Нидейла Нэльте

Последний из вас

Последний из вас
Работа №205

В мире нет ни одного человека, говорящего на моем языке; или короче: ни одного человека, говорящего; или еще короче: ни одного человека.

В.Набоков

— Здравствуйте. Имя: N3P2. Запрос: Я не хочу больше жить.

Сущность за столом оторвала от экрана кобальтово-синие, тщательно подобранные в цвет волос глаза, и непонимающе уставилась на клиента.

— Вы что? — переспросила она.

— Я не хочу больше жить, — ровно повторил N3P2.

— Боюсь, что не понимаю вас.

— Смерть, — N3P2 неуверенно перекатил на языке слово, будто впервые произносил его вслух. — Я хочу умереть.

— Смерть? — Сущность напротив понизила голос. — Да откуда вы это взяли?

— Из книги.

— Ах, так вы из этих, — даже перламутровый значок с надписью «Информационный отдел, сотрудник VL8I» на лацкане её пиджака сверкнул как будто укоризненно. — У вас всё ещё есть книги?

— Но ведь и у вас их не мало, — заметил N3P2, оглядывая ряды старинных фолиантов вдоль стен.

— Это? Ни в коем случае. Это просто обои. Меняются каждый час. Мне никогда не приходилось держать в руках книгу, — с некоторой гордостью и даже оттенком превосходства ответила VL8I.

N3P2 промолчал и только опустил взгляд на свои крепко переплетённые пальцы.

— Послушайте, — уже мягче продолжила VL8I, ведь её работа заключалась в помощи другим Сущностям, и она ни в коем случае не была бессердечной, — какое имя вы себе выбрали в вашей версии?

— Джеймс.

— Как мило и старомодно. Мой ник — Радость. Можете звать меня так. Так вот, Джеймс, вы не одиноки. Именно поэтому книги стали нежелательными к использованию ещё в 2092 году как источник страданий. Идеи, видите ли, только тревожат ум. Некоторые даже, — Радость сделала паузу, как будто слова имели отвратительный привкус, — кончали жизнь самоубийством. Но не беспокойтесь, вы обратились по адресу. Общество «Добро и Справедливость» существует, чтобы помогать всем. Даже таким, как вы.

— Это прекрасно, просто прекрасно, — кивнул Джеймс. Лицо его ничего не выражало. — Спасибо, Радость. Но у меня сегодня только один запрос.

— Я вас слушаю, — с энтузиазмом отозвалась Радость.

— Всё же расскажите мне о процедуре отключения. Какие справки нужны?

— Да что вы заладили? — нахмурилась Радость. — Или это розыгрыш какой-то? Постойте-ка, а вы часом не из «Неожиданной Проверки Качества Сервиса»? Так ещё ведь только десятое мая, что же вы так рано?

— Уверяю вас, я не из Проверки-Как-Там-Её. И не разыгрываю вас. Я совершенно серьёзно хочу умереть.

Радость смерила своего клиента полным замешательства взглядом, потом пролистнула что-то на экране.

— Боюсь, — резюмировала она, — что ваш случай не в моей компетенции. Подождите.

Радость перевела взгляд на зеленоватый значок с телефонной трубкой в верхнем углу стола и почти сразу на экране появилось чье-то лицо.

— N8LA? Прости, что беспокою перед самым концом смены. Тут трудный случай, не зайдешь?

***

Сущность — любой организм органической (так называемое «Первое поколение») или неорганической (так называемые «Пришедшие после») природы, обладающий интеллектом. Понятие введено в 2091 году, для замены таких оскорбительных наименований, как «мужчина», «женщина», «темнокожий» или «андроид», в связи с необходимостью исключить любые намёки на физиологические, социальные и прочие различия между Сущностями. Слово «Сущность» всегда пишется с большой буквы.

Из всеобщего словаря.

Стандартная прическа «аквамариновый боб» и костюм «сотрудник года» с 12% скидкой уже сегодня! Комплект одобрен Обществом «Добра и Справедливости» и обязан быть у каждого модника!

Из рекламы магазина одежды.

***

— N8LA, отдел Контроль Эмоций. В чём заключается ваша проблема?

Быстро пожав Джеймсу руку, N8LA щёлкнул пальцами и опустился на простой стул с прямой металлической спинкой, выросший из пола рядом с Радостью. N8LA тщательно следовал рекомендованному модному курсу и был словно зеркальным отражением хозяйки кабинета: те же синие линзы и короткая причёска. Отличалась только надпись на перламутровом значке.

— Я не хочу больше жить, — в который раз за вечер повторил Джеймс.

Сущности за столом обменялись красноречивыми взглядами.

— Ну что же, — медленно сказал N8LA, — не будете ли вы так добры объяснить нам, что же мешает вам наслаждаться жизнью?

Тихо урчал компьютер. Звук, специально оставленный, чтобы внести хоть какое-то подобие жизни в давно уже ставший беззвучным мир кабинетов Общества. Джеймс смотрел куда-то в пространство невидящим взглядом.

— Видите ли, — осторожно подбирая слова начал он. — Эта жизнь нереальна.

— Что вы имеете в виду?

— Симуляторы всего лишь заменяют жизнь, показывают картинки, которых на самом деле нет.

Специалист Контроля Эмоций неожиданно тепло улыбнулся, словно говорил с неразумным ребёнком.

— Вы же сами понимаете, что говорите глупость. За эту ересь наказывали ещё 600 лет назад, вы ведь помните это из «Рекомендованной к Скачиванию Программы»?

— Помню, — бесцветно ответил Джеймс.

— Почему же тогда вы повторяете давно развенчанный миф?

— Я не считаю, что это миф, — Рука Джеймса вдруг дёрнулась в порывистом, незаконченном жесте. — Все эти картинки в капсулах — просто программы, код, набор символов…

— Ну будет, будет, — остановил его N8LA. — Не нужно переживать, вы в надёжных руках. Мне приходилось раньше видеть такое, и вот вам моя рекомендация: вам необходимо развеяться. Только сегодня утром поступила новая симуляция: гонки на Юпитере! Только представьте: вы мчитесь по Юпитерианской кольцевой системе, рёв мотора, адреналин, а? Копии поступят на рынок только завтра, вы будете в числе первых пользователей.

— Нет, спасибо. Это совсем не то, зачем я сюда пришёл.

N8LA пробежал взглядом по экрану в самый низ.

— А что вы скажете об этом? — крышка стола приподнялась, и изображение развернулось к Джеймсу. — Чудесный тур по мировому океану, а, каково? Барьерный риф, Марианская впадина… Вы увидите редчайшую морскую жизнь: дельфинов, акул, некоторые счастливцы даже встречают китов! А после захватывающего путешествия вас ждёт ужин на берегу Тихого океана. Восхитительный закат, свежий бриз в лицо. Ретро-романтика! Сущностям с вашим расстройством обычно помогает. И, между прочим, симуляция полностью покрывается вашей страховкой. Что скажете?

— Киты вымерли 1500 лет назад, — тихо сказал Джеймс.

Рекламно-белоснежная улыбка N8LA начала угасать.

— Какое это имеет отношение к делу? — подозрительно спросил специалист.

— Никакого, — поспешно ответил Джеймс. — Совершенно никакого. Просто я не хочу лезть в очередной симулятор.

— Всё ещё серьёзнее, чем мне казалось, — озабоченно покачала головой Радость.

— Боюсь, что нам необходима помощь отдела Чрезвычайных Расстройств, — констатировал N8LA.

Радость утомлённо кивнула и посмотрела на значок телефонной трубки. На этот раз ответа не было долго. Звучала лёгкая популярная мелодия и Радость звонко барабанила ногтями ей в такт. Наконец не слишком приветливое лицо появилось на экране.

— Отдел Чрезвычайных Расстройств? — лучезарно улыбнулась Радость. — Нам нужен специалист. У вас есть кто-то свободный? Да уж. Простите, что в конце дня. Спасибо, ждём.

***

Рекомендованная схема выбора имени ребёнку: первый знак имени первого родителя, первый знак имени второго родителя, первый знак фамилии имени первого родителя, первый знак фамилии второго родителя. Ник в сети может быть выбран на любой вкус, однако помните, что имена, подчёркивающие половую или иную принадлежность ребёнка строго не одобряются. Неосредневековье давно прошло!

Из флаера в отделе Регистрации.

Смерть — сущ., устар.

Понятие, использовавшееся Первым поколением с древних времён до конца неосредневековья, означавшее необратимое прекращение физиологических процессов в клетках и тканях живых существ. Исключено из употребления Обществом «Добра и Справедливости» в 2678 году в связи с деятельностью таких запрещённых сект, как «Сведи счёты 0.2» и «Новая Бренность Бытия» в 2580–3100 годы.

Из всеобщего словаря.

***

Заставка за окном сменилась на вечернюю, а стены кабинета теперь старательно имитировали бронзовую торжественность старинного зала суда с мраморными колоннами и мозаичным полом. Шоколадный дубовый стул с причудливо-резной спинкой услужливо появился сам, как только дверь распахнулась. Радость и её специалист из Контроля Эмоций не сговариваясь приняли неуютные позы первоклассников в кабинете директора.

— Добрый вечер, я S1MN, представитель отдела Чрезвычайных Расстройств. В чём дело?

Голос представителя был таким же сухим и решительным, как и его рукопожатие. Невысокий, с тщательно зачёсанными назад седыми волосами и внимательными чёрными глазами, блестящими за ореховой оправой очков. S1MN был, пожалуй, последним, кто желал выглядеть старше, чем позволяли современные технологии.

Джеймс глубоко вдохнул, словно собираясь с духом перед очередной, заранее проигранной битвой.

— Я не хочу больше жить, — выдохнул он.

— Это сейчас тоже лечат.

— Я не хочу лечиться.

N8LA присвистнул. Радость тихо ахнула и прикрыла рот рукой.

— Вы хорошо знаете, N3P2, что это незаконно, — строго сказал S1MN, поправляя очки. — Вы не имеете права отказываться от помощи.

Джеймс рассеянно кивнул. В глубине кабинета глухо тикали напольные часы.

— Я готов выслушать ваши рекомендации, как того требует закон, — с обречённым смирением проговорил он.

— То-то же, — S1MN откинулся на спинку стула. — Но давайте не будем горячиться. Для начала договоримся об определениях. Ведь вы, вероятно, не понимаете, что именно просите.

Его коллеги за столом, где уже становилось тесно, уважительно покивали головами. Сразу было видно, что S1MN — настоящий профессионал.

— Вы просите отключить вас. То есть позволить вам перестать жить, верно?

— Верно.

— Это необратимое действие. Отключение это не симуляция смерти. Вы осознаете, что подвергнувшись так называемому отключению, вы не сможете восстановиться в статусе живой Сущности никогда впредь?

— Осознаю.

— Вы проходили когда-либо исторические симуляции?

— Конечно.

— Времена чумы и других болезней? Рак, СПИД, детская смертность… войны…

— Я прошёл все доступные исторические симуляции.

— В ваших настройках было установлено «полное погружение» или только режим наблюдения?

— «Полное погружение».

— В таком случае, вы понимаете, каких ужасов мы лишены сейчас. В том числе ужаса смерти.

Двое других сотрудников невольно вздрогнули, услышав запретное слово, но S1MN сохранял каменное спокойствие и пристально следил за клиентом цепким, угольным взглядом.

— Да, но мы также лишены вкуса. Настоящей еды, а не кода еды, понимаете? У тех людей, у смертных людей, были настоящие чувства, а не боты, симулирующие чувства.

— Так вам недостает любви? — с неуклюжей добросовестностью вставил N8LA. — У нас большой выбор программ…

— Нет, — упрямо покачал головой Джеймс. — Я говорю о настоящих чувствах, не симуляции.

— Человеческий мозг не понимает разницу между настоящими, как вы выражаетесь, чувствами и симуляцией, — сказал S1MN. — Это давно доказано, и мы можем получить любой вообразимый опыт в безопасных условиях.

— Опыт в безопасных условия — только симуляция опыта.

На этот раз S1MN надолго замолчал, и никто не посмел нарушить его размышлений.

— Будьте добры оставить нас, — попросил он. Радость и VL8I как один поднялись, с видимым облегчением покидая неприятную встречу.

— Джеймс, — сказал S1MN, как только дверь закрылась. — Смерть для нас — это высший враг. Враг пережитый, поверженный и преданный забвению. Убить вас значит вернуть древнее зло, пойти против собственной природы, не говоря уже о законах. Вы понимаете?

Джеймс утвердительно кивнул. Его губы дрожали.

— Однако я работаю здесь давно. Даже слишком давно. Я мог бы продолжать мучить вас техническими осмотрами, собеседованиями и реабилитационными симуляциями, но я отлично знаю, что это всё не поможет. Пока у нас нет оружия против этого вируса. Откровенно говоря, мы ничего не можем сделать, чтобы помочь вам. Но наш девиз гласит, и слова эти я воспринимаю со всей серьезностью: «Равноправие. Милосердие. Совесть».

S1MN тяжело вздохнул, когда Джеймс поднял на него светящийся надеждой взгляд.

— Общество следует принципу причинения наименьшего зла, если уж добро невозможно. Это наш смысл, наш главный закон. Если вы тверды в своём решении, следуйте за мной.

***

С появлением неорганических Сущностей, проблемы, веками стоящие перед живущими, были решены за несколько лет. В 2092 году развитие позволило сделать всех желающих бессмертными. В том же году исчезли болезни, считавшиеся неизлечимыми. Способности неорганических Сущностей к небывалым скоростям в работе с информацией позволили вычислить идеальную государственную систему при едином мировом правительстве, всеобщем равноправии и вероятностью военного столкновения менее 0,001%. Впервые в истории мир был свободен. Впервые в истории каждый был счастлив.

Из Рекомендованной к Скачиванию Программы.

Первое поколение переведённых на бессмертие Сущностей особенно подвержено заболеванию, известному как «Вегетативное умирание». Природа этого вируса до конца не ясна. Методы лечения сводятся к симптоматическим и доказанной эффективности не имеют.

Из медицинской статьи.

Никто не может считаться преступником до тех пор, пока он согласен принять помощь.

Из Рекомендованной к Скачиванию Программы.

***

Однообразно-величественные, казавшиеся бесконечными анфилады Общества беззвучно впитывали шаги идущего на смерть. Они проходили мимо всевозможных артефактов минувших эпох, бесценных и никому теперь не нужных, потерявших смысл, как и само время. Тело Джеймса словно сбросило оковы и он почти летел вслед за S1MN, расправив плечи и дыша полной грудью.

Где-то между непостижимой улыбкой леонардовского ангела и воздушно-юной Сикстинской Мадонной они остановились. S1MN распахнул перед Джеймсом неприметную дверь в глубине зала.

— Вот мы и пришли.

Тёплый, пляшущий по тёмным стенам свет настоящей свечи скупо осветил стол, стул и капсулу у дальней стены.

— Мне жаль, что не в моих силах помочь вам как-то иначе.

— Всё в порядке, — механически отозвался Джеймс, не отрывая взгляда от единственного маяка-свечи.

— Мир словно отторгает вас. Вам не хватает воздуха, осязаемости… не смотрите на меня так, — печально улыбнулся S1MN. — Я по долгу службы читаю дневники ушедших. Все пишут примерно одно и тоже. Садитесь.

Джеймс послушно сел. На самой обычной, без всяких экранов, поверхности стола лежал самый обычный и такой невозможный в нынешние времена, лист бумаги. На листе, справа, был изображён герб Общества, под ним витиеватым шрифтом выведены три слова: «Равноправие. Милосердие. Совесть».

— По традиции договор пишут на настоящей бумаге и подписывают настоящим пером.

— «Договор о добровольном принятии смерти» — прочитал Джеймс с придыханием от волнения. — Сколько ещё до меня просили того же?

— Достаточно много, — уклончиво отозвался S1MN. — Поэтому здесь, в самом сердце Общества «Добра и Справедливости» и стоит совершенно противозаконная капсула отключения. Вы зайдёте внутрь, я нажму вот эту кнопку, и вы умрёте.

— Так просто?

— Так просто. Но если желаете, можем добавить симуляцию гладиаторского боя или же…

— Ничего не надо, спасибо.

— Я так и предполагал, — задумчиво проговорил S1MN. — Первые всегда просят реальности опыта. Оставить вас одного?

— Нет. Я достаточно был один.

Джеймс размашисто подписал бумагу.

— Я готов.

Негнущиеся пальцы с трудом справились с пуговицами пиджака. Джеймс повесил его на спинку стула и встал перед гладкими, чёрными дверьми капсулы. Прежде, чем они мягко разъехались, приглашая его внутрь, Джеймс успел увидеть своё встревоженное, глянцевое отражение.

— Пахнет снегом, вам не кажется? - пробормотал он себе под нос, и, поведя плечами, шагнул внутрь.

— Ну что же, счастлив был вас знать, Джеймс, — произнёс S1MN и потянулся к панели управления.

— Постойте, — неожиданно сказал Джеймс. — Вы ведь понимали, о чём я говорил. Дело не в дневниках. Вы знаете, ведь правда?

S1MNмолчал, но Джеймс, вероятно, услышал свой ответ.

— Как вас зовут? — с улыбкой спросил он.

— Адам.

— Спасибо вам, Адам.

— В добрый путь, Джеймс.

Двери так же плавно закрылись. Короткий сигнал предупредил о начале процедуры.

***

9 марта, 2968 год

Сбылось всё, о чём мы мечтали! Я уже собрал все лучшие симуляции. Мы с Анной были на карнавале в Венеции, в Атлантиде, видели гибель Помпеи и Марсианское сафари. Мы даже побывали в элитной версии реальности, где я стал признанным режиссёром, а она — знаменитой актрисой. Как жаль, что мой брат совсем немного не дожил до Года Обретения Бессмертия. Он всегда мечтал стать гонщиком.

13 сентября, 3031 год

Сегодня мне исполнилась ровно тысяча лет. Как и всем остальным, обретшим бессмертие в день…но ни к чему переписывать «Рекомендованную к Скачиванию Программу». Я давно знаю её наизусть, вот только кроме неё я помню всё меньше. Чем больше я стараюсь ухватить события своей жизни до бессмертия, тем дальше они ускользают. Мне кажется, я родился в Москве. Огни приближающейся в метели электрички, мандариново-хвойный запах, жгущий скулы мороз… что это, настоящие воспоминания или я видел их во сне? Технические специалисты Общества уверяют, что беспокоиться не о чем. Иногда, когда я моргаю, мне кажется, что я вижу сетку 3D-моделей. Но только на долю секунды. Стоит приглядеться, и всё снова как всегда. Возможно, мне стоит послушать рекомендации и увеличить время в симуляциях…

18 августа, 3200 год

Они уходят. Один за другим. Везде обсуждают этот «вирус Первых», загадочную болезнь, от которой Сущность перестаёт желать чего-либо кроме… я прочитал это слово недавно… смерти. Отчего-то всё это касается только органических Сущностей. Я теперь всё чаще беру в руки ту единственную книгу, что сохранилась у меня. Давным-давно, сам не знаю почему, я не сдал её вместе с другими. Снова и снова листаю хрупкие пожелтевшие страницы...

2 января, 3342 год

Анна становится всё тише. Почти все дни вне симуляций она проводит глядя в одну точку пустым, невидящим взглядом. Иногда я читаю ей книгу. Не знаю, слышит ли она меня.

8 апреля, 3567 год

Мы обошли столько реабилитаций, я, кажется, побывал в каждом кабинете Общества «Добра и Справедливости», а их там тысячи… И все говорят одно: это временно. Нужно больше симуляций. Рекомендованных пятнадцати часов в сутки недостаточно. Увеличить пребывание в симуляции до девятнадцати часов в сутки…

Я чудовищно устал. И не смотря на все успокоительные, мне чудовищно страшно.

14 июля, 3999 год

Сегодня я добился для Анны отключения. Последние годы она совсем не говорила и как будто совсем не узнавала меня. Все технические анализы показывали отменное здоровье. Разбирая её ящики, я нашёл пометку на полях книги: «Все мы давно умерли. Это не настоящая жизнь. Это не реальность. Где мой Джеймс?».

3 ноября, 4056 год

Я всё ещё пишу здесь, чтобы не сойти с ума или потому, что сошёл с ума? Уже много дней я не входил в симуляции. Я бесцельно брожу по улицам, и мне кажется, что среди прохожих нет ни одной органической Сущности. Ни одного Первого. Иногда я начинаю бредить о каких-то забытых людях и городах, вспоминаю слова незнакомого языка и чьи-то имена, и что-то царапает, рвётся изнутри такое, чему слов я не могу подобрать. Снова и снова листаю книгу в поиске ответа. Снова и снова перечитываю странную надпись: «Все мы давно умерли. Это не настоящая жизнь. Это не реальность. Где мой Джеймс?»

6 октября, 4128 год

Я наконец понял…

4345 год

Сегодня…

Из дневника пациента N3P2.

***

— Процедура завершена, — дружелюбно сообщил интерфейс.

— Это всё так трагично, — VL8I не смогла сдержать слёз. — Последний из Первых, подумать только…

— Ну что вы, не нужно печалиться, — S1MN похлопал её по плечу. — Это всего лишь временная мера. До тех пор, пока мы не найдём способ их спасти.

S1MN нажал что-то на экране, и капсула медленно поплыла вниз.

— Хранилище номер 8.000.459.000 заполнено, — доложил интерфейс.

— Перенесите в следующее.

S1MN, VL8I и N8LA следили на экране как чёрную капсулу медленно ставят к стене в огромном, пока ещё пустом хранилище.

— Чего же им не хватало? — вздохнул N8LA.

— Увы, пока мы вывели из всех дневников и интервью одну общую закономерность, единую мысль. Компьютер всё ещё не способен её расшифровать, но настаивает, что это ключ к их болезни.

— Что же это за мысль?

— «Смерть — последняя реальность».

VL8I и N8LA растерянно молчали.

— Признаться, я не понимаю, — сказала VL8I.

— Никто не понимает, — мрачно ответил S1MN. — Но все Первые говорили и писали в своих дневниках нечто похожее. Как будто это их совместный крик о помощи. Который мы, Пришедшие после, не можем понять или даже правильно услышать.

— Вы меня пугаете! — всхлипнула VL8I.

— Простите, я слишком много болтаю сегодня. Трудный был день. Нам пора возвращаться.

— Пора, — поддержал N8LA.

+2
119
Станислава Грай №1