Светлана Ледовская №1

Десять лет без боли

Десять лет без боли
Работа №411

Пропажа обнаружилась утром, за четыре часа до боя, когда Дима уже собирался уезжать из гостиницы. Не обнаружив вещь на привычном месте, он перерыл весь гостиничный номер, под панические крики тренера о том, что они уже опаздывают и им давно пора быть на месте. Он носился из угла в угол, из туалета в комнату, в коридор, забежал даже в ресторан, где вчера ужинал. Но браслета нигде не было. В отчаянии, абсолютно бледный, он вернулся в номер и просто лег на широкую двуспальную кровать.

- Дима, ты чего? Поехали, я тебе сколько могу говорить! – Андрей Васильевич, когда-то олимпийский чемпион, а ныне грузный мужик пятидесяти лет, ходил вокруг него, вытирая с лица пот – жара стояла совсем не сибирская, - ты можешь мне объяснить, в чем дело! Что за дела? Что ты потерял?

- Андрюша, замолчи, пожалуйста, дай нормально подумать. – промычал Дима в подушку, - уйди вообще отсюда!

- У нас бой …

- У нас не будет боя, если я не найду!!! – рявкнул Дима, - так что лучше вспомни, кто вчера приходил в номер… Кто вообще…

Дима махнул рукою. Браслет он не снимал, всегда носил с собою. Гости в его номере, если таковые имелись, не смогли бы забрать его вещь. Значит, где-то потерял. Но где?

Судорожно вспоминая, когда видел браслет в последний раз, он понял, что настолько привык к этой вещи, что уже перестал замечать ее наличие либо отсутствие. Тонкий, толщиной чуть больше нитки браслет, он вполне успешно забинтовывал с рукою перед боем и почти не чувствовал в бою. Где же теперь его найти?

- Ты скажи, что потерял то? – стоял над ним Андрей Васильевич

- Браслет. – глядя в одну точку ответил ему Дима

- Который ты на тренировках снимать отказывался? Который на женский похож?

Дима кивнул

- И на кой черт он тебе? Ты где его взял вообще?

Дима никому и никогда об этом не рассказывал. Тренеру всего знать тоже не нужно было. Но именно сейчас, как никогда, в ярких цветных декорациях всплыли воспоминания об одном вечере, 10 лет назад.

2

Шел 2008 год, лето. Этим летом все горячо любили футбольную сборную за их европейские подвиги, ругали дорогой (целых 30 рублей) доллар и следили за каждой новостью, поступающей из Южной Осетии.

Дима не боялся войны, не смотрел футбол. Этим летом он закончил школу, и абсолютно не представлял, чем будет дальше заниматься. У него было лишь одно интересное занятие, которое и занимало его досуг, и приносило деньги, и вообще давало так необходимый молодому организму адреналин. Его семья не числилась в неблагополучных и состояла из двух человек – Димы и его отца, который работал на заводе, а вечером любил выпить. Он вообще часто пил после смерти жены, Диминой матери, и очень редко интересовался судьбой и успехами сына. Но и плохого ничего не делал, после зарплаты давал немного денег на одежду и карманные расходы. Еда дома тоже, в основном, была. В общем Димину привычку воровать вряд ли можно было объяснить влиянием семьи. Скорее района. Окраина, расположившаяся вокруг вечно дымящего завода, вечерами гремела и стреляла, по улицам бродили отнюдь не выпускники институтов, и молодежь равнялась совсем не на спортсменов и коммерсантов. На коммерсантов засматривались совсем по другому поводу.

В первый раз Дима украл, так сказать, за компанию. Втроем с друзьями, двумя тезками – Сашами, они сидели у подъезда и пили теплое пиво из трехлитровой пластиковой бутылки, разумеется из горла, передавая по кругу. Один из друзей заметил шатающуюся фигуру в хорошей кожаной куртке - пьяный мужчина брел вдоль их дома, опустив голову.

- Давай его «сделаем»? – спросил друг обыденным тоном, как будто ежедневно совершал грабежи.

- Давай, - почти одновременно ответили друзья, и втроем, одной шеренгой, легким бегом направились за пьяной жертвой.

Догнав мужчину, Саша ударил его в спину ногой, тот упал и подняться не пытался, слишком уж был пьян, потому Диме не пришлось его ни бить, ни держать, он просто стянул с него кожаную куртку, чувствуя, что и карманы у куртки не пусты, после чего они быстро бежали сквозь дворы, перемалывая внутри сладкий адреналин.

В куртке оказался хороший по тем временам телефон, 300 рублей наличности, неплохой кожаный кошелек, который один из Диминых друзей оставил себе, и любил при разговоре упомянуть: «да так, у одного «терпилы» отжал».

Главную в своей жизни вещь Дима украл несколько позже. К тому моменту он совсем перестал общаться с двумя Сашами, не потому что поссорился, а просто немного поменял круг общения. Дворовые друзья не интересовались ничем, кроме пива, девчонок и вечерних посиделок у подъезда, либо (зимой) в подъезде. Дима пытался общаться с людьми посерьезнее, которые ездили на черных «маркообразных» автомобилях, сидели вечерами в заведениях, куда не мог просто так зайти простой смертный с улицы.

А еще Дима зарабатывал. В тот день он был вместе с Андреем. Тот был младше на пару лет, зато маленьким и шустрым, быстро бегал, да и вообще от природы был очень находчивым. Однажды, когда Дима споткнулся на бегу и его поймал преследователь – дяденька лет 35 спортивного телосложения, Андрей кинулся к ближайшей лавочке, где сидели с полдесятка бабушек, и, резко пустив слезу, рассказал о том, как взрослый детина собрался бить ни в чем не повинного школьника. Бабушки без особого труда отогнали обидчика, тот только и успел быстро забрать у Димы похищенную у него барсетку, а вот учинить акт возмездия уже не смог.

Хотя непосредственно Андрей никогда не «работал». Вот и сейчас, приметив нужный автомобиль на парковке, Дима медленно двинулся к нему, а Андрей остался в стороне, без конца оглядываясь, что бы в случае чего выкрикнуть «Шухер». Дима шел к автомобилю, из которого только что вышел грузный мужчина в одних шортах, без сумки в руках, только вертел в руках ключи, а значит сумка или кошелек, скорее всего, остались в тонированном «Ниссане».

Из кармана Дима извлек осколок керамической свечи автомобиля, разбивающий стекло легким движением руки.

Рррраз! – заднее левое стекло разлетелось в дребезги, а вот и она - барсетка. Дима быстро схватил черную кожаную добычу и ринулся прочь с парковки, что бы пересечь улицу и – во дворы, до боли знакомые, где он скроется так, что его точно не найдут – у него были ключи от четырех подъездов, где были выходы на чердаки, так что все, что требовалось – забежать в подъезд, закрыть за собой дверь, добежать до чердака, запереть его сверху с помощью любого подручного предмета и спокойно выйти через соседний подъезд, пока жертва, кое-как попав в подъезд, прозвонив домофоны, будет пытаться открыть чердак.

Но в этот раз такие меры не потребовались. Никто не бежал, не кричал, Дима спокойно миновал дворы, в установленном месте встретился в Андреем, положил в имевшийся у него пакет похищенное, после чего они спокойным шагом двинулись на трамвай, что бы уехать домой к Диме – днем его квартира всегда была в их распоряжении.

Дома их ждало разочарование – барсетка была практически пуста. Ни тебе денег, ни телефона, только документы на машину, какие-то чеки и ненужные бумаги, банковская карта без написанного на ней пин-кода, да тоненький браслет из золота, женский. Тонкий настолько, что почти не ощущался на руке. Зато сама барсетка была вполне неплохой, потому парни приняли решение поехать и попробовать продать барсетку и браслет хоть за какие-то деньги.

3

«Барыги», несколько мужчин кавказской национальности, постоянно бродили у центрального рынка города, со всех концов города к ним ехали как воры и грабители, забравшие чужое, так и наркоманы, продающие свое или родительское добро. «Барыги» не задавали ненужных вопросов, платили неплохо, а порою и давали в долг. Дожником совсем недавно стал и Дима. С прошлой кражи он получил три тысячи рублей, добавить тысячу – и можно было купить «фирмовый» спортивный костюм, дорогой, качественный. В конце концов, не малолетка ведь какая-нибудь, не наркоман или алкаш. Ровный парень, работает по барсеткам, уделяет на «общее». Надо бы соответствовать, иметь соответствующий внешний вид. Не сегодня-завтра к себе подтянут старшие, для какого-нибудь серьезного дела, а он будет одет в свою старую куртку? Нет, нужно дать понять, что воровать он умеет и в деньгах не нуждается. В общем, занял он тысячу у Валика, старого седого азербайджанца, пообещав вернуть через пару дней. А прошло две недели.

Все это время серьезных краж совершить не удавалось, то немногое, что похищалось, тут же проедалось и пропивалось с тем же Андреем. Вот и в этот раз Дима не уверен был, что сможет отдать Валику долг, потому обходил стороной тот закуток на рынке, где Валик обычно обитал.

Барсетку взяли за 300 рублей, сказали кожа – не кожа, да и вообще потертая местами, Дима и Андрей особо не спорили. А вот браслет брать отказались, отправили к Натику в павильон, тот специализировался на ювелирной продукции. Но до павильона добраться им не удалось – Дима вдруг почувствовал на своем плече чью-то тяжелую руку.

Эмиль был не намного старше самого Димы, однако намного шире в плечах, да и в лице. Он был племянником Валика, постоянно бегал где-то рядом, выполнял мелкие поручения как своего дяди, так и других родственников, которых на рынке было бесчисленное множество. А еще он отлавливал таких, как Дима – должников. О его бойцовских способностях в определённых кругах ходили легенды.

Андрея при виде Эмильа тут же как сдуло, Дима даже не успел на него обидеться, как получил удар под дых и был отведен за павильоны, в мало-проходимое место, где никто не помешал бы учинять расправу.

- Ей, ты чё, попуталь? – голос его был высоким, почти женским, однако менее грозным от этого не был. Очутившись уже за павильонами, Дима заметил, что пришел он к тому же не один, рядом мельтешили два паренька помладше, лет шестнадцати. Один из них от души врезал Диме в висок. Для своей маленькой комплекции удар у него был очень даже неплохой.

- Бабки гьде, ты? Ты попуталь??

- Да успокойся, Эмиль… - ответил Дима потирая висок, - ты че руки то распускаешь?

- А че ты?

- Да ничего, всякое бывает, с «лавэ» проблемы

- Да мне на твои проблемы… Бабки давай!

- Бабок нет. Вот хотел Валику браслет загнать, в счет долга… - и потянулся в карман.

- Кого ты лечишь, ты даже не ту стороню шёль! – разъярился Эмиль

Дима сунул руку в карман, коснулся браслета и вдруг почувствовал от металла странное тепло, не очень сильное, но в то же время приятное, успокаивающее. И ещё он вдруг четко осознал, что Эмиль сейчас ударит его левым кулаком в челюсть. Именно левым и именно в челюсть. Это не было видением, картинкой, дежа вю, он просто это знал. Потому сделал шаг назад, и огромный кулак громилы рассек воздух.

- Э, ты попуталь!!! – повторил Эмиль, а Дима уже знал, что сейчас тот попытается ударить его в живот ногой, потому резко отставил одну ногу назад, повернувшись боком. Эмиль, вложивший в удар всю свою массу, потерял равновесие после холостого удара, и тогда Дима решился.

При знакомстве с девчонками он нет-нет да упоминал, что 5 лет занимался боксом. Уточнять, что было это в период с 8 до 13 лет, было незачем. Дима нечасто дрался, хотя иногда и приходилось, и он никогда не считал себя хорошим бойцом, так, мог постоять за себя, и кое-какие навыки от занятий боксом все таки остались, например, неплохой хук справа.

Именно этим хуком он и свалил на землю опешившего Эмиля, а когда один из молодых выпрыгнул и тоже попытался ударить, Дима, прекрасно зная траекторию его удара, встретил его своим кулаком, отправив в нокаут. Поднялся Эмиль, снова замахнулся для мощного удара, но Диме достаточно было нырнуть под правую руку и ответить точно таким же ударом, какой хотел нанести ему нападавший, а когда Эмиль упал, просто стал запинывать его ногами. Все это время в руках он сжимал золотой браслет.

Третий нападавший к тому времени уже убежал. Видимо, за помощью.

Полупив лежащего врага еще с пол минуты, Дима ударился в бега, вилял между павильонов и торговых палаток, и ликовал внутри себя – какой же он, оказывается, боец!

4.

Следующие несколько дней он не покидал пределов родного района, опасаясь неминуемой мести со стороны Валика и его многочисленных родственников. На четвертый день он понял, что опасался не зря – подходя к своему дому поздно вечером, он увидел припаркованную «девятку», рядом с которой курил один из родственников Валика. Имени его Дима не знал, но в лицо точно помнил – не раз встречал на рынке. Домой в тот вечер Дима так и не пошел, а направился прямиком в кафе «Хайям», где нашел старого знакомого – Шамиля.

Шамиль был ровесником Димы, до девятого класса учился вместе с ним, а потом перешел в какой-то колледж, который, насколько было известно Диме, так и не закончил. Все это время они сохраняли довольно близкие отношения, Шамиль уважал Диму за то, что тот «крадун», Дима уважал Шамиля, за то, что чеченец, и имеет много влиятельных родственников. Вот и сейчас Дима пришел к знакомому именно по этому поводу

- Да, братан, достали эти Валиковские, Натиковские… - Шамиль сидел за барной стойкой, пил сок – он не употреблял алкоголь и не курил. Кафе, разумеется, принадлежало его родственнику.

- Братан, я поговорю конечно со своими… Но у нас тут и так недавно был конфликт… Не знаю, станут ли связываться, только все притихло. Ты знаешь че… Помнишь Антона Горского? Ну, который с Подольскими работает… Вот у него «рамс» был с ними не так давно, зубы на них точит. Сходи… Хотя нет, погнали вместе сгоняем к нему, потрещим.

Антон Горский сначала совершенно не понял, почему должен заступаться за малознакомого паренька, но услышав, что Дима в одиночку положил Эмиля и еще двоих (хотя на самом деле одного), не на шутку заинтересовался и стал внимательно рассматривать. Беседа происходила в салоне игровых автоматов, где Антон проводил свой вечер, нажимая кнопки и глядя на колокольчики и звездочки, с кружкой пива в руках.

- И че, ты Эмиля уложил? Да ладно… Этот боров тот еще «гладиатор», говорят. Ты кастетом или чем?

- Да нет, сам.

- Че, боец? Чем занимался?

- Да так, боксом пять лет…

- А. да? Ну красава. Слушай, давай завтра приходи в зал к Борьке, знаешь же где?

Дима кивнул.

- Там в спарринге постоишь с кем нибудь, поглядим на тебя…

- А че по проблеме, Тоха? – спросил Шамиль

- Ты, давай, не торопи события. Завтра посмотрим на пацана, как в деле, там посмотрим…

Ночевал Дима у Андрея. После того как сбежал, испугавшись драки, Андрей чувствовал себя бесконечно виноватым, поэтому отказать в ночлеге, а заодно и в ужине с завтраком он никак не мог. Хотя Дима почти и не спал, лежал на постеленном на полу одеяле и думал, сможет ли он завтра достойно выстоять.

Он до сих пор не мог понять, как так вышло, что он наперед знал все удары, буквально предвидел каждое движение своих противников. И что же это? Шестое чувство? Или, может, он все это пережил еще в прошлой жизни? Да нет, бред. Скорее дело в чем то другом. Чем отличалась та драка от любой другой, где он не выходил победителем? Да ничем. Он не выпил волшебного зелья, не объелся протеина или стероидов. Тогда дело в чем? Да к тому же сначала он очень даже получил по лицу, и ничего нападавших не остановило, и сам он этого не предвидел.

Мысли его все время возвращались к женскому золотому браслету. Сколько он не пытался отогнать от себя глупые мысли, выходило один к одному – он тронул браслет, почувствовал от него какое-то тепло, и с той же секунды стал неуязвимым. Значит дело в нем? Надо поэкспериментировать.

5

- Давай, бей меня!

- В смысле прямо по лицу?

Они стояли в комнате Андрея, Дима стоял, сложив руки по швам. Браслет лежал тут же, рядом, на тумбочке.

- Да куда хочешь, только не предупреждай. Бей давай.

Андрей пожал плечами и от души врезал другу под левый глаз. Дима завыл от боли

- Ты куда так лупишь, конь!!! – проорал Дима, держась за подбитый глаз

- Сам же сказал?!

- Да куда так сильно то, дебил! Ай, больно, блин… Ладно, давай дубль два!

Дима взял с тумбочки браслет, нацепил на руку.

- Давай!

- Ты же щас опять орать будешь? – резонно заметил Андрей

- Да не буду, давай!

Браслет снова поделился приятным теплом. То, что Андрей ударит правой рукой в тот же глаз, Дима уже прекрасно знал. Когда успешно увернулся, скомандовал:

- Давай еще! Еще!

Удар за ударом проходили мимо, только воздух у ушей свистел.

5

Боец, которого Антон выставил в ринг против Димы, что бы опробовать, лежал в глубоком нокауте. Предвидя очередной его выпад, Дима насадил его на жесточайший апперкот, и если бы не капа, противник навряд ли остался бы при зубах.

Рядом стояли ошарашенные Антон, Шамиль, Андрей, сам хозяин спортзала, Боря Большой, да еще пара пришедших на раннюю тренировку боксеров.

- Ты даешь… - чесал голову Антон, - я если честно тебя с ним выставил, думая что ты и минуты не протянешь… Думал, «осадит» тебя Леха маленько, а там уже вон, с парнями помоложе встанешь, покажешь че умеешь. А сейчас вижу… Реально ты мог Эмиля положить…. Ладно, давай тогда с твоими прблемами разберемся и будем думать, чего с тобой дальше ехать.

Час спустя белая Тойота Креста Антона припарковалась у дома Димы, рядом с «девяткой», уже другой, но принадлежащей все так же родственникам Валика. Антон вышел из машины, за ним Дима. Из девятки высыпали пять взрослых мужчин.

- Э, э, вы че, братья с Кавказа, впятером на одного молодого что ли? – усмехнулся Антон, оглядывая окружающих.

- Ты кто такой? – спросил один из родственников Валика

- Антон меня зовут. Короче так парни. Говорить будем с вашими старшими. Сегодня в 7 вечера. У Химзавода, знаете где?

- Конечно, местные же – ответил кто-то из собеседников, на что Антон громко расхохотался

- Местные, ага. Погнали, Димон, вечером с ними будем разговаривать.

6

На встречу ехали на пяти машинах. Все кто представлял сторону Димы, были старше его лет на пять, мелькали в салонах биты, и даже пара пистолетов. Хотя, судя по веселому настроению, царящему в машине, где ехал Дима, никто не ожидал серьезного конфликта. Антон дал Диме единственную инструкцию

- Ты, Димон, не «мороси» главное. Я буду говорить, ты делай что я тебе скажу. Давно пора поставить на место их, всю «плешь» уже проели. И Эмиль этот, беспредельщик... Нормально будет все…

Старый Химзавод развалился в золотое время перестройки, несколько квадратных километров внутренней территории превратились в излюбленное место для разборок между всеми против всех, сам Дима, не смотря на молодые годы, мог вспомнить не меньше пяти своих визитов сюда.

Родственники Валика стояли на шести автомобилях, сугубо отечественного производства. Это были мужчины совершенно разных возрастов. Дима готов был поклясться, что если разобраться, то можно нарисовать огромное генеалогическое древо, где каждый из присутствующих окажется не далее как троюродным родственником любого другого.

Автомобили остановились, и Антон с Димой, вдвоем, двинулись к противостоящей стороне. От нее так же отделились две фигуры.

Валик и еще один, незнакомый Антону молодой мужчина, в отличие от Валика высокий и поджарый, остановились, поздоровались за руку с Антоном, Дима скромно стоял сзади.

- Ну че, ребята? В чем проблема то? Зачем к пацану лезете?

- А ты к нему какое отношение вообще имеешь? – почти без акцента, тихо спросил спутник Валика. По поведению барыги Дима понял, что тот, видимо, тоже просто пришел рядом с говорившим, но ничего не решает, как и Дима.

- Да самое непосредственное. Пацан порядочный, крадун. На «общее» уделяет. С нами работать начал, приняли его в движение. Ну задолжал он этот рублишко, че вы его пасете то по пять человек?

- Э, да ты подожди…

- Ты мне не «Экай» тут, нормально общайся – мгновенно поменял тон Антон. Собеседник на секунду опешил, но продолжил уже другим тоном:

- Никто не пасет его. Поговорить хотели. И не за бабки эти, стал бы я тут за эту тысячу распинаться, в детском саду что ли… Я за то, что он со своими беспридельщиками моего братишку побил…

Тут Дима не выдержал и сделал то, чего сам от себя не ожидал:

- Кого? Какие беспредельщики? Да это они на меня втроем кинулись, без разговоров, в лицо… Один я был, один их «ушатал»… Слышь, Эмиль!

Антон не дал ему договорить, дернул за руку, отодвинул назад

- Погоди, Димон. Ты, дружище, давай правда позови сюда Эмиля своего – обратился он к собеседнику

Эмиль подошел, сияя двумя синяками, которые успели зацвести, злобно глядел на Диму. Дима глаз не опустил. А чего теперь бояться?

- Эмиль, ну расскажи как было – попросил его родственник

- Да как… Я к нему по поводу денег, слово за слово…

- Один он был или нет? – перебил его Антон

- Да нет, с ним был такой мелкий…

- Да он убежал когда вы подвалили…- снова вмешался Дима

- Антон, да ты сам глянь, он сможет его один на один положить? – резонно заметил кавказец.

- Давай, прямо сейчас – Дима скинул куртку от спортивного костюма, встал в стойку, - давай, ты?

Эмиль надул от злости и без того огромные щеки и ринулся на Диму, намереваясь просто сбить его с ног. Дима вовремя ушел в сторону и противник пролетел мимо под тихие смешки болевших за Диму.

Антон сделал шаг к Диме и шепнул:

- Надо с говном его смешать…

Дима задачу понял.

Бой длился почти десять минут. За это время Эмиль падал, вставал, снова падал, получал обидные удары под зад, хлесткие удары ладошкой пол лицу, в общем унижен был так, что пришедший с Валиком переговорщик просто обреченно опустил голову.

- Все, Димон, хорош! – скомандовал Антон.

Дима, почти не запыхавшись, отошел от распластавшегося на земле Эмиля, подошел к старшему товарищу.

- Ну все, генецвале, - обратился Антон к собеседнику, - теперь то видишь что Эмиль твой «шалабол» добрый. Сам получил заслуженно, еще и к людям побежал рассказывать, как его толпой избили. Щас бы пацана поймали, глупостей бы наделали…

- Да нормально все было бы, пообщаться хотели просто… Ничего бы ему не было…

- Да я не за него переживаю, братан, - улыбнувшись ответил Антон, - он бы ваших там всех покалечил. Не видишь что ли, че он может. Так что косяк за Эмилем твоим. Ну я так понимаю Дима с него уже спросил по полной. Ну тебе, братан, он тоже ничего не должен. – обратился Антон к Валику, - сам виноват, нормально бы к людям обратился, вернули бы. И вообще, братья с Кавказа! Ко всем обращаюсь! Вы там с рынка живете и нормально себя чувствуете. Но че то борзеть начали, не кажется? Ты барышничаешь, Валик, так барышничай. Куда тебя несет-то? И молодых своих приструните, еще раз будет какой-нибудь беспредел на рынке, так просто уже не разойдемся. Все, пока! – и Антон, не прощаясь развернулся и пошел, а за ним и счастливый и готовый бить и крушить всех и вся Дима.

7

10 лет спустя бледный Дима впервые за долгое время почувствовал боль. Шагая в комнате охраны гостиницы, он не заметил торчащий из стены турник и треснулся головой.

- Ой, что же вы так неаккуратно- подбежал к Диме один из охранников, - постоянно все бьются, переделать надо…

Постоянно все бьются… Но он то никогда ни обо что не бился! Будь при нем браслет, он заблаговременно бы свернул от турника, за метр или за два. Он никогда не обо что не ударялся, не спотыкался и не падал, не сгорал на солнце, не царапался об острые предметы. Браслет уберегал от всего. Любая боль была предупреждена за минуту или больше, и если кто-то или что-то хотело сделать ему больно, браслет привычно теплел и Дима уже знал, откуда ждать угрозы. Но теперь браслета нет…

Потирая ушибленную голову, он осматривал тесную комнату охраны, где большую часть пространства занимали громоздкие мониторы.

- Дмитрий Викторович, мы просмотрели камеры, - принялся докладывать один из охранников, - вот, смотрите, вы идете из ресторана, заходите в лифт. Браслет четко виден на руке...

И правда, четко видно Диму, он одет в майку-безрукавку, разрисованные татуировками рельефные руки отлично видно, и отлично видно браслет на правом запястье. Он заходит в лифт, следом за ним невысокий сутулый парень. Следующая камера – Дима выходит на своем этаже, «сутулый» - нет. Руки Диме разглядеть не удается.

- И вот, смотрите!

Дима повернул за угол, отличная четкая видеозапись показывает голую правую руку.

- Тварь! Падла! – разоряется Дмитрий, - кто это? Кто сутулый? Где живет??

- Эээ… Тут немного сложная ситуация, - начинает оправдываться охранник, - видите ли… Этот человек не зарегистрирован у нас. И вообще… С кем не говорили… Никто его не помнит… Ни портье, ни охрана…

- Да как то!!! – начинает взрываться Дмитрий, но тут ловит себя на мысли, что и сам не помнит незнакомца. Более того, он прекрасно помнит, как ужинал, как шел к лифту, даже как вышел из лифта. Но поездку в лифте и таинственного похитителя браслета он не помнил совсем…

- …как будто память стерли! – закончил его мысль охранник.

- Ладно, ладно… Ну видео то осталось? Видно, как он у меня его снял? На чем уехал?

- Камера в лифте к сожалению не работала. Но машину мы усмотрели.

На мониторе появляется вход в гостиницу, торопливой походкой выходит незнакомец и садится в машину. Черную тонированную «Копейку».

- Мда… Такая машина не могла не примелькаться, надо в полицию, в ГАИ…- рассуждает охрана

А Дима молчит, потому что машина и впрямь приметная, и раньше он ее уже видел… И «сутулого», кстати, тоже.

8

2012 год стал настоящим годом перемен. Из активного участника и бойца одной из самых серьезных преступных группировок города Дима неожиданно превратился в многообещающего спортсмена. В регионе только-только образовалась небольшая федерация смешанных единоборств, прошли областные, а затем межрегиональные соревнования, и, естественно, именно Дмитрий Зарубин, 21-летний боец из областного центра, оказался безоговорочным их победителем.

В спорте этом он оказался случайно, на их традиционную тренировку, пришел Андрей Васильевич, старый товарищ одного из «старших». Он давно искал перспективного бойца, что бы запустить его в еще не паханую территорию боев без правил, и потом, возможно, выйти и на всероссийский уровень. Разумеется, увидев пару спаррингов Дмитрия, он уже не стал искать кого-либо другого.

Диму все устраивало. Он, конечно, не особо боялся «стрелок», где в обязательном порядке присутствовал, ведь наперед знал, кто и как будет драться, а иногда и стрелять, но заниматься исключительно спортом ему нравилось больше. Пришлось, правда, научиться бороться – ударной техники было мало, как не пытался Дима убедить тренера в обратном. Но и тут проблем не возникло. Когда ты наперед знаешь, когда противник сделает болевой или попытается задушить, довольно легко перевести ситуацию в свою пользу.

Он выигрывал бои, получал гонорары – скромные, но с каждым разом больше и больше. Тренер, который собственно и занимался всеми договорами и контрактами, убеждал, что скоро они вообще ни в чем нуждаться не будут.

И вот, примерно в тот период, когда на горизонте замаячил уже всероссийский уровень, Дима случайно услышал о некой женщине – называли ее все Анфиса, и не более. Якобы обладала она даром ясновидения и точно могла рассказать тебе о любом спорном вопросе в жизни. Дима, который до появления браслета даже и значения бы не придал подобной информации, всерьез заинтересовался и добился встречи с данной дамой.

Вместо ожидаемого темного помещения с горящими свечами и висящими костями животных его ждала тесная кухня в обычной хрущевке, где вместо Бабы-Яги его ждала вполне симпатичная молодая женщина, в обычной домашней одежде. В руках она теребила платок, старый, с узорами. Это была единственная вещь в ее квартире, которая хоть немного отдавала стариной.

- Интересный ты персонаж – сказала ему Анфиса, рассмотрев гостя с ног до головы, - имеешь определенные таланты. Но таланты тебе подарены, мой друг

- В смысле «подарены»? – Дима решил никому и никогда не говорить про браслет, Анфиса не была исключением. Он размыслил так: если расскажет про браслет сама, он ее подробно обо всем расспросит.

- Да сам же знаешь, мой друг. Не мне тебе рассказывать. Мы в каком-то смысле с тобой родственные души даже… Я вижу, ты видишь… Только я одно вижу, а ты другое. Ну ты понимаешь же о чем я…

Дима молчал

- Ну так что у тебя?

- В смысле?

- Да ладно тебе, интересно же… Вот у меня видишь платок? – она развернула кусок красной ткани, - вот я его держу в руках, и насквозь вижу всех. Есть у меня и другие безделушки… А у тебя?

Дима ответил вопросом:

- А откуда они берутся эти… безделушки?

- Ну, мой друг, тут путь один. Смерть.

- В смысле?

- Ну в прямом, мой друг. Ни одна вещь не станет обладать какими-либо свойствами, не станет «артефактом», как их любят называть, если в ней не будет чьей-то души. Только умирающий человек может сделать так, что бы любая вещь, как например мой платок, стала обладать какими-то интересными свойствами.

- И… Это делается специально? Тем, кто умирает?

- Не всегда – улыбнулась Анфиса, - чаще человек просто очень чего-то желает перед смертью, или на кого-то зол, или еще… Вот например убили очень злого человека, он перед смертью всю свою злобу взял – и заключил в висевшие на его руках часы. И теперь каждому, кто их носит, грозят большие неприятности. Зло этого человека будет терзать любого носителя этих часов. Или напротив, умирает старый, мудрый человек, сожалея лишь о том, что никому не передал все свои знания и мудрость, - и теперь его четки, которые он держал в руках во время смерти, станут сильнейшим лекарством для мозга. Взял их в руки – и голова прояснилась, все встало на свои места, идут только правильные мысли. Но это случайные артефакты. А бывает все намного сложнее. Вот, к примеру, мой платок: моя бабушка, которая всю жизнь, как и я, работала с такими вещами, перед смертью осознанно, специально, вложила в него всю свою силу, и наделила его свойствами. Теперь я очень хорошо вижу людей, знаю практически все и обо всех. Но мой платок очень силен не только поэтому. Он, как я его называю, мой «титульный» артефакт. Бабушка закляла, что бы только я могла им пользоваться. Любой другой, держа его в руках, просто будет держать кусок ткани. Вот так вот, мой друг. Ну так что у тебя-то?

9

Дима не стал рассказывать о браслете и ушел, щедро заплатив ясновидящей. Несколько недель он тренировался, перебирая в голове варианты – кому мог принадлежать браслет, кто вложил в него силу. И, самое главное – может ли вещь эту силу потерять? В конце концов Дима решился снова пойти к ясновидящей и показать ей свой браслет, если она и впрямь видит все насквозь, может он все таки узнает всю правду?

Однако, по приезду к дому Анфисы, его ждал сюрприз. Подходя к квартире, он услышал странную возню внутри, а затем – чей-то командный голос:

- Руки за спину я сказал, уважаемая!!! За спину! Коготь, помоги!

«Менты» - только и мелькнуло в голове у Димы. Этот вежливо – повелительный тон он ни с чем не мог перепутать. Снизу послышались торопливые шаги – кто-то еще поднимался по лестнице, и Дима, повинуясь инстинкту, заработанному за криминальные годы, метнулся этажом выше и затаился. Внизу кто-то зашел в квартиру, в момент когда открылась дверь Дима ясно услышал несколько фраз – обрывок разговора

- Так, кольцо серебряное, кается не ваше, Анфиса - говорил мужской голос

- Да нет, мое это…- оправдывалась Анфиса, после чего дверь закрылась.

Дима простоял на площадке минут пятнадцать, не решаясь спуститься, после чего дверь открылась и несколько пар ног зашагали вниз по лестнице. Через прямоугольное окно подъезда он увидел, как трое мужчин и Анфиса погрузились в черную тонированную «копейку», один из мужчин, водитель, был сутулым, одетым в серое пальто, и именно его увидел Дима 5 лет спустя в гостинице.

Дверь Анфисы была закрыта, никаких печатей или прочих признаков того, что хозяйку задержали. Дима много думал, почему и за что задержали Анфису. Может, шарлатанка? Или вот эти разговоры про кольцо – неужто воровала? Или с цыганами какими-нибудь работала. Да и вообще – были ли эти люди милиционерами? Ответов не было, о судьбе Анфисы Дима не узнавал, предпочитая не вмешиваться в чужие проблемы, своих хватало.

10

- но теперь, учитывая, как красиво говорят в детективах, вновь открывшиеся обстоятельства, складывается совсем другая картина. Анфиса имела на руках различные магические вещи, пришли эти люди, и, судя по всему, все забрали. Увезли куда-то Анфису, и жива ли она сейчас – тоже большой вопрос. А вчера – Сутулый украл браслет, самую ценную, самую необходимую вещь, да и как украл – я даже не заметил!!!

Весь этот поток речи Дима вывалил на тренера, ходя из угла в угол гостиничного номера. Тренер, конечно, ничего не понял. Лишь убедившись, что Дима закончил, тихо спросил:

- Димыч, ты вообще помнишь, нет, какие «бабки» на кону? Помнишь, нет?

- Да помню… Василич, смысла нет ехать, я даже раунда не простою…

- Чего? Ты сбрендил? Я тебя тренирую сутками что бы ты вот так перед боем «сачковал»? Ну нет, поехали, одевайся, бегом!!!

- Да ты пойми, я ничего не смогу без этого браслета…

- Да заткнись ты со своим браслетом!!! Ты пойми, Димон, ты боец, один из лучших, ты ломал будущих чемпионов, осталось «уделать» действующего и все! А ты его «уделаешь», я тебе говорю! Не в браслете дело, а в тебе! Так что выкинь всю лажу из головы и собирай уже манатки!!!

11

В кабинете горела только настольная лампа, освещая небогатую обстановку: два рабочих стола без всяких компьютеров, зато с телефонными аппаратами, старого образца, дисковые, без кнопочек, пара несгораемых сейфов да облезлый диван в уголке. За одним из столов сидел и что-то писал в толстой ученической тетради немолодой человек с крупными морщинами на лице. Волосы его, когда-то темные, были щедро прорежены сединой, на правом безымянном пальце красовался большой перстень с черным камнем, совсем не вязавшийся со скромной одеждой и скромной обстановкой кабинета.

Раздался торопливый стук, в кабинет заглянул молодой сутулый мужчина, которого Дима узнал бы с первого взгляда

- Разрешите, господин майор? – спросил «сутулый»

Мужчина не поднимая глаз жестом пригласил вошедшего присесть

- Ну, в общем, вот что. Исследовали аналитики безделушку, очень интересная…

- Кстати, хорошо забрал. –перебил его Майор, - Молодец, подпоручик, хвалю.

- Благодарю. Делов-то. Всю жизнь же этим занимался, если б не вы…

- … курил бы сейчас сигары где-нибудь в Лас Вегасе, в курсе. Давай к делу, чего там с вещью?

- Вообще интересный случай, Иваныч, вообще. – сутулый неожиданно сменил официальный тон, - короче, проследили мы его судьбу, как он попал к бойцу к этому… Он его украл, разбил стекло в машине, вытащил. Машина была простого какого-то парня, купил он этот браслет в ломбарде, на Киевской, хотел какой-то подружке задарить… А в ломбард этот его сдал один местный бомж… По нему подняли информацию, Коготь съездил с ним пообщался, так вот этот самый бомж нашел этот хренов браслет на дороге, недалеко от шоссе Сибирского.

- Чего, прямо на дороге? Чепуха какая-то…

- Так в этом и суть, Иваныч!!! Ни за что не поверите как этот браслет туда попал! Там была авария, три машины в смятку, фура там протаранила целый ряд. Так вот, в одной из этих машин ехала мать этот парнишки, ее это был браслет!

- Да ладно…

- Сами в шоке! Она, как мы выяснили, жива была какое-то время, вся переломанная… Жуть, в общем… Но браслет ее, мы точно выяснили, Зима сидела три часа над ним, изучала энергетику. Подтвердила – точно ее. Видимо перед смертью пожелала сыну никогда не испытать такой боли – вот и наделила браслет силой.

- Так подожди, он «титульный», что ли, выходит?

- Браво, Иваныч!!!

- Да ну не может быть!

- Может, Иваныч, проверяли. Я в руках держал его, а мне Коготь так стукнул по колену… Не помогло, не предвидел я этого. И Зима тоже пробовала…

- Да просто… Какова вероятность, что именно эта вещь через четвертые руки попадет к носителю??

- Вот именно, господин майор! Аналитики все вообще в шоке, просят не утилизировать игрушку а им оставить, исследовать дальше. У него видимо способность какая-то была, у этого браслета! То есть он мало того, что «титульный», так еще и сам хозяина ищет!

- «Привязанный» получается…

- Вот вот, Иваныч, так и назовем этот феномен. Кстати, Зима тут рассказала… Она еще когда Анфисой была, этот паренек же к ней приходил… Ничего толком не рассказал, но она уже тогда почуяла, что у него «безделушка» есть, сильная…

- Зима у меня вообще смотрю наблюдательная. Не получит она подпоручика, передай ей, пока не научится работать нормально.

- И еще, Иваныч. Я тут подумал… Может парнишку к нам «вербанем»? Чего такой вещи просто пропадать… А так наденем на него, да будем бороться с незаконным оборотом артефактов… Ну представляешь, с ним же можно вообще не бояться никого?

- А ты боишься что ли обычно? – улыбнулся майор. – Ты надел свой плащ и тебя забыли все сразу, кого тебе бояться то? Давай так. У него вот сегодня бой с чемпионом действующим, этим, как его…

- Ну я понял.

- Ага. Ну так вот. Выживет – подумаем.

12

Такую ситуацию Дима ни раз наблюдал во сне. В тревожном, безвыходном сне. Когда ты должен сделать что-то чего совсем не умеешь, но должен сделать это обязательно, к тому ж все вокруг на тебя смотрят и опозориться нельзя

Дима выходил в октагон на трясущихся ногах, вокруг сверакли вспышки фотокамер, оператор шел перед ним весь путь от раздевалки до восьмиугольника. Дима поднялся на октагон, пытаясь разминать плечи и икры ног, слушая в пол голоса то, о чем ему твердит тренер, а в душе у него в это время царил самый обыкновенный ужас. Вот заиграла чужая музыка, вот выходит чемпион. Он спокойный и уверенный – конечно, он ведь и раньше выходил и дрался без браслета. И побеждал.

Внутри Димы велась борьба не менее серьезная чем та, которой предстояло произойти.

Я сильный. Я смогу победить. У меня 10 лет опыта, я за 10 лет ни разу не проиграл. И сейчас не проиграю. Не страшно. Не боюсь

Вот все вышли из восьмиугольника, остались только он, противник и рефери

Да у него «понтов» больше. Да он меня старше на шесть лет. И веса в нем меньше. Да я его разнесу.

Рефери пригласил к центру, пожали руки, гонг!

Главное контроль, главное контроль…

Противники закружились в октагоне, Дима приблизился, пробил по блоку «двойку», противник, защитившись, отстранился.

Да он боится, да он меня боится!!! И плевать, что я не предвижу ничего, я не предвижу не потому что я потерял браслет, а потому что он НЕ ПРИЧИНИТ МНЕ БОЛИ!!

Дима бросается в опрометчивую а атаку, противник уходит с линии, хватает Диму двумя руками за голову, отталкивается от земли, и последнее что видит Дима перед тем, как нырнуть в холодную темноту, это татуированное колено противника.

КОНЕЦ

+5
445
Комментарий удален
06:00
+1
Оценки читателей руководства для архитекторов “Обустройство пыточных в нежилых помещениях. Москва 2019”

Трэш – 1
Угар – 5
Юмор – 1
Внезапные повороты – 2
Ересь – 0
Тлен –
Безысходность – 2
Розовые сопли – 1
Информативность – 1
Фантастичность – 0
Коты – 0 шт
Браслеты – 1 шт
Кавказцы — много шт
Соотношение потенциальных/реализованных оргий – 1/0
Способ детектирования артефактом владельца – мониторинг сигнатуры нижней чакры.

Автор, ты засунул в рассказ ещё одну пасхалку — ровно десять лет назад началась разработка проекта Этногенез, в котором как раз артефакты и влияют на судьбы людей, да и на судьбу всего мира. Так что ты с браслетом чуток припоздал. НО так как ты логически обосновал появление у предметов магических свойств, то минус за вторичность я тебе ставить те буду.

Срочно пили на следующий конкурс продолжение “Один год боли”:

Браслет случайным образом попадает к брату Дмитрия, Валере, которого мать родила ещё до свадьбы и сдала в детдом. Старя история, пьянки-гулянки, садо-мазо оргии, бракованные презервативы Гусарские. Валера старше Димы на три года и получил от матери садистские наклонности, а от неизвестного отца – мазохистские. Отец неизвестен, потому что во время роковой БДСМ сессии он был в кожаной маске для дегустации сосисок и колбасных изделий.

У старшего брата дела идут не очень, работает менеджером в одной сети гипермаркетов, а по вечерам практикует экзекуции на своих знакомых по Теме. Браслет авторизует Валеру через нижнюю чакру как своего и этим же вечером помогает выпороть кнутом трёх его друзей-мазохистов. Мужчины плачут от счастья и орут: “Код красный!” но браслет всё находит и находит потаённые болевые точки нижних.

Слухи про гения кнута и кляпа разлетаются по всей стране. К нему даже приезжают на сессии звёзды эстрады. Валера переезжает в столицу, где открывает в корпусе заброшенной кондитерской фабрики элитный БДСМ клуб “Сладкий плен”.

И вот как-то вечером в клуб приходит сутулый подпоручик в плаще под прикрытием профессионального раба. За бешеные бабки он договаривается, что огуливать кнутом его будет сам Мастер Валерий. Но во время операции изъятия артефакта что-то идёт не так. Я за тебя уже весь рассказ и написал, добавь эффектную концовку, и первое место у будет в кармане.

— Ну все, генецвале, — обратился Антон к собеседнику, — теперь то видишь что Эмиль твой «шалабол» добрый. Сам получил заслуженно, еще и к людям побежал рассказывать, как его толпой избили. Щас бы пацана поймали, глупостей бы наделали…

Диалоги гуд, но убери в них кавычки. Это живая речь и сленг воспринимается как часть предложения. Антон же у тебя в процессе тёрок не делает пальцами вот так ””.

Не совсем понятно, как бомж нашёл золотую цепочку около места аварии, ведь вылететь из салона она могла только вместе с рукой матери. Также из восьмой главы следует, что чтобы вложить в предмет силу, нужно перед смертью держать его в руках, как часы или чётки. Получается, во время смерти браслет был на ней, а потом кто-то снял его и выкинул из салона. Потому что, если бы браслет остался на руке умершей, он бы попал к сыну ещё быстрее. Но так как рассказ надо закруглить, то часть сюжета притянута за уши.

Юмора мало, но с другой стороны в рассказе аж два внезапных поворота и сам рассказ завершён. С одной стороны нет котиков и секс-оргий, но с другой – хорошая динамика и правдивость. В бою между плюсами и минусами плюсы побеждают нокаутом в третьем раунде за годную идею с артефактами, которую можно развить в целый роман.

Критка)
10:55
Еще одна хорошая вещь. Содержанию явно тесно в рамках рассказа. В остальном — все уже написали выше.

Автору, вместе с его творением желаю победы!
10:49
Автор похоже посмотрел сериал «Хранилище 13»
07:14
онозмы
вообще, на фоне того, что сам министр, как выяснилось, участвовал в НФ-2019, ругать рассказы становится опасно…
Андрей Васильевич, когда-то олимпийский чемпион, а ныне грузный мужик пятидесяти лет во разожрался на крови пенсионеров, инвалидов и сирот
— У нас бой …

— У нас не будет боя, если я не найду!!!
бой, в переводе с английского мальчик… кто бы сомневался в давно известных шалостях олимпийцев. тысячи лет свои слабые задницы они тешат
— У нас не будет боя, если я не найду!!! – рявкнул Дима, — так что лучше вспомни, кто вчера приходил в номер… неверное оформление прямой речи
Гости в его номере, если таковые имелись, не смогли бы забрать его вещь. его/его
он вполне успешно забинтовывал с рукою перед боем браслет был с рукой?
Который на женский похож?

Дима кивнул
почему похож? олимпийцы любят таскать женски епобрякушки
10 лет назад числительные в тексте
Этим летом все горячо любили футбольную сборную за их европейские подвиги уточняйте, что все ненатуралы…
Этим летом все горячо любили футбольную сборную за их европейские подвиги, ругали дорогой (целых 30 рублей) доллар и следили за каждой новостью, поступающей из Южной Осетии.

Дима не боялся войны, не смотрел футбол. Этим летом
этим летом/этим летом
вообще, этизмов много в тексте
его отца, который работалРАБОТАЮЩЕГО на заводе которизм мелькнул, ждем пришествия Тота
Он вообще часто пил после смерти жены, Диминой матери,
В общем зпт
много словесного мусора
тот упал вот и Тот, никакой интриги
има пытался общаться с людьми посерьезнее, которые ездили на черных «маркообразных» автомобилях, сидели вечерами в заведениях, решил сделать карьеру анусом? обычное дело
В тот день он был вместе с Андреем. Тот был младше на пару лет тот только и успел быстро забрать у Димы похищенную у него барсетку Тоты пошли косяками
вообще, написано коряво
конце концов, не малолетка ведь какая-нибудь какая? ну что и говорить, пол ГГ был определен еще с первого абзаца
Надо бы соответствовать, иметь соответствующий внешний вид. соответствовать/соответствующий — прямо песня
Все это время серьезных краж совершить не удавалось, то немногое, что похищалось, тут же проедалось и пропивалось с тем же Андреем. Вот и в этот раз Дима не уверен был, что сможет отдать Валику долг, потому обходил стороной тот закуток на рынке, где Валик обычно обитал. это/то/тут/тем/этот/тот eyes
ЭмильаЯ
от попытается ударить его в живот ногой Тот, он такой
хлесткие удары ладошкой пол лицу у лица был свой пол?
подпоручики какие-то
вторичный, бледный и скучный рассказик, как пацанчик на районе, получил вожделенную безделушку, пропитанную болью матери и на какое-то время круто поднялся, но так и не перестал подставлять и остался в душе прежним быдлом
достали уже эти супергерои, которые на поверку размазни
убрали браслетик и все, опять задницу подставлять — без побрякушки ничего из себя не представляет
текст написан коряво и с кучей ошибок

Загрузка...
Ирис Ленская №1