Ольга Силаева №1

Оборотная сторона

Оборотная сторона
Работа №159

Он слышал эти звуки уже в который раз, но это не отменяло чувство детского восторга, приходящего извне, как в тот миг, когда отец привел молодого Сольнера на пристань. Тогдашние драккары отличались от сегодняшних, были более маленькими, из дешевого дерева, с плохо законопаченным дном, без фигур на носу. Ныне же Север богател на грабеже, и боги милостиво смотрели на новое поколение морских разбойников. Хотя, возможно причина в том, что разбойники давно стали скорее торговцами, и вместо топоров и мечей охотнее использовали свой кошель. Поэтому, звуки гавани стали другими. Но, чуть в стороне, стоял драккар из черного дерева, вокруг которого толпились люди в кольчугах. Цель Сольнера.

Сольнер шел с трудом перебирая ноги. За последние годы он сильно сдал, и тяжелая поступь грозы морей стала скорее легко переступью. Его руки, подрагивая, удерживали рукоять меча и старый щит, лицо, покрытое седой, волнистой, но редкой бородой, излучало не силу, но дикую усталость. Лишь синие глаза смотрели прямо и зло, именно на Черный драккар.

За полсотни шагов до драккара, молодой войн Альнери записывал добровольцев в отряд своего отца, Свена. Их было весьма много, за последние 10 лет северные королевства успели позабыть крупные конфликты, и мальчишки, грезящие о войне, стали мужчинами, ищущими ее. Ярл Свен давал такую возможность.

-Имя – сухо произнес Альнери.

-Олаф Олафсон – детина лет двадцати улыбнулся, продемонстрировав гнилые зубы – хочу служить.

-Участвовал в походах?

-Нет. Токмо в деревне жил, там тягал плуг, из-за того что в семье скота нет. Да и плуг не наш, честно говоря. Да и не совсем это плуг. – Олаф явно растерялся под суровым взглядом Альнери.

-Драться умеешь?

Олаф улыбнулся и показал свой кулак. Весьма большой.

-Я сильный. Драться могу.

-Ладно. Два серебряных, низшая ставка. Проявишь себя – дадим еще. Ты не единственный сын в семье? – опасно сузил глаза Альнери.

Олаф показал на ухо и ухмыльнулся:

-Серьги нет. Шесть братьев. – Альнери задумчиво потер свое левое ухо с серебряной серьгой. Северяне не брали на войну единственных сыновей, по крайней мере в сытые времена. Род должен жить.

-Хорошо. Снаряжение заберешь у отца на драккаре. Следующий!

Но Олаф не хотел уходить. Вполголоса, он спросил:

-А мы правда змия идем бить?

-Да – сухо кивнул Альнери.

-Разве это не задача богов перед Концом Света? – испугано произнес Олаф

-Это другой змей. Поменьше и понаглей. В самый раз под человека, – усмехнулся Альнери – иди уже, Олаф. Ярл Свен ждет.

Все это время Альнери не смотрел на человека, стоявшего за огромным Олафом. Поэтому, появление старика, едва передвигающего ноги сильно удивило как Альнери, так и около 30 добровольцев, еще не записавшихся в воинство.

-Старик, я не покупаю хлам. Другая улица. – Альнери устало показал рукой.

-Записаться хочу. – Сольнер говорил четко, несмотря на возраст, его зубы сверкнули белым.

-Куда? На кладбище? – ухмыльнулся Альнери. Добровольцы подобострастно рассмеялись. Старик нахмурился, словно что-то забыл.

-А… Нет. Хочу побить змия. С вами. Вам же нужны опытные войны.

-Ну опыта тебе явно не занимать – многозначительно протянул Альнери – но ты уже давно не воин.

-И почему же? – Сольнер поднял глаза в непритворном изумлении.

-А не очевидно? Слишком ты опытен, старик. Иди к правнукам, расскажи им про что-нибудь древнее и пыльное и оставь меня в покое. Следующий!

Детина чуть меньше Олафа попытался отодвинуть старика, но тот не уступил ему место.

-Как мне доказать тебе, что я воин?

-Иди домой и проспись, старик. Это уже не смешно.

-Я воин. Испытай меня.

-Ты едва держишь щит. Тебе на свете осталось совсем мало.

-Испытай меня – рявкнул Сольнер. Альнери страдальчески закатил глаза.

-Ладно, старик. Ничего плохого ты мне не сделал, но терпение мое не безгранично. Хочешь доказать, что ты воин – легко. Подними щит и выдержи пять моих ударов. Выдержишь – и я подумаю о твоем назначении. Но я советую одуматься и сходить выпить теплого меду.

Сольнер кивнул, и произнес:

-Хорошо. Но с условием. После тебя, я тоже нанесу свои пять ударов в твой щит.

-Ну, если останешься на ногах, то ладно – безразлично произнес Адьнери.

Сольнер неожиданно выпрямился. Весь разговор он провел чуть сгорбленный, на самом деле его рост сравним с Олафом. Старик отстегнул плащ, оставшись в черной легкой кольчуге, вооруженный щитом и мечом.

-Образуйте круг – просто сказал Альнери – не дай боги, старик умрет вне круга, потом пойдет слава об Альнери Грозе Сирых и Убогих.

Добровольцы, посмеиваясь, образовали труд. Большинство смотрело на старика с сожалением. «Совсем спятил» говорили их глаза. Альнери жалостливо отметил худые руки старика. Молодому северянину недавно исполнилось двадцать три, и он знал свою силу. Удар его меча проламывал щиты гораздо крепче, чем тонкий деревянный, выцветший деревянный обломок тарча старика.

Старик поднял свой «щит». Лицо Сольнера осталось безразличным, Альнери же чувствовал немного стыда.

-Хорошо. Бью. – неловко произнес Альнери, снимая с пояса свой короткий, одноручный меч.

Тук.

Негромко, несильно. Альнери попытался не столько ударить, сколько толкнуть старика.

Сольнер не шевельнулся.

-Ладно. Второй. – С легкой злобой произнес Альнери.

Теперь вполсилы. Щит старика жалобно скрипнул. Но рука Сольнера даже не шевельнулось. Лицо старика скривила гримаса жуткого презрения.

-Бей со всей силы – резко произнес Сольнер

-Как попросил. – Альнери ударил в щит со всей яростью, ожидая почувствовать хруст костей и дерева под лезвием. Но этого не случило.

Старик не дрогнул.

-Еще.

Альнери развернулся, размахиваясь особо широко. Старик разозлил его. «Он крепче, чем я думал» подумал Альнери. «Но если я пробью щит, мой меч ударит по его руке. Он не сможет отражать мои удары голой рукой».

Удар, с пугающим свистом. Добровольцы вокруг довольно зашуршали, увидев, как кусок щита отлетел в сторону.

Но рука старика не дрогнула.

-твой щит треснул, старик. В следующий раз ты будешь ранен. Сдайся – Альнери говорил тихо, чтобы услышал только оппонент.

-Бей – Альнери случайно увидел синие глаза своего врага. В них была смертельная скука.

И Альнери ударил.

Щит разлетелся на куски, меч чуть скользнул по руке, оставив длинный порез.

Но старик стоял.

-Моя очередь – с неожиданной злобой произнес старик. – тебе нужно было бить сильнее. Ставь щит.

Альнери поставил свой щит, новый, купленный пару недель назад, деревянный, но с большими стальными вставками. Отличный щит. «ему не пробить его» подумал молодой северянин «так зачем это все». Добровольцы вокруг весело шумели. Старик явно был сильнее, чем выглядел.

Старик замахнулся.

Удар…

Альнери не совсем понял, что произошло. Вдруг он оказался на земле, с разрубленным щитом, и саднящей рукой. Меч старика не коснулся тела юноши, но руку с которой свисали обломки щита молодой северянин поднять не мог.

-Вставай. Еще четыре.

Альнери ошеломленно посмотрел на старика. Он не верил в произошедшее.

-Каждый почти не представляет свою смерть. В моем лице ты встретишься с богами. Возьми клинок, и подготовься к гибели, самонадеянный мой угнетатель.

Старик ухмылялся. Альнери чувствовал, что смерть близка. «Я не хочу». Не буду. Не встану.

Старик словно услышал его, и гримаса разочарования сменила бывшее веселье.

-Тогда умри, как вошь – сухо произнес старик.

-Стой!

Отец. Голос Отца. Ярл Свен. Один из самых могущественных людей Севера мерно шагал к старику. Альнери протянул в его сторону руку, точнее попытался, но к несчастию, сознание плыло.

Последним, что Альнери увидело было то, как ярл Свен рухнул на колени перед стариком.

***

-Двадцать три весны, а ума как в детстве – ревел Свен, пока Альнери зашивали руку. Хоть меч старика и не коснулся даже кожи, но щепки и стальные части щита сильно изрезали левую руку юноши.

-ты хоть понимаешь, кто это?

-Старик? – предположил Альнери

-Старик – передразнил его ярл, с явной ненавистью во взгляде. – Это Сольнер Бессмертный! Убийца змеев, разоритель Града городов, бывший глава великого войска! Сольнер, тот что пил с богами на одном пиру! Сольнер, идиот! В чем твой урок, молокосос? Чему ты сегодня научился?

-Сначала спрашивать имя человека, с которым ты собираешься мериться силой? – произнес Альнери.

Отец дал ему пощечину, испугав рабыню, перевязывающую молодого северянина.

-Не переступай дорогу Сольнеру. Впрочем, спрашивать имя тоже полезно. Готовься. Завтра мы уходим. До острова змея плыть нам всего около десяти дней. За это время советую тебе помириться с Сольнером. Он, естественно, плывет с нами.

-Зачем? Не стыдно проиграть такому герою, так зачем нам быть друзьями?

-Ты должен ему еще четыре удара, дурак. – с болью произнес ярл. – ты продал свою жизнь бессмертному за пять ударов по его щиту. Мой наследник, Сольнер никогда не забывает обещанное. Он нанесет тебе еще четыре удара. Единственный твой шанс – просить прощения, и подружиться с ним. Ты был бы уже мертв, если бы не я. Сольнер уважает меня.

-Отчего же – криво ухмыльнулся Альнери. - Из-за того, что ты встал на колени?

-Нет. – отрывисто произнес Свен – я тоже был отмечен богами.

И ярл, завернувшись в плащ, вышел в ночь.

***

День первый.

-А ты убивал змеев? – Олаф, широко открыв глаза смотрел на Сольнера Бессмертного.

-Было пару раз – сухо произнес старик. Он держал весло, и греб наравне со всеми на Черном драккаре. Его напарником по веслу был Альнери, и руки молодого северянина уже превратились в сплошную мозоль. А левая еще и ныла, из-за недавних ран.

Олаф с сидел по другую сторону один, и вполне надежно греб за двоих.

-Они сильные?

Сольнер засмеялся, и произнес:

-Ты как мои внуки. Да, сильные. И зеленые.

-А как их можно убить? – еще раз уточнил Олаф.

Сольнер уставился в пустоту и тихо произнес:

-Это зависит от того, кто ты. Кто ты?

-Я Олаф из Бренрига.

-Нет, Олафа мало. Пока ты не убьешь змея. Стань большим, чем Олаф. Стань большим, чем змей. Стань тем, с кем не побрезгуют говорить боги. Обрети силу, остальное приложится.

-Так я сильный – Рассмеялся Олаф.

-Ты так думаешь – улыбнулся Сольнер – ты просто большой. А должен стать великим.

-Странные вещи ты говоришь. Большой и есть великий. – снова рассмеялся Олаф.

-Да. Прошлое скальда – улыбнулся Сольнер. Старик явно находился в хорошем настроении.

-Сольнер – тихо, и чуть боязливо произнес Альнери.

-Да, юноша?

-Иы можешь простить мне те удары?

Сольнер явно помрачнел.

-Норны уже выпряли те удары. Для северянина нет ничего хуже нарушить обещание. Я обещал удары, и нанесу их.

-Так может быть… Слабыми? – неловко попросил Альнери.

По лицу старика прокатилась явная волна презрения.

-Коль хочешь быть жалким, то хорошо. Ударю слабо, не убью. Хотя тебе не увидеть наших небес с таким настроем.

-Ты гораздо сильней меня – попытался польстить Альнери. Старик с ненавистью посмотрел на него.

-И буду, до той поры, пока ты не научишься сражаться с кем-то кто сильней себя. Повторю – пока твой выбор быть жалким.

-Можешь ударить меня вместо него – вдруг произнес Олаф. Старик вдруг резко рассмеялся.

-Нет. Ты мне нравишься, Олаф. Ты сильный и наивный. Я люблю таких людей.

-Ну хоть кого-то – с презрением прошептал Альнери. Он чувствовал ненависть, которую каждый побежденный испытывает к своему обидчику. И это очень мерзкое чувство.

***

День пятый.

Олаф и большая часть новобранцев продолжала блевать. Их лица, бородатые, но еще молодые, побледнели, и слишком часто они перегибались за борт, издавая весьма мерзкие звуки. Ярл Свен, единственный человек, кто не греб долго смотрел на бесконечный поток воды, перемешанной с рвотой, но затем не выдержал и произнес:

-Достаточно. Я знаю, как вас вылечить.

Новобранцы с надеждой уставились на своего вождя.

-Истории о великом, как правило, всегда отвлекают от насущных вещей. Особенно когда еда выходит наружу – неловко произнес ярл.

-Давай отец. Про торговлю. – дразнящее произнес Альнери

-Ну, такое интересно только нам двоим. Все любят истории… героев. Так что, Сольнер, очень тебя прошу. Расскажи нам, как ты стал героем севера.

Сольнер видя, что Черный драккар едва движется, из-за того, что добрая половина не может грести, ответил:

-При условии, если они продолжат грести.

-Да. Хочу узнать, как стать великим! – рявкнул Олаф, взявшись за весло.

-хорошо. – Сольнер начал говорить, продолжая грести.

-путь моей жизни, который я начал почти девять десятков лет назад – война. Все что я умею – убивать и воевать. Немного стихи, но они у меня очень примитивные, хоть и искренние. Так вот. Я долгое время был обычным воином. Грабил южан, резал фермеров, ходил в походы, также блевал от морской болезни. Но один день изменил мою жизнь.

В тот раз отряд ярла, которому я служил, перебили. Нас поймали во время перехода через ущелье, и долго обстреливали. На нас сыпались камни, пока безумный от страха смерти отряд ярла пытался вырваться из ущелья. Мне пропороло ногу, и я рухнул в самую темную часть ущелья. От ужаса, я начал забиваться все глубже в угол между камнями, глядя как мои товарищи падают замертво от камней и стрел. В какой-то момент, камни за моей спиной вдруг обрушились, и я рухнул в странное помещение, вниз спиной. Сильно ушибившись, потерял сознание. Очнулся в небольшой пещере, увидев свет вдалеке. Странный свет, слишком красный. Никогда не видел такого страшного цвета. И я не мог нащупать выхода, был лишь только этот костер. Я двинулся к этому свету, ощупывая камни, которые неприветливо оцарапали мои руки. Вдруг раздался голос «Иди быстрее, Сольнер». Этот голос… Он напоминал все что я слышал в своей жизни, и одновременно не был похож ни на кого. Я ускорился, и в какой-то момент вывалился в источник света. Там, за огромным столом, с яствами, которых я в своей жизни и не видел сидел ОН. Я не узнал его сразу, подумал, что это простой человек. Он улыбнулся мне и произнес: «Сольнер, я давно слежу за тобой. Ты храбрый воин, и даже вполне сносный скальд. Еще бы ума добавить, и был бы лучшим воином Севера». В этот момент, он снял свою голову с плеч, поставив на стол, и я заметил, что все его тело покрыто ранами, а точнее, разрублено на куски. Но несмотря на это, он был жив, что-то удерживало разрубленные части его тулова, и я сразу понял кто это.

-Разрубленный Бог – произнес Олаф.

-Кто? – удивился Альнери. Будучи торговцем, он давно потерял интерес к богам севера.

Олаф возмущенно посмотрел на сына ярла:

-Этот один из славных богов битвы! По легендам, во время войны богов, прекрасного сына главного бога Фульхра разрубили на части, но он был настолько силен и свиреп, что даже разрубленный продолжил свой бой. Его имя Альхр, это истинное отражение воина!

-Олаф прав – кивнул Сольнер – Альхр всегда является, когда человек близок к смерти. Если взмолится на поле боя в свой последний миг к этому богу, то он даст тебе еще немного сил. Так по крайней мере говорят.

-Разрубленный бог – продолжил Сольнер, мерно гребя с такой силой, что Альнери начало швырять вверх-вниз – лукаво смотрел на меня, пока его тулово, взяв яблоко недоуменно тыкало себе в шею. «Сольнер, за твою славу воина» сладко улыбнулся Альхр «я дам тебе всего дин дар. Выбирай, но помни, что у каждого благословения есть оборотная сторона».

Я ответил, медленно падая на колени: «Что я помню, так это то, что наверху меня ждет вражеское войско. Помню, как в панике я вжался в камень, боясь того момента, когда холодная сталь будет рвать мою кровь. Я хочу одного, Альхр. Я больше не могу бояться смерти. Дай мне бессмертие».

Альхр рассмеялся, поднял голову, поставил ее на шею и откусил кусок от яблока. «Так вот значит как, мой славный воин боится смерти? Хорошо. Это банально, неинтересно, но я исполню твое желание. Хочешь меду?»

Я кивнул. Одна кисть Альхра отделилась от тела, и двинулась ко мне, зажимая деревянную кружку. Я взял кружку, но его кисть так и осталась висеть на ней. Я словно бы пожал руку Разрубленному богу. Мед был тягучим и невкусным, но я пил, чувствуя как вязкость опутывает мои зубы и язык, словно пытаясь утянуть их вслед за собой. Закончив, я тяжело закашлялся

«Еще увидимся» ухмыльнулся Разрубленный бог и взмахнул рукой. Его вторая отрубленная кисть отделилась от тела и ударила мне в голову, после чего тьма вновь вернулась ко мне. Когда она отступила, я лежал в ущелье. Рядом со мной, истыканные стрелами, разрубленные топорами, поедаемые мухами и воронами лежали мои товарищи. Прямо на мне лежал мой ярл, с раздробленной головой, и содержимое его черепа медленно, капля за каплей падало мне на лоб. Но вкус черного меда из кружки так и не ушел из горла. В тот миг, я понял, что с этого дня мне не познать смерти.

-А – разочарованно протянул Олаф – так ты увидел сон.

Сольнер резко вздохнул, рванул весло с такой силой что Альнери едва не получил удар в подбородок.

-Нет. Это не так. Я стоял под «скорпионами» империи, и стрелы избегали мое тело, я вел Великую Армию на Юг, взял Град городов, и вражеские клинки не касались меня, я сражался со змеями и их пламень облизывая мое тело, не обжигал. И даже старость, злая тварь, не сумела нанести мне последний удар. Я бессмертен. Вот в чем мое благословение и проклятие.

-А в чем проклятие то? – не понял Олаф. – Большинство бы отдали все за такую жизнь и такую способность.

-Подумай сам, в чем здесь проклятие. – зло произнес Сольнер – Боги ничего не дают просто так. Не верите мне, спросите у вашего ярла.

Все обернулись на Свена. Из команды, только Альнери знал, что его отец знаком с богами. Ярл холодно улыбнулся:

-С меня достаточно того, что я вам плачу. Никаких историй. Гребите, и думайте, о чем рассказ Сольнера. Моя же история останется моей.

Альнери глядел на нахмурившегося старика и тихо произнес:

- Проклятье потому что из-за бессмертия никогда не попасть в обитель богов? Не умереть на поле боя?

Сольнер ухмыльнулся и произнес:

-Да. Это гложет меня, как и одиночество на земле, но основа отличается. Будь наблюдательнее, давно все бы понял. А теперь греби, молокосос. Почти в четыре раза моложе меня и настолько же ленивый.

-Но зачем ты плывешь за змеем? – не успокоился Альнери.

-Греби, или я отрублю тебе руку – отчетливо и громко произнес Сольнер – Свен, если ты не научишь своего молокососа подчиняться, это сделаю я.

Ярл покорно склонил голову, а Альнери почувствовал тихую злобу к старику.

***

-Вот этот остров – рыкнул Ярл Свен и первым спрыгнул с драккара. Альнери заметил, что его отец непривычно весел.

-Совсем махонький – пробухтел Олаф – моя деревня больше.

-Это и к лучшему. Змия видно – ухмыльнулся Сольнер.

-Где? – растерянно произнес Олаф, почесывая затылок с такой силой, что вокруг разлетались волосы.

-Слева. Маленький холм, вот только вершина немного другого цвета. Спит, ублюдок – зло произнес Ярл Свен.

-Так, нас 4 десятка. Должно хватить. Часть заходит к холму слева, часть справа. Левых поведу я, правых Сольнер. Есть возражения – быстро протараторил Ярл.

Все кивнули.

-Альнери, идешь с Сольнером. Так мне будет спокойней.

Альнери зло смерил отца взглядом, но в ответ получил полный бешенства окрик:

-Это приказ!

Остров был типичен, мал и состоял полностью из серой, невзрачной скалы. С вершины раздавалось тихое сопение.

-Идем тихо. Если эту тварь разбудить, то будет очень нехорошо. – Сольнер рукой показал, что нужно следовать за ним и начал взбираться на скалу.

-Так ты ж бессмертный, – произнес Олаф, неловко стараясь красться. Шептать у него также получалось с трудом.

-Вы дураки смертные, – зло шикнул Сольнер. – идем тихо. К тому же, если меня проглотят буду всю вечность перевариваться. Не самая завидная участь.

Змий тихо сопел на вершине, и Альнери заметил, что он не походил на обычные представления о змиях. В отличие от Мирового змея у этого были крылья, и две передние лапы. Да и пузо уж непомерно большое, Мировой змей куда как более тонок и длинен. Но чешуя, сопение и искры из ноздрей подтверждали, что этот толстый ящер из той же породы что и Мировой змей.

Альнери вполглаза смотрел на отряд отца. Ярл Свен много лет не участвовал в битвах, хоть и не был трусом. Отец давно понял, что если есть какой-то металл, который может влиять на судьбы то это злато. Поэтому, за последний десяток лет он сильно раздался в поясе и облысел, руки его ослабли, как и ноги, шея стала дряблой, а борода жидкой. И тем не менее, он бодро поднимался по склону, до той поры пока особо крутой камень не оказался под его сапогом.

Ярл Свен вскрикнул, громко и как-то слишком тонко и со всей мощи своего грузного тела рухнул на склон. Змей глубоко вздохнул, и открыл свой желтый глаз. Альнери показалось что ящер ехидно скривил свою пасть в усмешке. За миг до того, как бросился на отряд отца.

Ярл Свен вскрикнул и выставил щит, но змий одним ударом передней лапы отбросил его вниз по склону. В следующий миг, огромный ящер рвал острыми и длинными зубами плоть бедолаги, не успевшего выставить щит.

-ЭРР- вздохнул Сольнер, хотя его вздох больше походил на рычание. – пусть даруют мне боги былую прыть…

-Все в атаку? – вопросительно взревел Олаф

-Нет. Сначала я. Он убьет вас. Пусть попробует начать с меня.

Сольнер почувствовал, как его старое сердце усиленно забилось. Ящер разметывал в клочья отряд Свена, каждый удар его когтистой лапы попадал по плоти, в то время как топоры и мечи отлетали от чешуи змея.

-Эй, чешуйчатое исчадие – рявкнул Сольнер – бросаю тебе вызов.

Альнери с удивлением посмотрел на старика. Выпрямившись во весь свой немалый рост, Сольнер нацелил клинок в сторону ящера, который меланхолично жевал чью-то ногу. Сын Ярла снова заметил ехидство в глазах ящера и подумал, что эта тварь, хоть и молчит, но явно понимает слова, обращенные к себе.

Ящер выплюнул остатки ноги с сапогом и отполз чуть в сторону от отряда Свена в котором в живых осталось человек пять и тех в крови, хоть и неясно чьей. Морда змия вопросительно уставилась в сторону Сольнера. Ящер ждал первого шага от старика.

Сольнер рассмеялся, расправив широкие плечи:

-Наконец я снова испытаю себя.

В следующий миг старик бросился к змию. Альнери отметил, насколько быстр старый северянин, за ним не успевал взгляд. Вот только змей был быстр по животному, поэтому чуть склонив голову ящер выпустил из своей пасти струю огня. Старик с явным трудом увернулся, и, ловко прыгая по камням сблизился с змеем вплотную. Ящер ударил передней лапой по северянину, но не попал, и Сольнер легким на первый взгляд движением вогнал клинок в желтый глаз.

Ящер взревел, и бросился вперед, размахивая крыльями и лапами, стремясь повалить и растерзать старика, но Сольнер, оставив клинок в ране, уворачивался от каждого удара, отступая. Чуть прищурившись он прошептал:

-Слабо ударил. Не до мозга. Старею…

Змей приостановился, глядя уцелевшим глазом на Сольнера. Ехидство на его морде переросло в нешуточную ярость. Сольнер ухмыльнулся и развел руками с одним лишь щитом:

-Меня не убить на поле брани. Но, грех не попытаться, верно?

Ящер взревел, готовясь выдохнуть пламя, Сольнер резко приблизился к его морде, ударив щитом по рукоятке торчащего из глазницы меча. Ящер закричал, и его вопль был очень похож на человечий, огонь, урчащий в его глотке вырвался из сжатых клыков, пронесшись рядом с старым северянином, но не тронув его, в то время, как ящер, всей своей тяжестью рухнул на склон холма, ослабевшими когтистыми лапами царапая камни. Альнери смотрел на то, как старик, подойдя к трупу змея произнес:

-Бывали у меня соперники и посильнее.

Олаф сзади Альнери взвыл от восторга:

-Он убил змия! Он убийца змиев. Великий герой.

Сольнер снова сгорбившись смотрел себе под ноги, в то время как Альнери бросился к отцу. Однако, достаточно быстро тревога юноши кончилась, так как отец, лежа на спине гулко смеялся:

-Боги все же на нашей стороне…Норны хорошо спряли нашу прядь. Мы убили змия!

Но прядь была чуть более причудлива, чем казалось Ярлу Свену.

***

Ярл Свен после падения хромал, но убийство змия сильно его приободрило. Он ходил вокруг туши ящера и постоянно повторял:

-Вот так ублюдок. Здоровый…

Альнери, подойдя сзади к отцу тихо произнес:

-Десять мертво. Еще семеро сильно покалечено, могут умереть, если не доставить их к лекарю.

-Да, да – отмахнулся отец – но Сольнер спас остальных. А пока… Нам нужны трофеи…

Он достал топор, специальный, для разделки и маниакальный костер жадности разгорелся в его глазах. То, что Альнери ненавидел в своем отце.

Старик Сольнер подошел к Свену и тихо произнес:

-Я убил змия. Отведи всех к Черному драккару, у змия есть моя вещь.

-Так вот зачем ты здесь – ревностно произнес Свено – но добыча моя… Не отдам….

Альнери испуганно уставился на своего отца. Жадность снова обуяла его, подавив чувство страха перед легендарным северянином. Но Сольнер отчего-то не разозлился, чуть грустно улыбнувшись.

-Клянусь памятью моей жены, я не возьму ничего ценного для тебя. Благодаря мне ты жив. Так окажи мне услугу. Больше не попрошу и мою долю забери себе.

Глаза Свена чуть просветлели, и он кивнул:

-Прости. Конечно, я отведу всех к драккару. Но потом мы разделаем тушку этого ублюдка так, что от него ничего не останется.

Сольнери грустно смотрел вслед уходящему Свену. Олаф подошел к старику и просто спросил:

-Что с ним?

-Умеешь хранить секреты, Олаф? – спросил Сольнер.

-Ну, энто. Как посмотреть – протянул молодой детина, с хрустом почесывая затылок.

-Помнишь, что Свен тоже встречал бога?

-Ну, он не хотит говорить об этом – спокойно произнес Олаф, попинывая голову змия.

-Он встретил самого Фульхра и также как я имел глупость попросить благословения.

-И что же он попросил – заинтересовался Олаф

-Денег. И Фульхр дал ему денег, причем так много, что захоти Ярл Свен стать конунгом, или собрать войско для похода на Град Городов его кошель не стыл бы более пустым. Вот только… У каждого благословения есть оборотная сторона.

-Оборотная? – глупо улыбаясь произнес Олаф.

-Боги ничего не дают просто так. Любое их благословение есть проклятие, с другой стороны. Фульхр дал Свену столько денег, сколько никогда не видел не один северянин, вот только жадность, которая пришла к Свену затмила его ум, и никогда не даст использовать хотя бы часть денег в правильном русле.

-А откуда ты энто знаешь? Ну про Свена?

-Мы, «благословенные» должны держаться вместе. Причем, возможно Фульхр был даже более жесток, и проклятие Свена не только жадность, хоть этого он мне и не говорил. У него лишь один ребенок, а других боги так и не дали.

-Ну так достаточно и одного. – пожал плечами Олаф

Сольнер ухмыльнулся весьма мерзкой улыбой:

-Зависит от срока жизни этого одного. Олаф, иди к кораблю. У меня здесь срочное дело. Тебе рано видеть то, что я сделаю.

Олаф снова почесал в затылке и неловко произнёс:

-Я вообще много разделывал дичи в деревне…

Сольнер рассмеялся и потрепал его по плечу:

-К несчастью, тут разговор совсем не про дичь.

***

Сольнер достал свой меч из глазницы ящера с большим усилием. Он сильно застрял в черепе змия, и перед тем как клинок вышел из кости, Сольнеру пришлось долго его раскачивать. Но задача была в другом. Аккуратно прижав мокрый от крови клинок к месту на пузе ящера, где чешуя казалась чуть более редкой, он одним движением распорол пузо ящера, ощущая гнилостный запах из самого нутра.

Из залежей кишок раздался смутно знакомый голос:

-Я здесь. Режь быстрее…

Сольнер с явным облегчением вырезал по контуру из кишок отрубленную голову, которой не мешало это говорить и подбадривать северянина. За мокрые волосы из распоротого живота змия старый северянин достал голову Разрубленного бога.

За те 6 десятков лет с тех пор как они виделись в последний раз Альхр не изменился. Несколько смущало отсутствие тулова, но в целом, все тот же ехидный прищур и темные лихие глаза придавали Разрубленному Богу весьма насмешливый вид.

Сольнер грубо поднял голову Альхра за волосы и зло произнес:

-Узнаешь меня?

Разрубленный бог весело рассмеялся:

-Ох, конечно. Сольнер! Как давно я тебя не видел! С нашей последней встречи твои дела пошли в гору. Разграбил Град Городов, убил нескольких Змиев, даже одного Конунга, стал легендой! Разве я не отлично благословил тебя?

-Я не смогу взойти на небеса – прорычал Сольнер.

-Да. Но зато этот мир весь твой. Кстати, как ты меня нашел?

-По всему Югу шли слухи о том, как безголовый труп гонится за драконом… - прошептал Сольнер

Альхр довольно рассмеялся:

-У моей семьи дурное чувство юмора. У меня есть привычка спать без головы, проветриваться, так сказать, и моя прекрасная сестра с ее питомцем решили меня немного… Проучить. В кишках такого создания весьма невесело находиться, и, Сольнер ты снова меня выручил. Проси чего хочешь… Снова.

-Я остаюсь на земле, но моя старость не останавливается… Мое тело дряхлеет, но дух остается в нем. Я верно понимаю, что когда от моей плоти останутся лишь кости да пыль, мой дух останется в нем?

-Да. Бессмертие до конца. – ухмыльнулся Альхр – уж не серчай. Думать нужно было что просишь.

Сзади раздался громкий звук падения. С самых небес рухнуло безголовое тело.

-Во. Как раз вовремя…

Голова Альхра резко рванулась и по воздуху вернулась на свое разрубленное тулово. Бог выпрямился и начал хрустеть спиной.

-Я хочу взойти на небеса – зло произнес Сольнер. – это моя просьба.

Разрубленный бог вдруг взглянул с явной яростью:

-Я тебе не базарная бабка, и не дух с пустынь Юга. Благословения богов не отменяются. Норны уже спряли прядь и, при все моем желании, этого не изменить.

Сольнер замер, затем с одышкой от волнения попросил:

-Прошу тебя. Я хочу снова встретиться с друзьями, женой.

Разрубленный бог ухмыльнулся:

-Хочешь… Так и проси этого, если хочешь. Но небеса закрыты для тебя. Слава Земная достанется тебе и твоим потомкам, но небесная нега для других, честных воинов. Это мое последнее слово.

-Я не хочу быть один… Все мои друзья мертвы… - тихо произнес Сольнер, с трудом борясь с эмоциями. С Разрубленным богом отчего-то не получалось спорить, его воля была непреклонной.

-Так попроси что-то что поможет тебе решить эту проблему… - уже позевывая произнес Альхр – и побыстрее, мне нужно встретиться с сестрицей…

Сольнер думал пару мгновений и неловко спросил:

-Ты ведь снова дашь мне благословение вместе с проклятием?

Альхр рассмеялся:

-Другого не бывает…

-Верни мне мою жену – тихо, почти безвольно произнес Сольнер.

Альхр улыбнулся и потрепал Сольнера по плечу. В его глаза отчего-то возник оттенок жалости.

***

-Убийца змиев возвращается – резко произнес Олаф –он несет кого-то.

Ярл Свен, который нервно ходил из стороны в сторону произнес:

-Это женщина. В его руках… нет не женщина. Девочка…

Но в следующий миг жадность снова обуяла его.

-Все, взять мечи, мешки, идем потрошить змия. Снять с него все, потом продадим. Альнери, останься с ранеными. Проследи за тем, чтобы никто не умер без меча в руке.

Альнери удивленно смотрел на то, как Сольнер возвращается с девушкой на руках. Старик заботливо расстелил свой плащ на палубе Черного драккара, и положил туда девушку, ласково поцеловав ее в лоб. Глаза девушки открылись, несколько секунд она смотрела на старика, а затем…

Раздался жуткий визг.

***

Ярл Свен плыл назад на Черном драккаре на котором стало гораздо меньше людей. Он разделывал змия целую неделю, стремясь использовать все от мяса до чешуи из-за чего все раненные змием умерли. Правда, это волновало Ярла куда как меньше чем выгода всего похода. С его лица не слезала улыбка, и Альнери с тоской думал, о том, что отца, отчасти радует мысль о том, что с умершими не нужно делить добычу.

Сольнер стоял рядом со Свеном мрачный и злой. Он тяжело дышал и не греб. Его взгляд был направлен на нос Черного драккара, где была девушка. Жена, которую вернул ему Разрубленный бог чудовищно боялась своего мужа. Потому что не знала его. Поэтому они находились по разные стороны корабля.

-Вот оно, мое проклятие, – зло рокотал старик – боги снова перехитрили меня.

-Стерпится, слюбится, – весело произнес Свен – когда-то она уже полюбила тебя. Все повторится.

-Когда она увидела меня в первый раз… Она также кричала. Я нашел ее на Юге, в одной из разграбленных северянами деревень. Она пряталась в погребе, и в первую нашу встречу сумела ранить меня ножом, думая, что я был одним из тех, кто разграбил ее деревню. Вот только… Я полюбил ее сразу, а она меня только в тот миг, когда я принес ей головы всех тех, кто разграбил ее деревню и убил родителей.

Свен, все еще веселый, произнес:

-И тем не менее, другого выбора кроме как полюбить у нее и нет.

Сольнер зло кивнул:

-Уж это точно.

И оба отмеченных богами людей не замечали, какими взглядами обмениваются жена Сольнера, Малле и Альнери. Малле не любила Сольнера, и лишь молодой северянин с серебряной сережкой в ухе, смелый командир драккара был в ее сердце. Альнери смотрел на девушку со спутанными волосами и отважным взглядом и его сердце билось быстрее. Прежде всего от страха. Убийца змиев никогда не отдал бы свою жену. Но и остановиться Альнери не мог, не мог не обмениваться легкими шутками с девушкой, не мог якобы случайно не касаться ее руки, не мог…

Жена Сольнера была жива и это благословение Разрубленного Бога. Вот только, полюбила она совсем другого.

***

Когда драккар приплыл в крупный город Стохом, Свен с радостью рассчитался со всеми. Каждому выжившему досталось по два серебряных, Свену же, после продажи Змиевой чешую, внутренностей и головы должно полагалось больше тысячи золотых. Выжившие, тем не менее с большим облегчением уходили прочь от Свена. Ярл своей жадность отталкивал людей вокруг. Никто из них так и не получил ни медяка надбавки.

Миг, когда все изменилось произошел быстро. Малле отказалась идти с Сольнером.

Старый северянин пришел в ярость и растерянность одновременно. Он зло спросил:

-Почему…

Его кулаки были сжаты до такой степени что кровь пошла из подушечек пальцев. Малле боязно произнесла:

-Я люблю… Альнери…Он молодой, красивый, смелый… Ты не можешь быть моим мужем ты стар и скоро умрешь…

-Я не умру – Сольнер с яростью ударил Малле в скулу. Альнери бросился к ней. Свен наблюдал за этой сценой с ужасом. Он схватил старого северянина и начал повторять раз за разом:

-Это просто детское, Сольнер. Мой мальчик в ней не заинтересован и не виноват…

-Виноват- неожиданно смело для себя произнес Альнери – я люблю ее, отец.

Свен рявкнул:

-нет. Не любишь!

Сольнер, чувствуя одышку от волнения с трудом выдыхал.

Альнери снова произнес:

-Люблю. Отдай ее мне, Сольнер. Ты же хочешь, чтобы она была счастливой. Ты не сможешь сделать ее счастливой. Счастье это не твое, твой путь — это вечная война, путь воина не должен извращать женщину.

Олаф молча смотревший на это чуть нахмурился. Он был единственным из воинов Свена, который пока не ушел. У детины засела мысль остаться с Сольнером и стать его учеником, и конфликт между Альнери и стариком мешал его планам.

-Девок сотни на деревнях – неожиданно зло произнес Олаф. Его деревенский акцент резко ушел, он начал говорить быстро и собранно – ты молод, Альнери. Отдай Сольнеру его жену и разойдемся полюбовно. У тебя и у меня вся жизнь впереди, к тому же, старик явно прав.

Свен с удивлением посмотрел на детину. Его посетила мысль о том, что Олаф, возможно, куда умнее чем кажется.

- Я не могу. Это будет бесчестно по отношению к ней.

Сольнер переменился в лице и с ненавистью уставился на Альнери.

-Что значит… - он кусал губы, нервничал, задыхался. Даже перед мордой змия старик выглядел смелее чем сейчас.

-Она уже моя. В одну из ночей на драккаре мы скрепили наши узы. Она моя, – зло произнес Альнери, глядя на старика. Свен с испугом увидел отблеск жадности в глазах, тот самый отблеск, который отпугивал людей вокруг ярла. Ему казалось, что «благословение» Фульхра миновало его наследника, но… Боги видимо слишком жестоки. Жадность по женщине застлала глаза предприимчивого и умного Альнери.

Стражники Стохома нервно подошли к спорящим и спросили:

-Проблемы?

-Нет. Никаких. Где здесь поле для суда Богов – сухо спросил Сольнер, поигрывая желваками.

Свен почувствовал, как что-то внутри него оборвалось.

-Нет. Он не примет твой вызов…

Сольнер поднял глаза. Он выглядел не злым, но обреченным.

-Уже принял. Он задолжал мне четыре удара. Настал момент, когда нужно отплатить долг.

***

Олаф держал щит позади Сольнера. Ристалище было небольшим, на нем редко проводились бои, и чаще всего в кругу щитов, который образовывали воины. Вот только, сейчас, ранним утром на небольшой земляной полянке находилось лишь несколько человек. Позади Альнери держал щит его отец Свен, причем каждый миг этого утра страшил жадного северянина. Малле стояла чуть в стороне, с ужасом глядя на то, как Сольнер разминается.

-Я прошу тебя –в очередной раз начал Олаф.

-Норны спряли прядь. Я знал, что убью юнца с нашей первой встречи. Он украл дар богов, и за это получит оборотную сторону этого дара.

Альнери не чувствовал страха. Странно, но ему казалось, что у него есть шансы. Сгорбившийся, уставший Сольнер словно бы и не хотел его убивать.

-Я дам тебе шанс, молокосос- прерывисто произнес Сольнер – наноси удары, пять ударов. Как тогда. Считай это новым испытанием. Если мы будем драться, то у тебя не будет и шанса. А удары… Дуракам везет.

Сольнер смотрел в лицо Альнери, и тот видел проступающее за морщинами лицо легенды севера. Легенды, которая устала.

-5 ударов. Бей. Щит я взял старый, треснутый. Считай, что я уровнял нас в условиях. Ты можешь пользоваться сменным щитом, если успеешь. Я свой сменный не возьму. Давай Альнери. Победишь меня – и победишь богов, один шаг до легенды, вот только этот шаг ты пройдешь только через мое бездыханное тело.

Альнери сглотнул. Отец сзади чуть хмыкнул и произнес:

-Возьми мой двуручный топор. Он проломит щит.

-Бери что хочешь, Альенри. – кивнул Сольнер

Альенери смотрел на старика и его начала обуревать странная ярость. Старик не казался ему сильным в данный момент, и сын жадного торговца принял решения, свойственное северянину. Он атаковал своим мечом изо всех сил и резко и сильно нанес пять ударов, целя в разные части тела. Альнери понимал, что вряд ли сможет убить благословенного старика, но если он ранит Сольнера, то ответные удары не станут смертельными. Вот только…

Разрубленный Бог сохранил своего любимчика. Все удары пришлись в разрубленный щит, даже не ранив руку старика. Сольнер обреченно посмотрел в небо и произнес:

-Смотришь за мной, да? До сих пор? Тяжело избавиться от твоего внимания, Альхр. Тяжело…

Сольнер опустил взгляд на свою морщинистую руку и меч в ней. С тоской поймал лучик света осеннего солнца лезвием, и тихо произнес:

-Прости малец за то, что я легенда Севера. Легенды никогда не слагают про хороших людей.

Четыре удара которые нанес Сольнер были настолько быстрыми, что Олаф их не заметил. Как и Свен. Вот только, ярл увидел, как то, что спустя несколько мгновений тело его наследника осело на землю, разбрызгивая ярко-красную жидкость. Альнери, бывший человеком несколько взмахов меча назад превратился в груду мяса. Свен рухнул на колени, ощущая, как колотится его сердце. Оно то било по нескольку раз, то замирало, пока он смотрел на останки своего сына.

-Не выпустил клинок – грустно произнес Сольнер – его встретят небеса. Он был смелее, чем казалось.

Свен чувствовал, что должен злиться, но в его душе осталось только горе. Он опустился на колени, и, ударяясь головой о щит начал повторять:

-Зачем… Зачем…Зачем…

Малле закричала тяжелым, страшным криком. Это словно бы и не смутило Сольнера, который одобряюще коснулся Свена.

-Боги дадут тебе нового сына, так как этот вознесся на небеса как воин.

Но Свен не слышал старика. Сольнер понял это, отошел, подойдя вплотную к Малее, которая озлобленно сверлила его взлядом. Старик грустно кивнул, и ударил ей в висок. Один милосердный удар и Малле рухнула наземь.

Олаф вскрикнул:

-Зачем?

-Она уже не будет моей – зло произнес Сольнер – Так и пусть боги забирают свой дар назад.

Олаф подошел к Малле и быстро прощупал шею. Вена не билась.

-Ты убил его ни за что…. Она все равно не стала твоей…. И ты убил еще и ее… Чудовище – простонал ярл Свен

-Да, именно чудовища и становятся легендами. Пойдем, Олаф. Ты должен увидеть, что произойдет дальше.

Старик и Олаф направилась прочь с ристалища, на котором жадный старик оплакивал два мертвых тела. И те две тысячи золотых, которые он получит за змея уже не грели его душу.

***

Олаф и старик сидели на горном утесе, смотря на море. Олаф тихо спросил:

-Зачем ты убил Малле?

Сольнер вздохнул и ответил:

-Я северянин, Олаф. В будущем, когда люди станут мельче, место стали окончательно займет золото, гордость уйдет на второй план. И это будет прекрасное время. Но северянин остается северянином только до той поры, пока у него есть имя. Я убил их из-за чести. И поэтому я ненавижу себя.

Олаф кивнул. Сольнер, чуть улыбнувшись посмотрел на него.

-Ты умнее, чем кажешься.

-Дураков легче воспринимают. Мой отец говорил, что зачастую выгодно казаться дураком. На них меньше обижаются. – кивнул Олаф.

Сольнер улыбнулся и снова кивнул.

-Знаешь, пожалуй… Малле всегда была моей частью. Даже когда мне вернули ее и тут же отобрали. Всегда. Неправильно жить без нее…

-И что ты хочешь сделать? – поднял бровь Олаф

-Я уйду в море. Прямо в пучину и захлебнусь соленой водой. Боги не допустят моей смерти от клинка, но вода… Я знаю, что буду захлебываться вечность, что мои легкие никогда не вдохнут воздух, и лишь боль останется в глубине, пока водоросли будут оплетать мое тело…

Сольнер вдруг хлопнул по плечу и произнес:

-Дерьмовый я скальд, правда?

-Мда. На редкость. – кивнул Олаф.

-но… Запомни одно, Олаф. Если ты пойдешь по пути легенды, он не принесет тебе ничего.

Олаф ухмыльнулся и произнес:

-Старик, мне не нужны лавры великого героя. Мне нужны лавры конунга.

Сольнер чуть удивленно кивнул:

-Жаль, что я не смогу на это посмотреть. Хоть мне кажется, что твой путь и будет сложным… Что-то в тебе есть. И Боги заметят тебя, как и я. А до той поры… Я ухожу. Вот только, еще пару мгновений посмотрю на солнце… Все. Прощай.

Старик не сбросил ни части амуниции с себя и медленно двинулся в море. Каждое движение давалось ему с видимым трудом, словно он боролся с волей богов. Но он делал каждый шаг, отмечая им каждый свой грех. И этого хватало.

-Ты действительно интересный человек, Олаф Олафсон – раздался женский, мелодичный голос из-за спины.

Олаф обернулся, оторвав взгляд от старика и увидел красивую женщину в кожаных доспехах. Она сидела хребте змия, куда как меньшего чем погибший от руки Сольнера, но с такой же ехидной улыбкой.

-Мое имя Мерравь. Я сестра разрубленного бога Альхра, самая прекрасная среди богов. Ты хочешь стать конунгом, Олаф. Так я могу тебе помочь…

Олаф отвернулся от Мерави и снова посмотрел в спину старика.

-Он будет захлебываться вечность?

-Да. – кивнула Меравь, почесывая подбородок змея.

-Ваши благословения всегда имеют оборотную сторону – тихо ответил Олаф. – я стану конунгом и так.

-Это трудный путь – улыбнулась Меравь

-нет легких путей – Олаф видел, как голова старика скрылась под водой – но… Мне не нужно проклятие богов. Ищите других отчаянных глупцов.

Меравь весело рассмеялась, и игриво произнесла:

-Ты умнее многих, будущий конунг Севера. Тогда живи, Олаф. И помни каждое мгновение, что в момент, когда твои легкие дышат воздухом, внутренности Сольенар разрываются от холодной соленой воды. Вечность.

Олаф обернулся к богине и кивнул:

-Хорошо. Я запомню.

***

Второй поход на Город Городов близился к концу. Огромная армия севера из тысячи драккаров собралась у стен города, который скоро нужно было штурмовать, наблюдая за тем как их немолодой и кряжистый лидер конунг Олаф Олафсон из Бренрига произносит речь. Олаф прокашлялся и начал:

-Град городов однажды уже пал. И взял его Сольнер Бессмертный, человек которого я знал. Он был жесток и понес за это жестокую плату. Теперь мы с вами, его наследники, стоим под стенами самого великого города Юга. Стоим, потому что мы северяне. И… Сольнер отнюдь не мертв. Когда нам, народам севера станет слишком плохо, он поднимется с морских пучин и снова защитит вас. Но пока… Я вместо него – Олаф Олафсон безумно улыбнулся – и Град городов падет. Падет, потому что мы северяне. Потому-что мы жестоки. И когда-нибудь это изменится, но сейчас не пытайтесь отвергнуть себя. Град городов падет во второй раз.

Олаф посмотрел на огромный пролив, на котором стоял Град городов:

- Север силен и был силен только потому что жесток и честен. Как только это закончится, Север перестанет быть Севером, но я не хочу жить в такие времена. Норны уже спряли прядь. Отдохните, завтра штурм.

Олаф Олафсон смотрел на стены самого богатого города мира и ухмылялся. Конунг чувствовал, что самое главное благословение богов всегда было при нем. Это свобода воли, свобода жизни, свобода самому выбрать судьбу. Завтра он встретит славу или смерть. Но это история из совсем другой саги. 

+1
21:09
544
Argeda
08:53
Ну как так-то… Войн! ВОЙН!!! Исправьте на букву «И», умоляю…
18:46
+4
Обидно. Шестьдесят просмотров и никто не хвалит. Ну и я не буду.

Оценки норнов клуба “Пощады не будет”

Трэш – 1
Угар – 2
Юмор – 1
Внезапные повороты – 2
Ересь – 3
Тлен – 2
Безысходность – 5
Розовые сопли – 1
Информативность – 0
Фантастичность – 0
Коты – 0 шт
Драконы – 1 шт
Боги – 2 шт
Соотношение потенциальных/реализованных оргий – 2/1
В больницах Севера бригады реаниматологов вместо дефибрилятора приносят с собой меч.

Этим летом удалось вырваться на море понырять с маской. Август, жара, прозрачная вода, полные лёгкие воздуха и одиночество были моими спутниками в том заплыве. Это я так думал, пока у самого дна меня не схватила жилистая полупрозрачная рука. Чего скрывать, от страха вода перестала быть прозрачной. Из зарослей ламинарии на меня смотрел худой высокий старик с редкой седой бородой. Острый взгляд смотрел мне прямо в душу, а губы зашевелились. Я помотал головой и показал языком жестов
«Ты дурак что ли, мы же под водой, говори нормально»

Труп согласно кивнул и руками изобразил со странным акцентом
«Извини, странник, что беспокою, не подскажешь, как выйти к Тролльфьёрду?»

Я пожал плечами.
«Братиш, ты под Алупкой, до Норвегии пару тысяч километров»

Мертвец ударил себя по лицу.
«Ну дельфины и уроды! Сказали, знают короткий путь. Как мне на берег выйти вообще, а то уже триста зим плутаю.

Показываю гарпуном.
«Вон видишь шлейф из полиэтиленовых пакетов и кукурузных черенков? Иди по нему и выйдешь у людям. А ты сам кто и что тут делаешь?»

Ихтианд гордо выпрямился и ударил себя в грудь.
«Я Сольнер Бессмертный, убийца змеев. Меня один автор в море сослал, хотя я сам по-другому хотел рассказ закончить. Хочу найти его и нанести пять ударов»

Я снял с пояса десантный нож и протянул старику.
«Держи, пригодится. Норны уже выпряли те удары»

Ну а пока Легенда Севера спешит к тебе с подарком, есть время сделать разбор данного эпоса.

Начало было что надо. Интрига, антураж, аутентичные диалоги и вообще дозированная подача информации – хорошечно. Немного напрягает поведение старика. То он плетётся еле еле, то вдруг разносит дубовые щиты с одного удара.

Сольнер шел с трудом перебирая ноги. За последние годы он сильно сдал, и тяжелая поступь грозы морей стала скорее легко переступью.

И потом вдруг

Старик замахнулся.
Удар…
Альнери не совсем понял, что произошло. Вдруг он оказался на земле, с разрубленным щитом, и саднящей рукой.


И ещё один момент из этого эпизода

-Испытай меня – рявкнул Сольнер. Альнери страдальчески закатил глаза.
-Ладно, старик. Ничего плохого ты мне не сделал, но терпение мое не безгранично. Хочешь доказать, что ты воин – легко. Подними щит и выдержи пять моих ударов. Выдержишь – и я подумаю о твоем назначении. Но я советую одуматься и сходить выпить теплого меду.
Сольнер кивнул, и произнес:
-Хорошо. Но с условием. После тебя, я тоже нанесу свои пять ударов в твой щит.
-Ну, если останешься на ногах, то ладно – безразлично произнес Адьнери.


То есть, из всей толпы добровольцев никто не узнал легендарного покорителя Города Городов? Сдаётся мне, не такой уж он и знаменитый.

И если он в курсе, куда направляется Чёрные драккар, то знает, кто организатор мероприятия. Почему Сольнер сразу не пошёл к Свену и устроился на судно по блату, а не устраивал цирк в угоду сюжета. Ведь мог он так сделать? Вполне. Ладно, херня, спишем на старческий маразм.

Но вот после высадки на остров рассказ уверенно двинулся в сторону днища.

Все кивнули.
-Альнери, идешь с Сольнером. Так мне будет спокойней.
Альнери зло смерил отца взглядом, но в ответ получил полный бешенства окрик:
-Это приказ!


Тебе не кажется, что кричать в данной ситуации очень глупо. Вдруг бы дракон не оказался глухим?

Ярл Свен вскрикнул и выставил щит, но змий одним ударом передней лапы отбросил его вниз по склону. В следующий миг, огромный ящер рвал острыми и длинными зубами плоть бедолаги, не успевшего выставить щит.

Каким чудом Свен вдруг выжил после таких ран? Он же не просил бессмертие у богов? Что за ересь вдруг началась?

Сольнер почувствовал, как его старое сердце усиленно забилось. Ящер разметывал в клочья отряд Свена, каждый удар его когтистой лапы попадал по плоти, в то время как топоры и мечи отлетали от чешуи змея.

Свен, зная о силе и дракона, о его непробиваемой чешуе и о встроенном огнемёте поплыл убивать его не с профессиональными бойцами, а с доходягами из деревень? А где тяжёлая артиллерия? Ну там баллисты всякие? Получается, вообще не было никакого смысла в походе, если бы случайно не нашёлся Сольнер? За идиотский план тебе минус балл.

-По всему Югу шли слухи о том, как безголовый труп гонится за драконом… — прошептал Сольнер

А чего БОГ не догнал-то? Вот же дракон и не бежал никуда, дрых на острове!

Сзади раздался громкий звук падения. С самых небес рухнуло безголовое тело.

Аха-ха, плагиат на Догму.

-Она уже моя. В одну из ночей на драккаре мы скрепили наши узы. Она моя, – зло произнес Альнери, глядя на старика.

А парень-то красавчик, даже не смотря на серёжку в ухе и репутацию терпилы.

-Я уйду в море. Прямо в пучину и захлебнусь соленой водой. Боги не допустят моей смерти от клинка, но вода… Я знаю, что буду захлебываться вечность, что мои легкие никогда не вдохнут воздух, и лишь боль останется в глубине, пока водоросли будут оплетать мое тело…

Никакого смысла ему уходить под воду, если он всё равно не умрёт. Судя по тому, как он искромсал паренька, сил хватит на ещё пару штурмов Города Городов, но нет, надо сложить лапки и трусливо отсиживаться на дне. Концовка, недостойная воина Севера.

Кстати, про месть Сольнера. Не ссы, не скоро он тебя найдёт, я его в другую сторону отправил на самом деле, но на всякий случай в Крым в ближайшие сто пятьдесят лет ездить не советую. Итого по эпосу — сюжет чуть натянут, но, не смотря на это, в середине сильно проседает. Отсутствует стандартный набор хорошего рассказа (максимум трэша, угара, юмора и внезапных поворотов). Вместо котиков какие-то драконы.

Непонятно, почему надо было скатываться в банальщину и топить ГГ, когда можно было внедрить ещё один внезапный поворот и продолжить рассказ в наши дни, когда Сольнер наконец-то додумался повоевать с богами и всплыл. Это тебе идея на сиквел. А пока что профилактический минус, ты можешь лучше. Наверное.

Критика)
09:02 (отредактировано)
Немного напрягает поведение старика. То он плетётся еле еле, то вдруг разносит дубовые щиты с одного удара.
*звук фэйспалма над фьердами*
Патаму чта это отсылка к испытанию Тора, когда он должен был поднять кошку, выпить рог эля и побороть старуху. Или, если автор прошаренный, то есть еще пара традиционных мотивов на эту же тему.
Дальше портянку не читал, сорян, но вы там как-то почитайте клубом скандинавские сказки, там прикольные картинки.
04:38
+2
Ты или подкову снимай, или каску надевай, а то так сайт осиротеет) Всё, конской шуткой отметился, продолжаем.

Про скандинавскую мифологию почитаю, да, есть у меня в них пробел. Про Тора только фильмы Марвел смотрел.

И извиняться не надо. Комментарий же только для автора, другим его читать не обязательно. А некоторым даже вредно)
09:05
-2
Наконец-то нормальная история в духе старой доброй Скандинавии. Автор, ты прекрасен.
15:16 (отредактировано)
Очень, очень тяжело читать. Ошибка на ошибке, опечатка на опечатке. При этом если взять текст, подкорректировать, вычеркнуть лишнее и добавить нужное, то свершается чудо: язык становится более-менее почти без малого слегка читабелен. И почему бы это было не сделать сразу, м?

Ну а сюжетно это всё ещё довольно унылая копипаста со скандинавских драп и, как ни удивительно, второго «Терминатора» (вспомним момент с расплавленной сталью и большим пальцем). «Мы поплыли, зарубили змея. С нами был великий герой, томимый проклятьем. От проклятья он не избавился, так что в итоге половина народа полегла. Да, у нас тут жестокий мрачный сеттинг, и чо?»

Тоска…
17:31
+4
Скандинавы говорите? Ммммм. Ну вот и я зашла на огонек.

«были более маленькими». Более — от больше. Вам не кажется, что больше и маленький — это противоречие? Может значительно меньше?

" из дешевого дерева, с плохо законопаченным дном, без фигур на носу". Мне интересно где они деревья покупали, чтобы оценить стоимость? Я думала, в лесу рубили. В своем родном, скандинавском. И что за дракар без фигуры? Давайте в википедии посмотрим: На носу крепилась резная голова дракона (отсюда и название типа корабля).
«стоял драккар из черного дерева». И снова википедия: Драккары строились из древесины многих пород, среди которых наиболее важны были ясень, сосна и дуб. Черное, Эбе́новое де́рево, — древесина некоторых тропических деревьев рода Хурма, произрастающих во влажных тропических лесах Западной, Центральной и Восточной Африки, Южной и Юго-Восточной Азии, на островах Индийского океана, в муссонных лесах Индии и острова Цейлон. […] Эта древесина тонет в воде. Эбеновое дерево находит применение в первую очередь при изготовлении мебели. Также его используют для интарсий и шпона или при изготовлении музыкальных инструментов и в искусстве. Вот видите – это совсем не сложно.
«10 лет». В худ.лите числа пишут словами, а не цифрами.
"-Олаф Олафсон – детина лет двадцати улыбнулся, продемонстрировав гнилые зубы". А мне интересно почему зубы гнилые? Я что-то не припомню, чтобы у викингов кариес свирепствовал.
«Северяне не брали на войну единственных сыновей, по крайней мере в сытые времена». Более того, им и смысла не было. В викинг ходили младшие братья, которым наследства не доставалось. И не на войну они их должны были брать, а в поход, который больше грабеж, нежели боевые действия, особенно учитывая, что сейчас мирные времена. А здесь они вообще со змеем биться идут, значит точно не война. А была бы война – всех бы замели — смысл род сохранять если все государство захватят.
"-Разве это не задача богов перед Концом Света?" Не перед, а в процессе. Тор убивает змея в Рагнарёк, а не до него. Впрочем, у Вас тут своя мифология…

"-Иди домой и проспись, старик. Это уже не смешно. -Я воин. Испытай меня". Не слишком ли грубо он со стариком разговаривает? Он ведь даже не знает кто он и каков его социальный статус.

«чем тонкий деревянный, выцветший деревянный обломок тарча старика». Два раза деревянный.

"-Испытай меня – рявкнул Сольнер. -Бей – Альнери случайно увидел синие глаза своего врага. В них была смертельная скука. -Моя очередь – с неожиданной злобой произнес старик. – тебе нужно было бить сильнее. Ставь щит". У него ПМС что такие скачки настроения? Хотя не только у него, тут все резко эмоциональные.«Сольнер переменился в лице и с ненавистью уставился на Альнери. -Что значит… — он кусал губы, нервничал, задыхался». А, нет. Он просто истеричка.

"-Кто? – удивился Альнери. Будучи торговцем, он давно потерял интерес к богам севера". Эммм. А так можно?

"-Совсем махонький – пробухтел Олаф". Очень литературно и очень по скандинавски — пробухтел.

"«Сольнер, за твою славу воина» сладко улыбнулся Альхр «я дам тебе всего дин дар". Дар за славу? Он обменять их что ли хочет? Или это автор не смог сформулировать?
"-Греби, или я отрублю тебе руку – отчетливо и громко произнес Сольнер – Свен, если ты не научишь своего молокососа подчиняться, это сделаю я". Это сейчас 23 года — молодой, а тогда это уже ого-го какой мужик. Так что малокососом он бы его точно не назвал.

"-Вот этот остров – рыкнул Ярл Свен и первым спрыгнул с драккара. Альнери заметил, что его отец непривычно весел". Как-то слово рыкунл с весельем уж совсем не вяжется.

«Змий тихо сопел на вершине, и Альнери заметил, что он не походил на обычные представления о змиях. В отличие от Мирового змея у этого были крылья, и две передние лапы. Да и пузо уж непомерно большое, Мировой змей куда как более тонок и длинен». Хммм. А он его видел, чтоб сравнивать?

«Ярл Свен вскрикнул, громко… [...]Ярл Свен вскрикнул и выставил щит». Он кисейная барышня что ли вскрикивать-то постоянно?

«Ярл Свен вскрикнул и выставил щит, но змий одним ударом передней лапы отбросил его вниз по склону. В следующий миг, огромный ящер рвал острыми и длинными зубами плоть бедолаги, не успевшего выставить щит». Так ярл успел выставить щит или нет? Или ящер не ярла зажрал? Как-то из текста не ясно. А нет, вот дальше говорится: «так как отец, лежа на спине гулко смеялся». Так кого пожрал змей тогда?

«Ящер выплюнул остатки ноги с сапогом и отполз чуть в сторону от отряда Свена в котором в живых осталось человек пять и тех в крови, хоть и неясно чьей». А когда всех схарчить успели?

«спряли нашу прядь» а также сострогали нашу строганину и сварили наше варево.
"-Десять мертво. Еще семеро сильно покалечено, могут умереть, если не доставить их к лекарю". Так вроде в живых человек пять осталось? Что-то у Вас цифры не сходятся.

«Но потом мы разделаем тушку этого ублюдка так, что от него ничего не останется». Я не поняла, они на змея охотились, чтобы его на мясо пустить? А что-нить по проще для провизии они найти не могли?

«с хрустом почесывая затылок». Очень хочется знать, что при этом хрустело.

"-Мы, «благословенные» должны держаться вместе". Ага, собираться на встречи анонимных благословенных, кружки по интересам, рукоделие, чаек там с булочками.

«Я полюбил ее сразу, а она меня только в тот миг, когда я принес ей головы всех тех, кто разграбил ее деревню и убил родителей». Правильная женщина ))
"-Я не умру – Сольнер с яростью ударил Малле в скулу". Это потому, что он забрал ее с юга и у нее нет родни, которая может за нее вступиться? Поэтому он руки распускает?

"-Это просто детское, Сольнер". Ему 23 года. Да он больше половины своей жизни прожил. Какое, блин, детское?

«путь воина не должен извращать женщину». Что бы это могло значить?

«Жадность по женщине застлала глаза». Жадность бывает К чему-то но не ПО кому-то.
«Победишь меня – и победишь богов, один шаг до легенды, вот только этот шаг ты пройдешь только через мое бездыханное тело». Это какой-то чит. У него же коды бессмертия. А это значит его нельзя убить А если его нельзя убить, то и победить и пройти через его бездыханное тело нельзя. Нафига тогда давать надежду?
«Прости малец за то, что я легенда Севера. Легенды никогда не слагают про хороших людей». Он убивает его, потому что хочет убить, а не потому что он легенда. Пусть не отмазывается. И про — не слагают про хороших людей — ну это Вы загнули.

«Вот только, ярл увидел, как то, что спустя несколько мгновений тело его наследника осело на землю». Вот только ярл увидел, как спустя несколько мгновений тело его наследника осело на землю.

«Малле закричала тяжелым, страшным криком». Че-то она долго соображала.

«Это словно бы и не смутило Сольнера, который одобряюще коснулся Свена». Одобряюще или ободряюще?

«Старик грустно кивнул, и ударил ей в висок. Один милосердный удар и Малле рухнула наземь. [...] -Она уже не будет моей – зло произнес Сольнер – Так и пусть боги забирают свой дар назад». А сразу так нельзя было? Ну чтобы Альнери не убивать.

«Старик, мне не нужны лавры великого героя. Мне нужны лавры конунга». У героя лавры, а у конунга власть. Не бывает лавров конунга. Конунг может быть героем и иметь от этого лавры, впрочем, может и не быть.

А так вроде ниче ))
Rtx
17:35
Ой! У некоторых диссертация короче))
18:27
+3
А у кого-то длиннее ))
Я вот свою как раз по викингам писала
Rtx
18:40
Фу… Они же такие противные — вонючие, с глистами, с рогами))
21:42
Круто вы их припечатали…
21:58
+2
По описанию больше на минотавров похоже ))
15:08
+2
Девушка, я в восхищении! Из какого вы литературного клуба? )
15:12
+2
Напомнить? )))
Загрузка...
54 по шкале магометра