Светлана Ледовская №2

Волшебный камень

Волшебный камень
Работа №3

Далеко-далеко, в мире, где всё как у нас, но чуть-чуть по-другому, в самом сердце горы, глубоко под землей, жил-был мальчик по имени Юстин. Родителей своих он почти не помнил — знал только, что были они шахтерами и добывали уголь, как и все вокруг. А воспитывал его дедушка Милош — бородатый и седой старик, которого уже не брали в забой из-за полной слепоты.

Дедушка, если у него было хорошее настроение, рассказывал сказки о том, что раньше углекопы жили на поверхности и каждый день видели солнце. Но угля добывали все больше и больше, шахта становилась все глубже и глубже, и посчитало начальство, что подъемы и спуски наверх отнимают слишком много времени, так что было решено перенести шахтерский поселок прямо под землю. Хотели возмутиться углекопы, но был издан указ, согласно которому они могли оставлять себе все найденные драгоценные металлы.

— Так сами себя заживо и похоронили, — вздыхал дедушка Милош и надрывно кашлял угольной пылью. — Обмануло начальство шахтеров. Не было в горе ничего, окромя угля.

— А почему сейчас мы не можем выйти на поверхность? — спрашивал Юстин, рисуя на клочке бумаги огромное, ярко-красное, многогранное солнце, похожее на уголек в печи.

— Эх, малыш! Попасть в шахту легко, а вот за выход оброк платить нужно. Где такие деньги достать? Только если волшебный камень Мнимум добыть.

Мнимум — еще одна любимая сказка Юстина. Поговаривали, что камень сверкает, как солнце, и переливается всеми цветами радуги. Прячется он в любой породе, и если найдешь — сразу знатным человеком станешь, которому нет нужды в шахтах убиваться. Но на памяти дедушки Милоша никто ни разу не видел Мнимум. Только обвалы и душную смерть.

— Я отыщу камень, дедушка, вот увидишь! — кричал мальчик, высоко подпрыгивая на месте, словно пытаясь допрыгнуть на-гора. — И мы будем снова жить под солнцем!

Так и жил Юстин мечтами, пока не исполнилось ему четырнадцать лет. Разбудил его дедушка Милош спозаранок, вручил как взрослому тяжелую кирку, оставшуюся в наследство от отца, и сказал, что пришло время становиться настоящим углекопом. Вздохнул Юстин, надел каску, положил в карман робы тормозок — хлеб с сыром, завернутый в газету, и отправился в забой.

— Мягкого угля! — поприветствовали его другие шахтеры.

— Крепкой кровли! — ответил Юстин, храбрясь и утирая нос рукавом.

Тяжело с непривычки полдня киркой махать — умаялся мальчик, едва на ногах держится. Наконец обед наступил — все шахтеры тормозки разворачивают, а Юстин лег на лавку, курточкой накрылся и заснул, про еду забыв. Пожалели его товарищи, решили дать мальчику лишний часок отдохнуть — первый день как-никак, а впереди — целая жизнь горной работы. Ушли без него.

А Юстин спал сном беспокойным — слышались ему шорохи непонятные, будто кто-то рядышком бегает, газетой шуршит. Открыл глаза мальчик и обомлел — совсем близко, на расстоянии руки, огромный Крыс с наслаждением доедал его тормозок! Вспыхнуло негодование в юном шахтере и, долго не думая, схватил он животину обеими руками, придавив чуток, чтобы не вырвалась.

— Что, попался? — возликовал Юстин. — Будешь передо мной ответ держать! Зачем же ты, дрянь эдакая, мой тормозок сожрал?

— Отпусти меня, добрый молодец! — вдруг отвечает Крыс человеческим голосом. — А я исполню любое твое желание! Я ведь не простой Крыс, а самый что ни на есть волшебный!

Удивился Юстин, а потом обрадовался своему неожиданному везению. Долго не раздумывал — было у него только одно желание.

— Хочу Мнимум — камень драгоценный, что богатство и счастье дает!

Улыбнулся Крыс, сверкнул глазками-бусинками и ответил: — Будь по-твоему, мальчик! Закрой глаза!

Зажмурился Юстин крепко, а Крыс как укусит его за палец! Вскрикнул мальчик, выпустил пленника из рук. Убежал тот в нору проворно, и оттуда смеется — насмехается.

— За что? — обиженно спросил Юстин.

— Эх, мальчик! С закрытыми глазами Мнимум не получишь! Так всю жизнь и проживешь под землей. Вот тебе моя наука! Бывай!

Рассердился Юстин, ударил киркой со всей силы по крысиной норе, да Крыса уже и след простыл.

Но слова его крепко запали мальчику в душу. Работать стал наравне со всеми, сил не жалея. Раньше других приходил в забой и позже всех заканчивал работу. Да только без толку все это. Хоть и трещала искрами под киркой порода — один черный, как ночь, уголь сыпался. Угасала надежда в Юстине: столько шахтеров Мнимум искали — не нашли, так с чего бы это именно ему должна улыбнуться удача?

И вот однажды, когда уже все ушли, прислонился Юстин устало к угольному пласту, провел по нему нежно рукой и подумал, что напрасно он о камень бьется, силы растрачивает. И тут, словно в ответ, услышал шёпот тихий, но явственный:

— Не там копаешь. Иди в северную шахту, в закрытый забой.

Отпрянул мальчик от стены — никак послышалось? Или это стуканцы — маленькие горные духи жилу подсказывают? Решился Юстин — подхватил кирку и побежал куда сказано. Давно закрыли добычу в той шахте, так как одна пустая порода шла. Осмотрелся Юстин по сторонам, думает, где же ему начать копать? Со всех сторон все одинаковое. И тут же услыхал тихий шорох, будто что-то движется в дальнем конце забоя. Занес кирку Юстин и принялся раскалывать там камень, выбивая колючий щебень.

Всю ночь трудился мальчик, и с каждым ударом загадочный, манящий шорох в стене становился все явственней, превращаясь в слова:

— Ещё чуть-чуть! Ещё один, последний удар!

Поднял Юстин кирку высоко, напряг все силы в замахе, как вдруг чувствует, тянет его кто-то за штанину. Это Крыс прибежал — глаза-бусинки огромные, шерстка дыбом стоит, хвост туда-сюда дергается.

— Подожди, мальчик! Не делай этого!

Но заныл у Юстина прокушенный палец — не прошла еще злая обида, поэтому не прислушался — отвернулся и обрушил кирку на гору в последний раз. Тут зашумело все страшно, затряслось жутко, поднялся в шахте гул невообразимый — осыпалась стена мелкой галькой, треснул камень, и показался в проломе огромный, сине-зеленый, чешуйчатый Змей. Зубы острые, дыхание ядовитое и голод в глазах немереный.

— Спасибо тебе, человечек! — прошипел Змей. — Тысячу лет был погребен я в этой горе, без надежды на спасение! Освободил ты меня, и за это я подарю тебе легкую смерть!

С этими словами вырвался из змеиной пасти газ без цвета и запаха, метаном зовущийся. Один вдох — и заснешь навечно мертвым сном. Знал Юстин, что бежать нужно — товарищей об опасности предупредить, но налились тяжелым свинцом его веки, подкосились ноги и упал он на холодный каменный пол. А Змей пополз себе дальше, бесшумной неотвратимой гибелью.

Засыпает Юстин и не может найти в себе сил подняться. Вдруг слышит писк противный в самое ухо, да шорох маленьких когтистых лапок. И взорвалась болью старая рана на пальце — опять укусил его Крыс в то же самое место. Закричал мальчик и пришел в себя. С трудом выбрался в привычный штрек, подальше от ядовитого газа. А как только сумел на ноги встать, сразу побежал к товарищам, но уже на подходе к забою понял, что опоздал. Остались от шахтеров только кирки да каски.

Заплакал горько Юстин, грязные слезы по лицу размазывая, а Крыс ему и говорит:

— Не время горевать, мальчик! Змей, которого ты освободил, прожорлив очень. Сейчас он наелся и спит, но когда проснется — поползет в твой городок, а после и на поверхность выберется. Всю жизнь на земле погубит и до солнышка дотянется!

Испугался Юстин и начал думать, как Змея остановить можно. Думай-не думай, а выход один. Побежал мальчик на склад, взял запал, огниво и коробку с продолговатыми красными свечками. Дедушка Милош часто рассказывал, что заключена в этих свечках сила великая, хотя и опасная. Но со Змеем проклятым совладать сможет. Только не подвела бы решимость и руки не затряслись, искру высекая.

А страшно было — Змей спит громко, шахта от его дыхания подрагивает, газом ядовитым медленно заполняется. Скорее нужно действовать, пока не проснулось чудовище. Насколько мог тихонько разложил Юстин опасные свечки возле забоя, где почивал Змей. Вытянул запал, отошел в штрек и достал огниво. Крыс рядышком, на плече сидит, подбадривает. Попросил Юстин отваги у горных духов, и только решился огонь выжигать, как застонала шахта, посыпался щебень и выполз Змей из своего темного укрытия.

— Ты еще жив, человечишка? И задумал меня погубить? Не выйдет у тебя ничего — непобедимый я. Но мне нравится твоя отвага. Вознагражу тебя сполна, если пойдешь со мной, огниво выбросишь. Говори, чего желаешь! Одно слово — и никогда больше не придется уголь рубить! Подарю тебе драгоценных камней столько, сколько унести сможешь! Или ты мечтаешь о солнышке? — прошипел Змей, сощурившись. — Так я выведу тебя на поверхность! Ну же, соглашайся! Неужели сладко умирать за дело нелюбимое?

Вцепился Крыс в плечо Юстина коготками и глядит на него пристально, хвостом подергивает. Вздохнул мальчик, кольнуло у него сердце при мысли о ярком, дневном свете. Но затем вспомнил он о своих товарищах, о городке и дедушке Милоше. Покачал головой, молвил с грустью:

— Прости, но не могу я позволить тебе из шахты выбраться.

И высек искру. Подхватил ее запальный шнур, с громким треском побежал юркий огонек к продолговатым красным свечкам. Зашипел Змей, раскрыл пасть клыкастую и ринулся прочь из шахты. Да быстрее оказалась сила динамитная — прогремел взрыв оглушительный, и заполнил шахту огонь обжигающий. Пламенем взвился метан — газ ядовитый, и сгорел Змей от собственного дыхания.

Утихли отголоски взрыва, поднялась в шахте пыль невообразимая и опустилась темень страшная. Обрушилась горная порода на старые крепи и трещали они от натуги, под тяжестью камня сдаваясь. Лежал в завале Юстин, ни рук, ни ног не чувствуя. А Крыс рядышком сидел, и в темноте его глаза блестели маленькими слезками-капельками.

— Ты поступил правильно, мальчик. Если хочешь, я могу исполнить твое заветное желание.

— И я увижу солнце?

— Увидишь, — ответил Крыс еле слышно. — Закрой глаза. На этот раз без обмана.

— Обещаешь?

— Да. Я ведь все-таки волшебный.

Юстин закрыл глаза. Сначала, вокруг него была лишь привычная непроглядная темнота, но потом, вдалеке показалась маленькая, мерцающая звездочка. Она все росла и росла, пока наконец, не вспыхнула ярким, кристально белым светом, заполняя собой все вокруг. Сразу же стало тепло и хорошо, и совсем-совсем не больно. Юстин счастливо рассмеялся, раскинул руки, подпрыгнул высоко-высоко и... рассыпался на тысячи крохотных, сверкающих как радуга, драгоценных камней.

Крепи шахты в последний раз заскрипели, обвалились и рухнули.

***

Прошло несколько лет и шахту, конечно же, снова открыли. Но вот удивительно — стали углекопы все чаще на-гора возвращаться и слух пошел, что в забое стали волшебные Мнимумы находить. Камни эти непростые — если хороший человек в руки возьмет, то алмазами становятся. А если гнилушка вместо души — стекляшками оборачиваются. Я сам такой камень в руках держал — маленький он и теплый, на солнце радостно блестит, переливается. Весь прозрачный, но внутри, в самой сердцевине, ярко-красное пламя горит, будто раскаленный уголек в печи.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
+8
13:00
841
15:26
+1
Мрачновато. Но читать было интересно. Жаль, что все углекопы погибли.
Хорошая сказка, реалистичная! И тема раскрыта.
18:45
+2
Грустно. Но такие сказки тоже должны быть.
Написано складно и увлекательно. Хочется читать и читать. Спасибо, автор!
20:03
+2
Неплохо написано. Но почему именно Юстин стал жертвой Змея? Хочется объяснения его уникальности.
05:29
Уникальности не было) Углекопы всегда работали шумно, и Змея просто не было слышно. А Юстин приходил раньше всех и уходил позже, когда в шахте было относительно тихо. Вот Змей и сумел «дошуршаться» до мальчика.
11:17
+1
Чудесная сказка, но печальная. Видно, что человек сам или его друзья в шахте не раз бывали. Там действительно страшно и люди здесь работают не простые. Поступок мальчика, к сожалению не объясним. Впрочем — угорел пацан… Надо было слушать дедушку Милоша — спички детям не игрушка. Но ГОЛОС свой в память о мальчише-кибальчише отдаю с удовольствием.
11:26
+1
Чумазая сказочка. Нетривиальная. Мне понравилось.
Обреченный народ, жертвенность — мрачновато, но хорошо!
Спасибо
15:03
+1
Отличная сказка, жалко, конечно, Юстина, но такой конец только придал сказке еще большей оригинальности. Было очень интересно читать переживать, даже Крыс понравилсся в самом начале, хоть и пакостник :)
16:10
+1
Мда, начали за здравие, Андерсеном, конечно, пахло сразу, но ждал чего-то другого, может поэтому не голосую
17:03
+1
Захватывающее действо. Написано очень хорошо. Действительно, как уже замечено здесь, напоминает Мальчиша-Кибальчиша (даже инверсией).
17:17
+1
Скорее, это Мальчик у Христа на ёлке — пацан умирает, а это обставляется как будто ему очень повезло :D
19:03
+1
У меня ассоциации с Данко Пламенное сердце. Вывел своих людей, пожертвовав собой.
05:31
Ну нет, морали с Достоевским у нас разные))))
09:11
+1
Я знаю:) на самом деле мне понравилась, просто ситуации выглядят похоже
09:15
+1
Это с тем Данко, чей неблагодарный народ потом это сердце растоптал?
Да, я тоже о Данко подумала. Очень-очень грустная сказка, недетская, конец необычный, но логичный и красивый. Спасибо!
20:18
+2
Значит, Юстин Мнимым Космонавтом стал?
Наверняка))
05:31
+1
Определенно
И Боги ошибаются )))
Aed
10:43
+1
«Гномы копали так глубоко…» А вообще мне понравилось. Про шахтеров сказок я еще не видывал, причем у автора вышло создать и что-то свое и при этом не уйти в совсем невероятные фантазии. Сама сказка вышла динамичной и, что самое главное, за судьбой мальчика было интересно следить. Понравилась атмосфера. Если в начале все было достаточно задорно, то к концу история приобрела мрачноватый оттенок, но это произошло плавно и не заметно. Тот случай, когда вначале не понятно, грустное или веселое ждет тебя произведение. Немного разочаровала крыса Крыс, от него я ждал больше колдовства и помощи, а он только активно пытался откусить парню палец. Концовка вышла неожиданной. Я до последнего надеялся что ГГ выживет. Но в таком варианте получилось более философски.

Храброму Юстину и его автору отдаю свой ГОЛОС!
05:32
Крыс был кавайным элементом))) Спасибо за голос!
17:21
+2
Побежал мальчик на склад, взял запал, огниво и коробку с продолговатыми красными свечками. Дедушка Милош часто рассказывал, что заключена в этих свечках сила великая, хотя и опасная.
Вот в это не верю. Свечи лежат на складе, значит общеиспользуемы. Причем не кем-то, а тем кругом людей (шахтеры), к которой принадлежит мальчик. Но называет он их не каким-то термином, а неким обозначением. похожим на легендарное. Да и знает о них из рассказов деда.
Выглядит, будто вам очень нужно ввести в сказку динамит, но напрямую вы этого делать не хотите (сказка же!) и выкручиваетесь. Получилось не очень.
Да быстрее оказалась сила динамитная
Оп-па! Так что ж вы раньше-то крутили, если теперь спокойно термин используете? Написали б прямо с самого начала — пошел и взял динамит. Тем более, что, исходя из вашего описания, пользоваться мальчишка ими умеет.

Как-то не сказочно получилось. Все тут — и легенда, и фэнтези, и даже социальная фантастика, но вот именно от сказки — только внешний налет, да и то очень слабый. Вот как в примере с динамитом.
Само повествование имеет право на жизнь, но не в рамках сказочного турнира и чистки от проявлений сказочности.
05:39
Ха-ха-ха, это я с СПГС-2 прибежала))) В одном абзаце — загадку про свечки, а в другом — отгадку))))
Не сказочно — это да, мои истории почему-то упорно становились мрачными. Но надеялась «разбавить» своими сказками Турнир) Так что в его рамках место свое я нашла)
17:38
+1
Юстин… Юстас… Вступил в неравную схватку с зеленым змием, и… умер. Да-а-а, так пить нельзя! А началось-то все только лишь с Крыса, которого Юстас стал гонять, как проспался… А был ли Крыс? Мораль — своевременно оказанная помощь может спасти жизнь!
Хорошая сказка, только без голоса.
05:40
laugh Казань Юстин и метан были, Юстаса и бухлишка не было crazy
17:45
+2
Это еще один мой фаворит в группе. Если бы было два голоса, — то разделились бы они сюда и ирландцам…
Скажу даже, что сказка явно мне запомнится и на уровне всего турнира. Много писать в отзыве нечего, что писать, когда все хорошо? Тот случай, когда история по-настоящему пробирает.
09:30
+1
Соглашусь с комментаторами выше: а почему именно этому мальчику Змей на ухо шептал?
Сказка про самопожертвование — хорошая заявка на успех. Написано стильно.
05:41
Ответила в комментарии А.Ваону)
11:53
«Hier kommt die Sonne»



Эх, автор, что ж вы так с Юстином и углекопами жестоко… sad
Хочу диснеевскую версию с хэппи-эндом!

05:41
А не будет, ха-ха-ха
12:38
+1
Грустноватая сказка… совсем уж недетская. Такое весьма печальное послевкусие остается после прочтения. Но это ничуть не минус, напротив, такая концовка придает определенную изюминку этой работе.
15:00
+1
Спасибо, шахтерская такая сказка… Есть шероховатости, но в целом мне очень понравилось! thumbsup
Гость
09:36
+1
Классическая сказка, которую с удовольствием прочитает и ребёнок, и взрослый. С большим смыслом — будто на свою жизнь со стороны посмотрел. Написано очень убедительно. Впрямь, часто, сам того не замечая, вдруг оказываешься в темноте — под землёй. Ходишь, вокруг солнце светит, а ты его не видишь, ты задвинут. И многое в себе приходится взрывать, многие вокруг гибнут (сколько родных и близких предаёшь), чтобы вновь солнышко увидеть.
19:49
+2
Не, ну мой голос конечно уже отдан за ирландцев, но народ, тут ведь такая шикарная финальная сцена! — Умирающий под завалами мальчик, который никогда не видел солнца, рядом Крыс и свет в темноте… Ну какие после этого хомяки?
05:41
+1
Спасибо за поддержку rose
19:49
+1
Смазалась немного концовка. Толи символы кончались, то ли устал автор. Скомкал концовку. Но, хеппи энд — правильный. Поступок, только тогда — ПОСТУПОК — если за ним жертва стоит. Годно.
05:43
Спасибо! Не хотелось наводить лишней драматичности, да и 10к символов действительно жмут.
09:17
+1
Романтично! Символично! Поэтично! И не грустно. Может, в детстве грустно, а сейчас вот нет. Хорошая история, оригинальный поворот темы, очень оригинальный. Яркий, запоминающийся образ. Самопожертвование подано без соплей. Талантливо баланс найден!
09:37
+1
00:12
Это шикарно, спасибо
Очень впечатлило, такая помесь Бажова с Крапивиным, и ещё с кем-то…
только я не поняла, что значит «выходить на-гора»
«выдать ответ на-гора» — значит выдать сразу, без раздумий.
а тут не поняла в контексте
меня даже промурашило
повеяло романтизмом а-ля Горький и вообще… красиво, в общем
не думаю, что это прям сказка-сказка, но авторскую из разряда Уайльда вполне тянет (видите, сколько источников нашла)
И за шахтерскую терминологию, и за мрачную антиутопию в духе Метерлинка (ну вот опять, остановите меня)
хороший бы советский мульт получился — из разряда квадратно нарисованных и необычных
талантливо и неожиданно, в общем
от турнира я ждала не этого, но здорово, что и такой рассказ появился в процессе
Литбес №2