Эрато Нуар №1

Ради эксперимента

Ради эксперимента
Работа №67

Лена с Вадимом поссорилась. Она хотела пойти домой пешком, но внезапно хлынул дождь, и Лена побрела на остановку. Крупные капли колотили по голове, забегали за воротник блузки, стекали по щекам. Волосы моментально превратились в мокрые кудряшки. Лена ускорила шаг, перешла дорогу и спряталась под остановочный навес.

Под крышей оказались только она и пятеро мужчин. Один из них – маленький, грязно одетый, худой, как Буратино, видимо, бомж – забавлял всю компанию охотничьими байками.

– А на мне болотные сапоги, – вдохновенно продолжал рассказчик, покосившись на Лену, – я за ней бегу и давай шарить в камышах…

Лена не слушала, она думала о Вадиме, потом о кофе, о проекте, который нужно сдать к концу недели, о горячем душе… Невыносимо болела голова.

Подошел автобус, и четверо мужчин уехали. Лена осталась на остановке вдвоем с маленьким Буратино. Оба молча слушали шум дождя, и Лена размышляла об отвратительном запахе, исходившем от этого человечка, от его одежды и немытого тела. После того как под крышу зарулили трое нетрезвых парней, Лена вышла под дождь, но вдруг услышала позади крики, возню, потом Буратино промчался мимо нее, теряя на бегу листки бумаги.

Дождь еще усилился. Лена вернулась на опустевшую остановку и решила дождаться автобуса. Один листок зацепился за стенку павильона, Лена взглянула на него, потом взяла в руку, поднесла поближе к глазам и словно приросла к месту.

Пейзаж, нарисованный обычными акварельными красками, не походил ни на что из того, что она видела раньше. Какой-то неземной красотой веяло от разноцветного ландшафта. Лена постояла минуту, словно завороженная, потом вышла под дождь и собрала остальные листки. Рисунки на них почти все погибли… Головная боль куда-то улетучилась.

Подошел нужный автобус, и она, наконец, уехала домой.

***

Весь следующий день она думала о рисунке.

В юности Лена окончила худграф, потом переучилась на архитектора. Девушка отлично разбиралась в живописи, и рисунок показался ей творением гения. Вечером ноги сами понесли ее на вчерашнюю остановку. Старый знакомый, еще больше потрепанный, снова развлекал народ.

Лена дождалась момента, когда остановка опустела, и заговорила с бомжом.

– Простите, вы вчера потеряли рисунки. К сожалению, сохранился только один, – она протянула ему высушенный листок.

– Вам понравилось, – не спросил, а утвердительно осклабился тот. – Оставьте себе.

– У Вас есть дом?

– Что? – не понял Буратино.

– Дом. Еда. Душ… – прошептала Лена.

– А… Нет… Сейчас нет.

– Хотите воспользоваться моим душем?

– О! Горячий душ! Не устою перед соблазном, поэтому соглашусь. Даже не задам вопроса, откуда такое счастье на меня свалилось и по какому поводу такая доброта… Просто благодарю и принимаю приглашение, о прекрасная фея!

Они пошли пешком, благо до ее дома было всего две остановки.

***

Спустя час чистый и счастливый Буратино сидел на Лениной кухне в Лениных старых тренировочных штанах и футболке, молча уплетал вторую порцию котлет с круглой картошкой и зеленым луком и улыбался. А Лена все ждала, когда же он насытится, чтобы задать ему главный вопрос.

В дверь позвонили: соседка пришла за деньгами на ремонт подъезда. А когда Лена вернулась на кухню, ее гость спал, свернувшись калачиком на кухонном диванчике.

В дверь снова позвонили. Пришел Вадим. Обрадованная Лена постаралась избежать сакраментального вопроса о мужчине, который почему-то спит на ее кухне, и сразу протянула Вадиму рисунок. Несколько минут Вадим разглядывал пейзаж.

– Что-то в нем есть… такое… неземное. Похоже на футуристов, но совсем иное. Формы, краски! Впервые вижу такое! Невероятно, какие эмоции вызывает этот эскиз. Милая, ты у меня настоящий клад. Этим можно взорвать публику! Колись – кто автор?

– Он спит на кухне.

– ???

– Ничего личного, просто гость.

Лена с Вадимом долго шептались в комнате, пока их не сморил сон – сладкий, легкий. Обоим снился пейзаж с картины. Утром оба чувствовали удивительную бодрость в теле, как бывает в подростковом возрасте, словно помолодели на двадцать лет.

Утром все трое сидели на Лениной кухне, в кастрюле доваривался борщ, в чашках остывал кофе. Посовещавшись, решили, что художник пока переберется к Вадиму, поживет у него: в «двушке» хватит места для обоих, а между мужчинами уже возникла взаимная симпатия. Вадиму пришла в голову идея – организовать выставку картин. Он – искусствовед с двадцатилетним стажем – мечтал открыть миру нового Ван Гога.

***

Вадим раскошелился в расчете на будущую прибыль от выставки: купил подопечному приличную одежду, холсты, краски, кисти, мольберт. Миша не возражал и легко включился в работу. Плодовитость его превзошла самые смелые ожидания. Ежедневно Вадим, приходя вечером с работы, видел новое произведение, причем одно удивительнее другого.

***

Михаил работал днем, находясь один дома, а вечерами, когда приходил Вадим, часто с Леной, они ужинали и болтали.

Однажды Мишу потянуло на откровенность:

– Я прибыл сюда 14 лет назад, когда эксперимент подошел к концу. Прибыл да так и застрял, – улыбался он без злобы и без горечи.

– Ты иностранец, что ли? – удивленно вскинула брови Лена.

– Я прилетел с далекой планеты. Ее имя ничего вам не скажет. Наша цивилизация достигла совершенства много тысячелетий тому назад. Мы победили болезни и старость. Ушли в прошлое убийства, автомобильные аварии, авиакатастрофы. В нашем мире нет места преступности, зависти, злости, им правит любовь. Тяжелой работой никто не занимается – все давно делают машины. Люди проводят время так, как кому хочется: гуляют, рисуют, танцуют, снимают кино, стихи сочиняют, многие увлекаются спортом, театром.

Лена с Вадиком слушали его рассказ, боясь пошевелиться, в очередной раз ему удалось изумить эту искушенную парочку. Начиная с этого вечера, они каждый день узнавали что-нибудь новое о таинственной планете.

***

– Люди на моей планете живут в стоэтажных домах, дизайн каждого неповторим. Квартиры оборудованы взлетной площадкой для планеров. Вся техника, которую мы используем, работает на безопасном топливе, ибо людям нужен чистый воздух.

***

– Технический прогресс принес моему народу счастливую жизнь без нищеты, без тяжелой работы ради куска хлеба, без болезней и смертей.

– Неужели вечная жизнь?

– Именно так. Правда, чтобы избежать перенаселения, в какой-то момент мы перестали плодиться. Да, был такой момент, что пришлось уменьшить количество людей.

– Каким образом, простите? – содрогнулся Вадим.

– Гуманным, не беспокойся, – улыбнулся Миша. – Мы не убийцы.

– Каково это – жить вечно? Не скучно? – задумчиво проговорила Лена.

– Нет, что ты. Ведь можно заниматься, чем хочешь, менять сферы деятельности. Я, например, увлекся космосом. Мы с другими учеными построили космические корабли и отправили добровольцев осваивать другие планеты.

– Это и был гуманный способ сократить население?

– Именно. Эксперимент начался четыреста тысяч лет назад. Тогда мы заселили 666 планет из разных галактик. 666 космических аппаратов высадили своих пассажиров и самоутилизировались в космосе. Пути назад у переселенцев не было. Нам оставалось ждать и наблюдать.

Прошли века. За это время население 650 планет исчезло в результате войн, эпидемий, взрывов АЭС, экологических катастроф. Мы продолжали наблюдение. Если видели, что цивилизация движется в направлении зла, жадности, зависти, безнравственности, эксперимент считался неудачным, население «стиралось» безопасным для природы способом, флору и фауну мы не трогали.

– Кстати, о флоре и фауне, – встряла Лена. – Какая она на вашей планете? Наверно, красота неописуемая…

– К сожалению, – произнес Миша сухо, как на собрании, – животные и растения на нашей планете погибли. Виной тому технический прогресс, но мы слишком поздно поняли это. Сначала не стало зверей в лесах, потом исчезли птицы, насекомые и растения. Дольше других продержались домашние питомцы. Наконец, настал день, когда умерла последняя кошка. Но мы придумали, как компенсировать эту потерю: все, что желает человек, он получает при помощи компьютерных программ. Искусственно создаются прекрасные ландшафты, ласковые пушистые домашние роботы, качественные продукты питания…

Вадим не слушал. Его глаза затуманились страшной догадкой, которую он, наконец, произнес вслух:

– Наша Земля – одна из оставшихся 16 планет, населенных людьми?

– Только их уже не 16: за последние сто лет, насколько мне известно, 10 не прошли контроль.

– Какой контроль?

– Разработать стандарты, согласно которым население планеты признавалось подлежащим уничтожению, было непросто. Можно подсчитать количество войн на планете, но пришлось бы уничтожить только правителей, ведь мирные жители ни в чем не виноваты, не так ли? Тогда отправили добровольцев, выбрав только тех, кто способен быстро осваивать иностранные языки и ориентироваться на местности. В нашу задачу входило узнать все о жизни на планете изнутри. Спустя год после высадки десанта 15 кораблей вернули разведчиков домой. И только с Земли корабль прилетел пустым. В назначенное время никто из 40 высаженных на Землю десантников не явился в условленное место. Откуда я это знаю? Порой я скучаю по дому, и тогда… Передатчик для связи спрятан в надежном месте, на замороженной стройке… В любой момент я могу позвонить. Есть один верный человек – он никому не рассказывает о том, что я время от времени выхожу на связь.

Минуту все молчали, земляне переваривали услышанное, Миша прихлебывал остывший чай и грыз баранку.

– Что ты скажешь о Земле и людях?

– Что сказать? Даже не знаю. Четыре года я прожил в Китае, потом год – в Индии. Грязно там, как и в России, кругом мусор, отбросы, пакеты полиэтиленовые валяются на улице, но и богато тоже, как у вас. Богатство и нищета рука об руку идут. Жил в Аргентине, в Соединенных Штатах, в Италии, много где жил… где год, где дольше. Работал дипломатом и рыбаком, шахтером, кондуктором, мосты проектировал, виноград выращивал… Много чего делал. Теперь вот странником стал. В России уже три с половиной года странствую, пристрастился к алкоголю. Русские люди хорошие, добрые в глубине души, где-то очень глубоко.

– С твоими талантами ты можешь быть кем угодно. Почему же ты бомжевал на остановке, когда Лена тебя подобрала?

– Из интереса, ради эксперимента…

***

Тот факт, что бомж Миша оказался посланцем с другой планеты, не повлиял на планы Вадима. Не прошло и двух месяцев, как раскрасневшийся от волнения искусствовед встречал гостей на открытии выставки. Надо сказать, что полотна имели бешеный успех: их купили все до одного.

***

Вадим поздравил Мишу с победой и вручил ему гонорар. Михаил деньги взял, поблагодарил и сказал, что ему пора уходить.

– Да что ты? Мы же только начали! Останься, и я сделаю из тебя богача, классика сделаю. У тебя будут деньги, слава, красивые женщины – весь мир у твоих ног.

– Спасибо, но мне пора. Передай Лене от меня поклон.

– Куда это пора? – подозрительно покосился Вадим. – Эксперимент свой завершать? С лица Земли нас стирать будете со своими роботами бессмертными?

– Нет, не беспокойся. Я никогда не причиню вам зла. Поеду в Австралию.

Миша помахал рукой и ушел.

***

Лена и Вадим думали, что больше никогда не увидят Мишу, но это случилось через пару дней после прощания. Они ехали вечером в театр, когда услышали позади визг тормозов. Какое-то тревожное чувство заставило Лену оглянуться, и она попросила Вадима припарковать машину. Не сговариваясь, они рванули туда, где уже собиралась толпа.

– Девочка выскочила прямо под колеса, а этот человек среагировал моментально.

– Вытолкнул девочку на обочину, а сам поскользнулся на полиэтиленовом пакете – и вот.

– Как же так, – всхлипнула Лена, прислонившись к плечу Вадима, – он же бессмертный. Как же так?

0
375
09:11
+1
почему обращение с большой буквы?
котлет с круглой картошкой почему именно круглой?
Утром все трое сидели на Лениной кухне, в кастрюле доваривался борщ когда она успела забодяжить борщ?
14 лет назад числительные в тексте
Вся техника, которую мы используем, работает на безопасном топливе, ибо людям нужен чистый воздух. какая связь между безопасностью топлива и чистым воздухом?
Квартиры оборудованы взлетной площадкой для планеров. одной на всех площадкой? и кстати, а как планеры на нее поднимаются?
Мы с другими учеными так он художник или кто?
Мы с другими учеными построили космические корабли для человека способного построить космический корабль он рассуждает как дилетант. и почему рисунки? с такими талантами в НАСА надо идти
Тогда мы заселили 666 планет из разных галактик. 666 числительные в тексте
За это время население 650 планет исчезло в результате войн, эпидемий, взрывов АЭС, экологических катастроф. Мы продолжали наблюдение. Если видели, что цивилизация движется в направлении зла, жадности, зависти, безнравственности, эксперимент считался неудачным, население «стиралось» безопасным для природы способом, флору и фауну мы не трогали. только я вижу логический косяк? такие белые и пушистые вдруг на других планетах начинали деградировать? видимо, без планеров
животные и растения на нашей планете погибли. Виной тому технический прогресс, но мы слишком поздно поняли это. Сначала не стало зверей в лесах, потом исчезли птицы, насекомые и растения. Дольше других продержались домашние питомцы. Наконец, настал день, когда умерла последняя кошка. только что он соловьем разливался, как у них там круто — а оно воно как
и где здесь фантастика? любой алкоголик вам и не такого наплетет. где пруфы инопланетного происхождения?
банально, серо, тускло, нелогично
23:03
Инопланетное, здесь, картины. Скорость их появления и скорость их продажи/исчезновения. А почему именно 666 аппаратов было? В общем, еще один полуанекдотический рассказ возведенный в ранг фантастики.
Загрузка...
Мартин Эйле №1