Ольга Силаева №1

Последняя планета

Последняя планета
Работа №126 Дисквалификация в связи с отсутствием голосования Автор: Вдовенко Денис Владимирович

1.

Итак, наступил тот день, когда экипаж № 17, состоявший из четырёх человек и собаки, загрузился со своим оборудованием в космический корабль и покинул пределы земной атмосферы для исследования новых планет. Позвольте представить вам, дорогие читатели, членов экипажа и вкратце описать ту миссию, с которой он отправился в космос. Командир экипажа: капитан Рустам Ю., молодой и крепкий офицер 27 лет, храбрец по натуре – типичный герой американского боевика, но наделённый русским умом и сообразительностью. Медсестра экипажа – Дарья Гарюшка и её сестра-близнец Мария Гарюшка, повар экипажа. Сёстрам по 25 лет, они обе не замужем. Кстати говоря, во многом поэтому они выбрали работу в коллективе мужчин на космодроме. Обе втайне надеялись познакомиться с каким-нибудь инженером или астронавтом и, наконец, устроить свою личную жизнь. Следующий участник полёта: знаменитый британский профессор Мэттью Барахлоу, над которым за глаза посмеивались из-за его неуклюжих манер и смешной для русского уха фамилией. Господин Барахлоу недавно разменял седьмой десяток, однако, несмотря на это, чувствовал себя превосходно и отнюдь не собирался оставлять свою научную деятельность. После жизни в Великобритании профессор решил несколько лет пожить в России. Владение пятью европейскими языками (в том числе и русским) снимало языковой барьер, а пожизненная пенсия члена одной из престижных британских академий позволяла безбедно жить даже в таком дорогом городе, как Москва. Впрочем, даже с Москвой профессор был готов расстаться ради своего третьего полёта в космос, который был ему предложен в этом году в составе экипажа №17. Наконец, довершала компанию собака по кличке Можга, получившая кличку в честь небольшого города, откуда её в своё время доставили на космодром. Членство собаки в составе экипажа составляло обязательное требование на случай возникновения непредвиденных обстоятельств (например, потери оборудования, выхода из строя оружия и пр.). Собака могла быть и сторожем, и будильником, и защитником, и даже выступать в роли «батареи» в холодный период. Обратимся теперь к предыстории серийных запусков космических кораблей, ибо это заслуживает отдельного рассказа…

2.

…В 2076 году группой учёных из разных стран была разработана технология искусственного выращивания планет. Иными словами, это был специальный субстрат, который, будучи помещённым в открытый космос, рос и самостоятельно превращался в планету. Технология, несмотря на её революционный характер, во многом оставалась несовершенной. Нельзя было предсказать, какая именно планета прорастёт из субстрата, какими свойствами она будет обладать и кем будут её жители. Предполагалось, что эти механизмы будут изучены в рамках дальнейших исследований, однако в группе учёных случился конфликт из-за авторских прав на изобретение субстрата. К согласию им прийти не удалось, в результате чего один из учёных, назло своим коллегам, ночью тайно выпустил семнадцать порций субстратов в открытый космос. Попав в питательную среду, субстрат сразу же начал прорастать, в результате чего в Солнечной системе появилось семнадцать новых планет, совсем неизвестных науке. Учёному, устроившему несанкционированный запуск субстрата в космос, грозило судебное преследование, однако ему удалось скрыться. Представители разных стран, собравшись на экстренное совещание, не придумали ничего лучше, чем посылать через определённые промежутки времени специальные экипажи на каждую и планет для их исследования. Шестнадцать экипажей уже слетали в космос и благополучно вернулись. На новых планетах были обнаружены новые растения и животные, однако никаких форм жизни, близких к человеческой, найдено не было. Две планеты из тех, которые были уже исследованы, вошли в так называемый «резервный фонд» (на случай, если в дальнейшем придётся куда-нибудь переселяться с Земли). Остальные прошли подготовку как площадки для бизнеса, и вскоре там должны были открыться первые предприятия… Оставалась всего лишь одна, последняя планета, которую надлежало исследовать. Именно на эту планету отправился экипаж во главе с капитаном Рустамом…

3.

Начался обратный отсчёт. Рустам велел экипажу занять свои места в кабине: во время взлёта все обязаны находиться в сидячем положении и не делать резких движений. Сёстры Гарюшки и Барахлоу пристегнулись ремнями безопасности. Можга, с высунутым от любопытства языком, сидела на коленях у Марии. Наконец, с космодрома пришло долгожданное «Пуск!», Рустам нажал на красную кнопку и корабль тут же двинулся вперёд, набирая скорость. Покинув пределы ангара, корабль промчался по взлётной полосе и взмыл вверх, оставляя на земле знакомый город, улицы, деревья… Можга заскулила от перепада давления, а сёстры-близнецы вжались в кресла и ахнули в унисон.

– Что слючилось? – поинтересовался Барахлоу. – С вами всио в порядке?

– Да-да, – успокоили его сёстры.

– Экипаж, внимание! – раздался голос Рустама. – Мы начинаем взлёт и вскоре выйдем на орбиту. В это время возможны перепады давления, которые могут сопровождаться кратковременнными неприятными ощущениями в теле. Затем я переведу корабль в режим «автопилота», в котором он и полетит до момента приземления на планете…

***

Нам нет нужды подробно описывать то, как экипаж добрался до нужной планеты. Достаточно будет сказать лишь то, что полёт прошёл в обычном режиме, без внештатных ситуаций… Рустам вкратце изложил членам экипажа ту информацию, которая была актуальной в отношении планеты. Последняя, по всей видимости, была необитаемой, рельеф её был весьма скуден: пески и дюны, пара огромных пустынь. В глубине души Рустам был немного разочарован, что его снарядили именно на эту планету: на ней такая скукота, ни приключений, ни опасностей… Но, с другой стороны, ещё одна вылазка в космос в любом случае послужит опытом. Что до Гарюшек и Барахлоу, для них это был дебют: раньше они оказывались в космосе, разве что посещая планетарий или просматривая фантастические фильмы…

4.

Наконец, наступил тот момент, когда в бескрайних, тёмных пространствах космоса показалась жёлтая точка. Она постепенно увеличивалась. Корабль выбрал оптимальную траекторию для посадки, после чего, плавно меняя угол полёта, наконец, опустился и, выпустив опоры, совершил посадку. Экипаж зааплодировал, девушки даже позволили себе завизжать от восторга.

– Поздравляю всех с удачным приземлением! – сказал Рустам, выключая приборы и вылезая из кресла пилота. Сейчас за пару минут приборы снимут пробы воздуха, после чего мы, если всё в порядке, мы сможем выйти наружу!

Анализатор выдал распечатку. Рустам вытащил из принтера листок бумаги и, убедившись, что напротив названий всех потенциально опасных субстанций стоит «отрицательно», разрешил экипажу выход из корабля…

… На правах капитана, Рустам решил покинуть корабль первым. Он открыл дверь и высунулся. Оглядевшись и придя к выводу, что пространство вокруг совершенно пустынно, он подал знак экипажу. Можно выходить!

Гарюшки, Можга и Барахлоу высыпали наружу. Девушки некоторое время резвились, как дети, а Барахлоу сразу же открыл чемоданчик с инструментами и принялся брать образцы почвы для дальнейших изысканий. Пока он возился со своими пробирками, Рустам оглядывал окрестности. Нужно было выработать дальнейший план.

– Так, внимание! – командирским голосом возвестил Рустам и хлопнул в ладоши, чтобы привлечь внимание.

Сёстры-близняшки и Барахлоу уставились на него. Только Можга носилась вокруг космического корабля, вероятно, стараясь двигательной активностью компенсировать тот дефицит движения, от которого она явно страдала во время полёта.

– Сейчас мы немного перекусим, после чего отправимся исследовать просторы этой планеты и выполнять задания согласно разнарядке, предложенной командованием, – сказал Рустам. – Вопросы есть?

Вопросов не было. Мария наскоро приготовила поесть, и, слегка подкрепившись, экипаж отправился в путь, оставив корабль под знойными лучами солнца.

Путь экипажа лежал через песчаную равнину к ближайшей песчаной горе. Судя по всему, путь до горы должен был занять у них не более часа, тем более, что добравшись до горы, Рустам обещал сделать привал.

Экипаж двинулся вперёд. Первые десять минут всё шло хорошо, но внезапно песок под ногами на мгновение растворился, и весь экипаж вместе с собакой провалился вниз, скрывшись под жёлтой пучиной…

5.

Казалось бы, из всего экипажа только Рустам был готов к подобному развитию событий. Во время падения он не растерялся, выхватил из-за пазухи оружие и приготовился дать отпор невидимому врагу. Только вот никаких врагов не было видно. Пролетев несколько десятков метров в полной темноте, они приземлились в сена, словно специально приготовленный для них. Несколько секунд они сидели, приходя в себя и удивляясь своему чудесному спасению. Рустам первым вскочил на ноги и огляделся. Похоже, экипаж попал в совершенно новый, особый мир. Они оказались в стоге сена, стоявшем посреди поля, на котором было много других стогов. Стояла звёздная ночь, в небе висело светило, похожее на Луну, только бледно-розового цвета. Было тепло и свежо, вокруг – ни души.

– Боже, где это мы? – спросила Мария, прижавшись к сестре.

– Произошло нешто непредвиденное, – констатировал Барахлоу, поднимаясь на ноги и отряхиваясь. – На этой планьете есть какая-то сивилизация, о которой никто не зналь…

– Вы правы, профессор, – кивнул Рустам. – И, похоже, сейчас нам предстоит познакомиться с её представителями…

С этими словами он кивнул в сторону и указал на приближающихся издалека существ в плотных разноцветных костюмах. Существа по виду напоминали людей, однако в этом нельзя было быть на 100% уверенными до момента, пока они не приблизятся. Существа передвигались довольно быстро и через несколько минут встали в нескольких метрах от Рустама. Они не проявляли никаких признаков враждебности, поэтому, следуя инструкции, Рустам опустил оружие и занял выжидательную позицию. Можга же, поскольку она не читала никаких инструкций, сразу же бросилась вперёд на незнакомцев, так что Рустам даже не успел её схватить. Один из пришельцев в красном костюме, очевидно, играющий главную роль, вытянул вперёд руку, в которой мелькнул портативный прибор, напоминающий обыкновенный пульт дистанционного управления для бытовой электроники. Он наставил прибор на Можгу и нажал кнопку. Прибор сверкнул розовым лучом и прервал движение Можги. Собака на мгновение застыла и тут же упала без движения. А вот это уже не было признаком дружелюбия, а, скорее, наоборот. Поскольку Можга считалась членом экипажа, то покушение на неё не могло остаться безнаказанным.

– Ложись! – крикнул Рустам своим, а сам, подняв оружие, сделал выстрел, целясь в пришельца в красном костюме.

Его выстрел выбил прибор из рук противника, однако второй выстрел Рустам сделать уже не успел. Второй из противников, стоявший около главаря и облачённый в жёлтый костюм, наставил на Рустама прибор, похожий на портативный фонарик. Из фонарика вырвалась струйка дыма, которая, пролетев несколько метров, превратилась в облако, которое, опутав Рустама, близняшек и профессора, остановилось и повисло в воздухе почти без движения. Оказавшись в его центре, наши герои почувствовали сначала лёгкое головокружение, затем сонливость, после чего забылись глубоким сном и тихо повалились на землю.

6.

Все четверо очнулись, как по команде, на роскошных креслах в большом кабинете, в центре которого находился стол. Стол был уставлен тарелками со спелыми фруктами, свежеприготовленными блюдами из мяса, булками и бутылками с прохладительными напитками. На другом конце стола можно было видеть высокий стул, который был пуст.

– Уф, где это мы? – задала резонный вопрос Дарья.

– В плену, – сообщил Рустам.

– Ну что вы, в каком таком плену? – внезапно раздался низкий мужской голос.

Это произнёс человек в чёрном костюме с седой бородкой, только что вошедший в кабинет. Его лицо было умным, но несколько угрюмым. Он был сутул, но, несмотря на это, вёл себя довольно уверенно.

Подойдя к столу, он занял своё место напротив наших героев и несколько секунд смотрел на них, как бы изучая.

– Вы не в плену, а в гостях, – пояснил незнакомец.

– По-моему, нас притащили сюда насильно, – заметил Рустам. – Сами мы к вам не рвались!

– Ну, в какой-то степени вы правы, – согласился незнакомец. – Но, я думаю, вы не будете спорить с тем, что именно вы прилетели на мою планету, при чём сделали это по своей воле, не так ли?

– Позвольте, – вмешался Барахлоу, будто прозрев. – Мнье ваше лицо кажется знакомим! Вы же профессор Фёдоров?

– Ха-ха-ха! Точно! Молодец, Мэтью! – рассмеялся профессор.

Бархлоу, очевидно, покоробило столь фамильярное обращение, но он ничего не сказал.

– Профессор Фёдоров? – пробормотал Рустам. – Погодите-ка… Но профессор Фёдоров пропал несколько лет назад, когда…

– Когда выпустил страты планетов в космос и заварил ту кашу, которую вы сейчас расхлёбываете! – с каким-то упоением продолжил профессор. – А если серьёзно, никуда я не пропадал. Просто я просчитал, как именно следует трансформировать страт, чтобы в нём развилась высокоразвитая цивилизация. Я не ошибся, цивилизация возникла. И я смог её возглавить. Чтобы вы убедились в моей правоте, я предлагаю вам совершить экскурсию по планете. Естественно, после того, как вы подкрепитесь. Ну как, идёт?

Экипаж понимал, что, несмотря на дружелюбный тон Фёдорова, они находятся в самом настоящем плену, в заложниках. А в этой связи отказ от предложения был равносилен неподчинению требованиям. Следовательно, у них не оставалось никакого выбора, кроме как согласиться. В то же время, ехать на голодный желудок представлялось неразумным, так что все четверо решили, что подкрепиться лишним не будет. Когда они окончили трапезу, которая, надо сказать, немного подняла настроение, Фёдоров поднялся из-за стола и почти торжественно объявил:

– Ну что же, по всему вижу, что вы готовы. Прошу вас следовать за мной к экскурсионному модулю. Да, прошу заметить: несмотря на то, что я вам верю, и поэтому никак не стесняю свободу ваших передвижений и не заковываю вас в наручники и кандалы, любая попытка оказать на меня физическое воздействие или предпринять попытку к бегству будет наказана самым суровым образом. Видите эту коробку в моих руках? На ней всего лишь одна кнопка, но стоит мне её нажать – и вам придётся несладко! Но ещё хуже придётся вашей очаровательной четвероногой подруге, которую мы на всякий случай оставим здесь, на базе. А в остальном – полная свобода действий, ха-ха-ха-ха-ха!

Рустам усмехнулся. Он лихорадочно думал о том, как выбраться из ловушки и поскорее вернуться домой.

7.

Экипаж и профессор Фёдоров заняли места в экскурсионном модуле, который представлял собой небольшого размера летательный аппарат размером с небольшой вертолёт, с тем лишь исключением, что вместо винта на крыше у него находился небольшой ящик с торчащими из него трубами.

– Вот, глядите, маленькое моё изобретение, – хвастливо сказал Фёдоров. – Аппарат, способный генерировать управляемое состояние невесомости в ограниченном пространстве… Сейчас мы сядем внутрь, плотно закроем дверь, так, чтобы поле не проникло внутрь, после чего я нажму на кнопку, и сам модуль оторв ётся от земли… И мы сможем им управлять. Точнее, я, ха-ха-ха! Прошу внутрь.

Профессор подчёркнуто любезно раскрыл дверь модуля и помог Дарье и Марии забраться внутрь, после чего пропустил Рустама и Барахлоу и, наконец, занял заднее место, очевидно предназначавшееся для экскурсовода, сам. Одной рукой он держал коробку с кнопкой, которую приготовил на случай возможного покушения на него со стороны экипажа, другой рукой нажал на кнопку «Автопилот». Модуль мгновенно взмыл вверх. Взлетев над стартовой площадкой, располагавшейся на базе Фёдорова, модуль взял курс на ближайший населённый пункт. Первое, что обращало на себя внимание – то, что на его планете, вернее сказать, на той части, где оказались наши герои, не было солнца, то есть царила вечная ночь. Конечно, искусственное светило поддерживало определённый уровень ясности, достаточный для повседневного существования, но всё равно какое-то мрачное чувство было на душе. Фёдоров начал свой рассказ:

– Итак, дорогие друзья, я рад приветствовать вас на нашей экскурсии! Как вы можете видеть, цивилизация, которая родилась из страта, весьма успешно развивается. Особенностью данной цивилизации является то, что она может развиваться и функционировать без солнечного света. Знаете, почему? Солнце продуцирует один специфический токсин, который не причинит вреда людям, но смертельно опасен для здешней цивилизации. Именно поэтому искусственное светило выполняет функции Солнца. Цивилизация сильна и смела, у неё большое будущее, поверьте мне. А знаете, что именно движет её развитием? Воля. Шопенгауэр был в известной степени прав: слепая, могущественная воля способна, если можно так выразиться, двигать горы. В смысле, цивилизации. С тем лишь отличием, что в данной цивилизации воля не слепа, а подчинена мне. То есть я своей волей определяю развитие данной цивилизации. Вы видите, все здешние обитатели облачены в разноцветные костюмы. Это плод моей воли. Мне в своё время нравились компьютерные игры, вот я и решил, что было бы неплохо окружить себя любимыми персонажами. Кстати говоря, если вы обратите внимание, здешние рельефы тоже во многом напоминают компьютерные игры…

Рустам посмотрел вниз. Он только сейчас заметил, точнее, осознал, что виды планеты действительно напоминают сцены из компьютерных игр.

– Цивилизация будет развиваться и дальше, – продолжил Фёдоров. – Частично опять-таки по законам компьютерной игры, в которой мы все участвуем (и вы в том числе), частично согласно моей воле…

– По-моему, он слишком заигрался, – шепнула Дарья Марии.

– Я бы сказала, что он свихнулся, – ответила так же шёпотом Мария.

Рустам же в это время напряжённо размышлял о том, какие действия можно предпринять. Эх, если бы не эта чёртова коробка, которую Фёдоров сжимал в руке… Но он, похоже, не собирался с ней расставаться… А что, если попробовать одну идею? Точно! Пока Фёдоров продолжал витийствовать, Рустам наклонился к Барахлоу:

– Профессор, как думаете, что произойдёт, если нарушить герметичность салона?

– Невьесомость придёт мгновенно, – ответил Барахлоу, подумав буквально секунду.

Похоже, Рустаму только этого и надо было. Он сидел возле самого окна, и его правую руку не было видно. Дело в том, что Рустам ещё в детстве овладел искусством своих предков – борьбой на пальцах. В ходе тренировок использовались самые жёсткие приёмы, в том числе пробивание пальцем досок и стен. Конечно, всё это сопровождалось кровью, образованием струпов и другими малоприятными последствиями, но в результате пальцы приобретали недюжинную силу. Так что Рустаму не составило абсолютно никакого труда пробить стекло кабины. Барахлоу оказался прав: невесомость стремительно ворвалась в кабину, Фёдоров от неожиданности выронил из руки коробку с кнопкой и взмыл вверх, ударившись спиной о кабину. Не будучи натренированным, он абсолютно не был готов к подобному развитию событий и беспомощно барахтался.

– Барахлоу, попробуйте разобраться с управлением, – крикнул Рустам. – Надо вернуться на базу!

Это не составило для Барахлоу большого труда. Держась одной рукой за кресло, другой он нажал несколько кнопок на панели управления. Через минуту-другую он перевёл модуль в режим ручного управления и развернул его назад. Что касается Рустама, то капитан подобрался к Фёдорову как можно ближе и начал выпытывать у него:

– Где наша собака Можга? Или вы скажете, где она, или так никогда и не выйдете из состояния невесомости! Со мной шутки плохи!

Грозный тон Рустама подействовал на старого профессора, и тот дрожащим голосом объявил, что Можга находится на базе, на площадке для взлётов, в клетке, и что ей в данный момент ничто не угрожает.

– Профессор, срочно на базу!

Барахлоу управлял космическим кораблём уже уверенно…

Они подлетали к базе. Фёдоров понимал, что проигрывает, но ничего не мог с этим поделать. Когда модуль прибыл на базу, Рустам велел Барахлоу отключить двигатели и, таким образом, выйти из состояния невесомости. Пока профессор бегал за собакой, открывал клетку и освобождал её, Рустам крепко держал Фёдорова. Наконец, профессор вернулся с Можгой, которая была безумно рада тому, что опять оказалась среди знакомых ей людей, и весело виляла хвостом.

Профессор запрыгнул в кабину, нажал кнопку на пульте управления и состояние невесомости вновь вернулось.

– Сейчас вы покажете нам, где находится то место, откуда мы сможем вернуться обратно на поверхность, – сказал Рустам Фёдорову. – Вы вернётесь с нами на Землю, потому что, согласно нашим законам, вы совершили преступление, самовольно захватив страты и выпустив их в космос. Вы должны будете понести ответственность, предусмотренную нашим законодательством.

Фёдоров понимал, что сопротивление бесполезно, поэтому покорно указывал Барахлоу дорогу. Модуль летел над городами и лесами, пока, наконец, не оказался в том месте, откуда экипаж изначально свалился на поле. Здесь модуль попал в восходящий воздушный поток и устремился вверх по тому же самому коридору, по которому Рустам и его товарищи оказались в глубине планеты.

Через минуту-другую модуль оказался на поверхности планеты. Рустам указал Фёдорову на корабль, ожидавший свой экипаж в том же самом месте, где его оставили, и велел ему следовать вперёд. Оружие Рустама осталось на базе, так что теперь он мог контролировать Фёдорова лишь визуально.

Когда они были в нескольких шагах от корабля, Фёдоров вдруг остановился, повернулся, выхватил из-за пазухи предмет в форме гранаты и крикнул:

– Вам ничего не достанется, и пропади всё пропадом!

С этими словами он выхватил чеку из «гранаты». Запищал таймер.

Рустам мгновенно сообразил, что происходит, и заорал:

– Бежим!

В какие-то мгновения он подскочил к кораблю и рванул на себя дверь. Сёстры-близнецы, отличавшиеся быстротой реакции, запрыгнули внутрь. Профессор, несмотря на преклонный возраст, весьма проворно юркнул в дверь. Рустам схватил Можгу за шкирку… За спиной раздавался сумасшедший смех Фёдорова, но вот дверца захлопнулась.

– Автопилот, старт! Полный вперёд! – дал команду Рустам.

Экстренная система голосового управления моментально среагировала, и корабль оторвался от поверхности. Он резко взмыл вверх и пару раз дёрнулся от раскатов взрыва. Набирая скорость, он взлетал всё выше и выше… Все четверо членов экипажа прильнули к иллюминаторам и с ужасом наблюдали за тем, как планета, будто в замедленной съёмке, окутывается пламенем.

– Неужели это конец? – прошептала Дарья, и слёзы навернулись ей на глаза.

– Мы сделали всё, что могли, – попытался утешить её Рустам.

– Эй, посмотрите сюда! – раздался за их спиной голос Марии.

Они обернулись и увидели, как та сидит рядом с собакой. Можга виляла хвостом и посматривала на серый кусок камня, лежавший у неё под лапами.

– Это было у неё в пасти! – пояснила Мария.

Барахлоу вытащил из кармана очки, нацепил их и взял кусок в руки.

– Это наша удача! – радостно произнёс он. – Это есть кусошек страта, из которого создалась планьета! Молодьес, Можга!

Профессор погладил собаку.

– Но где она его взяла? – спросила Мария.

– Где-то на базе вырыла, – пожал плечами Рустам. – Подробности мы вряд ли узнаем… Профессор, этого хватит, чтобы воссоздать планету, которую взорвал ваш сумасшедший коллега?

– Вполне, – уверенно сказал Барахлоу, пряча кусок в контейнер для образцов. – Уничтоженная планьета и цивилизация могут быть воссозданы полностью…

– Хорошо, – одобрительно кивнул Рустам. – Ладно, друзья мои, поздравляю вас с удачным высвобождением из плена и окончанием нашей миссии. Я буду ходатайствовать перед командованием о представлении всех вас к наградам…

В это мгновение Можга несколько раз тявкнула.

– Что? Тоже награду захотела? – улыбнулся Рустам и наклонился к собаке, чтобы потрепать её за ухо.

– Да нет, мне кажется, она просто проголодалась! – засмеялась Мария Гарюшка. – Сейчас я что-нибудь приготовлю ей и всем нам.

– Мне только чай, пожалуйста, – попросил Рустам. – Почему-то хочу обычного земного чаю. Эх, как всё-таки приятно вернуться к маленьким радостям!  

Другие работы:
+1
647
18:28
+1
канцеляризмы, неловкая речь
но наделённый русским умом и сообразительностью русским ум чем-то выделяется? автор болен великорусским шовинизмом?
числительные в тексте
лет пожить в России. Владение пятью европейскими языками (в том числе и русским) снимало языковой барьер зачем про 5 языков писать, если он в России собрался жить? русский уже стал европейским языком?
Членство собаки в составе экипажа составляло обязательное требование на случай возникновения непредвиденных обстоятельств (например, потери оборудования, выхода из строя оружия и пр.) а еще НЗ, на случай голода, и сексуальная разгрузка экипажа?
Собака могла быть и сторожем, и будильником будильником? а еще астронавигатором заодно
в результате чего один из учёных, назло своим коллегам, ночью тайно выпустил семнадцать порций субстратов в открытый космос. прямо из Лондона?
На новых планетах были обнаружены новые растения и животные, однако никаких форм жизни, близких к человеческой, найдено не было. растения и животные из субстрата вывелись?
Рустам вытащил из принтера листок бумаги принтеры на космических кораблях?
Он открыл дверь и высунулся. Оглядевшись и придя к выводу, что пространство вокруг совершенно пустынно, он подал знак экипажу технологии будущего… crazy
Пролетев несколько десятков метров в полной темноте, они приземлились в сена, словно специально приготовленный для них. сена, приготовленный?
в общем, редкостная чушь — очередная попытка плоского юморка
почитайте что ли «Незнайку на Луне»
собой небольшого размера летательный аппарат размером с небольшой вертолёт тавтология
Дело в том, что Рустам ещё в детстве овладел искусством своих предков – борьбой на пальцах. В ходе тренировок использовались самые жёсткие приёмы, в том числе пробивание пальцем досок и стен. Конечно, всё это сопровождалось кровью, образованием струпов и другими малоприятными последствиями, но в результате пальцы приобретали недюжинную силу. crazy
невесомость не есть разгерметизация
14:59
+1
Автор, это 10 из 10. Серьезно, я не шучу, и это не дьявольский сарказм. Мне пофигу, писали вы это всерьез или это стеб, но я так хохотала, я рыдала просто. Это была не попытка стебаться над вашим текстом, нет, это был искренний смех. Ни один рассказ не доставил мне такого количества положительных эмоций и эмоций вообще. Это прямо готовый сценарий к серии стартрека 60-х, вроде той, где огромный президент Линкольн в своей шляпе посреди космоса возник, и Кирк такой черт побери друзья мои, и там тоже было что-то бумажное на энтерпрайзе, типа журнала учета инструктажей по противопожарной безопасности или вроде того, я точно не помню, омагад капитан пальцами выбил стекло, и невесомость ворвалась в кабину, принтер, пытки или ты скажешь, где наша собака, или никогда не выйдешь из невесомости, ааааааааа… овации. Просто овации. Хорошо, что у меня обед. Просто до слез, я цитировала коллегам, и они тоже рыдали.

Я даже не знаю, что процитировать. Я ору, автор. Я просто ору. Надеюсь, вы писали в шутку. Но даже если нет — не бросайте это дело. Я бы поставила вам 100500 плюсов, чтобы вывести вас в топ. Я буду следить за судьбой вашего рассказа, чтобы после конкурса узнать, кто вы.
18:09
=)).

Рецензия у вас тоже огонь=)).
18:26
Спасибо laugh мне в самом деле очень понравилось. Как серию оригинального стартрека посмотрела rofl
Загрузка...
Елена Белильщикова №1