Диана Золотухина №1

Сделка с дьяволом, или шесть жизней

Сделка с дьяволом, или шесть жизней
Работа №346

Я спрыгнула с огромного волка и побежала в сторону голубого свечения, не в силах сдерживать свой восторг. Ноги проваливались в рыхлый пушистый снег, отчего я чуть не упала. Несколько прядей серебристых волос выбились из под капюшона, и их сразу же облепили колючие снежинки, управляемые дикой вьюгой.

- Эдиан, мы нашли его! – я, остановилась у самого телепорта, завязнув в сугробе почти по колено. Сердце бешено колотилось. Я повернулась и восхищенно посмотрела на своего оборотня. Я почувствовала, как по моему лицу прокатилась холодная капля от растаявших белых хлопьев.

Большой волк подошел и заботливо слизнул влагу с моего лица, а я бросилась ему на шею, уткнувшись в густую серую шерсть.

Хотелось плакать. От усталости, от счастья.

- Неужели, эта мертвая ледяная пустыня скоро останется лишь в наших воспоминаниях?! - я все крепче прижимала к своей груди широкую шею оборотня.

Эдиана окутала призрачная дымка и, заместо огромного зверя, передо мной вдруг возник человек с дымчато – серыми волосами и пронзительными глазами, цвета свежего ивового меда.

Он загреб меня в объятья. Его теплые губы прижались к моим, отчего приятно заныло где-то внизу живота.

- Мари, – он, нехотя, вырвался из власти страсти и слегка отстранился, положив широкую ладонь на мою щеку. Его пристальный взгляд медовых глаз гипнотизировал. Я не могла пошевелиться, – мы не знаем, ведет ли этот проход обратно, на землю, или же это очередная ловушка проклятых земель. Прошу тебя, будь осторожна и, что бы ни случилось, верь мне! Просто, верь! Хорошо?

Его взгляд вдруг стал пугающе суров. Мне ничего не оставалось, кроме как покорно кротко кивнуть. Он поцеловал меня в лоб, и его взгляд устремился в синеву телепорта.

- Мы слишком долго пробыли в этих проклятых землях. Нам пора. Пошли.

В его глазах не было страха, но я увидела беспокойство.

Мы приблизились к порталу и сделали шаг в яркое свечение.

В голове билась его фраза: «Верь мне! Просто, верь!»

Эпизод 1. Правила.

Пронизывающий, загробный холод окутал мое тело. Удушающий, затхлый запах сдавил мою грудь неприятным, омерзительным чувством отвращения. Воздух был невероятно тяжелым.

Я открыла глаза. Несколько минут ушло на то, чтобы привыкнуть к темноте после сияющих снежных равнин. Зрелище оказалось не лучшим, чем запах: слабый, мерцающий свет магического происхождения, боязливо, подрагивал на темно – серых бугристых стенах, словно пытаясь оторваться от источника и упорхнуть, полностью растворившись в ледяном мраке.

Я находилась в пещере или подземелье. Перед собой я разглядела толстые решетки из незнакомого мне коричневого материала. Я подскочила и вцепилась в толстый рыжеватый прут, который тянулся от безжизненной земли до самого потолка.

- Эдиан!- я пыталась всмотреться во мрак.

-Я здесь, Мари! – голос звучал достаточно близко.

Когда глаза, наконец, окончательно привыкли к темноте, я осмотрелась. Мы были пленниками этого места. Округлая комната была разделена кривыми коричневыми прутьями на маленькие камеры.

Всего их было шесть.

Камера Эдиана находилась напротив. В других темницах я разглядела миловидного паренька с рыжими волосами, чуть дальше -оборотня в личине медведя. За камерой Эдиана, взволнованно ощупывала стену темноволосая девушка с пирсингом в носу, пытаясь что-то найти, а за ее камерой металась русоволосая дриада, что-то нелепо бубня себе под нос.

Мой волк вцепился в решетки, взволновано глядя на меня.

- Эдиан, куда мы попали? – робко спросила я.

- Не знаю, – голос его был взволнованным, – но нам надо выбираться отсюда…

- Отличная идея, волк! Как нам раньше не пришла в голову такая мысль? – Рыжеволосый парнишка из соседней камеры истерично усмехнулся.

- Кто вы, и как попали сюда? – голос мой звучал строго. Парень поднял на меня уставший взгляд.

- Ты думаешь, это важно? – юноша казался меланхоличным, но я поняла, что в нем говорило отчаянье.

- Судя по всему, вы здесь давно, - не унималась я, - и, следовательно, выход вы не нашли. Но это не повод опускать руки! Может мы те, кого недоставало, чтобы выбраться отсюда?

Пленники заинтересовались, устремив на меня свои взгляды.

- Хочешь сказать, ты знаешь, как выбраться? – заточенная девушка с пирсингом в носу подошла к решетке. Голос ее был ровным и суровым, не выдавая и тени страха.

- Нет. Но, может, я знаю чуть больше, чем вы, поэтому мне и надо знать, кто вы и как попали сюда.

Грубый басистый голос раздался неожиданно, и даже испугал меня:

- Раз ты знаешь больше, чем мы, - оборотень - медведь лениво поднялся, повернув ко мне массивную голову, - тогда ты и начинай свой рассказ.

Я осмотрела грозное животное и выдохнула. Что ж, возможно, он прав.

- Ну, давайте с нас и начнем, – согласилась я, - наша история, конечно, достаточно длинная, но я попробую вкратце. Меня зовут Мари, я – волшебница, капитан внешней безопасности короны.

- Точно! А я-то думаю, почему мне знакомы эти серебристые волосы! Неужели ты – та самая, легендарная, Мари Деверзи! Волшебница, в одиночку сразившаяся с сотней Гаков под Старым Очагом? – юноша явно приободрился, глаза его заблестели, словно он увидел бога, отчего мне стало не по себе.

- Да, – в голосе моем прозвучала легкая дрожь. После всего, что я пережила, я сама уже не верила, что когда–то была великой. Я попыталась взять в себя в руки, - ты прав, я – то самое оружие короны, которое всегда служило верой и правдой. За эту службу, меня и приговорили к казни.

- Давайте по делу, к чему лишние слова, – девушка с пирсингом манерно всплеснула руками.

- В общем, меня казнили за то, что мы сожгли деревню мирных жителей. Мы думали, что это логово организации, которая подстрекает народ на мятеж, но мы ошиблись. Мы убили ни в чем не повинных людей. Мне назначили казнь, в виде телепортации в земли проклятых через древнее зеркало. В этом мертвом параллельном мире я и встретила Эдиана, он спас меня. Вот такая история…

- Мы нашли выход, - продолжил волк мой рассказ, - но, войдя, очутились здесь.

- Что ж, пожалуй, я тогда перейму эстафету, - нетерпеливо встряла девушка с пирсингом, - меня зовут Виктория, я – наместница королевы в землях Авлаара, как попала сюда не помню, – она замолчала, давая понять, что следующий может говорить.

- Меня зовут Рони, - начал рыжеволосый юноша, - я из отряда «чистильщиков», состоящих на службе у королевы.

- Это те, кто подтирает за короной, когда та обосрется? – Виктория злобно засмеялась.

- Это честь! Нам доверяют многие тайны! Мы в курсе всего, что происходит в королевстве. И, если, периодически, нам приходится убивать неугодных особ высших чинов, или даже целые семьи, это не значит, что мы – подтирка королевы. – Рони явно был разгневан.

- И вообще, - медведь чуть слышно зарычал, - не советовал бы тебе так грубо отзываться о столь элитных войсках, я тоже оттуда.

- Так, значит, вы оба из «чистильщиков»? - перебил оборотня Эдиан, пресекая назревающий конфликт.

- Да, меня зовут Мирк, - басисто ответил медведь.

- И, как вы попали сюда? Вы помните? – мой волк пытался докопаться до сути. Ребята переглянулись, явно ожидая, что заговорит сослуживец, но, не дождавшись, слово взял Рони:

- Ну… Я не уверен, но, по-моему, я умер… - с каждым словом, голос его звучал все тише. В пещере повисла долгая минута тишины. Все переглядывались, пытаясь понять отношение сокамерников к этому заявлению. Тишину прервал Мирк:

- Мне пробили грудь копьем на очередном задании.

Виктория глубоко вздохнула.

- Мои люди взбунтовались, проткнули меня кинжалом и скинули в реку.

Дриада, сидевшая тихо весь наш разговор, начала истошно завывать, хватаясь за горло.

- Она повесилась в родительском доме. Ее зовут Элла, – детский голос прозвучал неожиданно громко. Я вздрогнула. Посередине овальной комнаты, словно отделившись от темной земли, появилась маленькая девочка в стареньком платье, с темными, как ночь, волосами. Лаковые туфельки цокнули о большой булыжник, когда она сделала шаг вперед.

- Кто ты? Ты знаешь, что происходит? Где мы? – голос Рони дрожал от страха. Девочка улыбнулась.

- Ответы на эти вопросы знает один из вас. Тот, кто так и не поведал вам историю своей земной жизни.

Мы переглянулись. После недолгого замешательства, взгляд наш сошелся на волке.

- Эдиан… - я в недоумении смотрела на оборотня.

- Мари, не слушай ее! – дыхание волка участилось. Девочка ехидно улыбнулась.

- Она и так все поймет. Ей нужно просто дать направление для раздумий, - странная особа посмотрела на меня стеклянными глазами, отчего мне стало не по себе, - Мари, ты была телепортирована в земли проклятых. Этот вид казни веками практикуется на земле, но, скажи, часто ли узникам приходилось окончить свою жизнь именно так? – я внимательно смотрела на девочку, пытаясь понять, к чему она ведет.

- Нет. Перед казнью осужденные проходят жрецов, которые кидают кости, определяя, каким способом человек должен быть умерщвлен. И, за всю историю земель Эдгора, было всего два, а точнее три… - я осеклась, и, после нескольких секунд раздумий, подняла обескураженный взгляд на своего оборотня.

- Все верно, Мари, - девочка растеклась в улыбке, - всего три человека прошли через то зеркало. ЧЕЛОВЕКА! Одна женщина, один никчемный пузатый правитель и ты. Ни один оборотень никогда не проходил через зеркало в мир проклятых, а это означает…

- Что он обитатель мертвых земель… - обреченно продолжила я.

Осознание приходило медленно и очень мучительно. Мне не хватало воздуха, дико заболело где-то под ребрами.

- Мари…

- Ты – демон! – перебила я волка дрожащим от волнения голосом.

Несколько минут в пещере царила мертвая тишина.

Оборотень обмяк, опустившись на колени и вцепившись в прутья. Он уставился в серую землю. Вид у него был жалкий.

- Мари, - он задрожал, - ты права, я многое не говорил тебе. Да, я знаю, где мы, знаю, что происходит, но, черт возьми, поверь мне, я никогда бы не причинил тебе зла! – голос его стал громче и приобрел пугающую хрипоту.

- Как это мило, Эдиан, - слова маленькой девочки источали яд, - кровожадное чудовище, полюбившее смертную…

- Он не чудовище! – перебила я черноволосую малышку. Я все еще не могла поверить в его сущность, не хотела верить. Я знала его. Я чувствовала его доброту, его чуткость.

Своей репликой я вызвала у маленькой черноволосой бестии лишь язвительную усмешку.

- Конечно же нет! – она перевела взгляд на несчастного волка. – Поведай своим друзьям, кто я. Они имеют право на правду.

Волк тяжело вздохнул и поднял на меня умоляющий взгляд.

- Прошу, поверь мне, что я не желал тебе зла, – тихо прохрипел он, - ты действительно можешь выбраться отсюда, ты можешь вернуться в мир живых, но, без встречи с повелительницей, ты не смогла бы это сделать. Я так надеялся, что она просто примет тебя, не вдаваясь в подробности обо мне…

- Как нам выбраться, Эдиан? – строго спросила я. Волк поник, печально опустив взгляд.

- Вам нужно выиграть игру, – меланхолично ответил он, - девочка, что стоит перед вами, не просто ребенок. Ее зовут Густа, и она – верховный демон Атриума - места, где мы сейчас находимся. Здесь смертным дается возможность подтвердить или опровергнуть грех, в котором их обвиняют, чтобы определить их дальнейшую судьбу. Выиграете - будете свободны. Может, вы окажетесь в своем земном теле и окажется, что вас спасут, может, вы отправитесь к великому Эдгору в другой мир, где нет столько страданий, сколько есть на земле. Но, если проиграете… - волк осекся. – лучше не проигрывайте…

Рыжеволосый парнишка засмеялся.

- Хочешь сказать, рай и ад существует? – Он встал, нервно переступая с ноги на ногу, – никогда не верил в эту чушь.

- Придется поверить. – оборотень не собирался вдаваться в подробности.

- И, что же нам делать, чтобы выиграть? Как проходит игра? – чуть слышно прохрипела Виктория, пытаясь скрыть отчаянье. Эдиан с ненавистью посмотрел на девочку – демона, обращаясь к несчастным, заточенным в этой темнице:

- Густа будет испытывать вас, будет ставить каждого из вас в разные ситуации из обычной жизни и смотреть, что вы выберете, как поступите. Или же предлагать сделку. Иллюзия – ее конек. Вы будете чувствовать запахи, вкусы. Все будет казаться настоящим. Она хитра и коварна. Возможно, вы даже не будете помнить, что умерли,– он печально усмехнулся, - она в вашей голове, она будет знать о вас все, но она не в силах влиять на ваш выбор, - оборотень посмотрел на меня.

Сейчас блеск его медовых глаз пугал меня.

- Не будь собой. Не поступай так, как поступила бы в обычной жизни. Не поддавайся ей, - в голосе его зазвучала ярость, - я не могу гарантировать, что ты будешь помнить этот разговор, но я верю, что ты справишься. Обязательно справишься!

После нескольких минут тишины, по помещению разнесся звук хлопков. Маленькая девочка размеренно и лениво хлопала в маленькие ладошки, меланхолично глядя на волка.

- Браво, Эдиан, теперь я вижу, что ты переживаешь за них, – на последних словах, лицо девочки озарила жадная улыбка, - ведь раньше ты никогда не переживал за смертных, попавших к нам, ведь так? – волк зарычал.

- Заткнись… - девочка глухо посмеялась. Она сделала пару шагов в мою сторону и протянула мне руку.

- Пойдем же, Мари, я покажу тебе, кто он.

Думала я не долго, и под отчаянные крики моего волка протянула демону свою ладонь. Меня поглотила тьма.

***

Мы оказались в темной пустой комнате, с серыми каменными стенами.

-Я покажу тебе, кто он, Мари. Ты все прочувствуешь на себе! - девочка стояла рядом.

На меня вдруг нахлынуло странное чувство, от которого стало трудно дышать. Я опустилась на колени.

Это была жажда.

Неимоверная жажда чужой крови. Я явно грезила чужой плотью, желая впиться в чье-то, еще живое, податливое тело.

- Он – мой слуга. Он карал людей, Мари. Карал много, и скажу тебе, с удовольствием.

Девочка зажмурилась, втягивая ноздрями сырой воздух. Лицо ее расплылось в блаженной улыбке.

- Ты чувствуешь это?

Я закрыла глаза, пытаясь вернуть себя, но этот запах сводил меня с ума. Этот сладковато – железный аромат заставил мое тело изогнуться, в предвкушении. Я опустила голову, и увидела маленькое тело рыжеволосой девчушки, появившейся прямо у моих колен. Она плакала, с отчаянной надеждой глядя на меня. Живот ее был разодран, и оттуда плыла темная густая кровь. Я чувствовала, как в висках застучал пульс. Мой рот наполнился слюной. Все вокруг, словно исчезло, не существовало. Существовала я, рыжеволосое дитя и этот, ни с чем несравнимый, тяжелый, запах - запах ее молодой, не спекшейся крови.

- Да, Мари, именно это он всегда чувствовал. Он каждый раз закрывал глаза и с упоением втягивал этот пропитанный смертью воздух. Это дарило ему эйфорию, восторг.

Сдерживаться было все труднее. Мне грезилось, словно наяву, как мои зубы тонут в сладкой плоти, как я впиваюсь в это нежное тело, разрываю кожу, мясо, сухожилия. Как глотаю эту теплую алую жидкость, как течет она по моему горлу, попадая в желудок. Как стекают струйки по подбородку, капая на серый блестящий пол. Я стираю ее ладонью, жадно облизываясь…

- Люди многогранны, Мари, они все очень разные, но в одном они схожи, - девочка подошла ко мне и опустилась на карачки, приблизившись к моему лицу, - они все не хотят умирать, – прошептала она. Огромный серый волк отделился от стены и кинулся на рыжеволосую малышку. Он разрывал ее на куски, не обращая внимания на жалобные крики.

Все вокруг потемнело

Мы снова очутились в подземелье. Я жадно глотала спертый воздух, пытаясь прийти в себя.

- Мари… - голос волка казался обреченным. Я посмотрела на него и отрицательно помотала головой, стараясь сдерживать, вставшие в горле, слезы.

- Нет …- после всего увиденного, я не могла его принять.

Не желая смотреть в его глаза, я опустила голову. Оборотень все понял. Девочка весело захлопала в ладоши.

- Видишь, Эдиан, стоит людям узнать твою сущность, и они сразу отрекаются от тебя. Что ж, не будем тянуть господа, это повод начать игру!

Девочка звонко засмеялась.

После того, как она хлопнула в маленькие ладошки, мир для меня погас.

***

Эпизод 2. Расплата.

Мирк.

Оборотень шел по темному коридору. Не было видно почти ничего. «И как я сюда попал?»- пронеслась мысль у него в голове.

После пяти минут плутания по темным коридорам подземелья, он, наконец, увидел дверь. Сквозь многочисленные щелки пробивался яркий дневной свет. Он повернул медную ручку, и солнце больно ударило по глазам.

Послышался шум толпы, возбужденные визги женщин, радостные вскрики мужчин.

- И кто здесь у нас?! – громко прозвучал голос оратора, - это Мирк! Могучий оборотень – медведь! Этот воин всегда сражался только в авангарде, он ничего не боится, и никто его не остановит на пути к славе, поприветствуйте бойца! - оборотень не видел говорившего, но его покоробило от неприятного, пафосно – приторного голоса.

Публика вновь завелась, заливаясь восторженным криком. Глаза привыкли к свету, и могучий оборотень смог разглядеть боевую арену. Голос из неоткуда продолжил комментировать происходящее:

- На другой стороне мы видим могучего Макса, который пришел, чтобы заработать немного денег для своей семьи. Он никогда не проигрывал, и знаете, меня терзают сомнения, справится ли наш отважный оборотень против такого соперника.

Мирк оскалился, разгневано сплюнув.

- Да я этого задохлика в лепешку размажу. - толпа засмеялась, поддерживая медведя, но что-то его угнетало. Какое-то сомнение закрадывалось в его душе.

- Итак, начнем!!!

Медведь поднял тяжелый топор и кинулся на противника. Воин отскочил. Мирк не медлил и ударил пудовым кулаком соперника в развороте. Макс скорчился, взявшись за живот. Медведь довольно оскалился. Взгляд его упал на маленькую черноволосую девочку, сидевшую в первых рядах.

- Ты же сможешь убить его? Или ты не такой сильный?

Медведь зарычал.

- Вы даже не представляете, насколько я силен. Никто из вас не представляет!

Оборотень играл на публику, явно красуясь. Сомнения оставили его. Он вновь взялся за топор и с размаху ударил туда, где корчился воин, но человек оказался ловчее. Пока тяжелое железо обрисовывало круг над головой оборотня, противник сделал кувырок в сторону Мирка. Сталь клинков сверкнула на солнце, разрезая жесткую плоть. Медведь взревел. Он снова бросился на противника, но воин увернулся.

С каждым ударом, человек, словно, становился сильнее. Мечи его казались острее, а движения – легче. И вот, наконец, наступил момент истины. Оборотень окончательно выдохся. Он стоял на коленях на пропитанном кровью песке, жадно хватая воздух. Трибуны затихли. Девочка подошла к оборотню и положила маленькую ладонь на окровавленную щеку,

-Ты не так силен. Мы разочарованы.

Ноздри оборотня расширились, хватая воздух, в глазах заискрилась ярость. Он, превозмогая боль, поднялся, занеся топор для атаки.

Стальной клинок воина нанес один точный удар. Голова оборотня полетела в темноту…


Тщеславие - виновен.

*****

Виктория.


Виктория шла по темному, узкому коридору, недоверчиво осматриваясь. Наконец, впереди, она увидела дверь. Подойдя, она без колебаний повернула холодную ручку и зашла в залитую солнечным светом комнату. Она удовлетворенно вздохнула.
- Ну, вот я и дома.
Девушка прошла и села в удобное кресло, возле, заваленного бумагами, письменного стола. На полу лежал мягкий ковер Авлаарской работы. Возле стен стояли шкафы с книгами, но главной достопримечательностью этой комнаты, было большое окно, почти в пол стены, с прекрасным видом на озеро. Откинувшись на спинку, она увлеченно смотрела вдаль. Далеко за холмы спускался большой солнечный диск, заливая все вокруг красноватым светом.

В дверь постучались.

- Войдите, – властно произнесла она.

В комнату вошла бледная черноволосая девушка в черном длинном платье, с бумагами в руках. Наместница презрительно поморщилась.

- Вообще-то, уже вечер, завтра днем заходи.
- Но, госпожа, поймали того преступника, который жестоко обращался с сиротами в приюте Черногория. - Виктория с интересом посмотрела на девушку.
- Зайди, - молодая особа закрыла дверь и, подойдя к столу, взяла в руки перо.
- Что прикажете с ним сделать, мадам?- хозяйка положила ногу на ногу и мечтательно уставилась на потолок. Предвкушение будоражило в ней страсть.
- Отведите его вниз к Рейку, сначала, пусть он вырвет ему ногти щипцами, и пусть не торопится. Все должно происходить медленно. Затем можно раздавить суставы пальцев тисками, и пусть не забудет про новое кресло пыток, надо его опробовать…- девушка говорила с наслаждением, время от времени облизывая губы, и натягивая жадную улыбку. Было видно, что ей это нравится -… ну, а напоследок, я думаю, можно посадить его на кол.

- Это все? – монотонно спросила девушка, хозяйка задумалась.
- Пожалуй, да, – разочаровано ответила она.
- Доброй ночи, мадам, – черноволосая прислуга вышла, но как только дверь закрылась, наместница потеряла сознание.
Очнулась она в сыром, холодном подвале. На столе стояла одна свеча. Виктория была привязана к стулу. Она попыталась выбраться, но, вдруг, увидела приближающегося к ней амбала, Рейка - мучителя, в запачканном кровью фартуке. В руках у него были щипцы для вырывания ногтей…


Жестокость - виновна.

****

Элла.

Дриада шла по плохо освещенному залу. Стены были темного цвета, помещение казалось очень большим. В нем не было ничего. Только зеркала. Их было множество. Все были одинаково большими, около двух метров в высоту, окаймленные красивыми позолоченными рамами.

Элла медленно шла, рассматривая их. В середине комнаты она увидела зеркало, намного больше остальных. Рама его была украшена множеством резных фигур и инкрустирована большим количеством хризопразов, разных форм и размеров. Дымчато-зеленые камни пленили ее взгляд.


- Нравится? - рядом с собой дриада увидела маленькую девочку в старинном платье.

- Нравится! – тихо ответила Элла. Малышка улыбнулась. Она подошла ближе и заглянула в отражение.

- Ты такая красивая. Нежная кожа... Только посмотри на себя - Элла смотрела в зеркало. Внутри нее что-то трепетало леденящим душу чувством, но в глазах дриады стоял интерес. Она внимательно разглядывала в зеркало свое лицо, что - то казалось ей другим. Она поднесла руку к холодному стеклу, и хотела потрогать свое отражение, но от пальцев отбежала рябь, как от глади воды. Девушка отшатнулась.
- Что такое, Элла? - сказало вдруг ее отражение. В душе зародился ужас.
- Нет, убирайся!
- Элла, ты ведешь себя, как ребенок! Я говорила тебе, присматривать за родителями, пока я на задании. Что ты натворила, Элла? - отражение смотрело на девушку с ненавистью.
- Уйди, убирайся! - дриада перешла на крик.

Элла толкнула зеркало, и большое помещение заполнил звон стекла. Она побежала, но зал не кончался, зеркала с ее отражением были повсюду. С разных сторон доносились голоса:

- Что ты сделала? Элла? Что ты натворила?

Дриадой овладел ужас. Она развернулась и окинула взглядом говорящие тени.
- Заткнись!!! - она закрыла уши и зажмурилась, но голоса не замолкали, эхом заполняя зал.

Наконец, все затихло. Дриада постояла еще некоторое время, не в силах опомниться. Страх и ярость заставляли ее нутро трястись. Нахлынувшие эмоции доставляли почти осязаемую боль, но она попыталась прогнать видения. Элла открыла глаза.

Мягкий свет заливал небольшую уютную комнату. Бревенчатые стены впитывали солнце, источая приятный древесный запах. Она увидела свою кровать, тумбочку из грушевого бруса, которую отец вырезал сам. Приятное ощущение счастья наполнило ее сердце.

- Я дома, – слезы радости навернулись на ее глаза. Повернув голову, она увидела кровать сестры. Элла поморщилась.

- Пап, почему ты не убрал кровать Эноры до сих пор? – крикнула дриада, но ответа не последовало. Она вздохнула и вышла из комнаты. Спустившись по ступенькам на первый этаж, она попала в просторную гостиную. На плетеном из лозы диване, покрытом мягким вязаным пледом, сидел старый оборотень. Элла услышала всхлипы.

- Отец, что случилось? – девушка быстро подскочила к престарелому оборотню. Старик поднял на нее заплаканные глаза.

-Энора… - он осекся, но вскоре продолжил, печально глядя на дочь – Ее осудили. Ее должны казнить.

Оборотень был убит горем, но девушку эта новость не расстроила.

- Ее судят? – Элла опустила взгляд, переваривая все сказанное. Глаза ее загорелись радостью. Она старалась скрывать свои эмоции, но они так и норовили вырваться наружу. Дриада засуетилась.

– Отец. Не плачь, все будет хорошо, – девушка подскочила к оборотню и схватила его за руки, - я здесь. Ты должен понять, Энора всегда была такой. Она всегда была жестока. Этого стоило ожидать. Но я тебя не подведу! Я буду стараться, чтобы ты никогда не плакал, папа.

Взгляд отца был отрешенным. Он медленно поднялся, заглядывая в глаза дочери. Минуту тишины нарушил звонкий звук пощечины. Девушка пошатнулась, но удержалась на ногах. Она с изумлением посмотрела на отца.

В ее памяти всплыли тени воспоминаний. Все это уже происходило с ней, когда-то…

- Как смеешь ты так говорить о своей сестре? Как смеешь ты радоваться ее горю? Радоваться тому, что ее жизнь разрушена? Как смеешь ты говорить такие слова, глядя мне в глаза? – ярость все больше захлестывала престарелого оборотня, – ты всегда ненавидела ее. Мы пытались растить вас в мире, мы любили вас, а ты…

Оборотень, вдруг, вытянулся, резко заглотив воздух. Глаза его преобразило удивление. Взгляд Эллы был пустым. Она воткнула длинный тонкий стилет, вызванный магией, оборотню под ребра. Девушка пододвинулась чуть ближе, вгоняя холодную сталь, еще глубже. Старик схватился за рану, из которой уже сочилась наружу теплая кровь, и медленно обмяк.

Элла повалила оборотня на пол. Металл снова и снова впивался в теплую, еще живую плоть, издавая хлюпающие звуки. Девушка кричала. От ярости, от отчаянья.

По щеке ее прокатилась слеза. Нет, это не была слеза сожаления или страха. Это была слеза ненависти.

Дриада стояла над остывающим телом, захлебываясь яростью, бушевавшей внутри.

- Он даже не успел понять… - маленькая черноволосая девочка стояла позади, цинично глядя на труп пожилого оборотня. Через мгновение, они вновь оказались в пустом темном зале, полном зеркал. Эллу затрясло.

- Можно ли меня винить? – дриада кричала, не жалея голоса, истерика, наконец, вырвалась наружу, дав волю чувствам, – кто вы такие, чтобы судить меня? Что вы за судьи? - девушка зажмурилась, упав на колени. Стон вырвался из ее уст. Слезы душили ее, вырываясь наружу монотонным рыданием. Голос ее стал тише и глуше, и был похож на шепот. Она отрешенно смотрела в пустоту, - я хотела, чтобы они гордились мной, хвалили так, как хвалили ее. Я не виновата, что не была одаренным ребенком. Не виновата, вы слышите меня? – соленые слезы катились по лицу, попадая в рот. Девушка всхлипывала, – я не хотела этого, мне пришлось…

- Конечно, не хотела, – маленькая девочка погладила дриаду по голове, – но ты убила их, – мило улыбнувшись, монотонно заключила она.

Элли застонала.

- Она опозорила нашу семью, а что сделали они? Они гордились ей. Ей, не мной. Я так много делала, чтобы они гордились мной… Но они предали меня. У меня не было выбора…

Девушка зажмурилась. Жалобный стон снова вырвался наружу, больше напоминая скулеж. Когда девушка открыла глаза, она снова увидела ту гостиную, но, на пороге просторной комнаты, она увидела обезображенное тело матери.

- Она не вовремя вернулась, ведь так? – девочка стояла позади убитой горем Эллы, смакуя момент, – ты, ведь, по-настоящему любила ее, но, в этот момент, ты увидела презрение в ее глазах…

- Замолчи! – дриада схватилась за голову, пытаясь закрыть уши, но ее мысли оказались громче слов демонессы.

- Ты убила свою мать быстро и хладнокровно, не смогла простить. Не смогла понять… - девочка говорила монотонно. Элла кричала. От боли, от безысходности. От злости.

– Я не виновата!

Девушка с яростью смахнула завал с журнального столика, стоящего рядом с ней. До ее слуха донесся звон стекла. Она приоткрыла заплаканные глаза и увидела маленькие осколки зеркала.

Элла, неуверенно, взяла самый большой осколок, и дрожащей рукой поднесла острое стекло к своему запястью.

- Кровь – вода, – меланхолично произнесла Густа на ухо дриаде. Осколок сверкнул на солнце. На пол упали алые капли.

Девушка всхлипнула пару раз, и нанесла еще порез, затем еще. После, она бросила осколок, наблюдая за зияющими ранами, которые вдруг приобрели странный, зеленоватый оттенок.

Дыхание девушки участилось. Мышцы на руках напряглись, и она закричала.

- Ты думала, что в смерти есть освобождение? – казалось, демонесса стала выше. Осанка ее стала более статной, лицо вытянулось. Дриада свернулась калачиком у ее ног, – ты ошиблась, – Густа натянула хищную улыбку.

Элла собрала все силы и бросилась к выходу. Выйдя на оживленную улицу, она попыталась позвать на помощь, но ее никто не слышал. Она поплелась в гущу толпы.

- Помогите! Прошу вас! - жители северной столицы толкались и суетились, торопясь по своим делам, но никто не обращал на дриаду ни малейшего внимания. Она упала на колени.

- Прошу!.. - яд пронизывал ее тело. Она чувствовала, как горят ее вены под кожей, чувствовала каждую, даже самую крохотную ниточку, несущую кровь по ее жилам. Словно сотни маленьких змей извивались под ее тонкой кожей. Она повалилась на бок, истошно закричав. Мышцы сводило, выворачивая конечности в неестественное положение.

- Спасите меня… - слезы все еще текли, вызываемые невыносимой болью.

- Люди не слышит тебя, – девочка сидела рядом, безразлично наблюдая за происходящим, – так же, как и ты не слышала своего отца, не желая понять его чувств, - горожане суетливо сновали туда-сюда, – они будут так же безразличны, как и ты была глуха в тот момент, когда была нужна своей семье. Ты проиграла.

Дриада закричала, от очередного приступа боли. На лице девочки появилась жестокая улыбка.



Зависть - виновна.





****

Рони.

Лучник шел по темному коридору, нервно вдыхая сырой затхлый запах подземелья. Пытаясь перебороть волнение, он тихо напевал под нос любимую песню, которую когда – то услышал от бродячего барда в таверне Ортавы.

- Велики подвиги, но сути

Победа не меняет -

Всегда у власти вьются звери,

Народ всегда страдает.

Где-то сзади послышался шорох. Рони обернулся. Сердце его забилось быстрее. Влажная ладонь сильнее сжала рукоять лука.

- Ты боишься? – лучник молниеносно повернулся на звук, натянув затрещавшую тетиву. Перед собой, метрах в десяти, он увидел маленькую девочку с черными волосами. Со лба светловолосого юноши скатилась капля холодного пота.

- Нет, – ответил он, пытаясь казаться уверенным, непринужденно опуская оружие. Девочка улыбнулась.

- Врешь. Ты всегда боялся. Ты боялся не только чудовищ, но и людей.

- Я не боялся людей, – лучник презрительно сплюнул, – люди - звери, я просто всегда ожидал от них худшего.

- Ну, что ж, в этом ты прав, – девочка едва заметно улыбнулась, – кругом враги, и ты один. Не так ли? Именно поэтому ты предавал. Предавал не только чужих, но и близких. Ты боялся, что они причинят тебе боль. Ты всю жизнь прожил в страхе, избегая схваток, бросая товарищей на погибель, обманывая, строя интриги, подставляя, предавая, чтобы не потерять лицо, чтобы скрыть свой страх и добиваться повышений, чтобы пробиться в элиту армии короны.

- Не правда! – Рони повысил голос, грозно глядя на демона. Злость подкатывала к горлу, – я – чистильщик! Я прошел много битв, чтобы служить в столице, и я не позволю называть себя трусом! – лучник хорохорился, но Густа уже уловила дрожь в его голосе.

- Что ж, хорошо. Тогда ты легко пройдешь мое испытание и победишь. Ты убьешь кровавого монстра! – Густа пристально смотрела в глаза юноше, нагоняя жути.

- Кого? – неуверенно спросил Рони. Девочка лишь указала пальцем за спину лучника.

Бывший чистильщик, неуверенно, повернулся. В темноте он увидел два сверкающих огня звериных глаз, на уровне колен. Утробное рычание, постепенно, заполняло помещение. Рефлексы сработали быстрее разума. Тетива затрещала, и в темноту полетели стрелы. Огни пропали.

- Ты убил его? – девочка, по-прежнему, стояла позади лучника. Рони не мог убедиться, что зверь мертв. Страх нарастал. Густа, словно читая его мысли, монотонно продолжила:

- Что может быть страшнее, чем обнаружить огромного паука в своем доме?

Не успел Рони и глазом моргнуть, как демонесса пропала. Эхом разносился леденящий душу смех маленького демона. Лучник, неуверенно, попятился назад, пока его ноги не встретили булыжник, и он не полетел на сырую землю. Оправившись от удара, он поднял взгляд и увидел гору смердящих трупов прямо перед собой, на которой сидела девочка, с неестественно широкой улыбкой.

- Что может быть страшнее, чем обнаружить огромного паука в своем доме? – Повторила она голосом, которого не существует в природе. Громким, пронзительным звуком не этого мира. Глаза демона горели. Она медленно начала приближаться, шипя и извиваясь, не переставая смотреть на лучника. Затем, она резко появилась возле самого его лица, брызнув сгустками запекшейся крови из широкой пасти – потерять его из виду, – хрипя, воскликнула она.

Хищная улыбка малышки превратилась в оскал. Утробное рычание вновь заполнило помещение. Рони бросился прочь.

Он бежал, не оглядываясь, лишь слыша позади угрожающую поступь шагов. Лабиринты подземелья ветвились, но, куда бы он ни свернул, зверь шел за ним. Рони скинул стрелы, затем лук, чтобы ускориться, но это ему не помогало. Чем больше он чувствовал страх, тем ближе был шорох звериных лап. Его охватила паника.

Силы покидали его. Вбежав в большой зал, он рухнул на пол, зацепившись ногой о корягу. Он понимал, что это конец. Подняться сил уже не было.

-Эдгор, нет… Прошу тебя… - он невнятно лопотал, переводя сбивчивое, прерывистое дыхание. В темноте появились очертания четвероногого зверя, два метра в высоту.

Дыхание лучника стало учащенным, он судорожно забил руками, ломая ногти о жесткую землю, пытаясь отползти, но челюсти монстра оказались быстрее. Желтые клыки вонзились в мягкую плоть, разрывая ее. Крик ужаса и боли наполнили пустое помещение.

Трусость – виновен.

*****

Мари.

Алое зарево пожаров накрыло лес. В воздухе перемешались сотни запахов: дерева, горящей плоти, запах крови. Пахло смертью.

Едкий дым окутал немногочисленные улочки, отчего не было видно почти ничего. Лишь слегка просматривались силуэты бьющихся людей. Я видела, как капитан Вильям, приняв образ огромного волка, с остервенением разрывает молодого парня с топором, буквально, пополам. На землю летят ошметки того, что когда-то было живым человеком. Шерсть на загривке зверя вздыбилась, глаза его горели, а мышцы были напряжены. Он превратился в чудовище, чувствуя чужую кровь. Сзади нападает другой парнишка, но Эни ловко подскакивает и пронзает его мечом насквозь. Силуэт выгибается от боли, и, словно мешок, валится на землю. Все это происходит невероятно быстро, в одно мгновение.

Я шла медленно, печально озираясь.

- Тебе знакома эта деревня, не так ли? – девочка шла рядом. На фоне огненного зарева я обратила внимание, насколько ее кожа бледна и безжизненна.

- Да, – немногословно ответила я.

- Это - то самое кровавое побоище, из-за которого вас осудили. Это просто мираж, воспоминание. Из-за этого кровопролития ты попала в земли проклятых. Достаточно изощренный вид казни в мире людей - посылать живых в мир мертвых, – девочка усмехнулась, затем обвела горящую деревню холодным взглядом, - вы убивали здесь всех, без разбора, мужчин, стариков, вы жгли женщин и детей…

- Мы не знали! – вскрикнула я, перебив маленького демона. Горло сковало жгучее, душащее чувство - то ли от горечи воспоминаний, то ли от едкого запаха паленой плоти, – мы ошиблись… - чуть тише продолжила я, и крупная слеза прокатилась по покрытой пеплом щеке.

Передо мной возникла волшебница с длинными серебряными волосами. Лицо и, некогда красивая, легкая кольчуга драконьей вязи, забрызгана кровью.

С ужасом я узнаю в этой женщине себя.

Я вижу, как толпа выбегает из горящей хижины, пытаясь скрыться в гуще дыма, который и так изрядно мешал разглядеть противника. Скрестив руки и прошептав заклинание, женщина поливает их едким огнем.

Они кричат. Громко, истошно, но вскоре падают на землю. Они пытаются сорвать с себя одежду, но огонь уже въелся в кожу. Запах горелой плоти усилился, сдавливая мою грудь тяжелым грузом. Если есть ад на земле, то это он, и мы в его эпицентре. Мы создали его.

Помню этот момент, как сейчас. Тогда, я почувствовала движение сзади и, прикинув траекторию удара противника, сдвинула корпус. Клинок прошел в нескольких сантиметрах от меня. В развороте, в руках моих зазвенели ледяные клинки. На лице человека позади появилось удивленное выражение. Живот его быстро багровел длинными полосками, затем разверзся, роняя на землю свое содержимое. Человек упал.

Следующий разлетелся на части от молнии. Брызги попали мне на лицо.

Я не знала, сколько это продолжалось. Время потеряло свой счет. Оно было нам не нужно. Не важно. Важны были мы и сотни жизней, что прервутся сегодня здесь. Навсегда.

Девочка взяла меня за руку, не переставая смотреть на кровавое зрелище.

- Вы всю свою жизнь служили короне. Служили исправно. Убийцы ли вы, или спасители? Можно ли знать это? Если вы – добродетели, как могли допустить свершиться этому? Как могли вы вмиг обратиться в зверей, упиваясь чужой кровью? Даря боль и страдания сотням?

В душе моей, словно, что-то сломалось. Тело мое сковал неприятный холод, и пустота охватила мое нутро. Я не шевелилась, меланхолично глядя на свои деяния со стороны.

- Но, что есть сотня, в сравнении с тысячами спасенных нами людей? И можно ли хорошо делать свое дело, испытывая угрызения совести? – равнодушно ответила я. Девочка улыбнулась.

- Нет. Нельзя. Именно поэтому, вы превратились в зверей. Превращались каждый раз, когда от вас это требовалось, чтобы потом, сотни и тысячи других людей могли жить в мире и гармонии. Но, на самом деле, если заглянуть в ваши души, вам было это неважно. Плевать вы хотели на мир и гармонию, вы просто делали свое дело, пытаясь унять потом свою совесть, и со временем, привыкали обращаться во зло.

Я молчала. Возможно, она права. Возможно, нам просто было так удобно.

- Но я привела тебя сюда, не для угрызений совести, Мари. У меня есть предложение.

Предложение? Что может она предложить мне? У меня было все: слава, богатство. Я была фаворитом во дворце, меня любили и уважали за мои подвиги. Каждая собака в королевстве знала мое имя. И после такого головокружительного триумфа, я была смешана с грязью. Из-за ошибки, которую мы совершили. Я стала презренна, ненавистна, проклята. Что может она предложить мне, после всего этого?

- Я предложу очистить твое светлое имя, – словно прочитав мои мысли, шепнула демонесса.

Ее слова меня заинтересовали. Я инстинктивно перевела на нее взгляд, сжав ее маленькую ладонь. Это возможно? Неужели, еще можно все вернуть?

- К сожалению, я не могу предотвратить случившегося, это не в моих силах. Но я могу поменять фигуры на этой шахматной доске.

Она указала на меня другую, на ту, что сейчас топила деревню в огне. Тело окровавленной волшебницы пустило рябь, и вот, на ее месте возникла Виктория, поливающая огнем стонущую деревню.

- Она всегда любила жестокость. В ее краях любой проступок сурово карался. Она любила боль и страдания других, и она вполне заслужила занять место врага народа. Я перепишу историю. Не тебя назначили в этот поход, а ее, а ты в это самое время займешь ее место. В итоге, убийца получит по заслугам, а тебя ждет славная и богатая жизнь. Ты ведь заслуживаешь ее! Все вернется на круги своя, как тебе такое предложение, Мари?

Я молчала, глядя на бесчинствующую девушку с пирсингом в носу. Правильно ли это? Одна часть меня кричала: «Давай, соглашайся, чего же ты ждешь?!». Другая, напористо, вторила: «Так нельзя. Не вздумай! Беги!..».

Казалось, время стало осязаемым, тягучим, мучительным. Девочка с нетерпением ждала моего решения, пристально глядя мне в глаза, а я не могла дать ответа.

Конечно же, я желала вернуть все. Желала былой славы и богатства, желала очистить свое имя, но не такой ценой. Не подлостью. Судить Викторию? В праве ли я судить кого-то? В праве ли карать кого-то за их грехи?

Противоречия в моей душе бушевали. Даже если я вернусь в мир живых, смогу ли я быть прежней?

- Нет, – уверенно ответила я. Лицо маленького демона исказилось.

- Ты можешь все вернуть. Ты можешь избежать все ужасы, что тебе пришлось пережить, неужели, ты не хочешь этого?

- Хочу, – дрожащим голосом ответила я и посмотрела девочке в глаза, – но не такой ценой. Знаешь, эта история изменила меня. Мой позор, казнь, встреча с Эдианом… – я иронично усмехнулась, - я всегда считала, что я не властна над своей судьбой, что течение жизни само несет меня, но я ошибалась. Любые, даже самые маленькие решения всегда влияли на мою жизнь, из них складывался узор моей судьбы, и вот, я оборвала эту тонкую ниточку, сделав неправильный выбор. За что и поплатилась. И больше я не хочу ошибаться. Я отвечу за свои поступки, пусть даже такой ценой.

Около минуты, мы молчали. Словно она ждала, что я передумаю, что я соглашусь на эту сделку с дьяволом, но я уже все решила. Назад я не отступлю.

-Что ж, да будет так, – разочарованно сказала демонесса и хлопнула в ладошки. Мир для меня погас.

Гордыня – невиновна.

****

Эдиан.

Большой волк сидел на краю высоченной скалы. Под ним простиралась бескрайняя пустыня, словно уходящая горизонтом прямо в небо. Казалось, что они нераздельны, что огненный диск алого заката сейчас не исчезнет, а продолжит свой путь по выжженной земле, и приплывет прямо к лапам несчастного волка. «Красивая иллюзия», - пронеслось в голове у Эдиана.

- Земля и впрямь прекрасна, – нарушила его покой черноволосая девочка, сев рядом и свесив ножки с края скалы.

- Ты задержалась.

- Ну, извини, нужно было разобраться с твоими друзьями, – Густа самодовольно улыбнулась, глядя на волка.

- Они прошли? – голос оборотня был холодным и спокойным, но девочку ему было не обмануть.

- Нет, – просто бросил маленький демон, наблюдая, как волк со злостью выпустил когти и стиснул зубы. Посмаковав момент, она продолжила.

– Мирк был сильным оборотнем. Он всегда рвался в бой, не ради победы, а чтобы показать себя, доказать всем, что он лучше них, лучше всех. Я дала ему возможность одолеть свой грех, я заставила его сразиться со своим тщеславием один на один. Он мог бы не делать этого, мог бы отказаться от боя, но он решил в очередной раз самоутвердиться, показать всем свою силу, свою мощь, и, чем яростнее он сражался, тем сильнее становился его противник.

Девочка кинула камушек вниз.

- Виктории нужно было показать, что она может проявлять сочувствие, она сама была вольна выбрать себе наказание. И, конечно же, она выбрала.

Второй камешек полетел в пропасть

- Элла всю жизнь завидовала своей сестре - близняшке, эта зависть погубила не только ее, но и всю ее семью. Я вернула ее к началу. Она помнила, что была виновна в их смерти. Ей всего лишь нужно было раскаяться, осознать свою ошибку и поступить иначе. Но, даже зная исход, она повторила свою судьбу. Теперь, она обречена на вечность мучений. И никто никогда не придет ей на помощь.

Третий камень сорвался с пальцев.

- Остался Рони. Милый рыжеволосый мальчик, который всю жизнь прожил в страхе. В своей жизни, он был полон стремлений, но был трусоват. Знаешь, сколько его соратников погибло из-за этого его качества? Он подставлял своих боевых товарищей под удар, хитря и выкручиваясь, а потом все лавры забирал себе. Он обманывал и лицемерил. Ты же знаешь, порой, даже самые незначительные наши слабости могут стать причиной разрушительных и очень печальных последствий…

- И ты натравила на него его собственный страх, – голос волка был невероятно приятным, низким и бархатистым, с легкой хрипотцой. От этого голоса, по телу демонессы прокатилась приятная дрожь. Она улыбнулась.

- Верно. Ты слишком хорошо знаешь мои игры, волк. Ты уже понял, что Рони испугался так сильно, что его страх с легкостью откусил ему голову, он полностью поглотил его, – девочка весело хихикнула, - и теперь он будет терзать его до скончания веков.

Еще один камешек – в бездну.

Знаешь, в чем основное проклятье загробного мира? – волк был раздражен, он нервно втягивал ноздрями горячий сухой воздух пустыни.

– В вечности, – небрежно бросил он демону.

- То, чего так желают смертные, настигает их, и это и есть высшая степень наказания. Убить? Нет… Разве это гуманно?

- Что с Мари? – нетерпеливо перебил ее оборотень. Девочка не торопилась отвечать, переведя свое внимание на пылающий закат. Около минуты, они напряженно молчали.

- До нее я еще не дошла, – слукавила Густа. В глазах Эдиана блеснула надежда.

- Ты не просто так пришла сначала ко мне.

- Верно, – голос демона был холодным и певучим, – я хочу предложить тебе сделку.

- Сделку с дьяволом? – оборотень обреченно усмехнулся, точно зная ее условия.

- Ты возвращаешься ко мне. Ты снова будешь служить мне. Ты станешь моим псом, будешь выполнять мои поручения так же, как и раньше. Ты не отправишься за ней на землю. Никогда! Ты навсегда останешься со мной! – Густа и сама не заметила, как перешла на крик. Стоя на ногах, она оказалась почти на одном уровне с сидящим волком. Обычно, она была лишена эмоций, но, почему–то, ее сильно задел его уход. Память о его предательстве саднила, как незаживающая рана, которую нечаянно задеваешь в повседневной жизни.

- А взамен, ты отпустишь ее? – к горлу оборотня подкатил ком. Горячий воздух обжигал его легкие. Внутри все горело, но он старался казаться равнодушным. Не получалось. Острые когти, то и дело, вырывались из лап, вонзаясь в пустынную пыль. Зубы скрипели от напора напряженной челюсти.

- Отпущу, – тихо сказала девочка – демон, с надеждой глядя на волка.

Мы сами выбираем свой путь, перед нами открывается множество дорог, и лишь одной дороги боги нам не оставили, дороги назад. И ничего нельзя исправить. Волк это понимал, и мог ли он сделать иной выбор? Имел ли он право на ошибку? Конечно же, он не будет рисковать. Демон знала об этом.

- Я согласен, – тихо ответил оборотень, не отрывая взгляда от кровавого заката. На миг ему показалось, что в пылающем диске мелькнул образ прекрасной волшебницы с серебристыми волосами. Образ, который он никогда теперь не увидит. И никогда не забудет…

Крупная слеза перевалилась через нижнее веко и быстро затерялась в серых шерстинках.

- Пойдем домой, – девочка развернулась и пошла в сторону светящегося круга. Волк опустил взгляд.

- Прости меня, Мари, я проиграл, – тихо прохрипел он.

Эдиан поднялся, последний раз посмотрел на закат и поплелся за маленьким демоном, унося свою боль в темноту телепорта.

Эпилог.

- Мари, ты очнулась! Мы так рады! – Эн заключила меня в свои объятья, отчего дико заболело где-то в груди. Я застонала. – Ой, прости!

Она отпустила меня, нервно затрепыхавшись. Как всегда, беспокойная и немного сумасшедшая.

- Эни, не трогай ее, ты видишь, она еле выкарабкалась, ей нужно спокойствие! – голос Роба раздался издалека.

- Где я? – прохрипела я, не узнав своего голоса. Высокие своды потолка были светлыми, пахло травами и спиртом. Кровать была мягкой и приятной.

- Мы так испугались. Ты не помнишь? Мы нашли деревню мятежников! Их гнездо! Мы убили! Убили их всех! Больше они никому не навредят!

- И все благодаря нам! – благородный бас капитана послышался рядом. Я не видела, как подошел Вильям. Тело было тяжелым и непослушным, и, чтобы увидеть оборотня, мне пришлось аккуратно повернуть голову.

- Капитан. Не могу встать в твоем присутствии, ты уж прости.

- Ничего, как поправишься, сорок отжиманий! Не меньше! – черноволосый оборотень улыбнулся.

- Так, значит, мы подавили мятеж? – неуверенно, переспросила я.

- Да, теперь, мы - герои! – самодовольно протянула веселая дриада.

«Я не могу предотвратить случившегося, это не в моих силах. Но я могу поменять фигуры на этой шахматной доске» - пронесся, вдруг, у меня в голове чей–то голос, словно призрачное воспоминание, но, чей это голос?..

****

Демоны никогда не проигрывают. Девочка знала, что когда-нибудь, Мари снова вернется в ее владения. Нужно было просто подождать. Густа заполучила жизнь волка, но и ее она получит однозначно.

Своей жертвой, волк ничего не исправил, а лишь отсрочил. Такова она – сделка с дьяволом. И так будет всегда! 

Другие работы:
+2
1220
20:57
не в силах сдерживать свой восторг
из под дефис
я, остановилась у самого телепорта зачем зпт?
я все крепче прижимала к своей груди широкую шею оборотня.
Его теплые губы прижались к моим, отчего приятно заныло где-то внизу живота.
Его пристальный взгляд медовых глаз гипнотизировал.
егозмы
на землю Землю
моизмы
своизмы
опять оборотни, опять элитные войска, опять демонессы
ударил пудовым кулаком соперника в развороте это как?
какая банальная чушь
Оценки читательской аудитории бестселлера “Некрономикон изд. 2. Дополненное”

Трэш – 1
Угар – 2
Юмор – 0
Внезапные повороты – 1
Ересь – 3
Тлен – 1
Безысходность – 1
Розовые сопли – 4
Информативность – 1
Фантастичность – 0
Коты – 0 шт
Оборотни – 2 шт
Соотношение потенциальных/реализованных оргий – 1/0
Прототип демона-оборотня – волк из “Ну, погоди!”

Это фиаско женщина, полное фиаско. Сразу видно, что ты ни разу не была в загробном мире и с демонами не общалась. Там другое всё. Я, правда и сам ни разу не был в аду, но друзей оттуда хватает. Мне передали, что Вельзевул так смеялся над твоим рассказом, что чуть не помер. А всё потому, что сценарий у тебя чисто голливудский, красивая картинка без смысла и без интеллектуальной нагрузки. Вот несколько примеров.

Всего их было шесть.
Камера Эдиана находилась напротив. В других темницах я разглядела миловидного паренька с рыжими волосами, чуть дальше -оборотня в личине медведя. За камерой Эдиана, взволнованно ощупывала стену темноволосая девушка с пирсингом в носу, пытаясь что-то найти, а за ее камерой металась русоволосая дриада, что-то нелепо бубня себе под нос.


Нет никакого смысла собирать вместе этих персонажей, потому что кроме этой встречи они никак взаимодействовать друг с другом не будут. Нет никакого смысла вообще им что-то объяснять. По тексту после смерти грешникам даётся шанс выиграть у дьявола и попасть либо обратно на землю, либо в рай. Это интересная идея. Но какой смысл им объяснять правила игры, если они после начала игры даже не будут помнить, что умерли.

На самом деле всё делается так: Человек умирает и оказывается в какой-то обычной ситуации. Поступает как всегда – значит неисправим, идёт в ад. Переступает через себя – не всё потеряно, идёт в рай. Да, шансы выиграть у него, как в Русское Лото миллиард, но они есть.

— Нет. Перед казнью осужденные проходят жрецов, которые кидают кости, определяя, каким способом человек должен быть умерщвлен. И, за всю историю земель Эдгора, было всего два, а точнее три… — я осеклась, и, после нескольких секунд раздумий, подняла обескураженный взгляд на своего оборотня.
— Все верно, Мари, — девочка растеклась в улыбке, — всего три человека прошли через то зеркало. ЧЕЛОВЕКА! Одна женщина, один никчемный пузатый правитель и ты. Ни один оборотень никогда не проходил через зеркало в мир проклятых, а это означает…
— Что он обитатель мертвых земель… — обреченно продолжила я.


Мари знала, что в мир проклятых прошло три человека за всё время, и больше никого. Почему она приняла Эдиана за своего? Почему она только сейчас сообразила? Вроде как тётка – живая легенда, мощная волшебница, капитан и не последний человек в королевстве. Она должна по определению быть умнее большинства людей. Даже если она не знала, кто точно прошёл в проклятый мир она же с волком бродила по нему не одну неделю, даже жахались поди. Мари должна была расспрашивать Эдиана о его жизни и о том, как он тут оказался и в какой-то момент понять, что её водят за нос. А так из текста получается, что она просто среднестатистическая баба, которая повелась на мохнатый торс.

Едкий дым окутал немногочисленные улочки, отчего не было видно почти ничего. Лишь слегка просматривались силуэты бьющихся людей. Я видела, как капитан Вильям, приняв образ огромного волка, с остервенением разрывает молодого парня с топором, буквально, пополам.

Образ волка — это однозначно волк. Кого ещё можно представить при этом словосочетании? Тут надо менять название на что-то более загадочное, типа ликан или вервольф, ибо как волк может кого-то топором разрывать, у него же лапки?

— Что с Мари? – нетерпеливо перебил ее оборотень. Девочка не торопилась отвечать, переведя свое внимание на пылающий закат. Около минуты, они напряженно молчали.
— До нее я еще не дошла, – слукавила Густа. В глазах Эдиана блеснула надежда.
— Ты не просто так пришла сначала ко мне.
— Верно, – голос демона был холодным и певучим, – я хочу предложить тебе сделку.
— Сделку с дьяволом? – оборотень обреченно усмехнулся, точно зная ее условия.


Эпизод с волком и Мари надо поменять местами, чтобы Густе не пришлось лукавить, так будет логичней. Эдиан согласился на сделку и демон специально дала волшебнице выиграть. Фишка демонов в том, что они никого не обманывают, они хитры, но подловить их на лжи нельзя. Лгут только смертные, потому что по-другому не умеют.

— Так, значит, мы подавили мятеж? – неуверенно, переспросила я.
— Да, теперь, мы — герои! – самодовольно протянула веселая дриада.
«Я не могу предотвратить случившегося, это не в моих силах. Но я могу поменять фигуры на этой шахматной доске» — пронесся, вдруг, у меня в голове чей–то голос, словно призрачное воспоминание, но, чей это голос?..


Густа обещала поменять фигуры на шахматной доске, если Мари согласится на сделку. Мари не согласилась и по правилам одна должна была просто попасть в мир живых. Всё. Нахрена демону делать такие подгоны просто так? Нет у Густы никаких для этого причин, не-ту.

Демоны никогда не проигрывают. Девочка знала, что когда-нибудь, Мари снова вернется в ее владения. Нужно было просто подождать. Густа заполучила жизнь волка, но и ее она получит однозначно.

Ну, тут у меня вообще нет приличных слов. Вот какого лешего, надо демону сидеть и ждать, пока Мари когда-то там окочурится, если Густа согласно правилам игры могла спокойно воскресить волшебницу прямо под падающим валуном, или перед летящей стрелой, или в жерле вулкана. Ведь место воскрешения не оговаривалось. Таким образом, демон играл всё время честно, получил волка назад и сразу же получил Мари обратно.

Рассказ – говно. Можно много за что минусы ставить, но я поставлю всего лишь один, за идиотский сюжет. Изучай профильную литературу, больше практикуйся в жертвоприношениях, вызывай демонов под контролем опытных сатанистов, а пока бородись.

Критика)
Загрузка...
Нидейла Нэльте №1