Светлана Ледовская

Что ест(ь) бог

Что ест(ь) бог
Работа №423

Где я? Сознание возвращалось медленно вместе с нарастающей болью в затылке. Я попыталась поднять руку, чтоб ощупать место удара, но руки оказались прикованы. К чему? И всё же, где я? Длины цепи (и цепь ли, в темноте не понять) хватало лишь на то, чтобы приподнять руку. Не дотянуться ни до слипшихся волос (голову таки разбили!), ни до коммуникатора на правом запястье. И что теперь? Так, без паники! Пошевелила ногами – они тоже прикованы, но руки более свободны. Ноги приподнять от камня - по ощущениям вроде камень - не получается вовсе. Они уже начали затекать, значит, я здесь давно. Ещё бы понять, где это - здесь. Глаза потихоньку стали привыкать к темноте. Не двоится, не тошнит – значит, обошлось без сотрясения, и то хлеб.

Пещера, да теперь я вижу — это пещера. Стены слегка обработаны, на них какие-то знаки и рисунки. Света, что льётся через крошечное отверстие в своде, недостаточно, чтобы рассмотреть обстановку досконально. Но и без того понятно, что это какое-то святилище местных. Боже, меня что, приковали к алтарю? Нет, глупости! Не могут же меня принести в жертву, правда? Аборигены казались вполне прогрессивными. Хотя, помнится Николай Васильевич, наш капитан, говорил, что рано делать выводы об их прогрессивности и адекватности без общения, основываясь только на данных со спутников и наблюдения с орбиты. М-да, старик был прав! Какая тут адекватность? Стукнули по башке, затащили в пещеру и приковали к алтарю! Нет чтоб, как цивилизованное общество, посадить в тюрьму и выдать адвоката. Нет же, засунули в темный мешок и даже «здравствуйте» не сказали! Стоп, дыши! Вдох-выдох. Вдох-выдох. Истерика мне сейчас ни к чему. Зачем я вообще полезла в эту экспедицию? И начиналось все ведь не так плохо…

Новость о том, что программа «Жизнь на Ките» дала результаты, взорвала мировые СМИ, и даже новости об очередной войне на Ближнем Востоке отошли на задний план. Данные со спутника, отправленного к Тау Кита, подтвердили наличие следов цивилизации на одной из планет системы. Почему именно к этой звезде отправили спутник, я не поняла. В объяснениях ученых было слишком много узкоспециализированных терминов, таких, что без стимулятора не разберёшь. Да и ни к чему это. Ну, отправили к Тау Кита, а не к Альфе Центавра (как все изначально предполагали, ведь она ближайшая, кричали тогда противники проекта), ну и что с того? Главное – результат, разорялась тогда Машка, моя подруга. А результат впечатлял. Со спутника пришли четкие снимки планеты. Это вам не технологии ХХI века, которые только и могли по колебаниям да движению гадать, а есть ли там что-то! Теперь мы путешествуем быстрее и видим дальше и чётче. В общем, на планете обнаружили три континента. Один располагался прямо на северном полюсе планеты и напоминал нашу Антарктиду. Покрытый ледяными торосами и снежными шапками без следов цивилизации. А вот два других! О, эти снимки вызвали массовую истерию от «мы все умрём», до «ура, мы не одиноки»! Два других континента располагались по разные стороны от экватора планеты. Их условно назвали Северный и Южный. Ну да, банально, зато понятно и не перепутаешь. И на каждом из континентов были замечены по шесть крупных городов. Всего двенадцать. В том, что это рукотворные строения, сомнений не возникало. И они не просто рукотворные, но и обитаемы! И тогда было решено собрать экспедицию по установлению контакта с братьями по разуму.

Сколько было споров на эту тему, даже страшно вспомнить. Спорили в основном о финансировании (не о возможных выгодах или опасностях, а о деньгах!). Допустимы ли спонсоры негосударственного толка (да, именно так выразились представители властей)? Допустимы ли авантюры на подобие Илона Маска из двадцать первого века? В общем, договорились до того, что пора нам хоть в чём-то объединиться. И был создан Совет Земли по Контактам с Внешним Космосом или СЗКВК. Объявили об отборе людей в команду. Кого только не искали: биологов и инженеров, химиков и физиков, микробиологов и медиков, лингвистов, психологов и даже экологов. И, конечно же, военных, куда без них. Машка тогда уговорила меня подать анкету на место в экспедиции. «Я тебе так завидую, - трещала она, - ты ведь не только можешь пилотировать небольшие аппараты, но и имеешь диплом психолога! У тебя все шансы пройти отбор! Ты должна за нас двоих совершить это историческое путешествие. Жаль я всего лишь дизайнер внешности». Это она так обзывает свою профессию стилиста. Да, я пилот одноместного шаттла, переправляла грузы с Земли к поясу астероидов (именно там сейчас ведётся самая активная добыча ресурсов). Да, в своё время родители уговорили получить диплом психолога, мол, лишним не будет. Да, как и все пилоты, которые совершают перелёты за пределы орбиты Земли, я прошла курсы военной подготовки и выживания, но всерьёз не верила, что кто-то обратит внимание на мою заявку, а потому поддалась уговорам подруги и отправила анкету.

Через месяц, когда я уже забыла о том, что отправляла заявку, мне пришло официальное письмо с приказом явиться в пункт сбора участников экспедиции, откуда мы будем дальше переправлены в лагерь для подготовки. Боже, как же тогда визжала Машка! Она прыгала от радости, размахивая бумагой (да, да, у нас до сих пор в ходу бумажный документооборот, жуть, правда?) и вопила, что мы сделали их. Кого «их» я от неё так и не добилась. Меня же охватили паника, я ведь всерьёз не рассчитывала, что меня выберут. Уже хотела написать отказ, но подруга сделала страшную моську и замогильным голосом (как она любила пугать в детстве) толкнула речь, что Вселенная мне этого не простит. (Ага, именно поэтому я сейчас чёрте где, прикована к алтарю в ожидании неизвестности). Видя мои колебания, она подключила к уговорам моих родителей, своих и всех наших знакомых. В итоге я сдалась и отправилась в лагерь для подготовки. Нас полгода гоняли на физических тренировках, вкладывали в нас знания, которые, по мнению руководителей экспедиции, нам могли пригодиться, а по завершению курса отправили на сдачу тестов и экзаменов. Честно говоря, я думала, что не справлюсь, но результат меня порадовал. Все зачеты мною были сданы. Я прошла все проверки и была зачислена в штат команды.

Полёт длился три года. Три утомительных года в закрытом пространстве с одними и теми же людьми. Нарастающее напряжение и взрыв эйфории, когда мы вышли на орбиту планеты. Сначала мы наблюдали за планетой из космоса. Спустили несколько зондов для наблюдения и взятия проб воздуха. Состав атмосферы был близок к земному, что очень нас обрадовало. Правда, содержание кислорода приближалось к отметке 24%, а это много для нас. Дышать не передышать, смеялся наш микробиолог.

Но задачей экспедиции в первую очередь было установление контакта с разумной цивилизацией, а исследование планеты уже потом. Именно поэтому основные наблюдения были сосредоточены на тех двенадцати городах. Нет, это, конечно, были не единственные поселения на планеты, но они явно были главными центрами. Что странно, они все были построены по одному шаблону: двенадцать широких проспектов, тянущихся к центральной площади, делили город на соответственно двенадцать районов (фетиш у них, что ли на число 12?). На каждой площади возвышалось сооружение, чем-то напоминающее наши портики у древних греков. В центре постамент (тут меня пробрала дрожь, а ведь то, к чему меня приковали, очень по ощущениям напоминает тот же постамент, только в миниатюре!). Несмотря, на то, что города по сути своей были построены одинаково (что, как утверждал наш антрополог, говорит о единстве местной цивилизации) строения на центральных площадях все же различались. Общим у них было только одно – постамент в центре.

Что можно было сказать о существах их построивших? Ну, они, несомненно, были прямоходящие и антропоморфные. В большинстве своем светлокожие. Одно можно утверждать точно, здесь нет чернокожих существ и у них нет волос на голове. По снимкам и видео, сделанным с орбиты, сложно сказать, что именно у них на голове, далековато, но точно не волосы. В одежде они предпочитали свободный крой и светлые пастельные тона. Единственные яркие пятна в их облике – цветные вставки на руках.

Их уклад, по нашим наблюдениям, напоминал конец нашего ХIХ века. Газовые фонари, мощеные улицы с узкими тротуарами. Но вот что странно: нигде не наблюдалось никаких машин! Не видно было и фабрик с заводами. Нигде не чадили трубы, выбрасывая дым в воздух. Зачем же им тогда такие широкие проспекты к центру города? Ведь передвигаются они в основном либо пешком, либо на велосипедах! Да, самые обыкновенные велосипеды: два колеса, цепь, руль и седло (ну, если судить по тем снимкам, издалека именно так и выглядит). Майк, наш хохмач микробиолог, долго веселился, иронизируя на тему сложности изобретения велосипеда. На общем собрании пришли к выводу, что сложных механизмов у них, скорее всего, нет. И было решено сделать первую пробную высадку для сбора информации на местности. Почему выбрали меня? Как пошутил Майк: «Ты лучше других сливаешься с обстановкой». Моей задачей было высадиться на холме вблизи одного из городов и провести сбор данных, но в контакт не входить. Рассчитали время и траекторию посадки (чтоб местные не заметили), и я отправилась на задание. Спуск прошел успешно. Я приземлилась в заданной точке. Покинула пилотируемую капсулу. Включила маскировочный режим. Проверила ещё раз состав воздуха, уверилась в пригодности для дыхания. И допустила самую большую ошибку в своей жизни – сняла шлем защитного костюма! Удар был сильным, практически сразу померкло сознание, но одно было точно: меня ждали! Нет, не заметили мой спуск, а уже поджидали на месте до моего приземления.

От воспоминаний меня отвлекли шаги. О, про меня вспомнили! В пещеру вошли восемь существ в светлых просторных одеждах, напоминающих тоги, с лентами разных оттенков красного на руках (предположение антрополога, о цветовом распределении по кастам явно имеет место быть, те самые яркие пятна оказались лентами). Те, что несли фонари, выглядели помоложе, и ленты на их руках имели менее насыщенные оттенки, чем у старших.

Света стало больше, и теперь я могу рассмотреть существ вблизи. Они очень похожи на нас. Плоские лица, они переговариваются очень тихо, но заметна практически отсутствующая мимика, как будто у них совсем нет мимических мышц. Зато голова у них вместо волос покрыта подвижными чешуйками. Как у панголинов! Они шевелятся при разговоре и издают разные звуки, стрекот или пощёлкивания, окрашивая их речь эмоциями! Вот так компенсация, наши биологи будут в восторге.

- Мы пришли с миром! – обратилась я к самому взрослому панголину. Да, буду называть их так, им подходит, - Я не опасна.

Но меня проигнорировали. Я закашлялась, в горле першило. Старший, с ярко-красной лентой, отдал какой-то приказ и в меня тут же влили нечто сладко пахнущее, но терпкое на вкус. Стало легче. Попытки установить контакт провалились. Аборигены не обращали на мои потуги поговорить с ними никакого внимания. Зато обработали мою разбитую голову, ещё раз напоили странной водой и ушли. Забрав с собой фонари.

- Эй! Вы меня, что решили тут бросить? – прокричала я в пустоту.

Тишина была мне ответом. Что же им от меня надо? Меня даже не обыскали. Не забрали ни поясной сумки, ни коммуникатора. Господи, надеюсь я не умру, от того, чем они меня напоили. А когда я не выйду на связь через 72 часа (интересно, сколько из них уже прошло?), сюда отправят спасательную команду. Дотянуть бы.

В пещере вдруг стало светлее. Совсем немного. Я повернула голову к источнику света и моему взору предстал небольшой золотистый шарик. Он слегка подрагивал и парил в воздухе. Постепенно его очертания начали меняться, и шарик стал превращаться в… человека?! Господи, чем они меня напоили? У меня, похоже, начались галлюцинации. Тем временем в пещере уже стоял человек: юноша с золотыми кудрями и серыми глазами. В простых штанах и рубашке белого цвета. На рукаве что-то вышито, но под этим углом мне не видно. Он казался бы обычным человеком, если бы не едва заметное золотистое свечение вокруг его фигуры. Нет, у меня точно галлюцинации! Иначе, почему золотой мальчик светится?

- О, тебя уже поймали, - вместо приветствия сказал незнакомец. Он подошел ближе, и теперь я смогла увидеть, что у него на рукаве вышиты лук и лира.

Вместо просьб о помощи, от удивления я смогла выдавить только:

- Ты кто?

- Можешь звать меня Феб.

- Да зачем мне твоё имя? Ты кто такой? Ты знаешь, что ты светишься? Слушай, помоги мне, а?

Он молча смотрел на меня. И улыбался. Он очень красиво улыбается! У него идеальное лицо то, что называют золотым сечением. Да он весь кажется идеальным! Я помотала головой, о чём я только думаю?! Гость склонил голову набок и хмыкнул.

- Давай я расскажу тебе сказку…

- Погоди, ты говоришь на нашем языке? – до меня только сейчас дошло, что в отличие от панголинов я его понимаю. Мы говорим на одном языке!

- М, говорю? Не совсем так, я обращаюсь напрямую к твоему подсознанию, а на каком языке ты говоришь, в этом случае не имеет значения. Но глаза твои видят, как я шевелю губами, да. Так вам легче воспринимать это, - он неопределенно повел рукой в воздухе.

- Ты можешь меня освободить?

- Нет.

- Ну почему?!

Он вздохнул и прищурился:

- Я все-таки расскажу тебе сказку.

Давным-давно, в далёкой-далёкой галактике (он широко улыбнулся, видимо это была шутка, но я не поняла, не дождавшись от меня реакции, Феб вздохнул и продолжил) на планете возле одной из далеких звёзд зародилась жизнь. Она, жизнь, развивалась, становилась сложнее, пока не стала разумной. Эта разумная жизнь называла свою звезду Теос, а себя эти существа именовали теоситами (он начертил в воздухе θεός). Они познавали мир вокруг себя: приручили огонь, изобрели колесо. Научились строить из камня, обрабатывать добытые руды. Постепенно, шаг за шагом они становились лучше, их достижения сложнее: ирригация полей, несложная механизация труда. Следующим их шагом было приручение электричества и переход к сложным механизмам и автоматизациям процессов. Они познали тайну атома и генов. Теперь им было мало изучать только свой мир, и они обратили свой взор в космос. Первые пробные полеты и изучение их системы. Они убедились, что у их звезды они единственные дети. Им стало тесно, и они отправились на поиски других, таких же, как они. Но их постигло разочарование. Хоть во Вселенной и была жизнь, но она была примитивна на их взгляд. Они не встретили нигде больше разумных существ. Рано, они повзрослели слишком рано. И потому они вернулись домой. Ждать, ждать, когда во вселенной подрастет жизнь. Но ожидание могло затянуться, и перед ними встал вопрос дальнейшего существования. Они видели два пути развития: перенесение сознания в машину (он опять начертил в воздухе знаки: ἀπὸ μηχανῆς θεός) или эволюционное развитие в энергетическую форму жизни (над его ладонью появилось: αἰθήρ, наверно, он считает, что я понимаю значение этих знаков?). Сообщество раскололось пополам. Началась война. В итоге выжила небольшая горстка сторонников эфирной жизни (тут он замолчал и хмурился какое то время). Теос погибла. Теоситы остались без планеты. Без материальных тел. С тех пор вся Вселенная стала их домом.

Они были вынуждены приспосабливаться к новому образу жизни. Но были и плюсы – практически мгновенные перемещения между звёздами, огромный объём знаний с идеальной памятью и возможность наблюдать за тем, как развивается жизнь в других уголках их нового бесконечного дома. Они так и продолжают путешествовать по Вселенной, направляя и корректируя развитие младших.

Неожиданно послышались шаги. Я вздрогнула и глянула на странного гостя, но он кажется совсем спокойным. Появился один из младших панголинов. Он подошел ко мне, совершенно не обращая внимания на Феба, и дал напиться опять этой странной воды. Феб широко улыбнулся.

- Да, ты совершенно права. Он меня не видит. Я могу и так. Показываться только избранным, - тем временем панголин ушел.

- Но как?

- Видимые и невидимые глазу спектры. Изменяю свою структуру. Хотя какая разница, как? Материальным существам это недоступно. Тебе это знание ни к чему. Рано вам знать такие вещи. Им, - он махнул рукой в сторону, куда ушел абориген, - тем более знать этого не нужно.

- Не тебе решать!

Он запрокинул голову и пещеру залил звонкий смех.

- Ты смешная. И вкусная, когда злишься, - он шумно втянул носом воздух.

- Чего?

Феб не ответил. Возле него застыл маленький шарик. Он в него всматривался, потом сжал его и шарик исчез.

- Извини, но я вынужден покинуть тебя на некоторое время. Тут недалеко на одной из планет жители разгадали секрет атома, - говоря, он раскрыл прямо в воздухе звездную карту Вселенной, - надо бы их навестить. Подсказать, что это можно использовать не только в мирных целях. Не скучай.

И растворился в воздухе. На том месте, где он только что стоял, осталась легкая светящаяся взвесь.

- Стой!

Этот гад даже не обернулся! Он что, только что сказал, что отправился рассказать кому-то о ядерном оружии? Серьёзно? Да кем он себя возомнил? Как он там сказал, направляя и корректируя? Нас они тоже корректировали? Я всё больше злилась, даже забылось, где я и в каком положении. Как же! Мы сами всего добились. Или не сами? Коварная мысль закралась в голову и нашёптывала, что при возможностях этого Феба это может быть не так уж и далеко от истины? Нет, нет, нет. Мне сейчас надо думать о другом! Вот выберусь и тогда обдумаю всю эту «сказку».

Феб вернулся так же внезапно, как и ушёл. Стало чуть светлей и оп, возле меня уже стоит златокудрый юноша. Он выглядит довольным.

- Ты себя возомнил богом?

- Почему возомнил? Вы сами стали нас так называть, девочка. Двенадцать из нас, когда предстали перед вами, назвались как θεός. Вы же дали слову свой смысл, в принципе, как и многим другим словам, которым мы пытались вас научить. Да, наверно, мы тогда ошиблись. Так в чём ты меня упрекаешь?

- В чём? Ты действительно не понимаешь? Ты считаешь, что вправе указывать, как развиваться другим?

- Мы не указываем. Напрямую не указываем. Знаешь, вы земляне, всегда были самыми своенравными. Мы даже на какой-то момент упустили вас из виду, а вы тут же выползли за пределы своей системы. Теперь придётся загонять вас обратно.

Я пораженно на него уставилась. В его голосе слышится непреклонность. И в голове сама собой всплыла его первая фраза: «О, тебя уже поймали». Уже! Тут мне действительно стало страшно!

- Это ты меня сдал панголинам?

- Панголинам? Хм, забавно, а им действительно подходит. Милые зверьки с вашей планеты, насколько я помню, - Феб поморщился. – Твой страх горчит.

- Я не понимаю. Что тебе нужно? Зачем тебе все эти манипуляции?

- Ты меня плохо слушала? Я же тебе рассказал, что мы стали энергетическими живыми существами. Ключевое слово живыми. Что отличает живое от неживого? Движение, питание размножение. Это ведь основы. Да, размножаться мы теперь не можем, но нам всё также нужно питаться. Ты ведь умная девочка, ведь так?

Да, кажется, я начинаю понимать, к чему он клонит. Они питаются нами. Нашими эмоциями, нашей энергией. Мы сами возвели их в ранг богов. Сидим у себя на планетах как в загонах и молимся им и тем самым кормим. А ещё убиваем во имя их. Значит, меня принесут ему в жертву?

Вернулись панголины с красными лентами и начали приготовления. Они зажгли свечи и расставили их под рисунками на стенах. Главный среди них запел, а чешуйки на его голове застрекотали в такт пения.

- Вы не имеете права! Я тебе не корм! – я дёргалась и извивалась, но без толку.

Цепи держат крепко. А этот светящийся гад улыбается. Ему явно нравится происходящее.

- Да, это я тебя им сдал. Я пришел во сне к нему, - он указал на старшего из панголинов, - и рассказал о великой опасности, что спустится с неба. Указал место, где ты приземлишься. И за твою поимку его ждёт награда. Пожалуй, им пора узнать, что такое двигатель.

Пение главного жреца набирало обороты. В неровном свете свечей блеснула сталь. Панголин занес нож.

- Вы паразиты! Банальные паразиты! – кричала я Фебу. – За мной придут! Меня будут искать!

Боль! Резкая боль разорвала грудь. В горле клокотала кровь. Я многое ещё хотела крикнуть, но не получалось. Жизнь утекала. А он стоял и улыбался. Улыбался своим красивым лицом и собирал у себя на ладони тонкие светящиеся струйки, что тянулись от меня в его сторону. «Опять темнота» была моя последняя мысль…

Жрецы ушли. Пещера вновь погрузилась в полумрак. Феб подошел к затихшему телу. Он аккуратно провел рукой по волосам девушки, оставляя легкий светящийся след на её волосах. Завтра жрецы примут это за знак богов, что жертва принята.

- Нет, девочка, - почти ласково, прошептал он, - тебя не станут искать. Сейчас твоя капсула возвращается на корабль. Внутри неё сюрприз для команды, да и человечества в целом. Через сутки погибнет вся ваша команда, а корабль получит приказ возвращаться на Землю. Сюрприз заснёт. Но он обязательно проснётся, когда ваша экспедиция вернется домой и пройдёт карантин. Новая чума, так окрестят болезнь, убьёт три четверти человечества. Это отбросит вас далеко назад. Когда-нибудь, очень-очень нескоро придёт время нам уйти, и тогда, я уверен, именно вы займете наше место. Но, пока ещё рано. Слишком рано.

В его глазах не было радости или торжества, только тихая грусть. Феб превратился обратно в светящийся шарик, слился с тем шариком, который держал в руке и покинул планету. Пещера окончательно погрузилась во тьму.

-1
21:03
329
07:03
Не впечатлило.
Много нелепых отсылок к 21-му веку. А это предложение вообще покоробило:
да, да, у нас до сих пор в ходу бумажный документооборот, жуть, правда?

Неужели нет каких-то автоматических датчиков слежения за членами экипажа, никого из команды не напрягло исчезновение ГГ?
Зачем ждать 72 часа?
«Сказка» вписана в историю грубо. И совсем непонятно зачем Фебу это рассказывать вообще, да и появляться там тоже.

И ещё кое-что. Кто записал историю? Учитывая финал, не совсем понятно.
09:02 (отредактировано)
Люблю темы про бога, богов, дьяволов и иже с ними.
Автор написала(л) живо, с юмором. Если убрать из текста канцеляризмы и заменить просторечное слово «мол» на «дескать» — произведение будет выглядеть еще лучше. Но возник ряд вопросов, тем более, что в теге написано «фантастика», а не «фэнтези».
Автор, зачем бОльшую часть рассказа писать от первого лица, если героиня в итоге погибает?
И зачем именно ее спустили на поверхность планеты? В экспедиции были военные, химики, биологи, лингвисты и т.д. ГГ — психолог. Устанавливать контакт ей запретили. Что ГГ делать на поверхности планеты? Тестировать методом Роршаха булыжники и овраги? Ах, разведать обстановку? Ну да. Куда еще психолога деть? Короче — начальник либо кретин, либо любовник ГГ и она ему сильно надоела за три года полета.
А вот со смертью героини неувязка. Боги питаются человеческими эмоциями. Зачем Аполлону убивать ГГ сразу, тем более, что она «вкусная». Видимо, вкуснее аборигенов. Проще стегать ГГ разрядами по разным частям тела, или лупить энергетической лирой по голове. Нескончаемый поток эмоций! Корми да лупи. Кушай «вкуснятину» долго.
Получается, что Феб не бог, а идиот. Вкусную героиню слопал в один присест, а корабль с целым складом такой же вкусноты превратил в склеп. Ну, раз Аполлон с античных времен поглупел, пусть теперь питается аборигенами-панголинами.
В целом, рассказ написан более-менее нормально. Читать можно, выключив логику. Если бы я его судил, поставил бы 6-7 баллов. Успехов автору!
03:22
Все очень просто и не совсем грамотно построено.
20:31
(Тяжёлый вздох).
22:49
+2
Еще раз здравствуйте, автор.
Я конструктивно подойду к критике, потому что вас тут и так отпинали ногами, как я увидела.
1. «Все смешалось: кони, люди»: я понимаю, что вы хотели сделать рассказ более интересным и захватывающим, возможно, даже и на злобу дня, но получилась очень неудобоваримая смесь: здесь и космическая НФ, и мифы Др Греции, и языческие жертвоприношения, и наконец — чума/пандемия. Логично, складно и плавно переплести одно с другим, без чужеродного выпячивания и неуместности, может только человек с хорошим писательским мастерством и большим опытом. Я, вы, почти все здесь — этого не сможем. И не в объеме до 40 тыс. зн.
Простая идея всегда находит отклик и понимание среди большинство читателей. Вы могли обыграть каждую из этих идей в отдельности, ну или хотя бы связав две — от силы. В принципе, у вас все шло по рассказу не так уж и плохо до появления Феба. Можно было обыграть, например, что панголины — это параллельная человечеству цивилизация, немного отличная от нас, но развивающаяся по тому же вектору, в момент прибытия ГГ находящаяся на стадии соответствующих земным древних цивилизаций, но у них бог — жив! Но самого бога не показывать, лишь обозначать его присутствие, волю, указав на его кровожадность. То есть наша цивилизация — верит в бога, а их — знает, что он есть. Это ведь разные вещи, и как-то развить эту мысль. Возможно к эксперименту бога — мы -только вера в бога, другая цивилизация — знание о боге, и к чему это вот приведет нашу героиню. И название отлично бы соответствовало.
2. Героиня: ее внутренний монолог и мысли очень уж сумбурны, нелогичны и неадекватны для человека, попавшего в беду (раз уж она прикована) — вообще не время предаваться воспоминаниям и внутреннему самоинтервьюированию. Воспоминания вкраплять постепенно — в привязке к чему-то, по моему мнению, а не таким пластом. Монолог нужно избавить от да/нет/не знаю.
«Где я? К чему? И всё же, где я? И что теперь? Так, без паники! Стоп, дыши! Вдох-выдох. Вдох-выдох. Истерика мне сейчас ни к чему. Зачем я вообще полезла в эту экспедицию? „- вот от такого надо избавляться.
И еще почистить язык героини: я понимаю, вы хотели показать ее своей в доску, сделать ближе к читателю, проще, но она все-таки космонавт- участник научно-исследовательской экспедиции, а не гопница из местной прикентовки. Больше интеллекта, поменьше глупых вопросов, побольше здравых мыслей, особенно, касающихся попытки разрешить патовую ситуацию, в которой она оказалась.
3. Язык, грамотность, пунктуация — проверка-перепроверка, не надо пошлятских клише типа далекой галактики, постоянных уточнений-подтверждений ( у вас в этом весь рассказ), типа
Пещера, да теперь я вижу — это пещера.

Да, я пилот одноместного шаттла, переправляла грузы с Земли к поясу астероидов (именно там сейчас ведётся самая активная добыча ресурсов). Да, в своё время родители уговорили получить диплом психолога, мол, лишним не будет. Да, как и все пилоты, которые

Ну и, она у вас — главная героиня, но только лежит на алтаре и болтает — в чем ее смысл ее присутствия в рассказе? Если вы хотели через нее показать замысел бога(ов), то это должен быть глубокий сильный диалог, как Жанны дАрк с дьяволом, например. Она все-таки с богом разговаривает. Бог мог бы ее искушать, подкупать, убить и воскресить, наносить раны и исцелять — демонстрировать ей свою силу и власть. Это было бы интересней — противостояние человека и древнего бога.
Не согласна с теми, что убить героиню нельзя было, я как раз считаю, что можно и это логично — для богов мы песчинки, но после чего-то — после противостояния. После моральной победы героини над собой, над своей человеческой сущностью, над предубеждениями, страхами — тогда присутствие “лежащей» и бездействующей героини оправдано. И сцена беседы с невидимым, но демонстрирующим свою силу богом, стала бы кульминацией. А так у вас кульминация получилась слабой. Но это мое мнение — я вам не навязываю, просто — как бы я поправила ваш рассказ. И способ убийства — пожирание (согласно названию). Его нужно было описать и обыграть как-то — не просто жрец воткнул нож в грудь. Уместно было бы пожирание по частям — как способа сломать героиню. и концовка перед смертью — можно было улыбнуться назло врагам, мол, кто кого, а «не уходить безропотно во тьму».
4. Присутствие заключительный абзаца тоже вполне возможно — вот ничего ужасного в этом нет. Но конечно не про чуму.
Если исправить, переписать, отбросить лишнее, то очень даже на уровне был бы. Название интересное. Идея (космос-бог) -тоже.

Мясной цех

Достойные внимания