну же, выходи!

Пыль постепенно осела, обнажив закопчённый борт спускаемого аппарата. Очевидно, взяли корабль «Дракон-3» и немного его переделали. Полукругом логотип и надпись «Korolev Technologies». С шипением приоткрылся люк. Сейчас выдвинутся шасси и выедет колёсный робот. А потом Эдмунд с варварским криком набросится на него и распротрошит. Представьте себе лица в центре управления, когда до них дойдёт сигнал!

Прямоугольник шлюза распахивается.

Вместо резкого прыжка Эдмунд делает неловкие полшага и чуть не падает.

- Минори?!

- Эдмунд?!

Звон в ушах. Она что-то сказала? Нет, он прочёл по губам. Чёрт возьми! Продолжает говорить, но он не слышит. Рация! Словно в полусне, он показывает ей пальцами рабочую частоту. Она сначала не понимает, потом что-то переключает на скафандре.

- ... немыслимо! - в эфир врывается её голос. - Но как ты тут оказался? Вы же посылали... робота!

Только тут Эдмунд заметил, что в руках у Минори чемоданчик с инструментами.

- А какого лешего ты тут делаешь? Зачем было лететь сюда, если...

Карстер замечает, что воинственно размахивает молотком и в смущении отбрасывает его в сторону.

Какое-то время они говорят одновременно, потом умолкают, стоят друг напротив друга и молчат.

- Знаешь что, - наконец, говорит Минори, - нам давно пора поговорить. С самого университета.

Эдмунд ничего не отвечает. Минори Кимура выходит из спускаемого аппарата. Не сговариваясь, они шагают в одном направлении. Дует сильный ветер, и в условиях пониженной гравитации очень трудно устоять на ногах. Минори и Эдмунд время от времени хватаются друг за друга, чтобы не упасть.

- Здесь, - наконец, говорит Карстер.

Они осматриваются по сторонам, но вокруг только галька и песок. Два генеральных конструктора начинают методично прочёсывать местность, внимательно осматривая каждый сантиметр поверхности. Наконец, Минори находит то, что они искали.

«Гюйгенс» довольно сильно ушёл в песок, но внешних повреждений на нём заметно не было. Кимура и Карстер бережно откопали и осмотрели его, а потом сели рядом прямо на камни.

- Ну что же, - заговорил Эдмунд, - пора расставить все точки над пресловутой буквой. Как вообще возможно такое?

- Ты получил инсайдерскую информацию о том, что мы готовим беспилотную миссию за «Гюйгенсом»? - спокойно спросила Минори.

- Да. А потом в авральном режиме начал готовить свою программу.

- И скоро ты осознал, что построить и испытать робота, способного не только забрать аппарат, но и при необходимости нейтрализовать робота соперника невозможно?

Эдмунд кивнул.

- К тому же, у меня была готова пилотируемая капсула, переделанная из «Федерации». На подготовку было меньше полугода. Разработка беспилотного комплекса могла растянуться лет на пять.

- Ты собирался разбить наш ровер молотком?

- Я не придумал ничего лучше. А ты как собиралась действовать?

- Вывести из строя твою АМС электромагнитным импульсом.

- Гм, - одобрительно сказал Эдмунд. - Элегантно!

- У тебя сложился пазл?

- Конечно! Очевидно, Korolev Technologies и Cosmic Wanderers Inc принадлежит одному человеку, который захотел в кратчайшие сроки заполучить спускаемый модуль «Гюйгенс». А чтобы генеральные конструкторы не тянули с испытаниями, он сообщил нам идентичную информацию о том, что соперник далеко впереди.

- Я тоже так думаю. И если кто-то из нас не смог бы долететь или мягко сесть на Титан, работу выполнил бы второй.

- Честно говоря, я рад, что мы выжили.

- И я, Эдмунд. - Минори какое-то время молчала. - Что думаешь делать дальше?

- Запустить автомат по производству топлива, забрать «Гюйгенс» и через пару деньков отправиться в обратный путь.

- Не поверишь, но на счёт «Гюйгенса» у меня те же планы.

- Да? Неожиданно. Ну что ж, тогда он не может принадлежать ни твоей компании, ни моей.

- Отдадим зонд кому-то ещё?

- Нет, почему. Можно создать нашу с тобой космическую корпорацию. А «Гюйгенс» станет первым вкладом.

- Не поздновато ли создавать космическую корпорацию? - усмехнулась Минори. - Почти все стоящие космические аппараты давно стоят на Земле.

- Все ли? - Эдмунд хитро подмигнул Минори, и она вдруг поняла.

- Это ты лихо замахнулся, Эдмунд Карстер. Как же нам их догнать? Они давно покинули Солнечную систему.

- Лететь до дома нам пару лет, - Эдмунд поднялся, - что-нибудь за это время придумаем. Ты хотела со мной о чём-то поговорить ещё с университета. О чём именно?

+3
697
15:47
Не нашел ни слова о Гагарине… Только Korolev Technologies!!! ))
19:25
+1
Зато упомянут первый спутник и Лайка.
Вроде бы прочел, вроде бы легко и непринужденно. Местами даже ничего себе.
Стиль напоминает что-то типа ретро-футуризма! Вполне на прочтение. Спасибо.
19:53
Этот рассказ должен попасть в сборник!) Мне все понравилось, и описание, и сюжетная линия! Сначала, правда, я была немного иного мнения по поводу самого сюжета — к описанию никаких претензий! — возможно, вначале чего-то не хватало, какой-то интриги. Но конец оказался интересным, и даже был момент с напряжением, волнением! Описание мне показалось по-настоящему профессиональным!) Достойная работа!)
19:41
Ура, настоящий рассказ на конкурс. Оч. интересно читать. Автору респект и уважуха)
20:49
Рассказ в целом очень даже неплох. В НФ я, каюсь, понимаю не так много, как следовало бы, не мой жанр, поэтому судить достоверность воплощения научных теорий не возьмусь.
По сюжету есть несколько моментов, где у меня возникли вопросы. Во-первых, панибратские отношения между Эдмунтом и его начальницей Гертрудис, даже если она лишь играла роль начальницы, должна быть субординация, а если ее нет, нужно объяснить, почему подчиненный ведет себя как начальник. И суда же я отнесу момент в разговоре с Гертрудис, Эдмунт общается с ней на «ты», но иногда проскальзывает«это у вас для придания колорита», «у вас там зачем-то стоит» и сначала я подумала что автор сам не может определиться, как его герой будет обращаться к начальнице, но потом поняла, что имеется в виду местоимение вы во множественное числе. Но лично меня это немного запутало.
Во-вторых, в конце Эдмунд и Минори рассуждают об открытии своей компании, но если все так просто как они обрисовывают, почему же они раньше горбатились на чужих людей? Их путешествие на другую планету стоило компании огромных средств, и мне трудно поверить, что их начальник закроет глаза на колоссальные затраты и так просто разрешит присвоить им зонд.
Интересное показано противостояние между мужчиной и женщиной, понравились персонажи и их характеры. И вообще, как это все прорисовано на грани любви и ненависти, желании доказать друг другу свое превосходство и как итог — оба хороши, но каждый по своему. Я почувствовала этот накал страстей, эту гонку, желание победить во что бы то не стало.
Для меня сюжет тут ожил. Язык хороший. Я прочитала быстро и легко, как кино посмотрела. Приятная добросовестная работа. Желаю автору удачи.)
15:40
+1
«Народный» сборник для авторов, занявших НЕ первое место.

Почему? Количественный метод «самосуда» на группе из 20-25 чел. определяет победителя с определенной погрешностью (часто – доли балла, вероятность сговора). Но он в 99% случаев определяет действительно сильные работы.

Зачем? У авторов, занявших 2-5 места, сейчас ОЧЕНЬ высокая мотивация. При грамотной организации работы можно добиться лучших результатов, чем с 1 местом.

Что именно: предлагаю в отдельной группе осуществить доводку и доработку работ, которые содержат рациональное зерно. С помощью игротехнических методов и итерационных технологий. Потом выпустить «народный сборник». Своими силами. При возможности, если будет желание, нанять редактора и дизайнера. Рабочее название проекта «Нихт капитулирен» или «Ноу фейт».

Пока прорабатываю почву. Если есть интерес – пишите мне в личку. Будем работать.
Загрузка...
Мартин Эйле №1