Алекса Ди №1

Закон о праве быть счастливым

Закон о праве быть счастливым
Работа №96

Я родился в то время, когда земляне убедились, что так называемые пришельцы существуют. Поэтому в шестнадцать лет я нисколько не удивился, что к нам в выпускной класс подселили девочку с планеты Аиора.

В ту же секунду, как Юля вошла в класс, я полюбил ее. Конечно же, ее звали не Юля, так ее называл только я. Ее настоящее имя было – Юа. Она с родителями прибыла на Землю через портал, который соединял их и нашу планету.

Юля парящей походкой переступила порог класса, неся за собой рыжие волосы, как мерцающий пожаром шлейф. Я думаю, что если бы тогда знал всю правду, то все равно полюбил бы ее. Она шла и все пятьдесят шесть человек затихли и провожали ее любопытными взглядами, пока она не села прямо передо мной, поделив парту с двумя ученицами. Кудри Юлиных волос легки на мой голо-экран, она обернулась, улыбнулась мне и убрала волосы, легким движением, перекинув их через плечо.

Учительница представила нам новую ученицу, рассказав, что ее семья эмигрировала с родной планеты, чтобы налаживать дружеские контакты и попросила нас помочь Юа освоиться, затем призвала класс обратить внимание на голо-экраны, но, конечно же, все пялились на Юлю.

Я не был исключением. И пока не прозвенел звонок, не сводил глаз с переливающихся рыжих локон, а мой друг Родион уставился на меня с перекошенным лицом.

- Ден, может хватит? – попросил он, когда на перемене стоя особняком от группы облепивших Юлю, я продолжал на нее пялиться. – Хочешь присоединиться с ним, давай. Спросим нет ли у нее щупалец под юбкой, как у тех пятиножек, которые живут в третьей световой системе.

- Нет у нее никаких щупалец, - фыркнул я. - Их планета параллельна нашей, что безусловно доказывает, у них такая же физиология, как у людей.

- Только они не люди!

Мой друг Родион был хорошим человеком. С предрассудками он боролся изо всех юношеских сил. Но его родители были из тех, кто еще не принял тот факт, что мы не одни во вселенной и что это совершенно нормально.

До нас долетали обрывки фраз и восхищенные вздохи. Юля рассказывала, что аиоранцы могут телепатически общаться друг с другом и что все они всегда ощущают спокойствие и счастье, ведь на Аиоре не было войн уже двадцать тысяч лет. И что раса людей по всем признакам положения Земли двигалась бы по пути развития Аиоры, если бы не постоянные засухи, безработица и распри между людьми.

Расспросы продолжались на каждой перемене и количество людей вокруг нее не убывало, что само собой мешало мне подойти к ней. Даже когда уроки закончились и все собрались по домам, мне пришлось идти за ней больше пятнадцати минут, пока она не осталась одна.

- Привет, – сказал я, пытаясь не показывать ни волнения ни того, что следил за ней.

- Привет, – беззаботно сказала она, в ее голосе слышалось легкое коверкание слов. - Ты довольно долго шел за мной.

Я начал выдавливать из себя объяснения странного поступка, но она перебила меня.

- Не переживай, на твоем месте я бы тоже так сделала. Кому захочется перекрикивать толпу, когда разговор действительно важный. Ты проводишь меня домой?

Я кивнул и мог поклясться, что понравился ей. Сейчас я знаю это точно. Ей понравился мой взгляд, когда она обернулась на меня, чтобы убрать локоны. Юля рассказала мне это на втором свидании. «Не такой, как у остальных ребят», - так она выразилась. До сих пор не могу понять, что она имела в виду, ведь я не смог дать ей то, что она хотела.

- Меня зовут Денис.

Юля посмотрела на меня, осветив мое лицо зеленым цветом глаз.

- Интересное у тебя имя, Юа. Только две буквы и те гласные.

- Юа - на моей планете означает «высшая степень благоденствия». Но ты можешь называть меня Юля, если хочешь. Я не против. Так даже будет лучше, и я быстрее смогу привыкнуть к вашей планете.

Всю дорогу мы разговаривали о музыке, книгах и играх на Аиоре и Земле. Мне еще никогда не было так интересно разговаривать с девочкой, возможно, потому что в каком-то смысле она ей не была.

С этого дня я встречал и провожал ее каждый день. Мы вместе проводили перемены и постепенно одноклассники вокруг нее рассеялись, видя, что предпочтение Юля отдавала только мне. Родион иногда проводил с нами время, но однажды, когда Юля отошла в туалет и мы остались с ним одни, он сказал мне, что не хочет общаться с ней, что она ему не нравится. Хотя на мой взгляд повода для этого она не давала. Мы стали общаться с Родионом только по гало-фону.

К концу сентября, после того как мы с Юлей исходили весь наш район и четыре примкнувших к нему, побывали в двух городских симуляторах и посетили единственный парк в нашем городе, она пригласила меня познакомиться с ее родителями.

- Пфффф, - прыснул Родион, забрызгав супом футболку. - Ты чокнутый, просто атас… полнейший… Я же говорил! Ты пропал.

- Да что такого? Мне очень интересно пообщаться с ними. Как много они могут рассказать, понимаешь?

- Да, или съесть тебя вместо обеда. Как те с пятого измерения. Как их, забыл…

- Никто меня не съест, а ты слишком серьезно воспринимаешь уроки по внеземной жизни.

В субботу утром я тщательно принял душ, а мама отгладила мне рубашку и серые джинсы. Папа провел мне лекцию по галантности. Я причесался и был готов.

- Будь осторожен, - теперь напутствовала мама. – Я знаю, это важно понравиться этим лю… аиоранцам, но напоминаю, они все равно пришельцы.

- Мама, - воскликнул я. - Запрещено, говорить это слово.

- Мне все равно. Мы с твоим отцом родились, когда их на нашей Земле и в помине не было. Но закон требует, чтобы мы почтительно относились к внеземным цивилизациям, а я не хочу, чтобы кто-то подумал, что наш сын плохо воспитан. Поэтому не забывай говорить «спасибо» и «пожалуйста» и пропускать, - она покорежилась прежде, чем сказать, - дам вперед.

По дороге к Юле я хотел купить цветок, но единственный цветочный магазин, который был в нашем районе закрылся. Я добежал до соседнего района, весь запыхался и взмок, но нашел цветочный магазин, правда денег мне все равно не хватило ни на один цветок. И тогда я решил зайти в кондитерскую и купить трансформационных пирожных, они меняли вкус и цвет три раза, пока ты их ел.

Меня нисколько не напугал разговор с мамой, ни тем более с Родионом, но я все равно жутко нервничал. То, что Юля так называемый «пришелец» меня не волновало. Повторюсь, я родился, когда о внеземных цивилизация уже знали и успели наладить с ними неплохой контакт. Тем более Юлина раса была по физиологии идентична нашей. Но то, что я буду под прицелом мамы и папы девушки, которую люблю, меня пугало. Мне хотелось им понравиться, но я знал, что не так одарен умом, как они и в их обществе легко мог сойти за дурочка.

Они оказались очень добродушные и без предрассудков аиоранцы. Тогда я еще подумал, что если вся их раса такая чудесная и светящаяся добром, то я бы хотел быть одним из них. И кажется, они это почувствовали. Они расспрашивали меня, чем я увлекаюсь, кто мои родители, какую профессию я хочу выбрать. На мои вопросы об Аиоре отвечали охотно, хотя если честно, я мало расспрашивал, больше рассказывал о себе.

Все было логично, они узнавали меня. Хотели понять, какой я человек. Подхожу ли я для их Юа или несу угрозу витавшему в их доме счастью. Законное право родителей, не правда ли? Сейчас для меня, конечно, не все так однобоко.

Мы продолжали встречаться с Юлей, и я уже позволял себе целовать ее. Конечно, я представлял более страстные поцелуи, но и невинных касаний губами мне было достаточно. Я очень ее любил, любил все сильней с каждым днем. Наверное, я больше никого так не любил в своей жизни, как эту внеземную девочку. А быть может я до сих пор ее люблю. Иной раз когда я наблюдаю ее на гало-экранах, как она продвигает единый закон, как скандирует на площадях, обращая на себя все больше лиц, я невольно подмечаю, что любуюсь ей, как любовался в тот последний день, когда мы били близки.

Через две недели после знакомства с ее родителями, она снова пригласила меня к себе домой. И на удивление, когда я пришел с очередной порцией трансформационных пирожных, на этот раз с теми, что меняют вкус и цвет пять раз, она была одна.

Юля сразу повела меня к себе в комнату и раскинув руки плюхнулась на кровать.

- Я так счастлива, Денис, - сказала она полушепотом.

Я застыл у двери, не зная, как лучше поступить, потом подошел и тихо сел рядом с ней, положив коробку с пирожными на столик у изголовья кровати.

- Я говорила с родителями, и они дали добро. Они согласны принять тебя в семью. Согласны, чтобы мы с тобой встречались и потом поженились. Так ведь говорят на Земле, «поженились»?

- Да, так, - я улыбался во весь рот. Я, конечно, не думал еще о свадьбе и создании семьи, но разве мог я мечтать о чем-то более прекрасном, чем Юля. Я был готов расписаться с ней, хоть в туже минуту. И она нисколько не сомневалась в том, что я готов на ней жениться.

- Теперь я могу открыть тебе тайну и после ты должен будешь мне кое-что пообещать, хорошо?

- Конечно, рассказывай.

- Ты уже знаешь, аиоранцы очень счастливая раса, - начала она и села. Я взял ее за руку и поглаживал по нежной коже. – Но так было не всегда. Наша цивилизация тонула в войнах, кровопролитиях и страданиях, пока ко власти не пришел наш великий Тан Траил. Это было двадцать тысяч лет назад. Тан Траил издал закон, единый закон, которому по сей день подчиняются все на Аиоре.

- Что это за закон такой?

- Закон о праве быть счастливым. Закон гласит, что каждый аиоранец должен быть счастливым. И так по сей день. За двадцать тысяч лет, благодаря Тан Траилу и единому закону не было ни одной войны, ни одного мятежа и все мы очень счастливые аиоранцы.

— Это чудесно. Я бы тоже хотел, чтобы на нашей Земле было так.

- И так будет, - прошептала она, впиваясь в меня взглядом зеленых глаз. – Мы непросто так прибыли к вам. Мы пришли, чтобы покончить с бедами на вашей планете. Мы возродим зеленые поля, наполним водой иссохшие реки, покончим с голодом и насилием. Все вы будете такими же счастливыми, как мы.

В тот момент внутри меня что-то щелкнуло, и я подсознательно понял, что не все так замечательно, как говорит Юля. Может это был человек внутри меня, может я просто испугался, но так или иначе, я был прав.

- И как же вы хотите это сделать?

- Ввести на Землю единый закон, как на Аиоре. Мои родители как раз сейчас этим занимаются. Уже две страны готовы принять его.

- А как действует ваш закон?

Юля, широко улыбаясь, обняла меня за шею.

- Я знала, что ты поймешь, - на глазах у нее застыли слезы. - Закон гласит: на Аиоре все имеют право быть счастливыми. Если аиоранец осознает, что он по каким-либо причинам несчастен, то он имеет законное право безвозмездно воспользоваться услугами Благотворцов. Если же аиоранец не осознает, что он несчастен, но он таким является по утверждению комитета «Счастья» и аиоранец не может самолично принять услуги Благотворцов, то это решение должны принять за него его семья. Если аиоранец не имеет семьи, то комитет «Счастья» сам назначит ему Благотворца. Вот, все просто!

- Юля, а что делают Благотворцы?

- Они безболезненно прекращают существование несчастного аиоранца.

Мне почему-то не показалось, что она шутила.

- На Аиоре убийства законны? – очень серьезно и медленно спросил я.

- Конечно. Нет смысла жить, если ты несчастен. Так, значит, - твердо сказала Юля. – Ты должен пообещать мне.

- Что пообещать?

- Что, когда мы поженимся.... Это, конечно, буде не раньше, чем тебе исполнится восемнадцать, по вашим меркам ты еще несовершеннолетний. Так вот, когда мы поженимся и создадим семью, если я когда-нибудь буду несчастна и не смогу сама это осознать, ты закажешь для меня услуги Благотворцов.

Я тяжело дышал и перестал поглаживать Юлину руку, все еще держа ее в своих, но не чувствуя ни тепла, ни гладкости кожи.

- Ну само собой тебя будет обязывать единый закон, при заключении брака мы оба подпишем его. В принципе, хорошо, что мы женимся не сейчас, пришлось бы потом переписывать бумаги, разводиться и жениться снова. Мои родители все устроят, они больше тридцати лет работают на корпорацию «ТанТрэилс», уже правда давно не исполняют услуги самолично, зато руководят многими подразделениями и с большим успехом. Поэтому именно их и выбрали для внедрения закона на Землю.

Я вскочил, случайно смахнув рукой коробку с пирожными, они разлетелись по полу, меняя цвет с розового на зеленый, с зеленого на синий, с синего на оранжевый…. Я четко осознал, какое будущее аиоранцы хотят построить на Земле и как именно собираются бороться с перенаселением.

- Что с тобой?

Во рту у меня пересохло. Я, не моргая, смотрел на Юлю, насыщаясь ей, потому что понимал, чтобы она сейчас не сказала, я все равно больше никогда не окажусь с ней наедине.

- Так ты обещаешь мне?

Я попытался выдавить звук, но только прохрипел.

- Мы же любим друг друга, тогда просто пообещай мне, это важно для меня!

- Не могу, - сказал я и ушел, испытывая чудовищную боль на сердце и страх перед будущим.

Я снова включаю гало-экран и снова в нем моя Юля. Спустя пять лет, все такая же красивая и светящаяся. Да, я все еще люблю ее, но не могу допустить, чтобы людей убивали и дальше. Нет, я не основатель колонии сопротивления против единого закона аиоранцев, но сразу после школы я стал одим из них. Я вступил бы в сопротивление, даже если после принятия закона, они не пришли бы за Родионом и моими родителями.

Я примкнул к сопротивлению, потому что убежден, что каждый человек имеет право выбирать - быть ему счастливым или несчастным. Ведь если мы несчастны сейчас, тогда мы может бороться за то, чтобы стать счастливыми.

+3
735
18:18
До последних абзацев была уверенна, что читаю очередную вариацию «Сумерек» и дочитывала из чистого упрямства. Плевалась ванилью и радугами весь текст, но в конце автор приятно удивил, сместив все акценты. Я не совсем поняла, в чем идея: «нельзя убивать человека только за то, что он несчастлив»? «Любовь — не главное»? Мне сложно судить, достаточна ли эта идея для написания рассказа. На мой взгляд, нет. Но отторжения не вызвало и понравилось, что был неожиданный поворот в конце. В общем, оценка нейтральная.
Комментарий удален
20:20
когда земляне убедились, что так называемые почему так называемые, если они и правда пришельцы?
то к нам в выпускной класс подселили девочку с планеты Аиора. они жили в классе? иначе, почему подселили?
Она с родителями прибыла на Землю через портал, который соединял их и нашу планету их — это родителей?
лишние местоимения
поделив парту с двумя ученицами. а что, там по трое за партой сидят?
Кудри Юлиных волос легки на мой голо-экран это как понять? легки на мой голо?
Учительница представила нам новую ученицу
не сводил глаз с переливающихся рыжих локон локонОВ
Их планета параллельна нашей, что безусловно доказывает, у них такая же физиология, как у людей. «что» пропущено
Мой друг Родион был хорошим человеком. читатель не дЭбил, нечего талдычить одно и тоже по два раза
что мы не одни во вселенной Вселенной
пытаясь не показывать ни волнения ни того зпт пропущена
Ей понравился мой взгляд, когда она обернулась на меня, чтобы убрать локоны. это как понять?
— Мне все равно. Мы с твоим отцом родились, когда их на нашей Земле и в помине не
трансформационных пирожных ???
хоть в туже минуту ту же
Мы непросто так прибыли к вам тут не просто раздельно
Это, конечно, буде не раньше будеТ
вторично, и много мелких косяков
тема межпланетного секса не раскрыта
а так вполне терпимо
3 ++
Загрузка...
Илона Левина №1