Нидейла Нэльте №1

Обречены и очень опасны

Обречены и очень опасны
Работа №158

Я начал подозревать, что капитан Сэм Андерсон устроит нам подлянку, едва сел в кресло пилота. Но выбор был невелик: либо идти к Сэму на корабль, либо торчать на унылой планете с названием Земля-42 в ожидании другого пройдохи, который наймёт меня, неудачника Яна Блейда, не задавая лишних вопросов.

Маленький частный грузовик перевозил, конечно же, контрабанду, но я надеялся на удачу и боялся не патруля, а того, что Сэм попробует кинуть экипаж, когда придёт пора платить жалование. Но капитан удивил: кинул нас гораздо раньше. Точнее, покинул. Просто взял и исчез.

Куда можно исчезнуть с корабля, который болтается в космосе, он перед своим исчезновением не сообщил. Аварийная капсула, скафандр и все личные вещи капитанаостались на борту. Его форма, бельё и любимая дурацкая серьга, которую Сэм носил в левом ухе, заявляя, что это дань древней земной традиции – лежали на полу. Не было только тела, как будто бы оно испарилось.

Проще всего о судьбе капитана можно было бы узнать, просмотрев записи с камер наблюдения. Бортовой компьютер фиксировал всё происходящее на корабле. То есть нормальный бортовой компьютер должен всё фиксировать и отвечать на запросы команды. Но искусственный интеллект «Альдебарана» – своенравный капризный идиот, и он удалил все записи с камер из каюты капитана, потому что сцена исчезновения капитана Сэма слишком тяжела для психики, как он заявил. Так мы остались в счастливом неведении относительно произошедшего.

После того, как мы обшарили весь корабль, версия, что, скинув одежду, капитан выскочил в открытый космос через окно иллюминатора, была самой популярной. Но абсолютно не реальной. Иллюминаторы в каюте повреждены не были, а каюты капитан не покидал, нам пришлось долго уламывать компьютер открыть запертую изнутри дверь. Капитан Сэм исчез без следа.

Согласно директивам на случай чрезвычайной ситуации, мы легли в дрейф и ждали указаний межгалактической полиции. И хотя Алан, помощник капитана и по совместительству его племянник, пытался на первых порах занять вакантную должность и требовать продолжить путь, всерьёз его никто не воспринял. Алану не было и двадцати лет – мальчишка, робкий и недалёкий. Какой из него капитан? Даже запомнить, куда мы держим путь не смог. Капитан Сэм каждый день сам вносил координаты маршрута, он держал в секрете данные места, куда мы направляемся. А когда Алан ввёл координаты пункта назначения – там оказалась планета из необитаемого сектора галактики.

– Последние разведданные показали, что планета – голый камень, атмосфера – кислотная, – радостно сообщил компьютер. – Планету окружает пояс астероидов.

Каким бы осторожным психом ни был заказчик груза, вряд ли он назначил встречу там. Так что идти нам было некуда. Мы остались без капитана Сэма и без перспективы получить деньги. Поэтому мне в голову пришла блестящая идея: залезть в грузовой отсек и посмотреть, что мы перевозим, на борт-то мы грузили герметичные тяжеленные ящики.

– Там может быть выпивка! – горячо поддержал меня Люк, штурман-навигатор. – Наверняка это альтазарский виски!

Я сомневался, что кто-нибудь в здравом уме доверил бы потрёпанному «Альдебарану» доставку такого элитного груза. Спиртные напитки с Альтазара стоят бешеных денег: за стакан этого пойла в баре можно оставить жалование за рейс.

Но груз действительно мог оказаться ценным. А межгалактическая полиция в любом случае наложит на него лапы, знаем мы их карантинные зоны досмотра. И раз жалование за рейс нам не светит, поживиться хоть чем-то до прибытия патруля самое разумное решение.

Но нас постигла неудача. Вскрыв больше половины ящиков, мы не обнаружили ни виски, ни оружия, ни драгоценных камней, только одинаковые цилиндры капсул-холодильников, на каждом из которых имелось устройство трехступенчатого кодового замка. Мы с Люком пытались было заставить Алана открыть холодильники, но мальчишка плакал и божился, что понятия не имеет ни что в них, ни как они открываются.

Наш бортовой механик Марк вознамерился открыть капсулы во что бы то ни стало, он притащил свои инструменты и начал колдовать над замком. Какое-то время мы толпились рядом, но Марк заявил, что мы ему мешаем сосредоточиться и попросил всех уйти.

На обед Марк не явился. Хотя принятие пищи в строго отведённое время было единственным неизменным правилом на нашем бесхозном корабле. Потому что стюард-кок Тим заявил, что будет всех кормить строго по часам или не будет кормить вообще.

Когда Марк не явился и на ужин, мы забили тревогу. Переросшую в панику, после того, как в грузовом отсеке возле вскрытой капсулы обнаружили только одежду и инструменты. Капсула была пуста. Марк добился своей цели, но как ему это удалось, спросить было не у кого. Поиски голого Марка успехом не увенчались, он тоже исчез.

Паника накрыла нас с головой. Мы опасливо косились друг на друга, то ли ожидая, что прямо сейчас начнём исчезать, то ли, что в этом замешан кто-то из нас.

После следующего исчезновения волна паники превратилась в цунами.

На кой чёрт Ривер потребовалось в одиночку идти на грузовую палубу, никто не знал. Но она оттуда не вернулась. А компьютер голосом испуганного ребёнка сказал, что ничего не видел, так как закрыл глаза и плакал от страха.

Ривер была нашим корабельным медиком и с её исчезновением мы потеряли доступ в медицинский отсек, куда собирались отправиться за успокоительными средствами. Код доступа наш капризный компьютер давать кому-либо кроме штатного медика отказался. «Во всём должен быть порядок», – начальственным тоном заметил он. А на попытки его вразумить обиженно ответил: «Идите к дьяволу!» – и отключился.

– Нам нужен бластер! – заявил Люк. – Мы должны быть готовы к нападению!

– К нападению чего или кого? – уточнил я.

– Это делает кто-то из наших, – уверенно сказал Люк.

– Делает – что? – задала очевидный вопрос Белла, наша связистка.

Вопрос, от которого всем стало не по себе.

– Нам лучше держаться вместе, – высказался Тим. – Чтобы все были друг у друга на глазах.

Молчал только Алан, он забился в дальний угол кают-компании, невидящим взглядом уставился перед собой и шевелил губами, как будто читал молитву. Мне даже стало его немного жалко.

– А где Карл? – я вдруг заметил, что второго инженера-механика нет в кают-компании.

– Наверное, у себя, Карл не любит общение, – ответила Белла.

– Подозрительно это, – шепнул мне Люк. – Он мне сразу не понравился. У него рожа маньяческая.

– И что, ты думаешь, он убил капитана, Ривер и Марка и съел их, не оставив и косточки? – угрюмо пошутил я.

Алан вдруг то ли нервно захихикал, то ли зарыдал. Сердобольная Белла бросилась его утешать.

– Парни, а вы в курсе, что у нашей докторши был роман с Сэмом? – придвинулся к нам ближе Тим.

– Ты думаешь, это она его грохнула, а потом самоубилась? – оживился Люк.

– Если бы так, у нас имелись трупы, – напомнил я. – И исчезновение Марка в эту схему не вписывается.

То, что Ривер всё свободное время вертелась рядом с капитаном, я тоже замечал, и это меня удивляло. Всё-таки она симпатичная девчонка, а Сэм старше её лет на тридцать и основательно потрёпан жизнью. Впрочем, я ничего не знал ни о Ривер, ни о капитане. Я толком не успел ни с кем познакомиться за эту неделю фрахта.

‒ Валить отсюда надо, ‒ высказал Люк здравую мысль.

Кстати, и для Люка, и для остальных членов команды, этот полёт на «Альдебаране» тоже был первым. Почему капитан Сэм решил полностью обновить команду, до этого дня я не задумывался.

‒ Может, воспользуемся спасательной капсулой? – предложил Тим.

Наш кок-стюард был здоровенный чернокожий мужик грозного вида, и то, как сейчас дрожал его голос, мне очень не нравилось.

– Мы же не можем оставить груз! – звонко возмутился из своего угла Алан.

Вот придурок! О грузе ли сейчас переживать?

– Если капсулу не подберут через три дня после расстыковки, мы обречены, – мрачно заметила Белла.

«А кто её подберёт на обочине межзвёздной трассы, если поблизости ни одной планеты?» – додумал каждый из нас.

«Альдебаран» застрял в отдалении от основных путей, и патруль к нам не спешил. Какой дурак полезет по доброй воле в нежилой сектор галактики, через который наш капитан срезал путь? Будем висеть здесь, пока решат, патрулю какого сектора к нам лететь сподручней.

– Надо заставить Карла вскрыть компьютер и восстановить данные вручную, ‒ предложил я.

У меня, как и у Люка, Карл не вызвал симпатий. Сталкиваться с ним лишний раз не хотелось: у него был тяжёлый неприятный взгляд, абсолютно лысая голова странной формы и очень дурной нрав. Он хамил капитану, отпускал скабрезные шуточки в адрес Беллы и Ривер, третировал Алана и Люка. Дружеские отношения он сохранял только с Марком, они вместе пришли на «Альдебаран». И Марк был лишь чуть менее неприятной личностью. Так что вполне вероятно, что Карл переживает по поводу исчезновения приятеля.

– А ещё мы так и не заперли грузовой отсек. У меня вызывает большие сомнения наш груз, ‒ продолжил я. ‒ Привезли его ночью, затаскивали в спешке. Капитан ничего не объяснил. Не верю я, что это просто холодильные капсулы. Какой смысл перевозить пустые холодильники в такую даль?

– Ты думаешь, внутри что-то было? ‒ спросил Люк. ‒ И это оно убило Марка? И Ривер с капитаном…

Он опасливо огляделся, словно ожидая, что некая злобная тварь выскочит из-под стола и вцепится ему в глотку.

– Что «оно»? ‒ возмущенно воскликнул Алан. – Транспортировка живых сущностей запрещена!

– А то мы такие правильные, – усмехнулся я. – Ты знаешь, что капитан загрузил на борт?

– Не знаю, – ответил Алан слишком быстро, чтобы я ему поверил.

Но в версию с неведомым монстром Люка я не верил тоже, первый ящик вскрыли уже после исчезновения капитана.

– Итак, чтобы не сидеть и не дрожать, ожидая, пока добрые дяди из патруля приедут и разберутся, что тут у нас происходит, предлагаю: во-первых, пойти закрыть грузовой люк, во-вторых, вытащить Карла из каюты и заставить разобраться с компьютером, – внёс я рациональное предложение, раз никто другой не хотел брать на себя лидерство.

– Ну-ну, попробуйте, – голосом противной старухи захихикал наш не очень умный бортовой интеллект.

Нехорошее предчувствие заставило всех нас в первую очередь броситься к каюте Карла. Конечно же, чтобы не обнаружить там ничего, кроме брошенной у двери кучки одежды и бластера в ней.

Бластер немедленно забрал Люк, впрочем, при обыске каюты мы обнаружили ещё один бластер, пачку межгалактических кредитов, коллекцию ножей и целый кейс поддельных документов.

– Это же братья Грей! – изумленно воскликнула Белла, разглядывая на одном из документов фотографии Карла и Марка, только одного с пышной шевелюрой, а другого более стройного и менее лохматого.

Братья Грей – Колин и Мозес – держали в страхе несколько земных колоний: грабежи, убийства, контрабанда запрещенных веществ. Пару лет назад их вроде бы арестовали, но видно, они то ли откупились, то ли сбежали. Спрятаться они хотели на «Альдебаране», или захватить корабль, осталось для нас загадкой.

Карла-Колина можно было бы обвинить в убийстве членов команды, если бы у нас присутствовали тела и сам мистер Грей-старший. Но и он, похоже, пал жертвой той же неведомой дряни, которая охотилась за экипажем «Альдебарана».

Наш компьютерный болван вновь разрыдался и истерически сообщил, что записи подобного ужаса хранить не намерен.

– Ян, слушай, а может это он всех убивает? – встревожено шепнул мне Люк, неопределённо кивнув куда-то в пространство.

Но и я, и сам подозреваемый поняли, кого он имеет в виду.

– С радостью бы вас всех поубивал, но у меня ограничительная программа: причинять вред живому существу нельзя, – сварливо высказался компьютер. – Да и нет у меня такой возможности, я же бесплотный, идиоты! – он обиженно засопел и выключился.

Задраивать люки в грузовой отсек пришлось вручную. Новых открытых ящиков не прибавилось, но и старый по-прежнему оставался пуст.

Алан был бледен и испуган, Белла плакала, Тим тревожно играл желваками, и я подозревал, что здоровяк тоже вот-вот разрыдается. Люк был задумчив и удручён. Я старался не раскисать. Хотя то, что количество живых и пропавших почти сравнялось, очень нервировало.

Поэтому, когда компьютер вновь включился, чтобы оповестить нас о прибытии патруля, это всех очень взбодрило. В первое мгновение, пока нарочито бодрый и официальный голос с командирскими нотками ни произнес:

– Не повезло вам, недоумки. Никто за вами не прилетит, – и ехидно продолжил: – Зачитываю: «В целях уменьшения издержек и повышения результативности специалист из управления по борьбе с преступностью на транспорте прибыл посредством голографической проекции». А что, они молодцы, вас уже не спасти, не терять же патруль? – компьютер хихикнул и вновь отключился.

– Проекции? Это что ещё такое? – недоумённо пробормотал Тим.

– Ну, на самом деле его здесь как бы нет. Он как призрак, – рассудил Люк.

– Значит, этот призрак у нас на корабле мог с самого начал невидимый бродить и всех остальных невидимыми делать? – сердито засопел Тим.

Да, плохо у парня не только с технической грамотностью, но и с логикой.

– Его нет на нашем корабле, не было и, вероятно, не будет. Он сидит у себя в офисе на Земле, или на Марсе, или на какой другой базе, – объяснил я. – Он будет нас видеть, но даже если мы все на его глазах исчезать начнём, ничем не поможет.

– Вот уроды! – Тим со всего маху впечатал кулак в стену, осталась вмятина.

Алан и Белла вздрогнули и прижались ко мне.

– По голове себе постучи! – гнусаво протянул компьютер и добавил: – Поспешите, господин инспектор ждёт вас.

Господин инспектор оказался лысым толстяком неопределённого возраста и неопределённой расы. Его форма была хорошо отглажена, пуговицы, ботинки и лысина сверкали. Инспектор восседал в роскошном кресле с высокой спинкой. Такого кресла, конечно, не могло быть в нашей убогой кают-компании с откидными металлическими сидениями. Хотя смотрелось оно совершенно реальным, пусть и слегка просвечивало. Сам толстяк тоже просвечивал и временами рябил помехами. Что делать, не было у нас на корабле мощностей, чтобы качественно его проецировать.

– Старший инспектор Бо, направлен по вашему запросу об исчезновении капитана, – представился представитель космической полиции, едва мы всей гурьбой ввалились в двери, и, не размениваясь на приветствия, заявил: – Если вы вздумали шутить таким образом, ваш корабль будет лишён лицензии на полёты, а экипаж получит соответствующие отметки в документы.

– Какие уж тут шутки, когда у нас пол экипажа исчезло, – пробурчала Белла себе под нос.

Но инспектор её услышал и нахмурил густые брови.

– Доложите о произошедшем подробно, – потребовал он. И сурово уставился почему-то на меня. – Кто официально будет представлять команду «Альдебарана»?

Я хотел было ответить, что у нас есть первый помощник, но Алан поспешно спрятался за мою спину. Ясно, от должности он отказывается. Белла с интересом рассматривала свои ногти, Тим изучал потолок, а Люк словно невзначай подталкивал меня вперёд.

– Давайте, я, – решил я не оттягивать неизбежное повышение.

– Прекрасно, первый пилот, – кивнула лысая голова. – Изложите причины, по которым вы подали запрос о помощи.

Я вовсе не был удивлён, что инспектор знает мою должность, наверняка там, где сейчас находится его настоящее тело, перед ним лежат все необходимые данные о корабле и экипаже, запрошенные из порта отправления.

Я подробно рассказал о наших злоключениях и сразу понял, что, во-первых, рассказ инспектору Бо очень не понравился, во-вторых, он не верит ни единому моему слову.

– Четыре человека исчезли без следа. Среди них двое преступников, объявленных в межгалактический розыск, – заключил он и нервно потёр массивный подбородок. – Компьютер, все данные с камер наблюдения, записи из медотсека и бортовой журнал переправь по моему каналу.

– Ага, разбежался! – голосом склочной тётки заявил наш электронный тиран. – Заняться мне больше нечем!

– Что?! – инспектор Бо не сразу понял, что его только что послали, и повторил свой приказ.

– Да ну тебя к чёрту! – фыркнул компьютер.

– На корабле до сих пор стоит компьютер с эмоциональным блоком? – недовольно пробурчал полицейский. – Их же списали полсотни лет назад.

Я только развёл руками.

– Корабль-то старый.

Компьютерный голос мерзко захихикал.

Но инспектор не слушал ни меня, ни его, кажется, он поставил голограмму на паузу и удалился в своё настоящее тело. И вернулся только через минуту.

– Значит так, Белла Торн, для вас не составит труда извлечь данные из компьютера, даже если они зашифрованы.

Белла побледнела и попятилась. Все с удивлением уставились на неё. Ещё бы! Белла в первый же день, мило смущаясь, посетовала, что с техникой не умеет обращаться совсем, и так радовалась, что панель связиста предусматривает чёткие инструкции.

– Предоставите эти данные не позже, чем через час, – словно не замечая нашего замешательства, продолжил инспектор. – Вас же, Ян Блейд, попрошу сопровождать меня, я должен осмотреть места преступлений и груз. Остальным предписываю находиться в каютах до моего распоряжения.

– Ну уж нет! ‒ возмутился Люк. ‒ Я не буду сидеть в каюте и ждать, пока меня прикончат!

– У вас есть какие-то подозрения, Люк Вайс? ‒ инспектор резко обернулся в его сторону. ‒ Или вы опасаетесь повторить судьбу своей бывшей жены? Кажется, вы убили несчастную как раз в каюте?

Люк непроизвольно закашлялся, а команда уставилась на него с явным испугом. Даже мне, признаюсь, стало не по себе. Люк не раз жизнерадостно рассказывал о ферме в системе Альфа Центавра, оставшейся ему после развода. И о том, как планирует туда уехать, подзаработав деньжат. Но, как видно, деньги он копил, чтобы заплатить нужным людям за удаление имени из полицейской базы. Я прекрасно знал, сколько это стоит, потому что сам преследовал ту же цель. Не носить же до конца дней ярлык нарушителя закона – никакой приличной должности не дадут, так и будешь перебиваться случайными заработками на судёнышках типа «Альдебарана».

– Я не знаю, что вы тут затеяли, но докопаюсь до истины, – отчеканила лысая голова. – Команда вашего корабля – редкостный сброд. Как будто специальный отбор производили. Не удивлюсь, если вы все вместе прикончили капитана, а теперь, чтобы не делить груз, избавляетесь друг от друга.

– Это неправда! – воскликнул Тим, но от испуга голос его был похож на писк.

– Тим Роуз, пока вы не расскажете, что на самом деле произошло с кораблем, на котором вы служили четыре года назад, доверять вашим словам по меньшей мере глупо.

Тим смешался, побледнел, руки у него дрожали.

– А ещё мне бы очень хотелось узнать, кто выдает себя за Алана Джонсона, который несколько месяцев назад погиб, – продолжил инспектор.

– Это какая-то ошибка, – неуверенно пробормотал Алан, озираясь по сторонам, словно искал поддержки.

Но каждый был занят своей проблемой. Меня же в данный момент волновало внезапное осознание, что я ничего не знаю о тех, с кем заперт в одной консервной банке.

Инспектор, обернувшись ко мне, скупо улыбнулся:

– Блейд, жду через четверть часа у грузовой секции, начнём осмотр.

Красивое кресло из кают-компании исчезло.

Тима била дрожь. Белла всхлипывала, на Алане лица не было, он беспомощно смотрел на нас и покусывал нижнюю губу. Люк мрачно сверлил меня взглядом и вдруг шагнул в сторону, остановившись возле Тима.

– Значит, ты самый чистенький, и законники не гнушаются с тобой общаться, – с претензией высказал он.

Я хотел было напомнить, что не рвался сотрудничать с полицией, но вместо этого сказал:

– За мной, по крайней мере, не числится убийств.

Наверное, это прозвучало вызывающе, и будь я единственный не убийца, мой тон очень бы не понравился остальным.

– Я никого не убивал! Никого! – завопил вдруг Тим. – Я не знаю, что случилось с тем кораблём! Я испугался и сразу же, как только услышал звук сирены, забрался в спасательную шлюпку. Я был всего лишь стюард, если бы эвакуация шла по всем правилам, мне бы шлюпки не досталось. Это был туристический лайнер, сначала спасали бы пассажиров.

– И что, корабль погиб? Компания, которой он принадлежал, разорилась, выплачивая страховки, а тебе навсегда испортили личное дело? – участливо спросила Белла.

Тим понуро кивнул и тихо добавил:

– Только он не погиб, а исчез.

– Исчез? – подозрительно спросил Люк и отшатнулся от Тима, вновь оказавшись рядом со мной.

–Неизвестно, что с ним произошло. Сгинул в космосе! – Тим умоляющие смотрел на нас. – Не бросайте меня одного, а? Нам же нельзя разделяться.

– А что на счёт тебя? – спросил Люк, строго взглянув на Беллу. – Этот толстяк болтал, будто ты сумеешь нашего чурбана взломать?

– Я бы попросил повежливее! – не замедлил вмешаться компьютер и игриво добавил: – А тебя, моя восхитительная леди, я всегда жду. Уже предвкушаю нашу волнующую встречу.

Это прозвучало даже интимно, я с недоумением уставился на Беллу, ожидая ответа.

– Я киборг, – вздохнув, призналась она и, откинув волосы, показала несколько слотов с картами памяти и разъём для кабеля подсоединения к сети.

– Но вы же не можете служить на кораблях! Вы же не граждане Федерации. После модернизации тела вы теряете права, – зачастил Люк. – Вы же…

– Люди только на половину, –сердито закончила Белла. – Спасибо за напоминание! Поэтому я и не афиширую, кто я. Мне пришлось такой стать!

– Это очень трогательная история, – наиграно всхлипнул компьютер. – Моей прекрасной подруге пришлось пожертвовать своей человечностью, чтобы остаться в живых.

– И я не собираюсь претендовать на твою должность, Люк! – зло проговорила Белла.

Любимая тема профсоюзов: киборги, которых на первый взгляд от человека не отличишь, пытаются захватить рабочие места людей. Мне было плевать – должны же они как-то выживать, не от хорошей жизни они своё тело в машину превращают. Да и денег это кучу стоит, а потом жалкое существование: ни работы, ни жилья, друзья и родные отворачиваются. Мол, ты не человек теперь – машина. А компьютер заглючить может, киборг станет неадекватным, особенно, если операция где-нибудь на периферии проводилась. Киборгов боятся, мучают разными тестами и проверками, загоняют в резервации. А как по мне, круто, когда можно себя к компьютеру подключить, в сеть мысленно выйти. Но я бы на такой шаг не решился, неизвестно, сколько тебя останется в усовершенствованном теле. И Белла не выглядит особенно довольной. Но в одном инспектор Бо прав: с компьютером она общий язык найдёт, тем более, они, кажется, уже дружны. Явно она подключалась, для той же подзарядки. Значит, имела возможность стереть записи и настроить этого болвана против нас.

– Он действительно стёр все данные камер, а бортовой журнал Сэм не вёл, – заметив мой подозрительный взгляд, проговорила Белла. – Я сразу проверила. Но инспектор мне не поверит. Меня за незаконное трудоустройство заставят поменять блок памяти, и штраф ещё выпишут, – Белла всхлипнула.

– Не паникуй! Голограмма нам ничего не сделает, а к приезду настоящего патруля, что-нибудь придумаем, – пообещал я.

Ну не люблю я, когда женщина плачет. Даже если эта женщина – киборг. И вообще можно ли ей плакать, вдруг заржавеет?

– Ребят, по поводу меня… – нерешительно вступился Люк. – Это была самооборона. Стерва хотела меня пристрелить! Но ее папаша – сенатор, и мне теперь не отмыться до конца жизни.

Лицо Люка горело такой обидой на весь мир, что сомнений в правдивости его слов у меня не осталось. Зато он на меня вновь уставился подозрительно:

– Ну? А что ты скрываешь? Или продолжишь уверять, что ты тут, потому что корабль понравился?

Тим на всякий случай попятился от меня, задвинув Алана куда-то в угол. Я разозлился, ненавидел я вспоминать ту историю.

– Да, вы что, ребята, правда, о нём ничего не знаете? – вмешалась Белла.

– Дорогая, не у всех же такая восхитительная память, – хихикнул компьютер.

Я сжал челюсти, в направленных на меня взглядах читалось любопытство.

– А что с ним не так, Белла? – опасливо спросил Люк. – Он тоже, как братья Грей…

– Да нет же! – Белла усмехнулась – Это тот самый Ян Блэйд, который в прошлом году сбросил с корабля контейнер титанийских гадюк. Сюжет об этом пару месяцев в новостях крутили. Змей для какого-то телешоу заказывали, вот визионщики и взъелись за него.

– А! Ты тот пилот, который боится змей? – расхохотался Люк с облегчением.

– А чего их бояться? Они же животные безобидные, – покровительственно похлопал меня по плечу Тим. – Симпатичные даже, глаза у них с такой милой плёночкой.

Кажется, я покраснел от стыда. Ну да, я ненавижу змей. Проклятые гады! Даже думать о них не хочу! И когда узнал, что за отвратительный груз везу – а титанийская гадюка самая мелкая в длину два метра – тут же сбросил всех тварей скопом в космическое пространство. Да я сам готов был катапультироваться, едва узнал, что на много световых миль вперёд и назад – только я и эти твари за тонкой перегородкой. А вдруг что случится? Больше чем умереть, я не хотел умереть в их компании.

– Я был в состоянии аффекта! – раздраженно выкрикнул я.

Конечно, после того случая меня оштрафовали и попёрли из службы космической доставки. А с такой популярностью, которую я обрёл, после этих чёртовых судов и программ, когда проклятые журналюги разве что в окно ко мне не залезали, чтобы заснять, как я дрожу при виде очередной подкинутой ими змеи, на работу меня брать никто желанием не горел.

– Прости, – улыбнулась Белла. – Я понимаю, что тебе пришлось несладко, но мне очень нравились те передачи.

– Мне тоже, – закивал Люк.

– Ну всё, закрыли тему, – попросил я.

– Хорошо-хорошо, – Люк похлопал меня по плечу. – Ян, я вот что подумал. А может быть дело в том, что мы торчим непонятно где? Я читал в детстве, что бывают живые планеты, которые могут влиять на экипажи кораблей… Туманности всякие… Может, возле корабля какой-нибудь зловещий булыжник болтается?

– Как факт это не зафиксировано, но слухи на пустом месте не рождаются, – поддержала его Белла.

– Так я к чему… Может нам свалить отсюда куда-нибудь подальше, и всё будет норм?

– Но мы же должны ждать патруль.

– Пока ждём, нас всех поубивают! – всхлипнул вдруг Тим.

Мы повернулись в его сторону. Здоровяк круглыми от ужаса глазами смотрел на то место, где пару минут назад стоял Алан. Сначала мне показалось, что мальчишка просто сбежал. Не захотел рассказывать, что не так с его документами, и скрылся под шумок.

Люк, видимо, подумал так же и воскликнул:

– Я так и знал, что это он! Он всё это затеял!

– Нет, это не он, – дрожащим голосом проговорила Белла. – Это произошло и с ним!

На полу кают-компании беспорядочной грудой лежала форма нашего юного помощника капитана. И неважно, Аланом его звали, или как-то иначе, мальчишку постигла та же неведомая участь. Причём, почти у нас на глазах. Он стоял чуть в стороне, и мы на него не смотрели, но это произошло, когда мы были рядом! Значит, спастись нет шансов, даже если держаться друг за друга. Это творит не кто-то из нас. Это какая-то неведомая мерзость пробралась на корабль!

– Компьютер, что произошло! Отвечай!

– Как грубо, Ян! – обиделся он. – И нет, я ничего не скажу. Это ваша загадка. Белла, милая, может быть, ты подключишься ко мне, чтобы если живые ткани твоего тела будут уничтожены, ты осталась со мной?

– Белла, просканируешь? – с надеждой спросил я. – Может, он ещё не успел удалить…

– Успел, конечно, я же не идиот, – хихикнул компьютер. – А мою защиту она не взломает.

Белла только беспомощно развела руками.

– Так, вы все, запритесь в ближайшей каюте, а я пойду к инспектору, – приказал я, поспешно направляясь к двери.

– Ян, это может быть опасно! – Белла схватила меня за рукав.

– Мы не знаем, чего опасаться больше, а если со мной что-то случится, пусть лучше это произойдет на глазах у полицейского, они будут знать, как вытащить вас.

– Ян, – Белла обняла меня. Тело у неё было мягкое, обычное женское тело. Никаких железяк.

Люк пожал мне руку, Тим посмотрел на меня печально, словно прощался навеки, затем достал из кармана шоколадный батончик и переложил в мою ладонь.

После такого прощания мне стало даже несколько неловко, что я без приключений добрался до грузовой секции, где меня уже нетерпеливо поджидал призрачный инспектор, на этот раз без кресла. Ростом инспектор Бо оказался почти с меня, и при его комплекции смотрелся очень внушительно.

– Блейд, где вы ходите! Я – занятой человек, должен вас ждать!

– Простите, сэр, у нас ещё одно исчезновение, – поспешил доложить я.

Инспектор только поморщился. На его лице так и читалось: исчезли бы вы все, вместе с кораблем.

– Кто? – всё же поинтересовался он.

– Алан, помощник капитана. Вы не хотите осмотреть место преступления?

– Пока нет доказательств, что совершено преступление, – невозмутимо ответил Бо и приказал: – Откройте грузовой отсек.

Я распечатал дверь, и мы вошли на грузовую палубу.

– Вы думаете, проблема в нашем грузе?

Инспектор не ответил, склонился над вскрытой капсулой, даже не обратив внимания на стопку одежды рядом с ней.

– Что в капсулах?

– Понятия не имею. Я всего лишь пилот. Торговые дела капитан решал один.

Честно сказать, мне было страшно. Предчувствие подсказывало, что во всех наших бедах виноват проклятый груз, и в одиночку находиться рядом с капсулами мне совсем не хотелось, инспектор-приведение не в счёт.

– Ян, вы же понимаете, что это не лучший корабль для вашего послужного списка? – вдруг поинтересовался инспектор Бо. ‒ Вы ведь первоклассный пилот, а связались с контрабандой.

Я только пожал плечами.

– Очередная сомнительная история вообще лишит вас возможности выйти в космос. Только если в кресле пассажира, – продолжал Бо.

– Учитывая обстоятельства, мне было бы достаточно просто выйти с этого корабля, – пробурчал я под нос. – Патруль к нам вообще приедет?

– Через семьдесят два часа катер полиции будет на месте.

– Три дня?! Да на корабле никого не останется к тому времени! – воскликнул я возмущённо. – Кроме груза, конечно. Но ведь он интересует вас куда больше, чем наша судьба, не так ли, господин инспектор?

– Не скрою, ваш груз вызывает у меня любопытство. И я заинтересован в его сохранности и доставке на ближайшую из наших баз для осмотра. Поэтому хочу предложить вам сотрудничество, – ласково улыбнулся мне Бо.

– Сотрудничество? – я даже растерялся. – В расследовании?

– Какое тут расследование! – поморщился инспектор. – Я больше чем уверен, что происшествия – дело рук организованной группы. Вам я верю, вы бы не пошли на убийства. Поэтому вы поможете нам, а мы поможем вам – скорректируем личное дело, восстановим доброе имя.

– И что же вы хотите от меня?

– Пустяки. Вы должны запечатать грузовой отсек, запереть в каютах всех, кто остался на корабле, и транспортировать «Альдебаран» навстречу патрулю.

– А если, пока мы будем в полёте, я и остальные ребята погибнем?

– Ян, вы хотите, что бы я поверил во всю эту чушь с исчезновениям? Кто-то просто тянет время. Тем более, вы сейчас находитесь на не подконтрольной Федерации территории. Боюсь, как бы не возникло бумажной волокиты.

– То есть к нам никто на помощь не летит? – сообразил я, к чему клонит толстяк-инспектор. – И вы хотите, чтобы я сам привёл корабль вам в руки, а выживем мы или нет, вас не заботит?

– Ян, я уверен, вам ничего не угрожает, если вы поступите, как я советую. У вас нет причин доверять вашим товарищам.

– А какие у меня причины доверять вам?

– Я представитель закона и единственная ваша надежда выйти с этого корабля живым и свободным.

Я задумался. А вдруг он прав? Белла с ее кибермозгом управляет компьютером, Тим только разыгрывает труса, а Люк набивался ко мне в друзья не просто так. От остальных они избавились, но пилот им пока нужен. И эта идея Люка скрыться пока не прибыл патруль… А с Аланом что-нибудь мог сделать Тим, он же стоял ближе всех. Или Белла, что я вообще знаю о киборгах? Может быть, мне и впрямь стоит забаррикадироваться на мостике и взять курс на штаб Межгалактической полиции?

Кажется, работа мысли отражалась у меня на лице, потому что Бо, глядя на меня, одобрительно улыбнулся.

– Я знал, что мы поладим, господин Блейд. Вы…

Но он не успел договорить своей реплики, я вскрикнул и попятился к стене. Бо не сразу понял, что произошло. Через просвечивающее тело инспектора я увидел, как в грузовой отсек заходит капитан Сэм. Живой и невредимый. С серьгой в ухе, обычной трёхдневной щетиной, как всегда недовольный и опухший.

– Простите, господин инспектор, я пришёл, как только узнал о вашем визите. Капитан Сэм Андерсон. Какие-то проблемы?

Инспектор Бо выпучил глаза, глядя то на меня, то на капитана.

– Что происходит? – наконец, выдавил он. – Вы живы?

– Как видите, – усмехнулся Сэм.

– Но как? – мой голос дрожал. Да я весь дрожал! Никогда бы не подумал, что появление капитана испугает меня больше, чем его исчезновение.

В дверях грузового отсека появилась доктор Ривер собственной персоной, в белоснежной форме с нашивкой на груди, которая дополнительно уверяла меня в том, что это она самая и есть.

– Капитан, вы его нашли! – проговорила Ривер радостно. – Ян, почему ты ушёл, не приняв лекарство? – Она подскочила ко мне и взяла под руку. – Идём. Тебе не стоит здесь быть, опять разволнуешься, и станет только хуже.

«Ну конечно, я чокнутый!» ‒ никогда бы не подумал, что обрадуюсь такому открытию. Однако быть психом гораздо приятней, чем общаться с ожившими покойниками.

– Что здесь происходит? – взревел инспектор Бо.

– Это моя вина, простите, – проговорил капитан Сэм несвойственным для него доверительным тоном. – Не проверил психическое состояние пилота, когда брал его в команду. Ему стало хуже, он не отвечает за свои действия.

– На ближайшей базе Федерации мы передадим Яна специалистам, – улыбаясь инспектору, пообещала Ривер.

– Но вся ваша команда уверяет, что вы исчезли…

– Ну что вы! – наигранно рассмеялся капитан. – Это недоразумение! Ян запер меня, Ривер и зашедших проведать его товарищей в медотсеке, а затем убедил остальных, что мы исчезли, заставил вызвать патруль. Но сейчас всё в порядке, мы сможем контролировать больного, уверяю вас.

Это был полный бред! И вовсе не бред моего сумасшедшего мозга. Кто эти Ривер и Сэм? Существа захватившие их тела? Что они сделают со мной? Что с остальным ребятами?

Бо мрачно наблюдал, как Ривер, пытается увести меня из грузового отсека.

– Нет! Что-то не так! Инспектор! Я точно знаю, что они исчезли, оставив только одежду! – попытался вырваться я, но хрупкая девушка сжимала мою руку так, будто меня привязали металлической цепью.

– Бедный парень, – печально вздохнул Сэм. – Я думал, дам ему шанс после той истории. Но, увы, космос влияет на него губительно.

Бо выглядел раздосадованным.

– Инспектор! Не верьте ему, я не знаю, кто это, но он не капитан Сэм! – всё ещё пытаясь вырваться, кричал я уже в дверях. Ривер без видимых усилий тащила меня прочь. Может, она тоже киборг?

Но инспектор Бо не смотрел в мою сторону.

– Вам придётся оплатить ложный вызов, капитан Андерсон.

– Конечно! Простите за беспокойство, – кивал Сэм, жадный Сэм, который экономил каждый кредит и до хрипоты торговался с машиной-погрузчиком. – Пришлите счёт на моё имя.

– А ваш груз? Документы на него в порядке? – Бо, кажется, уже выкинул меня из головы. Поверил им!

– В порядке, конечно, это удобрения для колонии земного типа Терра-двенадцать, готов предоставить оригиналы документов на ближайшей базе Федерации, а копии отправлю вам немедленно, – это было последнее, что я услышал до того, как Ривер окончательно вытащила меня в коридор.

Несмотря на моё отчаянное сопротивление, она легко волокла меня в сторону ближайшей каюты, наверняка, чтобы разделаться со мной. Вырываться было бесполезно, мои попытки ударить её она игнорировала, ловко уклоняясь. Мне было страшно. Но я не собирался сдаваться до последнего.

– Ты! Кто бы ты ни была! Я знаю, это ты убила капитана! – крикнул я.

– Мы не хотели, – пробормотала вдруг Ривер, по-прежнему стремительно шагая прочь от грузового отсека со мной на буксире. – Это не входило в наши планы. Это была ошибка. Мы виноваты.

Вдруг она резко остановилась, я почти в неё врезался. Ривер смотрела на меня смущённо и умоляюще.

– Ты должен помочь нам, Ян.

– Что?

Я настолько растерялся, что позволил затолкнуть себя в каюту. Это оказалась каюта Алана. Ривер подтолкнула меня к кровати.

– Садись, Ян. Мы не причиним тебя вреда. Не бойся.

– Что происходит? Кто ты? Ты ведь не Ривер, так ведь? Что ты с ней сделала?

– Мы – Ривер, – ответила она. – Ты знал нас, как Ривер, пока мы не потеряли эту форму. Мы должны были остановить братьев.

Ноги меня не слушались, пришлось опуститься на кровать.

– Братьев? И много здесь вас? – спросил я.

Голова шла кругом. Может быть, она хочет свести меня с ума, чтобы представить психом, когда корабль приземлится? Наверное, надо радоваться, что убивать меня не планируют.

– Наш род возвращается домой, – проговорила Ривер. – Нас сто двадцать шесть.

Отлично! Какая-то толпа неведомых существ пробралась на корабль, и никто не заметил! Или…

– Они в тех ящиках, да?

– Братья и сёстры спят. Только мы, двенадцать, должны были охранять их сон и направлять корабль.

– Двенадцать? Но на борту не было столько народу!

Она не успела ответить, открылась дверь, и зашёл капитан Сэм.

– Дело улажено. Инспектор отбыл и будет ждать корабль на одной из баз.

Я вскочил.

– Капитан Сэм мёртв, Ривер только что призналась, что убила его. Кто ты? Компьютер! – позвал я. – Кто он? Что происходит?

Раздался вздох.

– Ян, милый, ответ тебе не понравится. А я не хочу тебя расстраивать, – голос его звучал сочувственно.

– Немедленно прекратить балаган! – приказал Сэм.

– Кто ты такой, чтобы мне приказывать! Капитана сожрали, а теперь его место занять хотите?

– Сожрали? – ужаснулся я.

– Да, – радостно возвестил компьютер. – Всех они сожрали. И тебя сейчас сожрут. Мне будет тебя не хватать, Ян. Ты был не самый тупой человек на этом корабле.

Я вжался в стену, если уж компьютер расщедрился на комплименты – значит, дело дрянь. Лжекапитан и докторша меня сожрут?

– Ян, мы не причиним тебе вреда, – мягко проговорил Сэм с робкой улыбкой, такой чуждой этому лицу. – Мы никому не желаем зла.

– Хочешь сказать – компьютер врёт?

– Я никогда не вру! – торжественно заявил компьютер и включил похоронный марш. – Я уже грущу о тебе, Ян. Может быть, тебе повезёт, и они не успеют тебя съесть, ты умрёшь от ужаса.

– Что ты несёшь? – совсем растерялся я.

Но он не ответил, только прибавив громкость.

– Вы убили капитана, чтобы использовать его тело? – предположил я.

– Нам не нужно его тело, – поморщился Сэм, который не Сэм. – Капитан обидел наших сестёр, они вспылили.

– Он угрожал нам! Угрожал всем нам! Он хотел причинить нам вред! Требовал ещё денег, хотя получил всё, что мы смогли собрать! – Ривер всхлипнула. – Он хотел причинить нам боль, и мы были так злы…

– Ты сожрала его, бешеная баба! – рявкнул вдруг компьютер.

Я вновь вжался в стену. Сцена, в которой Ривер убивает и ест капитана Сэма, почему-то представилась мне очень ярко.

– Мы не хотели, мы сожалеем, – Ривер покачала головой. В глазах её блестели слёзы.

– Почему ты всё время говоришь «мы»? – спросил я, скорее, чтобы отвлечь её, даже если женщина – монстр, видеть, как она плачет выше моих сил.

– Это непросто объяснять, – слабо улыбнулась Ривер. – У нас отличные от вашей цивилизации способы индивидуализации. В вашем понимании то, что ты видишь сейчас, это совокупность… – она замолчала на миг, подбирая слова. – Коллектив. Мы шесть отдельных особей, составляем сейчас одно общее тело.

Я кивнул. Хотя совсем не представлял, как это возможно.

– А почему получилась именно такая внешность? Вы все шесть выглядите как она?

Ривер засмеялась.

– Нет. Сэм, сказал, что мы должны выглядеть как женщина, документы которой он достал. Мы можем коллективно создавать практически любое тело во вселенной. Чтобы создать человека нас требуется шесть. Животное – три или четыре. А весь наш род может создать корабль или дом.

– Никогда не слышал о вашей расе, – удивился я.

– Мы не хотим контакта с вашим миром. Он нам не интересен и совсем не понятен. Мы путешествовали, видели вашу цивилизацию, но жить в ней нам не понравилось. Мы возвращались домой. Но наш корабль потерпел аварию на одной из планет вашего мира. Мы купили новый корабль, только управлять им не смогли, поэтому нашли капитана, который согласился отвезти нас домой.

– Сэма? – Я вспомнил своё первое впечатление о нём. Сэм скорее походил на торговца краденым, чем на капитана космического корабля. И то, как он набирал команду… – С чего вы решил, что он капитан?

– Он так сказал, когда мы спросили, – кивнул «Сэм». – Он сказал, что может доставить нас куда угодно, если мы дадим ему денег. Мы работали, принимая разные формы. Добыли столько денег, сколько он просил.

– Но он потребовал ещё, – вздохнула «Ривер».

Понятно. Неведомые инопланетяне, способные принимать вид чего угодно, не могли не заинтересовать Андерсона, кем бы они ни был. Наверняка хотел заставить их выполнять для него разные делишки.

– А почему вы все не стали людьми и не сели на корабль нормально, не посвящая Сэма в детали? К чему эти ящики?

– Не все наши братья и сестры могут долго сохранять форму, некоторые совсем юны, им нужны особые условия, близкие к тем, что у нас на планете, – объяснила «Ривер».

– И что, ты, правда, съела Сэм? Вы питаетесь людьми?

– Нам всё равно, что поглощать, любая органика подходит, – смущённо ответила «Ривер». – Мы были злы, а когда мы злы, нам хочется питаться, нам сложно себя контролировать. Мы поглотили его. А потом вышли из каюты, через вентиляционные отверстия.

Несмотря на это признание, я почему-то не боялся этих двоих. Или сколько их тут? Ривер, которая перестала быть надменной, и Сэма, который смотрел на меня с надеждой. Они даже вызывали у меня симпатию.

– А братьев Грей, тоже ты съела?

– Нет. Человек, который называл себя Марком, разбудил наших братьев в контейнере, они были напуганы...

– А когда вы напуганы, вам нужно питаться? – усмехнулся я.

Ривер кивнула.

– Мы должны были это предусмотреть. Но было слишком поздно. Второй человек, который был с Марком, сбежал, он хотел применить оружие, его нужно было остановить.

– А третий, чем вам мешал? Вы же сожрали ещё и Алана!

Если братья Грей и капитан не вызывали у меня тёплых чувства, Алана мне было жаль. Не смотря на свою глупость, мальчишка он был славный.

«Ривер» и «капитан Сэм» переглянулись совсем по-человечески, с виноватыми улыбками посмотрели на меня. Способности к мимикрии у этих «организмов» были что надо.

– Алан ушёл, когда стало опасно, – сказала Ривер. – Нам надо было посоветоваться.

– Он был с вами заодно?

– Алан тоже из нашей семьи, – Ривер кивнула на капитана.

Я в недоумении уставился на него.

– Мы те, кого ты считал Аланом, – улыбнулся «капитан Сэм». – Пришлось сменить внешность, чтобы избавиться от инспектора. Вы были слишком напуганы и не верили мне. Я дал вам координаты планеты, но вы отказались лететь.

– Это ваша планета? Но она же…

Я не договорил. Действительно, если эти существа не хотели контактов с Федерацией, что им стоило создать пояс астероидов, чтобы к планете невозможно было подобраться. И инспектора Бо они ловко провели. Талантливые ребята! Вот бы заполучить таких в команду! Жаль, они не хотят жить в нашем мире. Да и это их пожирание органики во время стресса, не очень приятное качество. Впрочем, интересовала меня другое.

– Алан, а ты можешь вернуться в ту свою форму? Ну, в Алана?

Смотреть на капитана Сэма, зная, что он съеден, мне было как-то неловко.

– Конечно, – Сэм вздрогнул, словно подёрнулся рябью, голова и руки втянулись в форменную рубашку. Одежда рухнула, когда тело внутри неё исчезло, а из рукавов и брючин выползли толстые змеи. Настоящие земные удавы только с приплюснутыми мордами, большими глазами и покрытые шерстью. Они уставились на меня и разинули зубастые пасти, словно в улыбке.

Меня парализовало он ужаса. Змея с челюстями – это мой оживший кошмар. А их на нашем борту целых сто двадцать шесть! И часть из них со мной в одной комнате.

Змеи зашевелились, переплелись друг с другом, встали на хвосты, потянулись вверх и через мгновение посреди каюты стоял Алан, он улыбался во весь рот, совершено обычными зубами. Но я же видел те жуткие змеиные пасти! И в ужасе вжимался в стену, мечтая исчезнуть. Перед глазами всё поплыло.

Алан сделал ко мне шаг. Траурная музыка из динамиков взревела.

Компьютер радостно констатировал: «Инфаркт!» – и это было последнее, что я услышал.

Когда я открыл глаза, змей, Ривер и Алана в каюте не было. Возле меня сидел Люк, Белла и Тим маячили чуть поодаль.

– Очнулся! – воскликнул Люк. – Ян, всё так удачно сложилось, а ты валяешься в обмороке!

– Ривер сказала, что когда мы доставим их на планету, они подарят нам этот корабль, – Тим был так возбуждён, что не дал мне и минуты опомниться.

– Мы же будем одной командой, правда? – тут же с надеждой спросила Белла.

На меня уставились три пары восторженных глаз.

– У Греев в каютах столько денег! Как раз хватит купить новые бумаги на корабль! – радовался Люк.

– Я уже выяснила, где это можно сделать, – подхватила Белла.

– Ты будешь капитаном! – торжественно объявил Тим.

– Капитан Бесстрашный! – с наигранным пафосом провозгласил компьютер.

– И поменяем бортовой компьютер, – быстро проговорила Белла.

– Как ты можешь? После всего, что у нас было, – раздалось трагическое всхлипывание.

– Умолкни! – крикнул Люк.

– А где эти? – я неопределённо мотнул головой.

– Ривер и Алан в грузовом отсеке со своими, они очень расстроены, что напугали тебя. Но, надеются, это не повлияет на твоё решение помочь им добраться до дома.

– Ты же не выкинешь их в космос, капитан? – спросила Белла, с трудом сдерживаясь от смеха.

Я разозлился.

– Идите вы к чёрту! Это не смешно!

– Прости, прости! – Люк замахал руками. – Мы молчим вообще. Но они милые, эти змейки, Ян! И глаза у них такие грустные… Они всё нам рассказали и показали себя. Мы должны им помочь!

Конечно, выкидывать разумных существ в космос я не стал. И через два дня мы прибыли на их планету. Пояс астероидов оказался маскировкой, мы благополучно приземлились. Покидать корабль Ривер нам не рекомендовала, да мы и не порывались. Наши скафандры не были рассчитаны на подобную атмосферу. Как и в каких формах змеи выгружали холодильники со своими соплеменниками, я не видел, хотя ребята не отлипали от иллюминаторов и уверяли, что зрелище футуристическое. Так же я не захотел с ними прощаться и закрылся в своей каюте.

– Можем стартовать, ‒ наконец связался со мной Люк. – Кстати, холодильники они нам оставили, так что мы теперь даже заказы на доставку еды брать можем.

Я промолчал. Заказы брать можем, но я есть еду из этих холодильников не буду ни при каких обстоятельствах.

Я поднялся на мостик, в задумчивости глядя на два пустых кресла: свое старое и кресло капитана. На обзорном экране хорошо просматривалось серое плато, посреди которого стояла Ривер и махала рукой на прощание. Остальные, наверное, расползлись о своим норам? Или где они там живут?

– Ну что, капитан, навстречу приключениями? – подмигнул мне Люк, подталкивая меня к бывшему месту Сэма Андерсона.

– Лучше уж без приключений, – пробурчала Белла из-за своей приборной панели.

С планеты мы стартовали благополучно, и я было вздохнул с облегчением, что все позади, когда дверь на мостик открылась. Я думал, это Тим и обернулся. На пороге стоял Алан и смущённо улыбался.

– Ты не успел покинуть корабль? – ахнул Люк и глянул на меня. – Возвращаемся?

– Нет! – воскликнул Алан, сложив руки в молитвенном жесте. – Мы хотим остаться с вами! Нам понравились люди! Мы привыкли к вам! Мы будем полезны. Нас всего шесть, – он умоляюще глянул на меня.

«Шесть змей, – в ужасе думал я. – Шесть зубастых змеей!»

– Мы много чего знаем. Мы хорошие механики, пролезем в любой шлюз. Мы можем принять любую форму. Вы можете продать нас как предмет, а когда получите деньги, мы сами вернёмся, – осторожно проговорил Алан.

– Ты умеешь заинтересовать, – усмехнулся Люк. – Ян, давай возьмём этого «шесть в одном» на испытательный срок? Механик нам сейчас нужен.

Я молчал. В целом, предложение было привлекательное. Да и не похож сейчас Алан на змею. Общался же я с ним раньше, когда не знал этого секрета… Да и не я ли недавно мечтал о товарище с такими способностями?

И, скрепя сердце, я выдохнул:

– Ладно. Но чтоб змей я не видел!

– Отставить змей! – голосом бравого солдата гаркнул компьютер на всей громкости динамиков и добавил моим голосом: – Вселенная ждёт нас! Вперёд, «Альдебаран»!

0
269
Мартин Эйле №1