Нидейла Нэльте

​Счастье

Автор:
Артем Соколов
​Счастье
Работа №394
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен

Солнце стояло высоко, и настроение у Эдгара было отличное. Он плотно позавтракал сушеным мясом с сухарями, умылся ледяной водой из чистого источника, и теперь весело насвистывал, шагая по ровной и сухой дороге, которая словно сама ложилась к нему под ноги. Ветер шумел в кронах деревьев, тесно обступивших дорогу, и гнал по небу лёгкие белые облака, сулившие приятный погожий денёк.

Сунув руку в карман, Эдгар извлёк небольшое золотое колечко, радостно блеснувшее на солнце. Путь ему предстоял ещё немалый, но впереди ждал родительский дом и та, чьи письма занимали почти уже половину его рюкзака. Та, которая обязательно его дождётся.

Отправившись на заработки с торговым караваном, юноша успел повидать немало странных и удивительных мест. Караван пересекал широкие южные равнины, укрывался от песчаных штормов на западе, и поднимался на крутые восточные горы. Наконец, захваченный северными метелями, караванщики вынуждены были зимовать в крупном ремесленном городе, где юноша сумел хорошо заработать. Теперь же он шёл домой.

- Доброго вам утречка, господин путник, - раздался голос позади.

Эдгар обернулся. Он был готов поклясться, что ещё минуту назад за его спиной никого не было, и вот теперь широкоплечий молодец в старой поношенной куртке и огромных штанах, сильно перетянутых ремнём на поясе, окликал его и довольно улыбался.

- И вам доброго утра, - вежливо отозвался Эдгар.

- Благодарю. Вежливость сегодня редко встретишь, не так ли?

Юноша смутился. Вежливые люди встречались ему нередко, но спорить с незнакомцем посреди леса ему не хотелось.

- Ну да, вы, наверное, правы.

- Конечно, конечно. А отзывчивость, знаете ли, встречается ещё реже. Вот вы, молодой человек, помогли бы незнакомцу, попавшему в трудную жизненную ситуацию?

Несмотря на затейливые фразы, Эдгар прекрасно понял, куда клонит здоровяк. Вежливый мужчина собирался просто-напросто ограбить путника, и тем хуже для юноши, что денег у него совсем не было.

- Эй, Берт! – раздался голос откуда-то из кустов, - Кончай болтать!

- Пошёл ты, Кларенс! – взревел незнакомец в ответ, - Не лезь, куда тебя не просили!

Он повернулся к Эдгару и едва ли не извиняющимся голосом произнёс:

- Ну никакого такта, сами же видите? Ну как с таким можно работать, а? Просто ужасно!

Не зная, что на это ответить, Эдгар промямлил что-то полу-утвердительное.

- Вот-вот, и я говорю! Невежа ты, Кларенс, слышишь?!

- А ты болтун и показушник, Берт! Хватит уже цирк устраивать, давай ближе к делу!

Берт с грустью покачал головой.

- Увы, молодой человек, как бы ни было печально это признавать, но мой коллега прав, и я вынужден вас спросить. Не соблаговолите ли вы помочь деньгами двум совершенно незнакомым вам людям, бездомным и, к тому же, очень голодным?

«Ну вот, я так и знал, что этим закончится» - пронеслось в голове у Эдгара, - «В самом деле, глупо было надеяться на что-то другое».

- Э-э… понимаете… как бы мне не хотелось вам помочь, но дело в том, что у меня почти нет денег.

И это была правда - почти всё жалование Эдгар посылал домой почтовой каретой. Именно благодаря таким молодцам две или три посылки до дома не добрались, но все остальные родители получили.

- Как же так? Путник и совсем без денег?

- Так получилось, - развёл руками Эдгар, и добавил, сам не зная зачем, - Извините.

- Ну, тогда отдавай ценности. Есть у тебя что-нибудь ценное, господин путник?

- Э-э, нет. Извините.

Вежливый разбойник нахмурился.

- А как же то кольцо, которое так хорошо блестит у тебя в руке?

У юноши всё внутри сжалось, ведь о кольце он совсем забыл. Зачем, зачем он только не спрятал его в самый глубокий карман рюкзака? Почему не зашил в одежду или не спрятал в ботинке? Зачем постоянно доставал и смотрел на него?

- Нет… прошу вас, не забирайте его…

- Но вы, господин путник, не оставили нам выбора. У вас ведь больше ничего нет.

- Но я… я почти год на него откладывал…

- Ну, значит, сможете отложить и ещё.

- Но я целую зиму провёл на севере… работал…

Эдгар понимал, что на жалость давить бесполезно, но расстаться с кольцом просто не мог.

- Да-да, это очень печально, господин путник, но всё же…

- Эй, Берт! – раздался голос из кустов, - Да оставь ты его уже!

- Чего?! – удивился Берт.

- Что слышал, - огрызнулся мужчина с луком, выходя из кустов. Кожа его была смуглой, а глаза тёмно-карими, как у тех людей, что Эдгару довелось повидать на границе между южной равниной и пустыней, - Эй, парень, а ты сам-то откуда? Где родился?

- На границе южных равнин. Был большой неурожай, я поехал на заработки…

- Знаю-знаю, я был там недавно. А как далеко ты был на севере?

- За горами.

- Правда? Целую зиму? – смуглый грабитель придирчиво уставился на Эдгара.

- П-правда…

- Да ты что теперь, всем верить собрался? Да врёт он всё, не зимовал он ни на каком севере! - взревел Берт.

- Нет, не врёт, - сухо ответил Кларенс, и Берт зло уставился на него сверху вниз.

- И что, мы вот так просто отпустим его? Вот просто так?!

- Ну да.

- Что?! Да это ни в какие ворота не лезет! Чёрт, Кларенс! Мы тогда останемся и без денег, и без еды!

И тут Эдгар понял, что настала его очередь вмешаться.

- Ну, может, с этим я как раз смогу помочь.

На удивление, грабители легко согласились. Без лишних разговоров он отдал им все свои запасы сушёного мяса и сухарей, и поспешил было уйти, когда смуглый окликнул его.

- Эй, парень. Постой.

- Да?

- От леса налево есть деревня с озером. Маленькая такая деревушка, домов двадцать, не больше. Запомнил?

Эдгар ни разу не слышал, что в этих местах вообще есть деревни, но спорить не стал.

- Ага.

- Не ходи туда.

С этими словами Кларенс исчез в кустах, а Берт последовал за ним, пожелав на прощание всего наилучшего. Кажется, ему очень понравилось сушёное мясо.

***

Три часа и несколько километров спустя, Эдгар вновь выбрался на лесную дорогу. Штаны его намокли и потяжелели от грязи, а в руках он крепко держал маленький узелок с собранными им припасами. В животе юноши урчало, а в узелке, увы, было всего несколько ягод и пара грибов. Но юноша не унывал. Напротив, чем выше поднималось солнце, и чем реже был лес, тем радостнее становилось у него на душе.

Но с голодным желудком всё же надо было что-то делать.

Дорога вильнула, огибая поваленное дерево, и впереди показался просвет, в который открывались залитые солнцем луга. Эдгар прибавил ходу. Покидая прохладные лесные сумерки и выходя на яркую равнину, он почувствовал, будто входит в другой мир, полный радости и света. Солнце приветливо улыбалось, сияя почти с самой вершины небосклона, по которому неслись облака, успевшие с утра порядочно потолстеть – из лёгких перьев они превратились в упитанных белоснежных барашков, табунами несущихся на восток.

У выхода из леса, как и предсказывал разбойник, была развилка. Узенькая, едва накатанная колея пересекала основной тракт и уходила направо, где расстилались поля, и налево, где на пригорке виднелась небольшая деревушка. Домиков действительно было немного, из нескольких труб поднимались облачка дыма, а по дорожке навстречу Эдгару семенила низенькая лошадка, запряжённая в телегу. На козлах сидел мужичок, чем-то похожий на свою лошадь – такой же низенький, неторопливый и упитанный. В зубах он сжимал трубку, которую то и дело вынимал изо рта, чтобы пустить дымное колечко.

- Доброго дня, путник, - поздоровался мужичок, поравнявшись с Эдгаром.

«Какие все вежливые нынче стали», - подумалось юноше.

- И вам доброго дня, - ответил он вслух.

- Куда путь держишь?

Вопрос был самым обычным, но что-то в нём удивило Эдгара. Селяне часто отличались дружелюбием, как часто и скучали, так что к юноше нередко приставали с вопросами, когда он останавливался в той или другой деревне, но этот вопрос будто чем-то отличался. Может, предостережение разбойника смутило его?

- Да я это… домой иду. В свою родную деревню.

Мужичок расплылся в улыбке. Морщинки весёлой сетью разбежались по его лицу, а трубка замерла в руках на полпути ко рту, и Эдгару тут же стало стыдно за свою подозрительность.

- Дом - это замечательно, молодой человек. Хотя, кто как не путник это лучше всех знает?

- Да уж, вы правы, - юноша смущённо улыбнулся, - А вы, наверное, раньше путешествовали?

Мужчина встрепенулся. На вид ему было лет сорок пять, и выглядел он как самый обычный селянин, но вот сапоги его были из настоящей северной кожи, какую носят только путники. Поработав в кожевенной мастерской, Эдгар научился замечать такие вещи.

- Да, действительно. Я раньше много путешествовал, а потом как-то оказался здесь и вот осел, остался. Деревенька тут хорошая, люди тоже. Праздники иногда устраивают, сегодня как раз такой. Меня, кстати, Янош зовут.

- А меня Эдгар. А что за праздник?

- Он называется день Вознесения. По поверьям, именно в такие дни души, потерянные на земле, могут познать рай.

- Ничего себе, - удивился Эдгар, - Впервые слышу.

- Да-да, я тоже раньше не слышал, пока здесь не оказался. И не поверишь, в этом и правда есть что-то волшебное. В такие дни после заката к озеру опускается лестница ангелов, слышал про такую?

Столпы света, сходящие с небес подобно огромной лестнице. Эдгар видел такое раз или два, но чтобы в определённый день, да ещё и после заката? О таком ему даже слышать не доводилось.

- Да, слышал. Наверное, очень красиво.

- А то. Настоящее волшебство, говорю же. Так ты торопишься, или, может, заскочишь на праздник?

- Я даже не знаю… - Эдгар замешкался. Слова разбойника снова вспомнились ему, но поводов для беспокойства действительно не было. В животе заурчало, и юноша вновь вспомнил о более насущном, – А… у меня денег нет. И еды тоже.

- Как так? – изумился мужичок, - Тебя что, ограбили что ли?

Эдгар кивнул.

- Так тем более заходи! Народ у нас отзывчивый, накормят, напоят, ещё и в дорогу с собой дадут! Можешь даже переночевать остаться, если захочешь.

Эдгар замешкался. Внутри шевелилось какое-то смутное беспокойство, но поводов для него юноша никак не мог найти. Продолжая колебаться, он почувствовал злость на свою собственную нерешительность и бодро кивнул, взглянув на селянина. Поправив рюкзак, юноша двинулся к деревне.

***

Карнавал встретил его водоворотом красок. Домов, как юноше теперь казалось, было не меньше сотни, и все они были украшены так, будто к ним приложили руку не люди, а сказочные духи и феи. В центре деревни над крышами возвышался огромный праздничный столб, увитый цветными атласными лентами, а на перекрёстках стояли фигуры ангелов, сплетённые из тростника и одетые в яркую одежду. Каждый селянин, встреченный на улице, был одет в ярко вышитые наряды, нёс в руках фрукты и цветы, еду или бочонки с брагой. Мужчины собирали столы вокруг праздничного столба, а девушки рядом застилали их белоснежными скатертями с цветными узорами.

Не зная к кому обратиться, Эдгар робко пытался окликнуть бегущих мимо людей, но все они были невероятно заняты, и не обращали на него внимания. Отчаявшись, он подошёл к ближайшему дому и хотел было постучать, но тут детский голосок раздался прямо у него за спиной.

- А ты почему не помогаешь? - оглядевшись, юноша опустил глаза и увидел маленькую девочку, стоящую рядом с ним. Она надувала губы и глядела очень требовательно.

- Так я… и что делать не знаю. И вообще…

- Ой, дяденька, а вы не из наших, – голубые глазки распахнулись, а на пухлом личике появилось виноватое выражение, - Вы извините, я просто людей плохо узнаю. А вы откуда здесь, на праздник приехали?

- Нет. Ну, не совсем. Я мимо шёл, и меня в лесу разбойники ограбили, а на дороге я встретил мужчину, Яноша. Он сказал, что вы… ну, помочь можете.

Девочка радостно улыбнулась.

- Янош? Конечно, дяденька, конечно поможем! Эй, кто-нибудь!

Бежавший мимо мужчина с бочонком резко затормозил и подбежал к девочке.

- К нам путник пришёл, его разбойники ограбили!

Мутным взглядом мужчина посмотрел на девочку, на Эдгара, кивнул и умчался прочь. Юноша удивлённо посмотрел ему вслед.

- Сейчас покормят, дяденька, не волнуйтесь, - сказала девочка, продолжая улыбаться. - Меня, кстати, Мара зовут. А вы, наверное, устали с дороги?

Эдгар кивнул. Что-то в жителях деревни было странным, но он не мог понять, что именно.

- Устал, да. И спасибо, что помогаешь. Скажи, а взрослые все на празднике заняты?

- Угу. Мама с папой столы собирают. А я ещё слишком маленькая, чтобы помогать. Поэтому я вокруг бегаю. Если кому-то чего-то помочь надо, то я тут как тут.

- Понятно. А почему ты с другими детьми не играешь?

Девочка снова улыбнулась, но чуть грустно.

- А нет у нас других детей, вот мне и не с кем играть.

- Как это? – удивился Эдгар, - В деревне и детей нет?

В это время мужчина с мутным взглядом вернулся. В руках у него была крынка и чугунок, которым он указал на дверь соседнего дома.

- Нам, эта… некогда, - сказал он, заводя гостя в дом и усаживая за стол, - Вы уж извиняйте. Кушайте на здоровье.

Голодный Эдгар, недолго думая, с удовольствием накинулся на еду. Проглотив несколько картофелин, юноша чуть не подавился, увидев девочку, усевшуюся напротив и упершуюся щекой в кулак. Казалось, она провожает взглядом каждый кусочек еды, который юноша отправлял себе в рот.

- Кхм… слушай, спасибо конечно… за еду и вообще, но ты так и будешь на меня смотреть?

- Ага, - кивнула девочка, не отрывая взгляда от юноши, - А вас как зовут, дяденька?

- Меня Эдгар. А… тебе никуда не надо?

- Не-а, - девочка мотнула головой.

Комната, где он оказался, выглядела довольно странно. Эдгар приглядывался к комнате так же, как девочка приглядывалась к нему, и находил всё больше необычного. Например, печь была не белена. Сложенная из красных кирпичей, она была удобная, идеально чистая, но не белёная. Нигде не было ни вышивок, ни резьбы, ни даже горшков с цветами. Дом выглядел так, будто в нём спят, едят и прячутся от непогоды. Не было в нём… обжитости.

На улице что-то зашумело.

- Скажи, Мара, а часто у вас в деревне этот праздник?

- Вознесение-то? Да каждый год. Хороший праздник, весёлый. Пойдёмте смотреть? Я вам всё покажу, дяденька Эдгар.

Юноша задумался. Люди на улице суетились, готовились к празднику, некоторые успели немного выпить, но они не казались ему весёлыми. Он попытался ухватиться за эту мысль, но маленькая Мара уже тащила его за руку из дому.

Вихрь красок подхватил их. Девушки с румяными лицами носились вокруг, а юноши в широких шароварах что-то кричали им вслед. Повертев головой, Эдгар заметил, что телега Яноша стоит у околицы, а возле неё несколько музыкантов настраивают свои инструменты. Радость прямо-таки витала в воздухе.

- А у вас весело, - улыбнулся он.

- Конечно, дяденька. Это же праздник, - очень серьёзно ответила девочка. Неожиданно рядом с Эдгаром захохотала какая-то девушка, а Мара уже тащила его в сторону. – Пойдёмте. Пойдёмте, дяденька, я покажу вам наше озеро.

Озеро было прекрасным. Тёмно-голубое, оно было идеально круглым, а по берегам его красовались россыпи белых цветов.

- Смотрите, смотрите! – воскликнула Мара, указывая на небо.

Эдгар посмотрел вверх. Облака собирались вместе, закрывая солнце, и прямо на его глазах к озёрной глади опустилась лестница ангелов, окрасив голубые воды в золото.

- Ура! Можно начинать праздник! – воскликнула девочка, и многоголосый хор за её спиной повторил этот возглас.

И начался праздник. Девушки взяли в руки ленты, привязанные к праздничному столбу, и закружились с ними в хороводе, превращая деревенскую площадь в водоворот веселья и красок. Юноши приняли Эдгара в свой круг и разделили с ним еду и питьё, радость и смех. Мара бегала вокруг и смеялась, иногда дёргая Эдгара за рукав и показывая ему на что-то, отчего он тоже начинал хохотать.

Спустились сумерки, и танцующие разбились на пары. Вокруг зажглись фонари, и к Эдгару подошла девушка, такая же юная и красивая, как все, кого он сегодня видел. Она взяла его за руки, и они закружилась в танце.

- У меня есть невеста, - попытался пробормотать он.

- Это неважно, - ответила девушка, - Танец – это часть праздника.

Она весело улыбнулась, а Эдгар улыбнулся ей в ответ. Ему было весело и хорошо, он никогда ещё не был на таком замечательном празднике, никогда ещё не чувствовал себя таким счастливым. Праздник продолжался, минуты превращались в часы, а Эдгар чувствовал лишь лёгкость и звенящую радость в теле. Люди вокруг смеялись, танцы шли один за другим, а мелодия становились всё громче и быстрее, заставляя сердце юноши поспевать вслед за ней.

Музыка резко остановилась, и пары начали распадаться. Задержав взгляд на девушке, танцевавшей с ним, Эдгар вдруг увидел её глаза по-новому. За радостью и весельем ему почудились пустота и пепел, будто всё внутри неё давно выгорело, и остался лишь лихорадочный блеск.

На глазах её выступили слёзы. Растерявшись, Эдгар опустил руки, и девушка убежала.

- Эй, дяденька Эдгар, ты всё пропустишь! Пойдём скорее! – невесть откуда взявшаяся Мара уже тянула его за рукав, - Сейчас будет главная часть праздника!

И юноша пошёл за ней. Люди огромной толпой вышли к озеру и уставилась наверх. Небо давно было затянуто облаками, но тут они расступились, и лестница ангелов опустилась на воду. Лестница из лунного света.

- Потрясающе. Ничего красивее в жизни не видел.

- Говорят, после такого снятся чудесные сны, - ответила Мара улыбаясь.

***

После праздника все довольно быстро разошлись. Эдгару нашли кровать, в которую он тут же улёгся, сердечно поблагодарив хозяев. Ему не терпелось увидеть сон, о котором говорила Мара.

Но сон не шёл. Он лежал и смотрел в потолок пустой комнаты, которая уже не казалась ему такой странной, и думал о доме. О старых родителях, которые каждый день работали в поле и заботились о хозяйстве. О друзьях, которые, наверно, уже забыли его. И, конечно, о ней. О той, кольцо для которой лежало у него в кармане. О той, которая должна его дождаться.

Праздник закончился, и как бы хорошо ему ни было, завтра путь продолжится. Жизнь не заканчивалась этим случайным весельем, и в ней оставалось ещё много всего стоящего и прекрасного. Эдгар улыбнулся, вспомнив лицо своей возлюбленной, и закрыл глаза.

Сначала была темнота. Эдгар чувствовал, что видит сон, но в этом сне не было ни света, ни звука. И вот свет появился. Он мерцал, рос и менялся, пока не превратился в яркую фигуру ангела, смотреть на которую было и радостно и тяжело.

«Хочешь ли ты познать счастье?» - сказал свет, - «Хочешь ли увидеть красоту, которой прежде не видел?»

- Да, - взволнованно ответил юноша.

Ангел коснулся его, и Эдгар почувствовал, что тоже начинает светиться. Воспарив над землёй, он полетел вслед за ангелом. Небеса раскрылись перед ними.

Эдгар оказался под золотыми небесами на берегу широкой реки. На её поверхности вспыхивали снопы ярких искр, когда рыбы разрывали водную гладь своими серебристыми телами. За рекой раскинулся лес. Могучие деревья вздымались к лазурному небу, а меж корней бегали и веселились молодые юноши и девушки, которые то скрывались друг от друга, то выпрыгивали в потоки яркого света, пронзавшего кроны, подобно ангельским лестницам. Они громко смеялись, и смех их доносился по водной глади до юноши.

Небесная красота превосходила всё. Эдгар чувствовал, как он сам начинает светиться и гореть в этой красоте, поражённый открывшимся великолепием. Он побежал к реке, но путь ему преградил другой ангел.

Эдгар обернулся. Ангел, который привёл его, стоял за левым плечом и превратился в маленькую девочку, чьи крылья теперь были цвета золы. Мара взяла Эдгара за руку, и всё вокруг начало меркнуть. Райский сад, река и ангел – всё исчезло, оставив лишь пустоту и серость. Серость остывшей золы.

***

- Жаль его, - детина в широких штанах и поношенной куртке почесал затылок.

- Ну да, - ответил ему низкий худощавый человечек со смуглой кожей, - Но он сам виноват.

Детина помялся.

- Может это, нужно было лучше его предупредить?

На груде сена перед ними сидел и не двигался юноша, который ещё вчера выглядел на десять лет моложе. Ни единый мускул Эдгара не шевелился, а в глазах остался лишь пепел. Пепел, словно всё внутри выгорело.

- Да? И что бы мы ему сказали? Не ходи сюда, здесь ты станешь счастливым?

- Ну… мы могли бы попробовать, эта, объяснить.

Смуглый ничего не ответил, только сплюнул на пол. Разве можно объяснить человеку, что счастье может быть опасным? Кто поверит, что увидев небесную красоту, став абсолютно счастливым, ты станешь несчастным до конца дней? Не сможешь оценить больше ничего земного?

- Ладно, хорош трепаться. Обыщи его и забери кольцо, всё равно оно ему больше не нужно.

Берт принялся обыскивать Эдгара, а Кларенс выглянул из сарая, окинув взглядом деревню. Деревню, где живут молодые старики, которые раз в год могут испытать настоящее счастье.

+2
20:35
898
22:42
Интересная история с идеей, которая заставляет задуматься. Удивительный поворот сюжета — никак не ожидала… Удачи на конкурсе!!!
20:09
Ой, да что бы тебя, Эдгар, ждало дальше? Наверняка стал бы подкаблучником и ездили бы на тебе доверчивом все кому не лень.
Эдгар — ты лошара пробитый и получил по заслугам!
Автор светлый человек или писал рассказ в хорошем настроении. Да, простовато, да не хватает образности из-за чего картинка напоминает декорации, но это все наживное.
Пиши дальше, читай классику для обогащения языка и поработай над эмоциями. Многие циники могут поставить тебе в упрек корявость слога, ибо он вопиет.
Подумываю над семеркой и как утешительный приз даю «зеленый свет».
00:34
Ой, вот еще один хороший рассказ! Прям у меня сегодня удачный день. Но не без косячка, не без червоточинки. Приступим…

1. Персонажи
Главный герой — неплохо. Разбойники… мдааааа… как-то это уж больно наигранно добро. Лихие люди обычно — социопаты, а первое и важнейшее свойство социопата — отсутствие раскаяния или стыда за свои поступки, а тут прям… пожалели героя? Зря. Идея-то была хоть и стандартная, но хорошая. Остальные персонажи тоже порой ведут себя как-то странновато, но тут я могу это списать на зависимость. В остальном — достойно. Пусть описания довольно общие, без каких-либо ярких деталей и сравнений, но они по крайней мере есть и они забавные. Поющий вежливые дифирамбы разбойник так вообще повеселил знатно.

2. Идея и сюжет
Идея ну просто чудо из чудес. Очень понравилась. С сюжетом тоже все хорошо — и завязка, и кульминация, и развязка. Каких-то вопиющих сюжетных дыр так же нет. Идея и сюжет из разряда «не к чему придраться».

3. Язык
А вот тут… плоховато короче. Давайте начнем вот с чего… зачем вы описываете небо? Небо — это то, что везде и всегда одинаково, и не интересно. Вы молодец, что описываете природу, город, дом, людей, но описание неба — штамп из штампов. Не надо так. Рассуждений, повествований и диалогов в достатке. Остальное — хорошо. Глаголы не скачут, повторов как таковых в глаза не бросилось, но вот слова БЫЛО у вас дофига и больше, истребляйте. А теперь к самой страшной вашей ошибке… стилистика. Если вы пишете фентази — стилизуйте. Рюкзак — это не фентази, наплечный мешок или сума — фентази, кольцо — это современность, в фентази же обычно проводят какой-нибудь свадебный обряд, Эдгар — это тоже очень чуждое для фентази имя. И такого много. Из-за этого я первые абзаца три, до слова караван, думала, что дела происходят в нашем мире. И потом периодически опять такое чувство возникало. В остальном написано бодро, пусть и без изысков. Читалось легко.

Вывод — чуть подтянуть стилизацию, убрать лишние БЫЛИ и будет круто.

P.S. Анализируйте мнение критика, не слушайте его от и до. Пишите то что вам нравится и так, как вам нравится, не забывая о правилах литературной компазиции. Пишите так, чтобы у самих вас дух захватывало. Редактируйте логикой и справочником Розенталя, ибо это два ваших главных оружия против косяков. Будьте беспощадны к ошибкам. Не бойтесь творить! Всех благ.
21:46
Очень понравилась идея, теперь хочется что-то еще у автора почитать!
16:17
Поздравляю с победой!

Вы были достойным соперником!

И спасибо за высокий бал!
Империум

Достойные внимания