Илона Левина

Проникновение

Автор:
Юлия Паршихина
Проникновение
Работа №5
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен

Я судорожно сглотнула и чуть не поперхнулась. Черный грузовик без надписей и номеров показался из-за поворота и медленно проехал вдоль серых стволов сосен на другой стороне узкой дороги, а затем скрылся в глубине леса. Снова подошел период, когда тяжелые темные машины днем и ночью бесшумными вереницами будут тащиться по узкой объездной дороге мимо нашего городка, прямо вглубь заповедника в запретную зону. Я предвкушала бессонные ночи и возвращение приступов, похожих на паническую атаку. В голове настойчивым, поганым дятлом застучал вопрос, на который больше всего на свете я боялась получить положительный ответ.

Перед глазами возникла старая каменная ограда, я в коротком платье в цветочек и пятеро мальчиков-подростков. Я смотрела на самого высокого из них и тогда еще только мечтала, что мы будем вместе. А они все вместе смотрели на дорогу, где черные безликие фуры без номеров и лейблов на тентах медленно перемещались по дороге, словно цепочка молчаливых муравьев. Тогда он - самый высокий – Ирвен, повернулся с широкой притягательной улыбкой на лице и сказал:

- Нам нужно увидеть Это!

Все, включая меня, оторопели, и в воздухе повис вопрос, который никто не решался задать.

- А что? Должен же быть какой-то способ! Нам обязательно нужно увидеть Это! Есть мысли? – задорно продолжил он.

Я моргнула, отгоняя образы, и проследовала взглядом за еще одной темной фурой.

Тот момент стал отправным для всех нас.

С него все началось.

***

В заповедной зоне леса близ нашего городка каждый год проходило строго конфиденциальное правительственное мероприятие. Засекреченное и табуированное настолько, что вокруг него расплодилось много разных слухов. Никто не знал, что именно происходило в ту ночь в Правительственном Замке, но охрана здания и запрет приближаться были настолько серьезны, что взрослые придумывали разные страшилки, чтобы дети даже подумать боялись отправиться в ту ночь вглубь заповедника.

Слухи и байки подогревали любопытство, и детское воображение рисовало невиданные картины сначала кровавых жертв, потом разврата, а по мере взросления и того, и другого вместе взятого, приправленного важными решениями государственной важности.

Каждый год длинные крытые грузовики привозили тонны скрытого с глаз оборудования в загородный Правительственный Замок. И каждый год мои друзья строили план, как нарушить запрет и пробраться на тщательно охраняемую территорию. Сначала это была игра, потом она переросла в соревнование, а затем в настоящее состязание на самый действенный и возможный план проникновения на территорию Замка.

Я не участвовала в их соревновании, мне никогда бы в голову не пришло даже шага ступить в ту сторону, особенно в эту ночь. Нас так запугивали с детства, что даже мысли не возникало о возможности проникновения. В конце концов, было понятно, что такая секретность – не шутки. Но в некоторые минуты, видя глаза друзей, мне казалось, что это понимаю только я.

Мальчики увлеклись игрой. Они выросли, но у них осталась нереализованная цель, на которую они потратили так много сил и времени.

***

Грузовик скрылся за деревьями, густо облепившими узкую дорогу, ведущую в заповедник. Я развернулась и пошла в город, на место, где обычно мы все собирались. Дверь в гараж Ирвена была закрыта, изнутри не слышалось ни звука, я было уже подумала, что там никого нет, но решила все-таки дернуть за ручку. Дверь не было заперта, она тяжело открылась, и я остолбенела.

Все пятеро были в сборе. Они сидели, склонившись над большими сумками, в которых было обмундирование. По моей коже пробежались мурашки, которые вывели меня из оцепенения, я сделала шаг вперед.

- Бэк, ты что-то бледная, - отозвался с усмешкой Роман, который первым меня заметил.

Я сглотнула. Похоже слишком громко. И ничего не ответила. Ирвен поднялся, привычно притянул мою голову за затылок к себе и чмокнул в сухие губы. Потом отстранился, заглянул в глаза и тихо сказал:

- Ты можешь не ходить.

- Куда вы собрались? – забросила я спасительную удочку, не веря в хороший исход.

- Мы пойдем, Бэк, - ответил Ирвен.

- Вы с ума сошли??? – прошептала я, потеряв голос из-за кома во рту, который рвался наружу.

Ирвен чуть нахмурился:

- Это не обсуждается, все решено. Но ты можешь не ходить. Более того, я настаиваю на этом.

Я отошла чуть назад и присела на край стола. Опустив глаза, я увидела, как дергается моя левая нога коленом вверх, как будто в лодыжку вставили электрод и подключили к розетке. Положив руку на колено, я попыталась унять дрожь.

Не было сомнений, что они помнили случай восемь лет назад, когда группу людей в ночь Правительственного Бала арестовали на подходе к первому периметру Замка. И больше их никто не видел. Или случай семь лет назад, когда исчезла пара друзей-подростков, подобравшихся ко второму периметру Замка. И уж наверняка во всех подробностях они помнили, как пять лет назад в эту самую ночь в саду Замка был убит неизвестный, который накануне приехал в наш город и остановился в мини-отеле.

В любом случае Правительственный Бал был настолько страшной темой из нашего детства, что с годами у меня стал подкатывать к горлу ком тошноты, когда о нем заходила речь. Этот ком я судорожно пыталась сглотнуть каждый раз, когда мальчики начинали свое состязание, сидя на каменной ограде города и следя за передвижением черных грузовиков. Я давила его, потому что не хотела прослыть паникером или трусихой. Ирвен бы не простил мне этого. А я не хотела сдавать отвоеванной позиции быть рядом с ним, и точно не хотела опускаться до обычного друга в юбке. Нет, я заслужила это положение и хотела его удержать.

- Почему вы мне не сказали? – спросила я.

- Потому что ты в любом случае всегда против, - ответил Роман, склонившись над сумкой, а Ирвен только чуть приподнял и опустил брови.

- То есть меня вы не посчитали? – вдруг неожиданно довольно твердо спросила я, сильно сжав левое колено пальцами.

Все молча глянули на Ирвена. Тот снова слегка приподнял брови и уже хотел что-то ответить, но я вдруг почувствовала волну, которая поднялась откуда-то снизу. В момент захватив все мои эмоции, она начала топить меня в гневе, сжигая все комки тошноты и потроша дятла в голове. Это негодующее пламя накрыло меня, и я опередила Ирвена:

- Это опять половая дискриминация? Разве я вас когда-нибудь подводила? Я тоже пойду! – последние слова отозвались внутри моей грудной клетки болезненным эхом. В первые секунды я сама не поверила, что сказала это вслух.

- Я же сказал, - усмехнулся Тед, продолжая сидеть рядом с остальными.

Ирвен улыбнулся, притянул меня к себе за плечо и сказал, обращаясь к друзьям:

- Ну, кто тут сомневался? Бэк не из трусливых.

***

В день Правительственного Бала глубокой ночью я встала с кровати, так и не заснув, дрожащими руками натянула на себя черный костюм, чертыхаясь и размазывая по щекам слезы бессилия. Я понимала, что нельзя никуда идти. Мне было страшно настолько, что у меня физически отключалось тело, не слушались руки и ноги, не понимая сигналы головы. С одной стороны, мне было жутко страшно, а с другой – я упрямо не хотела нарушать свое слово и отказываться от начатого. Стоя перед зеркалом, я стянула волосы в хвост и прикрыла их сияющую светлоту темным капюшоном легкой куртки. Неслышно проходя по коридору, я остановилась у открытой спальни, где спала мама. Знала бы я тогда, что увижу ее не скоро, и что в следующий раз она будет выглядеть совсем не так, как в ту ночь.

Тихо притворив за собой входную дверь, я вышла на улицу, где меня ждал Тед. Он жил в соседнем доме.

- Если ты останешься, я найду, что сказать остальным. Достойного. Не бойся, - сказал он.

- Пошли, трусишка, - сказала я напряженно-дрожащим голосом и зашагала по освещенной части улицы.

Мы шли молча по пустынным и мертвенно-тихим улицам городка. Обычно мы с Тедом много говорили по пути, но сегодня мой язык прилип к небу и губы пересохли. Меня бил мелкий озноб, несмотря на теплую безветренную погоду.

Ирвен встретил нас на месте сбора, по обыкновению притянул меня за затылок и легко чмокнул в голову, так как я отвернула лицо в сторону леса. Вскоре все собрались, и они еще раз обсудили план проникновения. Я слушала вполуха, потому что все звуки снаружи заглушали неровные, глухие, но сильные удары сердца, тяжелым ритмом отбивавшие мне ребра. Я думала только одно: хоть бы после первого периметра они одумались, и мы повернули назад.

- Все понятно? – услышала я вопрос Ирвена чуть громче, чем до этого. – Бэк?

- Да, - отозвалась я.

Мы вышли на улицу и, сливаясь с черными тенями деревьев, пошли в сторону заповедника.

Я шла между Ирвеном и Тедом, и меня продолжал бить мелкий озноб. В лесу мы свернули с тропы и дальше пошли по навигатору.

Через час, подойдя к первому периметру Замка – к высокой каменной ограде, я остановилась от нее дальше всех. Аллен бросил за периметр какие-то датчики, и через пять-семь метров мы нашли безопасное место, чтобы перелезть ограду.

Все происходило так быстро, что я не успевала осознать, что мы делаем и просто делала, что мне говорили. Ирвен складывал ладони, я вставала на них, перелезала ограду, прыгала на руки Теду. Я не успевала подумать и оценить происходящее. Не успевала поймать метавшийся в черепе из угла в угол вопрос: как это мы так быстро и гладко минуем несколько патрулей охраны? Возле очередной ограды, где Аллен ловко отключил часть сигнальных датчиков, я вдруг ухватила ускользающую мысль за хвост и задумалась: откуда он знал, что тут именно такая защита? Как они так хорошо подготовились?

- Вы уже были здесь? – внезапно прошептала я, повернувшись к Ирвену.

- Ставь ногу, милая, - Ирвен встал одним коленом на землю.

- Были?? – зашипела я.

- Быстрее, Бэк! Всего две минуты, - прошептал Аллен.

- Я хочу вернуться, - вдруг сказала я и встала как вкопанная.

- Блиин, - протянул Аллен и нажал что-то на своем устройстве.

- Все-таки трусишь, - сказал Ирвен.

- Вы были здесь? – повторила свой вопрос я.

- Нам нужно идти, назад уже не вернуться, - сказал Ирвен, подставляя руки для моей ноги.

- Ответь мне, - настаивала я.

- Блин, сейчас это надо делать? – брызгая слюной, шепотом шипел Аллен, удерживая кнопку. - Тридцать секунд!

- Давай, Бэк, - Ирвен дернул руками.

Я встала на них, легко взобралась на ограду, с другой стороны меня поймал Тед. Когда Ирвен спрыгнул на землю рядом со мной, я схватила его за твердое предплечье руки и сжала пальцами насколько могла сильно:

- Значит были?

Ирвен повернулся ко мне:

- Да, милая, да. И это шедеврально, я тебе скажу. Ты сама увидишь!

Меня прошиб холодный пот. Вся моя одежда в мгновение стала влажной.

Когда?? Я не успела спросить, Ирвен отцепил другой рукой мою кисть, сжал ее и увлек за собой, пригибаясь к земле. Я машинально также пригнулась, и тут же над нами прошелестел в воздухе световой луч охраны. Ирвен оглянулся на меня и приложил палец к губам.

Меня же раздирал теперь не только страх, но и оглушающее ощущение предательства. Они делают это не в первый раз! А в какой? Во второй? Может в третий? Как я это пропустила? Вот почему они так легко взяли меня с собой…

Мне сильно захотелось повернуть обратно, выйти за периметр, вернуться домой, лечь в постель и забыться сном, чтобы ничего этого не знать. Но поворачивать было уже поздно.

Через несколько минут мы были у третьего, последнего периметра. Аллен и Роман накинули на каменную ограду тонкую металлическую сеть. Аллен нажал комбинацию клавиш на передатчике. На наших руках неслышно дрогнули часы, отключившись. Маттео перелез первым, вслед за ним Роман, потом Аллен, Тед, я и Ирвен.

Оказавшись в саду замка, я замерла. Такого великолепия я не видела никогда! Там было как в другой жизни! Как на другой планете! Мелкие гирлянды огней украшали каждое дерево и куст. Дорожки были выложены плоскими серыми камнями, чередуясь с маленькими светящимися камешками, которые оживали и чуть ярче зажигались под ступней. Сад сверкал и переливался. Порхающие фонарики висели прямо над дорожками, плавно качаясь вверх-вниз как на волнах. Я засмотрелась ни них, стоя на освещенном месте, но меня кто-то дернул за руку в кусты. В ту же секунду из-за поворота показался робот-дозорный, неслышно передвигавшийся на воздушной подушке. Луч его прожектора скользнул по остывающим светящимся камешкам, где только что стояла я.

Рука дернула меня, увлекая дальше. Я сделала несколько неровных шагов, перебирая кроссовками, и только потом смогла обернуться. За руку меня держал Тед. Логичный вопрос замер у меня в голове набухающим гневом – а где был Ирвен? Тед увидел мои нахмуренные брови и кивнул вперед. Ирвен двигался впереди всех.

Миновав еще некоторое пространство сада, мы приникли к деревьям. Следующий патруль благополучно прошел мимо. Близ темных каменных стен Замка были только кусты, дорожки и источавшие свет встроенные в них камешки. Неслышно ступая по ним, мы по одному преодолели широкое открытое пространство, предварительно отключив камеру слежения. И наконец-то замерли у теплых каменных стен строения.

Мне казалось, что мое сердце сейчас выпрыгнет в горло или просто взорвется внутри. Медленно скользя вдоль стены, парни обступили широкое окно с переплетом и, обмениваясь немыми знаками на пальцах, приготовились заглянуть внутрь.

Изнутри доносилась странная гипнотическая музыка. Плавный ритм медленно колебал воздух. Шум голосов, звон посуды и женский смех долетали сквозь открытые верхние части створок окон. Я оглянулась на Ирвена. Парни, затаив дыхание, уже смотрели внутрь.

Пот лился с моего лба в глаза. Я отерла его капюшоном и, задержав дыхание, повернулась к стеклу. Медленно открыв веки, я увидела великолепное мерцающее действо: ярко-украшенный зал, множество фигур в масках и темных шелковых накидках. На головах у них были странные украшения разных форм в виде изогнутых несимметричных стеблей. Часть людей были обнажены. Все переливалось и искрилось. Я сделала судорожный вдох, и в мое тело ворвалось сразу несколько запахов. Я идентифицировала: жареное мясо, вино, дорогие духи, холеные тела и еще один - дурманящий дымный привкус. Все это смешалось в один поток, которым я захлебнулась и чуть не подавилась. Парни внезапно присели, а меня кто-то снова потянул за руку. Мимо прошел патруль. Так близко, что мне казалось, что они должны были услышать не только как я судорожно давила кашель, но и как я дышала, и как колотилось мое сердце. Я зажмурилась и перестала вдыхать, от страха у меня волосы на теле встали дыбом. Но патрульным нельзя было смотреть в сторону окон, поэтому они не видели нас, присевших на корточки под ними.

Когда шаги стихли, я открыла глаза и увидела взгляд Ирвена. Разочарованный взгляд. Он поднялся и снова вместе с остальными прильнул к краю окна. Мне же больше было не интересно. Прелесть момента погасла и растворилась. Я выпрямилась и встала за деревом, больше не смотря в окна.

Внезапно где-то совсем близко залаяли собаки. Я вздрогнула и широко открыла глаза, а парни одновременно повернулись на звук. Собак давно было запрещено использовать для охраны, но, видимо, Замка это правило не касалось.

- Раньше же не было, - громко прошептал кто-то.

Ирвен дал знак возвращаться к ограде. Мы быстро пересекли открытую площадку между стеной замка и садом. Аллен судорожно что-то жал на своем передатчике. Лай собак послышался ближе. Я похолодела, пот очередной волной выступил на моем лице, шее и руках. Мы побежали быстрее. Вот уже ограда. Аллен и Роман пересекли ее первыми. Затем Маттео. Ирвен обернулся, я подбежала и с размаху встала на подготовленную им опору. Когда я взметнулась в воздух, позади услышала злобное рычание. Оглянувшись, я потеряла равновесие на ограде и неловко упала на другую сторону, повалив Маттео и подвернув левую ногу в колене. Внизу на стороне Замка оставались Тед и Ирвен. За секунду до прыжка вниз я увидела мелькнувших позади них двух тощих доберманов.

Грузно повалившись на землю, через секунду рядом со мной оказались Тед и Ирвен. Мы поднялись, я тут же снова упала. Парни подхватили меня под руки, мы вместе доковыляли вместе с до следующей ограды, и стали перебираться вслед за остальными.

На территории внешнего периметра раздались крики патрульных и замелькал свет.

Я, захлебнувшись воздухом, встала как вкопанная. Патрульные бежали прямо на меня:

- Проникновение! На территории чужие!

Кто-то снова дернул меня за руки, и мы побежали не в сторону города, а к реке. Не чувствуя боли, подстегнутая страхом, я практически летела за Ирвеном и Тедом. Голень подвернутой ноги как будто отделилась.

Внезапно сзади нас осветили прожектора. Патруль приближался. Мы упали и кубарем скатились с дороги в лес. Яркий свет хлынул сверху, заставляя ветви и листья плясать адский танец теней. Нас засекли роботы. И тут же прямо рядом со мной пролетел разряд энерголуча. Колено онемело, нога подкашивалась, я бежала, не разбирая дороги.

Невдалеке показалась пристань. У причала стояла большая пустая баржа. Тихо прогудев два раза, она начала медленно отходить от края. Я видела, как быстро и легко запрыгнули на нее наши друзья, бежавшие впереди. Тед схватил меня за руку, и почти волоком потащил за собой по деревянному настилу. Потом мы прыгнули. Я сгруппировалась и повалилась на палубу. Ирвен прыгнул последним, ухватившись за край баржи. Аллен и Роман помогли ему взобраться.

Патрульные остановились на причале и больше не стреляли. Роботы-дозорные в небе отлетели к берегу и больше не слепили нас сверху прожекторами.

- Неужели оторвались? – еле переводя дыхание, спросил Маттео.

- Оторвались, - подтвердил Аллен.

Ирвен, тяжело дыша, смотрел на берег.

Когда наша баржа отплыла на безопасное расстояние и погрузилась во тьму, Тед неожиданно спросил:

- А вы не думаете, что эта баржа идет на Остров?

Я почувствовала, как зашевелились на затылке мои волосы. Мы огляделись. На палубе кроме нас сидело еще три человека. Оборванные одежды и грязные лица этих людей подтвердили догадки Теда. Действительно баржа шла на Остров.

Мне стало плохо. Тяжело задышав, я даже не смогла заплакать. Боже мой, лучше бы нас убили!

***

На Остров отвозили ненужных обществу людей: безработных, пьяниц, наркоманов, обанкротившихся, даже больных и калек, за которыми некому было ухаживать. В его тюрьмы сажали преступников, освобождая материк от неугодных. Там был совершенно другой мир. Туда можно было попасть однажды и больше не вернуться никогда. Остров исполнял роль очистительного устройства материка. Сосланные на него люди никогда не возвращались обратно.

Нас всех охватило оцепенение.

Баржа быстро набирала ход.

На рассвете в серой дымке мы причалили к берегу. Вдалеке неясно вычерчивался темный, спящий город.

Через полчаса мы взошли на холм, и перед нами раскинулся небольшой городок. На улицах слабо шевелилось раннее движение.

Мафия засыпает, город просыпается.

***

Пройдя несколько улиц, мы удивились, что город выглядит довольно прилично для слухов об Острове. На нижних этажах домов располагались лавочки, небольшие магазины и кофейни, люди шли с корзинами и несли свежеиспеченный хлеб и овощи. С интересом, но не удивленно, они рассматривали нас, но не задавали никаких вопросов.

Мы свернули на тихую часть улицы с вереницей одноэтажных жилых домов, утопавших в зелени, цветах и пышно разросшихся плодовых деревьях.

- Здесь удивительно приятно, - сказала я, озираясь по сторонам.

Кто-то вложил мне в руку мягкий шершавый фрукт. Это был восхитительный и сочный персик с темными бордовыми пятнами.

- Да мне тоже казалось, что здесь должна быть обстановочка похуже, - невнятно отозвался Маттео, обливаясь соком.

- Жить можно, - сказал Аллен, запихивая в рот мякоть.

Мы так увлеклись персиками, что не заметили в глубине сада девушку, которая некоторое время наблюдала за нами, а потом медленно пошла навстречу. Подойдя к калитке, она совершенно спокойно и мягко сказала:

- За персики я беру по 30 оро за килограмм.

- Чего? – удивился Роман, улыбаясь.

- Новенькие значит, - чуть прищурилась девушка. – Когда прибыли?

- Сегодня ночью, - сказал Ирвен.

Она немного подумала, оглядывая нашу невеселую компанию разодранных, грязных людей в черном, а потом неожиданно сказала:

- Если хотите, то могу сделать вам неплохое предложение.

- На счет чего? – не понял Тед.

- На счет работы. За персики придется заплатить.

Аллен засмеялся, Роман принялся шутить. Но Ирвен серьезно спросил:

- Что за предложение?

- Наверное, для начала вы хотели бы помыться, поесть и отдохнуть?

Все тут же согласились с облегчением, как будто им наконец разрешили.

Девушка открыла калитку и запустила нас в сад.

- Вы представляете себе, что значит жить на Острове? – спросила нас она спустя время, когда все отдохнули и привели себя в порядок.

- Догадываемся, - ответил Маттео.

Шарлотта, так звали девушку, посмотрела на Ирвена, безошибочно определив, кто у нас главный. Дальше она продолжала, глядя преимущественно на него.

- В основном здесь трудятся на благо Острова. Все три государства имеют свою политику и свои законы. Ни одно из них другое не поддерживает, - говорила она медленно, четко выговаривая каждую фразу. – Если вы встанете на учет в службе занятости или самостоятельно попытаетесь найти работу, это, скорее всего, будет подсобный низкооплачиваемый труд. На высокие должности здесь можно устроиться только рожденным на Острове или прошедшим специальное обучение и проверку. Пройти их сложно. Нужны деньги. На подсобных работах вы заработаете на них примерно лет через пять, сильно отказывая себе во всем. И не факт, что пройдете. Теперь вопрос: вы хотите остаться здесь или хотели бы вернуться на материк?

- Это что еще значит? – спросила я, так как Шарлотта посмотрела в этот момент на меня.

- С Острова можно уехать, - ответила она, чуть откидываясь назад и перекидывая ногу на ногу.

- Каким образом? – одновременно спросили Роман и Маттео, зачарованные плавными движениями Шарлотты.

Я глянула на Ирвена, он бурил взглядом ее лицо, сильно нахмурившись.

- Нужно заплатить большую сумму, и вас переправят обратно, - ответила Шарлотта.

- Сколько? – спросил Ирвен.

- Пятьдесят тысяч оро за человека?

Повисла пауза.

- Это много? – спросил Аллен.

- Да, прилично. Таких денег простым рабочим не заработать.

Снова воцарилась тишина.

- Если вы примете мое предложение, то вы сможете заработать такую сумму. Не быстро, но определенно в наиболее кратчайшие сроки по меркам Острова.

- Что за предложение? – недоверчиво откликнулся Роман.

- На Острове процветает воровство. Но не в обычном понимании. Люди не воруют друг у друга, они воруют у государства.

- Тоже мне необычное понимание, - усмехнулся Аллен.

- Для моего предприятия мне не хватало как раз таких сильных молодых людей, как вы. Мы справимся с моей задумкой легко и быстро.

Снова повисла неприятная тишина.

- Мы не воры, - твердо сказал Ирвен.

- Позвольте, я сначала расскажу вам план, а потом вы сделаете свои выводы и решите.

Выждав несколько секунд, она снова прошлась внимательным взглядом по всем присутствующим и медленно начала:

- Между островными государствами ходят поезда. Они перевозят продукты, одежду, книги, все, что необходимо для жизни. Это товарный обмен. Поезда идут быстро и не делают остановок. В них номинальная охрана и два машиниста. Товары с этих поездов идут в государственные магазины и продаются по очень большой цене. Их можно продавать дешевле и всю выручку оставлять себе, отдавая часть предприятиям сбыта. Сбыт я беру на себя, у меня есть налаженная ответственная и надежная система. А вот вопрос добычи товаров висел в воздухе. Для этого необходимы люди, которые не зарегистрированы как жители Острова, вновь прибывшие, которые еще не успели встать на учет. У них нет идентификатора, а значит никакая система слежения за поездом не сможет их обнаружить и найти. Вы – идеальная группа. Свою долю денег вы получаете сразу после сбыта товара.

Она замолчала. Все переглянулись, а потом посмотрели на Ирвена. Он смотрел на Шарлотту. Меня слегка передернуло.

- Наверное, вам стоит это обсудить друг с другом, - сказала она. – Я отойду, а потом вернусь, чтобы ответить на ваши вопросы.

Она вышла за калитку, и мы услышали шум отъезжающей машины.

- Она не боится, что мы уйдем, прихватив что-нибудь? – спросил, смотрящий на калитку Роман.

- Не боится, - усмехнулся Тед.

Шарлотта вернулась часа через два. На веранде ее ожидали те же шестеро молодых людей, которые почти единодушно приняли предложение и держали наготове вопросы. Почти единодушно, потому что против была я. Как всегда, одна.

На следующий день были закуплены строительные материалы, и на пустыре за садом Шарлотты мы соорудили площадку для тренировок. Началась долгая подготовка. Нужно было не только продумать все нюансы до мелочей, но и прийти в хорошую физическую форму.

Шарлотта мне не нравилась. И мне не нравился ее план.

Но странно, меня больше не била дрожь, к горлу не подступал ком страха, исчез дятел в моей голове. Я не боялась, но сильнее всех хотела обратно на материк. По большей части потому, что понимала, что стала чужой в этой компании.

Шарлотта пыталась сблизиться со мной. Однажды она настойчиво увлекла меня в свой дом, сказав:

- Пойдем, у меня для тебя что-то есть.

Мы зашли в прохладную прихожую, прошли по коридору в дальнюю комнату и оказались в спальне. Комната была светлая, небольшая, с деревянной мебелью и плотными занавесками. На тумбочках, столике и комоде стояли букеты белых цветов. Шарлотта открыла шкаф и начала там копошиться. Через некоторое время она вытащила голубое платье и ярко-синюю копну. Я сначала не поняла, что это.

- Ты была в группе чирлидеров? – спросила я, кивая на синюю копну.

- Что? – не поняла в свою очередь Шарлотта.

- Помпон.

- Это парик, - Шарлотта расправила копну и приложила к моему лицу. – Это тебе.

- Зачем это? – передернулась я.

- Надо скрыть твои волосы, когда поедем на дело. Чем ярче, тем больше отвлекается внимание от лица.

- Мне не нравится, - сказала я.

Шарлотта положила парик и повернулась к платью.

- А это тебе просто так, от меня. А то ходишь в этих штанах…, - она протянула мне легкую голубую ткань.

Я колебалась. Платье мне хотелось, хотя бы, чтобы сменить одежду, но не хотелось брать из ее гардероба.

- Было бы лучше, если бы ты дала нам возможность что-то купить себе.

- Это невозможно.

- Почему?

- Вам лучше не светится на улицах.

- Тогда купи нам что-нибудь сама.

- Куплю, после дела. А пока дарю тебе свое. Я его не носила, оно новое, если тебя это смущает, - она приложила платье к моим плечам. – У нас практически один размер, тебе будет хорошо.

Шарлотта подняла глаза и внимательно всмотрелась в меня. Ее взгляд не был открытым и добрым как раньше, скорее хищным и хитрым. Ее губы слегка дрогнули.

- Не надо, спасибо, - сказала я и отодвинула платье. – Я подожду.

- Как хочешь. Только ты совсем потерялась среди своих парней. Адаптируешься?

- Что? – не поняла я.

- Подойди, - Шарлотта подвела меня за плечи к зеркалу.

Рядом с ней я выглядела несуразным, растрепанным подростком. Она же была ухоженной и приятной, с аккуратной прической и плавными движениями. Ее лицо слегка улыбалось мне в отражении. А я, набычившись, смотрела грозно и совершенно неженственно.

- Да, к черту все, - сказала я и направилась к двери.

За спиной я услышала:

- Потом не удивляйся.

- Это что еще? – остановилась я и обернулась.

- В этой компании нас только две женщины…

- Только посмей, - прошипела я, захлебнувшись догадкой.

Я сделала короткое движение в ее сторону, подняв напряженную руку, но потом отступила и быстро вышла.

***

В день первого ограбления все немного волновались, а я была спокойна как глыба льда. Это было странно для всех, а особенно для меня. Я была как во сне. Все было настолько нереальным, что было совсем не страшно. Я вздохнула и натянула синюю копну волос. Глянув в зеркало, я усмехнулась - ну, точно, как в японских аниме.

В комнату заглянул Тед:

- Если ты останешься, я найду, что сказать остальным. Достойного. Не бойся.

- Идем, трусишка, - проговорила я, внутренне чувствуя досаду, что это не Ирвен пришел за мной.

Когда я вышла, Аллен, Роман и Маттео присвистнули, глядя на мой синий парик и инновационный облегающий костюм. Ирвен стоял с Шарлоттой и только, чуть нахмурившись, оглядел меня сверху донизу.

Когда мы сели в джип, он провел пальцами по парику, пощупал волосы, но не притянул мою голову для поцелуя, я опустил руку на плечо и слегка сжал его. В большом грузовике на воздушной подушке, на котором мы должны были догнать поезд, он сел в кабину с Шарлоттой, а меня закрепили на манипуляторе, который должен был переместить меня, Теда и Маттео на крышу поезда.

Вскоре вдалеке показалась вереница вагонов. Я приклеила на глаза узкую маску, а сверху натянула очки. Грузовик ускорился, ветер трепал мои синие волосы и казалось, что парик сейчас слетит. Через несколько минут мы поравнялись с поездом и скрылись за его последним вагоном. Воздушные подушки несли нас над землей. Поезд стремительно отстукивал колесами. Манипулятор дрогнул и поднял нас в воздух. Прорезиненные железные оковы сомкнулись под моими ребрами и безжалостно сдавили. Я поняла, что если клешни не сломают меня прямо сейчас, то точно оставят огромные синяки. Манипулятор завис над крышей. Я обернулась и глянула в кабину: Шарлотта управляла клешней, а Ирвен держал руль. Оба взгляда были напряжены, только по-разному. Я нажала на плечевую кнопку костюма - перчатки и ботинки замерцали зеленым цветом. Потом я махнула, глядя на кабину, стальные клещи разжались и отпустили меня, Теда и Маттео. Мы упали на крышу вагона. Ботинки тут же примагнитились к горячей поверхности, а перчатками еще нужно было ухватиться, чтобы не сломать себе спину. Мы стояли в позе бегуна на низком старте и приноравливались к потоку ветра. Синие локоны неистово трепались в струях воздуха, били по лицу и глазам, хотелось сбросить парик. Я обернулась, грузовик слегка отстал, давая нам время на маневр. Мы медленно двинулись к краю, перегружая мощность магнитов. Доползли до лестницы, спустились к дверям. Между вагонами был не такой треплющий ветер, но сильные потоки норовили стянуть и выбросить наружу. Тед прислонил специальное устройство к замку на двери, и та тут же слегка приоткрылась. Мы забрались внутрь.

- Должен признаться, - первым делом сказал Маттео, переводя дыхание, - Бэк, у тебя очень аппетитный зад.

- Эй, поосторожнее, - ответил Тед.

А я слегка пнула Маттео ногой.

Вагон был полон какими-то ящиками с синей маркировкой. Посередине был узкий проход.

Я поближе глянула маркировку, но она состояла из набора букв и цифр, из которых нельзя было сложить что-то осмысленное. Тед вскрыл заднюю дверь вагона для выгрузки, и затем мы двинулись к голове поезда. Во втором вагоне стояли такие же ящики с маркировкой. В третьем вагоне лежали ящики с продуктами и четкими понятными надписями. Это было странно, но задумываться было некогда. В следующем вагоне были коробки с одеждой и обувью, а дальше разная мелочевка.

Звонкое отстукивание колес становилось то громче, когда мы выходили на межвагонные площадки, то снова затихало, когда за Маттео закрывалась железная дверь. Вскоре мы встали перед дверью первого вагона, где сидела охрана.

Дальше все было немного как в тумане. Охранники не успели опомниться, одного из них двумя ударами свалила с ног я, других трех парни уложили парализаторами. Когда они подошли ко мне, я не спешила достать пистолет из кобуры на бедре и оглушить своего охранника. Тед выстрелил в него парализатором сам. Я глянула на него, тут же нацепила широкую улыбку, расстегнула пониже замок на груди, накинула сверху длинный плащ охранников, оставив на виду глубокое декольте, и без промедления зашла в кабину машинистов. Главное отвлечь, чтобы они не успели нажать тревожную кнопку.

В следующие минуты одного машиниста я уложили парализатором. А второй по нашему приказу передал в головное управление сообщение о мелкой поломке. Поезд снизил скорость. Я выглянула в открытое окно: из последнего вагона выпал ящик. Грузовик приземлился, и маленькие фигурки забегали вокруг. В мгновение они превратились в точку и скрылись.

Я обернулась. За лобовым стеклом навстречу бежала блестящая железная дорога. Мы уже не мчались, но все равно казалось, что движемся слишком быстро. Небольшой шок и напряжение стали уходить. Тут я почувствовала, что нервы мои были все-таки натянуты и накалены. Но не по поводу поезда, что-то другое вызывало во мне тревогу и сильную агрессию. И не боялась я именно благодаря ей – злости.

Вокруг простиралось бескрайнее поле травы. То тут, то там среди зеленого ковра попадались желтые, сиреневые, синие островки с цветами. Солнце палило. Мы ехали вглубь острова, все дальше отдаляясь от прибрежного края.

Маттео переговаривался через часы с Ирвеном. Спустя, как мне показалось, долгое время, наконец-то нам сообщили, что выгружен последний ящик, Ирвен и Аллен покидают поезд. Маттео повернулся к машинисту и приказал сообщить в управление, что неисправность устранена. Потом Тед разбил переговорное устройство. И, пожелав машинистам удачного пути, мы спрыгнули с поезда. Он зашумел двигателями, набирая скорость, и вскоре скрылся из виду.

Стало тихо. Солнце пекло, шелестела трава, трещали цикады. Мы дошли до места, где лежал последний ящик. Я стянула парик и растрепала волосы.

Ирвен притянул меня за затылок и поцеловал в голову.

Примерно через час мы увидели вдалеке грузовик. Манипулятор поднимал и складывал в кузов ящик за ящиком и, наконец, подлетел к нам. Огромный щупалец подхватил последний ящик и легко опустил его в кузов машины. Манипулятором управлял Роман при помощи перчатки, Шарлотта сидела за рулем. Мы сели в наружные одиночные кресла, прикрепленные по бокам кузова, и полетели в обратную сторону.

Вернулись мы затемно. Шарлотта выгрузила нас недалеко от пустыря за домом, а сама уехала, сказав, что вернется поздно.

На следующее утро меня разбудила боль во всем теле. На улице я услышала недовольную брань. Выйдя в сад, я увидела всех в сборе возле скамейки. Ирвен держал в руке небольшие бумажки.

- Но тут всего десять тысяч! – нахмурившись кричал Роман.

- Что не так? – удивилась Шарлотта.

- Я думал, будет намного больше!

- На самом деле это очень много. Вы просто не представляете здешние цены.

- Это сколько раз нам придется выйти на дело, чтобы заработать путевку домой? – спросил Маттео.

- Я не говорила вам, что это будет быстро и легко. Раз на раз не приходится. Может быть, в следующий раз будет больше, - сказала Шарлотта.

- Тогда надо брать два грузовика и сбрасывать четыре вагона, - предложил Аллен.

- Это невозможно, - возразила она.

- Почему? - не унимался Аллен.

- Нас интересуют только два последних вагона.

- Кстати, что в этих ящиках? – спросила я.

- Ценные товары.

- Конкретней!

- Украшения, дорогая одежда и прочее барахло.

- Когда следующий поезд? – спросил Ирвен.

- На следующей неделе.

- К чему так долго ждать? Поезда ходят редко?

- Нет, поезда ходят каждый день, но нам нельзя так часто светиться. Кроме этого, вам необходимо прийти в себя, подлечить синяки, - она протянула мне ярко-зеленый тюбик. – Сейчас усилят охрану на поездах, но не на всех. Мы выйдем тогда, когда узнаем поезд, в котором не будет усиленной охраны.

- Значит, мы зависли тут надолго, - обреченно выдохнул Маттео.

***

Вечером того же дня мы сидели с Ирвеном в саду, и я спросила:

- Ты ей веришь?

- Нам ничего больше не остается.

- Почему? Мы можем уйти, мы же не заложники.

- Боюсь, что теперь нам никуда нельзя уходить. Нас будут искать, а здесь мы, по крайней мере, в надежных руках.

- А если она врет? Этого же не проверить. Может быть, она дала нам мизерную сумму, а большую часть забрала себе. Может быть, вовсе нет этой возможности уехать на материк. Или она стоит не таких денег. Как ты это проверишь, Ирвен?

Он замолчал и задумался. Потом посмотрел на меня пристально и тяжело. Его пронзительные голубые глаза уже давно на меня так не смотрели. Я трактовала этот взгляд по-своему. Но я ошиблась…

***

Через неделю мы обчистили еще один поезд. И снова только последние два вагона со странными ящиками. Шарлотта снова дала нам слишком мало денег. И так понеслось по кругу.

Шли месяцы. Газеты окрестили нас «железнодорожниками». Нас искали, и каждое новое дело подвергало нас все большему риску. Но Шарлотта идеально выбирала новые поезда без усиленной охраны.

Потом охрану ввели на все дневные поезда, и мы вышли на дело ночью. Все точно также, по отработанной схеме. Только теперь мы полностью останавливали поезд, достигая самой отдаленной точки между двумя городами. А потом грузили ящики на грузовик.

Время шло. Ссадины, синяки и царапины не успевали заживать. Мне казалось, что я стала похожа на тряпичную куклу. Обветренное лицо, темный загар, кровоподтеки на теле. Все больше я проигрывала холеной Шарлотте. А та, крепко взялась за Ирвена.

Она действовала точечно, осторожно, сочетая все свои уловки. Потому что он был не только лучше всех и очень хорош собой, он был нашим вожаком и лидером. Он был нужен ей для контроля нас.

Однажды, выйдя в сад, я увидела их среди густых кустов на качелях. Пригнувшись, я прислушалась. Они говорили о новом деле. Голос у Шарлотты был необычно мягким, обволакивающим, сладким. Растягивая слова, она гипнотизировала его. Чуть выглянув из-за куста, я увидела, что она сидела в луче солнечного света, который насквозь просвечивал ее тонкое платье. Кровь хлынула к моему лицу. Ирвен не смотрел на нее, но украдкой прощупывал ее тело глазами. Слезы заполнили мои глаза и беззвучно пролились на щеки. Потом я услышала, как она позвала его в дом. Он пошел, как бычок на веревочке. А я рухнула в траву.

Меня почти тошнило.

Последняя надежда разбилась, когда я увидела его позже. Выйдя из дома Шарлотты, он прошел мимо меня, молча бросив тяжелый взгляд. Все внутри меня мгновенно оледенело, треснуло и рассыпалось на мелкие осколки.

Следующие дни стали адом. Ирвен стал жить в доме с Шарлоттой.

Во мне росла ненависть. В первую очередь к себе. Что я стала такой, что я потеряла таким трудом заслуженное место. Я ненавидела Шарлотту. Я ненавидела Ирвена. Ненавидела своих друзей, которые молча и безучастно наблюдали за происходящим.

Это была ловушка. И я хотела из нее вырваться. В то время – любой ценой.

На очередном задании я прыгнула на крышу поезда, почувствовала поток ветра, и вдруг мысль острой бритвой полоснула мое сознание. Я встала во весь рост, рискуя быть унесенной потоком воздуха. Магниты на ботинках крепко держали ноги на поверхности вагона, но я могла их деактивировать. Глянув на бешено мчавшуюся темную полосу земли внизу, я потянулась рукой к плечу. Но тут меня сильно дернул вниз Тед и прокричал:

- Это что еще?

Я только плотно сжала губы.

Мы спустились по лестнице, вскрыли замок последнего вагона, и тут же яркий желтый луч вырвался из темноты, прошив мое плечо. В вагоне была охрана. Нововведение на нашем пути.

Я прислонилась спиной к стене вагона. Звуки отошли на второй план. Я видела, как сверкают в темноте вспышки, как двигаются тени на фоне темного ночного неба, но почти ничего не слышала. Только медленный вдох. Выдох. Струи воздуха трепали волосы моего парика. Земля невидимо бежала сплошным темным потоком где-то рядом. Взлететь или упасть? Вдруг пронеслось в моей голове. Рана саднила, я теряла сознание. Поток бессознательного увлек меня, расслабил мышцы, и я постепенно осела. Свобода. Это же легко. Подумала я. Только один поворот тела, и я больше не в спасительной ложбинке меж двух вагонов. Только одно движение. И. Свобода.

Я напряглась, чтобы продвинуться к краю вагона. Уже волосы поднялись вверх от воздушного потока…

Но в последний момент кто-то ухватил меня за руку. А дальше темнота.

Я очнулась на своей кровати. Было еще темно. Гул мужских голосов раздавался снаружи. Рука и плечо были перебинтованы. Я вышла в темный сад. Парни сказали, что Ирвен уехал с Шарлоттой сразу, как удалось покинуть поезд.

Я пошла к дому Шарлотты. Зашла внутрь, прошла по коридору, зашла в спальню. Кровать была заправлена. С одной стороны на стуле висел голубой женский халатик, с другой стороны - футболка и штаны Ирвена. Я хмыкнула и обвела темную комнату глазами. Потом подошла к шкафу и начала искать. Не знаю, что я хотела найти, я просто искала хоть что-то, что прольет свет на тайны Шарлотты. В дальнем углу верхней полки я нашла коробку, а в ней оружие. Это был не парализатор, а настоящий пистолет с патронами. Я все еще была в рабочем костюме, но парализаторы Шарлотта собирала сразу после возвращения с поезда. В пустую кобуру на бедре я сунула заряженный пистолет.

Не притворяя дверь, я вышла из спальни и пошла по коридору. Подходя к входной двери, я увидела тень за стеклом. Дверь отворилась раньше, чем я к ней подошла, и в проеме показался силуэт Ирвена.

- Бэкка, – не удивился он.

Я попыталась молча пройти мимо. Но он схватил меня за плечи и остановил.

- Бэкка, нужно…

Он не договорил, на каком-то автомате я выхватила пистолет и приставила к его груди.

- Отпусти, - прохрипела я не своим голосом, со всей силы подавляя внутренний внезапный порыв гнева.

- Ты не поняла. Милая, нужно бежать…

- Я тебе не милая, - все еще барахтаясь внутри жара злости, сквозь зубы ответила я.

Ирвен легко забрал пистолет из моих судорожно сжатых пальцев, сунул его обратно в кобуру на моем бедре, притянул как раньше к себе и поцеловал в голову.

- Нет времени объяснять. Просто поверь пока. Просто услышь меня, хорошо? Иди, скажи всем: срочно уходим! Шарлотта нас подставила.

Я выбежала в сад.

Ирвен прибежал туда же спустя несколько минут.

Вместе со всеми мы побежали на тренировочную площадку, оттуда на пустырь и дальше в лес.

Ирвен тянул меня за здоровую руку, как тогда, когда мы бежали из Правительственного Замка. В какой-то момент я попыталась вырваться, все еще не доверяя ему, но он не отпустил, только крепче сжал ладонь, напрягая все мышцы руки. Через какое-то время мы выбежали на поляну с сараями. Забравшись в самый дальний из них, мы легли на солому, чтобы перевести дыхание. На краю леса начинала светлеть полоса неба.

Ирвен глянул в щелку между досками стены, осмотрел местность, потом повернулся к нам и сказал:

- Знаете, что мы воровали? Что было в тех ящиках со странными надписями? Это было оружие. Военное снаряжение для предстоящей войны между государствами Острова. Шарлотта и ее сообщники помогают правительству. Только не своему. Она здешняя, родилась здесь, никогда не была на материке, ее не волнуют наши проблемы, только война. Теперь, когда мы снабдили их достаточным количеством оружия и подогрели конфликт между государствами, мы ей не нужны.

- Я ничего не понимаю, - сказала я, отчетливо чувствуя, что поняла все правильно, и спасительный мост между мной и Ирвеном перекинулся.

- Я знаю, что ты хочешь услышать. Я знаю, что ты жаждешь возмездия. Я знаю, что это не минутный разговор. И мы поговорим об этом позже. Бэкка, это все, что мы пока можем. Позже, все будет. Но если мы не успеем на баржу сегодня, мы ничего не успеем!

Все молчали. За стенами послышался отдаленный лай собак.

Мы вскочили с места и прильнули к щелкам в стене.

Снова собаки! Все повторяется.

И снова бег. По утренней росе, по мокрой скользкой траве, скользя и падая. Где-то впереди была река и баржа. Легкий туман клочками висел над полем. Лай собак становился все ближе. Позади послышались залпы оружий.

Ирвен крикнул:

- Врассыпную, встретимся на барже, деньги у меня.

Ребята послушно разбежались в разные стороны, а мы с Ирвеном свернули в сторону города.

Я бежала почти в беспамятстве, но страха не было. Потому что была радостная эйфория. Потому что он снова был со мной.

Город. Людей почти нет.

Отпустив ладони друг друга, мы бежали, держась рядом. Преследователи перестали стрелять, но держались близко.

Внезапно на повороте Ирвен отстал. Я завернула за угол дома, обернулась, и в тот же миг увидела, как его прошил желтый луч. Кровь брызнула вперед из груди, Ирвен упал на колени. Мне хотелось верить, что луч прошел где-то сбоку, затронув руку или ребро. Но кровь шла из центра грудной клетки. Луч попал в легкие.

Я подбежала к нему и упала перед ним на колени, не заметив, как над моей головой пролетел разряд. Трясущимися руками я подняла его голову, потом попыталась закрыть рану.

- Ирвен! - кричала я сквозь слезы. – Нет-нет! Не бросай меня!

- Беги! Ты успеешь. Беги на баржу! – прохрипел Ирвен, отстегивая и кладя мне в руку поясную сумку.

Потом луч еще и еще раз пронзил его тело. Они хотели попасть в меня, но его широкий торс полностью скрывал меня от них. Кровь брызнула мне на лицо. Ирвен вскрикнул, я захлебнулась воздухом.

- Прости… меня, - была его последняя фраза, и он обмяк, повалившись тяжелым телом на меня.

- Нееееет!! Боже мой! – зарыдала я, ощущая, как тону в огненном, топящем меня чувстве, где уже сожжено все.

Перед моим лицом пролетел желтый разряд. Я выбралась из-под тела Ирвена и метнулась за угол. Не оглядываясь и не разбирая дороги, на деревянных ногах, с окоченевшими чувствами и эмоциями я побежала вперед и завернула в подъезд первого попавшегося дома.

Полицейские добежали до Ирвена и остановились. Потом подъехала машина, они погрузили его тело. Я смотрела в грязное окно подъезда. Мне казалось, что мое сердце порвалось на две части, и большая часть осталась с телом Ирвена. Хлопнула одна дверца полицейской машины. Вторая. Отрезало. Я перестала слышать стук внутри себя. А через секунду оно пошло снова, яростно отбивая о мои ребра частый ритм оставшимся клочком.

Когда они уехали, я вышла и окраиной прошла к реке. Нашла густые кусты близ пристани. И стала ждать. Ждала до ночи. И еще полночи. Никто не пришел. Никто из моих друзей не вернулся.

Я встала, какое-то время постояла и посмотрела вокруг. Может быть кто-то из наших также сидел в кустах… Но никого не было.

К берегу подходила баржа.

Но я развернулась и пошла прочь от реки.

К рассвету я подошла к нашей тренировочной площадке за домом Шарлотты, перепрыгнула через забор, тихо прошла садом. Неслышно открыла дверь дома. И внезапно оказалась за ее спиной в спальне.

Шарлотта вскрикнула, увидя меня в отражении зеркала.

- Что с тобой? Ты привидение увидела? – спросила я.

Она попятилась и села на стул.

- Тебя же убили! Вас всех убили! – закричала она.

- Всех? – зарычала я.

- Мне сказали, что убили всех! Никого больше нет! И тебя тоже! – заверещала бледная Шарлотта.

Я достала пистолет из кобуры и приставила к ее груди, твердо держа напряженным кулаком.

- Зачем ты это сделала? – спросила я.

- Я не виновата, - сказала она.

Я надавила на пистолет. Шарлотта вдруг сжала губы и гордо подняла голову:

- Ну, в одном я точно тебя превзошла.

- В чем же? – еще сильнее нажала на пистолет я.

- В самом главном, - улыбнулась она.

Мои руки затряслись, внутри поднялась гневная волна, высокая, жгучая, перченая, как закипающая кровь.

Я нажала на курок, приставленного к ее груди пистолета. Потом еще и еще раз.

Спустя несколько секунд я села в ее машину и поехала по направлению к причалу. А еще через некоторое время я стояла на широкой палубе баржи. Я была одна. Только я, волны, ветер и кусок металла под ногами.

Через несколько часов баржа встала у другого причала. Я ступила на деревянный настил, по которому последний раз бежала, не разбирая дороги, вслед за Тедом.

Вокруг никого не было. Ни полиции, ни роботов, никого. Наручные часы заиграли входящий вызов. Я медленно подняла руку к глазам. Скрытый номер. Нажала на кнопку. Незнакомый голос ровно сказал:

- Ребекка Канинг, вы обвиняетесь в проникновении на закрытую территорию правительственного учреждения и противоправные действия внутри нее. Однако, все обвинения сняты. Правительство благодарит вас за устранение Шарлотты Данинего, одного из лидеров антиправительственного движения Островных государств против Материка. Все обвинения сняты, вы можете остаться на Материке, но отныне вы под наблюдением.

Часы отключились. Какое-то время, оглушенная, я стояла на досках причала, рассматривая волны под ними. А потом медленно пошла в сторону города.

+4
21:05
333
13:55
+1
Так и не понял, почему они не могли вернуться с Острова баржей сразу же. Почему они не пытались найти выхода, а просто пошли по городу, наткнулись на первую попавшуюся работодательницу, поверили ей на слово и стали работать на неё. Считают это большими неувязочками в сюжете.

Стиль понравился, читать приятно, но к концу заметно, что автор начал торопиться. Может, устал от рассказа. В целом же хорошо написано. Советую только забыть про деепричастия, 70-80% из них можно заменить глаголами, чтобы оживить действие, а не тормозить. Постоянно спотыкался от них. Сбивает.
12:43
Как будто два самостоятельных рассказа прочитал. Первый — про Замок, второй — про Остров. Когда читаешь про Замок, то ни слова не говорится о существовании Острова, поездов, грядущей войны и т.п. Когда читаешь про Остров, нет никакой связи с Замком. Что же такое сверхсекретного было в Замке, что его так усиленно охраняли, из рассказа так и не ясно.

Отмечу, что рассказ(ы) читае(ю)тся на одном дыхании. Несмотря на некоторые пробелы в логике повествования, мне понравилось.
13:15
Вначале рассказа целенаправленно нагнетается страх некоего замка, мотивированный тем, что всех им пугают с детства. Когда Бека туда попадает:»такого великолепия я не видела никогда. Мелкие гирлянды огней украшают каждое деревце и куст». Замечу, что такое великолепие в каждом городе на Новый год. Автор не заморачивается фантазийной картинкой, предлагая нам поверить ее удивлению. Быстро перескакивает с обещанных страшилок на приключение воровства на острове.
И опять это» пиу- пиу» как же без стрельбы в фантастике? Внимание ни чем не зацепило.
Мясной цех