Нидейла Нэльте

​Джин’ни

​Джин’ни
Работа №492

1

Он стоял на коленях и осторожно вертел в руках некий предмет явно драгоценного вида, но непонятного пока назначения. Он знал, что это такое, чувствовал...

Эта вещь – артефакт, на поиски которого ушли уйма времени и сил (и денег!). Артефакт, который, если верить рассказам, подарит ему небывалое могущество, силу самого Бога, возможность получить все, что он только захочет, стоит только разобраться, как эта штуковина работает!

Его глаза блестели. Вместо того чтобы думать о каких-либо действиях, мозг непроизвольно рисовал шикарные картины будущей новой жизни. Как…

Он услышал какой-то звук, быстро поднял голову. Перед ним, в каких-то двух шагах, стоял незнакомый мужчина с серьезным лицом и, прищурив один глаз, целился в него из арбалета.

Зазубренный наконечник болта, направленный прямо ему в лицо, приковал к себе взгляд. Не в силах подняться с колен или разжать стискивающие артефакт пальцы, не в состоянии хоть что-то промычать, он заметил краем глаза другую фигуру, справа от себя. Именно она и заговорила первой:

– Лови момент. Ты глаза то закрой. – Он не видел, но чувствовал ехидную усмешку на губах, с которой произносились эти слова.

Не в силах сопротивляться, он так и поступил, опустив вниз голову. Раздался щелчок, и череп его пронзила дикая боль. Он чувствовал, в некотором смысле даже как будто бы видел со стороны, что из его макушки торчит три вершка болта. Изо рта потекла кровь. Он застонал, к своему ужасу услышав, что арбалетчик перезаряжает свое оружие. Меньше всего ему хотелось получить ещё один снаряд в голову. Он снова застонал, с трудом разлепляя глаза.

– Что ты там стонешь?

Морику наконец удалось их открыть. Оказалось, он заснул сидя, свесив голову и пустив слюну над столом с картами, которые долго и тщательно изучал. Пока спал, кожа на его голове и шее натянулась, причинив ту боль, что во сне он принял за боль от выстрела в голову. Как глупо…

Морик усмехнулся и снова застонал, утирая слюни руками, в которых держал путеводитель по Леору. Не преминул и оглядеть после этого действия свои запястья, убеждаясь, что это действительно были слюни, а не кровь. Так, на всякий случай.

– Ничего, дорогая. Просто получил пару вершков. В голову. Из арбалета…

– Ты бы поменьше читал свои дурацкие книги!

Поменьше? Да ни за что!

Читать он очень любил. Что может быть лучше, чем сидеть в удобном кресле и потягивать вино, отправившись, например, вместе с легендарным королем Браностеном в поход в волшебную, полную тайн и чудес страну фейри? Или сражаться с могучим драконом, стоя плечом к плечу с верными соратниками, пусть даже и происходит это все в твоем собственном воображении. Нет, с этим занятием ничто не сравнится.

Кроме того некоторые книги помогали Морику и с другим его увлечением – разыскивать разные древности и артефакты.

Вот и в этот раз…

Он встал, потягиваясь. Да, что может быть лучше хорошей книги? Ничего! Разве что хорошая жена ценится наравне, благо и она у Морика есть. Он допил вино.

«Хорошая жена, что хорошая книга, да? Стонал я, значит, да? Ну-ну, сейчас посмотрим на тебя, милая!» – мысленно усмехаясь, думал Морик, направляясь в спальню. К жене.

***

Вот и в этот раз книги сослужили ему свое. Путеводитель по Леору Риэри Острис. Легенды и предания юга Огира Готмонда… Они здорово помогли Морику, как и его несравненная коллекция карт. Помогли отыскать, наконец, городок Вэдмур, место сколь и мало ныне известное, столь и загадочное…

Впрочем, и городом-то Вэдмур теперь не назовешь. Потому что уже с давних времен он не существовал. Его не было ни на одной из Мориковых карт, даже на самых древних. Он проверял. Много раз.

В своем путеводителе Риэри лишь немногословно, без каких-либо географических подробностей, упоминала его как место, где якобы давным-давно добывались кристаллы призмера. Было это, разумеется, где-то в землях Леора.

Еще больше круг поисков сузил старина Огир, который не только поведал историю Вэдмура, но и упомянул место, где было построено это поселение. Более того, место это как раз было отмечено на одной из самых старых карт Морика.

Угодья Лейфрика.

То, что нужно!

Обычно, Морик так просто, как в этот раз, не решался отправляться в путь на поиски артефактов. Во-первых, сведения о том, что где-то находится что-то ценное, требовали хоть каких-то подтверждений и гарантий на успех. Ведь все эти легенды, предания, мифы, рассказы и сплетни – не более чем преувеличение и преукрашение обыденности, как считал сам Морик. Во-вторых, требовались время и деньги. На поиски, разведку, информацию. На наем рабочих, телохранителей, сопровождающих. На подготовку. Все это означало расходы, а расходы Морик не любил. Тем более учитывая, что очередное путешествие всегда могло закончиться ничем. Но такие неудачи, которые иногда имели место быть, не умерили пыла и азарта этого человека.

Таких людей, как он, называли квесторами. Или искателями. Теми, кто, якобы, тратит свое время на глупые поиски древней рухляди и барахла. Но Морик знал, что большинство квесторов достаточно обогатились на этом деле, да и сам он благодаря этим «глупым поискам» подрос среди важных и богатых персон Леора. Во всех смыслах подрос.

Да, в этот раз все было иначе. Есть информация об артефакте. Найдено его более-менее точное местоположение – недалеко, здесь, в Леоре. Есть снаряжение, есть кони. Есть друг, такой же квестор, всегда готовый отправиться вместе с Мориком в путь. В общем, есть возможности и, наконец, желание!

Чего у него не было, так это знания, которого впрочем, ни у кого никогда нет. А именно знания, что ждет впереди и чем закончится очередное приключение.

А потому Морик никак не мог даже и предполагать, что в этих поисках он обречен на «успех», цена которого – ужасные страдания и смерть десятков, если не сотен людей.

А даже если бы он и узнал об этом…

Пути назад уже не было.

2

Всё началось меньше месяца назад, в тот момент, когда Морик уже заканчивал свой шикарный ужин в местечке под названием «Фортуна», что в Мариборе. Он частенько ездил в этот город по делам.

Позже, вспоминая тот вечер, Морику название трактира, в котором он был один единственный раз, навевало некую иронию, ведь именно там ему действительно, как он считал, подфартило.

Морик собирался уже вставать из-за стола, чтобы подняться в свою комнату и хоть немного отдохнуть перед предстоящей завтра дорогой домой, как случайно, краем уха, услышал нечто интересное. Нечто, что заставило его сесть на место и повременить с запланированным уходом.

– Да послушай ты, я расплачусь за эту выпивку и с долгами тоже рассчитаюсь, но только позже. Черт, да я же смогу скупить все твое пойло, да что там, всю твою дрянную забегаловку смогу купить с тобой в придачу, как только отыщу этот Вэд… Вэдм… Вэдмр, чтоб его! Я ж тебе говорю…

Незнакомец был более чем достаточно пьян и ничтожно убедителен в своих заверениях. Судя по безразличной физиономии хозяина заведения, был здесь этот гость, который уже чуть ли не нашептывал ему что-то на ухо, далеко не в первый раз.

Трактирщик даже ухом не повел на его слова, зато Морика разобрало любопытство, что это за «Вэдмр» такой и что там такого может быть, что позволит такому определенно ничтожному и безнадежному пьянице купить целый трактир со всем его содержимым, включая и самого трактирщика.

– Иди-ка ты уже, Кормик, отседова. Поищи что-нибудь попроще, мозги свои, например, и желательно подальше от моего трактира.

Пьяница лишь пригрозил хозяину пальцем, попытался что-то сказать, но вместо этого только икнул и пошел к выходу, с трудом сохраняя координацию движений.

Морик быстро встал из-за стола, купил самый крепкий напиток и отправился не в свою комнату, нет, а вслед за этим Кормиком, который уже успел выйти на улицу.

Чутье, чувство, которому Морик придавал большое значение, вновь сулило добычу. В былых приключениях он отточил свой «нюх» на такие дела и в последние годы «нюх» этот ни разу его не подвел.

Закончилась та вечерняя прогулка довольно таки быстро. После краткого знакомства, Кормик, отвечая на столь любезное приглашение выпить хороший напиток, да еще и в хорошей компании, не растерялся и начал «благодарить» Морика клятвенными заверениями, что в следующую их встречу, он будет угощать Морика в самом дорогом и самом лучшем трактире самого Леора! Квестор же, скромно кивая и улыбаясь, все чаще протягивал бутылку своему спутнику. Сам же пригубил по-настоящему лишь один раз.

С каждым новым глотком Кормик становился все «щедрее» и уже обещал Морику, обнимая того как своего лучшего друга, подарить чуть ли ни королевский замок. Морик же, крайне удивляясь, спрашивал своего «нового приятеля», откуда же он возьмет столько золота! Тот, хитро хихикая, и поведал тогда Квестору свою историю.

Историю, в которой большая часть отводилась тому, как Кормик в очередной раз крепко напился в «Фортуне», снова приумножая свои долги, и, будучи втянутым в драку, был, в итоге, вышвырнут оттуда прочь.

Ковыляя в ночном городе, побитый и вывалянный в грязи, Кормик, в поисках новых приключений забрел в какие-то кусты, которым не было конца и края. Выйдя, наконец, к фасаду шикарного поместья, он осознал, что находится во владениях градоправителя Марибора, Рионарда Эрметриса, человека сколь уважаемого среди знати, столь и невыносимого и противного среди простонародья. Смекнув, что будет глупо испытывать и дальше этой ночью судьбу, дожидаясь своего обнаружения охраной, Кормик припустил в обратном, казалось бы, направлении, да так поспешно, что споткнулся и полетел прямиком в густые кусты шиповника. Уже более уверенно собираясь поднять непристойного содержания шум, чувствуя острые иглы, впившиеся во все наиболее чувствительные части своего тела, он оборвался на полуслове, услышав внезапно шепот. Тихий, но отчетливый, словно разговор шел рядом с ним. Шепот, издаваемый каким-то неестественно противным голосом, который наверняка принадлежал Эрметрису.

Самого же мерзавца видно не было.

– Он станет моим… Да… Нужно только отыскать… Вэдмур, ВЭДМУР! Он где-то здесь, в Леоре… Да, исполнитель желаний… станет моим, да! Подарит мне все, что я захочу, да! Нужно искать, нужно найти его…

Противно-нервирующий бред оборвался так же внезапно, как и начался. Повисла тишина. Ничего и никого не видно. И не слышно. Он ушел?

Не шибко задумываясь о том, как он, утыканный иглами шиповника, сумел остаться незамеченным, Кормик, выждав немного времени и решив, что монолог градоправителя все же окончен, и он ушел, вылез из кустов и подобно червю пополз подальше отсюда. Оказавшись на достаточном расстоянии, он встал и побежал, на ходу успокаиваясь от мысли, что не отхватил по физиономии за свой наглый визит, и переваривая услышанное в саду.

Позже, поняв суть и смысл слов Рионарда, Кормик решил опередить его в поисках сокровищ. Вернее – сокровища. Некоего исполнителя желаний.

На следующий день, набравшись уверенности в задуманном, Кормик… продолжил пить и расспрашивать всякого встречного об этом Вэдмре. Не выведав за весь день ничего нового об этом месте, но узнав много нового о себе, он отправлялся пить дальше в надежде, что ответ на его вопрос, возможно, сокрыт где-то на дне стакана. И так продолжалось несколько дней подряд. Вплоть до этого дня.

Закончив свое повествование и запричитав, что в глотке его пересохло, Кормик с новыми благодарностями принял из рук Морика бутыль и сделал большой глоток. Закашлял.

Квестор, напряженно тасуя собственные мысли с полученной информацией, постучал своего спутника по спине и сказал с наигранным сожалением, что должен идти по своим делам. Немного подумав, Морик сунул в руки горе-искателя несколько монет, взяв с того обещание, что он обязательно выпьет еще за здоровье нового друга. Кормик с готовность поклялся в этом и снова взялся осыпать своего спасителя новыми благодарностями, не слишком отличающимися от предыдущих. Но Морика уже и след простыл.

Квестор поспешил в трактир, поговорить с трактирщиком и наконец, хоть немного отдохнуть. Однако получив от хозяина «Фортуны» ответ на свой вопрос о градоправителе, он понял, что отдохнуть ему уже не удастся. Рионард Эрметрис еще в городе, но в ближайшее время вроде как собирается куда-то уезжать. С эскортом.

Нужно спешить. Нужно найти его раньше.

3

Если верить Огиру городок Вэдмур возник почти два с половиной века назад в мало изведанных землях единственного на тот момент королевства людей – Леора. Земли эти представляли собой дикий лес, расположенный на юго-востоке от столицы самого королевства. Свое название, Угодья Лейфрика, этот участок Леора получил после того, как человек по имени Лейфрик Уинред, близкий друг и соратник короля Фродоса Унтира, облюбовал его, как идеальное для охоты, изобилующее разной живностью место, и получил эти земли в подарок от короля.

Промышляя в новых владениях, порой вместе с друзьями, в том числе и с королем, Лейфрик, преследуя очередную дичь, которую уже успел ранить из своего лука, совершенно случайно наткнулся на овраг, споткнулся о корягу и полетел, кувыркаясь по склону, вниз. Крепко приложившись головой о камень и придя в себя через неопределенное время, горе-охотник понял, что про добычу можно забыть. Голова трещала, все тело болело, лук сломался, а чертов камень… Был и не камнем вовсе.

Большой, зеленый, слегка прозрачный кристалл торчал из земли и переливался в едва пробивающихся сквозь кроны деревьев лучах полуденного солнца. Призмер. «Эльфий камень», как называли его некоторые невежды.

Пройдя не спеша по всему оврагу, Лейфрик понял, что угодил прямиком в месторождение редкого и драгоценного материала. Глупцом он не был и прекрасно понимал, что образовавшийся некогда овраг открыл лишь малую часть призмера, который хоть и встречался не так часто, но и не ограничивается малыми запасами.

Быстро просчитав, что к чему, охотник направился в Леор и поведал королю о своей находке. В малые сроки была собрана экспедиция рабочих и ученых и направлена к тому месторождению.

С течением лет в Угодьях Лейфрика была основана шахта по добыче призмера, а рядом с ней отстроено поселение, Вэдмур, в котором проживали в основном шахтеры и их семьи. Городок процветал, а с ним и все королевство.

Охотник же и землевладелец Уинред стал наместником Вэдмура, однако построил себе домик в отдалении от города и продолжал охотиться в своих Угодьях, передав бразды управления шахтой и Вэдмуром своей семье. Позже его нашли мертвым в его же доме. Он совершил самоубийство по причинам никому неизвестным. Семейное же дело Уинредов продолжало передаваться из рук в руки, от отца к сыну.

Последнее, что известно о городе от мастера Готмонда это то, что спустя сто двадцать четыре года Вэдмур и шахта по добыче призмера пришли к пику своего процветания при правлении Геральда Уинреда, последнего известного потомка Лейфрика Уинреда.

О дальнейшей судьбе города и о причинах, почему его не стало, Огир почему-то не написал.

«Может, ему это было неизвестно? Или на то есть какие-то другие причины?», – размышлял Морик, подгоняя свою лошадь.

Они выехали из Леора рано утром, Морик и его друг-квестор Джар. С того момента, как Морик узнал о Вэдмуре и исполнителе желаний, прошло уже почти три недели. Сравнивая с предыдущими экспедициями, времени на подготовку в этот раз ушло значительно меньше, однако, учитывая наличие конкурентов из Марибора, три недели – немаленький срок. По крайней мере, так ему, Морику, казалось. Кто знает, что за это время предпринял Рионард? Сколько еще людей прознало обо всей этой истории от Кормика? Сколько из них сами являются искателями?

Ответов на эти вопросы не найти, понимал Морик. До Угодий Лейфрика не так уж и далеко, но и не близко. К тому же предстоит еще отыскать в этих лесах останки Вэдмура, а это само по себе было непростой задачей… Если только им не удастся отыскать дорогу, по которой оттуда некогда вывозили призмер.

«Но ведь прошло немало лет, она наверняка заросла…».

Ясно было лишь одно – нужно поторапливаться.

4

– И все же, Морик, как ты считаешь, что это за исполнитель желаний такой?

Они сидели за дубовым столом и потягивали холодное пиво в самом углу просторного зала, в котором сегодня собрались немногочисленные гости, в основном купцы.

Постоялый двор, в котором Морик и Джар остановились, назывался «У Дэви». Они добрались без особых происшествий, следуя по южной дороге. Путь сюда из столицы занял почти двое с половиной суток, включая время на отдых и сон. И всего два приема пищи.

Провизии с собой они взяли немного, оба были худощавы и низкорослы. Им много и не требовалось. Однако теперь плотно перекусив и придавливая все это пивом, оба были более чем довольны.

Морик почесал свою уже порядком облысевшую – в его-то тридцать два года! – макушку, размышляя, стоит ли здесь и сейчас поднимать эту тему.

Еще делая заказ, он расспрашивал хозяина двора о свежих слухах и сплетнях, в основном о том, не проезжал ли этой дорогой на юг кто-нибудь интересный. К примеру, градоправитель Марибора или может быть даже сам король. Получив отрицательный ответ и свой заказ, оба квестора порядком успокоились. Никакие конкуренты им пока что не угрожают.

Решив, что их никто не услышит, Морик, сделав очередной глоток пива, ответил, наконец:

– Даже не знаю. Какой-то предмет, наделенный силой исполнять желания? Скажем, графин или… еще что-то…

– Графин с ушами, да? – усмехнулся Джар. – Чтобы исполнить желание, его нужно сперва узнать. Как, по-твоему, графин, или другой какой предмет узнает, чего ты желаешь?

– Хочешь сказать, что это может быть какой-то человек? Безумец, живущий в руинах заброшенного города? Старик, который внимательно тебя выслушает и, выдрав несколько своих волос и разорвав их, исполнит любое твое желание? Или не исполнит, если ему вдруг от старости или истощения не хватит сил волосы эти порвать?

– Ну не обязательно это должен быть человек! Может лепрекон какой. Или еще какой фейри.

– Не известно еще ни одного фейри, а тем более человека, который сумел бы овладеть такой магией, ты же знаешь. Лишь немногим знаменитым чародеям-фейри удавалось всего-то зачаровывать предметы при помощи какой-то редкой дряни, чего-то вроде материальной магии, которую можно потрогать. Да и то это было давным-давно. Однако даже им было не под силу управлять магией без использования созданных ими же артефактов. А мы и другие искатели теперь и занимаемся поисками таких вещей. Взять, например, самопишущее перо, похожее на куриное, только больших размеров, которое я отобрал у боггарта, когда мы искали гномий клад на севере, в Ильтгорских холмах. Чертово перо, я тогда забыл его спрятать в футляр, прочитало мои мысли, пока мы спали, и изрисовало меня, потому что рядом не было чистой бумаги! Или вот вспомни наш совместный поход в Альдирскую расселину, где ты нашел…

– Помню, помню. – Печально вздохнул Джар, погружаясь в воспоминания. – Я тогда чуть руку себе не сжег той проклятой палкой…

– Просто ты не умел ей пользоваться!

– Потому и отдал ее тебе. Так или иначе, думаю, ты прав, Морик. Скорее всего, этот исполнитель желаний тоже какой-нибудь зачарованный предмет, только более необычный и могущественный. Просто, мало ли чего на свете не бывает. Мы ведь многого не знаем. Я лишь надеюсь, что он не представляет опасности…

– Я тоже. Но мне вот больше интересно, откуда мерзавец Эрметрис о нем прознал…

– Кто знает… Может ему кто-то рассказал. Или ему известно о Вэдмуре больше нашего. Что-то такое, чего… Не знаю!

– Ладно. Не будем ходить вокруг, да около… Пиво кончилось, а нам пора в путь! – Морик быстро и уверенно поднялся, почесал пальцем за ухом и также быстро сел на место, заговорчески взглянув на товарища. – Или еще по кружечке?

– Ну, можно, наверное, – как бы неуверенно произнес Джар. – Время у нас еще есть, да и на пятки никто не наступает…

– Вот и я о том же подумал! – рассмеялся Морик. – Хозяин, еще пива!

***

В общей сложности они выпили не по одной, а по три кружки пива, и отправились в путь уже в сумерках, прихватив с собой еще целый бочонок. Не проехав и шести миль, мужчины решили остановиться на ночлег. Они съехали с дороги и направились к видневшейся сквозь немногочисленные деревья и кустарники полянке.

Привязав лошадей и разведя маленький костерок, искатели открыли пиво и, разлив его по кружкам и усевшись на землю, принялись пить. Их пьяные разговоры о том и сем, о вечной дружбе и прочей чепухе становились все более нечленораздельными и в итоге закончились совместным громким храпом.

Морик проснулся от громкого чавкающего звука. А может от неприятных ощущений, вызванных прикосновением к его шее и гладко выбритому лицу очень уж колючего одеяла. Или от вони…

«Постойте-ка, я же не брал с собой одеяла!», – от этой мысли сонливость как рукой сняло. Он вдруг, как по наитию, понял, что происходит.

Лепрекон, этот мерзкий и вонючий бродячий фейри, приложился к его кружке, которую Морик, заснув, еще стискивал на груди, и допивает остатки пива. И при этом уселся своей волосатой задницей на его, Морика, с благородными, достойными разве что короля, чертами лицо!

«Мерзавец!», – от поглощающего все и вся гнева попытался взреветь квестор, но рот его, едва успел Морик его раскрыл, тут же забило грязной волосней.

Видимо лепрекон почувствовал, что кто-то попытался закричать ему в зад, потому что существо тут же вскочил, упершись руками в грудь Морика, и, мельком взглянув на человека, захохотало. Потом бросилось бежать.

– Лови ублюдка! – закричал Морик Джару, одновременно вскакивая и выплевывая волосы (и что-то еще). Но Джар сидел, словно болван, натирал глаза и пытался понять, что происходит.

Морик наконец поднялся на ноги и бросился в погоню за лепреконом, но недооценил негативное воздействие выпитого накануне алкоголя и, потеряв координацию движений, рухнул на землю.

Однако немного же ему все-таки повезло – если конечно такое можно назвать везением – падая, он прикоснулся к косматой ноге фейри и тут же вцепился в нее мертвой хваткой. А потом из глаз Морика посыпали звезды.

Это лепрекон, почувствовав, что его почти поймали, развернулся и со всего размаху засадил неудачливому квестору по голове. Ударил он одним из своих тяжеленных сапог, которые любил чистить каждый день, поутру, на протяжении вот уже пары веков. Если бы Морик узнал об этом, он бы решил, что за этот длительный срок дорогие сердцу данного вида фейри башмаки не стали легче. Ничуть.

Лепрекон вырвался и продолжил свой побег в лес, вновь начав хохотать.

– Он выпил мое пиво! – заскулил в этот момент Джар, поняв, наконец, что к чему, и бросился в погоню. Но тоже споткнулся и повалился на Морика сверху.

Оба стонали и ворочались. О дальнейшей погоне не могло быть и речи. Лепрекон сбежал.

Джар попытался подняться, но безуспешно.

– Морик, что с тобой? Ты что, плачешь?

– Умирааа… юю… я! – всхлипывал и стонал тот в ответ. После вечерних посиделок у Морика и так раскалывалась голова, а тут мерзкий лепрекон мало того, что унизил, так еще и припечатал его по затылку тяжеленным, оббитым железом, каблучищем.

Так что умереть прямо здесь и сейчас, лишь бы избавиться от боли, было теперь единственным желанием Морика, которое он с охотой высказал бы исполнителю желаний, будь он под рукой.

Но его не было.

***

Больше в эту ночь ничего интересного не произошло. Бродячий лепрекон успел только отвязать лошадей (благо они не разбежались), выдуть все пиво, в том числе и то, что оставалось в бочонке, да оприходовать Морика по голове.

Джар отделался лишь парой царапин. Его товарищу же досталось больше – на его голове вскочила огромная шишка. Но больше всего сегодня пострадала гордость Морика. Разумеется, он не рассказывал Джару, что мерзкий фейри успел оседлать его лицо, пока высасывал из кружки остатки любимого алкоголя.

Позже Морик вспомнил слова друга: «Он выпил мое пиво!». Может лепрекон успел посидеть и на морде у Джара? Вполне возможно! Мысль об этом немного утешала.

Так или иначе, к рассвету все забылось. Почти все.

Однако друзья даже и не подозревали, что неприятности для них только начинаются.

5

Погода к полудню начала резко портиться. Черные тучи быстро заполонили небо, на котором еще несколько минут назад не было ни облачка. Солнце полностью скрылось, скрылись и последние голубые прорехи. Сделалось темно.

Джар и Морик накинули плащи, проклиная свое невезение и ожидая крепкого ливня, но движения своего не прекратили. Они были упорны, что уж тут сказать.

Путешествие их продолжалось вот уже почти целую неделю. Половина пути до Гвенгона была пройдена, а значит, они уже близки к цели. За последние четыре дня пути на юг им не встретилось ни единой живой души. Ни купца, ни торговца, ни путешественника или пилигрима.

С момента ночной потасовки с лепреконом других приключений на их долю не выпало. И это, с чем согласились бы оба, было хорошо. Они, конечно, могли постоять за себя и далеко не для красоты висели на поясах их мечи. Просто не было в них того воинского запала, не было азарта боя…

Молния осветила мрачный горизонт, последовал раскат грома. Резкий порыв ветра скинул капюшоны плащей. Дождь все не начинался.

– Мы должны быть уже близко! – прокричал Джар, поправляя свою накидку. – Погода совсем поганится, скорей бы найти уже эту треклятую дорогу. Потом, думаю, можно будет и отдохнуть. Лагерь разбить. Мокнуть совсем не хочется, я и так что-то подмерзать стал в последнее время. Не заболеть бы. Что скажешь, Морик? А, чертова кобыла!

Лошади квесторов уже второй день вели себя странно. Начинали беситься ни с того, ни с сего. Ехать не хотели…

Морик молчал, незаметно оглядываясь то и дело назад и бегая глазами из стороны в сторону. Он не говорил своему напарнику о своих навязчивых неприятных ощущениях, словно за ними кто-то следит…

Джар в свою очередь тоже чувствовал нечто подобное и ничего не говорил Морику, полагая, что это всего лишь его воображение.

И только лошади чувствовали на себе взгляд злых и противоестественных, чуждых любому живому существу глаз.

6

Дорогу они обнаружили ближе к вечеру. С трудом различая местность вокруг, Джару совершенно случайно удалось различить очертания лесной тропы, успевшей уже зарасти кустарниками и деревьями.

Солнце еще не село, но темные тучи никуда не делись. В такой темноте все равно далеко не продвинешься в поисках, зато с легкостью собьешься с пути и заблудишься. Поэтому приятели сочли разумным остановиться и разбить лагерь здесь, на развилке.

Дождь, к счастью, так и не начался.

Темнело. Джар готовил на костре кашу – сегодня была его очередь кухарить. Морик, придвинувшись ближе к свету огня, изучал карту, которую расправил перед собой и придавил камнями.

– Думаю, мы на верном пути, Джар. Все ориентиры сходятся. Кроме того, старая дорога в Вэдмур – единственный путь, идущий на восток от южного тракта. Конечно, дорогой его теперь назвать трудно, но других развилок от Леора до Гвенгона не было, и нет. По крайней мере, если верить картам.

– Хорошие новости. Да и разве есть у нас другие варианты? Как думаешь, далеко ли отсюда до этого Вэдмура?

– Для начала нам нужно добраться до Угодий Лейфрика. Если верить картам, до него нам около одиннадцати миль. За последние десятилетия этот лес разросся. Здесь, например, вообще не должно быть никаких деревьев!

– Значит, нам придется изрядно побродить… Мы ведь этого ожидали, разве нет? Вероятность, что мы на верном пути, достаточно велика. К тому же, как я уже сказал, выбора у нас нет. Никто нам не поможет. Если ошиблись… Что же, тогда и будем думать, что делать дальше. Пока нам остается только надеяться, что ни Эрметрис, ни кто-либо другой не наступает нам на пятки…

– Кстати об этом. Знаешь, я в… – Морик осекся. Джар вскочил, быстрым движением выхватывая меч из ножен. Они оба это услышали. Шелест кустов, хруст веток. К ним кто-то приближался.

– Приветствую вас, странники! – из тьмы деревьев, наконец, показалась высокая, укутанная в черные плащ фигура. Незнакомец вышел на полянку, приблизился к лагерю искателей. Ни Морик, ни Джар не могли разглядеть путника. Даже в свете костра лицо его было сокрыто большим капюшоном. Виднелась лишь густая белая борода.

– И мы, кхм, приветствуем… – проговорил с трудом Джар. Ни он, ни Морик, который тоже успел обнажить свой клинок, мечей не спрятали. Повисла тишина.

– Прошу прощения, если потревожил вас, – начал незваный гость, будто не замечая направленных в его сторону мечей. – Я не хотел напугать вас. Позвольте представиться. Я – Трэленвертенгард. Направляюсь на север. А вы, позвольте спросить?

«Что еще за имечко?» – подумал про себя Морик, убирая оружие, а вслух сказал:

– Я – Морик, а это Джар. Мы направляемся на юг, в Гвенгон.

– По срочным делам, – добавил Джар. – Вы, я вижу, тоже налегке. Спешите в Леор, значит?

– Нет, не в Леор, – пришелец подошел ближе к костру. Кряхтя, присел на камень. Квесторы тоже сели. – Дальше. На север.

– К эльфам? – удивился Морик. Он еще ни разу за всю свою жизнь не видел этих созданий. – Вы эльф?

– О, нет-нет, я не эльф! – еле понятными голосом произнес старик (он явно был уже немолод). Видимо предположение о принадлежности к фейри его рассмешило. – Я иду не к эльфам, а на встречу с собратьями. Коллегами, если хотите.

– И кто же вы с коллегами по профессии? – вежливо спросил Джар.

– У нас нет профессий.

Снова повисла тишина. Искатели чувствовали, что незнакомец изучает их внимательным, немигающим взглядом. Им от этого ощущения стало неловко.

«Это еще что за черт такой?», – думал Морик.

– Не отужинаете с нами? – спросил вдруг Джар, вспомнив про кашу, и потянулся за котелком. – Немного подгорело, черт…

– Спасибо, не откажусь, – промолвил Трэленвертенгард.

«Еще бы ты отказался», – снова подумал Морик. Он не доверял этому странному незнакомцу. Кто станет ночью бродить по дорогам и лесам? Пешком! На север. За Леор. К эльфам! В одном плаще! Только чудак. Ну а где его сумка? Хоть какое-то снаряжение? А чем он питается в дороге? Травой? И как его принесло именно сюда. К ним. К дороге, ведущей в Вэдмур, к исполнителю желаний, если он и вправду существует.

«А может он и есть исполнитель желаний?», – подумал вдруг Морик, вспоминая их с Джаром разговор «У Дэви».

Ели молча. В тишине были слышны лишь треск костра да скрежет посуды. Как ни странно, ложка у странника все-таки откуда-то нашлась.

– И все-таки, чем вы занимаетесь в жизни? Вы и ваши… коллеги? – спросил, наконец, Морик.

– Мы наблюдаем, – ответил гость.

– За чем?

– За всем помаленьку.

– Но зачем? Что вы с того имеете?

– Знания, разумеется, – весомо ответил старик, вытирая свою ложку и убирая ее куда-то в глубины своего плаща. – А чего ищите по жизни вы?

– Возможностей улучшить свое положение в обществе. Власти, влияния. Всего помаленьку. Мы, конечно, тоже не глупцы, но одними только знаниями сыт не будешь! – На этом Джар рассмеялся.

Ученый (по крайней мере, квесторы решили, что перед ними ученый) долго молча. Затем произнес:

– Понимаю.

– Вы, наверное, за свою жизнь многое успели изучить, да? – спросил Морик. – Вам известно что-нибудь об этих краях? Мы с партнером здесь впервые и не очень-то эти места нам нравятся. Поближе к столице лучше будет…

– Что же за срочное дело повело вас в неизвестные края и без проводника?

Морик с силой прикусил язык.

– Ну да ладно, не мое это дело, – вновь начал старик. – Вам нечего бояться на дороге. Это – единственный путь, соединяющий Леор с Гвенгоном. Не сворачивайте с него, и все будет хорошо.

– Вы говорите, что эта дорога единственная, а куда ведет этот путь? – спросил Джар, указывая рукой на поросшую старую дорогу.

– Этот путь уже много лет никуда не ведет. Когда-то здесь была дорога, проложенная бывшими правителями Леора. Она проходила почти через весь Ла’Эльгрим…

– Ла… ээ… что?

– О, простите, это название вам ни о чем не скажет. Дорога проходила через лес, названный Угодьями какого-то Лейфрика. Вела она в городок Вэдмур, ныне заброшенный…

– Вэдмур, Вэдмур… – наигранно, еле сдерживая свое возбуждение, перебил старика Морик. – Где-то я встречал это название… Ах да! Ученый Огир Готмонд описывал его в каком-то своем труде. Там вроде как добывали призмер, не так ли?

– Эльфийский камень, да. – подтвердил Трэленвертенгард.

– А почему город стал заброшенным? – спросил Морик. – Не помню, чтобы Огир описывал это…

– Огиру это было неведомо, а потом… Он просто исчез, – ответил ученый. – С приходом людей в эти земли многое изменилось. Магия изменилась…

Трэленвертенгард затих. Молчали, явно недоумевая, и Джар с Мориком.

– Поселения-призраки, исчезновения людей, стихийные бедствия, эпидемии… Даже Торос становится все ближе…, – продолжал мужчина, подняв сокрытые капюшоном глаза к темному небу, словно мог видеть сквозь материю и тучи ту большую сферу, видимую лишь в безоблачном небе, сияющую ночью и еле заметную днем. – Мир меняется… Хотите знать, что стало с Вэдмуром?

– Эм, пожалуй, да, – неуверенно произнес Джар, переглянувшись с другом.

– Что ж, – вздохнул ночной гость искателей и начал свой сказ. – Коль так, слушайте.

Если вам известен труд Огира, то вы знаете, что последним правителем Вэдмура был потомок Лейфрика – Геральд Уинред. Именно он впервые позволил работать в шахте женщинам. Многие рабочие были против такого решения, ведь работа под землей крайне опасна и ответственна, а на женщин, как известно, в таких делах нельзя рассчитывать.

За всю историю существования шахты Вэдмура в ней случился только один несчастный случай, да и тот по естественным причинам. Тогда погиб всего лишь один шахтер, вернее сказать пропал без вести. Его тело так и не нашли. Поэтому помимо рабочих против женского труда в шахте высказались и другие жители городка. В том числе и один писатель…

Он недавно приехал в город со своей молодой невестой. Поселились они в старом доме старика Лейфрика. Вскоре девушка, видимо заскучав, тоже пошла работать в шахту, а позже и вовсе бросила своего молодого жениха. Геральд предложил ей довольно неплохую руководящую должность в шахте и домик в городе, где она сможет жить. Иные потом шептались, что у них роман, но это было не так. Именно тогда-то и начались проблемы.

У одного из работников сгорел шикарный дом, доставшийся ему в наследство от предков, живших в нем еще с самого основания Вэдмура. Позже исчез без следа и сам бедолага. Вышел пьяный из таверны, подышать свежим воздухом на крылечке. После этого его больше никогда не видели. Живым, по крайней мере. А через несколько дней могильщик обнаружил в своих владениях свеженькую могилку. Ее раскопали. Там оказался мужчина, забитый чем-то тяжелым до неузнаваемости. Думаю, не стоит пояснять, чей это был труп.

Чуть позже другой мужчина погиб на работе в шахте при небольшом обвале. Еще позднее в собственном доме было найдено тело шахтера. Его пригвоздили киркой к кровати, на которой он спал.

Были и другие смерти и убийства. И «несчастные» случаи были. Только виновник всего этого не был известен. Многие считали, что это вернулся с того света Грир, самая первая жертва шахты Вэдмура. Тот, тело которого не было найдено. Говорили, что он пришел, чтобы тоже выступить против женской работы под землей. Или отомстить за то, что его плохо искали в свое время. В общем, придумывали всякие глупости и суеверия…

– Кто же все-таки был убийцей? И что там, в конце концов, произошло? – не выдержал Морик.

– Имени его я не знаю. Правда в том, что виновником этих трагических событий был молодой писатель, от которого ушла невеста. Зачем он это делал? Из ревности? От обиды? Хотел вернуть ее? Не знаю. Знаю только, что вскоре он уехал из города, закончив свою новую книгу. А за несколько дней до этого в шахте, когда началось очередное рабочее утро, были обнаружены два тела. Они были присыпаны землей в свеженькой ямке. Мужчина и женщина. У него была пробита голова, а у нее сломана нога. Геральд Уинред и та самая молоденькая бывшая невеста писателя (она была погребена заживо). Как они там оказались – неизвестно. Страшная смерть…

– Откуда вы все это… – начал было Джар.

– Так или иначе, но с отъездом писаки проблемы не прекратились. Несчастные случаи в шахте начали набирать обороты. Люди сходили с ума, пропадали, убивали друг друга… В итоге шахта закрылась, а Вэдмур был вскоре покинут жителями. Те немногие, кто изредка все же отправлялся туда, обратно не возвращались. Пусть это будет предупреждением для вас. В мире и так происходит много непонятного и неизвестного. И со временем становится только хуже. Ох, магия…

Старик замолчал.

– Откуда вы все это знаете? – спросил, наконец, Джар.

– Знания… Я же говорил вам, что я наблюдаю. Изучаю… Что ж, засиделся я с вами. Пора мне в дорогу…

– Сейчас? Ночью? – забеспокоился Морик.

– Для меня нет разницы, ночь или день… Бывайте. И спасибо за ужин.

Трэленвертенгард поднялся и медленно направился к южной дороге, сказав напоследок:

– Ехали бы вы обратно.

И ушел.

7

Проснулись они поздно. Когда Морик открыл глаза, солнце уже перевалило за полдень. Быстро вскочив и наскоро собравшись, искатели запрыгнули в седла и отправились в путь на голодный желудок.

О ночном госте они не думали. Почти. Мысли их теперь были сосредоточены на одном: они почти у цели. Если им повезет, и они не потеряют дорогу, то, возможно, до Вэдмура они доберутся уже сегодня. А там уже можно будет заняться поисками исполнителя желаний, чем бы он ни был.

«Интересно, – размышлял Морик в пути, пытаясь не потерять очертания дороги. – А старик знал что-нибудь об этом артефакте? И к чему он сказал нам ехать обратно? Что ему известно о нас? И откуда? Может это он следил за нами?»

С такими неприятными размышлениями вопросов накопилось гораздо больше, чем ответов.

В безмолвии пролетели и часы. Вновь начинало темнеть, да и грозные тучи никуда не делись.

По прикидкам Джара они уже вошли в Угодья Лейфрика. Ехали они более-менее резво, да и дорога была достаточно видима, но теперь с приходом сумерек приходилось сбавлять темп.

– Надо бы приготовить факелы, Морик. Если конечно ты не передумал искать Вэдмур по…

– Нет, не передумал! Мы и так сегодня потеряли много времени впустую. Пока не найдем этот чертов город – никакого отдыха. Если хочешь, можешь оставаться.

– Ну нет, я с тобой! – ответил Джар, а сам подумал, уж не хочет ли его товарищ добраться до артефакта первым?

Так или иначе, они продолжали путь. И продолжали его молча, освещая дорогу впереди себя светом пламени огня…

Пока кони вдруг снова не обезумели.

***

– А, да чтоб тебя, чертова конина! – взревел Морик, когда его лошадь вскочила на дыбы. Факел выпал из руки искателя, следом полетел на землю и сам квестор, который не успел как следует ухватиться за узду. Шлепнулся он аккурат на огонь. Факел погас.

Джар чуть дольше продержался верхом, когда его жеребец начал гарцевать. Его светило также погасло, втоптанное копытами в землю. Еще момент и второй искатель полетел вон из седла.

Все произошло достаточно быстро. Пока путники поднимались на ноги, кони уже успели разбежаться. И вот Джар с Мориком остались одни. В полной темноте.

Идти искать животных и всю свою поклажу означало заблудиться и не найти ничего, оба это понимали. Что же им оставалось?

– Да какого вообще черта! – подавился собственным криком Морик. – Что вообще…

– Да не ори ты! – перебил его Джар. – Криками тут ничему не поможешь! Коней мы уже не найдем, это точно. Что делать будем? Идти вслепую глупо, сам знаешь. Остается только ждать рассвета…

Пока Джар говорил, Морик стоял, уперев руки в колени, и гневно смотрел на друга. Он тяжело дышал, раскрыв рот. Ноздри его расширились до предела… Внезапно он выпрямился. Лицо его мгновенно изменилось, и Джар это заметил. Ему не понравилось это изменение.

– Что… – начал было он.

Но в ответ услышал лишь непонятное мычание. Морик пятился, широко раскрыв глаза. Потом резко повернулся и побежал вглубь леса.

И начал орать во всю свою мощь.

Джар обернулся и глаза его полезли на лоб. Перед ним предстало нечто. И нечто это медленно приближалось…

Существо было ростом приблизительно с человека, но тощим, можно сказать даже каким-то узким что ли. Оно светилось красноватым цветом, было словно нематериальным… Призраком?

Тонкие руки оканчивались непропорционально длинными и корявыми пальцами с острыми когтями, а лицо… Нет, морда, была какой-то вытянутой, морщинистой, с редкими длинными волосами и перекореженной, чуть приоткрытой пастью. Глаза отсутствовали, были лишь черные пустые глазницы.

Уродец, не издавая ни звука, протянул свою отвратную лапу к искателю…

Джар не стал ждать, что будет дальше, а в доли секунды развернулся на месте и бросился бежать со всех ног, вслед своему нечеловечески кричащему товарищу.

***

Морик споткнулся и покатился с косогора. Бегущий следом Джар ненамеренно последовал его примеру. Оба сползли в кучу бурелома.

– Что это было? – поднимаясь на ноги и тяжело дыша, спросил Морик. Он мотал головой по сторонам, глядел безумным, тупым взглядом ничего не понимающего человека.

– Не знаю! – бессильно, еле слышно прокричал Джар. – Черт, кажется, я ногу вывихнул… Вытащи меня отсюда!

– Знал я, что за нами кто-то следит, знал… И лошади… – вслух размышлял Морик, не обращая внимания на пострадавшего друга.

– Ты… Что? – Джар вдруг вспомнил собственные скверные предчувствия слежки в дороге. И лошади…

Значит эта тварь не из леса, а следовала за ними уже давно! Но зачем? От всех этих мыслей сердце бедолаги сжалось, и он вновь закричал:

– Дай мне руку! Вытащи меня отсюда!

– А? Да, сейчас… – Морик, казалось, уже пришел в себя. Он взял Джара за руку и с силой потянул его из кучи веток, потом помог ему подняться. – Надо убираться отсюда. Ты можешь идти?

– Думаю, да. Только не гони. Проклятье, темно, хоть глаз коли!

И они пошли. Неизвестно куда.

8

Шли они долго. В лесу уже становилось чуть светлей. Близился рассвет.

Земля под ногами была достаточно ровной. Растительность вокруг была редкой – в основном могучие стволы древних деревьев.

Искатели и не предполагали, что идут сейчас по «улицам» некогда прекрасного городка Вэдмур. Городка, который давным-давно в буквальном смысле ушел под землю под воздействием неведомых никому сил…

Местность вдруг изменилась. Растительности прибавилось. И друзья увидели впереди…

– Что это? – прошептал Джар. Друзья остановились

Перед ними, на изумительно чистой от травы и кустарника полянке, стоял древний, но прекрасно сохранившийся домик, лишь немного ушедший под землю. В окнах его виднелось едва заметное сияние…

– Думаю, здесь жил когда-то старик Лейфрик… И тот чокнутый писатель… – Морик сделал шаг к дому. – Он так хорошо сохранился…

– Погоди, ты уверен, что хочешь туда идти? – заволновался Джар. – Может…

– Я уже через многое прошел, чтобы возвращаться домой ни с чем! Не думаю, что будет вред, если глянуть в окно, что там делается…

– Ты видишь этот странный свет? Что если… – но Морик уже заглянул. – Что там?

– Это… Это призмер? Он… Черный? – Морик выглядел больше удивленным, чем напуганным, и Джар тоже решился приблизиться. – Но почему он светится? Ты видишь?

– Да…

– Как… – Морик замолк. Шкатулка. Она приковала его взгляд.

Шкатулка. Вот она. Валяется на полу рядом с этим непонятным призмером. Он знал, что это такое, чувствовал...

Исполнитель желаний. Без сомнения, это он.

– Я зайду, гляну, что там. – Джар направился к двери. Он тоже заметил…

– Ну что ты, посиди пока здесь со своей ногой, а я схожу. – Поспешил вслед за ним Морик. – Не утруждай себя.

– Да что там, дружище, мне не сложно… – и с этими словами Джар рванул внутрь. Морик влетел следом.

– Она моя! – закричал он и вцепился в друга, не давая тому приблизиться к шкатулке.

– Отстань! – брыкался Джар, пытаясь вырваться.

Морик развернул его к себе и с силой дал ему локтем в висок. Затем пнул по больной ноге. Джар взвыл и рухнул на пол.

– Никто не смеет красть мою добычу, дружок! Это я узнал о нем, я нашел его. Исполнитель желаний мой!!!

Морик подошел к шкатулке, преклонил перед ней колени, взял ее в руки. Он чувствовал переполняющую ее мощь.

Его глаза блестели. Вместо того чтобы думать о каких-либо действиях, мозг непроизвольно рисовал шикарные картины будущей новой жизни. Как…

Он поднял глаза. Улыбнулся. Никого. На этот раз никто его не остановит.

Джар лежал за его спиной, держа в руках свою вывихнутую ногу и глядя на товарища.

Морик открыл шкатулку. В ней было пусто, но он чувствовал, как поток энергии хлынул из нее, хлынул на него…

Он закрыл глаза.

«Наконец-то!» – сказал его внутренний голос. Неизвестно почему, но ему в голову пришли и слова Трэленвертенгарда: «Ехали бы вы обратно». И его предостережения о магии. И Морик понял, но было поздно…

Он не закрывал глаза. Он погрузился во тьму. И слова «Наконец-то!» принадлежали не ему, не его внутреннему голосу… И осознание этого было последней его мыслью.

***

– Морик, ты как? – спросил Джар, поднявшись уже на ноги. Он тоже почувствовал силу, выплеснувшуюся из шкатулки. – Прости меня, дружище, я не… Морик?

Тот встал, не произнося ни слова. Повернулся, сжимая шкатулку в руках. На его лице застыла довольная улыбка. И она почему-то не понравилась Джару…

– Ты хорошо послужил мне, – сказал Морик, глядя на исполнитель желаний. – Проси, чего пожелаешь!

– Я эээ… – чуть приободрился Джар. – Ну не знаю… Бессмертия… Или…

Он поднял глаза на Морика и увидел, что тот смотрит куда-то в сторону.

Джар повернулся и увидел возле двери ту самую скрюченную тварь, которая совсем недавно тянулась к нему своей мерзкой лапой… И вот снова она тянула к нему свои отвратительные пальцы.

– Егооо… – неприятным голосом протянула уродина.

– Какое совпадение! – Рассмеялся Морик, который был уже и не Мориком вовсе. – Мой друг тоже желает бессмертия! Ну что же, получайте его оба!

Тварь метнулась к Джару и схватила беспомощного искателя за руку, аж кости затрещали. Мужчина закричал от боли. Он кричал, видя, как монстр начинает светиться ярче. Как смотрит на него своими черными злыми глазами…

Глаза квестора лопнули. Кровь хлынула из глазниц. Кровь текла изо рта, из носа, из ушей… А он все кричал, кричал… И затих.

Тварь исчезла. Стоял лишь мужчина, весь залитый кровью. Вдруг он ожил, неуверенно зашевелился, а глазницы Джарова черепа загорелись черными огоньками.

– Ммм… Наконец-то… – промямлила тварь.

9

Он вышел из домика. За ним, ковыляя, вышла и тварь, «одевшая» на себя мертвое тело Джара.

На улице уже расцвело.

– Чудесно… – проговорило существо, некогда бывшее Мориком. – Так вот оно как здесь… Но что это я слышу?

– Еще люди, – просипела тварь. – Другие… Из города… Первые…

– Ясно. Что ж, чудненько. Более я в твоих услугах не нуждаюсь. Ты получил, что хотел. Иди, веселись. Скройся с глаз! Мне нужно встретить гостей…

Тварь покорно пошла прочь, в лес, а «Морик», взяв шкатулку в руки, двинулся навстречу к пришельцам.

– Ты кто такой?! И что здесь делаешь?! – закричал противным голосом толстый мужчина, восседавший на богато-украшенном коне. Солдаты окружили незнакомца, приготовившись пустить в ход оружие.

– Я тот, кого вы ищите здесь. Тот, кто даст вам все, что пожелаете! – Обаятельно улыбаясь проговорил исполнитель желаний и открыл шкатулку. – Не желаете бросить монетку и высказать свою волю?

– Монетку? – отвратительно захохотал Эрметрис, градоправитель Марибора. – Тебе? Ха! Не думал, что исполнитель желаний это какой-то попрошайка! Ладно, монет у меня достаточно, на всех хватит! Но если лжешь, если я напрасно потратил столько времени на…

– Ооо, вы не будете разочарованы, уверяю вас! – зло щуря глаза промолвил исполнитель желаний. – Кто первый?

– Конечно же я! – крикнул Рионард Эрметрис, кидая монету чудаку. – Во-первых: желаю похудеть! Ну?

– Похудеть? – зло и громко рассмеялся монстр. – Да будет так!

***

Позже, переступая через трупы солдат, он подошел к месиву, оставшемуся от градоправителя, который по глупости своей не умел желать и считал, что всего можно добиться с помощью золота. Как забавно из него вывалились внутренности. Как смешно его туша расслоилась и по кусочкам опала с костей, давая глупцу так желаемую им свободу от лишнего веса…

Исполнитель желаний отправился через лес, вышел к дороге и взял направление в Леор. Он отправился в мир, который всегда так жаждал повидать. Материальный мир.

Скоро все узнают о нем.

На протяжении веков он будет помогать людям. Давать им то, чего они желают. А они будут отдавать ему то, чего желает он – свои души.

И имя ему будет…

Джин’ни.

+3
20:55
1311
23:19
Писатели, ну Вы чего??? Совсем не можете что ли без таких омерзительных моментов? Я ж кушала в этот момент!!! Все впечатление испортили) x-D Шучу, но да, да, учитывайте, что рассказы обычно читают люди, которые садятся поесть. А так мне очень-очень все понравилось. Легкий, быстрый к прочтению слог. Очень интригующее начало, меня оно особенно захватило. Интрига развивалась во время всего рассказа, и я читала почти на одном дыхании. Ну, кроме этого момента))) С леприконом.
Джинни!))) Превосходно! Мне понравилось, очень! Отличный, красочный, интересный, захватывающий, местами ужасающий, рассказ. И отличный конец)
17:00
+1
Спасибо)
17:39
Наконец-то, то что я могу похвалить! Понравилось и очень даже! Есть немного замечаний, но в целом приятное ощущение от прочитанного.
Язык хороший, но многовато деепричастий мне бы больше понравилось, если бы они кое-где превратились в глаголы.
Персонажи интересные, не стереотипные, самобытные. Мне очень приглянулось, что Морик не герой-красавчик, покоряющий сердце любой красавицы по пути, а лысеющий маленький, щупленький мужчина с кучей недостатков, от того очень человечный и живой.
По сюжету понравилось построение истории. Автор умеет держать внимание читателя, где надо ставит хорошие крючки. Я лично на них хорошо велась.)
Но есть тут у меня и вопросы. Вы оставили много не завязанных ниточек. Поворот в конце конечно шикарный, и я готова вам аплодировать за него. Но почему же все-таки исчез город? Что там такое произошло то? Кто же этот старик? Почему Джину, чтобы выйти в большой мир, надо было дождаться именно группу искателей? Ведь говорили, что некоторые потом пытались вернуться в город и пропадали без вести? Что там за писатель такой все-таки был? Вот очень многое осталось непонятным, и я, как читатель, никак не могу восстановить всю цепочку логических событий. Мне было бы приятно, если бы автор в конце мне все объяснил или дал бы больше зацепок, чтобы я сама додумалась, а не бросал бы меня в моем печальном неведении.
Еще непонятно почему такие опытные искатели поперлись на лошадях в кромешной темноте с факелами по незнакомому пути. Я плохо себе это представила, там ведь все равно видимость нулевая. И еще Морик говорит, как трудно снаряжать экспедиции и часто упоминает об охране. Почему же в этот раз охраны с ними нет?
Сцена с лепреконом – отменная, я хорошо посмеялась в этом моменте, но понимаете, она в рассказе ничего не дает, то есть не играет на сюжет, разве что на атмосферу. ( Такая сцена больше работает в повести или романе).
И вот еще одна придирка, почему Джин'ни? Ну, просто явно считывается отсылка к Джину, а у Джина по сложившейся традиции лампа, а тут сундук, и само существо у меня не вяжется с Джином. Вы даете отсылку к довольно архетипическому образу со своими устоявшимися атрибутами, но она по мне так вообще не работает здесь и только сбивает. Если вы хотите сломать этот сложившийся образ, (наверно отсюда и не Джин, а именно Джин'ни), то надо все прописывать, сделать это нелегко и займет явно больше двух трех абзацев.
Мне вообще кажется, что ваш размах тут шире рассказа, у вас не совсем получилось уложить вашу задумку в его довольно сжатые рамки. Вы вполне готовы писать более крупное произведение по той идеи, что представили в этом рассказе.
Однако, несмотря на мои вопросы и замечания, читать мне было очень интересно и приятно. И как бы мне не хотелось видеть это произведение более развернутым, рассказ получился классным. Спасибо за настроение, удачи.
17:00
Спасибо)
19:38
Очень интересное, достойное конкурса произведение. Интересная история, настоящие приключения и конец впечатляет. Ура)
17:01
Спасибо)
21:29
Пожалуйста друг)
Мясной цех