Ирис Ленская №1

Библиотека человеческих жизней

Библиотека человеческих жизней
Работа №168

Широкое, желтеющее на закате августа поле, уставшее от полуденной жары, тихо дремало под ночным небом и иногда вздыхало от прикосновений лёгкого ветерка.

На холме среди поля высились три ветряные мельницы, они едва слышно скрипели, еле-еле перебирая по кругу деревянными крыльями.

Большой старый дом, надёжно сколоченный из дубовых брёвен, одиноко стоял на краю поля у подножия густого хвойного леса. Под самой крышей доски расступались, образуя чёрный проём чердака. К этому квадрату была приставлена крепкая лестница, а из проёма высовывался мальчик лет девяти, его лохматая темноволосая голова свешивалась вниз.

Мальчик лежал на полу чердака, устеленном соломой и старыми изъеденными молью пледами, и смотрел на звёзды. На его животе лежал большой серый кот и урчал.

-Тише, Тостер, - прошептал мальчик, тыча пальцем кота в пушистый бок, - если дед нас услышит, он нас закопает.

Тостер недовольно шевельнулся и спрыгнул с живота мальчика, а тот перевернулся, взял бинокль и принялся глядеть в него на небо.

-Вот ты как думаешь, - шёпотом продолжал мальчик, водя биноклем от одной звезды к другой и в каждый огонёк жадно всматриваясь, - в космосе ещё кто-нибудь живёт? А вдруг там живёт такой же кот, как ты, только зелёный? – мальчик взглянул на кота и тихо захихикал. – Я бы не хотел встретить там зелёного Тостера...

Ветер задул на чердак несколько сухих листьев. Мальчик подхватил один из них и раскрошил его в ладони.

-Лето уже закончилось, - заметил он. – Когда родители уже заберут меня в город? Эй, Тостер?

Но кот уже ловко лез по деревянным выступам вниз с чердака. Мальчик вздохнул и, взявшись за перекладины лестницы, последовал за своим пушистым товарищем.

* * *

-Лопай давай, работник, - проворчал худощавый старик с ещё не седой бородой и со взъерошенными волосами, ставя перед внуком тарелку с яичницей. – Сегодня с тобой пойдём по квадратам, капканы проверим.

-Мы вчера уже…

-Никита! – загрохотал старик. - Будешь капризничать, ещё месяц родителей не увидишь!

Никита, а именно так звали темноволосого мальчика, взглянул на дедушку исподлобья. Дед был худым, но очень крепким высоким стариком; кустистые тёмные брови грозно нависали над зелёными и озорными глазами, жилистые руки были красные и грубые, но эти руки умели выполнять очень тонкую работу, могли заштопать любую царапину на теле животного.

-Почему ты увёз меня в эту глушь? Скоро школа. Я должен быть дома. Когда родители приедут?

-Ты и так уже, - прокряхтел дед, тяжело усаживаясь напротив Никиты и разрезая свой кусок яичницы, - дома. А родители твои пройдохи.

В июне дедушка, лесник, питавший стойкое отвращение к городу, вдруг приехал к ним домой, долго разговаривал на кухне за закрытой дверью с мамой, а затем вдруг взял, посадил мальчика в машину и увёз его сюда. Всё лето Никита провёл в лесу, каждый день наворачивая с неугомонным стариком километры по лесным квадратам, проверяя капканы, силки, туша костры, оставленные людьми, собирая мусор, наблюдая, как дед проверяет документы у редких охотников, рыбаков и лесоповальщиков, а по вечерам таская в дом нарубленные поленья. Время от времени они с дедом охотились на лесную птицу и ходили к ближайшей речке порыбачить или поплавать, и это были единственные удовольствия Никиты за это лето. Конечно, ещё тут было широкое, всегда густо усыпанное звёздами небо, о котором Никита так беззаветно мечтал, но посмотреть на него можно было только ночью, а ночью всем детям должно спать. Кроме того, Никита всерьёз опасался, как бы дед не обнаружил его наблюдательный пост на чердаке.

За всё лето он ни разу не увидел ни отца, ни маму, и ужасно по ним скучал. А строгого дедушку, который то и дело лупил его веником или даже ремнём за споры и провинности, он не любил и держал на него жгучую обиду. Он бы ненавидел старика, но был в том возрасте, когда ненависть ещё недоступна человеческому сердцу.

-Доел? – когда Никита расправился с завтраком, спросил дед, - Тогда марш одеваться!

С самого утра зарядил дождь, и это ещё сильнее подавляло Никиту. Он хотел уговорить деда остаться дома и почитать книги, но только получил выговор. Никита знал, что ранним утром дедушка уже успел побывать в офисе участкового лесничего, а значит, переделал кучу дел, поэтому он решительно не понимал, зачем нужно целый день бродить по лесу, да ещё и в такую погоду. Однако дед был непреклонен.

Они проходили по лесу почти весь день, выдирая ноги из сырой земли и топей, натягивая на головы капюшоны, которыми то и дело зацеплялись за ветки редких кустарников; дед страшно ругался, а Никита, который не любил, когда он ругался, старался не подавать признаков жизни. Вернулись к дому они только к вечеру, промокшие, голодные и сердитые. Небо уже начало растаскивать, но это не подняло настроения ни одному, ни другому.

-Ступай в душ! – скомандовал дед, когда они оказались рядом с домом. – И воду в баке экономь, а то выльешь всё, как обычно.

Уже вечером, когда они сидели за накрытым столом у горящего камина и ужинали, Никита решил, что пора поговорить с дедом о возвращении в город.

-Дедушка, - осторожно начал он, - сегодня уже двадцатое августа…

-Девятнадцатое, - поправил его дедушка, указав пальцем на настенный календарь. Отдохнув после пасмурного дня в лесу, он пребывал в прекрасном расположении духа.

-Скоро первое сентября, - продолжал Никита, - я должен вернуться в школу. Я перешёл в четвёртый класс. А ещё я очень соскучился по…

-Даже не думай об этом, - посуровев, приказал дед. – В город ты не вернёшься.

-Но ведь… школа…

-Ничего. Я закончил только восемь классов, и мне это не повредило.

-Дедушка! – с отчаянием воскликнул Никита. – Ты должен вернуть меня маме и папе! Я хочу домой! Это несправедливо, что ты держишь меня здесь! Ты даже не спросил меня, а вдруг мне не хотелось…

-А ну ступай в комнату, глупый мальчишка! – закричал дед, резко встав. – И если я ещё раз услышу от тебя об этих…

Но мальчик уже убежал в свою комнату прежде, чем дед закончил.

Уже стемнело. Звёзды мигали в тёмном летнем небе, ловя яркий свет луны, разливавшийся по полю. Никита с размаху закрыл дверь, распахнул окно, чтобы ночной, ещё влажный после дождя ветер охладил горящие щёки, но, едва окно оказалось открыто, мирно спавший на кровати мальчика кот Тостер моментально проснулся, выскочил на улицу и бросился через поле в сторону ветряных мельниц.

-Тостер, стой! – воскликнул Никита, влез на подоконник и спрыгнул на траву у дома. – Тостер! – снова позвал он и побежал вслед за котом.

Он нёсся сломя голову через высокую, почти по колено, местами уже сухую траву (она могла быть и выше, да дед время от времени косил поле), вламываясь в неё и нещадно давя. Дождевые капли, которые бриллиантами поблёскивали в лунном свете, орошали его штанины и кроссовки. На бегу Никита совсем забыл о ссоре с дедушкой, а Тостер пропал из поля зрения.

Так, сам того не заметив, он оказался рядом с ветряными мельницами. Дедушка не разрешал ему приближаться к ним, и, оказавшись так близко, Никита изумился, насколько мельницы большие. Из дома они казались ему чуть выше, чем горки на детской площадке.

-Тостер? – неуверенно позвал Никита. Некоторое время он заворожённо глядел вверх, на лениво покачивающиеся от ветра деревянные винты и сияющие звёзды нам ними, а потом стал рассматривать землю. Тут трава была не такая высокая, как в поле.

-Тостер! – вновь позвал Никита.

Вдруг, издав бешеный визг, кот вылетел прямо из небольшого тёмного провала под одной из мельниц и пулей врезался в мальчика.

-Что ты делаешь?! – вскрикнул Никита.

-Противная зверюшка, - внезапно раздался совсем рядом немного скрипучий от старости голос. Мальчик вздрогнул, обернулся и увидел, как из-под мельницы следом за Тостером, кряхтя, медленно выбирается старичок.

Мальчик удивлённо заморгал. Старичок был совсем маленький и тщедушный и казался полностью белым: у него были длинные белоснежные волосы и борода, белый балахон и смешной колпак на голове с серебристой кисточкой, а на носу немного криво сидели круглые очки в серебряной оправе; эти очки увеличивали ясные зелёные глаза старика впятеро. Но что самое невероятное – старичок светился! Его сморщенная тонкая кожа, глаза, сияющие жемчужной белизной пряди волос и бороды, даже одежда – всё испускало лёгкие светящиеся завихрения в воздух и сверкало, словно осыпанное алмазной крошкой.

Не веря своим глазам, Никита зажмурился и потряс головой. Но, когда он открыл глаза, старичок никуда не исчез, он продолжал едва слышно ворчать на кота, выползая из-под мельницы. Старичок был настолько несуразный, что не вызывал и тени страха.

-А, вот он!- торжествующе протянул старичок, заметив Тостера на руках у мальчика. - Ах ты, - старичок сердито дёрнул полы своего одеяния, зацепившиеся за деревянные обломки, - шерстяной негодяй! Сейчас я с тобой расквитаюсь…

Старичок неловко плюхнулся на траву, вскочил и деловито сказал, обращаясь к Никите:

-А ну, мальчик, дай зверюшку сюда.

-Не дам, - прижимая шипящего Тостера к себе, проговорил Никита, - это мой кот.

-Так это твой кот! – всплеснул руками старичок. – Что же ты его не воспитываешь?!

-Что он вам сделал? – на шаг приближаясь к странному человечку, спросил Никита. – И кто вы такой?

-Я, - старичок с достоинством одёрнул свой балахон, - пожизненно-посмертный заведующий Лунной Библиотекой, мой юный друг.

-Лунной Библиотекарь? – глаза мальчика расширились. – На Луне есть библиотека?..

Сам факт существования жизни на Луне почему-то не удивил Никиту. Сам он мечтал стать космонавтом и в душе верил, что в Космосе кто-то живёт, хотя все вокруг это отрицали.

-Конечно, есть. Но это не простая библиотека, - Лунный Библиотекарь важно вздёрнул вверх указательный палец. – Это Библиотека человеческих жизней.

-Как это?

-А вот так! – и старичок, высунув язык, полез за пазуху. Правда, через мгновение его лицо разочарованно вытянулось. – Куда же она запропастилась?..

-Вы хотите показать мне книгу из вашей Библиотеки?

-Уже нет, - старичок на мгновение насупился, но почти тут же просиял, взглянув за спину Никиты. – Ух ты!

Никита обернулся и увидел открытый спуск с холма, на котором они стояли. Спуск вёл к впадине, а чудь дальше впадины виднелся дом дедушки. На первом этаже в окнах всё ещё горел свет.

-Что такое? – непонимающе спросил он.

-Там мухи светятся! – радостно завопил старичок.

Никита проследил за взглядом нового друга и рассмеялся:

-Так это же светлячки!

Старичок бросился бегом с холма. На бегу он споткнулся и кубарем покатился дальше. Мальчик услышал его хохот и, отпустив Тостера, побежал следом за Лунным Библиотекарем.

Добежав до самого низа небольшой впадины посреди поля, Никита увидел целую тучу светлячков.

Начались дикие скачки среди высокой травы; светлячки кружили, дразня и ловко отлетая в каких-то миллиметрах от рук мальчика с тёмными волосами и белого светящегося старичка. Те снова и снова подпрыгивали, стараясь поймать насекомых, и падали прямо в мокрые заросли травы, смеясь и крича. Уже через пять минут этой игры Никите показалось, что он давным-давно знает Лунного Библиотекаря.

-Я будто со своим лучшим другом! – поделился он, когда они, устав, плюхнулись на траву. –Слушай… ты так похож на моего дедушку!

И правда, лицо Библиотекаря полностью повторяло лицо дедушки Никиты. Только дедушка был совсем другой. Всё время нахмуренный и суровый. А Лунный Библиотекарь – забавный и, казалось, вовсе не бывает сердитым.

-Правда? – оживлённо спросил старичок.

-Ага. Только ты другой. Такой хороший!

-А твой дедушка?

Никита помолчал, задумчиво вглядываясь в небо.

-Он злой, - весёлое настроение постепенно его покидало, - он украл меня у мамы с папой.

-Украл?! – ахнул Лунный Библиотекарь и вскочил. – Как он мог украсть тебя у родителей?

-А очень просто. Он приехал к нам домой, поссорился с папой и увёз меня сюда. И с тех пор не возвращает.

-Какое варварство! – запричитал Лунный Библиотекарь. – Украл собственного внука!

-Только ты, - Никита тоже встал и быстро огляделся, - только ты никому не говори, пожалуйста…

-Ну ещё бы, - заговорщицки подмигнул Лунный Библиотекарь, - это будет наш секрет.

Никита хотел было ответить, как вдруг откуда-то издалека раздался громкий, полный негодования крик:

-Никита! Немедленно вернись домой!

Мальчик бросился на траву, чтобы его не было видно, и стал дёргать старичка за белоснежный балахон.

-Спрячься! Это мой дед! Он не должен нас увидеть!

Лунный Библиотекарь молниеносно пригнулся, и белый колпак, замерев в воздухе, упал на траву вслед за хозяином.

-Чего это он так разорался?

-Он всегда такой… послушай! – Никита посмотрел на Лунного Библиотекаря. – Я сейчас пойду домой, но завтра вернусь… ты придёшь сюда завтра? Ну, то есть, - сконфуженно добавил мальчик, - если тебе не слишком долго лететь сюда с Луны.

-О, конечно, конечно! – обрадованно закивал его новый друг.

-Здорово! – обрадовался Никита, а затем, вскочив и быстро схватив Тостера, помчался на крики дедушки.

* * *

Лучи солнца, разбудившие Никиту на следующее утро, сразу же превратили всё случившееся в сказку. На Луне живут люди? На Луне есть библиотека? Всё это казалось таким нереальным, и Никита сильно усомнился в том, что Лунный Библиотекарь ему не приснился.

-Рассказывай, куда ты вчера убежал, - сурово приказал дед после завтрака, усевшись за стол напротив внука. Вечером он не стал его наказывать и лишь отправил спать, но Никита знал, что побег ему вряд ли сойдёт с рук.

-Просто, - робко стал объяснять мальчик, - вчера после ужина… я открыл окно, и Тостер выбежал…

-Паршивая зверюга, - выругался старик, сдвигая могучие надбровные дуги. – Я вышвырну твоего мерзкого кота на улицу, если ты не станешь за ним следить!

-Я слежу, - пробормотал Никита, вжимая голову в плечи.

-Прекрати мямлить, ты же мужчина!

Никита набрал побольше воздуха:

-Почему тебе не нравится всё, что связано с домом?

-Что ты сказал? – на этот раз дед явно расслышал сказанное.

-Я спросил, почему тебе не нравится всё, что связано с моим домом и моими родителями? – Никита старался говорить уверенно, и ему это удавалось, но он едва сдерживался, чтобы не сбежать от начинавшего злиться дедушки.

-Это не должно тебя волновать, - отрезал старик. – Я взял этого котяру с нами только ради тебя. Позволил тебе держать его в моём доме. И теперь ты бегаешь за ним среди ночи до старых ветряных мельниц! Сколько раз я говорил, чтобы ты не приближался к ним?! Им уже лет сто, скрип слышно на десять километров по ветру, того и гляди развалятся! А ты шатаешься по ночам рядом. Тебя эти штуки могут покалечить, ты понимаешь это?

-Да я был совсем недолго… - от уверенности не осталось и следа, Никита боялся смотреть на дедушку, который начинал распаляться всё больше.

-Какая разница, сколько ты там пробыл?! – прорычал старик. – Вчера пять минут, завтра десять, послезавтра проторчишь там час, и в один прекрасный день лопасти обломаются и попадают прямо на тебя! И что ты прикажешь мне отдавать потом твоим родителям? Коробку с твоими останками?

-Отдавать родителям? – быстро переспросил Никита. Дед потемнел, по всей видимости, пожалев о сказанном.

-Хватит заговаривать мне зубы! Ты прекрасно знаешь, что я не отвезу тебя в город. Особенно, если ты будешь сбегать от меня по ночам и ошиваться около мельниц, понял?

-Ты не понимаешь, - с отчаянием зачастил мальчик, - там живёт мой друг…

-Так у тебя появился друг? – ревниво протянул дед. – Да неужели! И с кем это ты подружился в этой глуши? С лешим? Учтите, юноша, - когда дед называл его «юношей», это означало, что Никита в шаге от наказания, - если здесь появится ещё хоть одно животное, да ещё и начнёт плодиться, я перетоплю всех твоих питомцев! Ты и за одним уследить не можешь, вместо этого носишься за ним по полю и подвергаешь себя опасности…

-Дед, я говорил не о животном! – закричал Никита. Как и накануне, он снова поневоле начал плакать, так ему было обидно. – Это человек! Там… там живёт человек! Ты можешь мне не верить, но…

-Что-о-о? – на этот раз дед вдруг вскочил на ноги, едва не опрокинув стол. Мальчик в ужасе вжался в спинку стула. – Ты сказал, там был человек?!

-Д-да…

-Человек, - почти по слогам повторил дед и медленно сел. – Не смей больше оказываться рядом, ты понял меня? И чтобы я больше никогда не слышал от тебя ни о каком человеке, живущем в ветряной мельнице! Вот ещё глупые выдумки, - дед саркастически фыркнул, в то время как зелёные глаза бегали с непонятным испугом, - нет тут поблизости никаких людей. Ни-ка-ких! Ясно?! Чтобы духу твоего впредь там не было! Иначе никогда своих родителей не увидишь!

Никита вздрогнул и помчался со всех ног умываться.

Если день начался с такого скандала, то ничем хорошим он и не кончится – это мальчик усвоил уже давно. Как правило, с утра дед пребывал в приподнятом настроении и сердиться начинал к полудню. Если же он был зол с утра – жди беды. И Никита решил ждать.

Впрочем, когда он не без опасений покинул ванную, дед остыл и теперь пристально смотрел в окно сквозь залитое солнцем поле на что-то, что мог видеть только он.

-В лес пойдём, – встрепенувшись от шагов внука, объявил дед. – Давно мы с тобой не охотились! – старик стремительно встал со стула и, с чувством хлопнув Никиту по плечу, зашагал к дверям, уже гремя ключами от подсобки.

Охоту Никита не любил. Обычно дед часами сидел в укрытии с охотничьим ружьём и ждал, когда рядом покажется хотя бы одна птица, на которую лесник здесь мог охотиться. Ну, а Никите приходилось сидеть под боком у старика и считать минуты.

Но сегодня охота пошла совсем не так, как ожидал мальчик. Едва они выбрали удобное место, как дед вдруг сказал:

-А не пора ли тебе учиться охотиться самому?

Никита ощутил, как глаза ползут на лоб. Дед, который никогда на пушечный выстрел не подпускал его к ружью, теперь сам вручил его Никите, окинул его критическим взглядом и сокрушённо вздохнул.

-Не так держишь. Ну-ка дай.

Никита хотел сунуть ружьё деду, но не удержал его в одной руке и чуть было не уронил. Дед усмехнулся и ловко подхватил тяжёлое двуствольное ружьё одной рукой.

-Держать так нужно, - назидательно проговорил старик, прижимая деревянный приклад к мощному плечу и придерживая его левой рукой за нижнюю часть. – Вот это, - он похлопал ружьё по нижней части, - называется ложа. Указательный палец должен указывать туда же, куда и ствол, понял?

Почти десять минут дед подробно объяснял Никите, как правильно пользоваться ружьём. Из сказанного мальчик больше всего запомнил, что нельзя направлять ружьё на человека.

-А вот теперь держи, - закончив объяснения, сказал дед, вручая двустволку внуку.

Высунув язык от усердия, Никита взял ружьё и стал осторожно целиться в ближайшее дерево.

-Не прижимайся лицом, а то от выстрела ударит, - сказал старик.

Вместе они нашли сидящую на толстой сосновой ветке старую ворону и стали её выцеливать.

-Теперь жми на курок, - произнёс между тем старик, слегка надавив на палец Никиты, лежащий рядом со спусковым механизмом.

Мальчик сглотнул, сердце понеслось галопом, и он, зажмурившись и опять прижавшись к ружью щекой, нажав на курок.

Раздался щелчок, а сразу за ним в воздухе оглушительно хлопнуло. Никита почувствовал, как ружьё подскочило во время выстрела и с силой ударило его в скулу.

-Неплохо, - в самое ухо Никиты хмыкнул дед. Мальчик открыл глаза и успел заметить, как ворона, целая и невредимая, слетела с ветки, сердито хлеща воздух крыльями.

-Я не попал? - растерянно спросил он.

-Ты кое-что забыл.

-Ничего я не забыл, ты сам сказал стрелять, - немного обиженно заметил Никита.

-А кто с предохранителя снимет? - самодовольно поинтересовался дед.

-Это нечестно, я же в первый раз!

Старик расхохотался.

-Я шучу. Оно не выстрелило, потому что не заряжено, - сказал он.

-Почему? - удивился Никита.

-Да как бы я дал тебе в руки заряженную двустволку!

К вечеру дед дал внуку выстрелить по-настоящему, а по дороге домой старик заявил, что для первого раза у мальчика всё получается отлично.

В этот вечер Никита лёг спать счастливым и про Лунного Библиотекаря и не вспомнил.

***

Поднялся он только к полудню и, выходя из комнаты, вдруг обнаружил какую-то толстую книгу на подоконнике. Впрочем, он не придал этому значения, решив, что это том манги “Легенда о галактических героях”.

День выдался дождливый, и дед заявил, что сегодня Никита останется дома, а сам он поедет в офис участкового лесничего, а затем отправится в город за продуктами.

Мальчик немного расстроился, что сегодня не будет тренироваться стрелять, и настроился на безделие.

Но, стоило ему приблизиться к подоконнику, как скука моментально улетучилась. Потому что вместо цветной обложки “Легенды о галактических героях” с изображением военного космического корабля он увидел незнакомый бурый фолиант с позолотой по краям.

Никита осторожно откинул обложку. На первой странице было написано немецкое имя (Никита учил немецкий со второго класса и сразу разобрал немецкие буквы), а сверху лежал сложенный в восьмиугольником лист бумаги. Мальчик сразу взял листок и развернул.

“Дорогой Никита!

Наверное, ты забыл про наш уговор встретиться ночью у мельниц. Ничего страшного, я обиделся совсем чуть-чуть!

Я нашёл под мельницей книгу из моей Библиотеки. Ты можешь её почитать.

Этой ночью я снова буду ждать тебя возле мельниц, не забудь прийти и отдать книгу, а не то завтра утром она тебя побьёт и улетит сама. Я заколдовал все книги из Библиотеки, чтобы они в срок улетали. Раньше я давал книги без срока, и их никто не возвращал. Какое разорение, ведь на каждую книгу уходит целая жизнь! Это очень невыгодно, давать книги бессрочно.

Если у тебя будут вопросы, я тебе объясню. Прячь книгу от своего дедушки.

Создатель и пожизненно-посмертный заведующий Лунной Библиотекой человеческих жизней”

Никита перечитал письмо три раза и готов был прыгать по комнате от радости, что Лунный Библиотекарь существует и что он дал ему настоящую лунную книгу. Взяв в руки тяжёлую книгу, Никита подошёл к кровати, устроился поудобнее и взялся за чтение.

Хотя чтением это трудно было назвать. Когда мальчик перевернул страницу с немецким именем, он не увидел ни одного слова. Были лишь наспех наклеенные на пожелтевший от времени хрустящий лист фотографии.

Сколько Никита ни вглядывался, он не мог понять, что запечатлено на первой фотографии. Воздух на фото будто искрился золотыми блёстками; было видно что-то, похожее на руку, и эта рука, вдруг понял Никита, была очень ласковая и добрая. Ещё с трудом он разобрал на снимке что-то белое, похожее на больничную кушетку. Никита так и застыл, глядя на фото и стараясь понять, что же в нём инопланетного. Но, сколько он ни поворачивал лист, ни трогал фотографии, ни всматривался, а раз даже понюхал, ничего необычного он никак не мог уловить. Разве что веяло от фотографий каким-то удивительным теплом.

Другие фотографии тоже были не очень понятные, но зато очень красивые.

Вскоре Никита понял, что в его руках скорее не книга, а фотоальбом. Вот светловолосый мальчик плывёт по речке, вот играет с собакой в парке, вот ловит лягушек… Каждая фотография испускала тепло и свет, каждая очаровывала уютом и красотой, словно сделана была талантливым фотографом. Да только что-то подсказывало Никите, что никто этих фотографий не делал. Но как они тогда оказались на Луне?..

По мере того, как Никита переворачивал страницы, мальчик взрослел. Вот долговязый подросток вслушивается в звуки старой пластинки, сидя посреди погружённой в полумрак тесной комнаты, обставленной видавшей виды мебелью. Вот тот же подросток бредёт по снежной дороге, освещённой фонарями, с коробкой конфет. А вот уже юноша держит новенький диплом… Вот худой мужчина со светло-русыми волосами держит на руках малыша… вот прикручивает лампочку в небогатом доме… через несколько страниц этот мужчина, выглядящий старше на несколько лет, тащил санки с сидящими на них двумя детьми. Оба ребёнка напоминали мальчика с первых фотографий книги.

Закрыл альбом Никита, пребывая в полном недоумении. Что же пытался этим сказать Лунный Библиотекарь?

Над этим вопросом он промучался до самого вечера, а перед сном мальчик предусмотрительно набросал под одеяло подушек и пледов, чтобы дел, заглянув в его комнату, увидел, будто под одеялом кто-то лежит. Тостер не обращал на манипуляции хозяина никакого внимания.

Стоило ему выбраться из дома, ему показалось, что окно открылось и закрылось слишком громко. Он застыл на несколько секунд, прислушиваясь, но всё было тихо. Скорее всего, промелькнула у Никиты мысль, дедушка уже спит.

Тогда он со всех ног помчался через высокую траву к мельницам, собирая на одежду и ловя волосами дождевые капли, прижимая книгу с фотографиями к груди.

Лунный Библиотекарь уже ждал его: едва мальчик подбежал к одной из мельниц, из-пол неё сразу полился тусклый искристый свет. Заметив его, Никита чуть не закричал от восторга – ещё бы, ведь он снова воочию видел существо из космоса!

-Явился! – иронично протянул тем временем старичок, выбираясь из-под мельницы ещё смешнее, чем в первый раз. – А ты, однако, забывчив, - добавил он, слегка надув губы.

-Прости, что я не пришёл вчера, - покаялся Никита. – Я не хотел забывать, просто…

-Просто дедушка учил тебя стрелять, - подмигнул Лунный Библиотекарь, и Никита охнул.

-Как ты смог пробраться в дом? – с любопытством спросил мальчик, усаживаясь прямо на мокрую траву.

-Я тебе не вор, чтобы залезать в чужой дом! - возмутился Лунный Библиотекарь и плюхнулся рядом с Никитой. – Книга прилетела сама.

-Так не бывает…

-А библиотеки на Луне бывают? – хитро подмигнул Лунный Библиотекарь.

Никита улыбнулся и с сожалением посмотрел в небо.

-Ни одной звёздочки…

-И ни одной светящейся мухи, - подхватил Лунный Библиотекарь.

Они засмеялись, а потом Никита вспомнил о необычной книге, которую он продолжал прижимать к себе.

-Послушай, эта книга… Там почему-то ничего не написано, - немного смущённо сказал он. Втайне он опасался, что книга написана на каком-нибудь лунном языке, и Лунный Библиотекарь просто посчитал Никиту умнее, чем он есть на самом деле.

-Да! – радостно закивал Лунный Библиотекарь. – Здорово, правда?

-Но ведь там нечего читать, совсем! – вскричал мальчик, растерявшись.

-Что, совсем ничего нет? – забеспокоился Лунный Библиотекарь и проворно выхватил книгу из рук Никиты. – Вот, здесь фотографии, не обманывай! – завопил он, быстро распахнув книгу и тыча пальцем в одно из фото. Потом он быстро пролистал книгу в начало, взглянул на имя и поморщился, – А, Отто Рихтер… дурачок был, ничего у него не светилось…

-Что? – быстро переспросил Никита, ожидая, что вот сейчас тайна книги, мучавшая его весь день, раскроется.

-Это книга жизни Отто Рихтера, - со счастливым лицом принялся объяснять Лунный Библиотекарь, - но книга совсем короткая, потому что у него очень мало что светилось, и приходилось…

-Что значит, книга жизни? Как может быть, что в такой книге одни фотографии?

-Это не просто фотографии, - радости Лунного Библиотекаря не было предела, - это самые важные моменты в его жизни, это моменты, когда он был счастлив! Понимаешь?!

Никита молча заморгал.

-Ну самые счастливые, они светились, поэтому мы смогли их заснять! Если бы они не светились, приборы бы не сработали! У нас на Луне фотоаппаратура, знаешь ли, оставляет желать лучшего…

-Постой, - перебил Никита, которого сбивчивые выкрики друга запутали, - ты говоришь, что эти фотографии делали с Луны?

-Да, конечно! – важно кивнул старичок.

-А почему так близко? Луна же вон как далеко, а ту надо рядом стоять…

Лунный Библиотекарь посмотрел на мальчика, как психиатр на пациента.

-Все приборы у меня в Библиотеке, - терпеливо произнёс он, - но они работают за счёт света Луны. Свет Луны простирается не так уж далеко, а там, где его нет, они не работают. А днём вы свет Луны не видите, поэтому нужен какой-то лунный свет прямо с Земли, он-то и будет решать, как далеко может видеть прибор.

Никита ничего не понял, но кивнул, чтобы не прослыть глупым.

-А как тогда может быть лунный свет на Земле?

-Это и есть всякие события, когда ты счастлив! – воскликнул Лунный Библиотекарь, словно речь шла о чём-то элементарном. – А ты думал, почему Луна и звёзды светиться начали?

-Они всегда светились, - пробормотал Никита.

-Глупости это, они засветились от счастья людей! Другого источника света во Вселенной нет, - категорично отрезал Лунный Библиотекарь. – А ваша физика, это самая смешная чушь, которую я когда-либо слышал!

Никита несколько секунд рассматривал фотографии.

-Значит, если бы люди не были счастливы, на небе бы ничего не светилось?

-Нигде ничего бы не светилось.

-А почему тогда жизнь только иногда счастливая, а не всегда?

-А где ты видел, чтобы звёзды светились днём? Без темноты ничего не загорится, дружок, так уж оно устроено.

-Но так нечестно… Темноты так много, а света так мало…

-Света мало?! – взвизгнул Лунный Библиотекарь. – Его больше в сто раз! Да темноты может быть и чуть-чуть, а занимает она много места! А свет много места не занимает, зато как засветит, так сразу всё видно! Света мало, - он возмущённо одёрнул свой блестящий балахон, - Да этот свет всю вселенную освещает…

Никита улыбнулся, ему вдруг стало до невозможного хорошо.

-А знаешь что, - доверчиво сказал он, - а если я сейчас счастлив…

-Это будет в твоей книге, - великодушно сказал Лунный Библиотекарь.

-И станет светлее?

-Конечно! Более того, ты сейчас засветился, и где-то во Вселенной новая звезда зажглась.

-То есть, я могу быть счастливым всё время, и будет много-много звёзд?! – Никита даже вскочил от возбуждения. -В Библиотеке уже есть моя книга?

-Конечно, есть! Ты же родился, а источники света лишними не бывают.

-Правда? – обрадовался мальчик. – А я могу её увидеть? Пожалуйста!

-Только если ты наведаешься ко мне в Библиотеку, - скромно сказал Лунный Библиотекарь.

-Ура! – завопил Никита. – А можно? А когда?

-Да хоть завтра ночью, - Лунный Библиотекарь явно был польщён.

Так, договорившись встретиться у мельниц следующей ночью, друзья разошлись.

* * *

Никита целый день не мог успокоиться. Он только и думал, как ночью полетит на Луну. Кто бы ещё из космонавтов мог похвастаться первым полётом в девять лет!

Даже когда они с дедом снова отправились на охоту, мальчик то и дело отвлекался и пострелять почти не просил.

-Да что ты всё егозишь, поешь спокойно! – взвыл дед за обедом, когда Никита, опрокинув тарелку супа в рот, хотел броситься в комнату.

-Я могу опоздать, - возбуждённо выпалил мальчик.

-Куда опоздать? – насторожился старик, но сразу успокоился, когда Никита покорно уселся на стул и принялся с демонстративной неторопливостью распивать чай.

Когда наконец-то наступил вечер, он тут же достал из шкафа рюкзак и стал собирать вещи. Ведь неизвестно, сколько он пробудет на Луне. Может быть, на Земле пройдёт несколько миллиардов лет, когда он вернётся?

Додумав до этого, Никита остановился. Если когда он вернётся, здесь пройдёт миллиард лет, то он никогда не увидит родителей…

Мальчик хмуро выглянул в окно. Нужно обязательно спросить Лунного Библиотекаря, сколько лет пройдёт на Земле…

Так он и сделал. Едва завидев мерцающего человечка у мельницы, он сразу же спросил:

-А как долго мы будем на Луне?

-Сколько захочешь, столько и будем.

Никита закусил губу.

-А если я захочу побыть там десять минут, а здесь пройдёт десять лет?

Лунный Библиотекарь замахал на него руками:

-Что ты глупишь! Здесь и секунды не пройдёт! Неужели ты думаешь, я смог бы отлучаться каждую ночь, когда постоянно появляются новые фотографии! Это же неэкономно! Пойдём быстрее.

Они принялись протискиваться в узкий проём под мельницей.

Места там оказалось так мало, что, когда Никита попробовал встать, он ударился головой о деревянные балки. Кроме того, было так темно, что, если бы Лунный Библиотекарь не светился, ничего нельзя было бы разглядеть.

-Ползи за мной, - торжественным шёпотом скомандовал старичок и стал продвигаться вперёд.

Никита старательно полз за ним, гадая, как ракета могла уместиться в старой ветряной мельнице.

Неожиданно Лунный Библиотекарь замер.

-Держись за меня, - прошипел он, - очень крепко!

Никита обхватил друга за пояс, уже предвкушая что-то невероятное. Он даже не успел разочароваться, поняв, что на ракете они не полетят.

Между тем Лунный Библиотекарь негромко стукнул по деревянной балке, и послышался звук, похожий на жужжание часового механизма.

-Что это? - шепнул Никита.

-Лопасти крутятся, - радостно сообщил Лунный Библиотекарь. - Мы уже не на Земле!

И тут, словно в подтверждение его слов, земля под ними задрожала, Никите показалось, что их начал всасывать гигантский пылесос: мощный ветер подхватил их и потянул вверх, по узкому туннелю мельницы прямо к лопастям. Хлопанье винтов становилось всё громче, воздух вокруг сгустился, создавая воронку, и Никита почувствовал себя в утробе змеи.

Тяга становилась сильнее, воздух всё теснее сжимал их, лопасти трещали так, что они не слышали собственных криков; раздался хлопок, и неожиданно тиски ослабли, и они со свистом рухнули прямо на густой синий ковёр.

Никита тут же вскочил и огляделся.

Несомненно, это была библиотека. Но таких огромных и великолепных библиотек он никогда в жизни не видел. Просторный каменный зал с ковром посередине, вверх поднимаются колонны, со всех сторон покрытые стеллажами. С одной стороны зал кончался грандиозными окнами с несколькими телескопами и столами, заваленными пергаментом и фотографиями, а с другой переходил в бесчисленные коридоры книжного лабиринта. Стены и колонны, уставленные древними фолиантами, окна, полузавешенные бархатными шторами, уходили ввысь и скрывались в темноте.

В библиотеке не было видимых источников света, тем не менее царил голубоватый полумрак.

-Как здесь, - заворожённо задирая голову, прошептал Никита, - красиво!

-Ну что ты, - польщённо отмахнулся Лунный Библиотекарь.

Никита осторожно двинулся по роскошному залу к колонне. С краю висела надпись, на которой были написано:

«Испания, Мадрид, 1980-2000гг., О»

-Что это?

-Очень сложно распределять такое количество жизней, - пожаловался Лунный Библиотекарь, - поэтому я их делю по стране, городу, году рождения и первой букве фамилии. Я слышал, в ваших библиотеках книги делят по жанрам и первым буквам названия.

-Правда, - улыбнулся Никита и осторожно вытащил одну из книг с самой нижней полки. – Опелиа Ферре, - неуверенно прочёл он.

-Офелия Феррер, - поправил Лунный Библиотекарь и ткнул пальцем в маленькие буквы в конце страницы, - Испания, Мадрид, 1991 год рождения.

-Это как я, - заметил Никита не без гордости. – Значит, моя книга где-то недалеко?

-Дай подумать…

Лунный Библиотекарь рванул вглубь зала, и мальчик видел, как его светящийся в полумраке силуэт взлетел по лестнице, которые были приставлены к каждому стеллажу.

-Вот она! – радостно прокричал он и быстро спустился, помахивая очередной книгой над головой. - Можешь взять её.

Никита взял книгу в руки и медленно сел на пол.

-Смотри! – с тихим восторгом проговорил он, открывая первые фотографии, - Это мои родители! А это я… наверное, они выбирали для меня коляску, - он почесал затылок. – Что-то я плохо это помню…

Никита дрожащими от волнения пальцами пролистал книгу на несколько страниц вперёд.

-Смотри, это снова мы! – вскрикнул он. – Это мы были на празднике в парке! Мне тогда в первый раз купили сладкую вату!

-Тебе тут три года, - скептически сказал Лунный Библиотекарь. – Где твои волосы?

Никита расхохотался и перевернул ещё несколько страниц.

-А это мы взяли на улице Тостера!

-Надо же, твой кот и тогда выглядел наглым!

Они долго смотрели фотографии и смеялись. Никита не просто вспоминал каждый момент, который был запечатлён в удивительно красивом снимке, но и снова испытывал все те эмоции. Продолжая смеяться, он незаметно для себя разрыдался от того, как сильно скучал по родителям.

Где-то около окна раздался щелчок, и вдруг на каменный пол упал какой-то листок.

-А это фотография! – весело сказал Лунный Библиотекарь, быстро подполз к снимку и вернулся к Никите. – Сейчас мы её приклеим! – он быстро пролистал к последним фотографиям, и скоро в книге появилось фото, на котором они вместе сидят на полу Лунной Библиотеки и смеются.

-Ничего себе! – восхитился Никита. – Это же мы, только что…-А кто сфотографировал? – с любопытством спросил Никита.

-О, сейчас покажу! – Лунный Библиотекарь быстро вскочил и подбежал к одному из окон. – Гляди!

Никита подошёл к нему и посмотрел в окно. За окном ничего нельзя было разглядеть, но под самыми окнами он заметил большие телескопообразные приборы.

-Что это?

-Фотоаппараты, по-вашему, - важно сказал старичок.

-И это они фотографируют?

Тут мальчик вдруг понял, что под каждым окном лежат небольшие кучки таких фотографий.

-Ты совсем не успеваешь их разбирать? – с сочувствием спросил он.

-Почему же! Иногда я могу остановить время на Земле и тогда успеваю наклеить все фотографии в нужные книги.

-Слушай, - снова поглядев в окно, задумчиво сказал Никита, - а где это мы? Я не вижу Луны…

-О! Мы, дружок, в таком измерении, где ты можешь увидеть жизнь на Луне, - загадочно ответил Лунный Библиотекарь.

-Внутри, что ли?

-Нет-нет, ни в коем случае! – старичок так яростно замотал головой, что колпак упал на пол. – Вот представь себе капельку… Ты видишь капельку снаружи, а мы как бы внутри капельки, понимаешь? Мы смотрим на мир под другим…

-В общем, мы внутри Луны, - кивнул Никита.

-Да нет же! – заверещал Лунный Библиотекарь, брызжа слюной и топая ногами. – Мы не внутри Луны, деревянная башка! Мы смотрим под другим углом, что непонятного! – он сорвался на визг и даже побагровел от раздражения.

Вместо того чтобы обидеться, Никита рассмеялся. Старичок сердился так смешно, что невозможно было воспринимать его всерьёз.

Когда настало время возвращаться, они просто подошли в центр синего ковра, и Лунный Библиотекарь просто дёрнул на первый взгляд незаметный рычаг, и пол под их ногами исчез.

Возвращение на планету было гораздо менее деликатное. Казалось, их просто сбросили прямо на землю под мельницей, даже не подстраховав падение.

-Наверное, у меня будут синяки, - пожаловался Никита, когда они выбрались из-под мельницы.

-Ничего подобного, - заверил его друг, - держи свою книгу. А завтра ночью вернёшь!

На том они и попрощались.

* * *

-Что-то ты резко потерял интерес к охоте? – заметил за завтраком дедушка.

-Нет, просто сегодня мне не хочется, - пробормотал Никита. Он всю ночь думал о родителях и хотел снова поговорить о них с дедом.

-Я сегодня вернусь поздно, - сурово сказал дед. – Тебе придётся ужинать самому. А завтра будем проверять квадраты.

-Дедушка, - Никита боязливо посмотрел ему в глаза, - пожалуйста, отвези меня в город…

-Что? – мрачно переспросил тот, отхватив от хлеба крупный кусок.

-Я хочу к родителям… Я очень по ним скучаю. А они даже не звонили ни разу, не приехали… Это ты не пускаешь их?

Старик перестал жевать и воззрился на внука, как бык на красную тряпку.

-Глупый щенок, - рыкнул он, - сам не понимаешь, где тебе лучше!

-Любому ребёнку нужны родители! – воскликнул Никита. – А ты отнял у меня родителей!

-Я лучше знаю, кто тебе нужен! – гавкнул старик. – Перестань говорить чепуху!

Никита почувствовал вдруг, как обида накрыла его с головой.

-Знаешь что! – крикнул он. – Ты думаешь только о себе, ты увёз меня сюда из вредности! Чтобы обидеть папу, потому что ты поссорился с ним! А на меня тебе плевать! Тебе неинтересно, где мне лучше! А между прочим, все люди должны быть счастливыми, потому что иначе в Космосе будет темно! Из-за таких, как ты! Ты сам не умеешь быть счастливым и другим не даёшь! И я не хочу, чтобы у меня был такой дедушка!

И, красный от обиды, ярости и слёз, Никита вылетел вон из кухни и помчался к себе.

Ему было решительно всё равно, что он сказал много такого, чего он не должен был говорить. Это было неважно. Как и то, что дед такого ему не простит.

Он хотел домой. Несмотря на то, что тогда он не скоро увидит Лунного Библиотекаря. Несмотря на то, что придётся учиться в школе и получать наказания за двойки. Несмотря на то, что мама всё время заставляет есть супы и прячет шоколад. И даже несмотря на то, что во дворе много его недругов. Он просто хотел домой, больше ничего!

Весь день он лихорадочно листал книгу своей жизни и во все глаза смотрел на фотографии с родителями. Деду ни за что его не понять!

* * *

Дед уехал из дома в середине дня, сварливо показав внуку, где стоит ужин. Вечером он не вернулся, и Никита понял, что может безнаказанно сбежать к другу. Ему не терпелось поговорить с Лунным Библиотекарем. Может быть, он знает, что нужно сказать дедушке, чтобы тот отвёз мальчика домой…

Небо снова было ясное и звёздное, месяц освещал лопасти мельниц, которые за дни стали Никите такими родными, и бежать было легко, словно сама трава перед ним расступалась. На этот раз Тостер бежал вместе с ним.

Когда Никита добежал до мельниц, там никого не было. Поняв, что прибежал слишком рано, он стал топтаться рядом.

Как же всё-таки они оказались на Луне, вдруг подумал он. Ведь под мельницей он не видел никаких рычагов… Может быть, дело в самом Лунном Библиотекаре?

За рассуждениями мальчик скоротал, как ему показалось, почти час, а друга всё не было.

-Ничего ведь не будет плохого, если мы поднимемся к нему сами, правда? – тихо спросил он у Тостера, с сомнением рассматривая мельницу. Ему вдруг показалось, что это необходимо – отправиться на Луну самому.

Тостер скептически мяукнул.

-Да, ты прав, я же не волшебник, - пробормотал Никита и ловко скользнул под мельницу.

Тостер взвизгнул и скользнул вслед за хозяином.

Ползти в темноте было страшнее, но Никита уже был захвачен жаждой приключений. Ему вдруг очень захотелось всё сделать самому. Ведь тогда он сможет назвать себя космонавтом?

Он прополз совсем немного и замер. И затем не очень уверенно стукнул по балке над головой. Что-то тихо заскрипело, и мальчик с замиранием сердца понял, что лопасти зашевелились. Он поспешно подхватил Тостера за мгновение до того, как их оторвало от земли.

Они снова стали подниматься, всё быстрее, ветер становился всё настойчивее и яростнее, а воздух стискивал так, что невозможно было вдохнуть…

Хлопок, жужжание, снова хлопок… и удар.

Никита, потирая затылок, медленно поднялся.

-Что здесь происходит?! – раздался вдруг голос, который явно принадлежал не Лунному Библиотекарю.

Никита резко обернулся и онемел. Лунный Библиотекарь оказался привязан к самому большому телескопу, изо рта у него торчал кляп, а балахон был сильно измят.

-Что с тобой?! – ахнул Никита и хотел подбежать к другу, но тот отчаянно замотал головой. Тут мальчик заметил кого-то ещё.

Некто стоял перед Лунным Библиотекарем, укутанный в серый дождевой плащ. Из-за этого Никита не могу рассмотреть лицо незнакомца, но что-то казалось ему смутно знакомым.

Раздался громкий плевок: Лунный Библиотекарь смог-таки выплюнуть кляп изо рта.

-Ты очень вовремя сюда, дружище! - заголосил он. – У нас тут как раз…

-Тебе здесь нечего делать, мальчишка, - прохрипел незнакомец в плаще голосом, который кого-то неуловимо напомнил Никите. – Я разговариваю со своим братом, и тебе лучше уйти!

-Братом? – изумлённо повторил мальчик, переводя взгляд с одного на другого. Тостер, шипя, спрятался за его ногу.

-Да, это мой брат-близнец, печально известный как…

Незнакомец раздражённо схватил с пола кляп и засунул его в рот Лунному Библиотекарю.

-Убирайся отсюда, - зарычал человек в плаще.

-Это мой друг! – храбро заявил Никита. – Я никуда не уйду, пока вы не скажете, что хотите от него!

Снова раздался плевок.

-Да-да, скажи ему, чего ты хочешь! – обиженно завопил Лунный Библиотекарь, но через мгновение снова оказался с кляпом во рту.

-Я хочу получить одну книгу, - пророкотал человек в плаще.

-Какую? Хотите, я дам вам эту? – Никита протянул вперёд свою книгу, игнорируя безмолвный протест Лунного Библиотекаря.

Не успел незнакомец ответить, как Тостер вдруг сорвался с места и набросился на него. Незнакомец от неожиданности рухнул на пол, пытаясь отодрать от себя кота, а Никита кинулся к Лунному Библиотекарю.

-Надо поторопиться, - заметил тот, в третий раз выплюнув кляп, пока Никита пытался развязать верёвку.

-Ты не говорил, что у тебя есть брат! – бормотал мальчик, прислушиваясь к звукам борьбы.

-О, тебе незачем знать о наших с ним драмах, - фыркнул старичок и ловко спрыгнул на пол.

-Негодник! – вдруг рявкнул незнакомец прямо у Никиты за спиной совсем уж знакомым голосом.

Мальчик быстро развернулся и… нос к носу столкнулся с дедушкой.

На миг повисла тишина.

-Дедушка? – наконец выдохнул Никита, как только дар речи вернулся к нему.

-А то кто же! – выругался старик.

Никита попятился и неожиданно увидел, как же сильно Лунный Библиотекарь и его дед похожи друг на друга.

-Дедушка, - тихо повторил Никита, лихорадочно глядя на два одинаковых лица, различающихся только цветом волос и взглядами.

-Вот из-за этого ты носился к треклятым мельницам, оболтус! – загрохотал старик. – Из-за этого престарелого сказочника! Что он тебе там наплёл про свет во вселенной? Думаешь, я не узнал бы его слов?!

-Дед, почему ты ничего мне не рассказывал?

-Потому что не хотел, чтобы ты слушал эти его россказни! И вообще, всё это строгий секрет, никто на Земле не должен был знать!

Никита только попятился.

-Он забрал тебя сюда, - заговорил Лунный Библиотекарь, - потому что хотел, чтобы все твои фотографии были связаны с ним.

-Мерзавец! – чертыхнулся дед и посмотрел на внука с непривычным для него замешательством.

-Он всего-навсего ревновал к твоим родителям.

-А ну замолчи, иначе…

-Ты знаешь, что у него непростые отношения с ними, и он боялся, что они не дадут тебе с ним встречаться, вот и забрал тебя, - продолжал Лунный Библиотекарь.

-Умолкни!

-А теперь он пришёл сюда и стал требовать, чтобы я перестал с тобой дружить. И чтобы переправил все фотографии в твоей книге…

-Дедушка, - тихо ахнул Никита, глядя на деда с нескрываемым изумлением. Тот уже не пытался сопротивляться. Он выглядел, как разоблачённый преступник. - Но как… почему… ты же человек, дедушка, ты лесник…

-Конечно, лесник, он ведь так и научился жить в городе, да и нужно было быть ближе к этим мельницам, - хмыкнул Лунный Библиотекарь. – А на самом деле он с Луны, как и я. Просто он родился снова на Земле.

-Почему? – Никита смотрел на деда, надеясь, что он ответит, но тот молчал, хмуро изучая ковёр.

-Видишь ли, Никита, - Лунный Библиотекарь улыбнулся, - на Земле могут жить только люди. А мы другие. Твой дедушка всегда отличался от нас. Он ревнив, немного завистлив, немного тщеславен…

-Прекрати, - буркнул дед, но без ярости. Никита и сам не смог бы обидеться на такие слова, столько теплоты в них звучало.

-Мы, на Луне, совсем другие. А он такой. Просто потому что он всегда слишком уж сильно любил обычную человеческую жизнь, со всеми её слабостями и соблазнами. Понимаешь? Он просто был слишком человечен, гораздо человечнее всех нас. Потому я и сказал, что только человеческое счастье способно светить. Человек похож на звёздное на небо, как никто другой. Он полон противоречий. Он всё время в пучине сомнений и слабостей, во тьме заблуждений и поисков. А звёзды, такие драгоценные и бесчисленные, горят в нём с такой силой, что способны затмить любую тьму. Ведь не была бы человеческая любовь так сильна, не будь она окружена переживаниями и страхами! Не были бы человеческие надежда и вера так незыблемы, если бы они не были утешением. И именно поэтому человеческий свет так силён и прекрасен, ведь он рождён не сам по себе, в нём – сила человека! Вот таким и был мой брат. И сейчас он слишком любит тебя, вот и совершает ошибки. Ведь он, как и любой другой человек, несовершенен.

Никита посмотрел на деда новыми глазами. Он вдруг увидел перед собой не грозного старика, от которого всегда жди неприятностей, а просто человека, который жаждет любви и боится, что её не будет. И мальчик вдруг стал его любить. Точнее, он любил его всегда, но понял это только сейчас.

-Дедушка, - тихо проговорил мальчик и протянул дедушке свою книгу. – Ну как же ты будешь часто на фотографиях, если ты так часто ругаешься?

Дед мрачно взял книгу и стал листать.

-Как твой отец тут похож на крота, - вдруг пробормотал он, указав на какую-то фотографию. И тут впервые все расхохотались. Гораздо веселее и гораздо счастливее, чем когда-либо. И под окно Библиотеки упали две новые фотографии.

+3
408
18:00
На холме среди поля высились три ветряные мельницы что за холмы среди поля? какой дебил будет мельницы среди поля размещать? автор совершенно не знаком с работой мельника
Большой старый дом, надёжно сколоченный из дубовых брёвен открою автор еще один секрет, дома из бревен не сколачивают, а укладывают сруб (без гвоздей, разумеется)
из дубовых брёвен, одиноко стоял на краю поля у подножия густого хвойного леса откуда дубовые бревна в хвойном лесу?
Под самой крышей доски расступались, образуя чёрный проём чердака. какие доски?
Мальчик лежал на полу чердака, устеленном соломой и старыми изъеденными молью пледами какие к чертям пледы?
а тот перевернулся, взял бинокль и принялся глядеть в него на небо. как? там крыша над головой. а если свесится, то улетит вниз
Мальчик вздохнул и, взявшись за перекладины лестницы, последовал за своим пушистым товарищем. как он умудрился такой трюк из положения лежа на спине проделать? не всякий акробат сумеет
водя биноклем от одной звезды к другой и в каждый огонёк жадно всматриваясь, — в космосе ещё кто-нибудь живёт? А вдруг там живёт такой же кот, как ты, только зелёный? – мальчик взглянул на кота и тихо захихикал. – Я бы не хотел встретить там зелёного Тостера…

Ветер задул на чердак несколько сухих листьев. Мальчик подхватил один из них и раскрошил его в ладони.
супер-мальчик — висит в проеме чердачного окна, держа одной рукой бинокль, а другой кроша лист
Всё лето Никита провёл в лесу, каждый день наворачивая с неугомонным стариком километры по лесным квадратам, проверяя капканы, силки, туша костры, оставленные людьми, собирая мусор, наблюдая, как дед проверяет документы у редких охотников, рыбаков и лесоповальщиков какие охотники летом? какие рыбаки в лесу? лесоповальщики? какие такие документы у них дед проверяет? они валят лес на выписанных делянках
Время от времени они с дедом охотились на лесную птицу летом?
офисе участкового лесничего это из какой вообще оперы? офис участкогово лесничего?
когда они сидели за накрытым столом у горящего камина угу, камин в лесу
автор явно знает жизнь лесников только по новым русским сериалам
при чем тут вообще мельницы???
ловя яркий свет луны Луны
Держать так нужно, — назидательно проговорил старик, прижимая деревянный приклад к мощному плечу и придерживая его левой рукой за нижнюю часть. приклад снизу придерживает левой рукой? у деда необычная анатомия, как я погляжу. а у автора даже о стрельбе представления смутные
опять прижавшись к ружью щекой, нажав на курок. щекой нажал на курок? хоть автор узнал, где курок у ружья — и за то спасибо
Никита почувствовал, как ружьё подскочило во время выстрела и с силой ударило его в скулу. а в плечо не ударило?
Раздался щелчок, а сразу за ним в воздухе оглушительно хлопнуло. Никита почувствовал, как ружьё подскочило во время выстрела и с силой ударило его в скулу.

-Неплохо, — в самое ухо Никиты хмыкнул дед. Мальчик открыл глаза и успел заметить, как ворона, целая и невредимая, слетела с ветки, сердито хлеща воздух крыльями.

-Я не попал? — растерянно спросил он.

-Ты кое-что забыл.

-Ничего я не забыл, ты сам сказал стрелять, — немного обиженно заметил Никита.

-А кто с предохранителя снимет? — самодовольно поинтересовался дед.
щелчок чего? ружье на предохранителе же
и ка кон выстрелил на предохранителе?
неожиданно увидел, как же сильно Лунный Библиотекарь и его дед похожи друг на друга. он это при первой встрече с ЛБ видел
как наивная детская сказка сойдет, как рассказ на НФ — несуразно
Загрузка...
Жанна Бочманова №1