Валентина Савенко №1

Свет

Автор:
Якупов Эмиль Закирович
Свет
Работа №209. Дисквалификация в связи с неполным голосованием

Вся огромная жизнь, в которой ты собираешься со временем повернуть к свету, на самом деле и есть тот единственный момент, когда ты выбираешь тьму.

«Жизнь насекомых» Пелевин

“Внимание, уважаемые магнитогорцы и гости города, просим вас быть внимательными и следить за собой и своими близкими. В Магнитогорске продолжаются зверские убийства женщин. Растерзанные трупы жертв находят в окрестностях города. Возраст убитых колеблется от девятнадцати до пятидесяти шести лет. Последняя жертва маньяка – Ольга Сухова, двадцать два года. Девушка пропала в прошлую пятницу, последними ее видели сослуживцы, когда она выходила с работы в шесть часов вечера. Вчера правоохранительные органы обнаружили ее тело в лесополосе в десяти километрах от города. Подробнее о трагедии расскажет наш корреспондент Елена Костина ”

Дальше Кирилл не расслышал, на этом месте Аркадий приглушил звук.

- Кир, глянь, как там она, а! Вдруг задохнулась. Хотя было б неплохо. Возни меньше. Оголтелая какая-то, - говоря это, Павел жмурился. Он грелся на холодном ноябрьском солнце.

Кирилл послушно заглянул в большой мешок, лежавший на заднем сиденье. Мешок был действительно большой. Его Кирилл прихватил с работы, где использовали под хранение обрезков пластика. Как только Кирилл открыл мешок, там сразу же, будто проснувшись, ожесточенно задергалась чья-то голова. Так ожесточенно, что невозможно было разглядеть лицо, но по разлетающимся волосам рыжего цвета становилось ясно, что это девушка. Она пыталась плакать и кричать, но заклеенный скотчем рот ее не слушался. Кира растерянно улыбнулся и пожал плечами. Голова в мешке задергалась и замычала еще сильнее.

-Ну-ка отойди, - Аркадий оттолкнул его, и, запахнув мешок, два раза коротко, без замаха ударил по нему. Звуки усилились, - Да ты одолела совсем. Все нервы вымотала, сука!

Аркадий замахнулся снова, но тут подал голос Павел.

-Э-эй, Аркаш, не жести, не будь животным, - спокойный и деловитый Павел резко контрастировал с взвинченным Аркадием.- Мы ж не американцы в Ираке. Тащите ее.

Аркадий что-то еле слышно пробурчал, подтолкнул Кирилла, и они вместе наполовину потащили, наполовину поволокли груз. Через каждые метров пятьдесят приходилось останавливаться. Мешок был достаточно большой, чтоб в него мог поместиться человек, но крайне неудобный для транспортировки. Да и девушка в нем дергалась и сучила ногами. Пару раз мешок срывался, и несдержанный Аркадий со злостью пинал его ногами. Кирилл ошарашенно смотрел, а Павел брезгливо морщил нос.

С Аркадием Кира познакомился в том же оконном цеху, откуда и позаимствовал мешок. Кирилл устроился на эту работу недавно, по объявлению. Оконное производство было ему в новинку, а компанейский Аркадий и стал его проводником в мир ПВХ и алюминия. Он то и втянул его в эту авантюру.

Кириллу было неловко не только от неудобной ноши. Его тревожила сама мысль, что он тащит куда-то человека. Он не боялся ответственности перед обществом, да и суд Божий его не страшил. Ему казалось, что он просто участвует в каком – то плохом спектакле, и это его тяготило.

-Да не переживай ты,- спутник будто заметил его состояние, - Со всеми так бывает в первый раз. Я, помню, себе всю машину потом облевал. Так выворачивало, что остановиться не мог. Руки вообще еще два дня дрожали, да и ща иногда, как подробности вспомню, так колотит, как с похмела никогда не трясло. Помню…- начал было Аркадий, но тут мешок в очередной раз соскользнул с их рук. – Вот сука, а! Всё не угомониться!– Он опять пнул по нему. Ребята находились в ближайшей от города лесополосе, и можно было не опасаться случайных ушей, но доносившееся непрерывное всхлипывание здорово раздражало. Для Кирилла оно звучало в той же тональности, что и шуруповёрты у него на работе. Это раздражало еще больше. Павел безучастно смотрел в сторону.

-Слышь, Аркашк, а если он ошибается. Если все не так. Если…- дальше Кирилл не мог объяснить. Не хватало слов. Но они и не понадобились. Его спутник все понял и без них.

-Ты же знаешь, что он никогда не ошибается. – Аркадий кивнул на Павла.– Не думай о плохом. Просто делай.

“Просто делать” в данной ситуации означало просто тащить неудобную ношу с человеком внутри по грязной дороге поздно вечером в пятницу.

Ребята прошагали еще метров пятьдесят и остановились. Кирилл шумно выдохнул, Аркадий закашлял.

-Курить надо бросать,- Кирин голос прозвучал наставительно. Аркадий сплюнул, прокашлялся и сказал – Всё, доставай, пришли.

Кирилл осторожно открыл мешок и скинул его с находящейся там девушки. Подошедший Павел пальцами одной руки взял ее за подбородок, а другой рукой отклеил скомкавшийся на углах рта скотч. Раздавшийся тут же женский крик оборвался звонкой пощечиной. На удивление Кирилла это помогло, хотя интеллигентный Павел вряд ли сумел отвесить эту пощечину сильно. Девушка отпрянула и испуганно заморгала. Проморгав так несколько секунд, она судорожно затараторила, будто пытаясь оправдаться. Павел нахмурился и чуть-чуть наклонил голову. И это тоже подействовало. Девушка замолчала. В воздухе ощущалось какое-то напряжение, волны которого будто исходили из Павла. Кирилл давно чувствовал в Павле что-то такое, практически с момента их первой встречи. Хоть в Павле и было максимум 170 сантиметров роста, ему хотелось подчиняться. Дело было вовсе не в его голосе, походке или самоуверенной манере держаться, хотя и это тоже действовало. Дело было в чём-то другом, но в чём, Кирилл до сих пор не мог определить.

Кирилл оглядел своих товарищей. Крупный и будто весь на шарнирах Аркадий не скрывал своей ненависти в адрес пленницы. Было видно, что девушка его боится. Хотя Аркадий не пил уже около двух лет (правда это или нет, Кирилл не знал, но вспоминал это Аркадий при каждом удобном случае),но производил впечатление алкоголика и наркомана. Видно, сказывалась беспробудная юность. Про него говорили, что раньше он по мелочи банчил не тем, чем нужно, попадал в поле зрения наркоконтроля, даже сидел недолго в СИЗО. Слухи разные ходят, знаете ли. На работе летом было жарко, и как то в обеденный перерыв Аркадий грелся на солнце, сняв футболку. По торсу виднелись следы ножевых ранений, Кирилла это заинтересовало, но спрашивать конкретные подробности он постеснялся. Иногда Аркадий был навязчив, к тому ж, не обладая чувством юмора, компенсировал это постоянными прибаутками, арсенал которых за время их знакомства почти не пополнялся. Однажды, посмотрев по интернету какой-то дешевый веб-сериал, на протяжении нескольких месяцев надоедал окружающим почерпнутыми оттуда безвкусными шуточками.

Павел был его полной противоположностью. Всегда невозмутимый, с белым, ничегоневыражающим лицом, он держался со всеми отстраненно, некоторым казалось, даже надменно. Но Кирилл сразу понял, что это не так. Павлу просто было неинтересно с большинством людей, он редко пускался на откровенность, и словоохотливым его точно назвать было нельзя. Единственный раз, когда он заметно оживился в присутствии Кирилла, случился совсем недавно. Они обсуждали какой-то фильм, потом плавно перескочили на книги, и тут в разговоре промелькнуло упоминание о шахматах. Оказывается, Павел был шахматным маньяком, постоянно играл в них на работе и в свободное время, вживую и в интернете, хоть и обладал никаким шахматным разрядом. Он тут же предложил Кириллу разыграть партийку, но Кирилл отказался и вежливо дал понять, что никакими талантами в этой области не обладает и последний раз играл, наверное, еще в классе седьмом. Больше Павел к нему с этим предложением не приставал.

Когда Кир впервые увидел обоих своих напарников вместе, то подумал, что в этой паре явно доминирует Аркадий. Тот много говорил, чувствовалась активная натура, все время хотел что-то делать. Словом, ”человек действия”. Павел же, любивший все разведать, ”семь раз отмерить”, сначала показался Кириллу нерешительным, но позже свое мнение ему пришлось изменить. То, что можно было принять за нерешительность, на самом деле, было свойством неумолимого рока. Как-то раз Павел цитировал древнюю самурайскую максиму. Точно ее Кира не запомнил, не любил он все эти пословицы и поговорки народов мира, но смысл был прост - мужчина должен принять решение, а потом исполнить его, передумает он или нет, ложное это будет решение или правильное, не имеет ровным счетом никакого значения. Должен исполнить и всё. Не бог весть какая мудрость, но характеризовала она Павла на все сто.

Кирилл передернул плечами от холода и посмотрел на девушку. Полумальчишеская фигура, одежда в стиле унисекс и короткие волосы, скорее всего, скостили несколько лет, и на вид ей было не больше двадцати. Вокруг лежал грязноватый снег, подвывал ветер. Девушка мелко дрожала, стоя на коленях, и наверняка вся продрогла. Она была одета в футболку с коротким рукавом и темные бриджи. А сам Кирилл даже в болоньевой куртке несколько озяб. Все-таки ноябрь, скоро зима.

Ее лицо казалось ему знакомым, он принялся рыться в памяти, за несколько секунд перебрал несколько возможностей и ситуаций, при которых они могли быть знакомы, но понял, что впустую теряет время. Магнитогорск был небольшим городом. Если вести достаточно активную жизнь, ездить на общественном транспорте, ходить по людным местам, то за месяц так или иначе можешь увидеть не менее 67 процентов местных жителей. Эту статистику он прочёл в какой-то бесплатной городской газете с примечанием, что подобные цифры верны для городов с населением до полумиллиона, и именно таким городом и был Магнитогорск. К слову сказать, Кирилл вообще читал все подряд, он был из той породы людей, что понесут в подъезд мусорное ведро, и застрянут там, читая грязную газету, испачканную чем-то жирным, найденную в этом самом ведре и случайно вылетевшую оттуда от неловкого движения при опрокидывании мусора.

“Да, наверняка мы просто виделись где-нибудь в маршрутке, может даже коснулись пальцами, когда передавали друг другу мелочь для водителя. Может даже ты улыбнулась мне, когда маршрутка качнулась, и я чуть не рассыпал монеты по салону. Может даже сказала “спасибо”, когда я по-джентельменски помог тебе открыть дверь. Все может быть. А сейчас ты стоишь на коленях на грязной земле, вокруг воет ветер и жить тебе осталось не больше пары минут”,- Кирилла пугали собственные мысли, и чтобы прийти в себя, он сделал глубокий вдох.

Пока он предавался меланхолии, Павел грубо схватил девушку за волосы и потащил куда-то по грязной земле. Из-за замотанных скотчей за спиной рук той было неудобно, она завалилась набок и попыталась встать на колени, но в итоге только пропорола по земле ими широкую борозду. Кричать девушка уже не пыталась, только выла. Павел уложил ее на землю, подбежавший Аркадий порылся у себя в карманах и достал из куртки молоток. Кира понял, что сейчас все закончится. Ей пробьют молотком голову, бросят тело прямо тут, сядут в машину, уедут, а дома он снова будет флиртовать со всеми подряд в социальной сети. Неплохая перспектива, но Кирилла не оставляла мысль о плохом спектакле.

-Вы что, просто убьете ее?- учитывая ситуацию, вопрос прозвучал глупо.

-Ну да, а зачем, по-твоему, мы сюда припёрлись?- Аркаша отличался прямолинейностью. Девушка обреченно сопела уже где-то под ним.

- Я думал, все будет совсем не так! Все как-то обычно,- растерялся Кирилл.

- Ты же сам, млять, сюда просился, какого хрена, Кир?- голос Аркадия стал на тон выше. Девушка что-то пропищала, Аркаша опёрся на нее коленом и прижал к земле,- Сам просился, теперь наслаждайся,- сказав это, он довольно хмыкнул.

-Ну, подожди-подожди – и, не придумав, что ответить, Кирилл ляпнул первое пришедшее на ум. - Нельзя так, мы ее совсем не знаем.

-Знаем, не знаем, какая разница,- Аркадий ко всему относился по-житейски просто. Как Карлсон.

- А чё, тебе надо то от нее, Кир? Какое это имеет значение? Любимый цвет? Знак зодиака? Семейное положение? - от Кирилла отмахивались как от назойливой мухи.

Тот еще больше растерялся,- “Ну хотя б имя? Да, имя! Мы даже не знаем ее имя? Имя человека всегда имеет значение”.

По недоуменному Аркашиному взгляду Кирилл понял, что его последнюю реплику не расценили как аргумент.

-Для тебя на самом деле это имеет хоть какое-то значение? Да мне вообще по хрену, как ее так кличут! Мы ж ее кончаем щас и делов!

-А ведь Кира прав, имя это очень важно! Мне самому интересно, - неожиданно пришедший на помощь Павел окрылил Кирилла и тот, не глядя пленнице в глаза, спросил: “Как тебя зовут?”

Несмотря на все ее мельтешения, Кирилл ощущал в ней странную покорность. Именно эта покорность злила, как будто она чувствовала за собой вину, и Кириллу показалось, что его спутники питаются этим чувством.

-Временами ты бываешь невыносим,- Аркадий схватил девушку за грудки,- Имя, млять! - Тряхнул ту так сильно, что ее голова дернулась и девушку как прорвало.

- Юля я, Юля - Аркадий разрушил сковавшее ее оцепенение.- Пожааалуйста, не убивайте меня! Я жить хочу, ну пожалуйста!- поток ее речи был бессвязным, и количество слогов и междометий в секунду было больше, чем мог обработать человеческий мозг.

-Ну вот, началось, всегда так, не надо было идти у тебя на поводу,- Павел был явно разочарован. Он говорил негромко, но его монотонный голос заглушал всхлипы девушки, как важный разговор в автомобиле заглушает диджейскую болтовню по радио.- Зачем ты усложняешь себе ситуацию - обратился он к Юле,- мы все четверо знаем, что сейчас произойдет. Успокойся, прими смерть достойно, смирись, прямо сейчас ты отправишься в небытие.

Витиеватая речь Павла всегда нравилась Кириллу, он завидовал Пашиному словарному запасу, но в данную минуту это было явно не к месту.

-Паш, хорош, она же просто обычная девушка.- Он затянул эту песню, и, не закончив фразу, уже знал, что услышит в ответ. Аркадий отпустил девушку, та даже не пыталась бежать, а непрерывно что-то тараторила. Аркадий шел к Кире, девушка потянулась за ними и упала на землю грудью, испачкав лицо.

-Обычная девушка, говоришь! Ты же сам прекрасно знаешь всё, я те сто раз говорил, не надо ща изображать тут невинность. Ведьма она, ведьма! По всем признакам ведьма! Да и Паша никогда не ошибается! Верно, Паш! Ты задолбал уже своими раздумьями! Я уже тебе полгода назад говорил про это, книги тебе давал. Ты весь интернет облазил, информацию искал, меня теребил, чтоб я тебя взял, а я сразу знал, сразу, что ты не сможешь! Струсишь в последний момент!

-Да не струсил я, говорю ж, как то обычно всё. Взяли - убили. Ни ритуала никакого, ни процедуры. Банальная бытовуха.

-А тебе обязательно пафос подавай? Для кого этот твой ритуал? Кому он нужен? Нам?- Аркаша картинно обвел сумерки руками.- Или ей? – Аркашина ухмылка еще больше делала его похожим на наркомана.- Ну, ей то уж точно нет!

Кирилл не знал, что возразить, но тут на помощь пришел Павел.

-Хорошо, Кир. Тебе нужна проверка, я правильно понимаю? – и с этими словами он достал что-то из кармана плаща. – Поднимай ее!- Кирилл тормозил, и Аркадий сделал это за него.

Павел зашел за девушку, перекинул через нее удавку (именно ее он достал из кармана) и рванул на себя. Девушка ойкнула, выгнулась дугой и привстала на носочки. Павел продолжал тянуть и Кирилл удивился, откуда в том столько силы. Он поднял девушку, выставив бедро и чуть выгнув колено, не отрывая, впрочем, его от земли. Девушка хрипела. Кирилл не мог больше на это смотреть.

-Хорош, а! – не зная, что делать, он кружил возле них, но охватившие его руки откинули его назад. Это был Аркадий.

-Завязывай, млять, шарманку. Че тебе еще надо? Ты же сам этого хотел! Не мешай теперь ему!

Кирилл отлетел несколько метров и, споткнувшись, упал на грязный снег, иглы которого грубой щеткой прошлись по его голени. Аркадий уже был тут как тут.

-Зачем мучить то ее, а? – Кирилл пытался вывернуться, но не смог преодолеть жесткую хватку аркашиных рук.

-Он не мучает, он проверяет,- теперь уже голос Аркадия звучал наставительно.

-Какая на хрен проверка?- Кир изловчился, юлой вылез из тисков, подлетел к Павлу и сшиб того с Юлей в затвердевший сугроб.

На секунду ему пришло в голову крикнуть что-то вроде “БЕГИИ!!” и закрыть грудью от парней, но эту мысль Кирилл сразу же отогнал. В глубине душ он знал, что Павел был прав. Все знают, как это закончится. Но также он понимал, что должен отыграть свою роль в этом плохом спектакле до самого конца.

-Вот мерзавец! Ты чё творишь то, млять!- Аркадий в ненависти был страшен, слюни пенистой массой текли по его губам, но Кирилл не боялся, знал, что тот его не обидит, они сильно сблизились с Аркадием за последние месяцы.

Павел напротив, оставался спокойным даже в данной ситуации. Он без всякого недовольства встал, посмотрел на извивавшуюся змеей на снегу упавшую с ним Юлю, поднял ее и поставил на колени. Она продолжала визжать и Павел, залепив снова ей рот скотчем, направился к Кириллу.

-Кир, мы все знаем, что она ведьма. Я, ты, он,- Павел кивнул на Аркашу, - и даже она. Ошибки быть не может. ОШИБКИ БЫТЬ НЕ МОЖЕТ. Мы проверили все факты, я тебе рассказывал.

-А если нет, если ты ошибаешься. Посмотри, какая она. Я не верю, что она может причинять зло,- Пашин голос действовал на Кирилла успокаивающе, сразу на душе становилось спокойно, но он продолжал упорствовать.

- Они все так выглядят, Кир, помню, мы одну бабку казнили прошлой весной. Так она такая румяная была, миленькая, ну прям божий одуван. Она мне мою родную бабушку, бабу Тоню напомнила, и вот это еще больше меня укрепило в мысли насчет ее виновности. Это морок, наваждение. Тривиальное оружие ведьм. Они хитры и изворотливы. Поэтому люди и попадаются так легко и просто в их сети.

- Когда я разговариваю с тобой, я в это верю. Когда я читаю книгу о ведьмах, я в это верю. Даже когда я ехал с вами в машине сюда, я верил. Но сейчас не верю. Я же вижу, что она безобидная, Паш. Нет в ней ничего колдовского.

- А вот этого я и хочу тебе показать. Видишь в чем дело, я немного повторюсь, ведьмы очень хитры и изворотливы. Маскируются под любую реальность. Под любые твои представления о благополучии, комфорте и домашнем уюте. Женской красоте и чувственности. Они не вызывают негатива. И увидеть их истинную сущность нелегко. Ведьмы проявляют ее только в экстремальной ситуации, иногда только перед смертью. Объясню все на пальцах,- с этими словами Паша показал удавку, которой минутой ранее он душил девушку, и продолжил,- я не хотел задушить ее этим, ее этим не убьешь, но перекрытием поступления воздушного потока в ее легкие я и хотел добиться той самой экстремальной ситуации, но ты меня остановил. Я хочу показать тебе ее истинное лицо,- сказав это, Павел пошел обратно к Юле.

Аркадий приобнял Кирилла за плечо,- Да не беспокойся ты, ведьма она. Пашка же сказал, что этим ее не убьешь. Нельзя убить колдунью чем попало,- Аркаша потряс в руках небольшой молоток,- вот оружие восставшего пролетариата. Думал, просто так у нас на гербе нашего общества молоток? Не, брат, это древнее оружие против зла.

Кира внимательно взглянул на молоток, с виду тот не был похож на грозное оружие, способное убить человека ударом по голове, и на роль тайного орудия против мирового зла тоже никак не подходил. Небольшой такой молоток, по размерам примерно как киянка, какими она и работали в оконном цеху, забивая штапик по периметру стеклопакета. Только на этот раз в руках Аркадия был обычный столярный молоток, с деревянной ручкой и железным набалдашником.

- Только им можно развоплотить ведьму, отправить ее в вечность,- продолжил Аркадий и показал Кириллу ручку,- видишь? - На ручке молотка стоял какой-то непонятный знак,- Это древнее заклятие против них. Точнее, не само заклятие, а ее символ или может зашифрованная анаграмма. Я в этом не особо волоку, у нас Пашка шаристый по этим делам, ты же знаешь.

Но Кирилл уже не слушал своего товарища, он во все глаза смотрел на происходящее. Там Павел с точностью аптекаря или консерватора повторил всю процедуру с накидыванием удавки. Причем сделал это так быстро, что Юля уже болталась в воздухе. Она изгибалась и задыхалась, смотреть на это Кире было страшно, но вместе с тем занимательно. Время будто замедлилось. Он изучал каждую клеточку ее лица, оно было прекрасно какой-то мертвенной свежестью, не смотря на извивающуюся как насаженный червь свою обладательницу. Кириллу почему-то не было ее жалко. Ну, жалко, конечно, все-таки он был либерал и гуманист до мозга костей, но ведь это всего лишь слова. В истории много примеров, когда либералы вершили кровавые дела, и много примеров, когда гуманисты с равнодушием позволяли этим кровавым делам твориться. Хоть Кирилл сегодня впервые и наблюдал Юлю, но он давно готовился и был готов к процедуре. Много дней Павел и Аркадий подготавливали его к этому, чтобы происходящее не вызывало у него шок. Его с самого начало смущала будничность событий. Дело в том, что Кира со школы любил театр, а в колледже даже играл в небольших комедийных постановках любительской труппы. Ему нужна была кульминация с обязательным катарсисом ближе к концу. Кульминация, по видимости, наступала, а вот с катарсисом определенно были проблемы. Время почти не шло, мир остановился, а потом обрушился на Кирилла с яростью водопада.

Ведьма выгнулась дугой, потом будто сжалась в комок, и, вылетев из комка стрелой, откинула Павла на добрых три метра. Черты ее лица все еще были прекрасны, но уже красотой неистовой амазонки. Тут же красота стала исчезать, и через нее проступали какие-то нелепые и некрасивые животные, отталкивающие черты. Она стала похожа на какую-то безумную свинку, только не безобидную, разъевшуюся, а какую-то свинью из трэш ужасов категории Б с наполненными кровью глазами и искаженным ртом. Ведьма стала метаться, тут же споткнулась и повалилась на землю. Встав на корячки, насколько это было возможно, с зафиксированными за спиной руками, она стала как – то странно вертеться, будто с силой, до треска костей, тёрлась о невидимый шест. Как зачарованный, Кирилл смотрел на это с интересом, не в силах оторваться. И тут он понял. Нечто похожее он уже видел в фильме с Мэлом Гибсоном, когда тот таким макаром вылез из смирительной рубашки. Чудище в злобе пыталась освободить руки, попутно ломая себе кости и не замечая этого, а глаза чудища, улыбаясь, пристально вглядывались в Киру. Павел схватил сзади колдовку за плечи, но та с легкостью стряхнула его, как и кинувшегося сверху, как на регбийный мяч, Аркадия.

“Молоток! Мо-ло-ток!”,- услышал Кирилл возглас Павла. Увидел Аркадия, в растерянности шарившегося по своим карманам, и сразу все понял.

“Точно, молоток”,- Кирилл подобрал упавший в снег Аркашин молоток и через секунду обрушил его на голову ведьмы. Молоток на удивление с легкостью вошел в кость. То, чего он так ждал несколько недель, случилось. Он наконец-таки выбрал свет.

0
396
12:11
Хоть и Пелевин в эпиграфе, но сам он пишет куда более легче и затейливее. Здесь все перегружается вначале описанием героев, потом — мрачностью убийства.
14:24
Написано хорошо, только это не фантастика, по-моему. Непонятно же, она ведьма, или это герои так решили.
Алсо, ох и чует мое сердце, что от девушек высоких оценок тут не будет.
22:18
Б-р-р-р… жуть берет, я уж думал, она обычная девушка… И они ошиблись.
Загрузка...
Илона Левина №2