Нидейла Нэльте №1

О чем поют сирены?

О чем поют сирены?
Работа №180

Поимка русалки рыбака не обрадовала. Скорее, озадачила. Он все же рассчитывал на рыбу, а это странное морское создание было слишком человекоподобным – ухи здесь явно не сваришь.

На прекрасную деву из сказок русалка тоже не походила. Это действительно было нечто среднее между рыбой и человеком, и пол все же скорее женский, чем мужской, но страшная – до жути. Кожа мерзкая, склизкая, серо-зеленого цвета; неравномерная чешуя, опухшее приплюснутое лицо, абсолютно лысая. Из непропорционально коротких рук торчали плавники, ноги (волне узнаваемые, разве что ласты вместо ступней) не до конца срослись в подобие знаменитого русалочьего хвоста. Оказавшись на суше, создание начало истошно орать.

– Не похоже на песнь сирены, – подумал рыбак и сунул ей кляп.

Он долго размышлял, что же делать с таким уловом – ну не выпускать же, в самом деле. На первый взгляд – такая удача! Но ведь не практично! Убить не лучший вариант: мясо может оказаться несъедобным, а трофей хотелось бы сохранить.

Высушить ее на солнце? Вяленая русалка, вот так штука!

Вот если бы с неё выручить денег... но кому может понадобиться такая большая уродливая рыбина?

Он посмотрел на русалку, связанную сетью. Она мычала и била хвостом, безрезультатно пытаясь выбраться.

Цирк! Точно, он продаст её в цирк, они на такое добро падки. Пускай делают с ней, что хотят, а у него будут хорошие деньги.

Цирк должен был приехать через месяц, в начале июня. Значит, надо пока найти ей место в доме и продержать до приезда цирка.

Дома он сначала попытался запихнуть её в корыто – хвост не помещался,?? колени свисали. Тогда он перетащил её в бочку. В бочке русалке было тесно, зато помещалась целиком.

Рыбак позвал жену, рассказал о своих планах выгоды и указал следить за уловом. Сам, наевшись и отоспавшись, опять ушёл в море.

* * *

Жена рыбака была совсем юная, почти девочка. Её выдали замуж пару месяцев назад, потому что родители решили, что это наилучший вариант. Она ещё не успела определиться, как относится к мужу, но, вспоминая наставления родителей, часто повторяла себе о его достоинствах. Он работящий, ещё не старый, у него хорошая репутация и отличная лодка. Вот, даже поймал русалку и выручит за неё хорошие деньги. Пожалуй, ей правда повезло.

Она испытала облегчение, когда увидела, какой страшной была русалка. Хоть какие-то гарантии.

Она вынула кляп и принесла русалке хлеб и сырую репу. Выразительно откусила от того и другого, преувеличенно прожевала и протянула пленнице.

Та смотрела на рыбачку ошарашенно и не шевелилась. Девушка ещё раз откусила и сунула хлеб прямо ей в лицо. Русалка неуверенно взяла еду в руки.

– Ну! – прикрикнула на неё девушка

Русалка откусила. Поморщилась, ей явно не очень понравилось, но, увидев хмурое лицо своей сиделки, продолжила есть. И постепенно съела весь кусок.

– Видно же, что ты голодная!

Через полчаса русалку вырвало.

Девушка убрала, наорала на пленницу за перевод продуктов и принесла ей печёную рыбу. Увидев тарелку, Русалка заорала как раненный зверь и замахала руками.

– Ну и что ж ты жрешь, окаянная, – прошипела девушка. Она вдруг очень ясно поняла, что не хочет быть сиделкой русалки.

Рыбачка долго выясняла, чем это чудище можно кормить. Русалку рвало от всего, что ей приносили. Однако, через несколько дней, когда она уже начала худеть от голода, оказалось, что хоть она и ни в какую не ест рыбу, и не переносит даже вида мертвой морской дичи, она охотно ест ... мясо. Сырое мясо любого сухопутного существа. Когда это обнаружилось, молодую рыбачку саму чуть не вывернуло наизнанку. Она прикинула, что едой на месяц тут вдоволь не запастись, и решила кормить ее по чуть-чуть, один раз в день. В цирк ее, конечно, надо сдать в хорошем состоянии, но ей-богу, тварь такая страшная, что кто тут разберёт – какое это состояние? Главное, чтобы с голоду совсем не померла и хватит.

* * *

Девушка сама перетаскивала русалку в корыто и меняла воду в бочке, носила еду и много разговаривала с ней. Русалка производила впечатление хорошего собеседника – молчала и внимательно слушала, иногда перерывая рассказ неразборчивым мычанием. Юной хозяйке было скучно одной дома, и она рассказывала пленнице все, что приходило в голову. Про своё детство, про замужество, про то, как сидит тут одна целыми днями, дожидаясь возвращения супруга. И как в детстве она точно также ждала отца, но тогда рядом были мать и сестра, и они подолгу вместе вязали и слушали диковинные матушкины истории, и в доме было очень тепло. Её нынешний дом стоит на отшибе, его продувает со всех сторон, и она не знает – откуда взять то волшебное тепло?

* * *

Через неделю у девушки разболелась спина – сказалось ежедневное перетаскивание неподъёмной туши, в два раза больше ее самой.

Вечерами она лежала на полу в каморке, возле корыта, пытаясь успокоить боль в спине, и мечтала о прибыли, которую они совсем скоро получат.

* * *

Внезапно русака заговорила. Её бессвязное бормотание превратилось во вполне осмысленную и даже слишком человеческую речь. Девушка поняла, что все её пустяковые откровения, рассказанные, казалось, в пустоту, были услышаны. Русалка без конца донимала её расспросами, а девушка, пойманная врасплох тем, что это создание может говорить, невольно отвечала.

– А что сейчас делает твоя мать?

– Вяжет вместе с моей младшей сестрой, – пожала плечами девушка и нахмурилась, – она не намного младше меня. Бедняжка, никто не берет ее замуж.

Русалка перегнулась через край бочки.

– А твой муж – он какой?

– Он хороший человек, – ответила она, не задумываясь, потому что эти слова она говорила сама себе каждый раз, когда, сжимаясь от страха, встречала его с моря.

Русалка то ли завыла, то ли засмеялась, забила хвостом и залила всю каморку водой.

– Хороший, говоришь? Да что ты знаешь о хороших людях?

Девушка промолчала. Ей не нравилось, что русалка начала разговаривать.

– Хотя ты-то и о плохих, наверное, ничего не знаешь, что с тебя взять, – русалка смотрела в потолок и бормотала себе под нос, но девушка ясно слышала каждое слово, – ты вообще что-нибудь знаешь? Ничего ты знаешь, откуда тебе...

Девушка встала и вышла, и вот день так и не принесла русалке еды и не меняла ей воду.

На следующее утро она зашла к ней рано, замерла на пороге с тарелкой. Русалка призывно замахала руками, но рыбачка не шевелилась.

– Ты что, обиделась? Ну ты б ещё на свою крову обижалась, когда у тебя скисает молоко! Ну честное слово!

– У нас нет коровы, – гордо ответила девушка.

– И ты на неё за это не обижаешься! А меня запихнула в это корыто, заливаешь пресной водой через раз, и ещё и обижаешься, я вижу в этом какой-то подвох!

– Так тебе нужна именно соленая? – девушка испугалась – вдруг из-за неправильной воды русалка сдохнет до того, как они её продадут? Но колодец был здесь, во дворе, а ходить с ведром к морю далековато, да и спина ее этого уже не выдержит.

– Мне море надо, – буркнула русалка и окатила девушку водой. Та сжала губы, и ушла, вместе с миской. Русалка громко смеялась ей в след.

* * *

Ещё через день девушка решила, что все же хватит морить ее голодом. Русалка – нечисть, ее задача – смущать людские умы и вести себя с ней надо соответственно. Мама рассказывала им с сестрой сказки вот про таких же тварей, а когда они чересчур пугались, говорила, что главное – не подкармливать страх, тогда демоны будут бессильны.

Она набрала воздуха, взяла с собой вязание и зашла в каморку с гордо поднятым подбородком, всем своим видом пытаясь напомнить, кто тут хозяйка дома. Правда, когда она меняла воду, и перетаскивала русалку в корыто, сохранить это гордое лицо ей не удалось, но девушка твёрдо решила не сдаваться и идти в наступление первой.

– Вы все такие безобразные? – спросила она заранее заготовленный вопрос.

– А вы все такие глупые? – русалка ответила не задумываясь. Рыбачка опешила и окончательно потеряла лицо.

– Мой муж умный человек.

– Да уж. Умный и хороший. Да ладно тебе, – русалка лежала в корыте и ковыряла пальцами пол, – я сама, видимо, не умнее рыбехи, раз в сеть угодила

– А как это случилось? Как тебя угораздило? – рыбачка почувствовала укор совести за такое детское любопытство, ведь с врагом надо быть настороже, но тут же нашла себе оправдание: «я буду бить её же оружием, – решила она, – чем я хуже?»

– Так я тебе и открою свой позор! Спасибо, кстати, что покормила, а то мне уже дурно было, – русалка попыталась окунуться в воду целиком, у неё ничего не вышло, – в бочке больше воды, но зато в корыте мне не так тесно и я, хотя бы, могу распрямить хвост. Не знаю, что лучше, – она тяжело вздохнула, – я так скучаю по морю.

Рыбачка достала вязание, села на пол и принялась за работу. Русалка задумчиво улыбалась, глядя, как ходят спицы в руках рыбачки. Они провели в тишине не меньше часа, когда внезапно русалка заговорила.

– Я поругалась с другом, – начала она, – близкий, верный друг оказался не тем, за кого себя выдавал, мы сильно поругались, и, в отчаянии, я не думала куда плыву, мне хотелось сбежать и исчезнуть. Ну, собственно, получила что искала.

Рыбачка чуть не уронила спицы. Она даже придвинулась ближе.

– А твой друг, он... он был… – она безуспешно искала нужные слова, – у него тоже был ... хвост?

– Нееет, у него щупальца, – мечтательно промурлыкала русалка, – он так красиво движется в воде, покачиваясь, что от него не оторвать глаз, и его панцырь переливается удивительными цветами, особенно когда он всплывает на солнце... – русалка с грустной улыбкой смотрела в потолок, – но меня этот неземной красавец предал. Жаль, что так вышло.

Девушка слушала, как заворожённая. Голос русалки явственно дрожал. Вот оно, вот! Узнать её тайны – и они будут в равных позициях!

– Вы… вы были вместе?

Русалка задумалась на пару секунд и кивнула.

– Но... он уплыл вслед за какой-то … безумной дельфинихой, чтоб его... – она говорила с придыханием, будто бы каждое слово давалось с огромным трудом и плечи тряслись. Девушка сидела, как оглушенная – в ее голове живо нарисовалась эта трагичная история любви, с таким количеством подробностей, что ее пронзила жалость, искренняя и горькая жалость. Она начала бормотать, а потом громко и быстро, как скороговоркой выдала:

– Я тебе так сочувствую!

Русалка тут же разразилась хохотом и в очередной раз окатила все вокруг водой. Корыто ополовинилось.

– Да ты не расстраивайся так, никто от меня к дельфинихе не уплывал. Я все придумала. Только что.

– Зачем? – выдохнула девушка.

– Да чтоб тебе не было скучно. Ты ж вон сидишь, со скуки свитера вяжешь.

Рыбачка почувствовала, как отвращение, словно вода, наполняет ее и поднимается по телу все выше и выше . "Нечисть – подумала она, – ты всего лишь нечисть." Она нашла в себе силы вновь взглянуть на русалку. Та внимательно разглядывала ее с какой-то мерзкой ухмылкой. Хотя русалка была настолько уродлива, что любое выражение ее лица казалось мерзким.

– Видишь, как я тебя развлекаю, – негромко сказала она.

– Да я догадалась, ты же нечисть. У тебя не может быть... Такие как ты... вы пленяете потерявшихся моряков и рыбаков и, и, и… – она почувствовала что краснеет, – соблазняете!

– Соблазняем, говоришь? – русалка подавила смешок и протяжно хрюкнула, – делать больше нечего. Можно подумать ваши мужья – такой ценный товар.

– Но сирены, из сказок...

– Так про тех сирен ваши мужья и рассказывают, и всякие там вернувшиеся из плавания хорошие люди, не мы же сами эти бредни придумываем, – она усмехнулась, а потом вдруг ее глаза загорелись недобрым блеском и она заговорила шепотом, но с таким жаром, с каким орала первые дни в плену, – ты уж поверь, нам там и так народу хватает и ваши буйные головы нам даром не сдались, от вас под водой пользы не больше чем от меня сейчас на суше. Только вот если на то пошло, то ваших доблестных, отважных и просто очень хороших мужей даже соблазнять надо. Они сами всегда знают что делать.

Рыбачка почувствовала какую-то кислую тошнотворную волну в горле. Кулаки сжались сами собой.

– Ты тут мне целыми днями рассказываешь, какая я уродливая, и в твоей прекрасной головке сейчас что-то не укладывается – только если б я тебе рассказала правду, как оно иногда случается, когда маленькое суденышко вылавливает парочку русалок, у тебя бы твои золотые волосики дыбом встали.

– Заткнись, – прошипела девушка.

– Я то не такая жестокая как ты, – продолжала русалка уже в полный голос, – это ты меня сложила пополам и запихнула в бочку, и кто знает, что ещё приготовила. А я не буду рассказывать того, после чего ты за одним столом со своим мужем сидеть не сможешь!

Девушка встала и с размаху влепила русалке пощечину.

– Ты все врешь. Опять придумываешь.

– Кто знает, кто знает, – русалка гордо смотрела ей в глаза

– Я скоро от тебя избавлюсь

– Не сомневаюсь, что избавишься. Я от тебя другого и не жду. Вы ж обычно так и делаете.

* * *

Рыбак вернулся. Привёз улов, проверил русалку, похвалил жену, но не одобрил, что она позволяет этой твари так много болтать. Вечером к нему пришли два его ближайших друга. Они пили, ели, играли в шашки, пели песни и радовались жизни. Рыбачку и раньше-то не особо радовали эти посиделки, а после всех этих русалочьих рассказов ей стало совсем не по себе. Хотя это были ближайшие друзья – он не показал им пленницу и это немного успокаивало. Но ей все равно было безумно скучно и немного грустно. Она тут столько времени сидела одна, и все думала и готовилась к его возвращению, а он, вернувшись, в первый же день зовёт друзей. Можно подумать, он их в море редко видел.

* * *

– Ты ж меня сегодня уже кормила, – русалка с подозрением покосилась на миску, – или это прощальный ужин? Меня завтра убьют?

– Понятия не имею, – отмахнулась девушка, – ешь давай

Русалка послушно запихнула в рот свой подарочный кусочек. Мясник услужливо подарил обрезки "для голодной собаки".

Из-за стены донеслось тихое бренчание и бархатистый голос. Русалка замерла и подняла палец, прислушиваясь.

– Неужто твой муж?!

– Нет, – девушка помотала головой, – это его друг. Точнее... наверное, наш друг, я его давно знаю, хотя... и мы почти ровесники... – она тяжело вздохнула, – все долго ждали, что он посватается к моей сестре, но там... – она повращала кистью, давая понять, что там все как-то по-особенному сложно, – а я вот все думаю, что было б здорово женись бы он на ней – мы б с ней жили рядом и вместе бы встречали их с моря.

Русалка презрительно покосилась на неё, но лишь на мгновение, а потом закрыла глаза и тихо замурлыкала, подпевая песне.

– Удивительный голос, – сказала она, когда музыка стихла, – не знала что у людей бывают такие.

Девушка с пониманием кивнула.

– А у ваших?

– Случается. У меня-то голоса нет, – она засмеялась, будто бы специально делая свой смех ещё более мерзким, чем обычно, – но некоторым везёт. У моего отца в свите была девчонка, пела во время застолий, вот это был голосок. Да, жалко конечно

– С ней что-то случилось?

– Да. Убили, – русалка буднично развела руками.

– Кто?! – у девушки взгляд непроизвольно дернулся в сторону двери, туда, где сидели рыбаки.

– Там такая история непонятная, я до конца не знаю что произошло. И видимо, уже не узнаю, – она выдержала паузу, – у моей семьи были давние враги и они нагрянули свести счёты с моим отцом, не пощадили никого. Я сама видела, как ее загрызли. Я перепугалась до смерти, два дня плыла куда глаза глядят, меня кажется, звали куда-то, и отец то вроде даже спасся, меня пытались забрать в укромное место, но я так плохо понимала что происходит – вырвалась и плыла, плыла... потом уснула кажется.

– Ии ?!

– А проснулась я уже в сети. И все, что было дальше, ты знаешь лучше меня.

Минуту они обе молчали.

– Ты же это опять выдумала?

– Как знать, – улыбнулась русалка, – как знать, – они обе замолчали, прислушиваясь к стихающим звукам за спиной. Когда музыка прекратилась, она продолжила, – ты мне тут все рассказываешь, какая я страшная. А ты скажи мне вот что: по вашим, по людским меркам, ты – красивая?

Девушка испуганно замерла.

– У тебя сейчас такое лицо, будто бы я сказала, что ночью выберусь из бочки и прирежу тебя.

Девушка попыталась спрятать волнение. Кроме того, она была уверена, что русалка преувеличила про страх на ее лице – не могло быть такого, она опять пытается ее смутить, она же нечисть.

– Так да или нет?

– Скорее да, чем нет

– Ну то есть ты может и не красавица, но точно не уродина?

В сердце что-то заныло. С одной стороны, русалка не сказала ничего такого, и она сама иногда определяла свою внешность именно так. Но сейчас, из уст этой страшилищи такое определение звучало страшно унизительно.

– Ну то есть при желании, вот этого голосистого молодого ты бы могла соблазнить?

Кровь прилила к лицу. Девушке стало жарко, душно и невыносимо стыдно. И ещё страшно. Муж был где-то рядом, и ему и так-то не нравилось, что она болтает с русалкой, а уж что б было, услышь он такой разговор... Она хотела выйти и оставить русалку без еды, но ноги не послушались – она не смогла даже встать. Она чувствовала, как пылает ее лицо и понимала, что русалка все это видит. "Это вопрос – повторяла она себе – просто вопрос, на который можно ответить как угодно. Она про себя вон сколько всего придумывает, чем я хуже."

– Так смогла бы?

– Зачем? – ответила девушка, не поднимая головы, – я же замужем. Мне это не надо

– Ааа, – разочарованно вздохнула русалка, – то есть ты этого на самом деле не хотела?

Девушка закрыла лицо руками

– Да ты не обижайся, думаешь, я так разбираюсь в этих ваших людских делах? – русалка торопливо причитала, как будто бы смущенная, – ну подумаешь, ну неправильно все поняла, зачем принимать все так близко к сердцу, почему ты на меня за все обижаешься?!

Она ещё долго о чем-то бубнила, но рыбачка ее не слышала. В ее голове был полный кавардак, и чтобы не сойти с ума она держалась за одну единственную мысль – скоро приедет цирк, и мы ее продадим. И все это закончится. Нечисть, это просто нечисть.

* * *

– Что с тобой? Ты такая счастливая, что мне страшно. Пришло мое время?

– Нет, – девушка рассмеялась, – моя сестра наконец выходит замуж. Я еду помочь ей с приданым, ну там сейчас много работы. Я так рада! И за неё и вообще. Только сейчас поняла, как я соскучилась по дому... – она всплеснула руками, – это, конечно тоже мой дом, но знаешь, я торчу здесь безвылазно с самой... Нет, я рада, что я замужем, все ведь могло быть плохо, в то время как все... Но каждый день мне так скучно и страшно.

Русалка усмехнулась.

– Ну уж я то тебя точно понимаю

Девушка осеклась.

– Ты ведь скучаешь по морю?

Русалка посмотрела ей в глаза, но ничего не ответила.

– Ну да, если бы меня утащили под воду, я б скучала по берегу, мне бы так не хватало травы, деревьев....

– Воздуха б тебе не хватало, – вполголоса пробурчала русалка, опуская голову под воду.

* * *

Вернулась девушка не такая счастливая. Она улыбалась, но сквозь улыбку проглядывало какое-то сомнение.

– Что, сестренка вышла за старого хрыча и ты пытаешься ей не сочувствовать? – русалка заговорила как только открылась дверь, она даже не дала времени подумать.

– Нет, он очень…

– Умный и хороший человек?

– Да, да, и это правда!

– Тогда чего тебя так перекосило? Неужели завидуешь, что её жених более хороший человек, чем твой?

– Нет просто… – она неуверенно сползла на привычное место на пол, – просто он живет далеко, и они переезжают к нему. Будем редко видеться, и с родителями не часто...

Русалка молчала, похлопывая ластами.

– Просто мы-то выросли здесь, на берегу, все детство папу ждали с моря. А там ведь нет моря. Совсем. Знаешь, она ведь может никогда больше моря не увидеть. Совсем никогда.

Она встретилась глазами с русалкой – у той взгляд был полон какого-то отчаянного отвращения.

– Да что ты говоришь, – прошипела она почти по-змеиному.

– Да, и это так… так... – она не смогла договорить, потому что вдруг, неожиданно для себя, на секунду почувствовала чужой испуг, даже не испуг, а дикий страх, парализующий страх, от которого колет пальцы слегка подташнивает. Она вспомнила, что чувствовала тоже самое перед своей свадьбой, и иногда лёгкие отголоски, когда муж возвращался с моря, и поняла, что наверняка ее сестра сейчас чувствует тоже самое – сидит где-то в углу, смотрит на своё вязание, и не может поднять спицу, потом что та кажется невероятно тяжёлой и тянет руки к полу.

Она вскочила и выбежала вон, и долго бегала по дому, пытаясь что-то найти.

– Нет-нет, не веревка, – бормотала она, – верёвка это не то, корыто я не сдвину и не дотащу, нет, все не то… сеть? Ее можно запихнуть в сеть и тащить, но даже без корыта... – она остановилась и со всей силы топнула ногой. Ей так отчаянно хотелось сделать хоть что-то, ей так хотелось, чтобы сестра в ее воображении могла поднять спицу.

В сарае она нашла старую повозку с тремя колёсами, и даже было обрадовалась, но быстро поняла, что такое ей тоже не под силу.

– Нет, если я ее из корыта в бочку не могу перетащить...

Она обречённо вернулась к русалке – запал иссяк, она забыла и про испуг и про спицы, но на душе все ещё было не по себе.

– Тебя на ночь в бочке оставить, или хочешь в корыто?

– Не то чтобы хочу, но давай, тягай меня в корыто.

Девушка подошла и отработанным движением взяла ту за подмышки, предварительно пододвинув корыто. Процедура была привычная. «Странно, – подумала она, – я, кажется, окончательно привыкла к этому рыбному запаху» Еще она подумала о том, что туша больше не кается такой тяжёлой – и в этот самый момент спина не выдержала и поясницу пронзила острая боль. Она уронила русалку на пол, бочка опрокинулась и покатилась, заливая комнату водой.

* * *

Рыбачка выругалась сквозь слезы. Она попробовала сесть, но это не помогло и она начала аккуратно укладываться на спину. Было очень больно и стыдно и неудобно из-за всего сразу, и она разревелась. Она не плакала так уже очень давно, и уж точно не собиралась давать такую слабину при русалке. А русалка никак не реагировала – только слегка постукивала ластами. Так они и лежали на мокром полу и молчали – рыбачка всхлипывала, русалка стучала хвостом.

Когда спина отошла она кое-как встала, и, шатаясь, пнула бочку ногой. Бочка врезалась в русалку и та рукой толкнула ее обратно

– Это ты со мной так поиграть хочешь? – спросила русалка

– Господи, точно, точно, бочка это то, что надо! – щеки девушки запылали, – ты долго без воды можешь?

– Ты в какие то странные игры видимо играешь, ты учти, я в человеческих не разбираюсь

– Заползай в бочку!

– Чего? Мне кажется, от визита к семье у тебя немного крыша поехала

– Заползай бегом, покачну тебя на прощание с морем!

– Прощание?

– Да, прощание, уже одуванчики зацвели, а значит скоро... – она запнулась, русалка ведь так до сих пор не знала, что ей уготовано.

На лице русалки по-прежнему было выражение отчаянного отвращения, странное, новое, но рыбачка была слишком озабоченна своими мыслями, чтобы это заметить.

Она ногой вытолкнула бочку за порог, под круглую сочную луну, плавающую над горизонтом. Чтоб пленница случайно не выпала, она завернула бочку в сеть. Вряд ли русалке было сильно удобно, но она никак об этом не заявила.

Было довольно прохладно, с моря дул ветер, но рыбачка даже шали не накинула. Она шла и причтала, по всей видимости обращаясь к русалке, хотя та едва ли могла ее услышать из своей повозки. А девушке словно и не нужен был ответ.

– А потом ты приедешь сюда. У нас будет большой дом на две семьи, корова и две собаки, и наши дети будут бегать по пляжу, а мы будем вязать свитера сразу для них всех!

* * *

Она не обращала внимания на камни, преграждающие им путь, на холод, на спину, на своё нарастающее беспокойство. Она резко пинала бочку по траве, по тропинкам, по песку – как будто бы пинала свою старую жизнь, от которой собиралась отказаться. С последним ударом бочка мягко вкатилась в воду, и девушка побежала отцепить сеть.

Русалка плавно и грациозно выплыла наружу и ударила хвостом о поверхность. Ее чешуя сказочно мерцала и переливалась в лунном свете.

Девушка вспомнила, как давно, в такую же ночь, они украдкой бегали к морю с сестрой, они тогда страшно дрожали от холода и страха – боялись, что отец поймает, ну и конечно наслушались баек про морскую нечисть.

* * *

Она стояла по колено в воде, совсем как тогда, а русалка плавала кругами, издавая странные звуки. Девушка даже засмеялась – с души как будто бы камень упал.

Точно, они с сестрой любили эти байки, про юных утопленниц, которые становились русалками и охотились на своих жертв при свете луны, приманивая их песнями. Этим песням невозможно сопротивляться – ведь они всегда о том, о чем не может молчать твое сердце. И они спорили кто из них храбрее, поочерёдно заходя все глубже и глубже в воду. Они затеяли эту игру, потому что мама все повторяла, что главное – не кормить свой страх, не кормить демонов. Они крепились, но страшно боялись, что кого-нибудь из них схватит за лодыжку и утянет вниз какая-нибудь...

Девушка почувствовала, как что-то коснулось ее ноги и чуть не вскрикнула, но не успела – ее крик превратился в облако подводных пузырей.

* * *

Рыбак вытер со лба пот. Странное дело, улов в этот раз был на удивление удачный – как будто бы неведомая сила сгоняла всю рыбу к лодке, а на душе было так паршиво, что он никак не мог найти себе места.

Он заметил движение в воде – какая-то гигантская рыбина проплыла прямо под ним. Он вспомнил про пленницу, которую они с женой держали в бочке и невольно прикинул, как выгодно бы было продать двух русалок.

Рыбак отогнал от себя наваждение – сначала бы с одной разобраться, его ненаглядная и так с этой тварью уже намучалась. Однако, ведь какая смелая – месяц один на один с нежитью и даже не пикнула!

Домой, быстрее бы домой – чует сердце, надо быстрее возвращаться. 

+1
1580
Комментарий удален
Комментарий удален
23:40
Хороший рассказ. И образы героев раскрыты и сюжетная линия есть и «своя правда» у героев. Я бы сказала, что профессионально написан рассказ, спасибо автору за доставленное удовольствие!!!
17:11
+2
Оценки читателей глянцевого журнала для дайверов “Глубоководный ловелас”

Трэш – 1
Угар – 1
Юмор – 0
Внезапные повороты – “1”
Ересь – 0
Тлен – 4
Безысходность – 4
Розовые сопли – 1
Информативность – 0
Фантастичность – 0
Коты – 0 шт
Сирены – 1 шт
Проблесковые маяки – 0 шт
Соотношение потенциальных/реализованных оргий – 1/0
Средний вес половозрелой русалки – 110 кг

Добрый вечер, или буль-буль, как говорят у нас на дне. И где таким рассказам самое место. Начнём с плюсов.

Ни в чём неповинная девушка в конце умирает. Всё жёстко и правдиво. Конец рассказа становится очевиден после того, как жена решает оттащить русалку к морю. Единственный внезапный поворот в рассказе не такой уж и внезапный, поэтому балл за него взят в кавычки. Кроме того, внезапный поворотов конце – это моветон. Чтобы история цепляла и брала за жабры, необходимо как минимум три внезапных поворота в разных частях текста. На этом плюсы закончились, переходим к минусам.

“Русалку рвало от всего, что ей приносили. Однако, через несколько дней, когда она уже начала худеть от голода, оказалось, что хоть она и ни в какую не ест рыбу, и не переносит даже вида мертвой морской дичи, она охотно ест… мясо. Сырое мясо любого сухопутного существа.”

Прям видно, как ты стараешься тянуть сюжет в нужную тебе сторону, а он упирается всеми плавниками. Русалка, которая живёт в море, питается тем, чего в море нет, что это за ересь? Ладно, они каким-то образом воруют купающихся, но это только летом. Иногда рыбаков крадут, но не каждый же день. Русалка, которая не ест рыбу, это всё равно что веган, который не ест овощи.

“Через неделю у девушки разболелась спина – сказалось ежедневное перетаскивание неподъёмной туши, в два раза больше ее самой.”

Я так понимаю, девушка в рассказе не карлик и обычного веса, килограммов на пятьдесят. Так что русалка весит приблизительно сто килограммов плюс какашки. А сто кг – это дохрена. Этот подтвердит тебе любой доходяга в спортивном клубе. Нет, это реально неподъёмный вес для девушки, а она у тебя каждый день таскала сразу два мешка сахара на своём горбу. Почему муж, если в конце он оказался неплохим человеком, заставлял заниматься бодибилдингом свою супругу? Можно же было что-то придумать. В старую лодку русалку запихать, например.

“– Что с тобой? Ты такая счастливая, что мне страшно. Пришло мое время?
– Нет, – девушка рассмеялась, – моя сестра наконец выходит замуж. Я еду помочь ей с приданым, ну там сейчас много работы. Я так рада! И за неё и вообще. Только сейчас поняла, как я соскучилась по дому…”


Жена уехала к родителям. Муж остался с русалкой наедине. И вот тут у тебя просто обязана быть упомянутая ранее русалкой сцена загарпунивания рыбаком ротощели морской владычицы. Потенциальная оргия осталась нереализованной.

“В сарае она нашла старую повозку с тремя колёсами, и даже было обрадовалась, но быстро поняла, что такое ей тоже не под силу.
– Нет, если я ее из корыта в бочку не могу перетащить… “


Девушка ежедневно таскала тушу русалки туда и обратно.

Но это всё мелочи. Из текста выходит, что добраться до моря русалке помог счастливый случай. Девушку перемкнуло на свадьбе сестры и она решила оттащить русалку типа попрощаться с морем. Если бы не свадьба сестры, гнить бы ей в цирке Дю Солей. Русалке надо было давить на жалость и планомерно обрабатывать девчулю с самого начала. Язык-то подвешен. Лучшие подруги, обмен сокровенными тайнами, полное доверие бла бла. У тебя же зелёная бестолочь сразу дала понять, что доверять ей нельзя и сама стала настраивать девушку против себя.

Также рассказу не хватает юмора. Сурового морского юмора, якорь мне в задницу!

Итого на балансе: плюс за смерть девушки, минус за логические ляпы, минус за отсутствие юмора, минус за упущенную оргию, минус за пассивность русалки, минус за нулевую фантастичность. Парень, я вытягивал тебя как мог, но против математики не попрёшь. Минус четыре за рассказ – это очень плохо. Ну хорошо, поставлю всего один минус, ради исключения.

Для расширения кругозора посмотри фильм Атлантида (Cold Skin) 2017 года. Там и русалки что надо, и горы трупов, и межвидовой секс, и любовь, и мёртвые детишки, и драйв. Есть чему поучиться.

Критика)
06:28
а это странное морское создание было слишком человекоподобным – ухи здесь явно не сваришь. зато можно трахнуть
На прекрасную деву из сказок русалка тоже не походила. Это действительно было почему действительно?
неравномерная чешуя это как понять?
Из непропорционально коротких рук торчали плавники она в руках плавники держала?
– Не похоже на песнь сирены, – подумал рыбак и сунул ей кляп. откуда рыбак знает про сирен? откуда он взял кляп?
рыбак мыслит канцеляризмами — странно. рыбаки обычно мыслят матом
помещался,?? что за странный препинак?
онозмы
рассказал о своих планах выгоды и указал следить за уловом до чего коряво и убого
часто повторяла себе о его достоинствах wonderдва «достоинства» у него было? мутант-двоечлен?
Она испытала облегчение, когда увидела, какой страшной была русалка. Хоть какие-то гарантии. гарантии чего?
Она вынула кляп и принесла русалке хлеб и сырую репу откуда у них репа? автор вообще репу бачил?
Ну ты б ещё на свою крову обижалась что такое крова?
корявый маловразумительный тусклый и скучный текст
убогость на НФ-2019 наряду с все новыми и новыми извращениями зашкаливает
Загрузка...
Лара Шефлер №1